Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия


Кинурия

Сообщений 211 страница 220 из 274

211

Глава 4
   Сергей физически не мог одновременно оказать помощь всем, занявшись прежде всего тяжело ранеными. Остальные начали перевязывать друг друга. Но сначала Саша выбрал наименее пострадавших семь человек, и под предводительством Архила отправил их осматривать корабль – мало ли, вдруг ещё где-то затаились пираты.
- Капитан, - раздалось сзади, - вас надо перевязать в первую очередь.
   Это была Тимандра. Как сама на ногах держится, вообще непонятно. Но он действительно не должен быть подвержен слабости, чтобы руководить оставшимися и принимать решения. А дел предстояло впереди немеряно.
Стянув через голову грязную рубашку, Саша подставил своё тело под тряпку, обильно смоченную коньяком. Сначала девушка вытирала кровь с кожи, которой натекло из двух ран прилично. Удивительное дело, раньше он бы сказал, что руки у неё совсем не женские – сильные, с мозолистыми ладонями от постоянной работы с канатами. Тем не менее, они касались его с удивительной нежностью. Вот только когда тряпка приложилась к самим ранам, обжигая их коньяком, то Саша внутренне сжался, но не издал ни звука. Потом его всё так же нежно и умело перевязали, что придало некоторую уверенность.
   Естественно, с его стороны было бы чёрной неблагодарностью не оказать ответной помощи девушке. Поморщившись, она стянула с себя рубашку, обнажив сильное тело с маленькой грудью и плоским прессом. Вот, чёрт! На ней места живого нет! Порезы, дырки, ссадины. К счастью всё по краям и вскользь. Самыми неприятными были длинная рана на левом боку, в которой виднелись рёбра, и дырка от пули в правом плече.
Возникло чувство нереальности происходящего. Он дотрагивается до тела девушки, ухаживая за её ранами. Страшными, кровоточащими. Ухаживая! И именно это воспринималось, как знак внимания, хоть и продиктованный обстоятельствами. В прежнем мире его далеко не всё устраивало во взаимоотношениях полов, но здесь творится что-то невообразимое. Ему и раньше нравились сильные духом и телом девушки, с которыми можно сплавиться по горной реке, спуститься по крутому дикому склону на лыжах, покататься наперегонки на велосипеде. С ними интересней, приятней, удобней, в конце концов. Такой своеобразный вариант друга, только имеющего (обязательно имеющего!) половые отличия. С ней можно спуститься с гор и поговорить о тайнах мироздания, а потом уединиться в постели. Но всё это было больше похоже на игру. А здесь всё по-настоящему. Нет никаких предрассудков, ограничений, морального осуждения общества. Живи, как хочешь, ты такой же человек, и доказывать тебе никому ничего не надо. Только и спрос будет, как с человека. И цена этого спроса может быть сама жизнь. Это его до сих пор коробило. Даже бегло оглядывая уцелевших матросов, он в первую очередь обращал внимание на выживших женщин, потому что подсознательно стремился именно их в первую очередь уберечь. Но не получалось. Скорее, они его закрывали своими телами, жертвуя жизнью. И это было больно. Диссонанс происходящего заставлял сжиматься сердце и стискивать зубы. Это неправильно, но есть ли другой выход из лабиринта человеческих желаний и духовных потребностей? Сейчас он сам выступал в роли хлипкого мостика, перекинутого между двумя мирами с очень сильно отличающейся моралью. И чувствовал, что эти миры, как два расходящихся берега скоро разорвут тонкую материю его рассудка на части.
   Тимандра вздрогнула, когда он коснулся тряпкой раны на рёбрах. Сильные мышцы напряглись, выпуская на белую кожу новые потёки крови. Мышцы… Ну, не «шварцнегер» далеко, но всё же кто-то скажет, что это неженственно. Может быть. Где-то скажет. Здесь и сейчас, касаясь пальцами этого тела, у Саши не возникало ни тени сомнения, что это женщина. А что она с таким телом может вытворять в постели... Стоп! Это он увлёкся. Такие мысли надо давить в зародыше, а то опомниться не успеет, как по команде пойдут разговоры про то, что достаточно влезть в постель к капитану, и жизнь сразу наладится. Блин, сколько их осталось-то, женщин? Амафея. Ну, эта не в счёт, и будем надеяться, что на долго она не задержится. Эврида… Выжила бы. И Тимандра. Держится молодцом, но скорее всего у неё скоро начнётся сильнейший откат, и она точно в ближайшее время не боец, и не работник. И, кстати, будет вынуждена оставить на время свои поползновения. А вот её конкурентки невидно. Где Кастианира, спасшая ему жизнь, и пристрелившая ту пиратку на носу?
   Вот, опять, он перебирает в уме женщин из команды, и совершенно забыл о том количестве мужчин, которые сегодня погибли. Не то, чтобы для мужчин погибать было естественным, но для женщин это, на его взгляд, вдвойне неестественно. Ему жалко всех. Но женщин больше. Только что это изменит? Из всей команды относительно целыми остались двенадцать человек, включая его. Может Сергей ещё некоторых по-быстрому подлатает, и они будут условно трудоспособны.
   Пока он бинтовал Тимандру, она сначала блаженно жмурилась, наслаждаясь прикосновениями, близостью и вниманием. Но расслабившись, вскоре действительно поплыла – сказывалась кровопотеря и общее напряжение. Саша даже не стал надевать на неё рубашку, потому что она была вся рваная и буквально пропитана кровью. Придерживая девушку, помог ей сесть на палубу, рядом с бортом. И поскольку все были заняты делом, решил приступить к беседе с пленными.

