Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")


Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")

Сообщений 91 страница 100 из 102

91

Кстати,а прода в ближней перспективе будет? Чи фанфик заморожен на неопределенный срок?

0

92

Глава XX

— Тревога! Тревога! Лорд Слинт, прошу вас, вставайте!

Я быстро подскочил из кресла, и, схватив ножны, стал крепить их на пояс. Спросонья запутался в ремнях и завязках, да еще стал вешать меч не с той стороны — привычки и навыки Слинта иногда подводят меня.

— Что случилось?!

— Простите, лорд Слинт, Ланнистеры! — быстро произнес испуганный воин и выбежал наружу. Казалось, он не хотел оставаться в одном помещении с лордом, которого только что разбудил.

— Спасибо за подробные объяснения! — произнес я ему вслед спустя пару секунд вместе с нецензурной фразой.

Снаружи шумело, но я слышал лишь колокола, барабаны и звуки труб. Не знаю, где Ланнистеры нашли столько музыкальных инструментов, но они вторую ночь подряд устраивали концерт и не давали нам спать.

Глупцы. Настоящий солдат заснет при любом шуме. И горожане привыкнут. У меня соседи постоянно сверлили стены, а в перерывах слушали музыку, я знаю, о чем говорю! Пока не поставят отечественную попсу, спать можно!

Тело онемело и болело, дремать, сидя в доспехе, было не лучшей идеей. Если бы я мог, то поменялся бы местами с Роббом Старком. Молод, здоров, сейчас лежит в мягкой постели, да еще не один, а с красивой девушкой.

Не стоит о таком думать, у судьбы странный юмор. Вдруг окажусь еще в теле Робба? И хорошо, если не по пути на свадьбу Эдмара Талли. Не знаю, почему я здесь, но следует быть осторожным, судьба может повернуться как угодно.

Еще недавно я бы подумал, что сыграть за того же Робба было бы интересно, но теперь ощутил, какой это адский труд — руководить людьми в военное время, и готов поменяться местами разве что со смотрителем маяка на безлюдном острове.

Наконец покончив с ножнами, я взял шлем и, быстро поднявшись по лестнице, вышел на верхнюю площадку башни.

На востоке небо начало светлеть, но еще была темнота, на западе вовсю сияли звезды. Под стенами в темноте не было ни одного костра или факела.

— Что случилось?

— Разведчики вернулись — Ланнистеры выдвигаются, — произнес Торос и зевнул.

— Прекрасно! Соблюдайте тишину, пусть наша готовность будет для них сюрпризом.

Не зря каждую ночь со стен спускали разведчиков, не зря.

Что ж, я ждал этого и специально остался ночевать не в Красном замке, а в башне у Божьих ворот, и привел войска в полную боевую готовность. Логично ударить сразу после того, как в городе объявятся первые солдаты Старка. Кто знает, сколько войск приплывет в город завтра или послезавтра, следует спешить.

Время штурма выбрано не зря, враг хочет подойти как можно ближе под прикрытием темноты, а когда будут взяты стены, как раз наступит утро, и солдатам станет легче ориентироваться в городе.

Вначале я переговорил с вернувшимися разведчиками, а после затребовал доклад у сигнальщиков.

В темноте флаги не видны, их заменяют сигнальные фонари, но информация передается медленнее. Увы, связь, несмотря на все ухищрения, далека от совершенства. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем я узнал все о положении во всем городе.

Мои войска занимают свои места. Где-то не могут найти командира, где-то не то задержалась, не то заблудилась целая сотня воинов, есть и другие неурядицы. В районе септы Бейелора не отвечает пара сигнальщиков, но сообщение передали через другие линии, а туда уже выехали несколько человек, будить и менять, если вдруг мертвы или напились — и такое бывало. Обычный армейский бардак. В первый штурм было лучше, а сейчас расслабились.

Враг еще не начал штурм. С высоты стены не было видно ничего и не слышно — музыканты подобрались почти к самым стенам. Попробовать пугнуть? Нет, на месте Тайвина и Тириона я бы поставил рядом засаду, на случай нашей вылазки.

Ланнистеры сосредоточились у тех же ворот, что и прошлый раз. В других местах разведчики не видели никого. По сведениям Вариса, противник готовил брандеры и хотел использовать похищенный Дикий огонь, но на реке ничего не было. Со стороны не дорытых до конца подземных ходов тоже ни звука. Подземная война отменяется, а жаль, выходит, зря мои люди копали встречные тоннели.

— Объявляйте вариант один, — приказал я сигнальщикам и, взяв в руки мирийскую трубу, стал всматриваться в ночь. Но с ней видно было даже хуже, чем без неё. Ничего не понять, темень.

Ланнистеры просто не найдут город в темноте.

Нет, там не дураки. Я бы на месте Тириона велел бы сколотить ящики без одной стенки. Потом разместил бы светильники у стен, накрыл ящиками, чтобы отсутствующая стенка была со стороны армии, и разжег огонь. Светильник армия видит, а со стены — нет.

Я снова и снова перебирал в уме все, что сделал сам, и все, что мог предпринять Тайвин Ланнистер.

Разумеется, второй раз на тот же трюк с огненной ловушкой противник не попался бы. После первого штурма и похорон погибших каждую ночь шла настоящая война перед стенами. Ланнистеры засыпали рвы по всему периметру, мы старались им помешать.

Противник пытался найти и выкопать сосуды с диким огнем, и мы делали тоже самое. Большая часть запасов вернулась в хранилища. Враг минимум четыре раза ухитрился подорваться на сосудах, и дважды пришлось взрывать мины по моему приказу, чтобы они не достались Ланнистерам — но все равно не меньше сотни сосудов у нас похитили, и это меня сильно тревожило.

Брандеры? Большая часть кораблей не в порту, а на внешнем рейде, благо погода позволяет. Порт я огородил цепью, позаимствовав идею у Тириона, а несколько галер патрулировали Черноводную. Флот врагам не сжечь.

Внезапный штурм — неплохой вариант. Подобраться как можно ближе под покровом ночи, благо рвы почти засыпаны, и группой смелых и умелых воинов оседлать стену. Разумеется, на этот случай я создал специальные «пожарные команды» — отряды, которые должны давить подобные прорывы в зоне своей ответственности.

Я бы пробовал войну на истощение, не давать ни минуты покоя защитникам города, регулярно налетать и обстреливать стены. У осаждающих больше войск, пока одни заняты, другие отдыхают. Можно выводить войска на ложный штурм, раз за разом — не все, а только часть. Что штурм ложный, должен знать только Тайвин. День за днем осажденные стояли бы в постоянной готовности, а это выматывает, и штурм вышел бы действительно внезапным. Или, как вариант, сообщить всем, что штурм лишь репетиция… и когда мы, поверив пташкам Вариса, расслабимся, нанести удар.

Ланнистеры действительно пытались взять нас измором, пару дней регулярно подходили и обстреливали стены, охотясь на каждого выглянувшего из-за стены солдата, но потом подсчитали свои потери и бросили это дело. Сейчас это не выгорит, лучшие их стрелки погибли в первом штурме.

— Прикажете поднять Дикий огонь? — спросил Торос, подойдя ближе.

— Не стоит торопиться. Зеленый флаг. Только зеленый.

Я не стал менять систему. Как и прежде, по команде «зеленый флаг» первую партию Дикого огня доставали из подвалов. Желтый — значит, надо поднять их на стену. Красный — отправить на врага. Только ночью флаги не видны, и поэтому били в колокол, и громко кричали слово «зеленый»… Но сейчас обошлись простыми гонцами — я предусмотрел и скрытое оповещение.

Неудача с обстрелом с реки меня многому научила, и я утроил усилия по тренировке расчетов метательных машин и подносчиков боеприпасов. Аккуратность превыше всего. Уж больно это коварная вещь — дикий огонь.

Новая весть — около обоих известных нам тайных ходов в город нет и не было никакой активности…

— Идут! — произнес Торос и указал вниз.

В темноте были видны солдаты Ланнистеров… Но это я и сам прекрасно заметил. Из облаков вышел месяц, и кое-где в его свете можно было разглядеть вражеские доспехи.

Месяц осветил и нас.

В лагере Ланнистеров запели трубы, раздался скрежет, уханье осадных машин и свист. Спустя секунды по нам ударили первые камни и болты стрелометов, выпущенные противником.

— Началось, — довольно произнес Торос и попробовал, как выходит меч из ножен. — Я уже устал ждать!

— Так говоришь, будто они тебе несут выпивку.

— Ха! Видит Владыка Света, мне надоело стоять без дела! — Торос улыбнулся. — Чем быстрее их побьем, тем быстрее пойду в таверну.

Воины бежали к стене, я видел — одни тащили ростовые щиты, другие лестницы, третьи катили огромный таран. В воздухе запели стрелы и арбалетные болты. Я надел шлем и зашел за зубец башни, не стоит попусту рисковать и подставляться. Наши лучники и арбалетчики не дремали.

Из-за темноты стрелять было тяжело, но то тут, то там очередная бегущая фигурка падала на землю, иногда вставала, а иногда оставалась неподвижной. Падали и со стены… Уверен, у противника немало вывихнувших и сломавших ногу, бег в темноте то еще удовольствие.

Дальнейшее казалось очевидным. Враг попытается занять стены. Если удача будет на его стороне, мне придется использовать дикий огонь. Тайвин и Тирион это понимают. Будь я на их месте, я бы создал особые отряды метких стрелков и велел бы им подобраться к стене и башням в тех местах, где стоят катапульты, и попытаться проредить их расчеты или, в идеале, повредить сосуды с диким огнем… Хотя вероятность мала, если издалека выстрелить из арбалета в сосуд, он обычно не взрывается — я проверял.

Приставили первые лестницы, воины Ланнистеров устремились вверх.

Рычаги, отталкивающие лестницы. Стрелы и арбалетные болты. Камни. Кипящее масло. Просто кипяток. Противник нес большие потери, но упорно лез вверх. Я взглянул — кое-где им ненадолго удавалось зацепиться за стену.

Крики, страшные крики, свист стрел, треньканье тетивы, хлопки стрелометов…

Вот один воин, с короткой бородой, почти вскарабкался на стену — но мои солдаты, используя длинный шест, пересилили, оттолкнули лестницу вбок, и она заскользила вдоль стены. Кто-то прыгал, не дожидаясь падения, а кто-то, вцепившись руками, кричал, смотря на приближающуюся землю. Маленький успех — один из многих.

Башни и ворота не атаковали, враг лез на стены. Решили не штурмовать самый сильный участок?

— Доклады! — я повернулся к сигнальщикам.

На других стенах без изменений. Враг штурмует только у ворот. На реке ничего. У тайных ходов ничего… Все идет слишком хорошо. Тайвин и Тирион должны были что-то придумать, хоть какой-нибудь неожиданный ход! Или я их переоцениваю? Почему бы и нет? Не такие уж и великие полководцы, один почти проиграл Роббу Старку, второй почти проиграл Станнису…

— Передайте — применять журавлей по готовности, — приказал я сигнальщикам и подошел к Торосу.

— Время выпускать журавлей.

— Пускай птички полетают, — рассмеялся Торос недобрым смехом и стал отдавать приказы.

В прошлый штурм я показал всем, что сосуд с Диким огнем, закопанный в землю и взорванный в нужный момент, способен перевернуть ход битвы. В этот раз врагу следовало опасаться не земли, а неба.

Мое приспособление напоминало колодезного журавля, отсюда и название. Специальный шарнир, на нем — длинный шест. На конце шеста горшок с диким огнем. Взрываясь в небе и падая вниз, горящая субстанция накрывает куда большую площадь, чем просто упав в сосуде.

Сложность лишь в одном — уж больно тяжело орудовать шестом. По сути, это длинный рычаг, и его таскают за короткую сторону.

Секрет в креплении сосудов. Я долго мудрил с разными системами детонации, с хитрыми фитилями… а потом сообразил использовать главный недостаток Дикого огня. Его нестабильность.

Сосуд к журавлю крепится двумя веревками. Одна свободно болтается, а вторая, прикрепленная к специальному крюку, держит его на конце шеста. Когда надо сжечь врага, расчет дергает за тонкий канат, сдергивая вторую веревку с крюка. Сосуд начинает падать, пролетает три метра... а потом другая веревка натягивается. Резкий рывок. Огненная вспышка.

Я пробовал — дикий огонь детонирует всегда. Главное, чтобы расчет не ошибся и не напутал. На тренировках у нас и неправильно крепили сосуд, и роняли журавль… к счастью, вместо дикого огня в горшках была вода.

Испытания показали — это куда эффективнее, чем взрывать дикий огонь на земле или просто лить его сверху. Накрывается большая площадь — следовательно, больше жертв. Сегодня Ланнистеров ожидает сюрприз. Увы, не такой смертоносный, как огненные заграждения, но штурм мои журавли сорвут… Тайвин должен отступить! Должен! А если журавлей не хватит — что ж, найдутся еще сюрпризы.

Вспышка. Огромная яркая зеленая вспышка. Башня содрогнулась до основания, меня сбило с ног. Спустя несколько секунд я вскочил и подбежал к краю…

Ворота горели. Ворота и кусок стены над ними пожирало жадное зеленое пламя. В ушах звенело, но доносилось, как страшно кричали люди внизу. Откуда?! В башне не должно быть сосудов!

Если кто-то нарушил приказ, то ему лучше сгореть прямо сейчас!

Это не один сосуд, с десяток как минимум! Журавлей там не было, значит… Какая сволочь притащила Дикий огонь до приказа?! Какая криворукая…

— Владыка Света! — закричал Торос сквозь ругань.

Не может быть. Снова Дикий огонь подводит меня. Рглор мстит за Мелисандру?

Тупой удар по наплечнику вывел меня из ступора.

На пол башни упала, отскочив от моей брони, стрела. Ланнистеры нас обстреливали с невероятной яростью, казалось, у них удесятерилось число лучников и катапульт. И каждая вторая стрела была с огнем.

— Пожар! Пожар! — кричали люди вокруг.

Вокруг поднимались клубы дыма, из открывшегося люка наверх выскакивали кашляющие солдаты. Похоже, огонь нас отрезал от спуска…

Я подбежал к краю башни со стороны города. К счастью, под нами не было огня, взрыв случился в области ворот.

— Лестница! — скомандовал я возящимся с веревочными лестницами солдатам.

Делая ставку на Дикий огонь, я беспокоился о пожарной безопасности, и, разумеется, подумал об эвакуации. Поэтому на каждой башне заготовили веревочные лестницы. Не думал, что пригодятся. Конечно, веревки в пожар — плохой материал, но другого нет.

Одна лестница развернулась и упала до земли. Во второй что-то запутали, третья отсутствовала, крюки для неё зияли пустотой… Какая тварь украла?! И зачем?!

— С той стороны! Быстро, взяли лестницы, — приказал я солдатам, указывая на внешнюю стену, и громко закричал, перекрикивая всякие вопли. — Десятки! Построиться! У нас есть лестницы! Каждый, кто полезет без очереди, будет убит! Первый десяток, вперед!

Десяток солдат бросился к лестнице, за ними увязалось еще двое… Но голова одного слетела, смахнутая пылающим мечом Тороса, а второй бросился назад и ввинтился в толпу ждущих своей очереди.

Вторая лестница развернулась… Кто-то из спускавшихся поскользнулся и упал вниз, вопя. Кричал он и после падения, лежа на земле и хватаясь за ноги… Санитары подбежали и утащили его в госпиталь. Молодцы, не зря получают свой паек.

Дым усиливался. Мы могли не успеть.

Внизу в растерянности выстроились пожарные. Огонь слишком сильный, чтобы потушить… а все, что может гореть, мы уже давно убрали подальше от ворот. Их командир увидел меня и тут же выстроил своих подчиненных в цепочку до моей башни, передавая ведра с водой. Идиот.

— Лестницы! Лестницы! — заорал я, показывая ему меч. Кажется, сообразил, побежал вместе с солдатами — неподалеку от башен хранились деревянные лестницы… надеюсь, хоть их не украли и не пустили на дрова.

Откуда взялся Дикий огонь?!

— Утес! — кричали снизу. — Утес! Тайвин!

Ланнистеры шли на приступ. Разумеется, не пылающих башен, а стен.

Я взглянул в сторону Львиных ворот и увидел вдалеке зеленый огонь. Огонь!

— Доклад! — я ухватил за рубаху сигнальщика. — Доклад!

— Но…

Развернули третью лестницу и кое-как привязали четвертую, тоже взятую с другой стороны башни. Кое-как — только по ней стали спускаться люди, как она оборвалась. Не удивительно, креплений всего три… К вопящим людям подбежали санитары, падение с высоты башни в лучшем случае инвалидность, проверено Браном Старком.

На соседней башне обстановка была гораздо хуже, там шла настоящая драка за лестницу — но там не было ни меня, ни, что важнее, Тороса, и ветер относил дым именно в ту сторону.

Притащили деревянные лестницы, и я пообещал себе разыскать того мейстера, кто измерял высоту башен — лестницы не доставали доверху на два метра, не меньше. Кругом бардак, все надо проверять самому!

— Башни не отвечают! — быстро произнёс сигнальщик. — На них видели взрывы, как у нас.

«Это не наши сосуды», — внезапно осознал я.

Все стало ясно. Под покровом темноты Ланнистеры заложили под самыми башнями сосуды с Диким огнем, те, что похитили у нас. Им повезло, ни один не взорвался при переноске. На их месте я бы добавил бочек со смолой и маслом, дабы компенсировать недостаток Дикого огня.

Как только проспали часовые?

Понятно, зачем Ланнистеры устроили бой в колокола. Отнюдь не чтобы лучше спалось Роббу Старку. Скорее всего, заложили перед самым штурмом…

Будь на башнях Дикий огонь… могло бы детонировать! Костер вышел бы до небес!

«Зачем им это?» — думал я, спускаясь по лестнице. Я был не самым первым, это бы создало панику, но и не самым последним, но три четверти солдат спустились до меня. Оставаться наверху было уже очень тяжело, если бы не ветер, сносивший дым от нас, совсем невозможно. А может, помогло то, что я велел вечером облить все дерево в башне водой? Как чуял!

На середине пути порыв ветра направил на меня черный дым, я закашлялся и чуть не упал.

«Доработать конструкцию лестниц, — тут же отметил я, отдышавшись. — Поменять ступеньки, слишком узкие и скользкие».

Ступив наконец на землю, я метнулся к хранилищам сосудов с Диким огнем. Люди выполнили инструкцию, как только увидели пожар, спрятали сосуды в погреба… Молодцы!

— Хватит! — приказал я командиру пожарных и указал на два самых близких к пылающим воротам и одновременно самых больших хранилища Дикого огня. — Этот и этот дом — засыпать подвалы землей! Быстро!

Небольшая перестраховка не повредит. Потом откопаем.

Что же затеяли Ланнистеры? Зачем взрывы и пожары в башнях? Чего они добились? Разберемся. Может, рассчитывали, что я храню огонь в башнях и он сдетонирует? Тогда бы выгорело полгорода… и, разумеется, нам было бы не до обороны…

— Вы, на крышу! Срочно доложить обстановку, — скомандовал я сигнальщикам, показав на запасной командный пункт — ближайшее высокое здание, а потом поймал трех пробегавших мимо солдат. — Ты, ты и ты — теперь гонцы. Идите с ними. Когда получат весть, найдите меня и передайте.

— Утес! — прокричал кто-то со стен. — Тайвин!

Я поднял голову и обомлел. Стены были красны от одежд солдат Ланнистеров. Стены практически пали, пока я отвлекся на пожар.

Как! Не может быть! Так быстро?!

— Лорд Слинт… — обратился ко мне какой-то десятник. — Вам надо уйти, лорд Слинт…

— Нет, — ответил я и по-новому осмотрел стены. Ланнистеры были только слева от башен, справа шли одиночные бои, но в остальном никого. С той стороны стены полыхали зеленые костры…

А слева не горели.

Командовавший левым участком Домерик Уотерс относился к Дикому огню с большим недоверием и даже страхом. Толковый полусотник, и я думал, что храбрый Торос уравновесит его осторожность… Но Домерик просто не рискнул применять Дикий огонь, когда рядом пожар. Вдобавок ближайшая башня с той стороны сгорела еще при прошлом штурме, её не успели отремонтировать и установить стрелометы…

Собрать отряд заняло меньше минуты, тренировки и разработанные системы сигналов оказались не зря. Вместе с сотней воинов я помчался к стене. Рядом откуда-то появился Торос, вместе с чуть меньшим отрядом. Судя по нарукавным повязкам — резерв.

Над стеной уже реяло знамя Ланнистеров. Небольшой отряд моих воинов отступал по гребню стены, отчаянно огрызаясь на наступающих. Противник спускался по двум лестницам, давя последних защитников…

И в то время, как одни еще цеплялись за последние ступени, другие, бросив оружие, бежали вниз.

— Вперед! — прокричал я почти одновременно с Торосом, и жестами мы разделили между собой задачи.

— Лучники! Стреляйте по стене! — скомандовал я двум дюжинам лучников и трем арбалетчикам.

Стрелы обрушились на противника, опустошая их ряды. Недаром зубцы на стене только с одной стороны… но как же мало у нас стрелков.

Торос и сотник Уотерс — еще один Уотерс — повели солдат в атаку, подкрепляя защитников лестниц. Я же взял людей и побежал в другую сторону. К журавлям.

— Достать сосуды! — прокричал я, когда мы дошли до ближайшего хранилища. Обслуга, не нашедшая ничего лучше, чем прятаться от штурма и пожара в обществе сосудов с Диким огнем, засуетилась.

Лично проверил крепление сосуда. Потом мы все вместе ухватились за канаты, свисающие с кроткого конца журавля, и опустили его к земле, а длинный, с горшком дикого огня, подняли ввысь.

— Противовесы! — скомандовал я, и мы прицепили на специальные крючки мешки с песком, чтобы уравновесить концы. Физика, чем короче плечо, тем больше нужна сила.

Мы стали поворачивать журавля.

Если сейчас шарнир не выдержит, если сейчас мы уроним шест…

На тренировках было так просто и легко!

Длинный конец журавля с горшком подошел к стене, приблизился к закричавшим в ужасе солдатам Ланнистеров на её вершине. Они бросились в сторону, несколько даже прыгнули с высоты на землю… Но мы целились не в них, а туда, где карабкались по приставленной лестнице солдаты.

Я взял в руку тонкую веревочку, выкрашенную в красный цвет, казавшийся из-за темноты черным, и дернул. Рывок!

Сосуд с диким огнем освободился из крепления и устремился вниз, к земле. Но удариться о землю ему было не суждено.

Огненная вспышка — и ужасный хор голосов внизу.

— Обратно! Угостим их еще!

В сотне метров в отдалении проснулся расчет второго такого же устройства и засуетился, заряжая.

Я закрыл глаза на несколько секунд, и потом посмотрел на стены свежим взглядом.

Кризис преодолен… Надеюсь.

Наши воины опять на стене, Ланнистеров теснят и скоро скинут. Новые противники на стену почти не лезут, помог огненный душ.

Завтра, когда потухнет пожар в башне, враг может попробовать новый штурм — ворот нет, башни использовать нельзя. Дикого огня у нас еще много — и всегда можно отойти на запасную позицию. Не зря горожане соорудили позади ворот из земли и дерева укрепления.

До завтра еще надо дожить. Отдав приказы, я поспешил на командный пункт — следовало узнать, что происходит в городе и куда двигать резервы. По пути я ругал себя всеми словами. Следовало идти вместе с сигнальщиками на крышу дома, восстанавливать связь, я командующий, а не солдат. Но в тот момент броситься к журавлям казалось важнее всего на свете…

— Лорд Слинт, — на встречу мне выбежали двое солдат с испуганными лицами. — Срочный доклад! Враг поджег Львиные и Железные ворота, занял стену у Львиных ворот, у Железных их отбросили.

— Враг поджег башни на шестом, седьмом и одиннадцатом участке, на двадцать шестом наши разведчики отбили сосуды, — произнес второй солдат, и в голосе его раздавались панические нотки. — На седьмом взяли стену, на других бьются. Они подкатили катапульту и пытались забросить огонь в город на речном участке, но подорвались…

— Боги на нашей стороне! — громко произнес я бодрым и радостным тоном. — С нами боги!

— С нами боги! — повторили солдаты.

Шестой и седьмой — это поблизости к Старым воротам, хорошо, что мы их заложили… Одиннадцатый по другую сторону ворот, а вот двадцать шестой уже у Королевских, противоположный конец города…

Все понятно. Враг пытается прорваться сквозь стену с севера, около Старых ворот. Тут и у других ворот — отвлекающий удар. У Королевских так совсем малыми силами, если наши разведчики ухитрились перебить вражеских диверсантов. Врагу не может везти вечно. Попытка поджечь порт провалилась — этак я и сам поверю, чем нам помогают Семеро… Надо послать туда гонца и спросить, что видно с других башен, мало ли что. Здоровая паранойя не повредит.

— Ты — к Торосу, ты — к сотникам. Пусть объявят солдатам, что у Королевских ворот наши отбили сосуды, а у реки — враг подорвался на сосудах. Пусть все возблагодарят богов, принесших нам победу! Бегом!

Сам я быстрым шагом поспешил к командному пункту. Увы, бежать мне не по чину — может подняться паника.

По пути я размышлял, какие резервы двинуть к Старым воротам, а какие приберечь — вдруг враг нанесет удар где-то еще, и где быть самому. Прикреплённые к участкам резервы должны были двинуться без приказа, но дальше требовалось думать, как потратить резервные сотни…

Вот и четырехэтажный дом, выбранный мной под резервный командный пункт из-за своей высоты. Многоквартирный, этакая вестеросская хрущевка. На втором этаже вместо ставен на одном из окон большая дыра — враг попал из камнемета, не иначе. Хорошо хоть на сосуд с диким огнем не разорились… Надо будет разобрать дом, если враг не снимет осаду.

— Лорд Слинт, — солдат открыл дверь, пропуская меня вперед. Вдруг на его лице я увидел испуг, он застыл словно соляной столб и…

Я выхватил меч, поворачиваясь.

Не успел.

Удар.

Темнота.

+5

93

наш любимый дядя Федор вернулся!!!

0

94

Мне вот интересно... Не только у Вариса есть шпионы.  Оленна и Доран тоже не пальцем деланные и расклады в семи королевствах понимают не хуже прочих. Никогда не поверю что они не заинтересовались неким Яносом Слинтом который так изящно подвел под виселицу Серсии попутно втравив Ланистеров в войну со всеми остальными королевствами и в довесок устроил настоящию пропагандистскую войну против львов в Королевской гавани и на сладкое вовсю  играет  королями одних свергая других сажая а затем опять свергая с Железного трона.

0

95

Валерий Рус
А у них пока не было повода что-то делать... Инфу собирают, а применять ПОКА зачем?

0

96

Валерий Рус написал(а):

Мне вот интересно... Не только у Вариса есть шпионы.  Оленна и Доран тоже не пальцем деланные и расклады в семи королевствах понимают не хуже прочих. Никогда не поверю что они не заинтересовались неким Яносом Слинтом который так изящно подвел под виселицу Серсии попутно втравив Ланистеров в войну со всеми остальными королевствами и в довесок устроил настоящию пропагандистскую войну против львов в Королевской гавани и на сладкое вовсю  играет  королями одних свергая других сажая а затем опять свергая с Железного трона.

Из Дорна скорее всего все видится как перевороты Ренли Баратеона. Подкупил начальника городской стражи - и сверг Серсею. Потом как-то сбежал из тюрьмы и убил Станниса. Начальник оказался не без талантов и держит город, отбив штурм Ланнистеров.

А вот Оленна вполне может узнать от внука при откровенном разговоре  (когда они встретятся... только когда это еще будет? Война) что Слинт вышел на Ренли и Лораса сам.

0

97

Предупреждение: Товарищь под ником nod24 на фикбуке, использует в спорах что-то похожее на методички о которых я вычитал из "Горячих точек". Не уверен за что он топит...

0

98

Little написал(а):

Предупреждение: Товарищь под ником nod24 на фикбуке, использует в спорах что-то похожее на методички о которых я вычитал из "Горячих точек". Не уверен за что он топит...

А нет, кажись я его спугнул ;)
"Если что", это происходило туточки https://ficbook.net/readfic/5706954/181 … st_comment
То-же произведение, только чуть дальше написанное...

0

99

Little написал(а):

Предупреждение: Товарищь под ником nod24 на фикбуке, использует в спорах что-то похожее на методички о которых я вычитал из "Горячих точек". Не уверен за что он топит...

А что за методичка-то?

0

100

Черная линия: Отступление восьмое

От автора.

При работе над текстом автор понял, что ему интереснее один финал, а логичнее будет написать немного другой.

У «Незначительной фигуры» будет две концовки, «красная» и «черная», в чем-то схожие, а в чем-то различные. Начиная с текущей главы повествование раздваивается — вначале на суд читателей будут выложены «черные» главы вплоть до эпилога, а потом «красные», являющиеся их альтернативой.

* * *

— Читай! — Ренли бросил на стол небольшое письмо, очевидно, принесенное вороном. — Из Королевской гавани.

— Лорд Слинт прислал победоносный отчет? — Лорас взял тонкий свиток и посмотрел на короля. Ренли был бледен и взволнован, как и в ночь смерти Роберта. С таким лицом не принимают радостные вести. Но на свитке не было золотых львов.

