Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы


Первым делом,первым делом минометы

Сообщений 891 страница 900 из 1000

891


ГАБТУ КА. ТАНК Т-34 в БОЮ. Краткое пособие. Воениздат НКО СССР, 1942

Загрузка танка боеприпасами

11. Боеприпасы перед укладкой в танк тщательно очистить от масла, пыли и грязи; магазины осмотреть, проверить, исправны ли они, и промыть керосином; патроны до закладки их в магазины внимательно осмотреть; патроны с дефектами в магазины не закладывать.

12. В загрузке танка боеприпасами участвует весь экипаж.

Для удобства загрузки снарядов башню танка поворачивают на 150°.

Загрузка производится следующим образом: командир танка, стоя вне его, с левой стороны, берет снаряд или магазин, осматривает и подает его механику-водителю, находящемуся на левом крыле танка; механик-водитель передает снаряд (магазин) радиотелеграфисту, находящемуся внутри башни; радиотелеграфист передает снаряд (магазин) командиру башни; последний укладывает снаряды (магазины) в специальные ящики и гнезда.

13. В танке с радиостанцией в боекомплект танка входит 36 снарядов.

Снаряды укладываются в следующем порядке: на полу боевого отделения 31 снаряд: в двух специальных ящиках 18 снарядов (по 9 снарядов в каждом ящике); в двух ящиках 13 снарядоа (в одном 7 снарядов, в другом 6 снарядов);

2 снаряда укладываются вдоль левого фальшборта и 3 снаряда вдоль правого фальшборта, в горизонтально расположенных лотках с застежками на замках.

В боекомплект танка входит 30 магазинов:

3 магазина укладываются слева от механика-водителя, 4 магазина слева от радиста, 19 магазинов в нише башни и 4 магазина около ВПУ.

В танке без радиостанции в боекомплект танка входит 71 снаряд (бронебойные и осколочно-фугасные). Снаряды укладываются на полу боевого отделения: 62 снаряда в восьми специальных ящиках (в четырех ящиках по 9 снарядов, в двух ящиках по 7 снарядов и в двух ящиках по 6 снарядов); 6 снарядов укладываются вдоль левого фальшборта и 3 снаряда вдоль правого

фальшборта, в горизонтально расположенных лотках с застежками на замках.

В боекомплект танка входит 30 магазинов; 4 магазина укладывается слева от механика-водителя, 4 магазина слева от радиста, 4 магазина справа от радиста, 11 магазинов в нише башни, 6 магазинов впереди радиста и 1 магазин у ног. механика-водителя.

14. На танке имеется 20 ручных гранат марки Ф-1. Гранаты укладываются в брезентовые сумки. Под сиденьем радиста укладывается 12 гранат, на правом борту танка - 8 гранат. Запалы к гранатам хранятся отдельно, в брезентовом ящике с твердыми боковыми стенками и крышкой. Ящик с двойным гнездом для цинковых коробок укреплен в нише башни (в каждой из которых имеется по 10 запалов).

15. В боекомплект входит 30 ракет (10 белых, 10 красных и 10 зеленых) и один пистолет-ракетница.

Ракеты хранятся в железном ящике с тремя отделениями, укрепленном в башне на правом погоне; к крышке ящика крепится пистолет-ракетница в кобуре.

16. ЗИП к пулемету размещают в инструментальных сушах с правой стороны, в боевом отделении; ЗИП к оптике укладывается в специальном ящике на правом погоне башни, под ящиком с ракетами; ЗИП к пушке - в ящике, на левом крыле танка.

А как с этим обстоят дела?

+1

892

Игорь спасибо. Твоя инфа как раз в тему. Насчёт гранат я упустил из виду. А насчёт ракетницы это мысль, так что дополню.
Тут нарыл информацию, что для гарантированного уничтожения одной тридцатьчетвёрки, у немецких противотанкистов уходило 15-20 снарядов калибра 37-мм. Так что при наличии снарядов, можно сидеть
за речкой долго. У 20-й танковой, действующей на том направлении в основном Т-1, Т-2, Т-38 и немного Т-4. А вот есть ли на тот момент (конец октября) кумулятивные снаряды у противника, это вопрос.
Скорее всего ещё рано. Так что будем искать солярку и экипаж.  http://read.amahrov.ru/smile/toper.gif  .

