Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка


Вторая попытка

Сообщений 421 страница 430 из 432

421

Вячик написал(а):

А если учесть, что в обозримом будущем ожидается вступление в строй новых эсминцев, которых только на Балтике достраивается около двух десятков, лёгких крейсеров и линейных типа «Измаил», то главной проблемой я считаю экипажи, экипажи, которым к тому же придётся иметь дело с не совсем привычной материальной частью.

ПМСМ повтор.
И ещё, кроме "Измаилов", достраивается "Николай Первый" на Чёрном море, а это тоже под тысячу экипажа.

+1

422

Вячик написал(а):

Разумеется, иначе я бы и не начинал разговора на эту тему. Итак, я предлагаю вывести из состава Балтийского флота в самое ближайшее время почти все эсминцы и миноносцы старше «Новика», все крейсера кроме «Рюрика», все корабли учебно-артиллерийского отряда и прочую старую рухлядь…

Возможно бегу впереди паровоза, но ведь про Северные морской путь и флот, Колчаку высказаться на роду написано, а тут такая возможность.

Отредактировано Николай 1 (03-03-2019 13:48:56)

+1

423

А Куроша разве не Николаем Парфёнычем звали? Или у Новикова-Прибоя не тот Курош (который не дурак был водкивыпить)?

0

424

- Как нам вообще содержать на Балтике весь этот «Флот открытого моря»? И зачем? – не выдержал и прервал своего коллегу Канин. – Извините, Александр Васильевич! Но ведь действительно у нас больше нет здесь реального противника…
- Вы совершенно правы, Василий Александрович, - (Колчак только сейчас сообразил, что их с Каниным имена-отчества являются «зеркальным отражением» и внутренне повеселился от осознания этого факта). – Такое количество дредноутов на Балтийском море для нас совершенно излишне. Но на Чёрное излишек не пошлёшь – Турция не пропустит через проливы. Остаётся Тихий океан, куда я предлагаю отправить и все «трофеи», и строящиеся линейные крейсера. Плюс «Адмирала Невельского» и «Муравьёва-Амурского» разумеется. И с десяток новых эсминцев. «Флот Открытого Моря» во Владивостоке будет вполне уместен.
- Не согласен, - подал голос Курош. – Во-первых, содержать на Дальнем Востоке такие значительные силы будет невозможно: ниточка Транссибирской магистрали неспособна обеспечить такую огромную эскадру даже углем. А ведь она должна не только Тихоокеанский флот обслуживать. Во-вторых, Япония расценит такой шаг как крайне недружественный, как попытку реванша…
- А вот тут я с вами не соглашусь, - встрял Эссен. – Японцы сколько угодно могут инсинуировать на эту тему, но их никто не поддержит. Россия имеет право держать свои корабли в любом количестве и в любых своих портах. Мы же не возмущаемся по поводу того, что японцы строят дредноуты. Причём, надо сказать, очень даже неплохие. Россия же не воспринимает данный факт как агрессивную позицию в свой адрес. Вот со снабжением и содержанием такой эскадры во Владивостоке действительно проблемы есть. И дело даже не в возможностях Транссиба – во Владивостоке всего один док, и тот не способен принимать для ремонта дредноуты… Поддерживаю мнение Александра Васильевича о продаже броненосцев, а вырученные деньги предлагаю направить на модернизацию нашей восточной базы флота… Иван Константинович, ну вы же сами помните на сколько затянулся ремонт вашего подорванного «Цесаревича» в Артуре из-за отсутствия там нормального дока.
