Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы


Первым делом,первым делом минометы

Сообщений 741 страница 750 из 979

741

ДАН написал(а):

и прихватив с собой полупустой ранец с остатками моего имущества, идём разыскивать нашего лейтенанта, чтобы до конца прояснить обстановку. Взводного мы нашли на хуторе, где он вместе со старшим сержантом Филатовым, проводил совет в "Филях", решая как поступить дальше, и в какую сторону идти на соединение с нашими.

ДАН написал(а):

И если со стороны реки, до которой было больше пяти вёрст, гремела артиллерийская канонада, то со стороны шоссе, доносилась в основном ружейно-пулемётная стрельба, и посланная туда разведка, обнаружила какую-то нашу часть, которая засела на перекрёстке, и не давала противнику отступать по шоссе.


Леша, повторы. Может быть, один раз заменить "идти" на "двинуться"?

+1

742

Игорь спасибо, позже поправлю.

+1

743

Нам повезло, причём целых два раза. Сначала "горячие немецкие парни", решили попробовать сбить батальон с высоты, ударив в лоб, уже штурмовым пехотным подразделением, а когда это не вышло, то и обойдя его по лесу. Но нарвавшись на кинжальный огонь четырёх наших эмгачей, поддержанных миномётом и стрельбой из карабинов и автоматов, бросили это грязное дело. Тем более можно было приняв на пару километров вправо, спокойно, без лишних потерь отойти, на юго-запад, или на запад, вдоль берега реки. А потом, в прорыв мимо высоты пошли конники из 53-й кавалерийской. Один полк ударил вдоль шоссе на север, а два других на северо-запад, окружая противника, и отсекая ему, все пути отхода. Так что если большая часть, 26-й пехотной, успела выскочить из намечающегося котла, то вот 6-й пехотной не повезло, и её всё таки окружили в лесах и болотах, прижав к берегу реки Ельша, в треугольнике: село Крутой Ручей, деревни Дёгти, и Толкачи.
  Про окружение я узнал гораздо позже, а пока, отбив атаку противника, готовимся к очередному натиску, которого так и не дождались. Зато дождались "ходоков" из батальона, а потом и "ездюков" из кавполка. Что те, что другие, оказались нашими знакомыми. И если первые были из той самой части, которая пробивала нам дорожку в немецкий тыл, то вторыми были капитан Задорожный с компанией кавалеристов из своего эскадрона. Я не оговорился, просто человек подрос в звании, и вместо трёх квадратиков, в его петлицах, было по одной шпале. С капитаном мне удалось перекинуться парой фраз, уже после того, как все заинтересованные стороны, договорились о взаимодействии.
- Товарищ капитан, разрешите обратиться? - подхожу я к нему, когда он собирался вскочить на своего коня.
- Обращайтесь, товарищ... Сержант? Доможиров!? Артиллерист!