Отредактировано ДАН (12-03-2018 20:17:11)

+1

893

ДАН написал(а):

Скорее всего ещё рано. Так что будем искать солярку и экипаж.


Леш, загляни в вот эту статью:
Военное обозрение ● Вооружение ● Бронетехника "Еще раз о танках, советских и немецких"
https://topwar.ru/39652-esche-raz-o-tan … ast-1.html

В ней есть ОЧЕНЬ интересные данные по бронепробиваемости танков РККА и Вермахта.http://sg.uploads.ru/t/Knek1.png

+1

894

Череп написал(а):

Леш, загляни в вот эту статью:
Военное обозрение ● Вооружение ● Бронетехника "Еще раз о танках, советских и немецких"
https://topwar.ru/39652-esche-raz-o-tan … ast-1.html

В ней есть ОЧЕНЬ интересные данные по бронепробиваемости танков РККА и Вермахта.

Игорь спасибо. Вроде по этой теме всё читано перечитано не на один раз, но всё равно освежить в памяти не помешает.

+1

895

Небольшой фрагмент, завершающий главу.
  Оптимальным вариантом  было бы конечно перегнать танк на высоту к командному пункту и устроить фрицам второй «Азенкур», обстреляв автоколонны на шоссе, а позже отбиться от любой бронетехники, которую можно держать на дальности прямого выстрела нашей танковой пушки. Но, на лошадях такую «телегу» не утянешь, да и снарядов для этого маловато. С нашего же места, просматривается только северная окраина деревни Ивакино, а вот шоссе уже нет. Кстати о бэка, надо бы порасспросить танкиста, что у них ещё есть, а то танк это не только повозка для пушки, с него ещё много чего полезного можно поиметь.
- Товарищ Кукушкин, ты насчёт условных знаков в курсе? Показываю кулак – бронебойный. Растопыренная ладонь – осколочный. А то второго шлема у нас нет, и к ТПУ не подключиться. Ну а в бою, не сильно то докричишься.
- Мы так с командиром и работали, а мне привязанным неловко со снарядами управляться, да на моём месте даже разъёма нет, так что хочешь не хочешь, а в основном жестами переговаривались. А откуда вы столько знаете, товарищ  лейтенант? И про пушку, да и про ТПУ. Вы же не танкист?
- Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам. А ответ простой.  Нас в осназе много чему учили, так что особо не удивляйся.
- Понял, только меня Витя зовут, а не Гораций. И ещё один танкошлем есть.
- Ну, так давай. Где он у тебя, а то я тут всю голову расшибу, об ваше железо. – Витёк спускается вниз, что-то там ищет, и через минуту возвращается на своё место.
- Вот возьмите, товарищ лейтенант. – Протягивает он мне искомое. –  От нашего стрелка-радиста остался.
- А что с ним?
- Покалечило его, снаряд как раз в бульб попал, вот его пулемётом и приложило, да ещё и окалиной по лицу досталось. Когда из боя вернулись, он без сознания был.
- Понятно. Кстати, меня Николай зовут, считай что познакомились, - протягиваю я ему свою руку, - в бою будет не до разговоров, так что привыкай. Да, и скажи мне Витя, что ещё кроме снарядов у вас есть?
- Гранаты-лимонки штук двадцать, но это для самообороны. Наган у меня, и ракетница в башне. Вроде всё. – Ну, ракеты-то я видел, а вот гранаты, это очень даже не плохо. В последних боях, расход гранат, да и патронов  был приличный, так что не факт, что Федя много чего привезёт. Кстати, пора бы ему уже появиться, а то скоро обед, а их где-то носит, да и Ваньке «телеграмму» отправить надо, а то у нас танк, а пацаны-то не знают, начнём стрелять, они и растеряются.