- Прекрасно помню, - поморщился Григорович. – Материли мы тогда с Щенсновичем* Морское министерство чуть ли не ежедневно. Согласен с вами, Николай Оттович, но для начала нужно, чтобы наши броненосцы купили.
- Думаю, что соответствующие средства нужно выбивать из Министерства финансов уже сейчас, обещая вернуть их в бюджет после продажи кораблей.
- Барк** – хитрая лиса, - усмехнулся министр, - Денег «в долг» у него сейчас чёрта с два выпросишь, найдёт с десяток причин не дать и в обычное время, а уж после войны – тем более.
- Так будьте щедрым на обещания, Иван Константинович, - весело поддержал Эссена Русин, - Мне идея Николая Оттовича нравится. Да и не держать же в самом деле на Балтике пятнадцать дредноутов не имея реального противника. К тому же, мы вроде бы уже решили выводить из состава флота уйму кораблей. Только стоимость металла, из которого они изготовлены, уже удовлетворит аппетиты министра финансов.
- Спасибо за аргумент, Александр Иванович, использую при общении с Барком. Помнится ещё до русско-японской фирма «Крамп и сыновья» предлагала построить во Владивостоке судоремонтный завод под ключ. Думаю, что они не откажутся от этого предложения и сейчас.
- Разрешите, господа? – поднялся со своего места Колчак.
- Слушаем вас, Александр Васильевич, - приветливо кивнул Григорович. – Только присядьте.
- Благодарю. Так вот: если уж зашла речь о «Флоте открытого моря», то хочу напомнить, что у России есть не только Тихий океан…
Морской министр и Эссен, улыбнувшись, подмигнули друг другу.
- …Я хочу обратить внимание на флотилию Северного океана, - продолжал начальник Минной дивизии Балтфлота. - Да, там пока большие проблемы с базами, но этот театр необходимо осваивать на перспективу. Нужно строить туда железную дорогу, оборудовать порты. В первую очередь я имею в виду Романов на Мурмане - хвала Гольфстриму порт незамерзающий. Я понимаю, что это вопрос не очень близкого будущего, но северные порты России необходимы, значит, необходима и их защита. Предлагаю часть кораблей предназначенных к выведению из состава флота направить в Северный океан. Воевать им пока не придётся, а вот осваивать акваторию необходимо уже сейчас. Прошу обдумать моё предложение.
- Ну что же, - хитро посмотрел на контр-адмирала Григорович, - мы с Николаем Оттовичем тоже это обсуждали. И он любезно согласился отпустить вас на север. Если вы не возражаете, конечно. Лучшей кандидатуры для командования Флотом Северного океана я не представляю – вы же известный полярник. Согласны?
- Так точно, ваше превосходительство, - Колчака прямо подбросило с кресла. – Приложу все силы для пользы Отечества!
При этом в голове проносилось, что это, конечно, не командование «курортным» Черноморским флотом как было в «прошлой жизни», что второй орёл на погоны в ближайшем времени не ожидается, что семью придётся оставить в Петрограде, но при всём при этом, о такой должности он даже не мечтал.
- Предварительно в состав Северного флота, - продолжил министр, - войдут «Аскольд», «Жемчуг», дивизион «новиков», два дивизиона «добровольцев» и с десяток тральщиков. Несколько посыльных судов, три-четыре подводные лодки и один из трофейных лёгких крейсеров по вашему выбору. Достаточно для начала?
- Вполне, - обозначил полупоклон Колчак. – Но в дальнейшем я попрошу больше.
- Как только будут готовы порты, получите всё что угодно. Вплоть до «Измаилов», - пообещал Григорович. – Уверен, что в ближайшее время государь подпишет приказ о вашем назначении.