- Здрав будь, Задорожный. - Не изменяя традиции, негромко приветствую его я.
- И тебе не хворать, - сжимает он мою ладонь. - Ранен?
- Да. Поломали меня. А вы в какую сторону направляетесь? А то километрах в двух на запад отсюда, немцы отступают неслабой такой толпой.
- У меня приказ. Разведать дорогу на посёлок Полосы, и перекрыть противнику пути отхода.
- Ну разведать то вы разведаете, а вот насчёт перекрыть одним эскадроном, пупок развяжется. Да и уже до вас, всё разведано. Мы тут с утра воюем.
- Тогда показывай что тут, и где, а то пехота дальше своего бугра ничего не знает. - Достаёт Задорожный свою карту.
- Вот смотри. Если вы пойдёте даже вдоль дороги на северо-запад, то по любому нарвётесь либо на засаду, либо на заслон немцев, потому что хорошо получив по рогам, они скорее всего ждут нашего наступления с этой стороны. Тем более, здесь расположены узости между болотами. А вот если вы ударите на запад, то застанете гансов прямо на марше, со спущенными штанами. Так как никаких узких мест тут нет, а чтобы перекрыть пять километров дороги, это надо минимум полк посадить в оборону. И кто тогда отступать будет?
- Ну и мне ведь не обязательно бить в одно место, - развивает мою мысль капитан, - достаточно обстрелять противника из пулемётов и карабинов, а потом отскочить, и ударить в другом. А так как сейчас ночь, да и усилили меня...  - Начинает размышлять вслух комэск.
- Спасибо! Сержант. - Жмёт он мне руку, и вскочив в седло, с места в карьер мчится к своим.
  Минут через пять, меня находит мой взводный.
- Николай, я договорился с пехотой, скоро они отправляют в тыл своих раненых, ну и всех наших возьмут. Так что давай, организуй погрузку, и езжай с ними, ты же тоже ранен, заодно и присмотришь.
- Из нашего взвода там кто-нибудь есть?
- Нет, только разведчики.
- Так вот, пусть разведка и смотрит. - Артачусь я. - А у нас и тут дел за гланды.
- Какие это у тебя тут дела? - Переходит на повышенный тон лейтенант.
- Не у меня. Тебя как командира взвода, это касается в первую очередь. А во-вторых, нельзя оставлять наших не погребёнными, а тем более пропавшими без вести.
- И кто это у нас пропал?
- Фёдор Изотов, и Максим Латышев.
- Так они же погибли.
- А ты их мёртвыми видел? А может у тебя свидетели есть?
- Так дом же где они засели, сгорел.
- А откуда ты знаешь, что они в доме были.
- Ладно. - Сдаётся после приведённых мной аргументов, Ванька. - Что ты предлагаешь?
- Надо пройти по местам наших боёв, и похоронить павших. А то говорят, что война не может считаться законченной, пока не будет захоронен, последний, погибший на ней солдат. Нам нужно закончить этот бой Ваня, а то люди нас не поймут.

