Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев


"Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев

Сообщений 531 страница 540 из 1000

531

Gymnazyst написал(а):

Отлично, форум заглючило и моя простыня благополучно канула в Лету. Окей, в этот раз буду краток:

Знакомо. Поэтому пишу ответы с начала в ворде.

Gymnazyst написал(а):

1. Мир не крутится вокруг России.

Мир - нет. А книга - да. И описывать в книге на 30 глав как Англия и США делят рынки сбыта... Если только как отдельной книгой. А то и двумя.

Gymnazyst написал(а):

2. Австро-Венгерская империя нафиг не сдалась народам этой самой империи, кроме собственно австрийцев. Все остальные хотят независимости. Удержать развал под каким-бы то ни было соусом - ненаучная фантастика.

Здесь сложно будет придти к единому мнению. Да, я соглашусь, что часть народов АВИ стремится к независимости. Но это стремление подогревается СМИ. И СМИ же по силам изменить это отношение. Вопрос в оценки силы СМИ. На 1917 году основные технологии, остающиеся актуальными и сегодня - уже опробованы и признаны годными.
Революции и прочие смены режимов делаются силами 5-10% населения. Остальным - по**й. Им потом сообщают, что они будут жить теперь хорошо.

Gymnazyst написал(а):

3. У Великобритании банально нет таких свободных средств, чтобы даже просто пытаться сыграть "балканскую партию" именно таким образом.

А в США есть. И США будут стремиться к контролю Европы.
А у Британии есть Индия, Персидская концессия на добычу нефти и Кувейт. Так что деньги свободные у Англии появятся довольно быстро.

0

532

Liseon написал(а):

Мир - нет. А книга - да. И описывать в книге на 30 глав как Англия и США делят рынки сбыта... Если только как отдельной книгой. А то и двумя.

Вы в истории о том, как именно США отбивали у Великобритании рынки, кажется кое-что очень важное упускаете. Но об этом ниже.

Liseon написал(а):

Здесь сложно будет придти к единому мнению. Да, я соглашусь, что часть народов АВИ стремится к независимости. Но это стремление подогревается СМИ. И СМИ же по силам изменить это отношение. Вопрос в оценки силы СМИ. На 1917 году основные технологии, остающиеся актуальными и сегодня - уже опробованы и признаны годными.
Революции и прочие смены режимов делаются силами 5-10% населения. Остальным - по**й. Им потом сообщают, что они будут жить теперь хорошо.

Понимаете, какое дело. СМИ не всемогущи. В официальном общественно-политическом дискурсе Австро-Венгрии все как раз было великолепно: сплошные скрепы, духовность и братство народов под мудрым руководством австрийских немцев. Но это именно официальный дискурс. А вот в неформальном дискурсе идеи независимости от Вены витают где-то с середины 19 века, и к 20 веку они отлично настоялись. Даже в Венгрии, которая в "лоскутном одеяле" выбила себе не самое плохое положение.
Пропаганда не всемогуща. Она работает по очень простому принципу: предложить толпе то, что она хочет сама. Осознанно или неосознанно, но хочет. Немцы хотели оказаться в сильной могучей стране, которая плевать хотела на мнение других европейских столиц - немцы поддержали курс Гитлера. Немцы хотели возмездия всем причастным и непричастным за все пережитые унижения - и немцы поддержали власть, которая им это разрешила.
Но Австро-Венгрия - не Германия. У нее нет единой нации, которая и разделенная границами, будет стремиться вернуться домой. А есть множество народов с кучей взаимных претензий, и которые при этом очень сильно не любят австрийцев за все хорошее. И с началом Первой Мировой стали не любить еще больше - сидение в окопах хрен пойми за что не добавляет интернациональной любви. Нации Австро-Венгрии осознанно хотят независимости не когда-то там в абстрактном потом, а "как только так сразу". Чехословаки в той же России массово взялись за оружие летом 1914, а их собратья, призванные в армию Австро-Венгрии столь же массово сдавались в плен, и не чтобы сидеть в лагере для военнопленных, а чтобы оперативно вернуться в грязь окопов, но уже с другой стороны. И стрелять в бывших "братьев по оружию".

Liseon написал(а):

А в США есть. И США будут стремиться к контролю Европы.
А у Британии есть Индия, Персидская концессия на добычу нефти и Кувейт. Так что деньги свободные у Англии появятся довольно быстро.

А теперь вернемся к вопросу о США и методах их необъявленной войны с Великобританией. Так вот, США в нашей истории не страдали хренью, пытаясь создать каких-то политических кадавров, и вбухивая в них огромные деньги. Они предоставили это почетное право Великобритании с Францией, а сами, показательно "самоизолировавшись" в Новом Свете, сделали две последовательные и крайне рациональные ставки на будущих "возмутителей спокойствия", и, что характерно, не прогадали. Этими ставками были Советский Союз и Германия.
Советская индустриализация протекала с обширной помощью США, заводы выстраивали натурально "под ключ". Продавались любые технологии, в том числе и откровенно военного назначения, просто такие шли "неформально", а федеральные органы предпочитали их "не заметить", хотя в случае с тем же Джоном Кристи все отлично знали, какие такие "трактора" он разрабатывает.
С Германией все было очень похоже. Тем более, выстраивать заводы с нуля там было и не нужно - достаточно было всего лишь проинвестировать имеющиеся предприятия, ну и определенным политическим силам также помочь финансово.
США четко знали, чего они хотят за свои деньги: новой всеевропейской мясорубки, масштаба Великой войны, и которая в этот раз "Империю над которой не заходит солнце" угробит наверняка (что в итоге и произошло).
А теперь, ответьте мне, пожалуйста на вопрос: люди которые все это придумали в реальности, безо всякого послезнания, и, что самое главное, успешно реализовали, они что, выглядят настолько тупыми, чтобы всерьез надеяться на то, что что-то там сумеет устроить Австро-Венгрия?
Да, они могут не мешать Антанте "кинуть" Россию и глумиться над Германией, но только затем, чтобы потом прийти и к русским, и к немцам и помочь подготовиться к реваншу за все.

Отредактировано Gymnazyst (10-10-2017 05:07:05)