Отредактировано ДАН (14-03-2018 07:16:11)

+1

896

ДАН написал(а):

а пацаны-то не знают, начнём стрелять, они и растеряются.



Песня в тему:

+1

897

Череп написал(а):

Песня в тему:

Именно этот фильм я и имел в виду, когда писал.

Отредактировано ДАН (13-03-2018 12:26:28)

+1

898

Глава 3. В заслоне.
Ну вот, только вспомнишь, оно и всплывёт. Нарисовался, козья морда, да ещё и лыбится как … Ладно, это я так, ворчу про себя, от радости.  Федос прибыл к обеду, да ещё и с обедом. Бойцы к тому времени, успели уже окопаться. Ну а я узнал у танкиста, из какой он бригады, и где они воевали в последнее время, обошёл всех на позициях, и раздал каждому по гранате. Федя привёз не только хавчик, но и свежие новости, а также пару цинков с патронами, ящик бутылок с горючей смесью, ну и немного гранат, в основном немецких колотушек.
  Я как раз подходил к танку, когда увидел, едущую запряжку с передком, и восседающих на ней двух моих раздолбаев. Поэтому сразу предупредил их о моём «повышении» в звании, и новом статусе нашего отряда, чтобы не возникло недоразумений. Лошадей мы оставили на лесной дороге, чтобы не демаскировать позиции и, отправив ездового раздать пищу из термоса бойцам, забрали цинки с патронами, а так же мой ранец, и вместе с дядей Фёдором пошли к нашему ДОТу. Увидев тридцатьчетвёрку, Федя выпучил глаза, и аж присвистнул от удивления.
- Это откуда взялось? – только и смог выговорить он.
- Да вот, валялось тут ничьё, подобрали. – Непринуждённо говорю я, как та лягушка, у которой бегемот к жопе прилип.
- Ах у еть. – Выразил Фёдор своё восхищение.
- Вот и я о том же. Кстати познакомься, это Витя – танкист, они тоже под Боровском воевали. - Бойцы знакомятся, а я вскрываю один из цинков, и посылаю Витька за пустыми дисками. Винтовки у моих башибузуков в основном под немецкий патрон, а привезли наши винтовочные калибра 7,62х54, так что готовим к бою боекомплект танка, набивая пустые барабаны, а Федя рассказывает свежие новости. Из его рассказа выяснилось, что тылы дивизии за Нарой всё же нашлись, так что старшины привезли продукты и боеприпасы к стрелковому оружию, а также бутылки с горючей смесью, и на этом всё. Патроны были в основном наши, и остатки к лебелям, трофейных-польских, читай немецких, не было совсем, но хорошо хоть к максиму боекомплекта будет в достатке, да и трёхлинейки нет нет, да попадались у некоторых красноармейцев.