• Щенснович Эдуард Николаевич – командир броненосца «Ретвизан» так же как «Цесаревич» получившего минную пробоину во время атаки японцами внешнего рейда Порт-Артура в первую же ночь Русско-японской войны.
• Барк Пётр Львович – министр финансов Российской империи того времени.

+7

425

Вячик написал(а):

- Ну что же, - хитро посмотрел на контр-адмирала Григорович, - мы с Николаем Оттовичем тоже это обсуждали. И он любезно согласился отпустить вас на север. Если вы не возражаете, конечно. Лучшей кандидатуры для командования Флотом Северного океана я не представляю – вы же известный полярник. Согласны?

Север

+1

426

Глава 21 Здравствуй, Арктика!

До своей кронштадтской квартиры Колчак добрался уже поздно вечером, дети уже спали, но Софья встретила мужа, со счастливым всхлипом повиснув у него на шее.
- Ты надолго, Сань?
- На целую неделю, родная. Да и потом наведываться буду почаще. А ты теперь вполне можешь стать женой командующего флотом…
- Что с Эссеном? – отпрянула супруга.
- Всё в порядке с Николаем Оттовичем, - широко улыбнулся Колчак. – Мне предложили должность командующего флотом Северного океана. Я согласился. Надеюсь, что государь утвердит назначение.
- Что же тебя всё время тянет к этим льдам, неугомонный? – лицо Софьи Фёдоровны отнюдь не выражало восторга. – Не хватило прошлых экспедиций? Даже нашу свадьбу из-за последней откладывали…
- Зато теперь имеется «Остров Софьи» и «Мыс Софьи»*. Чем не подарок был к свадьбе?
- Роскошный подарок, роскошный, - всё-таки рассмеялась адмиральша. – Увековечил моё имя на карте. Весьма признательна. Теперь-то чего тебя за Полярный круг снова влечёт? Там же тундра сплошная. Ты о детях подумал?
- Разумеется подумал. И о детях, и о тебе. Вы остаётесь здесь, - и, прежде чем супруга начала возмущаться Александр немедленно перевёл разговор на другую тему. – Сонечка, перекусить что-нибудь найдётся?
- Ты голодный?
- Был бы сыт, не спрашивал.
- Горячего нет, сейчас приготовлю чай и бутерброды. Только ты мне зубы не заговаривай!
- Да не заговариваю, - это вопрос решённый. Нам самим в первое время придётся жить на кораблях, а вы где будете?
- Понятно, тем более, что учиться детям там тоже будет негде…
Софья Фёдоровна удалилась на кухню, и через десять минут Колчак уже уплетал за обе щёки яичницу с беконом, которую жена всё-таки решила приготовить вместо просто сухомятки, а потом прихлёбывал чай цвета марочного коньяка с марочным же коньяком, лимоном и вприкуску с канапе с икрой.
- И снова не будем видеться месяцами? – адмиральша невесело смотрела на мужа. – Саня, я так устала ждать и бояться…
- Солнышко, ну я же не в полярную экспедицию уезжаю. Пешком по льдам за сотни вёрст ходить не собираюсь. Так что бояться тебе нечего. А ждать… Ты же жена моряка, все вы ждёте нас всю жизнь, за что вас и любим.
- Только за это? – шутливо вскинулась Софья.
- Разумеется не только, - Колчак махнул последнюю стопку и обнял супругу. – Я сыт, но спать пока ещё не хочу…

***

Нельзя сказать, что неделя пролетела незаметно. Очень приятно прошла неделя в общении с женой и детьми, совместными прогулками, неизменной лодочной прогулкой по настоятельному требованию Ростислава, семейным походом по грибы. Дважды Колчаки мужского пола отправлялись на ужение рыбы с лодочного пирса, и оба раза пойманных плотвичек, окуньков, ершей и мелких подлещиков вполне хватало для семейной ухи…
Но, не смотря на «тепло родного очага», не смотря на огромное удовольствие от общения с самыми родными и близкими людьми, мысли Александра Васильевича обитали уже где-то в будущем. Мысли про состав нового флота, про состав штаба, про то, что из тех офицеров, которых он хотел бы забрать с собой на Ледовитый океан далеко не все воспримут его приглашение с восторгом. Трудностей ожидалось немало. И, в первую очередь, трудности с личным составом. Поэтому было необходимо поставить вопрос ребром по поводу ускоренного чинопроизводства для офицеров и повышенного денежного, и не только денежного содержания для нижних чинов. И не только для нижних…
Утвердив назначение Колчака, самодержец всероссийский, естественно, принял контр-адмирала, чтобы напутствовать по поводу новой должности.
- Здравствуйте, Александр Васильевич, - приветливо улыбнулся Николай.
- Здравия желаю вашему Императорскому величеству, - вытянулся перед государем Колчак.
- Присаживайтесь, адмирал, - пригласил царь, указав на кресло.
- Благодарю, ваше величество.
- Это я вас благодарю, Александр Васильевич, за то, что согласились принять столь «неудобную», но так необходимую Отечеству должность, - император даже слегка склонил голову перед моряком. – Не  беспокойтесь, мы прекрасно понимаем, как важен для России флот Северного Ледовитого океана. Должность его командующего будет вице-адмиральской. С коим чином вас и поздравляю!
- Покорнейше благодарю, ваше императорское величество! – Александра просто подбросило с кресла, в котором он сидел.
- Сядьте, сядьте, - улыбнулся царь «Великой и Малой и Белой, и проч, и проч, и проч». – Это я вас благодарю. Вы согласились переехать из Петрограда за Полярный Круг, чтобы служить Родине и мне. Я знаю, что вы полярник, учёный-исследователь, но на этот раз придётся заниматься на Севере другим.
- Прекрасно понимаю, ваше величество. Понимаю, что иметь мощный флот в Ледовитом океане, это возможность… - Колчак замялся, - Возможность воздействовать этим флотом на политику любой европейской страны. Кроме Англии, пожалуй.
- Вы меня правильно поняли, Александр Васильевич. Но, в перспективе, я думаю, та же самая Великобритания будет считаться с наличием у нас такого флота.
- Но нужно вложить невообразимое количество средств, чтобы создать порты, ремонтную базу для кораблей, жильё для людей, которые будут их обслуживать…
- Несомненно. Несомненно, всё произойдёт не завтра. Но начинать ведь когда-нибудь надо? Вот вы и начинайте!
- Приложу все силы, ваше величество!
- Не сомневаюсь, господин ВИЦЕ-АДМИРАЛ! – улыбнулся на прощание царь.