+1

212

- Я видел ваш корабль в гавани Строма. – Начал он. – Каково чёрта вы караулили меня? Совсем страх потеряли?
- Мы простые матросы. – Помолчав немного, ответил старший, уже седой мужик. – Капитан не спрашивает нашего мнения.
   Ну, это понятно. Мы люди маленькие, что прикажут, то и делаем. Попробуем метод кнута и пряника.
- По большому счёту, вы мне не нужны. – Рассуждал Саша. – Я ещё не решил, что делать дальше, но долго катать таких пассажиров не собираюсь. Сдам властям,  в ближайшем поселении, или просто выкину за борт с камнем на ноге. Мне кажется, что это будет справедливо. Но если вы расскажете мне что-нибудь интересное, то возможны варианты. Вплоть до того, что я вас высажу на какой-нибудь берег. И возможно даже обитаемый. – И после небольшой паузы спросил. – Неужели вам нечего рассказать?
   Пленники переглянулись, и старший неуверенно проговорил:
- Мы действительно знаем немного. Стояли на рейде, капитан Ясон вёл переговоры с бароном на счёт условий присяги. Потом, позапрошлой ночью, к нам на борт поднялась эта чокнутая Мерея. О чём они шептались с капитаном, я тоже не знаю, но рано утром она снова заявилась с десятком своих людей, и мы тут же вышли в море. Потом бросили якоря за этим островом, отправили наблюдателей на вершину скалы, и стали ждать. Дальше вы всё знаете.
- Кто такая эта Мерея?
- Чокнутая. – Презрительно охарактеризовал женщину пират. – У неё под началом неплохой пинас, но за люгером он в жизни не угонится. На нём только жирных купцов щипать.
- Послушай, что-то не сходится. – Рассуждал вслух Саша. – Получается, что капитаны двух солидных кораблей, сговорились поохотиться на мой люгер. Мало того, что это вообще небольшое судно, так его ещё и купеческим трудно назвать, потому что места для товара там немного. К тому же всё это произошло в водах, которые барон считает своими. Нет, если бы я вёз нечто очень ценное, то объяснение бы нашлось. Но я-то знаю, что у меня весь трюм забит парусиной! И тайны я из этого никакой не делал. Весь порт видел, как её грузили ко мне. Тогда почему люди, которым надо гоняться за флейтами и галеонами, объединились, чтобы заняться мной? Может быть, я чего-то не знаю?
   После небольшой паузы, старый пират всё же продолжил:
- Ходят слухи, что Мерея совсем свихнулась после того, как какой-то капитан на люгере взял на абордаж её приятеля, Длинного Сотера. И прикончил, разумеется. Вообще-то, она и раньше была не подарок, но после этого окончательно потеряла голову. Много хороших матросов ушло с её корабля, очень уж мерзкий у неё стал характер. И расспрашивала об этом люгере во всех портах. А у вас, капитан, как раз люгер. Уж не знаю, ваша вина в смерти Сотера, или нет, но получается, что охотилась она не за грузом, а именно за вашей головой.
   Саша напрягся, почувствовав, что близок к разгадке. В его первом самостоятельном плавании пришлось выдержать бой с пиратами. И капитан у них был высокого роста, и второй корабль был пинас, который потерял их в темноте.
- А причём здесь ваша шхуна и капитан? – Спросил он.
- Тоже ходят слухи, что когда-то давно Мерея спасла Ясона от имперской каторги. Деталей я не знаю, но он ей был должен по всем понятиям. Может, потому и уговорила. Кто же знал, что всё так повернётся…
   Как романтично. И просто. Только всё равно что-то смущает. Если его хотели прикончить, то логично было бы устроить полноценную охоту на двух кораблях. Один загоняет, а второй нападает. И неважно, что пинас плохо идёт в бейдевинде. Даже если бы он просто шёл с другой стороны, то всё было бы легче. А учитывая сложности с заменой парусов и сбитыми мачтами, его помощь оказалась бы решающей. Допустим, кровожадная Мерея желала лично убедиться в его смерти. Ну, пересела бы на шхуну, оставив на пинасе помощника. Почему её корабль остался в порту? Саша прекрасно помнил его, стоял неподалёку. Или он вышел из гавани значительно позже, чтобы забрать своего капитана? Но какой в этом смысл? Вернулась бы шхуна назад, и Ясон продолжил переговоры с бароном. Люгер? Какой люгер? Не видел.
   А вот если пинас вышел позже специально, чтобы забрать товар, и… да, всё что угодно! Поделить пополам, например. Для этого Мерея и пришла на шхуну, чтобы Ясон не смылся с награбленным. И душу отвела бы, и карман пополнила. А может и торговец с ними в сговоре, и тогда товар надо было вернуть. Все эти его байки про переполненные склады теперь выглядели очень сомнительно.
- Когда должен подойти пинас? – Спокойно спросил Саша.
   Старый пират внимательно посмотрел ему в глаза, потом опустил голову, продолжая молчать.
- Послушай, приятель. – Продолжил Саша. - Ты рассказал уже довольно много интересного, и я начал склоняться к мысли, чтобы действительно отпустить всю вашу весёлую компанию. Но если на горизонте покажется пинас, поверь, первое, что я сделаю, это прикончу тебя лично. Можешь не сомневаться – не забуду. Или у тебя тоже личные счёты ко мне?
   После тягостного молчания, пират ответил:
- Утром. Я слышал, как об этом говорили люди Мереи. Встреча около острова.
   Уже начинало темнеть. Если они за ночь не уберутся достаточно далеко, то возможен второй раунд. А это будет точно конец. Саша посмотрел на единственный парус шхуны, который тащил два сцепившихся корабля на север. Вроде бы на север. У руля никого нет, развернуть их могло куда угодно. С этим надо что-то делать. Блин! Как же много всего надо делать, а ноги уже не держат!
- Если ты меня не обманул, то я высажу тебя в ближайшем порту. – Ответил Саша.