Отредактировано ДАН (23-01-2018 17:46:04)

+2

744

Старший сержант Филатов, нашу идею одобрил, тем более он сам хотел предложить что-то подобное. Поэтому укладываем всех наших раненых на подводы, и отправляем в тыл, вместе с трёхсотыми пехотинцев, а сами готовимся к рейду. Сначала сработала моя домашняя заготовка, и в нужную нам сторону, двинулся эскадрон кавалеристов, поэтому переговорив с капитаном Задорожным, и отдав им излишки трофейных  боеприпасов, и миномёт, идём следом. Видимо командование полка прислушалось к доводам комэска, и отправило на запад один усиленный эскадрон, остальные же подразделения кав.полка, наступали вдоль дороги на северо-запад, правда рассредоточившись на широком фронте. Но и это тоже было нам на руку, так как потом мы выдвигались на север, к месту последнего боя Феди.
  После отправки в тыл всех небоеспособных, в строю осталось всего двадцать человек, ну и обоз, состоящий из одной пароконной повозки. Первая наша остановка в роще у хутора, где мы грузим умерших от ран, двоих красноармейцев. Ночь лунная, на небе не облачка, так что всё видно довольно хорошо, да и слышно неплохо. Следующая остановка на краю лощины, где и нашли меня, поэтому, пока искали и укладывали на повозку тело Гриши танкиста, я прошёлся по камышам, пытаясь "вспомнить всё". Но почему-то ничего не вспоминалось, в мозгу, как кадры при ускоренной съёмке, мелькали какие-то не связанные друг с другом картинки, зато чисто случайно, я нашёл свой трофейный "Вальтер П-38", который мне подарил Серёга Филатов. Пистолет был разряжен, точнее в магазине не было патронов, но из ствола несло сгоревшим порохом, так что из него кто-то недавно стрелял, а раз пистолет мой, то и стрелял естественно я. Но и этого я тоже не помнил.
  В лощине мы зависли походу надолго, так как впереди, и правее нас шёл бой. Как я и предполагал, немцы выставили заслоны, и проскочить по дороге, у наших конников сразу не вышло, и атака вступила в затяжную фазу. Чтобы зря не терять время, бойцы роют могилу, а я продолжаю нарезать круги осматривая "место происшествия" и подсвечивая себе фонариком, то там, то тут, натыкаюсь на трупы врага. От оружия и боеприпасов их кто-то избавил, а вот в одной из тушек, я нахожу штык от СВТ, который с трудом вытаскиваю из окоченевшего тела, и наконец-то отдельные пазлы в моей голове, формируются в картинку, от которой я просто ухи поел. Десяток мёртвых трупов, валяющихся на небольшом пятачке, это просто какой-то сюр. Хорошо, допустим двоих я срезал из автомата, ещё пару, мог подстрелить Гриша, пулемётчика, а может и кого-то ещё, я накрыл гранатой, но остаётся где-то четверо, или пятеро, с которыми я схлестнулся в рукопашке, ну не совсем конечно в рукопашной, всё таки я стрелял из двух пистолетов, но вот как мой штык-нож, оказался в пузе самого здорового фрица, вот этого я так и не смог вспомнить.