0

533

МОСКВА. БОЛЬШОЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ. 16 марта (29 марта) 1917 года.
   Я слушал доклад Суворина. Все вроде было правильно, акценты обозначены верно, основной посыл передан точно. И все же что-то гнетущее ощущалось в атмосфере. Атмосфере чего? Моего кабинета? Дворца? Москвы? Всей Империи?
   Сегодняшнее совещание с генералами вроде закончилось вполне благоприятно для меня и ожидать нового мятежа в ближайшее время не приходилось. Тогда что? Что я не учел? Или что пойдет не так?
   Как там гласят законы Мерфи? Когда дела идут хорошо, что-то должно случиться в самом ближайшем будущем? Вот примерно такое у меня чувство сейчас. Или я просто утомился? Или уже привык ко всяким подлянкам судьбы? А может это уже паранойя?
   - ... Манифест уже доставлен во все крупнейшие газеты обеих столиц и находится в наборе. Утром все основные газеты Империи выйдут с текстом Манифеста на первой полосе.
   - Как дела с информированием войск?
   - В типографиях РОСТА в Москве и Петрограде уже печатаются отдельные листовки с Манифестом. Утром наши курьеры их доставят в казармы полков и военных училищ обеих столиц.
   Я кивнул.
   - Хорошо. А как обстоят дела с Действующей армией?
   - При всех штабах фронтов и при большей части армейских штабов уже созданы корреспондентские пункты и отделы информации. Мы постарались привлечь к работе мобилизованных репортеров, правда для этого их пришлось откомандировывать из их частей.
   С сомнением качаю головой.
   - Борис Алексеевич, меня терзают смутные сомнения, а вы уверены в благонадежности этого контингента? Всякого рода либеральные и антигосударственные идеи весьма популярны среди репортерской братии. Не выйдет так, что они вместо проведения в массы генеральной линии Императора, начнут сеять смуту и сомнения в головах нижних чинов? Уж очень ситуация щекотливая сейчас и не хотелось бы ошибиться, вы меня понимаете?
   - Понимаю, Государь! - Суворин кивнул. - Но думаю, что в ближайшее время они не станут уж очень рисковать своим положением, вы ведь понимаете, что большая часть репортеров профессионалы и вполне ответственно относятся к интересам владельцев газет. А в данном случае, владельцами фронтовых газет является РОСТА, а значит, Император.
   - Хотите сказать, что репортеры осознают, что кто платит гонорар, тот и музыку заказывает?
   Глава РОСТА усмехнулся.
   - Можно и так сказать, Государь. Причем тут не просто о гонораре речь, ведь их вытащили из фронтовых частей, причем нередко прямо фронтовых блиндажей, где они служили писарями у господ офицеров. И каждому из них при отборе четко дали понять, что если что не так, то мы их не просто вернем туда, откуда взяли, но и позаботимся о том, чтобы они попали непосредственно в окопы, причем именно тех частей, где они были писарями. А сами знаете отношение окопников ко всякого рода штабным крысам. Так что, стимул быть лояльными, как вы метко выразились, к генеральной линии Императора, у репортеров есть и стимул этот очень весом.
   Подумав, я кивнул, но все же повелел:
   - Хорошо, но все же, Борис Алексеевич, серьезно присмотритесь к репортерам и прочей речистой братии из правого лагеря. Нужно разбавить либеральную публику во фронтовых корпунктах и газетах журналистами патриотического настроя. Обратите внимание на всякого рода черносотенцев и прочих ярых патриотов. Наверняка там есть кого привлечь. Особенно, если подать это как мобилизацию на фронт, но не в окопы, а в армию в качестве репортеров и пропагандистов. Я думаю, что под таким соусом проникнутся важностью миссии даже самые маститые из них. Впрочем, самых толковых можно одеть в военную форму, дать какой-нибудь чин и оставить в Москве или отправить в Питер. Или, допустим, в Киев. Да, кстати, с фронтами-то я понял, а как ситуация на флоте?
   - Пока с этим хуже. - Суворин помрачнел. - Там морская специфика, нужно говорить с моряками на одном языке, причем на военно-морском языке, а таких репортеров у нас очень и очень мало.
   - Это никуда не годится, Борис Алексеевич. Флот -- самый опасный участок в деле военной пропаганды, на котором нужно сконцентрировать все внимание! Флотские, большей частью, и не воевали толком, а многие в настоящем бою даже не были. А это, как вы сами понимаете, самая благодарная публика для всякого рода агитаторов. Так что мы в любой момент можем стать свидетелями таких неприятных инцидентов, как мятеж или просто беспорядки. В общем, как хотите, воля ваша, но газеты, причем интересные флотским газеты, должны начать выходить в самые ближайшие дни, а текст Манифеста должен быть на каждом корабле и в каждом гарнизоне уже завтра, крайний срок послезавтра. И позаботьтесь о том, чтобы в Петрограде, Кронштадте, Гельсингфорсе и в Севастополе флотские газеты и корпункты начали работать в первую очередь. Привлекайте людей из Адмиралтейства, привлекайте так же непосредственно из личного состава флотов. Привлекайте их в качестве репортеров, редакторов, консультантов. Создайте при РОСТА отдельное подразделение, которое будет заниматься флотскими проблемами и новостями, причем со всех флотов и флотилий, и, естественно, будет проводить упомянутую генеральную линию во флотские массы. Моряки должны получить настоящую флотскую прессу. Своя газета в перспективе должна появиться, на каждой военно-морской базе, в каждой крупной крепости, во всех дивизионах кораблей и на каждом линкоре.
   Я отпил чай из чашки и продолжил.
   - Задачу в армии вы помните. В каждом фронтовом полку в ближайшее время должна возникнуть своя газета, пусть минимального объема, пусть большая часть материалов будет получено из дивизионных и армейских редакций, но все же часть материалов должна быть именно из конкретного полка, чтобы каждый солдат в окопе мог услышать знакомое имя или название, чтобы описывались подвиги и награждения тех, кого он знает или о ком слышал. И пусть газеты потом идут на самокрутки, лишь бы вначале их прочли. Я думаю в каждом окопе найдутся грамотные люди, которые прочтут остальным.
   Суворин возразил.
   - Ваше Императорское Величество, но где взять столько типографских машин? Да и людей, которые умеют с ним обращаться тоже не так много!
   - Я понимаю, Борис Алексеевич, я все понимаю. Но нужно сделать все возможное и невозможное! Мобилизуйте печатников, сориентируйте Глобачева насчет явно подрывных газет, у них наверняка есть из оборудования, что взять под арест и конфисковать. Что-то можно купить за границей. Подумайте над организацией производства такого оборудования в России, нам его понадобится очень и очень много. Газеты наш главный массовый пропагандист и массовый организатор. Кстати, а как там обстоят дела с организацией фильмопроизводства? Нам нужны патриотические фильмы о героях-фронтовиках.
   - А как на фронтах мы будем показывать фильмы? - осторожно поинтересовался Суворин. - Ведь вопрос этот весьма не прост и организация передвижного синематографа в сколь-нибудь значимых масштабах для нас просто неподъемная задача.
   - Я понимаю, но нужно не только сделать все что только возможно, но и то, чего сделать, как кажется, практически нельзя. Проявите смекалку, киньте клич, озадачьте людей, переговорите со специалистами, с промышленниками, сообщите им, что я открою отдельную линию финансирования патриотических фильмов и организации их массового показа. Естественно, при условии, что сценарии я одобрю, а вопрос организации показов будет укладываться в разумную цену. Но я готов заказать столько передвижных установок, сколько будет возможно достать или произвести -- десять, сто, тысячу, десять тысяч. Нам нужна целая индустрия производства и показа фильмов. Кстати, помимо фронтовых героических фильмов, я с удовольствием закажу пару приключенческих и героических лент, про то, как осваиваются земли вне европейской части Империи -- в Сибири, на юге Урала, на Дальнем Востоке. Возможно, я даже вам позже сформулирую более четко задание на производство такого фильма.