Хуже было с бутылками, бойцы их боялись, тем более слабо обученные, да и не мудрено. Поначалу, к бутылке с горючим нужно было прикрепить паклю, потом её поджечь, и только потом кидать. А вот с поджигом-то как раз были проблемы. Каждому бойцу, выдавался черкаш, и две картонные спички-серянки, как их тогда называли. Хранили их в нагрудном кармане гимнастёрки. Ну а в бою, боец «немного» потеет, соответственно и чудо-спички отмыкают. И как их потом зажечь? Курили тоже не все, а кто и курил, у того тоже были универсальные своеобразные зажигалки, под названием кресало, и пока ты выбьешь из него искры, и хоть что-то подожжёшь, танк уже будет далеко, и ты тоже, намотанный на его гусеницы. Вот и кидали не подожжённые, и если даже бутылка разбивалась о броню, то эффекта не было.  А боялись оттого, что видели, какие следы на земле оставляет сгоревшая горючая смесь. Вот и избавлялись от стеклянных гранат в первую очередь, оставляя их в окопах при отступлении, и пролюбливая на марше. Так что ящик с засыпанными песком бутылками, я и не стал трогать.
  Пока занимались делом, пришёл «кормилец», так что быстро обедаем, и пока бойцы продолжают своё занятие, с присоединившимся к ним ездовым, я иду к Емеле, прихватив по пути все трофейные гранаты с длинной ручкой. Малыш и его команда, свои окопы уже оборудовали, и теперь занимались маскировкой, так что переговорив с людьми, и назначив Емельяна по совместительству ещё и гранатомётчиком, оставляю ему десяток «колотушек» и возвращаюсь. Всё-таки я решил разобраться с «коктейлем» для немецкой бронетехники, поэтому открываю зарядный ящик и, достав одну из бутылок, рассматриваю и читаю инструкцию. Эти оказались какими-то новыми, с ампулой-воспламенителем, так что беру один комплект, и топаю к берегу реки, чтобы провести испытание, ну и с одного пешмергу подрессировать.
- Пошли со мной, - зову я «танкистов» - будем новое оружие испытывать. – Собираю всех на опушке и, откупорив бутылку, вставляю туда ампулу и закрываю.
- Вот бойцы, нашу стеклянную гранату мы зарядили, теперь смотрите что будет, только на открытое место не вылазьте. – Подхожу к самой реке, и кидаю поллитровку, на выступающий из воды валун. Как не странно я попал, и даже стекло разбилось, да и смесь сразу вспыхнула, правда прогорела недолго, всего минуту, но надымила изрядно, да и навоняла тоже.
- Вот смотрите, весь камень закоптило, и он почернел, и это в воде. А что будет с работающим двигателем танка да ещё с горячим? Скажи танкист.
- Известно что, вспыхнет и загорит как копна сухого сена. – Отвечает Витёк.
- Что и требовалось доказать, а теперь все занимайте позиции и готовьтесь к бою. – Не даю я втянуть себя в дискуссию. – А стеклянными гранатами вас обеспечат.
  Пока я пишу докладную записку лейтенанту, дядя Фёдор и Гаврила обеспечили всех бойцов «огненной водой», раздав каждому по пол литра и объяснив, как пользоваться, а остатки принесли обратно. Так что отправляю нашего почтальона с донесением и, сказав Феде, чтобы прикопал ящик метрах в двадцати от танка, занимаю своё место в башне. А дальше события начинают разворачиваться с калейдоскопической быстротой.