+1

213

Вернулся Архил, притащив ещё одного пирата – рулевого. Тот до последнего оставался у штурвала, а когда понял, что запахло жареным, перекинул канат через корму, и висел на нём. Вытащили, конечно. Больше ничего интересного не нашли. Трюмы абсолютно пустые, только немного провизии на несколько дней и запасные паруса с такелажем.
   Сергей перевязал Коиса и Эвриду, бегло осмотрел других, ещё державшихся на ногах, и отправил на люгер. Их раны были такого характера, что хоть и не угрожали пока жизни, но работать с ними крайне нежелательно, чтобы не усугублять общее состояние. Затем, он начал выискивать среди лежащих тел других раненых, которым ещё можно было помочь. Естественно, что речь пока шла только о своих людях. А Саша с Архилом отправился на нос. Надо было кое в чём окончательно убедиться.
   С трудом найдя там нужное тело, Саша вытер кровь с его лица тряпкой пропитанной коньяком. Да, теперь он был уверен, что это та самая женщина, сверлившая его взглядом в таверне - Мерея. Подхватив её под руки, он оттащил тело к уцелевшему участку борта, прислонив спиной.
- Архил, - обратился он к старому матросу, - у меня есть кое-какие мысли, которые долго объяснять. Так вот, эта тушка нам ещё может понадобится. Во всяком случае, пока не начнёт слишком сильно пахнуть. Когда будете выбрасывать покойников, оставьте её здесь.
   В этот момент его взгляд упал на слишком приметную рыжую шевелюру. Когда он перевернул тело, то отпали последние сомнения – Кастианира. Ужасная рана в основании шеи и застывшие голубые глаза убедительно говорили о том, что его недавняя спасительница мертва. Кто она ему? Просто член команды, от которого он к тому же всячески пытался дистанцироваться, из соображений «как бы чего не вышло». Но как же жалко эту весёлую рыжую девушку, полезшую не в своё, не женское дело! Впрочем, здесь так никто не считает. Взял в руки оружие – всё, ты просто человек с оружием.
- Ассар, - назвал его местным именем Архил, - жизнь так устроена, что мы всегда теряем людей. Не вини себя. Я думаю, что только благодаря тебе мы вообще живы остались.
   Что ему ответить? Что хотел бы уберечь именно женщин? Так не поймёт ведь. Ладно, сейчас действительно не до печальных мыслей. Выпрямившись, он сказал:
- Первым делом, нам надо как можно дальше убраться от этого острова. Поэтому самое главное сейчас перецепить наш люгер борт к борту, а потом начать ставить новые паруса. Всего у нас могут работать двенадцать человек. Сергея отвлекать нельзя, ещё один встанет у штурвала, остаётся десять. Как думаешь, с каким количеством парусов мы сможем управиться, если вдруг придётся менять курс?
   Архил ненадолго задумался, окидывая взглядом высокие мачты, и ответил:
- Если не делиться на вахты, то два больших паруса будут вполне по силам. Фор-брамсель лучше снять, потому что за ним надо лазить наверх.
   На том и порешили. Зацепив люгер кошками, и помогая вёслами, переместили его к борту шхуны. Затем, десять человек отправились в трюм за парусами, а Саша с Игорем пошли к штурвалу. Судно несильно отклонилось к востоку благодаря южному ветру, поэтому быстро выровняли курс точно на север, и Игорь остался за рулевого. В спокойной обстановке ничего сложного. Паруса ставили уже в кромешной темноте, при свете фонарей. Попутно приходилось ещё и менять оборванный такелаж, поэтому управились не скоро.
   С люгера кок, маленький и абсолютно седой дедок, передал кастрюлю с густым супом. Ели прямо на палубе, чтобы в случае внезапной смены ветра успеть поменять положение парусов. Разве что отошли на шканцы, где не было трупов, которые смущали многих. Шхуна заметно прибавила в скорости, хотя и тащилась медленно из-за прицепленного люгера. Хочется верить, что они успеют до рассвета уйти достаточно далеко, чтобы их не было видно с острова. Сил не осталось совершенно, выпили понемногу коньяка, и матросы начали клевать носом. Саша подсел к тоже засыпающей Амафее, так и не доевшей свою порцию.
- Ну, и как тебе романтика дальних странствий? – Не поворачивая головы, спросил он девушку.
   Та, немного помолчав, задала встречный вопрос:
- Вы быстро привыкли к виду… - Амафея замялась, подбирая слова, - к виду покойников?
   Саша тоже ответил не сразу, и в свою очередь задал вопрос:
- Неужели ты никогда не видела мёртвых людей?
   Снова пауза, размышления. Выражения лица в темноте разобрать всё равно невозможно. Фонари стоят слишком далеко. Поэтому Саша ориентировался больше на тембр голоса.
- Видела, конечно. Иногда люди умирают. Тихо, в своём доме, в окружении родных. О них есть кому позаботиться, прочитать молитву, похоронить в земле. А тут… Столько молодых и полных сил людей, погибших почти одновременно. Эти запахи, ужасные раны… В историях об этом почему-то не рассказывают, и в книгах не пишут. – И девушка замолчала.
   Поняв, что продолжения не будет, Саша всё так же тихо сказал:
- К сожалению, это неотъемлемая часть жизни на море. Тем более теперь, когда началась война. Поэтому, мой тебе совет, возвращайся домой. Сегодня мы все могли погибнуть. Или ты поймала бы шальную пулю…
- Я не поеду домой! – Горячо возразила Амафея, заставив нескольких матросов обернуться на них. – Все к этому привыкли, и я привыкну. Чем я хуже? Когда-нибудь я же вырасту, и смогу стать настоящим моряком?
   Саша тяжело вздохнул, поняв, что попытка надавить на эту юную особу, используя ужасы сегодняшнего дня, не удалась. А жаль. Как было бы прекрасно вынудить упрямую девчонку дать слово вернуться домой, а потом спровадить её с корабля при первом удобном случае.
- Вырастешь. – Грустно согласился он. – Если успеешь. – Закончил он.
   Глаза уже слипались. Хотелось ещё что-то добавить, посеять в ней хотя бы сомнения в разумности подобного выбора, но пока он размышлял над сложными конструкциями логических доводов, то не заметил, как завалился на борт, и заснул. Очнулся, когда ослабевшие пальцы начали выпускать миску. Спохватился в последний момент, успел удержать её, и просто поставил рядом. Тут же сопела Амафея, прислонившись к борту и завалившись в его сторону, приткнув лицо к грязной рубашке. Остальные спали кто где, но тоже на палубе. Бодрствовали только рулевой и дежурный на марсовой площадке, которые менялись каждый час.