   Я оборвал свой полет фантазий. Мысль интересная, но ее нужно обдумать. Тут намечался многослойный пропагандистский эффект. Во-первых, эту самую фильму можно показывать крестьянам, рождая среди молодежи и безземельного крестьянства мысль о том, что в Сибири тоже можно жить, и край тот дает великие возможности. Во-вторых, если главным героем сделать фронтовика, вернувшегося с войны, можно показать солдатам перспективу мирной жизни и, опять-таки, засадить в их головы мысль о самой возможности после войны вместо опостылевшей деревни, где никакого будущего не ожидалось, отправиться за Урал, причем вместе с фронтовыми товарищами, и получить там все, о чем томится солдатская душа -- много земли, достаток, прекрасное будущее и приключения. Да-да, именно приключения, ведь это в окопах большинство солдат мечтают вернуться домой, а дома же их уже на второй день начнет томить от размеренного деревенского быта, ведь за годы в армии они уже успели отвыкнуть от сельской жизни, А самым буйным сорвиголовам нужно дать возможность свою буйную энергию направить в нужное государству русло, а не на сеяние раздоров и смуты дома.
   Ну, и, в третьих, пора народу рисовать перспективы послевоенной жизни.
   - Кстати, Борис Алексеевич, фильмы фильмами, но есть и более простые средства. Привлеките писателей и поэтов, нам нужны творения и про войну, и про жизнь после войны. И задействуйте художников, нам нужны комиксы...
   - Комиксы? - удивленно переспросил Суворин.
   - Ммм... Да, истории в картинках. В Европе и в Америке выпускались такие. Понимаете о чем я?
   Глава РОСТА медленно кивнул.
   - Так вот, привлеките художников. И нам нужны типографские машины в четыре краски. Да, и еще...
   Тут в дверь постучали на пороге возник мой адъютант.
   - В чем дело, граф?
   Растерянный полковник Воронцов-Дашков доложил:
   - Ваше Императорское Величество, со срочным делом прибыл генерал Батюшин. Просит об аудиенции.
   - Проси.
   Батюшин ворвался даже быстрее, чем мой адъютант успел выйти, фактически оттерев того плечом в сторону.
   - Государь! Чрезвычайные новости из Парижа!
   Затем генерал запнулся и покосился на Суворина, не зная как поступить в данном случае, говорить или подождать, пока лишние уши выйдут. Я так понял, что говорить он бы предпочел с глазу на глаз.
   - Что ж, Борис Алексеевич, не буду вас дальше задерживать, надеюсь, что завтра у нас все выйдет должным чередом.
   Суворин откланялся и вышел, а Батюшин взволнованно доложил.
   - Только что по телеграфу получено из Парижа. Совершено нападение на машину нашего посла. Ее обстреляли из едущего впереди автомобиля. Пулемет видимо. Авто сильно повреждено. Посол Извольский ранен и... - тут глава СИБ запнулся, видимо это часть новости ему сообщать было особенно неприятно. - ... убит генерал... бывший генерал Иванов...
   Я прикрыл глаза. А вот и неприятности. Неприятности ожидаемые, но, как и всегда, они происходят очень не вовремя!
   - Убит еще шофер и два охранника. В двигавшуюся впереди машину Имперского Комиссара была брошена бомба, но по счастливой случайности бомбист промахнутся и в результате взрыва автомобиль получил незначительные повреждения, но был обездвижен. По моей информации там никто серьезно не пострадал.
   - Кто нападавшие?
   - Пока мы этого не знаем. Французская полиция обещает быстро расследовать это дело, но думаю, что они никого и ничего не найдут.
   - А это скандал, генерал, огромный такой скандалище. Покушение на посла да еще и в центре Парижа, это, знаете ли, серьезно. Допустим, разжалованного генерала мы им в претензию не предъявим, но посол, другие сотрудники нашей дипломатической миссии, да и автомобили посольства...
   Тут вновь появился граф Воронцов-Дашков и сообщил.
   - Ваше Императорское Величество! Аудиенции просит господин министр иностранных дел...
   - Проси! - перебил я адъютанта. - Сергей Николаевич, вы очень кстати!
   Свербеев был бледен.
   - Государь, только что пришла телеграмма из посольства в Париже. Убит посол Российской Империи во Франции господин Извольский...
   - Убит? - переспросил я. - У меня информация, что только ранен!
   - Простите, Государь, но эта информация уже устарела. - Свербеев покосила на Батюшина, но то промолчал, предоставляя возможность министру объяснить свои слова. - Александр Петрович Извольский скончался по дороге в госпиталь.
   Я подошел к окну и задумался.
   Вот это поворот! Убит мой посол во Франции. Да еще где убит -- в Париже! В посольской машине! Конечно, Извольский был там совсем не к месту, и я его собирался менять, причем подав это как отзыв русского посла на фоне скандального процесса об участии союзничков в организации мятежа в России, но такой поворот событий требовал от меня смены стратегии.
   Батюшин и Свербеев молча стояли позади и ждали моих решений.
   - Как Иванов оказался в одном автомобиле с послом?
   - Господин Мостовский очень настойчиво объяснял господину Извольскому важность бывшего генерала Иванова для следствия и необходимость его беспрепятственной доставки к поезду, откуда, с командой охраны из людей господина Батюшина, его должны были доставить в порт, на русский корабль. Господин Извольский решил, что для гарантии отсутствия возможных вопросов со стороны французских органов безопасности, необходимо сопроводить господина Иванова лично, обеспечивая прикрытие своим дипломатическим статусом.
   Я повернулся и подошел к Свербееву, смотря ему прямо в лицо.
   - Как вы рекомендуете поступить в такой ситуации?
   Свербеев поджал губы. Затем, через несколько мгновений, все же заговорил.
   - Государь! Ситуация очень щекотливая. С одной стороны, у нас союзнический договор, и, по-хорошему, мы должны дождаться их официальных извинений, потребовать включения наших представителей в следственную группу, ну и выторговать себе какие-то дополнительные преференции в качестве компенсации за убийство нашего посла. Но, с другой стороны, ситуацию отягощает участие французской стороны в попытке государственного переворота... в многократных попытках организации такого переворота. Кроме того, насколько я знаю, роль Франции будет озвучена и на предстоящем процессе против заговорщиков. В таком контексте убийство нашего посла уже может квалифицироваться как недружественный акт, особенно если возникнут сложности с включением наших представителей в следственную группу. В любом случае, в условиях войны и наших союзнических обязательств, у нас связаны руки предпринимать какие-то резкие шаги, к тому же это Франция, а не какой-нибудь несчастный Китай. Думаю, что максимум на что мы можем рассчитывать, это расширение преференций, выплата компенсаций, поставки дополнительных вооружений, поднятие вопроса о расширении кредитного финансирования или некий пересмотр условий выплат по ранее полученным кредитам. Но это, думаю, и все.
   - Хорошо. Требуйте официальных извинений, безусловного участия наших людей в следственной группе и срочно подготовьте для меня совместно с премьер-министром наши требования в части компенсаций и преференций,причем расширенных компенсаций, в том числе и за участие французской стороны в подстрекательствах к мятежу и участия в его организации. Неофициально дайте понять Парижу, что мы хотим получить их согласие по всем пунктам до начала процесса. Лишь в этом случае мы будем уверены в том, что все обвинения против Франции не основаны на реальности, а Французская республика наш безусловный друг и верный союзник. И, кстати, для Великобритании так же нужно составить свой пакет требований. И все это нужно отправить в Лондон и Париж уже завтра.