Отредактировано ДАН (13-03-2018 15:01:40)

+1

899

Через четверть часа после отъезда Гаврилы, со стороны моста раздалось частое тявканье автоматических пушек, но длилось недолго, и прервалось после выстрелов сорокапятки. Потом по позициям наших, немцы нанесли десятиминутный огневой налёт, и видимо пошли в атаку пехотой, при поддержке танков, так как оттуда раздавалась как частая ружейно-пулемётная стрельба, так и выстрелы из танковых пушек. А дальше мне уже было не до того, так как из деревни в нашу сторону двинулась колонна танков, судя по внешнему виду, наши старые знакомые – «чехи». А вот тут возникла дилемма, или стрелять бронебойными прямо сейчас, или подпустить поближе, и ударить шрапнелью поставленной на удар. Всё-таки я не поленился, и между делом проверил боеукладку. Из двенадцати осколочных, шесть оказались шрапнелями, а шесть фугасными, ну и пять бронебойных, как говорил Витёк. Всё. Решено. Бью сначала шрапнелями, а потом посмотрим. Стрелять на полтора километра, по движущейся цели, не факт что попадёшь, плюс дождь, ветер и другие неблагоприятные климатические условия, а с пятисот метров, шестикилограммовой чушкой, со скоростью 600 м/с, да по заклёпистой чавке, думаю, мало не покажется.
- Витя, заряжай шрапнелью, и ставь на удар – пока можно спокойно разговаривать, командую я. – И будешь этой шрапнелью и заряжать, пока я не скажу, или не покажу другой тип снаряда.
- Понял, - отвечает танкист.
- Снаряд! – Лязгает затвор, и я приникаю к прицелу, следя за целью. Немецкие «чехи» не спеша ковыляют по дороге, как утки, переваливаясь с боку на бок. Хотя назвать это направление дорогой, язык не поворачивается, особенно после того, как там прошёл батальон Т-34. Ну не совсем батальон, а три оставшихся от него танка, в одном из которых я и сижу. И на данный момент это всё, что здесь осталось от 17-й танковой бригады. Фрицы едут как-то замысловато, сначала повернули налево и поехали к дальнему сосновому лесу, а потом отвернули вправо, и покатили к берёзовой роще, она же ориентир номер раз.
- Чего это они галсами идут, ветер что ли ловят? – Спрашиваю я у танкиста.
- Не понял, какими галстуками?
- Ну, виляют как проститутка бёдрами.
- А… Так это они овраг объезжали, а потом ещё ручей, - дошло наконец до Витьки, - мы сами вчера ночью чуть не свалились, хорошо что с открытыми люками ехали, а то бы навернулись. Ручей то для наших танков ерунда, а вот овраг глубокий, да и откосы крутые.
- Ясно. – Танки как раз повернули ко мне левым бортом, и выстроились  друг за другом, представляя идеальную мишень, да и дистанция уже позволяла. Так что держу в прицеле крайний в колонне панцер, и взяв упреждение, нажимаю на спуск. Шрапнель влипает в подбашенную коробку точно по центру танка и, проломив пятнадцатимиллиметровую преграду, взрывается внутри. Не хотел бы я быть на месте того фарша, который раньше был экипажем. Но рефлексировать некогда, продолжим.
- Снаряд! – Перекрикиваю я звон в ушах. У нас максимум пара выстрелов, потом нас заметят. Навожу орудие левее, и после лязга затвора, сразу стреляю. Второй готов, этому прилетело в двигатель. После того как третий танк остался без башни, начинает прилетать и по нам. Оказывается, хреново сидеть в железной бочке, когда по ней долбят колотушками. Так что четвёртый танк я подбил, израсходовав на него два снаряда. Первый прошёл выше, и улетел за молоком, куда-то в сторону деревни. А вот второй, угодил прямо в лоб корпуса, и взорвался на броне. Что стало с экипажем, я не знаю, но сам танк больше не двигался, и признаков жизни не проявлял. Пока я разбирался с четвёртым, пятый пропал из виду, по крайней мере в прицеле, я его увидеть не смог. И куда он делся, не под землю же провалился? Пытаюсь разглядеть хоть что-то в танковую панораму, но тоже ни черта не вижу. Так как стрелять по нам прекратили, то открываю люк и высовываюсь из башни, осмотреться, а заодно и отдышаться. Свежий лесной воздух ударяет в голову не хуже нашатырного спирта, и это всего после пяти выстрелов. Боюсь представить, что будет после десяти и больше. Сначала смотрю невооружённым глазом, потом достаю бинокль, и уже в цейсовскую оптику сектор за сектором оглядываю местность. Четыре панцера стоят там же, где я их и достал, а вот пятый… Ни в роще, ни в реке, и нигде больше его не видно. Да-а, ситуация. Был танк, да сплыл.