Легко сказать, сложнее сделать. У Колчака было время подумать уже в первую неделю «отпуска» с семьёй. В первую очередь о кораблях: Вместо «Баяна» он решил выпросить всё-таки океанские крейсера – «Громобой» и «Россию». «Аскольд» и «Жемчуг» пока проходили плановый ремонт в Тулоне, так что из больших бронепалубных лучше забрать с Балтики «Богатыря». Ну и из разрешённых к переводу на свой флот трофейных крейсеров он выбрал «Скобелева» («Висбаден» в прошлой жизни). Первый дивизион эсминцев удалось выцыганить у Эссена в полном составе: «Новик», «Победитель», «Забияка», «Гром» и «Орфей», благо, что новые эсминцы спрыгивали со стапелей один за другим, и Балтийскому флоту можно было не беспокоиться на предмет недостатка кораблей данного класса. Ещё с десяток старых дестройеров, пять трофейных подлодок, тральщики и посыльные суда… Даже творение покойного адмирала Макарова, ледокол «Ермак», командующий Балтфлотом отдал достаточно легко» «Вам нужнее…». Оставалось только довести всю эту армаду до места назначения.
Значительно хуже было с командами: очень немногие офицеры, даже при обещании двойного жалования, соглашались переселиться с хоть и слякотной Балтики за Полярный Круг. С мичманами было легче – романтики в России никогда не переведутся, а вот у лейтенантов и капитанов обоих рангов кроме всего прочего, зачастую, и семьи имелись. Но, хоть и со скрипом, решались и эти проблемы. Колчак набрал и командиров кораблей, и штаб. Немалой тому подмогой было распоряжение Григоровича положить офицерам Северного флота оклад в два с половиной раза больший, чем на Балтийском и Чёрном морях.

Казна, кстати, неожиданно пополнилась деньгами: Вновь образованная Польша захотела иметь ещё и военно-морской флот, поэтому охотно купила по бросовым ценам у России «Палладу», «Аврору» и с десяток эсминцев типа «Доброволец».   Неожиданно Греция изъявила желание иметь в своём флоте дредноут. Россия откликнулась на просьбу первой, цену запросила вполне божескую, и бывший «Тегетгоф» отправился в Средиземное море ходить под греческим флагом.
Черноморский флот тоже поучаствовал в «распродаже»: С одной стороны страны-победительницы Болгария и Румыния подразжились деньгами, с другой – их военно-морские силы выглядели жалко и ничтожно даже на фоне турецких. А проводить в Чёрное море боевые корабли, которые можно было бы купить в Англии, Франции, Италии и так далее через Дарданеллы и Босфор та же самая Турция не позволит. Так что либо довольствуйся тем, что имеешь, либо строй сам (а возможностей нет), либо купи у России то, что она предложит. А Россия вполне могла предложить: в состав Черноморского флота только что вошёл дредноут «Императрица Мария», в течение ближайших года-полутора ожидались ещё три современных линейных корабля, четыре лёгких крейсера, множество эсминцев типа «Беспокойный», подводные лодки… Так что Российская империя ничем не рискуя предложила бывшим союзникам по Мировой войне купить свои черноморские броненосцы, эсминцы типа «З» и «Ж» (которые в любом случае по своим характеристикам превосходили имеющиеся во флотах Румынии и Болгарии миноносцы в разах).
В результате болгары приобрели «Святого Пантелеймона» (бывший «Потёмкин»), три эсминца: «Заветный», «Завидный» и «Жаркий», румыны, у которых уже имелся бывший «Иоанн Златоуст», купили «Кагул» и пять эсминцев.
Мало того, даже Турция, которой англичане пообещали вернуть конфискованный по случаю войны «Эджинкорт», пожелала приобрести ещё и «Святого Евстафия», ибо турецкие команды уже намертво угробили механизмы бывших немецких «Торгут Рейса» и «Хайреддин-Барбароссы». Как говорится: «С нашим удовольствием!».
Так что теперь Григорович с полным основанием имел право требовать у Барка денег на оборудование баз для флота во Владивостоке, в Архангельске и, в первую очередь, в Романове на Мурмане. Тому до жути не хотелось выделять морякам деньги из бюджета, но Морской министр весьма чётко обозначил бумагами «Вынь да положь!»: вот они деньги, перечисленные за купленные корабли, а вот деньги, необходимые для флота. Причём не только военно-морского. Романов на Мурмане один из немногих незамерзающих портов Империи, так что вклад в его развитие скажется сторицей для экономики России… Тем более, что в самом скором времени ожидается продажа ещё нескольких весьма недешёвых кораблей, и многих кораблей подешевле. Да и просто сдаваемые на металл – немалые деньги. Деньги, которые стоило потратить на развитее инфрастуктуры вновь рождающегося Мурманского порта, и Владивостока.
К чести Григоровича нужно отметить, что в общении с Барком Морской министр настоял на своём: Треть денег, полученных от приобретения трофеев – флоту, треть – армии, треть – государству. А деньги немалые. Так что «Вынь, да положь!».
Министр финансов как ни хотел «зажилить» свалившиеся в бюджет деньги, но вынужден был выделить Морскому министерству требуемое.

