Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.


Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.

Сообщений 391 страница 400 из 999

391

да, тут главное вовремя остановиться.

+1

392

Ценно. Непременно использую

0

393

II
Гидрокрйсер «Алмаз»
Каюта мичмана Солодовникова
Юнкера

А что же нас так и не выпустят? - поинтересовался после паузы Штакельберг. - Так и продержат до самой пристани в этой клетушке? Как хотите, господа, а мне не улыбается здесь торчать, как сардины в жестянке с прованским маслом. Хочется воздухом подышать, да и размяться - после такого-то пердимонокля...
- Да ладно вам, барон, - откликнулся  Адашев. - Небось, в теплушки не так втискивались!
Юнкера и правда, набились в каюту мичмана Солодовникова, как консервированные рыбешки в банку. Сидели на полу, на столе; на маленьком стульчике, ухитрились устроиться сразу трое. Громоздкие шинели и прочую амуницию свалили на пол, и теперь на ней с удобствами расположились те, кому не досталось сидячих мест. Сашенька с Колей Михеевым оказались зажаты в дальнем углу койки, и юнкер втайне наслаждался близостью с предметом своей страсти. Впрочем, приходилось держать на физиономии равнодушную, даже суровую мину - напротив влюбленных сидел, прямой, как палка, Сашенькин отец, и косился на юнкера Михеева с нескрываемым подозрением.
- Да, случалось и по шесть десятков втискивались вместо положенных сорока, - согласился Штакельберг. Но тут-то, господа, корабль, а не загаженный, - простите за мой французский, Сашенька, - телячий вагон!
- Ну и тесновато! - не сдавался Адашев. - Подумаешь, экое несчастье! Или вы предпочли бы остаться в Севастополе с этими мизераблями? Забыл, как они с нашим братом обходятся? Скажите ему, мадемуазель!
Сашенька вместо ответа покрепче вцепилась в локоть Михеева.
- Это же военный корабль, а не пароход общества РОПИТ, господа. - пояснил Андрей. Он стоял в открытой двери, и за спиной его, в  коридоре,  гудело многоголосье - там тоже все было битком набито пассажирами.  -   Палубы сейчас и так сверх всякой меры загромождены грузами; если же там будут еще и пассажиры - то вообще негде будет повернуться. А  требуется подготовить к вылету гидроплан, чтобы произвести предварительную разведку.
- Но зачем? Вы же говорили, что нас здесь ждут?
- Говорить-то говорил, господин Адашев. Но, мало ли как все обернется? Вот и к вам мы попали, считай, случайно, а ведь нацеливались на 1916-й год. Наука хронофизимка, как говаривал профессор Груздев, умеет много гитик...
- Выходит, мы должны поблагодарить за эту случайность вашего профессора? - вставил Адашев. - Если бы не его ошибка - нас бы всех махновцы шашками порубали, в капусту!
- Какой ужас! - Сашенька вздрогнула и поближе (хотя, куда уж ближе!) притиснулась к Михееву. Юнкер глупо улыбался; его явно так и подмывало обнять девушку - утешить, внушить спокойствие от того, что он рядом, такой сильный, решительный, уверенный в себе.
Неизвестно еще, повезло, или нет, подумал Андрей. В известной ему истории генерал Стогов отбыл на последнем пароходе, прихватит с собой роту константиновцев. Махновцы так и не подошли к городу, его занимали передовые части Буденного. А константиновцы  присоединились к Армии Юга России; их ожидали  галиполийское сидение, эмиграция, РОВС.  Для кого-то - потеря надежды и цели существования; для других - новая жизнь вдали от Родины. Вряд ли здесь им будет хуже...
Из коридора раздалось: 
- Выходим, господа, по трапу, осторожно, не свалитесь! Женщин, детишек малых, ежели есть, попускаем вперед! По одному, по одному, не давитесь, руки-ноги не переломайте!
- Вот и кончилось наше заточение! - жизнерадостно объявил Андрей. Он стоял, во весь рост, упершись ладонями в косяки, и лишь очень внимательный наблюдатель заметил бы, что пальцы у Митина мелко дрожат. - Сейчас выберемся наверх, и сами все увидите, своими глазами ваш новый прекрасный мир!
- Юнкера, зашевелились, завозились, поднимаясь с пола.
- Винтовки, амуницию оставляем здесь! -  - Адашев уже вспомнил о своей командной должности. - Юнкер Штакельберг, останетесь в каюте, караульным. И не надо корчить недовольную мину - теперь  у вас места вдоволь будет!

http://s7.uploads.ru/t/4C7DQ.jpg

http://s9.uploads.ru/t/Q5lT9.jpg
http://s8.uploads.ru/t/14eFc.jpg

Отредактировано Ромей (22-05-2017 18:08:01)

+14

394

Ромей написал(а):

Так и продержат до самой пристанитут?