Отредактировано Михельсон (17-01-2018 08:08:01)

+1

214

Утром ни острова, ни парусов на горизонте видно не было, и Саша с облегчением вздохнул. Подвели печальные итоги. Люгер превратился в корыто, лишившись всех мачт. Из сорока четырёх человек погибло и умерло ночью двадцать. Ещё четверо были в тяжёлом состоянии, и не смотря на все усилия Сергея трудно было сказать, выживут они или нет. Восемь, можно сказать в состоянии средней тяжести. Скорее всего с ними будет всё в порядке, но сейчас их лучше не трогать. На ногах, отделавшись лёгкими царапинами или вовсе не пострадав, остались только двенадцать человек, включая капитана.
Похоронили по морскому обычаю своих погибших. Саша во время последнего посещения храмового комплекса Мелибеа переписал у Леонидыча несколько молитв, и сейчас с грехом пополам сопроводил процесс нужными словами. Потом избавлялись от мёртвых пиратов, сбрасывая за борт, предварительно проверив содержимое их карманов. И приступили к наведению общего порядка, прежде всего смывая кровь с палубы, которой она вся была залита. А Саша занялся изучением доставшегося корабля.
   Если про люгер можно было сказать, что это всё-таки корабль, то сейчас в его распоряжении был именно корабль. Ещё не старый, добротный и надёжный. В длину тридцать пять метров, в ширину шесть, с двумя толстыми мачтами, нёсшими развитое парусное вооружение, благодаря которому шхуна развивала приличную скорость при большинстве курсов. Трюм был не очень большим, но с люгером никакого сравнения. На палубе стояло шестнадцать двенадцатифунтовых орудия. Но больше всего его поразили каюты на корме. Одна для офицеров, а вторая лично для капитана. Обе три на четыре метра, разделённые перегородкой. И в них были окна! Небольшие, но по две штуки в каждой. Со стёклами и плотными ставнями.
   Внимательно осмотрев помещения, Саша нашёл немало интересного и полезного – вещи, украшения, деньги и оружие. В одном из шкафов обнаружился целый архив с различными документами и письмами, судовые журналы, явно принадлежавшие не только погибшему капитану, а позаимствованные с других кораблей, что являлось свидетельством его кровавого промысла. Интересно, зачем он их собирал? Бегло пролистав несколько из них, Саша обнаружил там пометки на полях. Надо будет позже разобраться с ними.
   Капитанская казна хранилась в запертом сундуке, ключ от которого он так и не нашёл. Обнаруженный в плотницкой коморке ломик тоже не помогал. Мелькнула мысль взорвать, но решил не экспериментировать. Мало ли что окажется внутри? Да, и силу взрыва рассчитать не просто в таких случаях. Пришлось повозиться. Но эти усилия оказались не напрасны – Саша даже пересчитывать всё не стал. В сундуке было в основном серебро, и счёт шёл явно на десятки тысяч. Может тридцать, а может и все пятьдесят. Словом, жизнь налаживалась. Смущала только цена этого счастья. Но в конце концов он только защищался.
   Предстояло решить, что делать дальше, и куда, в частности, плыть. Для начала надо бы определиться на местности. Дождавшись полдня и прихватив из офицерской каюты штурманские инструменты, Саша поднялся на уже вполне облагороженную палубу. По всему выходило, что от злополучного острова они уже отдалились миль на сорок. Прежде всего надо решить, на каком корабле продолжать свои плавания. С одной стороны, захваченная шхуна выглядит намного предпочтительней. Но для неё нужен большой экипаж, минимум человек в восемьдесят. По сути это означает, что нужна новая команда, потому что от старой осталось всего двадцать человек, не все из которых в ближайшее время смогут вернуться к работе. С другой стороны, люгер уже привычен, там не будет таких проблем с пополнением команды. Но всё же это маленький и очень уязвимый кораблик. А главное, на его ремонт потребуется много времени и средств.
   Сделав нелёгкий выбор, Саша решил перебраться на шхуну. Что дальше? Куда плыть? Южные направления отпадали, потому что все проходили вблизи острова, где можно нарваться на пинас. На восток до ближайших портов было очень далеко. Оставались север и запад. Ближайший порт, это всё тот же пиратский Стром. До него всего-то миль восемьдесят. В нынешнем состоянии, если принципиально не поменяется ветер, он будет там на второй день. Но что там делать? Набирать в команду пиратов? И кто знает, что у них на уме? А если ему ещё кто-то захочет мстить? За Мерею, или за несчастного Ясона, который поддался на её уговоры? Логика у этих людей явно хромает. Получается, что он должен был позволить себя убить.
   С другой стороны, с этим надо что-то делать. Ладно, разделается он с очередным мстителем, за которого опять кто-то захочет поквитаться. Сколько бы он не отбивался, кончится это всё тем, что за ним будет гоняться весь пиратский флот. Должно же быть какое-то нормальное и адекватное решение! Может как раз и стоит открыто заявиться к пиратам, рассказав всё барону, и заодно хотя бы увидеть лица тех, кто может стать потенциальным личным врагом? А команду пополнить лишь немного, только чтобы хватало на полноценные вахты. До комплекта добирать уже где-то в другом порту. Заодно продать люгер пиратам, перегрузить с него товары и вещи. И вообще, в порту многое решится и встанет на свои места.
   Решено! Сверившись по карте, Саша отдал распоряжение матросам поменять положение парусов, и переложил курс на запад, нацелившись в пролив между самыми крупными Аргирскими островами.
   За время пути умерло ещё двое тяжело раненых. Коис цеплялся за жизнь, хотя по-прежнему был очень плох. Сергей зашил ему обрубок культи, затянув кожей. Он вообще почти не отходил от раненых, спал урывками, обрабатывая раны и меня повязки, кормил с ложечки, помогал справлять нужду тем, кто не мог подняться. Саша пару раз навестил их на люгере, подбадривал, как мог. Тимандра рвалась на палубу, но авторитет доктора в таких вопросах был абсолютным. Грозно рыкнув на непоседу (надо же, Серёга умеет рычать!), он оставил её в трюме, разрешив лишь иногда выбираться на свежий воздух с помощью кока.