  Ладно, чёрт с ними, с воспоминаниями, пока я изображал из себя Шерлока из Холмса, и нарезал круги по кочкам и камышам, бойцы выкопали неглубокую братскую могилу, и проверив наличие смертных медальонов у павших, хороним их. Потом движемся в сторону, отдаляющегося от нас боя, где и выходим к развалинам "хижины дяди Феди". Но никого там не находим. Да и не мудрено, потому что сама хатёнка, представляла из себя саманнуху, когда-то крытую соломой. Я говорю когда-то, потому что сейчас солома сгорела, зато со сложенными из глины, и побеленными известью стенами, огонь не смог ничего сделать. Нет, все стены конечно закоптило, деревянная рухлядь которая была внутри тоже сгорела, а вот не земляной пол, не стены, не печка, не пострадали, а самое главное, смертью в домике не пахло. Горелым деревом, а также соломой конечно несло, а вот запаха горелого человеческого мяса, не ощущалось, да и трупов мы в саманнухе не нашли, хотя все стены были издырявлены отметинами от пуль.

Отредактировано ДАН (26-01-2018 12:26:31)

+3

745

Федоса мы нашли в капусте. Нет, я не оговорился, на огороде, между грядок с капустой, он и лежал, скрытый, ещё не свернувшимися листьями кочанов. Скорее всего контуженный, так как каких-либо видимых повреждений, на нём не было, но когда мы обмыли водой, его закопчённую пороховыми газами и сажей, морду лица, он даже не очнулся. Трясти, и бить его по щекам мы не стали, так как усугублять положение стукнутого взрывной волной бойца, как-то не хотелось. Максим Латышев, когда мы его нашли был уже мёртв, но погиб он не сразу, скорее всего истёк кровью, из перебитых автоматной очередью ног, а может и умер от болевого шока. Десяток убитых фрицев, валялся неподалёку, причём большая их часть, лежала возле небольшой, сложенной из берёзовых стволов баньки. На улице начинало светать, так что нам удалось провести небольшое расследование, и найти наших. В доме у них была запасная позиция, и отстреляв оттуда одну ленту, бойцы смылись на свою основную, которую оборудовали в бане, единственное небольшое окошко которой, выходило в нужную сторону, и засели там как в дзоте.
  Эти ухари, заранее разобрали печную трубу, а открывающуюся наружу дверь, оторвав от неё дверную ручку, заблокировали изнутри. Ну и когда немцы всё таки обошли их, и собирались поджечь избушку "на курьих ножках", то с чердака закидали их гранатами, и рванули в огород, где до этого, поставили пару растяжек. Но гранаты плюс автоматы, были и у фрицев, так что далеко уйти ни Фёдор, ни Максим не смогли, и их подловили на перебежке. А вот добить наших, у гансов не вышло, последний, сунувшийся в огород покойник, подорвался на растяжке. Остальные, либо ушли не солоно хлебавши, либо их уже не было. Пока я, занимался "расследованием", а бойцы копали могилу, сержант Волохов с помощником, съездили за своим убитым напарником, и захоронив павших, забираем Фёдора, и идём на высоту, где остались прикрывающие отход разведчики, и майор Васильев.
  После того, как мы нашли Фёдора, мне как-то поплохело, как будто из меня вынули какой-то стержень, который заставлял меня держаться, закружилась голова, сильнее заболела покалеченная рука. Обезболивающего из фляги, уже не хотелось, потому что меня начинало мутить от одного запаха, этого лекарства, под названием "самогон", а больше у нас ничего и не было. Я шёл, точнее плёлся, держась здоровой рукой за борт повозки, на которой везли Федьку. Сержант Волохов, тоже был не в лучшем чем у меня состоянии, и плёлся с другой стороны телеги. Я шёл только потому, что боялся упасть на сломанную руку, и двигался, скрипя зубами от боли, поэтому, когда мы дошли до высоты и остановились, я сполз вдоль борта повозки на землю, и отрубился.