*Колчак во время своих полярных походов назвал остров и мыс именем своей невесты — Софьи Фёдоровны Омировой — дожидавшейся его в столице. Мыс Софьи сохранил своё название до нашего времени.

Первыми ушли в Романов на Мурмане эсминцы Особого полудивизиона. Именно их экипажам предстояло стать «квартирьерами» на новом месте базирования.
Колчак выходил с основными силами флота Северного Ледовитого океана через месяц. Флаг командующего полоскался на «Скобелеве», правда потом Колчак перенёс свой флаг на «Громобой» - салон там посолиднее был, да и штаб нужно где-то размещать. Первый дивизион во главе с «Новиком» тоже последовал к месту нового назначения. Самостоятельно же пошли к новому месту службы и подводные лодки: «Волк», «Львица» и «Акула». «Рыцари глубины» просто жребий тянули, кому служить на Севере – им оклад был положен четверной, а нижним чинам – пятерной, что нисколько не обидело господ офицеров. Вместе с субмаринами пошёл и их «отель» - плавбаза «Хабаровск».
В конце концов пора было перебираться за Полярный Круг и главным силам рождающегося Северного флота. Отгремели балы по этому поводу и крейсера, эсминцы, сторожевики и прочие транспорты стали выбирать якоря…
- Ограбили вы меня, Александр Васильевич, как есть ограбили, -  шепнул Эссен на прощальном банкете.
- Да перестаньте, Николай Оттович, - улыбнулся Колчак. – За исключением Первого дивизиона эсминцев я забрал у вас самое ненужное. То, что сегодня-завтра пошло бы на переплавку. А так – эти кораблики ещё послужат, и воспитают моряков-североморцев.
- Да это я так, бурчу по-стариковски, - усмехнулся в ответ адмирал. – Ладно, Александр Васильевич, мне пора, да и вам тоже. Помогай вам Бог!
Адмиралы пожали друг другу руки, церемонно отдали честь друг другу, и Эссен направился к трапу. Ещё пара минут и катер командующего Балтфлотом запрыгал по волнам рейда…
- Ну что, Александр Фёдорович, - повернулся Колчак к командиру «Громобоя». – Прикажите поднять: «Сняться с якоря все вдруг!».
- Есть, ваше превосходительство! – Титов со своим новым командующим давно уже были дружны и общались без официоза, но торжественность момента требовала соблюдения чинопочитания.
Корабли теперь уже Северного флота дружно отрепетовали сигнал и стали выбирать якоря. Пошли!
Головным пока двинулся «Скобелев», вместе с ним ушёл вперёд Первый дивизион во главе с «Новиком», далее последовали уже и флагманский «Громобой» с «Россией», а за ними «птичья стая», сторожевиков «Ястреб», «Коршун», «Кобчик», «Гриф» и «Ворон». Вместе с ними шли канонерки «Хивинец» и «Храбрый», а также ледокол «Ермак». Замыкали строй боевых кораблей эсминцы ..шестого дивизиона под брейд-вымпелом капитана первого ранга Алембарова (шесть типа «Стерегущий»). Пятёрка трофейных тральщиков.
Потом транспорты. В немалом количестве. Везущие всё, от угля, до стройматериалов и провианта. И рабочих. Пожалуй, именно они были главным «грузом» перевозимым на Север – практически в чистом поле, вернее, в чистой тундре, надлежало создать военный и торговый порт.

+12

427

Вячик написал(а):

Покорнейше благодарю, ваше императорское величество! – Александра просто подбросило с кресла, в котором он сидел.

А разве Колчак нижний чин? Офицер отвечал так: "Служу престолу и отечеству"!.

+1

428

Вячик написал(а):

Деньги, которые стоило потратить на развитее инфрастуктуры вновь рождающегося Мурманского порта

развитие

+1

429

Вячик написал(а):

(которые в любом случае по своим характеристикам превосходили имеющиеся во флотах Румынии и Болгарии миноносцы в разах).

в разы

+1

430

. Прихватили, кстати, и несколько рыболовецких траулеров. Их капитаны и команды охотно согласились следовать в Ледовитый океан, ибо прекрасно знали, что рыба там ловится знатно, а сбыт улова будет обеспечен запросами эскадры.
- Ну что, Александр Фёдорович, - весело посмотрел Колчак на командира крейсера, - не страшно отправляться в никуда?
- Да ладно вам, - пожал плечами каперанг. – Почему в никуда-то? А я вообще привык жить на корабле, мне эта суша не особо-то и интересна… Ну схожу разок-другой по тундре прогуляться. И хватит.
В визир бинокля Колчака как раз попало госпитальное судно «Николаев» шедшее вместе с транспортами…
- Чёрт!
- В чём дело, Александр Васильевич, - обеспокоено посмотрел на адмирала Титов.
- А дело в том, что мы ведём за Полярный Круг несколько тысяч молодых мужчин. Александр Константинович!
- Слушаю! – немедленно отозвался и подошёл начальник штаба Северного флота контр-адмирал Вейс, до этого находившийся на левом крыле мостика.
- На самом деле моя претензия не только к вам, но и к себе самому. Я думал больше о кораблях и меньше о людях. Но вы-то могли о них подумать.
- Не понимаю вас, Александр Васильевич. Что не так? Продовольствием мы обеспечены с запасом, углем и запасными частями – тоже. Чего не хватает?
- Женщин, чёрт побери, не хватает! Да, я тоже виноват – не подумал об этом своевременно…
- Даже если бы подумали, Александр Васильевич, - спокойно ответил Вейс, - ничего бы не изменилось. Невозможно на берегу Ледовитого океана организовать ткацкую или швейную фабрику и заманить на них работать женщин из России. А по прибытии эскадры на место дислокации в течение месяца-двух и так организуется весёлый дом с весёлой и доступной обслугой. А иного пути я не вижу.
- То есть «градообразующим» предприятием Мурмана станет публичный дом? – поморщился командующий.
- Не совсем так – там уже строятся причалы. А пока…
- А пока наши мичмана и лейтенанты начнут болеть по всякому поводу, чтобы попасть на «Николаев» и флиртовать там с сестричками, - Колчак всё ещё был на эмоциях, но спокойный тон Вейса сделал своё дело и командующий стал успокаиваться. – Ладно – будет день, и будет пища. Позже с этим разберёмся. А пока… Пока весна-лето, значительная часть флота и так будет базироваться на Архангельск. Там с этим вопросом полегче. И надо будет обратиться к Григоровичу с просьбой, чтобы хотя бы с жёнами семейных офицеров сюда ходили пароходы…

На вторые сутки похода прошли датскими проливами. После выхода в Северное море начались проблемы с машинами на «Войсковом». Эсминец пришлось оставить в ближайшем норвежском порту на ремонт. Ничего – починится и сам доберётся.
Остальные корабли эскадры двигались на норд достаточно уверенно, но Первый дивизион эсминцев пришлось отпустить идти вперёд самостоятельно – больно низкой для «новиков» была эскадренная скорость в восемь узлов при которых эти стремительные корабли плохо управлялись.
Пересечение Северного Полярного Круга было отмечено салютом со всех имеющих орудия кораблей и, разумеется, банкетами в кают-компаниях.
- Ну, вот мы и в Арктике, господа! – поднялся с бокалом шампанского в руке
из-за стола Колчак. – Поздравляю! Ура!
- Урааа! – дружно ответила кают-компания и офицеры, опустошив свои фужеры, приступили к ужину.
- Какие ближайшие планы по прибытии в порт, Александр Васильевич? – поинтересовался Вейс.
- Придём – посмотрим на месте. Конечно, в первую очередь нужно строить жильё, оборудовать порт, но конкретно, что и где строить узнаем у наших инженеров, когда они осмотрятся. Конечно, чертовски соблазнительно было бы свалить эти проблемы на вас, а самому на «Ермаке» прогуляться на восток, но увы – наше российское головотяпство и разгильдяйство на Севере такое же как и везде, придётся выбивать каждый дополнительный гвоздь со скандалом, скипидарить задницы путейцам, чтобы быстрее свою дорогу строили… Но Ермака» в экспедицию всё-таки отправлю, хоть сам и останусь.
- Эх, Александр Васильевич! – вздохнул начальник штаба. – Прекрасно понимаю, как вам хотелось бы уйти на ледоколе, понимаю и важность этой задачи, но один я не справлюсь. Да и вашего авторитета у меня нет.
- Да останусь я, не волнуйтесь, Александр Константинович, - улыбнулся Колчак. – Подозреваю, что даже следующим полярным днём мне не выбраться. А дело действительно важности чрезвычайной. Как сказал в своё время, если не ошибаюсь, Менделеев: «Если бы десятая часть средств потерянных при Цусиме была потрачена на освоение Северного морского пути, то и самой Цусимы не случилось бы»*.
- Да, если мы будем иметь оборудованные базы для флота в Арктике и освоенный проход в Тихий океан оттуда, то Северный флот станет наиважнейшим в России по влиянию на мировую политику, - согласился Вейс.
- Вот этому и посвятим ближайшие наши годы, за это и выпьем! – поднял фужер с коньяком вице-адмирал.
- За рождающийся Северный флот! – чокнулся с Колчаком начальник штаба.

• Реально Дмитрий Иванович написал: “Если бы хотя десятая доля того, что потеряли при Цусиме, была затрачена на достижение полюса, эскадра наша, вероятно, прошла бы во Владивосток, минуя и Немецкое море (Северное), и Цусиму…”

Долгий день длиной в полгода, как ни странно, не всегда хорошо. И для моряков тоже. Северо-Атлантическое течение лениво подпихивало под корму идущую на восток эскадру, добавляя ей приблизительно полузла скорости. Двигаться приходилось всё аккуратнее, ибо чем дальше на север, тем больше разница между «Магнитным» и «Географическим» полюсами. А стрелки компасов указывали на «Северный Магнитный». И даже ночь отсутствует, чтобы по звёздам ориентироваться. Так что у штурманов проблем сильно прибавилось. А ведь ходить флоту в этих широтах предстояло теперь всегда. Колчак знал о работах по созданию гирокомпаса немцем Аншютцем-Кемпфе и американцем Саппери, этот прибор показывал «норд» в любых широтах точно, но в России его ещё не запустили в производство. В мире, кстати, тоже. Изобретение просто оказалось не особо востребованным. Во всяком случае в массовом масштабе – не было флотов регулярно ходящих за Полярным кругом. А вот теперь Российскому флоту эти самые гирокомпасы оказались необходимы. И командующий первого из флотов Заполярья мысленно поставил «галочку» на предмет очередного заказа Морскому министерству.
Вместе с Титовым Колчак сейчас находился на мостике «Громобоя», но командир крейсера, поглядывая на задумавшегося адмирала, не смел первым начинать разговор.
- Дым по курсу! – прервал молчание крик сигнальщика.
Все, кто находился на мостике, дружно поднесли бинокли к глазам. На горизонте действительно показался дымок. Ещё через десять минут распознали посыльное судно «Бакан» - старожила Флотилии Северного океана, который вышел встретить своих новых товарищей. Теперь можно было не беспокоиться – этот доведёт.
- Ну вот и пришли, господа! – весело посмотрел на офицеров крейсера Колчак. – Здравствуй, Арктика!

Конец

+9


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Вячеслава Коротина » Вторая попытка