+1

215

В конце следующего дня странная сцепка из двух кораблей вползла в гавань Строма. К тому моменту, когда бросили концы на берег, там уже собрался целый комитет по встрече во главе с представителями барона, которые приказали капитану немедленно явиться для разъяснений в резиденцию, находившуюся в форте. Вздохнув, Саша отправился туда в сопровождении людей, передавших ему требование. На корабли с берега никто не ломился, значит, пока что его ни в чём не обвиняют.
   Барон Атропат встречал его в центральном зале в окружении многочисленных приближённых и влиятельных капитанов, чьи корабли стояли сейчас в гавани. Непосредственно рядом с бароном стояли оба таинственных пассажира, которых Саша доставил сюда.
- Где капитан Ясон? – Грозно спросил предводитель пиратов.
- Мёртв. – Спокойно ответил Саша.
   Барон поднял бровь, ожидая продолжения, но его не последовало. Наверно, ему это не понравилось, потому что следующий вопрос был уже обвинительным.
- И у тебя хватило наглости явиться сюда с захваченным кораблём?
   Саша чуть не поперхнулся от такой логики. Но взял себя в руки, и как можно сдержанней ответил:
- Вы серьёзно считаете, что я на своём люгере напал на бедную безобидную шхуну и взял её на абордаж?
- Почему бы нет? – Возразил барон, позволив себе улыбку. – Вдруг у тебя был полный трюм бойцов, которые устроили сюрприз бедняге Ясону.
   Поняв, что это некая игра на публику, Саша начал излагать аргументы:
- Господин барон, весь порт видел, что перед выходом я заполнял трюм парусиной, купленной здесь же. Она и сейчас там лежит. Какие бойцы? А если осмотреть корабли, то непредвзятому наблюдателю покажется странным, почему у нападающего люгера избита корма, а у защищающейся шхуны нос. Не знаю, кто как, но я до сих пор не видел, чтобы брали на абордаж, двигаясь кормой вперёд. Да, ещё и со сбитыми мачтами. А вам достаточно бросить один взгляд со стены, чтобы убедиться в правдивости последнего утверждения. Кроме того, у меня есть один свидетель на корабле, который одним своим видом породит множество вопросов. – И выдержав вполне театральную паузу, Саша продолжил. – Это капитан Мерея. - Среди собравшихся раздались приглушённые голоса. – К сожалению, она мертва, и рассказать уже ничего не сможет. Но возможно, вам что-то поведает её команда, когда вернётся в гавань. Мне самому даже интересно, что они придумают, чтобы оправдать отсутствие капитана и десятка абордажников.
   После непродолжительного молчания, барон спросил:
- Но… как? Допустим, это тебя взяли на абордаж, но как ты смог перебить команду? Их же в три раза больше?
- Мне повезло. – Скромно ответил Саша, не вдаваясь в детали. – Кроме того, у меня хорошие матросы.
- Может быть у тебя были сообщники на втором корабле?
- Которые подарили мне практически целую, но пустую шхуну, с которой я почему-то попёрся в Стром? Барон, вставая на вашу обвинительную позицию, я не могу придумать ни одной причины, зачем мне с полными трюмами товара участвовать в бою против до зубов вооружённого корабля. У меня нет мотива.
- Тут ты прав. – Согласился барон. – А у Ясона был мотив?
- Трудно сказать, но пленные мне кое-что рассказали.
   И Саша поведал барону всю историю с одержимой местью Мереей, и какими-то обязательствами перед ней Ясона. Внимательно всё выслушав, тот со злостью спросил:
- Где пленные?
- Я их отпустил.
- Почему?
- Я заключил с ними сделку. Они мне информацию, а я им свободу. Именно от них я узнал о том, что к острову, около которого состоялся бой, на следующий день подойдёт пинас Мереи. И этого я бы точно не пережил, поэтому пришлось уносить ноги.
   На самом деле пленники так и сидели в трюме, наотрез отказавшись сходить на берег в Строме из опасений жестокой расправы со стороны барона. Придётся высаживать их где-то в другом месте, или спровадить чуть позже, в темноте.
- И что, действительно отпустил? – Удивился барон.
- Ну, да. Зачем они мне нужны. – Равнодушно пожал плечами Саша.
- Странный ты. – Хмыкнул барон. – Но везучий! Ладно, зачем вернулся?
   Саша не стал говорить, что это оказался ближайший порт, а пошёл ва-банк, выясняя обстановку.
- Поскольку все мои неприятности проистекают из того, что кто-то вздумал мне мстить, потому что я защищал свою жизнь, то  хотелось бы сразу узнать именно здесь, кто ещё считает себя этим оскорблённым? Может кто-то хочет отомстить теперь за капитана Ясона? Я могу удовлетворить его претензии прямо сейчас, в честном поединке.
   Собравшиеся зашептались, барон ухмыльнулся:
- Сразу видно, что ты новичок здесь. Никто не будет тебе мстить, потому что ты был в своём праве. Просто Мерея в последнее время стала действительно немного не в себе, и я сам не знал, как от неё избавиться. Можно сказать, что ты мне помог. Это всё чего ты хотел?
- Привести корабль в порядок и оформить на него документы. Надеюсь, это можно сделать в вашей гавани?
- Да, у меня есть портовое управление с официальными служащими. С этим проблем не будет. – Ответил барон, и после небольшой паузы спросил. – Послушай, мне нужны такие лихие капитаны, не хочешь поступить ко мне на службу?
- Нет. – Ответил Саша, не колеблясь. Душа у него совершенно не лежала к кровавому ремеслу пиратов, а приключений и так хватало с избытком.
- Жаль. Но я на тебя не в обиде за отказ. – Добродушно ответил барон. – Всё же, заглядывай ко мне, мало ли что поменяется, а я смогу тебе предложить выгодное дело, не обязательно связанное с тем, чтобы кого-то захватывать или топить. Для этого у меня хватает народу.
- Непременно, барон. Впрочем, я пробуду здесь ещё долго.
   На этом аудиенция была закончена, и Саша отправился на корабль.