Ситуацию разрешил дядя Фёдор, который нарисовался как лист перед травой.
- Ты чего там потерял командир, - весело спросил он.
- Танк. Было пять, осталось четыре. Где ещё один?
- А он того.
- Чего, того?
- Провалился.
- Куда ещё нахрен провалился.
- Ну, ехал задом и куда-то заехал.       
В общем из дальнейшего рассказа Феди выяснилось, что больше всех не повезло, или повезло, едущему впереди танку, он видимо решил придержаться концепции, что танки с танками не воюют и, отстреливаясь, начал по рачьи пятиться назад, но видимо со страху забыл про овраг, и влетел в него кормой, а может и не забыл, и решил там укрыться. Вот и укрылся, только не факт, что он оттуда выберется, да и экипажу наверняка поплохело. Живых фрицев нигде не видно, так что спускаюсь на землю и, закурив, обхожу тридцатьчетвёрку по кругу. Свежие царапины на броне есть, но видимо все снаряды ушли в рикошет, танк стоял хоть и кормой к противнику, но башня была развёрнута лобовой бронёй, ну и немцы ближе чем на пятьсот метров не подошли, так что можно сказать обделались лёгким испугом, посмотрим что будет дальше.
Стрельба на левом фланге всё ещё шла, но условного знака ракетами, типа «всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает», Ванька не подавал, значит пока справляются своими силами. Кстати о сигналах.
- Витёк. – Зову я танкиста, выбрасывающего пустые гильзы от снарядов.
- Я.
- Возьми ракетницу, и запули две зелёных ракеты в зенит.
- Понял.  – Насчёт сигналов ракетами, мы с лейтенантом уговорились ещё «на берегу», точнее на КНП, перед нашей командировкой сюда, но так как ракетница была только одна, то и связь была соответственно односторонняя. Ну а с появлением второго сигнального пистолета, я давал понять, что теперь я тоже на связи. Например, этот сигнал означал, «всё в порядке, атаку отбили; чего и вам желаем, шлите письма, пишите телеграммы…», ну и далее по тексту, кто там чего себе нафантазирует. Был ещё сигнал «полдер» - это две красных, ну и другие нецензурные комбинации. Типа «муйня», «выхухоль» и «писец». Пока «шутцепанцерманы» не опомнились, иду проверить и подбодрить своих подопечных. Начинаю с левого фланга, но тут наоборот, бойцы поднимают мне настроение, хвастаясь столько фрицевских танкистов, завалил каждый. Первую скрипку всё-таки как я подозреваю, сыграл Малыш на своём инструменте, но стреляли все, и хотя попасть из винтовки без оптики на пол километра – это фантастика, но гансы падали и больше не вставали. Поставив дядю Фёдора командовать «снайперами», иду на правый фланг, там как говорится - те же яйца, только в профиль, бойцы меряются стволами своих винтовок, и только Малыш как всегда спокоен.
- Сколько на этот раз завалил? – Спрашиваю я у него.
- Сегодня мало. Из первого подбитого никто не выбрался. Со второго четверо, но двое горели.  Которому башню оторвало, так из него вылезло всего двое. Ну, и из последнего только один в верхний люк выкарабкался, но там и остался.
- Молодцы. Командуй тут, а я к себе, как бы эти затейники чего не удумали. – Вовремя тут эта тридцатьчетвёрка заглохла, если бы не она, тут бы нам и карачун. Взвод танков, против десятка пехотинцев с зажигалками, это если бы сразу в лес убежали, тогда может быть и спаслись, а если бы остались, то нас бы даже и не заметили, походя смахнули из пулемётов и, не останавливаясь, двинули дальше. Когда я залез на своё место в башне, то над лесом взлетела зелёная ракета, правда одна. Значит атаку отбили, но есть проблемы.
Наступившая тишина длилась недолго, минут через десять по левому флангу начинают работать миномёты, а по нам пушки, и судя по всему трёхдюймовки. Так что зовём в танк дядю Фёдора и, закрыв все люки, ждём окончания налёта. Судя по сериям разрывающихся снарядов, пушек всего две, но и нас тут горстка, так что потеря даже одного бойца, будет не фатальна, но чувствительна. Я верчу командирскую панораму, и наблюдаю за окружающей обстановкой, не желая прозевать противника, и кое что углядел, всё-таки я предполагал, куда надо смотреть, да и фрицы почему-то расслабились.

+2

900

Немецких корректировщиков я разглядел хорошо, они расположились на опушке леса, в полукилометре от нас, так что один осколочный, я для них не пожалел, а после удачного попадания снаряда, заряжающий выпустил в ту сторону диск из пулемёта. Чисто на всякий случай, чтобы никто не ожил. Артиллерийский огонь по нам сначала стихает, а потом и вообще прекращается, значит попали удачно, и теперь можно перекурить и немного расслабиться. Нам повезло, а вот основному отряду доставалось, миномёты не замолкали ни на минуту, то снижая, то усиливая интенсивность стрельбы, ответить им было нечем, так что была только надежда на глубокие окопы. Зато то место откуда могли стрелять трёхдюймовки, я вычислил, правда сделать с ними ничего не мог, да и о точном расположении пушек, я мог только догадываться. Арта располагалась за лесом, примерно в километре от нас, так что накрыть её, можно было только навесным огнём, и была бы у нас гаубица, и хотя бы полсотни снарядов, тогда мы бы показали фрицам «кузькину мать», а вот из стоящей в танке Ф-34 с настильной траекторией, стрелять было бесполезно. Нет, дальности бы хватило с лихвой, и достали бы  даже на прямой наводке, но сначала нужно было прорубить в лесу просеку, длиной полкилометра а может и больше, а потом стрелять. Фрицы же скорее всего вели огонь из лёгких пехотных орудий, так что свои снаряды они перекидывали через лес без проблем, но и нашему танку на них тоже было похиг, я больше боялся за пехоту.
Затишье у нас продолжалось недолго, всего с полчаса, как раз когда слева от нас раздалась ружейно-пулемётная пальба, немцы возобновили артподготовку по нашему клочку леса. Пока фрицы молчали, мы времени зря не теряли, закидали наш БОТ еловым лапником, а в том месте, где танк проделал просеку, посадили спиленные деревья. Хитрость конечно не велика, но хоть какая-то маскировка, так что хотя бы не сразу заметят, а если и заметят, то может и не разберут, что это такое, танк или пушка. С одного я узнал у заряжающего, как они докатились «до такой жизни», или доехали до этого места. Как рассказал мне Витёк, до реки они добрались удачно, и хоть и была ночь, но ехали с открытыми люками, да и «танки грязи не боятся». А вот дальше… Передний люк пришлось закрыть, и механик ехал вслепую, следуя только командам командира,  сам брод был узким, да ещё и располагался не под прямым углом к берегу реки, а шёл немного наискосок. Естественно этого никто не знал, и вместо того, чтобы повернуть влево, водила принял вправо, а когда в танк начала просачиваться вода, и он стал погружаться всё глубже, то запаниковал, и дал по газам. Пяти сотен лошадок двигателю хватило, чтобы танк выскочил из реки, и врубился в лес, но потом что-то противно заскрежетало, и уперевшись в сосну, машина встала. На все попытки завестись, движок так и не отреагировал, поэтому механ озвучил версию, -  что горючка кончилась. Остальные танки переправились нормально, пустив вперёд «проходимцев» со слегами, комбат приказал оставаться на месте, и охранять машину, сказав, что пришлёт тягач, когда соединится с основными силами бригады.
- А где тогда остальные члены твоего экипажа, Витя? Раз ты говоришь, что машина не на ходу. – Спрашиваю я у танкиста.
- Так они в тыл ушли… Совсем. – После недолгого раздумья признался он.
- А ты почему не пошёл? Ведь звали небось.
- А я тутошний, из Наро-Фоминска, и у меня там семья, вот я и решил, дать свой последний бой на подступах к городу. Подумал, если я здесь даже десяток фашистов уничтожу, всё нашим легче будет. Может и отобьются, а там глядишь и вспять погонят.
- А что же ты мне тогда наврал, про свой экипаж?
- Так и вы мне всей правды не сказали. Товарищ сержант. – Выделил он голосом моё настоящее звание.
- Ладно, уел. Надеюсь, ты не собираешься сгореть в танке, как Джордано Бруно на костре за свои убеждения. Я это к тому, что если нас подожгут, то надо будет делать ноги отсюда.
- Теперь уже нет, мой план мы уже перевыполнили, так что пожить ещё хочется, да и «долги» супостатам отдать.
- А вот это правильно, так что ещё повоюем. – И мы повоевали.  В конце концов гансы пристрелялись, и осколки всё чаще молотили по броне. Маскировку скорее всего тоже сорвало, так что прикрыв панорамный прицел броневым колпаком, наблюдаю через телескопический, но для этого приходится вращать башню. Это хорошо, что танк стоит на месте, на ходу бы я вообще хрен что увидел с непривычки, да и с привычки скорее всего тоже. Всё-таки непонятную возню на опушке рощи я заметил, так что открываем огонь из спаренного пулемёта и, проредив кусты и деревья, а заодно и «вознюков», немного приоткрываю верхний люк, чтобы проветрить помещение, а заодно и прислушаться, что творится на белом свете.
Застрочил эмгач Малыша, поэтому поворачиваю башню вправо, и смотрю, что там происходит. В лесу за речкой также сосредотачивался противник, поэтому два диска выпускаем в ту сторону, не давая фрицам спокойно начать атаку. Снаряды пока бережём для других целей, а то мало ли что, вдруг танк, или бронетранспортёр, или пароход, а то река рядом, всякое может случиться. Но на этот раз немцы к нам не полезли, они только вели редкий огонь в нашу сторону, постреливая из карабинов, и выпуская несколько очередей, причём пулемётчики сразу меняли позицию. Израсходовав впустую несколько дисков, я бросил это бесполезное занятие – игру в кошки-мышки с немецкими пулемётчиками. Аккумуляторы в танке были посажены, а крутить тяжёлую башню вручную туда и обратно, было практически бесполезно. Пока я наводил орудие со спаренным пулемётом в цель, гансы уже заканчивали стрелять и меняли позицию. Проще с этим делом было у Малыша, но один раз попробовав, вступить в дуэль с пулемётчиком, он огрёб таких звиздюлей, что еле унёс ноги, хорошо хоть догадался стрелять с запасной. Немцы повели себя не по джентельменски, засыпав в ответ опушку «морковками» и снарядами трёхдюймовок. И хоть я и подловил один ротный миномёт, истратив на него фугас, но счёт в результате оказался не в нашу пользу.
Когда фрицы прекратили артобстрел, и стали редко стрелять сериями по нескольку снарядов, я поначалу даже обрадовался, но оказалось что зря. После доклада Емели, а потом и дяди Фёдора о потерях, я пришёл в громкий ужас, поэтому от души выматерившись  на свою тупорылость, приказал, всю оставшуюся в живых пешмергу, отвести с западной опушки, на восточную. Оказалось, что за полчаса этого огневого противостояния, мы потеряли троих, из них ранило только одного. Бойцы увлекались, азартно перестреливаясь с фрицами, прямо из своих стрелковых ячеек, а корректировщики их засекали, накрывая в ответ артиллерийским и миномётным огнём. Кому-то везло, и после обстрела он оставался жив, а кому-то и нет. Так что на фланги наблюдателями пошли старые кадры, а все остальные составляли резерв, и должны были занять окопы по сигналу белой ракеты. В отместку, уже не обращая внимания на расход боеприпасов, сначала обрабатываю из пулемёта рощу и, выпустив один осколочный, переключаюсь на опушку леса справа, прорежая её короткими очередями.   
Нам пока везло, основная атака опять велась по нашим основным силам, но они всё-таки отбились, и теперь фрицы навалились уже на нас, причём как пехотой, так и танками, так что весь бой я помню урывками. Сначала по танку лупят осколочно-фугасными, уже не понять из чего… Видимости почти никакой, в ушах стоит сплошной звон… Под прикрытием артогня, немецкие танки и пехота подбираются довольно близко, так что стреляю по силуэтам, уже не разбирая тип снаряда… Что я, что Витька, оглохли, башню заклинило, все прицелы разбило, моё лицо всё саднит, от отскочившей окалины, корма танка чадно дымит чёрным дымом… Последнее, что я помню, это как мы наводим орудие через ствол, и стреляем в четвёрку, дошедшую до середины реки…

Отредактировано ДАН (22-03-2018 13:08:16)

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Первым делом,первым делом минометы