Отредактировано ДАН (25-01-2018 12:32:19)

+3

746

Очнулся я, когда солнце уже припекало. Сколько я повалялся в отключке, точно не скажу, так как свои часы я где-то посеял, да и когда вырубился, тоже не помню. Знаю что было утро, а сейчас уже день, и хоть я и лежал в тени кустарника, но какой-то настырный солнечный лучик, пробившись сквозь листву, светил мне прямо в глаза. Хотелось пить, а так же наоборот, но жажда была сильней, и утвердившись на своей пятой точке, я начал оглядываться в поисках своего ранца, где должна была лежать фляжка с водой. Рюкзак я нашёл, так как он был у меня под головой, когда я лежал, так что утолив жажду, и сходив справить естественные потребности организма неподалёку, пошёл искать какого-нибудь не спящего человека, потому что рядом, вповалку храпели, измученные боями красноармейцы.
  Кустарник, в котором располагался наш бивуак, был небольшой, и представлял из себя неровный круг, диаметром метров двадцать, и с боков виднелись просветы, зато сверху, ветки смыкались, образуя сплошную зелёную поверхность. Рассудив, что где-то должны быть выставлены часовые, я и пошёл их разыскивать, идя по опушке нашего убежища. Укрылись наши скорее всего от самолётов, так как канонада раздавалась на северо-востоке, а также на юге от нас, зато самолёты, пролетали в разных направлениях, начиная от разведчиков, и заканчивая двухмоторными бомбардировщиками. Видимо немцы не на шутку встревожились, и сняли авиацию, с какого-то участка фронта, скорее всего из под Смоленска. Честно скажу, за всё время прибывания на фронте, я в первый раз видел столько самолётов в воздухе, не сказать, что их было черно, но то одиночные "костыли", то пары юрких мессеров, проскакивали неподалёку, раздавался также и гул моторов тяжёлых "бомбёров", идущих на приличной высоте.
  Караульщиков, я обнаружил случайно, пойдя уже на второй круг, и внимательно оглядывая окрестности, и то, если бы кто-то не стал махать из окопа стволом карабина, стараясь привлечь моё внимание, я может быть ничего и не заметил. Хорошо замаскированный парный пост, располагался метрах в пятидесяти от основного лагеря, и был он не один, а в "трёх экземплярах". Посты располагались равносторонним треугольником, имея по центру нашу "берлогу", поэтому сектор наблюдения, для каждого часового, был 120 градусов, да и взаимно контролировать, и видеть друг друга бойцы могли, очень хорошо. При надобности, можно было перекрыть огнём, и соседний сектор, а также сосредоточить в нужном направлении, стрельбу целых трёх пулемётов. Естественно про нашу систему обороны, я узнал, только когда поговорил с пулемётчиками, которые меня позвали.
- Здорово бойцы! - поприветствовал я караульных, когда подошёл ближе, и присел у края окопчика, чтобы не демаскировать позицию. Бежать я боялся, так как падать в моём положении было не с руки.
- Здравия желаем, товарищ сержант. - Негромко ответили мне красноармейцы.
- Хорошо вы замаскировались, - похвалил я их. - Сразу и не найдёшь.
- Ну у нашего командира не забалуешь, вмиг огребёшь по первое число. - Ответил один из них, видимо старший наряда.
- И кто у вас командир?
- Да вы его знаете, старший сержант Филатов.
- Ну если сам страшный сержант! Тогда конечно. - Пытаюсь я рассмешить бойцов.
- Товарищ сержант, а вы не знаете когда нас сменят, да и посты уже давно не проверяли.
- А как долго вы тут сидите?
- Да почитай часа четыре уж как. Мы только успели всех наших, погибших на высотке, прямо в их же окопах прикопать. А тут немецкие самолёты разлетались, ну мы ноги в руки, и сюда, хорошо хоть что сразу это место нашли, и всех сомлевших, в кустах обустроили, а то могло бы и нам перепасть. Бомбардировщики-то может быть и не позарились, а вот истребители - гады, могли и поиздеваться. Видели мы, как они наших конников, что по дороге ехали гоняли, чуть ли не винтами рубили, если бы те, в ближайшем леске не укрылись, всех бы положили.
- А вы что, так совсем и не спали? - смотрю я на помятые лица солдат.
- Да как можно, - говорит отводя глаза старшОй, - мы же на посту.
- Да ладно! Я же не страшный сержант Филатов, да и пост у вас парный, ну а насчёт смены я сейчас узнаю, только посты проверю. А вы хотя бы умойтесь, а то уснёте.
  Бойцы показали мне точное месторасположение оставшихся двух постов, поэтому встав в полный рост, против часовой стрелки, иду к следующему. Таиться, или подкрадываться, ну его в баню, почудится какому-нибудь ухарю, спросонья что-либо, и нашинкуют меня в мелкий винегрет, или гранату кинут.