  * * *

   МОСКВА. БОЛЬШОЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ. 16 марта (29 марта) 1917 года.
   Думаете, у меня на этом вечер закончился? Как бы не так! Нет, традиционно, все было весьма мило -- ко мне в кабинет пришел Георгий пожелать мне доброй ночи. Вот только пришел он в этот раз не только в сопровождении камердинера, но и сопровождаемый моей драгоценной Мама, дай ей Бог всяческого здоровья и долголетия.
   Поцеловав сына в лоб и пожелав хороших сновидений, я отпустил Георгия с камердинером, томимый предчувствием тяжелого и опасного разговора с вдовствующей Императрицей. И разговор этот не заставил себя ждать, ибо Мама взяла быка за рога буквально сразу.
   - Миша, я пришла с тобой серьезно поговорить!
   - О, нет, Мама! Только не сегодня! - взмолился я. - У меня сегодня и так голова пухнет от всего происходящего!
   - Вот именно! - Мария Федоровна буквально взвилась. - Ты чего творишь? Сын, ты что, с ума сошел?
   - Вы о чем говорите? - попытался я оттянуть неизбежные разборки, но вдовствующая Императрица была не из числа тех, кто робел перед Императором, и она пошла в атаку с напором конной армии.
   - Ты прекрасно знаешь о чем я говорю! Ты делаешь глупости за глупостями! Ты мало того, что решил вырубить под корень Владимировичей, чего тебе не простят наши родственники, так ты еще и не решился это сделать правильно!
   Видя мое недоумение, Мама вкрадчиво спросила:
   - А Викторию Федоровну ты чего оставил? Или думаешь, что она простит тебе мужа?
   От такого поворота я, признаться, опешил, и единственное, что мне удалось из себя выдавить, был довольно слабый аргумент:
   - Так это, она ж типа на сносях!
   - Не типа, а на сносях. - спокойно поправила меня Мария Федоровна. - И что?
   На этот аргумент у меня ответа не нашлось и я позорно замолчал. Мама долго смотрела на меня, явно принимая какое-то решение. Наконец, она заговорила.
   - Михаил, я уже сказала, что пришла с тобой серьезно поговорить. В последнее время у меня не так много возможностей общаться с тобой, но даже при таких обстоятельствах я вижу насколько сильно ты изменился.
   У меня тоскливо засосало под ложечкой. Начинается. Конечно, было наивным ожидать, что материнское сердце не почувствует подмены. Вся надежда была на то, что удастся свести к минимуму общение между нами, и к тому времени, когда сомнения родятся в ее голове, можно будет все списать на долгое и трудное правление, которое так на меня типа повлияло. Но Мария Федоровна, воспользовавшись ситуацией с гибелью графини Брасовой, взяла на себя вопрос воспитания Георгия, оказавшись таким образом в непосредственной близости от моей бренной тушки, и получив возможность вести прямое наблюдение за моими выходками. И вот теперь можно лишь гадать о том, к каким выводам она пришла и какие сомнения гложут ее душу.
   - Знаешь, когда я впервые поняла, что с тобой что-то не так?
   Я пожал плечами, стараясь не плодить сущности и не давать лишнюю пищу к размышлениям. Мама меж тем продолжала:
   - Нет, не тогда, когда ты отправился в тот безумный полет в Могилев, и даже не тогда, когда ты фактически поднял мятеж и захватил Ставку, убив при этом генерала Алексеева...
   - Я не убивал Алексеева!
   Но вдовствующая Императрица отмахнулась от моих слов, как от чего-то несущественного, и продолжала говорить:
   - ...Все это, хотя и с большими натяжками и оговорками, можно было объяснить порывистостью твоей натуры, и ты прежний действительно вполне мог учудить и полет ради возможности что-то доказать Никки, и совершить импульсивное безумие, подняв на мятеж Георгиевский батальон, и даже создание этой вашей ВЧК можно было списать на то, что ты наслушался чьих-то глупых советов и действуешь не ведая того, что в реальности творишь. И многое из того, что ты сделал уже будучи Императором так же можно было бы объяснить твоим импульсивным и, в то же самое время, упрямым характером и тем, что на тебя повлияла гибель матери Георгия. Но...
   Она взяла паузу, внимательно изучая мою реакцию. Я молчал. Пока было неясно куда она клонит, но то, что она графиню Брасову назвала матерью Георгия, но не сказала "гибель твоей жены", как-то резануло ухо и заставило меня напрячься.
   - ...Но был один момент, который заставил меня насторожиться и изменить мои собственные планы, которые, признаюсь, были очень обширными!
   Вот чертовка! Ей бы в театре играть! Сидит и наслаждается паузой. Тут впору встать и наградить ее благодарными овациями!
   - Все разрозненные действия, все твои решения, все неожиданные ходы можно было бы объяснить стечением обстоятельств и прочими событиями, о которых я уже упоминала. Но что-то не вязалось, что-то ускользало от моего понимания. И когда я вдруг поняла, что именно меня смущает, у меня все сразу встало на свои места и все события получили логическое объяснение. Дело в том, что у тебя появилась черта характера, которой раньше не было и быть не могло. Это настолько противно твоей натуре, что я сначала даже не обратила внимание на это, считая все это случайностью. Но случайностей было слишком много, и когда в Царском Селе я вдруг осознала, что ты меня саму используешь в своей игре, вот тут я впервые всерьез задумалась. А когда там, в Царском, я до конца досмотрела представление для репортеров, вот тут я все поняла. Я вдруг поняла, что ты уже не довольствуешься своим новым качеством, лишь как средством решения текущих проблем, ты, создав РОСТА, решил создать инструмент для подчинения себе помыслов всей России!
   Я вопросительно поднял бровь. Вдовствующая Императрица победно улыбнулась.
   - И твоя реакция на мои слова доказывает, что я права в своих выводах, потому что прежний Михаил никогда бы себя так не повел, имей я с ним подобный разговор при подобных обстоятельствах!
   - Итак? - спросил я усмехнувшись.
   - Итак? - переспросила она, в свою очередь послав мне ответную улыбку. - Итак, прежний Михаил и новый Михаил это два разных Михаила!
   - Объяснитесь.
   - Все твои успехи, все то, что ты совершил, начиная с полета на этом ужасном аэроплане, все это стало возможным при появлении у тебя способности, да что там способности, настоящего невообразимого дара всех убеждать!
   - И что?
   - А то, мой милый Государь Император, что прежний Миша, мой любимый сын Миша, не мог убедить никого и ни в чем! Им помыкали все как только могли! Да, прежний Михаил был смел, упрям и благороден, но максимум что он делал в подобных ситуациях, это выходки из разряда женитьбы на этой авантюристке Наталье Шереметьевой назло маме и царственному брату. И, кстати, вот еще одно подтверждение того, что с тобой что-то не так, и от моего прежнего Миши осталась лишь видимость. Прежний Михаил при таких моих словах немедленно бы вскипел, потребовал бы не говорить в таком тоне о его незабвенной и, к тому же, погибшей Натали, но даже не потребовал бы прервать наш разговор, а просто бы выбежал из комнаты. Но ты, мой милый незнакомец, сидишь совершенно спокойно, как будто гибель графини Брасовой тебя совершенно не волнует!
   Я хмыкнул. Ну, что тут скажешь? Я знал о том, что вдовствующая Императрица Мария Федоровна была умнейшей женщиной и опытнейшей интриганкой, но, признаться, таких глубоких выводов я не ожидал.
   - Конечно, - продолжала меж тем моя высокородная дознавательница, - способность всех убеждать и подчинять своей воле далеко не единственное изменение. Быстрые и решительные действия, полная неожиданность решений и необъяснимая логика многих твоих повелений. Ты принимаешь решения совершенно иначе, чем это делал Михаил, твои речи меняются в зависимости от слушателей, ты находишь для каждого именно те аргументы, которые перевешивают чашу весов в твою пользу. Я вчера видела, как к тебе в кабинет рвался разъяренный Сандро, и как он вышел от тебя словно побитая собачонка. Ты не тот прежний Миша, ты не ведешь себя, как человек, который случайно, волей обстоятельств, оказался на троне и тяготится этим обстоятельством. Ты ведешь себя так, словно считаешь что ты и есть власть, что царство не только твое по праву, но так, что ты и есть царство. Я не очень набожна, но признаюсь честно, я постоянно ловлю себя на чувстве, что от тебя веет какой-то могучей, и в чем-то даже потусторонней силой. А потому я обращаюсь к тебе, не как к своему сыну, а как нынешнему правителю Российской Империи, с вопросом -- не желаешь ли объясниться?
   Вдовствующая Императрица ждала моего ответа. Я задумался. Что ж, тут играть заявленную роль уже невозможно. Удивительно, как мало людей видят очевидное! Или они видят, но молчат? Кто знает? Быть может, просто пока я их устраиваю в качестве правителя. Впрочем, об этом я могу подумать на досуге, а сейчас мне нужно давать ответ очень могущественному и умному противнику. И от моего ответа зависит то, смогу ли я превратить противника в союзника, или же мне придется подписывать некролог. Хотя я не верю в то, что она пришла ко мне не подстраховавшись и на этот случай. И тут еще вопрос кто кому подпишет некролог. М-да, ситуация.
   - Если вы намекаете на то, что я продал душу дьяволу или на подобную чертовщину, то вы ошибаетесь. Не далее как сегодня утром я был в церкви на службе.
   Мария Федоровна иронично улыбнулась, но не стала комментировать мои слова. Она ждала.
   - Я - Михаил Александрович Романов, ваш сын, ваша плоть и кровь. Вы знаете каждую родинку на моем теле и можете убедиться в том, что ни о какой подмене, на что вы очевидно намекаете, речь не может идти.
   - Охотно верю каждому слову, поскольку я ранее сделала пару проверок, - спокойно кивнула моя собеседница, - но это не объясняет всего творящегося.
   - А вы поверите, если я признаюсь, что мне было явлено будущее?
   Мария Федоровна сделала неопределенный жест.
   - Хорошо, моя дорогая Мама, раз уж у нас случился такой откровенный разговор...
   Вдовствующая Императрица хмыкнула, но ничего не сказала на такой выверт событий, явно давая понять, что ради дела мелочами можно пренебречь.
   - ... то и я буду откровенен перед вами...
   У меня был в прошлой жизни один приятель, от которого стоило услышать "я тебе скажу откровенно", как от него тут же следовало бы бежать подальше, потому как далее следовал такой невообразимый поток вранья, что профессиональные аферисты позеленели бы от завести, услышь они его побасенки.
   И вот сейчас я себя почувствовал на месте этого своего приятеля.
   - ...Да, я изменился, это так. Трудно не измениться, когда ты видишь собственную гибель, гибель семьи, сына, гибель родственников, гибель Империи, двенадцать миллионов погибших в грядущей Гражданской войне, еще десятки миллионов погибших в ближайшие три десятка лет. Полное разорение России, потеря большей части территорий, гонения на русских людей во всех новоявленных независимых странах, новые миллионы погибших и, наконец, полная катастрофа, который ждет наш мир в ближайшие сто лет. Мог ли я остаться прежним, увидев такое?
   - Увидев? - ожидаемо поймала меня на слове Мария Федоровна.
   - Да, увидев. Во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс и мне было явлено будущее. Более того, я получил и всю память моего правнука, память о событиях в России и мире на ближайшие сто лет.
   И я повторил историю, рассказанную ранее Сандро. А что мне оставалось делать?
   Вдовствующая Императрица слушала, время от времени задавая уточняющие вопросы. К моему удивлению, мой рассказ она приняла более стойко и спокойно, чем Сандро.
   - Вот так я получил новые знания и новые черты характера, ведь теперь все мои решения и вся моя логика базируется на двух жизненных опытах, на знаниях двух эпох, и на всем опыте развития человечества на ближайший век, вплоть до второго десятилетия третьего тысячелетия от Рождества Христова. Тем более что мой правнук был в том времени руководителем огромной медиа-корпорации, которая включала в себя несколько каналов телевидения, газеты, журналы, сетевые издания, которые были доступны каждому человеку посредством компьютерных сетей или мобильных телефонов. Так что теперь, я во многом переношу его опыт на нашу жизнь и нашу ситуацию. И, как видишь, кое что мне удалось уже исправить.
   - Что такое телевидение? И эти... которые телефоны?
   Объясняя принципы коммуникаций будущего, я залюбовался Марией Федоровной. Так быстро принять и оценить совершенно новую концепцию, может только очень гибкий и незашоренный ум!
   - Да, очень удобно. - кивнула она -- И я так поняла, что собираешься не просто отменить революцию и гибель Романовых, но и изменить само будущее, создав совершенно новую Россию, ведь так?
   - Мама, браво! - вскричал я с чувством. - Я в восхищении от вашего ума и хватки!
   - Что ж, я рада, что ты это осознал. - ответила она совершенно спокойно. - Тому же Никки не хватило для этого и двадцати трех лет на троне.
 