+1

216

Успокоив команду, он выдал им жалованье за прошедшие три дня, и отпустил почти всех, кто мог самостоятельно ходить, на берег, сам оставшись на корабле. Предстояло разобраться с финансами. В капитанской каюте в сумме нашлось тридцать семь тысяч, плюс всё, что собрали в офицерской каюте и по матросским сундукам, ещё двенадцать. Саше, как капитану и владельцу корабля, отходило двадцать четыре с половиной, и это ещё без учёта продажи различных трофеев в виде драгоценностей, вещей и оружия. Хотя, последнее стоило бы придержать в виду намечающегося резкого увеличения команды. В любом случае, каждому матросу только с наличных денег светило по тысяче сто призовых денег – очень приличная сумма, после которой в пору задуматься о том, чтобы списаться на берег и зажить спокойной жизнью. Этот момент тоже надо будет прояснить заранее, чтобы знать сколько набирать новых людей. Не здесь, конечно же, но в перспективе. И Коис… Что с ним делать? Даже если он выживет, то вряд ли сможет остаться на корабле без руки. Да, и с плечом у него проблемы будут.
   Размышляя об этом, Саша почувствовал, как его неудержимо клонит в сон. Он так и не ночевал ещё в каюте на шхуне. Здесь везде были чужие вещи, чужая постель, в которую он не мог заставить себя лечь. По-хорошему надо всё перебрать, оставив только функциональные предметы, и выкинув остальное. А потом вымыть помещение, чтобы духа покойного Ясона не осталось. И только тогда переселяться с люгера, где он и провёл эту ночь.
   На утро поделили деньги, и отправились реализовывать остальное. Пиратская столица славилась дешёвыми ценами на товары, но имело это и обратную сторону – скупали их действительно за копейки. Тем не менее удалось выручить ещё порядка десяти тысяч, из которых опять-таки половина отходила Саше. Доля Сергея, как совладельца, пока никак не учитывалась, он получал только то, что причиталось ему, за должность врача. И насколько Саша знал, тратил эти деньги в основном на лекарства, в том числе и редкие, книги и инструменты, не обращаясь к капитану. Товарищ прекрасно понимал, что цель у них общая, и сам ни капельки не сомневался, что Саша распорядится деньгами правильно.
   Следующий вопрос, требующий решения, это ремонт шхуны и продажа люгера. Начал с первого. Необходимо было поменять часть фальшборта и носовой обшивки, по которой сами же так азартно стреляли. На сбитых носовых орудиях нужны новые лафеты. Закупив материалы, озадачил матросов переселением на новый корабль, назначив теперь Архила боцманом. Раненые по-прежнему были не помощники, поэтому работали всего десять человек. Капитанскую каюту драил собственноручно. И вещи свои и Сергея переносил сам.
   Прибыл приказчик от хозяина местной верфи. Ну, как верфи, скорее мастерской, потому что кораблей здесь не строили, только торговали материалами, и помогали осуществлять ремонт рабочими, которые, кстати, стоили чертовски дорого. Осмотрев люгер, он озвучил цену – пять тысяч. Однако! Саша попытался торговаться, но из этого ничего не вышло, разбившись о железные доводы специалиста. Для замены мачт требовалось вскрывать значительную часть палубы и трюма. К тому же следовало очистить балластный отсек. Плюс стоимость материалов, работа, приделать всё обратно. Довеском шли замена фальшборта, пострадавшей обшивки, такелажа и парусов. А венчало всё это понимание того, что удачливый капитан находится в стеснённых обстоятельствах, и не может прямо сейчас покинуть порт, чтобы осуществить ремонт в другом месте. Деваться ему не куда. Но даже если он как-то перевезёт корабль в другую гавань, то вряд ли ему предложат там намного большую цену. В общем, Саша махнул рукой, и согласился. А вечером отправился на берег, чтобы наконец-то помыться и поесть чего-нибудь свежего, а не корабельной каши с солониной. Да, и команду надо хоть немного пополнить, пора присматриваться к местной публике.