Отредактировано ДАН (26-01-2018 18:06:42)

+2

747

На втором посту, тоже всё было в порядке, и оба часовых бодрствовали, правда у одного, морда лица была сильно помята, видимо второй бодрствующий его только что разбудил, но я сделал вид что не заметил. Всё таки бойцы вторые сутки на ногах, а я пару раз был в отрубе, и вроде как отдохнул. Перекинувшись парой фраз с караульными, и пообещав им скорую смену, иду на последний пост. Я хоть и не крадусь, но и не топаю как слон, или конь, так что по мягкой траве, иду почти неслышно. Вот тут-то в отличии от других, было сонное царство, оба караульщика дрыхли без задних ног, и если один спал с относительным комфортом, притулившись на дне своей ячейки, то второй прикорнул, стоя в окопе, уронив голову на приклад своего карабина. Косяк был конкретный, мы хоть и были в тылу своих войск, но буквально несколько часов назад, здесь ещё были немцы, и не факт что какое-либо из их подразделений, не шатается поблизости, да и разведка фрицев, может рыскать по всей округе. Ни о какой линии фронта, ещё не может быть и речи, потому что войск для этого, было очень мало, да и кроме внешнего, нужно было держать ещё и внутренний фронт. Красные стрелы нашего наступления, я видел на карте у Задорожного, поэтому немного представлял себе обстановку, которая должна была сложиться на данном этапе операции, да и артиллерийская канонада, раздававшаяся на юге и северо-востоке от нас, говорила сама за себя.
  Сдавать красноармейцев их командиру, как-то не хотелось, но и оставлять такой залёт безнаказанным, тоже было нельзя, поэтому забрав у одного пулемёт, и накрыв ячейку где он спал плащ палаткой, вытягиваю из под щеки другого карабин, и сложив оружие возле своих ног, усаживаюсь в пяти метрах от ячеек, и подобрав несколько камушков, кидаюсь ими в "карабинера", стараясь попасть в каску. После третьего или четвёртого звяка, болезный начинает шевелиться, а потом, видимо окончательно проснувшись, ищет свой карабин, и оглядывается по сторонам. Увидев меня, а главное направленный на него ствол пулемёта, окончательно выпадает в осадок, и замирает на месте с открытым ртом.
- Рот закрой, кишки простудишь. - Шёпотом говорю я.  - Ты кто?
- Гера. - Судорожно сглотнув ком в горле, так же шёпотом отвечает он.
- Что тут делаешь?
- В карауле стою.
- Давно служишь?
- Весной призвали. - Так, с этим всё ясно, молодой парень, в роте судя по всему недавно, был припахан более старшим товарищем, который завалился спать, а молодого заставил переносить все тяготы и лишения воинской службы. Проверим своё предположение.
- До этого где служил?
- В музыкальном взводе полка.
- Духопёром?
- Да, на трубе играл.
- А к разведчикам то как попал?
- Сам попросился, они воюют, а мы в тылу. - Как тебя только в рейд взяли-то, думаю я про себя, и решаю проверить свою версию.
- По немецки, хорошо разговариваешь?
- С четырёх лет, мама учила.
- А полное твоё имя?
- Герберт. - А вот теперь с тобой всё ясно. Белокурая бестия, да и кадык, выпирает определённым образом, вылитый фриц.
- А фамилия?
- Иванов. - Это как у Жирика, мама русская, а папа юрист, только тут скорее папа русский, а мама немка.
- За сон на посту, во время боевых действий, знаешь что бывает?
- Трибунал?
- Он самый. - И что теперь делать? Нет сдавать я точно никого, и никому не собираюсь, а то история может выйти припаршивенькая, часовых больше четырёх часов уже никто не то что не менял, а даже не проверял. Да и в лагере все спят, не дневальных, не караула. То ли все уснули, то ли ещё какая пакость приключилась? Ладно, разберёмся со вторым, потом пойду будить друзей-командиров.
  Положив карабин поперёк стрелковой ячейки видящего десятый, или какой там по счёту сон, пулемётчика, говорю громким голосом.
- Хенде хох. Русиш швайн. - Несколько секунд ничего не происходит, но потом из окопа резко поднимается тело, и стукнувшись бестолковкой о цевьё карабина, падает обратно. Сдёргиваю плащ-палатку с ячейки, и наблюдаю за результатом.

Отредактировано ДАН (27-01-2018 08:50:34)

+2

748

ДАН написал(а):

Сдавать красноармейцев их командиру, как-то не хотелось, но и оставлять такой залёт безнаказанным, тоже было нельзя, поэтому забрав у одного пулемёт, и накрыв ячейку где он спал плащ палаткой, вытягиваю из под щеки другого карабин, и сложив оружие возле своих ног, усаживаюсь в пяти метрах от ячеек, и подобрав несколько камушков, кидаюсь ими в "карабинера", стараясь попасть в каску.


Однажды, во время проверки караулов Наполеон обнаружил спящего солдата на посту часового. По уставу и законам военного времени часовой должен был предстать перед судом — это в лучшем случае, в худшем — быть расстрелян, ибо нет пощады солдату, который, постыдно заснув на посту, ставит под угрозу жизнь своих товарищей. Как же поступил Наполеон? Он принял неожиданное решение: подняв ружье спящего часового, вскинул его себе на плечо и занял оставленный утомленным солдатом пост. Прибывший через некоторое время со сменой сержант увидел, что часовой спит, а командир стоит на посту. История о «маленьком поручике», взявшем на плечо ружье, вместо того, чтобы вызвать подразделение для расстрела, на следующий день молнией облетело все походные колонны. Он тотчас же превратился в большую знаменитость маленького полка