— Лорд Варис, Лорас. Слинт мертв. Сгорел при штурме, тела не нашли. Уронил сосуд с диким огнем.

— Нелепая смерть, — Лорас нахмурился. — Неудачно для нас. Слинт неплохо справлялся…

— Да, удивительно хорошо для простолюдина. Он был очень полезен. Читай!

Лорас вчитался в мелкий убористый почерк. Варис коротко описал штурм, гибель Слинта и отвагу Старка, затем — новости о самозванце и его войске, собирающемся в Пентосе, а потом… Свиток выпал у него из рук.

— Теперь я знаю, сколько стою на самом деле, — Ренли чересчур громко засмеялся и откинулся на спинку кресла. — Миллион драконов! Эйерис обещал за Роберта меньше. Кажется, сто тысяч. Ровно во столько оценили и Эдрика.

— Ваше величество! — Лорас преклонил колено, достал меч и поцеловал клинок. — Клянусь Воином, Белая гвардия не пропустит убийцу.

— О Безликих ходят мрачные слухи… я тебе верю, Лорас, — сказал Ренли, выставив руку вперед, прерывая готовые сорваться с губ Лораса слова. — Ты и сир Барристан величайшие рыцари Вестероса. Королей Вестероса убивали в бою, они умирали от ран, Эйериса зарезал собственный гвардеец, Мейегор покончил с собой — но еще ни разу Белая гвардия не пропускала убийцу, и я верю, этого не произойдет и сейчас. Встань, друг мой, — Ренли протянул Лорасу руки и помог ему подняться. — Мало нам этого самозванца, теперь Ланнистеры решили преступить черту.

— Надо немедленно объявить всем лордам! — пылким голосом произнес Лорас. — Пусть все знают, до чего опустился Тайвин Ланнистер!

— Прекрасно придумано, Лорас! — Ренли слегка улыбнулся. — Пусть все знают — Тайвин считает войну проигранной, раз решил спустить казну на убийц. Но не стоит рисковать, — он вздохнул. — Я верю тебе, Лорас, верю, что вы можете остановить хоть всех Безликих сразу, но кто-то из гвардейцев может пострадать. Например, ты.

— Это наш долг, ваше величество. Мы принесли клятву и с радостью отдадим жизнь за вас. Мы все.

— Ты не спросил, хочу ли я такой платы за свою жизнь, — Ренли махнул рукой, пресекая возражения. — Вечером приведи ко мне Гарлана. Он поедет в Браавос. Безликие взяли миллион за мою голову? Я дам еще столько же, чтобы они ничего не делали. Деньги возьмем в Утесе Кастерли… Если не найдем, что ж, покормим Тайвина сырыми овощами и молоком, пусть произведет немного золота, — Ренли засмеялся и, упершись ногами в пол, покачнулся на задних ножках кресла.

— Ренли, может, лучше отплатить Тайвину той же монетой?

— Друг мой, Тайвин уже проиграл войну. Нам нет нужды мараться подлым приемом. Он проиграл еще до её начала. Его победы над Талли, Долиной и Севером, поражения у Королевской гавани, даже то, что мы его отрезали от Запада — все это не значит ничего. Одно королевство не может биться против семи. Даже если случится невероятное и Тайвин договорится с самозванцем…

— Эйегона и его семью убили люди…

— Ланнистера, я помню. Такое не прощают даже самозванцы — если хотят, чтобы им верили. У Тайвина есть Джоффри, корона на две головы не налезет, а поженить Лже-Эйегона и Джоффри не выйдет, как ни крути, — Ренли усмехнулся. — Но даже если они договорятся, лишние десять-пятнадцать тысяч наемников ничего не изменят. Тайвин проиграл войну и цепляется за самые подлые и грязные приемы.

— Вы правы, ваше величество.

— Да, — Ренли кивнул и снова покачнулся по кресле. — Мы не должны дать им победить. Я уже отправил ворона, чтобы крепче присматривали за Эдриком. Отныне у моих дверей будут два гвардейца, — он взял со стола кубок, налил из кувшина вина, отпил и, посмотрев на него, сказал: — А еще разыщи мне дегустатора. Враг может опуститься до отравления. Стоит ждать любой подлости.

— Сегодня же дегустатор будет у вас, ваше величество.

— Оставь эти титулы, Лорас, — Ренли махнул рукой и снова качнулся на кресле. — Хотел бы я знать, на что рассчитывает самозванец… Весь Вестерос в моих руках. Допустим, Мартеллы поверят в сказку… И что с того?

— На что-то ведь надеялись Блэкфайеры?

— Угу… Знаешь, я решил. Томмен и Мирцелла останутся в живых и на свободе, — Ренли широко улыбнулся. — Пожалуй, назначу Томмена своим чашником. Пусть на каждом пиру лорды Вестероса видят внука Тайвина. С Мирцеллой тоже что-нибудь придумаю.

— Зачем, Ренли? Ты же хотел отправить мальчишку в Ночной дозор…

— Чтобы не плодить самозванцев. Подумай, как бы все просто решилось с фальшивым Эйегоном, будь у нас настоящий! Довольно о всякой дряни. Лучше расскажи, когда штурм Риверрана?

— Лорд Тарли настаивает, чтобы мы продолжали обстрел, пока не…

— Он, видимо, хочет превратить замок в щебень, — Ренли скривился, а потом снова отпил из бокала. — Эдмуру Талли не понравится, что мы делаем с его домом… Но ему стоило лучше защищать свои земли! Ладно, Тайвин только-только отступил от Королевской гавани — у нас есть не меньше двух недель, чтобы обеспечить лорду Талли ровную площадку для постройки нового замка. Пусть требюшеты работают день и ночь.

— Это станет неплохой тренировкой перед штурмом Утеса Кастерли.

— Утес сам откроет ворота, когда мы поднесем к ним пику с головой Тайвина. Запад боится Ланнистеров и верен им, но только пока они живы… — Ренли выхватил из вазы персик, качнулся на кресле и произнес: — Лорас, напиши своему отцу. Пусть действует быстрее. Сколько можно пировать перед Крейкхоллом! И лорд Рован застрял у Глубокой Норы… Что за нелепое название!

Он вдруг закашлялся, взмахнул руками, и в последний момент Лорас успел схватить Ренли, не дав ему опрокинуться назад вместе с креслом.

— Лора…

Ренли зашелся в новом приступе кашля и несколько раз стукнул себя по груди. На его лице было написано недоумение. Лорас несколько раз ударил его по спине, потом подхватил кубок и влил вино в рот Ренли, но кашель снова повторился, уже куда тише…

А потом на лице Ренли появился неописуемый ужас, он засипел и схватился за горло. Брызнул сок от судорожно сжатого в руке персика.

— Мейстера! — заорал Лорас, переворачивая Ренли на живот и обхватывая руками. — Мейстера!

Он резко ударил короля кулаком под ребрами — так, как его учили, чтобы застрявшая в горле жидкость или пища вылетели наружу, но без толку. Ренли сипел — и все тише.

— Мейстера!!! Неведомый вас раздери, мейстера! — вопил Лорас изо всех сил. — Королю плохо!

* * *

Отец стоял, опершись на стол двумя руками, и смотрел на карту, будто пытался найти что-то новое. Последние недели он часто застывал в такой позе, уходя глубоко в раздумья. Говорили, когда умерла Джоанна, Тайвин разучился улыбаться. Теперь же он словно стал вихтом.

Тирион бросил взгляд на стол, на трех ароматных поросят с румяной корочкой и торчащими изо рта яблоками. У них снова появилась провизия — и за неё платили золотом или просто вытаскивая меч из ножен, не кровью. Джейме, Джейме, почему ты был так безрассуден…

Теперь, когда Робб Старк не следовал по пятам, а выжженные Королевские земли сменил благодатный Простор, дело с продовольствием наладилось, и армия воспряла духом. Но ничто не могло вернуть потерянное. Пало немало коней, гибли и люди, кто от мечей северян, кто от поноса, съев всякую дрянь. Но что какие-то солдаты по сравнению с Джейме!

— Тарли разбил Флорентов, — произнёс Киван, поприветствовав Тириона. — Он отослал в Хайгарден головы Алестера и Акселля.

— Вот как? Не удивлён, Рендилл Тарли всегда был умелым полководцем, а сир Акселль самое большее был кастеляном Драконьего камня. Но мог бы повоевать и подольше. Кто теперь стал женихом Ширен?

— Никто, — глухо ответил отец, не поднимая головы. — Сир Кортни Пенроз поклялся умереть, но не сдать Штормовой предел и королеву.

— Упрямый человек. Чтобы сражаться за проигранное дело, требуется большая отвага и большая глупость. Полагаю, умереть у него получится. Но не скоро.

— Хватит паясничать! — отец выпрямился и взглянул прямо в глаза Тириону. — Когда мы подойдем к Глубокой Норе, ты направишься в Ланниспорт.

— Вы отсылаете меня?

— Ты неплохо управляешься со своими горцами, — произнес Киван, в то время как отец скривился. Тирион знал — он презирает как его, так и горцев.

— Тебе не привыкать работать с отребьем. Набери еще одну армию и держи Запад. Смотри не женись на какой-нибудь шлюхе.

— А Стаффорд? — спросил Тирион, вспомнив, что дядя уже должен набрать новое войско в Ланниспорте.

— Стаффорд и его солдаты нужны мне в Просторе. Король Джоффри назначает тебя Хранителем Запада.

Тирион понял, что требует от него отец и почему говорит про отребье. Лучших людей он забрал в свою армию месяцы назад. Всех остальных набрал Стаффорд. Теперь ему нужно подготовить армию из тех, кого погнушались вооружить и Тайвин, и Стаффорд.

— Я польщен этой честью, отец, — Тирион поклонился и, выпрямившись, подошел ближе к столу. — Передай Джоффри мою благодарность за столь важный выбор.

— Хватит! — тихо, но твердо произнес Тайвин. — Если бы твой брат был жив…

Тирион увидел, как отец стискивает кулаки — и понял, что сам точно так же до боли сжимает их. Смерть Серсеи Тирион воспринял легко, но Джейме был, после исчезновения дяди Гериона, самым близким ему родичем.

— Будь проклят Робб Старк, — произнес Тирион и тут же замолчал, напоровшись на взгляд отца. Спустя несколько долгих секунд он разжал губы и быстро спросил: — Как я попаду на Запад?

— Матис Рован отступил к своему замку, — сказал Киван, указав на карту. — Проход домой свободен.

— Вот как? Он решил, что король лучше, чем королева? — Тирион ухмыльнулся. Дела принимали неожиданный оборот. — Рованы, Тарли, Флоренты, Редвины и Хайтауэры всегда считали своих сюзеренов выскочками. Они терпели лорда Тирелла, но не короля Тирелла. Восстали одни… Восстанут и другие.

«Или Тиреллы подумают и решат, что Ренли отравили не мы. Маргери только что овдовела, но они не будут против снова сделать её королевой. Что лучше, снова осаждать Штормовой предел, чтобы получить Ширен для Уилласа, или договориться с нами и отдать Маргери за Джоффри? Или рискнут подождать самозванца?»

— Не сейчас, — буркнул отец. — Рован просто отступил к Золотой Роще. Нам нужен успех. Мы соединимся с армией Стаффорда и его обозами и разобьем Мейса. Я ожидаю, что ты защитишь побережье от железнорожденных и флота Редвина. Ты убережешь Золотой зуб. Я не хочу узнать, войдя в Хайгарден, что в Утесе Кастерли сидит Робб Старк или Бейлон Грейджой. Судьба дала нам второй шанс — используем же его!

— Обещаю, отец, Робб Старк попадет разве что в темницы Утеса, — Тирион поклонился и сделал несколько шагов к столу. Поросята манили его своим видом.

* * *

Робб вошел в большой чертог Риверрана. Вечером здесь будет пир. Он воссядет на троне своего деда, увезённого пленником в Утес Кастерли, а за столами соберутся лорды Севера и Речных земель.

Он не сомневался, что поступил верно, отпустив Тайвина. Пусть Тиреллы сделают в этой войне хоть что-то, кроме пиров, а его войско пока отдохнет, соберется с силами. Пусть воюют южане, а он увеличит армию и придет за головой Тайвина.

Ожидания пока оправдывались. К нему пришли Блэквуды и Бракены, Венсы и Пайперы, Уолдер Фрей прислал ворона и обещал, что из Близнецов вот-вот выступит новое войско, мстить за его сыновей. Речные лорды один за другим склонялись перед Роббом — и он уже слышал шепотки, что если Эдмур Талли не вернется, лорды готовы принять внука лорда Хостера — его или Рикона.

Сегодня вечером состоится пир, и снова будут задавать вопросы — под чьи знамена вступать. Джон Амбер, наверное, снова предложит провозгласить Робба королем Севера, но Робб прекрасно помнил поражение под Трезубцем. Один Север слишком слаб.

Присягнуть Джоффри невозможно, и ни один лорд в здравом уме не предложит этого. Лорд Бракен назовет имя Ширен, а лорд Блэквуд скажет, что она слишком юна, и мейстеры говорят — болезнь может возобновиться в любой момент. Серая хворь не знает пощады.

Ширен законная правительница Семи королевств, присягнуть ей требует честь, но тогда придется защищать королеву от желающих её руки Тиреллов, придется бросать Север в новую войну… Снова придется лить кровь северян ради интересов южан, которые будут пировать под стенами вражеских замков, пока северяне гибнут. И она не единственная законная правительница Вестероса.

Робб сел на трон деда и положил на колени два письма. Оба доставил ворон, и ему следовало решить, на какое ответить.

Первое — из Штормового предела. Сир Кортни Пенроз предлагает ему руку последней из Баратеонов. Он предлагает ему трон и власть. Все, что угодно — тому, кто снимет осаду со Штормового предела.

Будь Робб Тайвином Ланнистером или Мейсом Тиреллом, он бы уже скакал к Штормовому пределу, не дочитав письмо до конца. Но он — Робб Старк, Старк из Винтерфелла. Что ему юг?

Робб видел Железный Трон вблизи и не хотел бы на нем сидеть. Королевская Гавань была слишком чужой, слишком далекой, в ней не было ни капли Севера. Робб никогда не мечтал править всем Вестеросом. Что ему лорды Простора и Дорна? Что ему юг?

Винтерфелл снился ему по ночам, снились леса и поля Севера. Он Старк из Винтерфелла, он — Хранитель Севера, и место ему на Севере. Отец его мечтал вернуться домой, великий Криган Старк покарал всех врагов на юге и тоже ушел домой. В Винтерфелле должен быть Старк — и только там.

Другое послание — от называющего себя Эйегоном. Большое письмо от якобы сына Рейегара Таргариена. Он извинялся за поступок отца и деда. «От безрассудства моего отца пострадал не только дом Старков, но и я. Рейегар опозорил мою мать и меня», — так писал он. Эйегон клялся в том, что не держит зла на дом Старка.

«Я пришел срубить четыре головы — Тайвина и Джейме Ланнистера, Грегора Клигана и Амори Лорха — и ничьи больше. Борьба с Баратеоном была честной схваткой, и я не намерен мстить. Но подлость Ланнистеров, истребивших мою семью, забыть невозможно. Не убей Ланнистеры мою сестру Рейенис, я бы предложил вам её руку в залог дружбы и союза между нашими домами. Но я надеюсь, Боги однажды благословят меня дочерями, а вас сыновьями — и мы сможем заключить союз».

Ширен или Эйегон? Сложный выбор, и нельзя положиться на честь. Она требовала присягнуть обоим претендентам. Ширен — законная наследница Баратеонов. Эйегон, если это он, законный наследник Таргариенов. Обе династии сидели на Железном Троне, и права обоих велики.

Если бы знать, настоящий ли Эйегон... Мейстер Лювин говорил, в Волантисе или Лисе много людей несет в своих жилах кровь древней Валирии. Долго ли найти где-нибудь мальчишку подходящей внешности и возраста?

Но с ним был Джон Коннингтон. Робб слышал это имя от отца и мейстера Лювина. Друг принца Рейегара, командовавший армией Таргариенов в Колокольной битве, он прославленный рыцарь и знает, что такое честь. Джон Коннингтон долго и безуспешно искал раненого Роберта в Каменной септе, и Робб прекрасно знал, как действовал бы на его месте Тайвин. Коннингтон — человек чести, и он не стал бы присягать никому иному, кроме истинного сына Рейегара.

Эйегону присягнули Золотые Мечи, и, если верить письму, вручили ему Черное пламя, легендарный клинок первого короля-Таргариена. Робб помнил из уроков мейстера Лювина — Золотые Мечи состоят из потомков сторонников Блэкфайеров. Они много лет пытались посадить на трон черных драконов, но род Дейемона пресекся во время войны на Ступенях. Сир Барристан зарубил последнего претендента…

Мятежники горды и не склонят голову перед кем попало, они даже не каждому Блэкфайеру вручали Черное пламя! Похоже, изгнание Таргариенов примирило с ними Золотых Мечей, и они решили, что красный дракон — тоже дракон.

«Лишь только цвет другой», — пропел Робб, усмехнувшись. — «Важней длина когтей».

Стали бы Золотые Мечи склоняться перед самозванцем? Стал бы Джон Коннингтон поддерживать кого-то, кроме сына Рейегара? Нет.

Похоже, именующий себя королем Эйегоном и вправду Таргариен. Этот дом принес немало зла Старкам, но перед драконами склонялись все, и только они могут принести мир в Вестерос. А прошлое… что ж, Таргариенам был преподан неплохой урок, и они его запомнят.

Отредактировано Фрерин (03-12-2018 13:14:30)

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")