Пристани тут. А какое слово получилось!  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif 

Ромей написал(а):

Вот и к вам мы попали, считай, случайно, а ведь нацеливались на 1926-й год.

ЕМНИП там был 16-й.

+1

395

Ромей написал(а):

- Это же военный корабль, а не пароход общества РОПИТ, господа. - пояснил Андрей. Он стоял, уперевшись руками в косяк двери. За спиной гудели голоса - коридор тоже был заполнен беженцами, по большей части, такими же юнкерами.

Ромей написал(а):

- Выходим, господа, по трапу, осторожно, не свалитесь! По одному, по одному, не давитесь, руки-ноги не переломайте!

У меня вопрос  к уважаемому автору: не лучше ли  так: "Выходим, дамы и господа...."?

+1

396

Череп написал(а):

У меня вопрос  к уважаемому автору: не лучше ли  так: "Выходим, дамы и господа...."?


Из коридора раздалось: 
- Выходим, господа, по трапу, осторожно, не свалитесь! Женщин, детишек, ежели есть, попускаем вперед! По одному, по одному, не давитесь, руки-ноги не переломайте!

Отредактировано Ромей (22-05-2017 12:23:43)

+1

397

Ромей написал(а):

а мне не улыбается здесь торчать, как сардины в жестянке с прованским маслом. Хочется воздухом подышать, да и размяться - после такого-то пердимонокля...
- Да ладно вам, барон, - откликнулся  Адашев. - Небось, в теплушки не так втискивались!
Юнкера набились в каюту мичмана Солодовникова , как консервинованные рыбешки в банку.

Близкий смысловой повтор. Может, заменить? Например, на "... набились так, что яблоку было негде упасть"?

Ромей написал(а):

...напротив влюбленных сидел, прямой, как палка, Сашенькин отец, и не-нет, да и косился на юнкера Михеева с нескрываемым подозрением.

1. Запятые совсем лишние: фразеологизм плюс между сказуемым и подлежащим.
2. Наверное, "нет-нет".

+1

398

III.
Гидросамолет  «Финист», б\н 3
лейтенант Реймонд фон Эссен

С высоты «эвакуационный караван» выглядел именно тем, чем он и был на самом деле - бестолковым скопищем разномастных, почти неуправляемых судов, кое-как разбросанных на морской глади. Форштевни смотрят в разные стороны, над многими трубами - ни дымка, Вот махина «Березани»: ее палуба заставлена броневиками, танками и разношерстыми авто.  Про обоим бортам пришвартованы портовая землечерпалка и барказ-кабелеукладчик; только их совместными усилиями удалось заставить двигаться тяжело груженый транспорт. Дальше старушка-«Котка», она же посыльное судно №4 с миноносцем на буксире; «Живой», еще один старый угольный миноносец, плоская калоша наливной баржи, рядом с которой  плоскодонный пароходик-паром с заведенными буксирными концам. Маленькая паровая шхуна, волокущая баржу-грязнуху, переполненную штабелями снарядных ящиков и бочек с газойлем так, что палуба стала едва не вровень с водой. Следом вторая, на которой громоздятся два маневровых паровозика из портового хозяйства и наспех зашпиленные парусиновыми чехлами шестидюймовые мортиры.
За баржами тянется самая нелепая процессия, которую Эссену вообще доводилось видеть.  Это была выдумка Андрея Митрина:  пятнадцать железнодорожных цистерн с нефтью, газойлем, соляровым и моторным маслом. Их срезали с платформ, скрепляли по три, по наскоро сооруженным дощатым слипам, на катках,  стаскивали в воду, и сцепив вереницей, волокли в море. Так и болталась теперь эта гирлянда, прихотливо изгибаясь по воле волн. Рядом - буксирный катерок, заботам которого и поручены цистерны.
В стороне от этого плавучего паноптикума, виднеется элегантный силуэт «Алмаза», слегка, впрочем, подпорченный коробкой ангара. На траверзе «Алмаза» - настороженный «Казарский».
Эссен прошел низко над гидрокрейсером, приветственно покачав плоскостями. На палубе черно от людей: швыряют в воздух шапки, фуражки, машут вслед  аэроплану, уходящему в сторону Севастополя.
Под крыльями «Финиста» с большим номером «3» промелькнули мыс Херсонес,  Казачья, Песочная и Карантинная бухты; открылись на  на внутреннем колонны линейных кораблей. Вот уж не думал еще раз увидеть Ахтиярскую бухту с воздуха, усмехнулся Эссен. Нет, не ту, что была знакома ему с благословенных довоенных лет:   битком набитая эсминцами и дредноутами, где стелется над волнами угольным дым да  взревывают то и дело судовые сирены, перекликаясь со свистками портовых паровичков. И не ту, что пришлось повидать у «потомков»: нарядную бухту нарядного города, где на смену броне и калибрам пришли круизные лайнеры, изящные утыканные антеннами пограничные сторожевики,  бесчисленные яхты, прогулочные теплоходики, катера.  Эта - совсем другая,  хоть и  отгородилась от моря  теми же угрюмыми ярусами Константиновской батареи. На ее дне ее, в илистых отложениях не  догнивают уже которое десятилетие подряд, обломки нахимовских фрегатов, а из воды не высится увенчанная колонной скала памятника затонувшим кораблям.
Лейтенант положил машину на крыло, загнул широкий вираж.  В прошлый раз,  в сентябре 1854-го, он сделал три круга над бухтой, над мачтами кораблей и головами потрясенных горожан. Сел, подрулил на своей М-5 прямо к Графской пристани и выбрался на ступени белого инкерманского камня, в ожидании когда кто-нибудь посмелее не подойдет к невиданному гостю с небес.
«Ничего, с тех пор здешняя публика попривыкли к летающим машинам...»
От борта одного из линкоров оторвалось ватное облачко дыма и поплыло по ветру. И еще, и еще...  корабли сначала по одному, вразнобой, а потом вместе, дружными залпами приветствовали долгожданного гостя. Раскаты пальбы долетали даже сюда, пробился сквозь тарахтение движка. Эссен снизился до самых клотиков,  пролетел вдоль линейной шеренги. Бортмеханик, как было условлено, сдвинул дверь (пушечный рык сразу наполнил кабину) и, одну за другой стал выпускать сигнальные ракеты - красные, синие, белые.  Одни лопались высоко над бухтой яркими звездами, другие медленно опускались на парашютиках к воде, третьи спускались по дуге, волоча за собой хвост цветного дыма.
Словно в ответ, наискось, по исчерченной волнами глади акватории, побежала, волоча белопенный след, стремительная водомерка со знаками Андреевского креста на желтых крыльях. Оторвалась от воды и медленно для глаз Эссена, уже успевшего отвыкнуть от такой неторопливости, стала набирать высоту.
Эссен пригляделся и  засмеялся от радости - на носу аппарата ясно различались цифры «37».
«Ну что, выходит, мы дома?»

http://sh.uploads.ru/t/8sl42.jpg

http://sg.uploads.ru/t/roah0.jpg
http://s6.uploads.ru/t/ySQbU.jpg

http://sd.uploads.ru/t/JpRa0.jpg
http://sd.uploads.ru/t/lo9kB.jpg
http://s7.uploads.ru/t/5okRF.jpg

Отредактировано Ромей (22-05-2017 20:44:55)

+11

399

Ромей написал(а):

- Вот и кончилось ваше заточение! - Весело объявил Андрей.

Может, лучше "Наше"? Они ведь все вместе " заточались".

0

400

Плугер написал(а):

Может, лучше "Наше"? Они ведь все вместе " заточались".


Так он и не переживал по этому поводу :)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Бориса Батыршина » Крымская война. Попутчики-3. Вторая бумажка.