+1

749

Красноармеец щурится, и часто моргает от яркого света, но в правой руке, сжимает готовый к бою парабеллум, (хорошо хоть не гранату, а то было бы нам тут весело, если бы он её кинул). Ну их на хутор, эти воспитательные мероприятия, тем более когда у всех на руках, боевое оружие. Ну раз начал, надо заканчивать.
- Добро пожаловать в ад, солдат.
- Так я же живой.
- Был когда-то, пока на посту не уснул, и тебе как барану горло не перерезали, а потом и нас всех в окрошку из пулемётов покрошили.
- Так вот же он, мой окоп, - оглядывается кругом красноармеец, и пытается встать на ноги. Но затёкшие от неудобного сидения конечности, не дают ему этого сделать. Он и упал-то в первый раз, только потому, что ноги его не послушались.
- Вот видишь, тело тебя не слушается, да и горло перерезано от уха до уха.
- Да как же это? - Судорожно ощупывает он себя за шею, в районе подбородка и кадыка, но не найдя никаких повреждений успокаивается.
- Разыгрываете? Товарищ сержант. - Узнаёт он меня, и с облегчением вздыхает.
- Я что клоун!? Чтобы тебя разыгрывать. Ты разведка забыл, как сам часовых снимал, когда мы по немецким тылам шуровали? - Бойца я тоже узнал, потому что не в первый раз его видел.
- Виноват, товарищ сержант. - Опускает он голову, и отводит глаза.
- Раз виноват, накажем. А сейчас бдите, товарищи красноармейцы, а я пойду насчёт смены распоряжусь.
  Что-то не ладно в "Датском королевстве", размышлял я про себя, идя в лагерь. Ни тебе караула, ни тебе дневальных, вроде бы народ спал, потому что храп от некоторых, доносился богатырский, да и те мимо кого я проходил, дышали, значит все живы, хоть это радует. Первым пытаюсь растормошить Ваньку, хоть и с трудом, но это мне удаётся.
- Сколько время? - протирая глаза, спрашивает он.
- Два часа по полудню, начало третьего. - Отвечаю, посмотрев на его хронометр.
- А чего же тогда меня не разбудили?
- А мне-то откуда знать, я сам недавно очнулся.
- Пошли Серёгу искать, у него и спросим. - Филатова мы нашли, но спросить что-либо у него, не представлялось возможным, потому что сам он метался в бреду, и не хотел очухиваться.
- Ты дневальными-то помнишь, кого назначили?
- Конечно, пойдём искать, они где-то возле повозки должны дежурить. - Дневального мы нашли, правда одного, а вот второго, так и не обнаружили. Поэтому пришлось поднимать всех в ружьё, и организовывать поиски.
  Естественно всю толпу сразу, мы поднимать не стали, чтобы не затоптать следы. Разбудили только самых смышлёных, и определившись с направлением, в котором ушёл дезертир, направили по его следам, группу из трёх человек. Посты мы сменили, но отдохнуть караульным, так и не удалось, потому что пришлось их допрашивать с пристрастием, про пропавшего перебежчика. Начали естественно с его напарника, который и сказал, что сбежавший, предложил ему спать по очереди, и первым вызвался караулить. Удалось также выяснить, что старший сержант Филатов, предупредил, чтобы его через час растолкали, если он уснёт, так как нужно будет проверить посты. Видимо у Серёги началось воспаление, и он срубился, хотя как утверждал Ванька, держался он довольно бодро, в отличии от нас - инвалидов, как он назвал меня и Мишку.
- Не успели ещё дойти до места, а они уже сомлели как барыни, - ругался чувствуя за собой косяк, лейтенант.
Опросив остальных караульщиков, всё таки удалось выяснить, что кто-то проскочил в сторону ближайшего леса, но так как заметили его в последний момент, после чего он буквально как сквозь землю провалился, да и опасности никакой не представлял, то и докладывать про это не стали, да и некому было. Следопыты вернулись через час, и только развели руками.
- В лес он ушёл, - сказал Кузьмич, - а там человека искать, всё равно что иголку в стоге сена. Дальше хоть и река, но где он к ней выйдет, бабушка на двое сказала.
- Ладно, хрен с ним, с этим перебежчиком, многого он не знает, а то что знает, это и без него известно.
- Скажи ка лучше Кузьмич, как нам отсюда до наших добраться, и желательно лесами, а то чует моё сердце, и все другие органы, что недолго нам тут загорать осталось. - Пока мы решали свои проблемы, по дороге мимо нас, следовали обозы тыловиков, и санитарные повозки с ранеными. Немцы или опомнились, или подкрепление получили, и вместо того, чтобы отступать, перешли в контрнаступление.

Отредактировано ДАН (27-01-2018 22:06:05)

+3

750

Глава 18. Медсанбат.
В общем, благодаря нашему проводнику, свалить мы успели, да и "люфтвафли" на нас не позарились, ну а отступавшие наши части, прикрываясь арьергардами, заняли оборону в бывших же немецких траншеях, и всё таки остановили противника. Майор, передал Филатову планшет, со всеми документами, рапортом, и последним своим приказом, так что не за дезертиров, не за окруженцев, нас не приняли, и мы перебравшись через реку Межа, по сохранившемуся каким-то чудом мосту, смогли вернуться в часть, достаточно быстро, тем более во время своих скитаний, обнаружили небольшую колонну, брошенных фрицевских грузовиков. Часть машин конечно сгорела, некоторые не завелись, но парочку трофеев, мы всё таки приватизировали. Водители у нас остались живы, так что до станции Земцы, мы доехали с относительным комфортом, тем более в одной из машин, была военная форма и снаряжение, так что было куда присесть, и на что положить не приходящих в сознание раненых.
  Когда мы приехали в часть, лейтенант пошёл отписываться в штаб, а всех небоеспособных, принялись осматривать эскулапы, из местного санитарного взвода. Перевязав и почистив раны, понатыкав уколов, и заставив каждого, выпить по несколько порошков, ( Федя с Серёгой к тому времени очнулись), а так же наложив мне нормальные лубки, весь наш квартет, отправили в дивизионный медсанбат, где мы и попали, в "ласковые" руки, врачей и медсестёр. Так как дивизия находилась во втором эшелоне, и занималась строительством укрепрайона, то раненых было очень мало, в основном больные, так что нас оставили в медсанбате, тем более об этом очень сильно просил комдив Берёзин.
  Больше всех повезло дяде Фёдору, и Мишане, у них был постельный режим, и они просто лежали и балдели под капельницами. Наши же с Серёгой зады, трещали от болючих уколов, которых нам ставили, по несколько штук в день. У Серёги гноилась рана, а у меня пошло какое-то воспаление, и поднялась температура. Всё таки рукопашка для меня добром не кончилась, и я получил несколько ссадин и царапин, которые загнили, а ещё я натёр ноги. Во-первых, трофейные сапоги были на размер больше, а во-вторых, эти грёбаные носки, в которых я проходил и пробегал больше суток. Но несмотря на все наши страдания, у нас был большой плюс, мы были ходячие, и после всех процедур и обхода, могли заниматься своими делами и делишками. А вот Федьку с Мишкой, никуда дальше туалета не пускали, и заставляли соблюдать постельный режим. Правда через неделю мои мучения кончились, неудобство составлял только гипс, в который как в панцирь, заковали мою, согнутую в локте левую руку, от кисти, до самого плеча, причём часть этой монструозной, конструкции, заканчивалась где-то в районе левой лопатки. Как мне сказал хирург, который осматривал мою травму, у меня был вколоченный закрытый перелом, шейки левого плеча, и минимум два месяца в гипсе, мне гарантированы. Меня даже возили в город Ржев, где в армейском госпитале, сделали снимок, чтобы окончательно определиться с диагнозом. Сам госпиталь разместился в городской больнице, так что рентгеновский аппарат и плёнка, там были.

Отредактировано ДАН (04-02-2018 10:05:35)

+3


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы