Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")


Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")

Сообщений 61 страница 70 из 86

61

Фрерин написал(а):

У меня даже есть несколько идей по обороне города. Да и боевой опыт не помешает, сам-то я никогда не воевал, не считая компьютерных игр… Не отказался бы сейчас от пары бункеров и танков из Starcraft.

имхо, первая мысль современного человека в такой ситуации - "перестрелять" противника. во-многом из-за того, что в антично-медиевальных "игрушках" действенность стрелковки страшно преувеличена: луки бьют как автоматы, арбалеты как пулеметы.
Потом ГГ вспомнит унаследованные от Слинта сведения о реальных ТТХ и осознает, что не все так просто...

0

62

Little написал(а):

Там было мало "про-русских"?

А зачем он собирался, кроме русского, ещё и английское слово писать? ;)

Отредактировано Игорь К. (15-09-2017 10:23:51)

0

63

Игорь К. написал(а):

А зачем он собирался, кроме русского, ещё и английское слово писать?

Тогда вероятность что "попаданец поймет" значительно повышается ;)

0

64

Little написал(а):

Тогда вероятность что "попаданец поймет" значительно повышается ;)

Вот и я о том, что незнание гимна - не показатель.

0

65

Исправлена досадная ошибка с Флорентами.
Ранее Тайвин разбивал войско Флорентов, теперь "Вскоре до нас дошли вести о разгроме спешивших к столице лордов Касвелла и Шермера из северного Простора".
Причина - ранее автор почему-то считал что владения Флорентов на севере Простора, но после комментариев читателей внимательнее изучил карту...

Исправлена проверка попаданцев. Теперь главному герою пришло в голову, что попаданцы могут быть не обязательно из России и добавлена следующая фраза "Впрочем, проверку стоит повторить с другими песнями, известными по всему миру."

0

66

Глава XVI

— Я доволен, Джаселин, — сказал я, отдавая слуге шест, которым лично измерял глубину рва. — Ваши люди работают быстрее всего.

— Ваши повозки просто превосходны, милорд, — сказал Байуотер и отъехал в сторону, пропуская пятерых человек с тачками. — У меня их уже сто три.

— Сто три? — переспросил я и распахнул свое новое изобретение — записную книжку. Истрепанные страницы с планами по производству и распределению инструмента говорили: тачек должно быть меньше. Неужели Джаселен украл их с других участков? Там как раз недостача!

— Милорд, я доплатил мастерам из своих средств, и они трудились по ночам.

— Назовите сумму, и вам возместят, — я облегченно выдохнул. Объяснение казалось правдоподобным и как раз в характере Байуотера.

Моим первым нововведением в Вестеросе стала банальная тачка. Раньше таскали грунт в корзинах, на носилках или волокушах, в первый же день земляных работ я увидел это безобразие и тут же вспомнил про тачку. Нехитрое приспособление, но в моем мире появилось, кажется, только во втором тысячелетии.

Получилось не совсем то, как я хотел — металл дорог, а цельнодеревянная тачка тяжела, но и она сильно облегчала труд землекопа и, следовательно, ускоряла работу.

Пожалуй, есть повод для оптимизма — мое первое изобретение направлено на улучшение труда людей, а не на смертоубийство. Начало вдохновляет.

Проводив взглядом вывозивших землю горожан, я вдруг заметил нечто странное, всмотрелся и понял — все пять работников прикованы к своим тачкам нетолстой цепью! А вот этого на моем чертеже не было!.. Неужели люди настолько стремятся бежать, что приходится прибегать к таким мерам? Но судя по одежде, это вольнонаемные горожане, не мобилизованные!

Следует проверить, как их кормят.

— Зачем цепи?

— Чтобы не украли, милорд, — пояснил Джаселин и ругнулся. — Уже семь повозок похитили, мерзавцы.

Этого следовало ожидать. Молодец Байуотер, догадался оборудовать тачки «противоугонной системой». Прекрасная идея! Я быстро достал вторую записную книжку и начертал тонкой свинцовой палочкой «Тачки, цепи». Взглянул на палочку и дописал «Карандаш!».

Свинец неплохо пишет по бумаге, но от тяжелых металлов стоит держаться подальше. Следует проверить, чем занят мастер, которому я заказал карандаши.

— И что они собирались с ними делать, Джаселин? Продать Ланнистерам?

— Нет, мне.

Я засмеялся. Жители Королевской гавани поражали меня своей находчивостью и изобретательности. Уверен, Остап Бендер никакой не сын турецкоподданного, он родился и воспитывался в Вестеросе!

Взять, например, тачки.

Поначалу я думал, что проблем не будет. Сделав несколько на пробу, я собрал мастеров города, продемонстрировал образцы, объявил о закупочных ценах и стал ждать готовые изделия. О, как я был наивен!

Поначалу все шло хорошо — если не считать того, что каждый второй мастер пытался всучить откровенный брак. Гнилые доски, экономия на соединениях, слишком тяжелые и тому подобное. Через пару дней я с удивлением обнаружил, что в реальности на складах две трети брака, хотя я лично следил за качеством. Лорд Варис помог раскрыть нехитрую схему — днем мне продавали хорошую тачку, а ночью её выносили со склада, заменив, например, сделанной из гнилых досок… и утром заново продавали хорошую. Была проверка, но тачки просто пересчитывались, никто не рассматривал их внимательно! Пришлось выжигать номера на самых ценных частях и наводить порядок с охраной. Теперь вот афера проще — украсть и продать обратно. Это пятая «схема» с одними только тачками! А что творится на складах продовольствия?..

Такое ощущение, что горожане целыми днями сидят и думают, как еще им обокрасть государство! Иногда мне казалось, что коррупция и воровство опаснее армии Ланнистеров. Воруют всё. Инструмент, одежду, жалованье, еду из общего котла… На других участках регулярно появлялись фиктивные работники, «мертвые души»! На бумаге трудится одно число людей, и на них выделяются продукты, а на деле их куда меньше — и разница уходит на черный рынок.

Моя главная беда — не хватает честных, исполнительных и умных людей. За одними приходится постоянно присматривать, чтобы не украли. Другим все разъяснять и убеждать что и почему делать, и не давать делать по-своему, за третьими смотреть чтобы не совершили какую-нибудь глупость.

Если бы не лорд Варис, оставшийся в городе, я бы не сделал и половину задуманного. Мастер-над-шептунами помогал мне как мог, изо всех сил. Знакомил с подходящими людьми, вскрывал самые вопиющие коррупционные схемы и разоблачал заговоры.

Варис был моим важнейшим помощником — и моей величайшей проблемой. Он наверняка анализировал каждое мое действие, и ломал голову, пытаясь понять кто я и чего я хочу. Не так давно у меня был выбор — убедить Мелисандру устранить Вариса или отойти в сторону и дать Варису устранить Мелисандру. Надеюсь, я сделал верный выбор.

Варис, Джаселин Байуотер, очень вовремя вернувшийся в столицу Берик Дондаррион и Торос из Мира были моими важнейшими помощниками, на них все держалось в столице, хотя с каждым из них хватало проблем. Например, на Тороса смотрели косо из-за его веры.

Я проехался дальше, осматривая стройку века. Увы, мне не нарастить стен Королевской гавани и не построить новые, слишком мало времени. Зато вполне по силам сделать землю ниже перед стеной — углубить и расширить ров.

За первым рвом копали второй. Разумеется, это не панацея — враг закидает ветками, засыплет мусором и пройдет. В нашей истории был даже специальный термин, «фашины» — связки соломы и веток для закидывания рвов и ям.

Ров не остановит врага, он лишь замедлит продвижение противника и скует его маневр. Ланнистеры не смогут атаковать внезапно и быстро. Именно так я объяснял непосвященным зачем нужен второй ров. Чем меньше людей знают об истинных планах, тем лучше.

— Сколько за сегодня? — спросил я, указав на виселицу, на которой болталось пятеро тел.

— Девять. Ленятся, не хотят работать.

Кроме свободных граждан, пришедших ради пайка, здесь хватало немало насильственно мобилизованных. Сейчас за многие преступления отправляли на принудительные работы — и с ними обращались очень сурово.

Земляные работы представляли собой жуткое зрелище. Тысячи измученных, грязных людей в обносках рылись в земле и грязи, орудуя кто чем, в лучшем случае деревянными лопатами с окованными металлом лезвиями. Инструмента не хватает — у нас всего не хватает.

Шум, разговоры, крики, чья-то ругань, свист плеток… и вонь, нестерпимая вонь. Недалеко лазареты, где лежат сотни больных и умирающих. И все это организовал я… и в этот ад большинство идет совершенно добровольно.

В «Битве королей» мне очень нравились главы Тириона, где он наводил порядок в столице и готовил к обороне. Я любил столичную сюжетную линию больше, чем какую-либо другую, но главы от лица Тириона — особенно. Думал ли я, что окажусь на его месте? Может, это такова кара высших сил, за то, что невнимательно читал главы с Дейенерис? Сейчас бы скакал в теле лорда Мормонта или еще кого-нибудь рядом с Матерью драконов и думал, как к ней подкатить.

С некоторой стороны мне приходилось легче, чем Тириону. Мне не мешал глупый король и не менее глупая вдовствующая королева, следовало заботиться лишь об ударе с суши, флот Ланнистеров находился на другой стороне континента и не подоспеет к осаде — да он даже не выйдет из гавани. Между нами силы Тиреллов и Королевский флот, оба раздавят корабли Ланнистеров как мух — Тайвин никогда не выделял много денег морякам, предпочитая вкладываться в армию и крепости.

— Милорд, прошу вас ознакомиться с кухней, — Байуотер указал на множество палаток, столов, костров, обложенных камнями и котлов с каким-то варевом.

Я спрыгнул с коня и подошел к одному из котлов с готовой пищей. Достал заранее припасенную ложку, зачерпнул подозрительную на вид жижу, понюхал и опустил в рот. Вкус… так себе, есть можно только с голодухи. Но люди опустошают свои миски с удивительным аппетитом — в столице и вправду проблемы с едой. Согнанных на работы горожан удерживает от бунта лишь бесплатная кормежка.

Как справедливо распределить продовольствие в городе, где у большинства населения нет документов, где мало кто умеет читать и писать? Я пытался — выходило плохо. Но в книгах Тирион отдал все на откуп свободному рынку, и город как-то выжил. Надеюсь, выживет и сейчас.

В столице недоедали, но голод еще не наступил. Подвоз с моря никто не блокировал, и к нам шли корабли из Вольных городов, из Чаячьего города и Штормового предела, рыбаки свободно и без страха выходили в Черноводный залив. Самое главное, Ланнистеры ушли к Трезубцу и восстановилось движение по дороге Роз, в столицу временно потек ручеек продовольствия из Простора. Тоненький ручеек — север региона успели разграбить Ланнистеры, да и торговцы не спешили, опасаясь войны.

Цены росли, но я боролся с этим. Для начала позаимствовал идеи у Тириона, начав строительства лодок для рыбаков за счет казны и открыл для охоты Королевский лес. Вооружившись памятью Слинта, я перетряхнул спекулянтов в городе, некоторых повесил. Продовольствия сразу стало больше, но цены все равно росли — и тут общественные работы стали как никогда кстати.

Проблемы были не только с продовольствием, но и, например, с дровами — и сейчас, если прислушаться, доносились удары множества топоров. В окрестностях Королевской гавани рубили деревья и свозили в город, на централизованные склады.

— Одобряю, — я кивнул и вытер ложку о платок. — Повара воруют?

— Последний раз вешали позавчера, лорд Слинт.

И как Байуотер ухитряется произносить мой титул, что он звучит подобно оскорблению?

— Хорошо. Покажи волчьи ямы.

— Милорд, мы сейчас сооружаем третье заграждение, — начал рассказывать Байуотер, активно размахивая единственной рукой и показывая на местности.

В некоторых местах между рвами мы делали несколько рядов замаскированных ям с кольями на дне. Иногда большие, где мог поместиться человек, а чаще маленькие, по щиколотку, с вбитыми в дно короткими, в несколько сантиметров в высоту острыми колышками, которые пронзили бы ногу наступившего на них человека. С каждым днем пространство перед стенами все больше напоминало минное поле, только без мин.

В строго рассчитанных местах были и мины, дикий огонь может многое, если его грамотно применять — и я провел много часов, придумывая, что с ним можно делать.

Война — это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает. Я копался в памяти Слинта, беседовал со всеми опытными людьми, обсуждая грядущие штурмы, и подчерпнул от них немало полезных идей и информации. С самыми доверенными соратниками, вроде Байуотера, я не раз спорил, строя планы обороны и штурма.

Я пытался понять, как будет действовать противник — и как реагировать на мои ходы. К планированию я даже привлекал Тороса и его умение смотреть в пламени — но видения жрецов Рглора слишком расплывчаты и неясны. Насколько мне это удалось просчитать Тайвина и Тириона, покажет время. Первый штурм наверняка отобью, а дальше они могут оказаться хитрее.

Несмотря на усталость и замотанность, в моей голове рождались новые и новые идеи, иногда удачные, а иногда не очень. Я завалил камнями трое ворот из семи, а за остальными насыпал земляной вал и деревянно-земляные башни. Мои люди строили баррикады на улицах, рыли большие и широкие колодцы, чтобы было чем тушить пожары. Я вмешивался в подготовку ополчения и расчетов метательных машин, в изготовление катапульт и стрелометов — и иногда мне хотелось разорваться на множество маленьких Слинтов.

— Пора, — сказал я, взглянув на солнце. От Слинта мне достался поразительный навык определять время по положению солнца в небе с точностью до получаса.

Мы поднялись с Байуотером на башню у ворот, где нас ждало десять сигнальщиков с флагами в руках.

— На пост! — скомандовал я первой паре. — Враг проломил ворота.

Бледный от волнения юноша в светлой рубахе и темных штанах резко взмахнул красными флагами. Его напарник, в темной рубахе и светлых штанах, не двигался. Если приглядеться, то можно было увидеть вдалеке на крыше дома другую пару сигнальщиков. Одетый в светлый верх и темный низ, повторял движения. Следующую пару за ними уже не было не видно.

— Нужна помощь.

Новые взмахи, новые сигналы.

— Сильный пожар.

У меня меньше войск, чем у противника и, разумеется, враг будет пытаться размазать мои силы по стенам ударами в разных местах. Поэтому я оставил в городе несколько резервов, которые должны помочь в трудную минуту, и разработал систему передачи сообщений.

— Кто вам подсказал эту идею, лорд Слинт?

— Я родом из Долины, сир Джаселин. В старину там передавали сигналы с помощью костров на вершинах холмов. Вначале я думал развести несколько костров и пускать цветные дымы, но мне попался на глаза корабль с полощущимся на ветру флагом, и словно Старица коснулась меня!

Байуотер посмотрел на меня с искренним удивлением. Не ожидал такого хода от недалекого и неумного Яноса Слинта, но вроде бы объяснением удовлетворился. Если он и раскусил, что перед ним не настоящий Слинт, то мастерски не подает вида.

На самом деле, в детстве я не раз перечитывал «графа Монте-Кристо», и мне запомнился эпизод с визитом главного героя на станцию оптического телеграфа, а в какой-то книге видел семафорную азбуку, применявшуюся в прошлом моряками. Деталей я почти не помнил, так что придумал азбуку с нуля.

Каждый флаг можно поднять шестью способами. Представим будто сигнальщик в центре циферблата. Флаг можно поднять вверх, на двенадцать часов, в сторону — на три часа, вверх и в сторону — на полвторого, вниз и в сторону, на полпятого. Еще флаг можно не поднимать совсем, или вытянуть руку и показать его с другой стороны от тела. У сигнальщика флажки в обоих руках, это дает тридцать шесть комбинаций, точнее тридцать пять — вариант, когда оба флага опущены, не считаем.

После недолгих тренировок самые успешные сигнальщики передают до пятнадцати комбинаций в минуту, и это не предел. Ради интереса я перевел в биты и получил, что у меня скорость передачи информации почти семьдесят семь бит в минуту. Если махать флагами сутки без перерыва, то можно передать целых тринадцать с половиной килобайт!

Тридцати пяти комбинаций не хватало. Вначале я решил использовать на линии двух сигнальщиков. Четыре флага дают уже почти тысячу триста комбинаций! Но после первых тренировок понял, что идея никуда не годится. У сигнальщиков не хватает опыта, им еще тренироваться и тренироваться для одиночной передачи информации, а уж пытаться делать что-то синхронно с напарником… Проще и быстрее оказалось отправить гонца, чем дождаться послания и расшифровать его.

Выход оказался прост. Я создал две семафорные азбуки. Собственно азбуку, позволяющую передать любую информацию, только дайте время сигнальщикам, и три десятка самых важных сообщений, передаваемых несколькими положениями флагов. Один сигнальщик, обучался только передаче букв, второй тренировался только в передачи сообщений. Чтобы легче различать их на расстоянии, сигнальщики одевались в разные цвета и стояли строго по порядку, слева — передающий команды, справа — текст.

Теперь я мог очень быстро предать несколько заранее отобранных приказов — или чуть медленнее послать любое сообщение. Сигнальщики тренировались каждый день с утра до вечера… и приходилось тренировать командиров пользоваться связью.

— Колокол еще не повесили, милорд, — Джаселин извинился и показал на стоящий у основания башни колокол. — Трудности с креплением. Завтра закончим.

Кроме флагов, я придумал и несколько звуковых сигналов, но пока не было учений, еще не успели провести.

— Пусть все участки обороны сообщат количество тачек!

Сигнальщик еле заметно вздохнул и замахал флагами. Я прищурился, разглядывая следующий пост. Семафорную азбуку я выучил наизусть и прекрасно понимал, что сейчас передают… Ошибки были, и немало. Иногда путали буквы азбуки, а иногда сказывался недостаток образования. Я тщательно подбирал сигнальщиков, отсеивал делавших четыре ошибки в слове из трех букв, но грамотность все равно оставляла желать лучшего.

Ничего, время еще есть. Надрессируем. И сигнальщиков, и ополчение, и алхимиков, и обслугу катапульт. Время есть.

Столица потихоньку готовилась к обороне. Копались рвы, делались ловушки, тренировались городская стража и ополчение… Враг был уже рядом. Меня пугали идущие к столице силы. Их слишком много. Я прекрасно знал, что Станнис в свое время взял бы город, если бы не подошел Тайвин… Сейчас нет надежды на быстрое подкрепление.

Я целыми днями не слезал с лошади, носясь по городу и проверяя его оборону, думая, как еще укрепить его. Я спал по четыре — пять часов в день, ел на ходу и просто падал с коня.

Враг был рядом. Пока везло — Тайвин все же пошел на север. Логично. Королевская гавань не такая уж большая ценность, особенно без короля. Он потеряет под стенами несколько тысяч солдат, и что получит? Чемодан без ручки. Нести неудобно, бросить жалко.

В столице нет даже Железного трона! Половина города видели, как задрапированный тканью трон с превеликим трудом волокли на громадном помосте в гавань, а потом грузили на корабль. Варис даже помог бежать одному шпиону Ланнистеров, чтобы передать Тайвину эту новость. На самом деле оторвать трон от постамента не удалось — и пришлось сделать макет из окрашенного дерева и старых мечей, и отправлять всех кто принимал участие в работах на Драконий камень, чтобы не распускали слухов.

Тайвин мог бы взять город, но потом на оборону столицы пришлось бы выделять силы, минимум несколько тысяч воинов. Королевскую гавань придется кормить. Да, обладание столицей это престиж и удар по Ренли, но город могут отбить в любой момент — и уже Тайвин получит удар по репутации.

У меня оставалась надежда, что Тайвина разобьют на Трезубце, или что он снова не захочет брать столицу. Но я продолжал вкладывать всю энергию и силы в укрепление обороны.

Все звуки неожиданно перекрыли удары в колокол.

— Перерыв, — пояснил Байуотер, и сигнальщики облегченно опустили флаги. По его лицу можно было понять, он не одобряет введенный мною обеденный перерыв в самое жаркое время суток. Но иначе нельзя, не стоит слишком выматывать людей: выбившись из сил, они много не наработают.

С башни было видно, как работники относят инструмент на склады, идут к реке, где совершают омовение, а далее расходятся к навесам. Кого-то привязали к столбу рядом со складом и стали охаживать плетью — не иначе посеял инструмент.

Многие работники просто шли спать, а другие предпочитали культурное времяпровождение. Несколько септонов начали свои проповеди, не зря я потратился на взятки церковным иерархам. Одновременно стали выступать артисты и музыканты — с песнями, посвященными дому Ланнистеров.

Я вложил немало сил в идеологическую работу, снова напоминал о предыдущем взятии Ланнистерами Королевской гавани и объяснял, что сейчас будет еще хуже — ибо тогда в городе не вешали дочь Тайвина! Певцы и септоны объясняли людям, что они будут сражаться не за короля Ренли, а за свои дома и семьи.

Горожане способны на многое. Полтора века назад они в приступе фанатизма пошли на штурм Драконьего логова — и убили четырех драконов, несмотря на чудовищные потери. Будь у меня те люди, Тайвину не светило бы абсолютно ничего. Жаль только, что со времен Танца драконов многое изменилось. Я старался расшевелить горожан, кое-что удавалось, но пока не видел в них того огня.

— Джаселин, а где у вас плакаты?

— Милорд, обратите внимание на ту толпу, — Байуотер протянул руку, указывая на скопище людей в отдалении. Если приглядеться, можно было заметить семерых Золотых плащей, сторожащих стенды. В первый раз я имел глупость повесить агитационные плакаты без охраны, и они моментально исчезли — люди оказались падки на живопись… и то, что половину плакатов можно было записать в порнографию, только прибавляло им привлекательности в глазах горожан.

— Отлично, сир. Я доволен вами. Если бы остальные капитаны стражи были такими, как вы… — я тяжело вздохнул. Сейчас надо было ехать к другим воротам, устраивать разносы, ругать за несделанную работу, потом ехать к мастерам, проверять стрелометы и камнеметы, опять устраивать разнос, дальше — визит к алхимикам, если хватит времени заскочить на тренировки ополчения…

Враг был рядом. Я изо всех сил готовился к обороне столицы, и это стоило мне немало сил и здоровья… И не только этого.

Я исхудал, в волосах появилась седина. Меня три раза пытались убить — конфискации, казни недовольных, борьба за дисциплину дали мне немало врагов. Кроме этого меня догнала борьба за наследство Бейлиша — покойный опирался не только на Золотых плащей, у него были обширные связи в теневом мире столицы. Мне повезло, я выжил, и даже не сильно был ранен, спасибо Варису. Но повезло только мне.

За все в жизни надо платить. Я получил слишком многое, возвысился слишком высоко. Семья Слинта погибла, её зверски убили, а перед смертью пытали — и я сильно переживал это, еще одни жертвы на моей совести…

Жена Слинта по-своему любила его, как и дети… Во мне было много воспоминаний о них. Я пренебрегал семьей, сторонился. Когда последний раз говорил с ними, когда последний раз общался? В ночь первого переворота или встречался позже? Не помню.

Трагедию я воспринял очень близко к сердцу. Варис помог мне отомстить, раскрыть заговор. Нити тянулись и к некоторым Золотым плащам, недовольным моим новым курсом, и к «теневым королям» Королевской гавани.

Я действовал беспощадно. Варис сильно помог с информацией. За несколько дней мы разгромили преступный мир столицы и вырезали почти всю его верхушку. Палачи, заваленные работой, срывались в запой, я щедро лил кровь… Но разве это вернет ушедших? В иные минуты я жалел, что не присягнул Р’глору — он давал силы возвращать умерших.

Во всем можно найти светлую сторону, даже в этом… Я конфисковал немало средств, а вместе с теневым миром под раздачу попали не пойманные ранее спекулянты, и в городе стало легче с продовольствием.

Отряды Ланнистеров уже появлялись вблизи стен столицы, но прошла неделя, другая, затем третья, а армии все не было. Я уже почти желал встречи с врагом…

Казнь откладывалась, делая ожидание невыносимым. Тайвин решил вначале разбить противостоящие ему армии, а затем брать города. Ланнистеры сражались как львы, пытаясь разбить врагов поодиночке. И им это удавалось.

+7

67

Фрерин написал(а):

Выход оказался прост. Я создал две семафорные азбуки. Собственно азбуку, позволяющую передать любую информацию, только дайте время сигнальщикам, и три десятка самых важных сообщений, передаваемых несколькими положениями флагов. Один сигнальщик, обучался только передаче букв, второй тренировался только в передачи сообщений. Чтобы легче различать их на расстоянии, сигнальщики одевались в разные цвета и стояли строго по порядку, слева — передающий команды, справа — текст.


Потрясающе!

0

68

Фрерин написал(а):

Горожане способны на многое. Полтора века назад они в приступе фанатизма пошли на штурм Драконьего логова — и убили четырех драконов, несмотря на чудовищные потери.

Откуда четвертый??? Насколько я помню книжки, их было всего трое ("У дракона три головы")... И насколько я понял, двое сдохли в ходе внутрисемейных разборок.
Я что-то пропустил?

0

69

Little написал(а):

Откуда четвертый??? Насколько я помню книжки, их было всего трое ("У дракона три головы")... И насколько я понял, двое сдохли в ходе внутрисемейных разборок.
Я что-то пропустил?

Потом еще рождались драконы

0

70

Little написал(а):

Откуда четвертый??? Насколько я помню книжки, их было всего трое ("У дракона три головы")... И насколько я понял, двое сдохли в ходе внутрисемейных разборок.
Я что-то пропустил?

Три дракона было при Эйгоне Завоевателе.
Танец драконов это 129-131 гг от высадки Эйегона. В тот момент было более 18 драконов (6 на стороне Эйегона II, 12 на стороне Рейниры), часть из них дикие, приручены добровольцами по приказу Рейниры. Кстати, я ошибся - в Драконьем логове перебили пятерых, не четверых.
Из драконов Эйгона Завоевателя к тому моменту был жив только один (и погиб в ходе гражданской войны). Балерион Черный ужас умер от старости, а Меркасес сбило дорнийское ПВО еще во времена Эйегона Завоевателя.
Все 18 драконов погибли или пропали безвести в ходе войны. Но были еще какие-то. Последние драконы умерли при сыне Рейнире Эйегоне Драконья Погибель.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Буракова » Незначительная фигура (фанфик по "Игре престолов")