* * *

Отредактировано Shorcan (12-10-2017 22:00:39)

+5

534

МОСКВА. 17 марта (30 марта) 1917 года.
   Меня кто-то тряс за плечо. С трудом продрав глаза, я увидел нагнувшегося ко мне Сандро. У него за спиной растерянно стоял мой личной камердинер, явно не зная как поступить в такой ситуации.
   - Государь! У нас проблемы!
   Я сфокусировал взгляд на своем военном министре и спросил:
   - Нам кто-то еще объявил войну?
   - Хуже, хотя можно сказать и так!
   Резко встав, я вопросительно посмотрел на Великого Князя.
   - Что?
   - Со всего города к Кремлю идут толпы! Тысячи, десятки тысяч!
   - Одеваться! - крикнул я камердинеру.
   Через пять минут мы входили в мой кабинет. В приемной уже толкались возбужденные сановники. Я позвал к себе Нечволодова, Батюшина, Глобачева, Кутепова и Келлера, который еще на сдал командование над Внутренней Стражей.
   - Докладывайте обстановку!
   Поймав мой взгляд встал Глобачев и начал:
   - Сегодня, после выхода газет с текстом Манифеста о ста днях для мира, стихийно стали образовываться толпы, которые затем с песнями двинулись в сторону центра города.
   - Стихийно? Вы уверены?
   - Нет, не уверен. - признал мой министр внутренних дел.
   - Основания?
   - По данным, полученным от филеров, дворников и агентуры, вначале, еще до выхода газет в казармах наблюдалось оживление, были так же замечены подозрительные личности, которые сновали среди собирающейся на улицах публики. Несколько таких подозрительных были задержаны для дачи объяснений. Но пока никаких данных, подтверждающих организацию шествия, получить не удалось, а публика в основном действительно собирается неорганизованно.
   - Плохо! Дальше!
   - А дальше вышли газеты, которые были встречены ликованием. Радостные толпы двинулись в нашу сторону. Я, до выяснения всех обстоятельств, распорядился пока не препятствовать движению колонн. Жду повелений.
   - Николай Степанович?
   Батюшин встал и мало что добавил.
   - Данных мало. Но я бы готовился к беспорядкам или попыткам прорваться в Кремль, так сказать, для вручения Государю какой-нибудь петиции.
   Я задумался. Что это? Стихийная радость от перспектив мира? Или же это спланированная провокация? Или же кто-то намекает мне, что партия еще не сыграна до конца? Или намекает на свою силу в общем раскладе? К чему это скорее относится -- к реакции на вчерашнее совещание с главнокомандующими или к Манифесту?
   - Как ведут себя владельцы предприятий?
   Глобачев встал и ответил:
   - По нашим данным никакого противодействия демонстрациям нет. Более того, по распоряжению администрации некоторых предприятий, якобы в честь праздника, закуплены пирожки и булочки для раздачи идущим на демонстрацию. Но опять-таки это не носит массовый характер.
   - Где демонстранты сейчас?
   - Ближайшие дошли примерно до Садового кольца. Колонны сильно растянуты, движутся хаотично, без всякого построения и организации с разных концов города.
   Я прошелся по кабинету. Что делать в этой ситуации? Их там, вероятно, десятки тысяч. Никакими кордонами такие толпы остановить невозможно. Во всяком случае без применения оружия и казаков. Но далеко не факт, что солдаты и казаки выполнят приказ стрелять на поражение. Ведь тут не мятеж, а просто поход. Просто поход?
   - Демонстранты несут какие-то флаги и транспаранты?
   Глобачев покачал головой.
   - Практически нет. Очень мало. Есть несколько красных, есть несколько имперских триколоров. По моим данным по мере продвижения в центр к колоннам присоединяется все больше чистой публики. Эти часто приходят с флагами.
   - Какими?
   - Всякими, Государь, - пожал плечами мой министр внутренних дел, - немало имперских, но есть и красные.
   - Господа, ваши рекомендации!
   Присутствующие переглянулись. Первым взял слово Кутепов.
   - Предлагаю закрыть все входы и выходы из Кремля, а гарнизон подготовить к отражению возможного штурма.
   Глобачев предложил:
   - Думаю, будет полезным выставить наряды полиции на уровне Бульварного кольца и предложить разойтись, сообщив о том, что в столице действует военное положение и все демонстрации запрещены.
   - А за ними, на линии следующих улиц, выставить солдат Внутренней Стражи, - поддержал Глобачева Келлер, - которые своим видом должны подтвердить серьезность положения и решимость власти поддерживать порядок любой ценой.
   Нечволодов и Сандро промолчали.
   Я позвонил в колокольчик. Явился адъютант.
   - Срочно соедините меня с Сувориным!
   Граф Воронцов-Дашков щелкнул каблуками и доложил.
   - Господин директор РОСТА ожидает в приемной!
   - Быстро зови!
   Через несколько секунд Суворин уже записывал мои повеления. Отпустив его, я заявил:
   - Что ж, господа, я услышал ваши рекомендации.
   И повернулся к Кутепову.
   - Кстати, у вас есть броневики?
 
* * *

* * *

Продолжение следует...

 
   Огромное спасибо всем тем, кто уже поддержал работу над новой книгой "Новый Михаил-2. Государь Революции".
   С благодарностью и уважением,
   Владимир Бабкин, автор
 
   Для российских благодарных читателей - карта Сбербанка 4276380091872338
   Для украинских благодарных читателей - карта Приватбанка - 5168742315438626
   Web Money: R243536573175 (рубли), U628111196685 (гривны)
   Спасибо!
Комментарии: 668, последний от 10/10/2017.
© Copyright Бабкин Владимир Викторович (mail.babkin@gmail.com)
Размещен: 08/05/2016, изменен: 12/10/2017. 931k. Статистика.
Роман: История, Фантастика
Оценка: 7.37*135  Ваша оценк

+5

535

Shorcan написал(а):

Как там гласят законы Мерфи? Когда дела идут хорошо, что-то должно случиться в самом ближайшем будущем? Вот примерно такое у меня чувство сейчас. Или я просто утомился? Или уже привык ко всяким подлянкам судьбы? А может это уже паранойя?

Многовато вопросов, маловато ответов.

Shorcan написал(а):

- Задачу в армии вы помните. В каждом фронтовом полку в ближайшее время должна возникнуть своя газета, пусть минимального объема, пусть большая часть материалов будет получено из дивизионных и армейских редакций, но все же часть материалов должна быть именно из конкретного полка, чтобы каждый солдат в окопе мог услышать знакомое имя или название, чтобы описывались подвиги и награждения тех, кого он знает или о ком слышал. И пусть газеты потом идут на самокрутки, лишь бы вначале их прочли. Я думаю в каждом окопе найдутся грамотные люди, которые прочтут остальным.
   Суворин возразил.
   - Ваше Императорское Величество, но где взять столько типографских машин? Да и людей, которые умеют с ним обращаться тоже не так много!

Суворин возразил правильно. Нужного количества оборудования в стране просто нет. Плюс расходники - бумага, краска. Плюс обученный персонал. Типографских машин вы не то что на каждый полк - на каждую дивизию не наберете. Ну или ободрать СМИ и тогда без газет останутся города.
Проблему можно решить двумя способами:
1. Стенгазета.
Решаемо не то что к каждом полку - в каждой роте можно такое сделать. И организовать передвижку - сегодня стен газета висит в одной роте (полку), завтра ее сняли и повезли в другую, а на ее место стенгазету из соседней роты или полка. Так сказать культурно-информационный обмен.

2. Печатать листовки и минигазеты вручную, типа того как партизаны листовки печатали:

Заказать такие мобильные наборы размером с чемодан и снабдить сперва дивизии, потом полки. Назначить и обучить активистов из солдат или младшего ком состава.
И пусть ручками откатывают.
Заодно и кадровый резерв для РОСТА будет расти помаленьку.

Shorcan написал(а):

- Так вот, привлеките художников. И нам нужны типографские машины в четыре краски. Да, и еще...

Вы наверное с типографским делом малознакомы.
Четырехкраска по тем временам - дикий прогресс и суперхайтек. Да ладно бы "те времена", в наше с вами время таким оборудованием не каждая типография обладает. У меня брат двоюродный - электронщик как раз по типографиям в основном тусуется , так вот, судя по разговороам с ним большая часть его "клиентов" - двукраски.

Shorcan написал(а):

- Да, увидев. Во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс и мне было явлено будущее. Более того, я получил и всю память моего правнука, память о событиях в России и мире на ближайшие сто лет.

Мм-м-м.. как то пресно получилось.
Дерзну приукрасить авторский вариант  :)

- Да, увидев. Во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс... Да, да! Спиритический сеанс. Я знаю что это баловство и ребячество, собственно баловством я и занимался - убивал скуку. Но в тот раз произошло... даже не знаю как это назвать. Чудо наверное или пока неизвестное науке явление... в общем в тот раз со мной произошло нечто необъяснимое. Мне было явлено будущее. Я получил память моего правнука, живущего в двадцать первом веке. Всю его память, начиная от моментов как он подглядывал за девками и заканчивая событиями в России и мире. Я фактически прожил почти сорок лет в следующем веке и знаю что будет происходить весь следующий век, вплоть до две тысячи   ...надцатого года.

Отредактировано Дачник (13-10-2017 06:41:31)

+1

536

Дачник написал(а):

Суворин возразил правильно. Нужного количества оборудования в стане просто нет. Плюс расходники - бумага, краска. Плюс обученный персонал. Типографских машин вы не то что на каждый полк - на каждую дивизию не наберете. Ну или ободрать СМИ и тогда без газет останутся города.
Проблему можно решить двумя способами:
1. Стенгазета.
Решаемо не то что к каждом полку - в каждой роте можно такое сделать. И организовать передвижку - сегодня стен газета висит в одной роте (полку), завтра ее сняли и повезли в другую, а на ее место стенгазету из соседней роты или полка. Так сказать культурно-информационный обмен.

2. Печатать листовки и минигазеты вручную, типа того как партизаны листовки печатали:

Заказать такие мобильные наборы размером с чемодан и снабдить сперва дивизии, потом полки. Назначить и обучить активистов из солдат или младшего ком состава.
И пусть ручками откатывают.
Заодно и кадровый резерв для РОСТА будет расти помаленьку.

Вот пусть Суворин ЕИВ это и предложит в следующий раз))). За идею спасибо.

Дачник написал(а):

Вы наверное с типографским делом малознакомы.
Четырехкраска по тем временам - дикий прогресс и суперхайтек. Да ладно бы "те времена", в наше с вами время таким оборудованием не каждая типография обладает. У меня брат двоюродный - электронщик как раз по типографиям в основном тусуется , так вот, судя по разговороам с ним большая часть его "клиентов" - двукраски.


Эмм, ну, не то чтобы совсем не знаком, все-таки я профессиональный журналист и лет пятнадцать проработал заместителем главного редактора и главным редактором полутора десятков газет различной красочности, включая одно и двух красочные, многокрасочные и полноцветные газеты, хотя да, директором типографии я не был, печать газеты мы заказывали в типографии.
Что касается двукрасочности современных газет, то тут вопрос, как правило, не в машинах типографских, а в желании клиента экономить деньги на печать и снижать себестоимость газеты. Дело в том, что в многокрасочных машинах каждый цвет это отдельный прогон типографской машины, за который, естественно, оплачивает заказчик. Как правило дополнительный цвет идет на обложку (первая и последняя полоса) и, в зависимости от формата машины, за ту же цену можно еще сделать еще один разворот внутри в две краски (при условии количества полос восемь и больше).
Кроме того, нужно понимать, что современные типографские машины в большинстве своем машины офсетные, а тогда применялась высокая печать.
Но спорить не буду, про четырехкрасочные машины для печати комиксов я вычитал в Вики.
Цитата:

В 1894 году в типографии «World» установили первую машину, печатавшую в четыре краски, причём, получаемые оттиски уже не походили на яичницу с помидорами. 18 ноября «World» выпустил в воскресном номере первый действительно удавшийся комикс. Ричард Ф. Ауткольт, рисовальщик газеты «Электрик уорлд», поставлял ей комиксы, в которых главными действующими лицами были клоун и овчарка. Так появилась первая комическая серия в воскресной газете.

— Уинклер, историограф Уильяма Херста[4]

Вот я и подумал, что за 23 года такие машины могли быть доступны и в России. Особенно если их заказать, допустим, в США.

Дачник написал(а):

Мм-м-м.. как то пресно получилось.
Дерзну приукрасить авторский вариант  

- Да, увидев. Во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс... Да, да! Спиритический сеанс. Я знаю что это баловство и ребячество, собственно баловством я и занимался - убивал скуку. Но в тот раз произошло... даже не знаю как это назвать. Чудо наверное или пока неизвестное науке явление... в общем в тот раз со мной произошло нечто необъяснимое. Мне было явлено будущее. Я получил память моего правнука, живущего в через сто лет тому вперед. Всю его память, начиная от моментов как он подглядывал за девками и заканчивая событиями в России и мире. Я фактически прожил почти сорок лет в следующем веке и знаю что будет происходить весь следующий век, вплоть до две тысячи   ...надцатого года.


Как вариант. Надо подумать. Спасибо!

Отредактировано Shorcan (13-10-2017 07:04:29)

0

537

Дачник написал(а):

Мм-м-м.. как то пресно получилось.
Дерзну приукрасить авторский вариант  

- Да, увидев. Во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс... Да, да! Спиритический сеанс. Я знаю что это баловство и ребячество, собственно баловством я и занимался - убивал скуку. Но в тот раз произошло... даже не знаю как это назвать. Чудо наверное или пока неизвестное науке явление... в общем в тот раз со мной произошло нечто необъяснимое. Мне было явлено будущее. Я получил память моего правнука, живущего в двадцать первом веке. Всю его память, начиная от моментов как он подглядывал за девками и заканчивая событиями в России и мире. Я фактически прожил почти сорок лет в следующем веке и знаю что будет происходить весь следующий век, вплоть до две тысячи   ...надцатого года.

Отредактировано Дачник (13-10-2017 06:41:31)


Такой вариант (переработано и расширено). Выделены изменения.

МОСКВА. БОЛЬШОЙ КРЕМЛЕВСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ ДВОРЕЦ. 16 марта (29 марта) 1917 года.
Думаете, у меня на этом вечер закончился? Как бы не так! Нет, традиционно, все было весьма мило — ко мне в кабинет пришел Георгий пожелать мне доброй ночи. Вот только пришел он в этот раз не только в сопровождении камердинера, но и сопровождаемый моей драгоценной Мама, дай ей Бог всяческого здоровья и долголетия.
Поцеловав сына в лоб и пожелав хороших сновидений, я отпустил Георгия с камердинером, томимый предчувствием тяжелого и опасного разговора с вдовствующей Императрицей. И разговор этот не заставил себя ждать, ибо Мама взяла быка за рога буквально сразу.
- Миша, я пришла с тобой серьезно поговорить!
- О, нет, Мама! Только не сегодня! - взмолился я. - У меня сегодня и так голова пухнет от всего происходящего!
- Вот именно! - Мария Федоровна буквально взвилась. - Ты чего творишь? Сын, ты что, с ума сошел?
- Вы о чем говорите? - попытался я оттянуть неизбежные разборки, но вдовствующая Императрица была не из числа тех, кто робел перед Императором, и она пошла в атаку с напором конной армии.
- Ты прекрасно знаешь о чем я говорю! Ты делаешь глупости за глупостями! Ты мало того, что решил вырубить под корень Владимировичей, чего тебе не простят наши родственники, так ты еще и не решился это сделать правильно!
Видя мое недоумение, Мама вкрадчиво спросила:
- А Викторию Федоровну ты чего оставил? Или думаешь, что она простит тебе мужа?
От такого поворота я, признаться, опешил, и единственное, что мне удалось из себя выдавить, был довольно слабый аргумент:
- Так это, она ж типа на сносях!
- Не типа, а на сносях. - спокойно поправила меня Мария Федоровна. - И что?
На этот аргумент у меня ответа не нашлось, и я позорно замолчал. Мама долго смотрела на меня, явно принимая какое-то решение. Наконец, она заговорила.
- Михаил, я  уже сказала, что пришла с тобой серьезно поговорить. В последнее время у меня не так много возможностей общаться с тобой, но даже при таких обстоятельствах я вижу, насколько сильно ты изменился.
У меня тоскливо засосало под ложечкой. Начинается. Конечно, было наивным ожидать, что материнское сердце не почувствует подмены. Вся надежда была на то, что удастся свести к минимуму общение между нами, и к тому времени, когда сомнения родятся в ее голове, можно будет все списать на долгое и трудное правление, которое так на меня типа повлияло. Но Мария Федоровна, воспользовавшись ситуацией с гибелью графини Брасовой, взяла на себя вопрос воспитания Георгия, оказавшись таким образом в непосредственной близости от моей бренной тушки, и получив возможность вести прямое наблюдение за моими выходками. И вот теперь можно лишь гадать о том, к каким выводам она пришла и какие сомнения гложут ее душу.
- Знаешь, когда я впервые поняла, что с тобой что-то не так?
Я пожал плечами, стараясь не плодить сущности и не давать лишнюю пищу к размышлениям. Мама меж тем продолжала:
- Нет, не тогда, когда ты отправился в тот безумный полет в Могилев, и даже не тогда, когда ты фактически поднял мятеж и захватил Ставку, убив при этом генерала Алексеева…
- Я не убивал Алексеева!
Но вдовствующая Императрица отмахнулась от моих слов, как от чего-то несущественного, и продолжала говорить:
- …Все это, хотя и с большими натяжками и оговорками, можно было объяснить порывистостью твоей натуры, и ты прежний действительно вполне мог учудить и полет ради возможности что-то доказать Никки, и совершить импульсивное безумие, подняв на мятеж Георгиевский батальон, и даже создание этой вашей ВЧК можно было списать на то, что ты наслушался чьих-то глупых советов и действуешь не ведая того, что в реальности творишь. И многое из того, что ты сделал, уже будучи Императором, так же можно было бы объяснить твоим импульсивным и, в то же самое время, упрямым характером и тем, что на тебя повлияла гибель матери Георгия. Но…
Она взяла паузу, внимательно изучая мою реакцию. Я молчал. Пока было неясно куда она клонит, но то, что она графиню Брасову назвала матерью Георгия, но не сказала «гибель твоей жены», как-то резануло ухо и заставило меня напрячься.
- ...Но был один момент, который заставил меня насторожиться и изменить мои собственные планы, которые, признаюсь, были очень обширными!
Вот чертовка! Ей бы в театре играть! Сидит и наслаждается паузой. Тут впору встать и наградить ее благодарными овациями!
- Все разрозненные действия, все твои решения, все неожиданные ходы можно было бы объяснить стечением обстоятельств и прочими событиями, о которых я уже упоминала. Но что-то не вязалось, что-то ускользало от моего понимания. И когда я вдруг поняла, что именно меня смущает, у меня все сразу встало на свои места и все события получили логическое объяснение. Дело в том, что у тебя появилась черта характера, которой раньше не было и быть не могло. Это настолько противно твоей натуре, что я сначала даже не обратила внимания на это, считая все это случайностью. Но случайностей было слишком много, и когда в Царском Селе я вдруг осознала, что ты меня саму используешь в своей игре, вот тут я впервые всерьез задумалась. А когда  там, в Царском, я до конца досмотрела представление для репортеров, вот тут я все поняла.  Я вдруг поняла, что ты уже не довольствуешься своим новым качеством, лишь как средством решения текущих проблем, ты, создав РОСТА, решил создать инструмент для подчинения себе помыслов всей России!
Я вопросительно поднял бровь. Вдовствующая Императрица победно улыбнулась.
- И твоя реакция на мои слова доказывает, что я права в своих выводах, потому что прежний Михаил никогда бы себя так не повел, имей я с ним подобный разговор при подобных обстоятельствах!
- Итак? - спросил я усмехнувшись.
- Итак? - переспросила она, в свою очередь послав мне ответную улыбку. - Итак, прежний Михаил и новый Михаил это два разных Михаила!
- Объяснитесь.
- Все твои успехи, все то, что ты совершил, начиная с полета на этом ужасном аэроплане, все это стало возможным при появлении у тебя способности, да что там способности, настоящего невообразимого дара всех убеждать!
- И что?
- А то, мой милый Государь Император, что прежний Миша, мой любимый сын Миша, не мог убедить никого и ни в чем! Им помыкали все, как только могли! Да, прежний Михаил был смел, упрям и благороден, но максимум что он делал в подобных ситуациях, это выходки из разряда женитьбы на этой авантюристке Наталье Шереметьевой назло маме и царственному брату. И, кстати, вот еще одно подтверждение того, что с тобой что-то не так, и от моего прежнего Миши осталась лишь видимость. Прежний Михаил при таких моих словах немедленно бы вскипел, потребовал бы не говорить в таком тоне о его незабвенной и, к тому же, погибшей Натали, но даже не потребовал бы прервать наш разговор, а просто бы выбежал из комнаты. Но ты, мой милый незнакомец, сидишь совершенно спокойно, как будто гибель графини Брасовой тебя совершенно не волнует!
Я хмыкнул. Ну, что тут скажешь? Я знал о том, что вдовствующая Императрица Мария Федоровна была умнейшей женщиной и опытнейшей интриганкой, но, признаться, таких глубоких выводов я не ожидал.
- Конечно, - продолжала меж тем моя высокородная дознавательница, - способность всех убеждать и подчинять своей воле далеко не единственное изменение. Быстрые и решительные действия, полная неожиданность решений и необъяснимая логика многих твоих повелений. Ты принимаешь решения совершенно иначе, чем это делал Михаил, твои речи меняются в зависимости от слушателей, ты находишь для каждого именно те аргументы, которые перевешивают чашу весов в твою пользу. Я вчера видела, как к тебе в кабинет рвался разъяренный Сандро, и как он вышел от тебя словно побитая собачонка. Ты не тот прежний Миша, ты не ведешь себя, как человек, который случайно, волей обстоятельств, оказался на троне и тяготится этим обстоятельством. Ты ведешь себя так, словно считаешь что ты и есть власть, что царство  не только твое по праву, но так, что ты и есть царство. Я не очень набожна, но признаюсь честно, я постоянно ловлю себя на чувстве, что от тебя веет какой-то могучей, и в чем-то даже потусторонней силой. А потому я обращаюсь к тебе, не как к своему сыну, а как нынешнему правителю Российской Империи, с вопросом — не желаешь ли объясниться?
Вдовствующая Императрица ждала моего ответа. Я задумался. Что ж, тут играть заявленную роль уже невозможно. Удивительно, как мало людей видят очевидное! Или они видят, но молчат? Кто знает? Быть может, просто пока я их устраиваю в качестве правителя. Впрочем, об этом я могу подумать на досуге, а сейчас мне нужно давать ответ очень могущественному и умному противнику. И от моего ответа зависит то, смогу ли я превратить противника в союзника, или же мне придется подписывать некролог. Хотя я не верю в то, что она пришла ко мне не подстраховавшись и на этот случай. И тут еще вопрос кто кому подпишет некролог. М-да, ситуация.
- Если вы намекаете на то, что я продал душу дьяволу или на подобную чертовщину, то вы ошибаетесь. Не далее как сегодня утром я был в церкви на службе.
Мария Федоровна иронично улыбнулась, но не стала комментировать мои слова. Она ждала.
- Я  - Михаил Александрович Романов, ваш сын, ваша плоть и кровь. Вы знаете каждую родинку на моем теле и можете убедиться в том, что ни о какой подмене, на что вы очевидно намекаете, речь не может идти.
- Охотно верю каждому слову, поскольку я ранее сделала пару проверок, - спокойно кивнула моя собеседница, - но это не объясняет всего творящегося.
- А вы поверите, если я признаюсь, что мне было явлено будущее?
Мария Федоровна сделала неопределенный жест.
- Хорошо, моя дорогая Мама, раз уж у нас случился такой откровенный разговор…
Вдовствующая Императрица хмыкнула, но ничего не сказала на такой выверт событий, явно давая понять, что ради дела мелочами можно пренебречь.
- … то и я буду откровенен перед вами…
У меня был в прошлой жизни один приятель, от которого стоило услышать «я тебе скажу откровенно», как от него тут же следовало бы бежать подальше, потому как далее следовал такой невообразимый поток вранья, что профессиональные аферисты позеленели бы от завести, услышь они его побасенки.
И вот сейчас я себя почувствовал на месте этого своего приятеля.
- ...Да, я изменился, это так. Трудно не измениться, когда ты видишь собственную гибель, гибель семьи, сына, гибель родственников, гибель Империи, двенадцать миллионов погибших в грядущей Гражданской войне, еще десятки миллионов погибших в ближайшие три десятка лет. Полное разорение России, потеря большей части территорий, гонения на русских людей во всех новоявленных независимых странах, новые миллионы погибших и, наконец, полная катастрофа, который ждет наш мир в ближайшие сто лет. Мог ли я остаться прежним, увидев такое?
- Увидев? - ожидаемо поймала меня на слове Мария Федоровна.
- Да, увидев. Вы же знаете сколько раз я пытался убедить Никки, помочь ему свернуть с того гибельного пути, которым к катастрофе шел не только сам Николай, но и все мы, вся наша Россия. Еще со времен Распутина были ощущаемы контуры будущего катаклизма, но гибель Распутина, вопреки ожиданиям многих, не стала спасением, а лишь усугубила ситуацию. Никки и вся августейшая семья, словно под действием гипнотического транса, выпали из реальности, и все грозные признаки надвигающееся гибели, казалось, не трогали их. Я пытался повлиять на положение, пытался поговорить с братом, и сам пытался многократно, и вместе с Сандро, но Никки был глух, а Аликс была категорически против нас. Признаюсь, я был в отчаянии. Вероятно, именно из-за такого моего душевного разлада, я был готов прибегнуть к любым средствам успокоения души, и таким средством мне тогда показался пустяшный спиритический сеанс. Безделица право, но если бы я знал, к каким последствиям приведет эта моя шалость! Впрочем, довольно слов. Итак, во время прошлого солнечного затмения я проводил спиритический сеанс и, словно удар молнии с раскрывшихся небес, на меня обрушилась могучая сила и я вдруг установил ментальную связь со своим правнуком из 2015 года. Не знаю, что тут сыграло большую роль, само затмение, место сеанса или мое душевное состояние, а быть может и все вместе, но контакт был настолько сильным, что вся память моего правнука, весь его жизненный опыт, все знания, вся история мира на ближайшие сто лет были явлены мне.

И я повторил историю, рассказанную ранее Сандро. А что мне оставалось делать?
Вдовствующая Императрица слушала, время от времени задавая уточняющие вопросы. К моему удивлению, мой рассказ она приняла более стойко и спокойно, чем Сандро.
- Вот так я получил новые знания и новые черты характера, ведь теперь все мои решения и вся моя логика базируется на двух жизненных опытах, на знаниях двух эпох, и на всем опыте развития человечества на ближайший век, вплоть до второго десятилетия третьего тысячелетия от Рождества Христова. Тем более что мой правнук был в том времени руководителем огромной медиа-корпорации, которая включала в себя несколько каналов телевидения, газеты, журналы, сетевые издания, которые были доступны каждому человеку посредством компьютерных сетей или мобильных телефонов. Так что теперь, я во многом переношу его опыт на нашу жизнь и нашу ситуацию. И, как видишь, кое что мне удалось уже исправить.
- Что такое телевидение? И эти… которые телефоны?
Объясняя принципы коммуникаций будущего, я залюбовался Марией Федоровной. Так быстро принять и оценить совершенно новую концепцию, может только очень гибкий и незашоренный ум! 
- Да, очень удобно. - кивнула она — И я так поняла, что собираешься не просто отменить революцию и гибель Романовых, но и изменить само будущее, создав совершенно новую Россию, ведь так?
- Мама, браво! - вскричал я с чувством. - Я в восхищении от вашего ума и хватки!
- Что ж, я рада, что ты это осознал. - ответила она совершенно спокойно. - Тому же Никки не хватило для этого и двадцати трех лет на троне.
Я потянулся к бутылке с коньяком.
- Ты рассказал интересную историю. Но позволь не поверить тебе.
Моя рука замерла в воздухе. Не знаю, какое у меня в этот момент было выражение лица, но Мария Федоровна его явно оценила и иронично усмехнулась.
- Ты научился мастерски забалтывать неудобные вопросы, но ты, вероятно, забыл, с кем ты разговариваешь.
Да, такого удара я не ожидал. Рано расслабился, забыл, действительно забыл (!) с кем (!) я разговариваю!
Так, спокойно! Ничего еще не произошло. Попробуем уточнить, что же милая Мама имеет в виду.
- Гм… Объяснитесь.
- Охотно. – Мария Федоровна кивнула. – Позволь тебе напомнить то, с чего начался наш разговор. А начался он с того, что ты изменился. И с того, что я отметила, что тебя больше не трогает гибель Натальи Шереметьевой…
Я обратил внимание на то, что жену прадеда его ненаглядная Мама упорно не желала именовать графиней Брасовой.
- …и ты ведешь себя так, словно она для тебя совершенно посторонний человек. А такого быть не могло, если бы все было так, как ты рассказал. Подумаешь, знания на сто лет вперед, как это касается чувств? И, кроме того, все эти новые знания могли потрясти душу, могли даже свести с  ума, но никак не могли изменить характер в рациональную сторону. Да, потрясение может пагубно сказаться на характере и душевном равновесии, но я никогда не слышала, чтобы переживший глубочайшее потрясение человек вдруг стал мыслить и действовать так, как мыслишь и действуешь ты. Исходя из этих соображений, я делаю вывод о том, что история, рассказанная тобой, лишь частично правдива. И я пока не знаю, насколько велика та частица правды в общем потоке слов.
Что ж, вот и наступил самый опасный момент. Момент истины. Я щедро плеснул в бокал коньяка и, рывком поднявшись с кресла, подошел к окну. Не знаю почему, но в той прошлой будущей жизни, в моменты принятия ответственных решений, во время важных телефонных переговоров или серьезных размышлений, я всегда непроизвольно подходил к окну, и, глядя в пространство, делал выводы. И здесь, уже в этом теле, от этой привычки я, судя по всему, не избавился.
Итак, пойман за жабры. Головой об пирс еще не ударили, но из воды уже тянут. И счет идет на мгновения. И как же у меня болит голова…
Я прижал лоб к холодному стеклу окна. Иллюзия облегчения. Иллюзия. Все вокруг лишь иллюзия. И что мне ей говорить? Что делать в подобной ситуации?
Мыслей нет. Совсем.
Как я устал. От всего этого я так устал. От этого разговора, от этого времени, от постоянной нужды выдавать себя за другого, от деланного оптимизма, от необходимости вдохновлять, побуждать, убеждать, убеждать, убеждать…
Почему я, самый могущественный человек на одной шестой части земной суши, не могу просто поступать, как мне хочется? Я, человек, фактически вновь вернувший власти Императора абсолютистский статус, не могу просто прекратить этот неприятный разговор? Интересно, у Николая тоже было подобное чувство, когда он с тоской в глазах слушал мои и Сандро уговоры?
Я горько усмехнулся. Мои. Да, я уже не могу разделить, где мои воспоминания, а где прадеда, и события, происходившие еще до моего появления в этом времени, все равно воспринимаю как те, что происходили со мной лично.
За спиной выразительно кашлянули. Да, молчание затянулось и нужно что-то говорить и что-то делать. Но что?
- Я не знаю, что вам сказать.
Отхожу от окна и вновь усаживаюсь в кресло. Вдовствующая Императрица ждет.
- Вы правы, если отбросить словесную шелуху, то сказать мне и нечего. Как видите, мой, так называемый, дар всех убеждать, не настолько уж и силен. Если бы я действительно мог убедить кого угодно в чем угодно, то первым, кого я бы взялся убеждать, был бы мой царственный брат. Ведь я действительно не хотел власти, и меня бы вполне устроила бы роль влиятельного человека за кулисами трона. Но я не смог убедить Николая. Равно как я не смог убедить генерала Алексеева и мне пришлось поднимать мятеж в Могилеве. И вот теперь, я не смог убедить вас, Мама. Так что ваша оценка моего дара уж слишком завышена.
Я горько усмехнулся.
- Единственное, что могу заметить, что другая ваша оценка действительно верна. Я совсем другой человек. Кто я? Пожалуй, ответа на этот вопрос я и сам дать не смогу. Я одновременно и урожденный Великий Князь Михаил Александрович Романов, и майор военно-воздушных сил, генеральный директор медиа-холдинга Михаил Александрович Романов. Кого во мне больше? Кто из них главнее? Кем из них я себя чувствую? Я не знаю. Иногда я ловлю себя на мысли, что я уже не тот и не другой, я совершенно новый человек, который впитал в себя характеры, опыт, мировоззрение, привычки каждого из них. Что-то для меня осталось важным, что-то утратило свое значение…
Врал ли я в этот момент? Верил ли я сам в то, что говорил этой умной и красивой, не смотря на годы, женщине? А я сам не знаю. Потому что, я действительно изменился. Нет, я, конечно, идентифицирую себя как человек из 2015 года, но, признаться, сам я далеко не уверен, что я не изменился, впитав в себя все сознание прадеда и его опыт. Во всяком случае, многим своим действиям и словам я позже не мог найти рационального объяснения с точки зрения человека из двадцать первого века. И потом, я постоянно себя ловлю на удивительной легкости, с которой я, не имевший ни малейшего понятия обо всех придворных порядках, вдруг самоидентифицирую себя как Высочество и Величество, как прут из меня все эти аристократизмы, как легко я совладал с конем, при том всем, что в прошлой-будущей жизни катался на коне один раз и то лишь по пьяному делу. Только ли моторика и рефлексы прадеда тут причина?
И самое главное – я больше не хочу возвращаться. Мне будет тесно в мире грядущего, чужой я уже там. Да и нету в будущем вакансии царя, а на меньшее я уже не согласен.
- …Я – новый человек. Человек, в котором слились и переродились ваш сын и ваш праправнук. И воля ваша, принимать меня таким, какой я есть, или оттолкнуть от себя. В этой комнате нет России и нет Империи. Здесь нет титулов и корон. Здесь только мать и сын. И я прошу вашего благословения, Мама.
Я склонил голову. Когда я поднял взгляд, то увидел, как она плачет.

*        *        *

Отредактировано Shorcan (27-10-2017 04:42:35)

+10

538

Сильно.

+2

539

Здорово!

0

540

От читательницы Самиздата поступило такое вот аргументированное возражение:

Лантана
  >Мама миа!Вы хотите сказать матери: Я не ваш сын, я некий кадавр в его теле" и чтобы она плакала от счастья? Или я не поняла и плакала она от жгучего желания убить негодяя, занявшего тело ее сына?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » "Новый Михаил-2: Государь Революции". Третья тысяча комментариев