Отредактировано Михельсон (19-01-2018 21:07:50)

+1

217

Как говорится, на ловца и зверь бежит. Но началось всё с довольно странной ситуации, причём в моечной. Выбрав престижное заведение, он отказался там от всех дополнительных услуг, решив просто избавиться от грязи и пота в спокойной обстановке. Раны только начали заживать, поэтому процесс для Саши сильно осложнялся. Не могло быть и речи о том, чтобы встать под душ или посидеть в бочке, приходилось аккуратно протирать верхнюю часть тела мочалкой, чтобы не намочить едва наметившиеся рубцы. В зале было всего несколько человек. Тем не менее на него обратил внимание ближайший сосед, начав беседу весьма недружелюбно:
- Эй, капитан! Откуда у тебя этот амулет?
   Саша сразу понял, что имеется в виду подарок Постумии, который она сама надела ему на шею. И что ответить в такой ситуации постороннему человеку? Правильно:
- Не твоё дело.
   Незнакомец подобрался, но не стал предпринимать никаких действий, а произнёс:
- Капитан, я знаю, кто ты. И знаю, что удача в последнее время на твоей стороне. В тавернах только и разговоров об этом. Но позволь я тебе кое-что объясню. Такие амулеты распространены у многих кланов с берегов Брусиды, и у каждого свой. Волчью морду носим мы - силинги. То, что у тебя на шее, вовсе не является украшением, и выдаётся только тем, кто становится воином. Никто добровольно не расстанется с ним, его можно снять только с мёртвого силинга, хоть ценность этой штуки в деньгах и невелика. Лишь в исключительных случаях мы обмениваемся амулетами с очень близкими людьми, желая передать им часть своей души. Но всегда получаем что-то взамен. Если же посторонний человек забрал амулет у силинга, одев на себя, то нанёс оскорбление всему клану и нашим богам, и должен быть наказан. Ты не силинг, это очевидно. И вряд ли когда-то бывал в Брусиде. Значит, никто не мог тебе его подарить. Так откуда он у тебя?
   Как же надоели эти мстители. Саша тяжело вздохнул, и задал очевидный вопрос:
- Послушай, силинг. Ты сам-то, вроде не совсем в Брусиде находишься. Почему ты считаешь, что кто-то не мог забраться ещё дальше, и подарить мне этот амулет?
- Назови имя. Я знаю всех, кто ушёл далеко от дома.
   Это ещё что за отдел кадров? Всех он знает. Хотя, если клан невелик, то почему бы и нет?
- Постумия Скапула. – При этих словах лицо собеседника изменилось, он впился глазами в Сашу, какое-то время ничего не говоря.
- Она жива? – Спросил он сорвавшимся голосом.
- Месяц назад была живее всех живых. И ей ничего не угрожало.
- Где она? – Продолжал интересоваться странный человек.
- Почему я должен тебе говорить? Я же не знаю, что у тебя на уме, и вовсе не уверен в доброте твоих намерений. А если ты задумал причинить ей зло, то за это я и сам порву тебя на части. Я понятно выражаюсь? – С угрозой закончил Саша.
   Воцарилась пауза, во время которой все находившиеся в зале уставились на говоривших. Наверно, последние слова прозвучали слишком громко. Собеседник, а это был пожилой мужчина крепкого сложения, внимательно изучал Сашу. А потом поинтересовался:
- Откуда ты свалился? Ты даже не знаешь, что силинги на чужбине забывают все старые счёты, и стоят друг за друга горой. А слово, данное нами нерушимо, даже если об этом потом приходится пожалеть.
- Это всего лишь красивые слова. – Ответил Саша. – Я просто не имею права принимать их на веру. Уж извини, если обидел. Но большего я тебе сказать не могу.
   Не сводя внимательного взгляда с собеседника, мужчина проговорил:
- Я верю, что у неё были веские причины отдать тебе родовой амулет, и сделала она это добровольно. К тому же Постумия всегда была странным человеком, её поступки бывало трудно понять. Я хочу загладить неприятное впечатление, которое произвели на тебя мои вопросы. Позволь мне угостить тебя, пойдём в таверну.
- Вообще-то, я чертовски устал, и у меня много дел. – Начал было возражать Саша, но мужчина не дал ему закончить.
- Меня зовут Тарквин, и я не буду отнимать у тебя много времени. Ты же всё равно ещё не ужинал? Вот и отлично. Пить много не будем, чтобы у тебя не возникло подозрений, будто я специально хочу тебя опоить или что-то выведать.
- Хорошо. – Согласился Саша, не зная, как по-другому отвязаться от собеседника. К тому же, от него можно что-нибудь узнать новое о местной ситуации.

+1

218

За время ужина Тарквин поведал ему свою историю. Это была целая эпопея. Не по продолжительности, а по содержанию. Он не принадлежал к той категории людей, которые оказались среди пиратов в силу своих порочных наклонностей, или неудачных превратностей судьбы. Нет, он попал сюда осознанно, но вовсе не с целью набить карманы. Всё дело в том, что силинги, как и многие другие кланы Брусиды, жили на побережье, но моряками не были. Рыбу ловили, даже выходили за ней довольно далеко в море на своих лодках, но у них не было больших кораблей и настоящих моряков, способных с ними управляться. Когда пришли элои, то легко подчинили разрозненных местных жителей, где взаимной выгодой, где силой. Вслед за солдатами и торговцами прибыли переселенцы, оседавшие в основном в быстро растущих городах. Постепенно народы смешивались, но благодаря жёсткой клановой структуре коренные жители до сих пор сохраняли в некоторых местах свою обособленность. Нет, они уже давно оставили мечты избавиться от пришельцев, видя в них много выгоды. Но им хотелось большего. А именно участвовать в большой торговле и освоении новых земель за морем. И у местной аристократии на это были деньги. Вот только на море их никто не пускал. Вся верхушка республики состояла из элоев, живущих здесь уже очень давно. И ей просто не нужны были конкуренты. Уроженцы Брусиды были прекрасными солдатами, и их охотно брали в армию, нанимали в купеческую охрану, но совершенно не желали принимать на корабли. Зачем, когда есть богатый выбор из опытных элоев, составлявших большинство городского населения? Но возможно дело было не только в этом, а существовал негласный запрет на то, чтобы местные научились современному морскому делу.
   Тарквин был одним из предводителей команды добровольцев, отправившихся специально на Аргирские острова, где всегда требовались новые люди. Здесь всем плевать на происхождение, возьмут любого, и со временем научат всему. В данный момент сотни силингов и их соседей находились на пиратских кораблях, учились обращению со сложными снастями. Но дело, которым они занимались, многим не нравилось. Понятия о чести были высоко развиты в среде этих людей. Откровенный грабёж с массовыми убийствами беззащитных пленных заставлял их искать другое место приложения своей энергии.
   Всю эту лирику Тарквин рассказал с одной целью. Он прекрасно знал, что у Саши нехватка команды, и прозрачно намекал на то, что не прочь перейти на его корабль со своими людьми. Рассказ его был убедителен, и изобиловал множеством специфических деталей, которые говорили о том, что скорее всего он говорит правду. Поэтому возникал большой соблазн действительно принять всех, кого он приведёт. Это гораздо лучше, чем откровенные преступники без колебаний перерезающие горло пленникам, и готовые ради денег на всё. В том числе и на предательство. Пиратские капитаны удерживали их в повиновении только одним – обещаниями крупной добычи. Набирать таких на свой корабль за обычное жалованье, это значит ожидать в любой момент бунта, после которого они наконец-то займутся любимым делом – грабежом. Оставалось только проверить слова Тарквина из независимых источников.
- Приходи завтра утром ко мне на корабль. – Сказал ему Саша. – Я дам тебе окончательный ответ.
   На том и попрощались, отправившись каждый в свою сторону. Вернувшись на борт, он первым делом подсел к выздоравливающей Эвриде, подозвав заодно Архила. И поведал им о случившемся. Ситуация была действительно сложной, потому что хоть у жителей Брусиды и была определённая репутация образцовых наёмников, действительно верных своему слову, гарантировать, что их нравы не разложились за время общения с пиратами никто не мог. А в душу каждому не заглянешь. С другой стороны, просились они сами, уходя с других кораблей. То есть не безработные, готовые на всё. Если кому-то нравится грабить торговцев, то пусть остаётся. Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов недовольство капитанов, от которых уйдут люди. Но тут уж ничего не поделаешь. И главное, не стоит уповать на кажущуюся порядочность силингов. Во всём этом деле они преследуют явно свой интерес. И что будет, когда он возобладает над долгом наёмника никто не сможет предсказать. Поэтому набирать полный экипаж здесь всё равно не стоит, а надо будет разбавить его другими людьми. К тому же Саша забыл поинтересоваться, сколько силинги служат у пиратов и каков их морской стаж. Вполне возможно, что это будет неопытная команда, которую придётся ещё долго учить и всё равно усиливать. Исходя из этих соображений, прикинули сколько надо народу для полноценных хотя бы трёх парусных вахт вообще без учёта канониров и тем более абордажников. Получалось что-то около шестидесяти. В наличии есть десять, способных работать. Значит, взять нужно ещё порядка пятидесяти человек.
   Определившись таким образом, Саша отправился в свою новую вымытую каюту, растянувшись там на чистой постели. Ночью в бухте было довольно прохладно, поэтому окна пришлось закрыть. Команда так же осваивала новый кубрик, наведя там порядок и перенеся туда раненых с люгера. На старом корабле осталось только два сторожа на всякий случай при убранном трапе.
   Утром пришёл Тарквин в сопровождении ещё нескольких человек. Когда он услышал, что Саша готов взять только пятьдесят, то лишь улыбнулся, вскоре пояснив и причину:
- Капитан, я догадывался, что вы не будете набирать полный комплект, но столько народу я всё равно привести бы не смог. Остальные наши люди сейчас в плавании. Мне по силам собрать только пятьдесят четыре человека. Надеюсь, для всех найдётся место на корабле.
   Сделав вид, что задумался, Саша согласился. Все новобранцы собрались только к вечеру, включаясь в ремонтные работы на корабле по мере появления. Капитан проводил краткие беседы со всеми прибывающими группами, акцентируя их внимание на том, что заниматься целенаправленным грабежом они не будут, и внимательно изучая реакцию людей. Никто не отказался, ни у кого не забегали глаза и не скривилось лицо. Да, ему снова повезло, он нашёл в пиратской гавани не пиратов. Правда, пришлось распроститься с мелькавшими мыслями о том, чтобы сколотить команду из суровых мужиков, которые одной левой могут там чего-то. И чтобы не рвать своё сердце после очередного морского боя, глядя на мёртвых женщин. Во всех группах они были, а всего оказалось шестнадцать, что превышало среднестатистическое число в командах элоев. Нет, на счёт одной левой, можно даже не сомневаться. Все, как на подбор рослые, поджарые, чем-то напоминавшие Постумию. Но, блин, женщины! Распределив последнюю прибывшую группу, Саша грустно вздохнул – всё равно ещё некомплект. Как говорится, не до жиру.

Отредактировано Михельсон (20-01-2018 19:39:16)

+1

219

Михельсон написал(а):

Это гораздо лучше, чем откровенные преступники без колебаний перерезавших горло пленникам, и готовых ради денег на всё.

Или "Это гораздо лучше, чем откровенные преступники , без колебаний перерезающие горло пленникам и готовые ради денег на всё",
или "Это гораздо лучше, чем брать откровенных преступников , без колебаний перерезающих горло пленникам и готовых ради денег на всё" :dontknow:

Отредактировано Дилетант (20-01-2018 13:25:32)

+1

220

Дилетант написал(а):

Или "

Верно - косяк :-) Спасибо!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия