Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия


Кинурия

Сообщений 281 страница 290 из 309

281

Его шхуна была в передовом дозоре, справа по ходу следования эскадры. На третий день подходили к южной оконечности Кинурии – далеко выступающему в море длинному и узкому мысу (мыс Лопатка). Оставалось совсем недалеко до Сицины (Парамушир), где располагался довольно крупный местный город, в проливе между двумя островами, судьба которого была неизвестна, но не исключено, что он тоже захвачен. Командование хотело на всякий случай захлопнуть ловушку вокруг него, чтобы никто не смог оттуда выскочить. Для этого следовало разделить силы, огибая с двух сторон ближайший остров (Шумшу), а потом, с севера и юга войти в пролив, перекрыв возможность бегства для всех, кто там окажется.
   Разумеется, с самого начала всё пошло вовсе не так гладко, как намечалось. Едва передовые корабли вошли в пролив между Кинурией и первым островом, как вдалеке были замечены удаляющиеся два паруса. За ними тут же устремились в погоню Сашина шхуна и бригантина. Однако вскоре выяснилось, что замеченные корабли вовсе не убегали, а сами кого-то преследовали. То ли там никто не оглядывался назад, то ли не посчитали два паруса серьёзной опасностью, но вскоре уже и Саша разглядел в подзорную трубу настоящих беглецов – большой флейт, пытавшийся уйти на север, и дотянуть до ближайшего порта на западном побережье Кинурии. Преследовали его корвет и двухмачтовая шхуна под Кандийскими флагами, что не оставляло сомнений в том, что это пираты.
   Они и так догоняли свою жертву, но когда начали обстрел из носовых орудий, то разрыв ещё быстрее сократился. Флейт развернулся бортом, и попытался дать отпор, что у него частично получилось, поскольку у пиратов существенно поубавилось парусов, но сути это не изменило. Преследователи уверенно шли на абордаж, и вскоре сцепились с купцом. Сначала корвет, а вскоре и шхуна. До них оставалось около двух километров, что при имеющейся вполне приличной скорости можно было преодолеть минут за двенадцать. Есть все шансы успеть вмешаться в драку, пока там всех не перебьют.
   Успели. И шхуна, и бригантина подошли практически одновременно, первым делом дав залпы книппелями метров со ста по такелажу. Пираты завопили, почувствовав, что пахнет жареным. Возможностей для бегства уже не было, к тому же, внезапное появление новых противников поколебало их уверенность, заставив ослабить напор на отчаянно сопротивляющихся моряков на торговце.
Саша нацелился на корвет, подходя к нему со свободного борта. На палубе мелькали немногочисленные защитники. Основная часть пиратов находилась всё же на флейте. Первым делом расстреляли из штуцеров всех стрелков на марсовых площадках. Огнём из обычных ружей заставили попрятаться за бортом остальных. Когда расстояние позволило закинуть абордажные кошки, то следом на палубу полетели и бомбы, которые Сашины матросы кидали уже с уверенностью. Частые взрывы ещё больше проредили ряды обороняющихся, а остальные были в первые мгновенья оглушены, и им не дали опомниться – целая толпа матросов хлынула через борт, быстро подавив всякое сопротивление.
   Отрядив часть команды на зачистку трюмов корвета, Саша с остальными обратил внимание на соседний флейт, где шёл жаркий бой. В места, где пираты стояли плотными группами, закрывая своими телами ещё сопротивляющихся купцов, полетели бомбы. С марсовых площадок открыли огонь стрелки. Пираты, осознав, что являются мишенями, бросились обратно на свой корабль, чтобы скорее сцепиться с новыми противниками, хотя численное преимущество теперь было ими безнадёжно утрачено.
   Лично Саше в драку лезть смысла пока не было – ближайших противников надёжно закрывали спины своих матросов, и даже не по одному. Но вскоре он углядел место, где линия пиратов была прорвана, и устремился туда. Морских разбойников на палубе корвета быстро окружали, поэтому Саша бросился на флейт, поскольку бой и там кипел вовсю. Следом спешили остальные. Их заметили, поэтому потыкать клинками в спины не получилось, но теперь противники были окружены. Пока что на тесной палубе их сил хватало, чтобы держать оборону, но это ненадолго.
   Первого пирата он легко прикончил, сделав обманный выпад. Тот махнул тесаком, чтобы отбить его, но Саша уже одёрнул шпагу назад, а в следующее мгновенье ударил чуть выше в грудь – клокотание крови в горле, выпученные глаза умирающего человека… Со следующим противником пришлось повозиться долго – крепкая тётка, очень ловко орудовавшая своим тесаком, всё время пытавшаяся сократить дистанцию. Минут пять длился сложный поединок, изрядно вымотавший обоих, пока её не начали обходить сбоку, что заставило распылить внимание и пропустить удар в живот… Короткий крик, левой рукой зажимает рану, но даже не сгибается, готовая сопротивляться… Только силы уже не те, движения скованны… Саша усилил натиск, вынудив её допустить ещё одну ошибку – шпага туго входит в правый бок, протыкая печень… Остекленевшие от боли глаза, женщина медленно оседает на палубу. Дальше непосредственных противников нет, можно помочь соседям, расширяя прорыв.
   Слева – здоровенный бородатый мужик. Чернявый. Габал, что ли? Неважно! Ему на эту сторону работать тяжело – надо разворачивать корпус. Вдвоём с матросом они через пару минут всё же одолевают его, нанеся несколько ран. Так, теперь справа, а в образовавшийся прорыв уже устремляются матросы из задних рядов, заходя за спину дерущимся и бросаясь на тех, кто сражается с торговцами. Теперь пираты быстро сдавали свои позиции, сбиваясь в небольшие кучки, вставая спиной к спине, отчаянно защищаясь.

+1

282

Торговцам досталось крепко. Многие уже упали на палубу, обливаясь кровью, но оставшиеся продолжают бой, воспрянув духом после полученной неожиданной поддержки. Часть из них была зажата на корме во главе с капитаном, но теперь пираты, теснившие их, сами оказались в окружении, отбиваясь на два фронта. Когда Саша подоспел туда, то перед ним уже стояла сплошная стена из спин своих матросов. Он покрутил головой, выискивая место, куда можно было бы влезть, но тщетно. И тут один из его людей получил страшный удар – тесак пробил ему живот насквозь, показав наконечник со спины. Парень взвыл и рухнул на палубу, а Саша бросился к этому месту, сцепившись с невысоким коренастым крепышом. Провозился долго, получив неприятный скользящий удар по рёбрам. Но потом использовал это к своей пользе, имитируя скованность движений, и открывая низ корпуса, внимательно ожидая удара именно туда, который вскоре последовал. Для противника его ловкость оказалась неожиданностью, он пропустил роковой удар в шею и упал, фонтанируя кровью. А дальше никого нет! Значит, помогаем соседу слева! Потом справа! Прорыв готов – можно нападать на тех, кто стоит спиной, хотя они постоянно оглядываются.
   Пират обернулся и отскочил в сторону, прикрывая спину своего товарища, но давая возможность выйти вперёд одному из торговцев – невысокая девушка с залитым кровью лицом и правым боком. Не обращая внимания на раны, она присоединилась к Саше, помогая в меру сил. Оборона пиратов стремительно рушилась. Их обходили со всех сторон, они уже начинали сдаваться, и вскоре всё было кончено.
   Первым делом Саша надрезал рукав на своей рубашке, и оторвав его, прижал к ране на груди, чтобы унять кровь.
- Капитан Ассар. – Раздался рядом знакомый голос. – Вы обладаете удивительной способностью приходить на помощь в самый последний момент.
   Саша медленно поднял голову, посмотрев на всё ту же девушку, с которой он последнее время дрался плечом к плечу. Судя по всему, кто-то из офицеров флейта. Вся левая часть лица и шея залиты кровью, что невероятно искажало черты. Но всё же была одна особенность, показавшаяся знакомой – нос. Очень выдающийся, с характерной горбинкой… И голос! Как же он сразу не догадался!
- Гликея, мне иногда кажется, что я вообще появился на свете с одной единственной целью – вытаскивать твою вечно ищущую приключений симпатичную задницу из разных передряг. – На Сашином лице расплылась довольная улыбка. Как выяснилось, он оказался неожиданно рад этой встрече. – Какого чёрта торговый корабль делает в этих водах? Вы не знали, что острова захвачены пиратами?
- Когда выходили с Мелоса (Сахалин) с грузом хлопка, то известно было только о захвате Скиры (Симушир). – Ответила девушка. – Кто же знал, что у пиратов хватит сил на захват всех островов? Надеялись проскочить северным проливом. Но не получилось. – И с этими словами она поморщилась, хватаясь рукой за раненый бок.
   Саша встревоженно шагнул навстречу, поддержав Гликею за плечо, и уже хотел было осмотреть рану, чтобы удостовериться насколько она глубока и опасна, но передумал, решив отправить девушку к Сергею. Не слушая никаких возражений, он чуть ли не за руку отвёл её на свой корабль, только потом занявшись текущими делами. Впрочем, сначала его самого перевязала помощница доктора, после чего и отпустила.
   В целом победа досталась легко. На Сашином корабле оказалось всего четверо убитых и девять раненых, которые со временем должны вернуться в строй. Сказались постоянные тренировки экипажа во владении оружием, и применение бомб на начальном этапе. Их, кстати, использовали старые, от двенадцатифунтовых пушек. А вот на бригантине потери были намного ощутимее – двенадцать человек только убитых. На торговом флейте потеряли вообще две трети команды, считая раненых. В том числе и капитана. В этом смысле помощь действительно подоспела в последний момент. Ещё минут десять, и спасать было бы уже некого.
   Уцелевший старпом флейта долго рассыпался в благодарностях Саше, предлагая немалые деньги за спасение жизни из судовой казны. Но поскольку выяснилось, что даже капитан не являлся владельцем корабля, а был нанят, то Саша отказался. Неизвестно ещё как ко всему этому отнесётся далёкий владелец. Ему же было достаточно немалых средств, обнаруженных на корвете. Правда, всё это предстояло сдать в общую казну, но если все встреченные пираты окажутся столь состоятельными, то этот рейд окажется намного более прибыльным.
   Матросы под руководством вахтенных офицеров быстро наводили порядок на захваченном корабле. На флейте медленно приходили в себя, осознавая, что всё-таки остались живы.
Вернувшись на свой корабль, Саша смотрел на суетящихся людей, на самом деле лихорадочно пытаясь сообразить, где сейчас может быть Гликея – здесь в трюме, или уже незаметно ушла на своё судно. И вообще, как себя вести сейчас? Сделать вид, что всё в порядке, и отправиться дальше, или всё же поговорить с девушкой? Вот, только о чём?
   Мучительные мысли прервались сами собой, с появлением предмета размышлений на палубе. Кровь с лица и шеи была вытерта, вокруг головы, скрывая лоб, красовалась чистая повязка в стиле «раненый командир». Бок тоже, очевидно, забинтовали, а может и зашили, но под рубашкой этого видно не было. Хотя, она по-прежнему вся была в крови. Лицо бледное и какое-то взволнованное. Большие глаза беспокойно озирают палубу, зацепившись за капитана. Гликея быстро направляется к нему, внимательно изучая его своим особенным, словно сканирующим взглядом.

+1

283

- Как твой бок? – Участливо спросил Саша.
- Саддал сказал, что кишки не задеты, а значит, жить буду. – Тихо ответила девушка, не отводя глаз.
   Повисла неловкая пауза. Очевидно, что оба хотели что-то сказать, но не знали как.
- Ты куда направляешься? – Нарушила молчание Гликея.
- Обратно, к Сицине. Скорее всего она тоже захвачена пиратами. Туда идёт объединённая эскадра Платеи и Локриды, в которой и состоит мой корабль.
- Это твой корабль? – Удивилась девушка. – А где же тот маленький замечательный люгер?
- Его больше нет. – С долей сожаления ответил Саша. – Погиб смертью храбрых, но взамен мне досталась прекрасная шхуна. Нет, не эта. – Поправился он, заметив вопрос в глазах собеседницы. –
Другая, поменьше. Её я сменил совсем недавно после рейда к берегам Элимеа.
- Я смотрю у тебя насыщенная жизнь. – Растерянно отметила Гликея, очевидно, думая о чём-то другом. – И наших мало осталось. – Добавила она.
- Тот бой оказался очень тяжёлым. – Грустно поведал Саша. – Я сам думал, что все мы станем покойниками. Иногда мне кажется, даже хорошо, что тебя там не было. Если бы ещё и ты тогда погибла, то я себе такого не простил бы.
- Я живучая. – Тихо сказала девушка.
- Я знаю. – Так же тихо согласился Саша.
   Вокруг суетились матросы, перетаскивая вещи на соседний корвет и обратно. Там кипела работа по замене такелажа и парусов. Время неумолимо таяло. Гликее пора было возвращаться на свой корабль.
- Как ты… вообще, как ты? – Выдавила она из себя вопрос.
- Кручусь. – Ответил Саша, разводя руками.
   Снова пауза, а вокруг суета.
- Послушай, мне Саддал кое-что рассказал… - Начала Гликея, а у Саши глаза полезли на лоб. Что этот эскулап мог успеть рассказать во время перевязки? – У тебя больше никого нет? – И два синих сканера впились в Сашу.
- Никого. – Ответил он.
   Опять неловкое молчание.
   Блин! Неправильно ты молчишь, дядя Фёдор. Привязываться опять не хочешь? Так и скажи! Улыбнись и попрощайся. Одинокий волк, блин! А нет, так не млей, как красна девица!
- Ты кто на флейте? – Спросил он Гликею.
- Штурман, кто же ещё. – Ответила она.
- Тебя там что-нибудь держит?
   Девушка взволнованно задышала, в глазах вспыхнула надежда. На её оригинальном лице эмоции читались, как открытая книга. Интересно, она вообще умеет врать или притворяться?
- Пойдём со мной. – Предложил Саша, беря её за руку. – Ты пожалеешь, но тебе понравится.
- У тебя нет штурмана? – Спросила Гликея, расплываясь в улыбке.
- Да, вот, как-то не попался, а вахтенные офицеры постоянно путаются с расчётами. Всё самому приходится делать, и это иногда утомляет. – И помолчав, добавил. – К тому же, так я буду знать, что ты больше никуда не влипнешь. Или я тебя успею вытащить.
- Только вещи заберу. – Радостно сказала девушка. – Инструменты остались? – Уточнила она.
- Конечно. – Успокоил её Саша. – Даже много чего нового появилось. В том числе и карты. В общем, тебе будет интересно посмотреть.
- Тогда я быстро! Без меня не уходи!
- Может, я лучше с тобой схожу, чтобы разрешить вопросы у старпома?
- Не надо. Думаю, я смогу их сама решить. А ты не будешь портить свой ореол спасителя. – И с этими словами девушка буквально убежала на флейт, не обращая внимания на раны.

+1

284

Глава 11
   Весь ремонт занял часа два. Старшим на корвет был назначен Тарквин во главе тридцати матросов – необходимый минимум для управления парусами. Правда, бессменного. Расцепившись, корабли взяли курс на юго-запад, к проливу, где и располагался порт Сицины, который уже должна была блокировать эскадра. До него от места боя было километров пятьдесят. Преодолели их за пять часов, но уже на подходе услышали орудийную канонаду.
   Подоспели вовремя, потому что пираты на своих манёвренных кораблях, как тараканы прыснули во все стороны, просачиваясь во все возможные щели. Многим это не удалось, поскольку они попали под залпы тяжёлых орудий фрегатов и линейных кораблей. Кого-то сразу перехватили более лёгкие суда эскадры. Но один шлюп каким-то чудом смог выскочить из захлопывающегося капкана и уходил на запад. Возможно, за ним просто никто не погнался, наметив более значимую добычу, и пренебрегая подобной мелочёвкой. Судёнышко небольшое, одномачтовое, чуть крупнее люгера, с экипажем около пятидесяти человек, если считать без усиления.
   Но с этой стороны пиратов ждал облом. Подходившие бригантина и шхуна гарантированно ловили его. Первая заходила ему за корму, а вторая двигалась с упреждением на пересечение. Шлюп скользил вдоль побережья, надеясь успеть проскочить характерный мыс, за которым береговая линия поворачивала на юг, где он мог попытаться оторваться.
   Почти успел. Разминулись метрах в трёхстах, но канониры со шхуны сначала выстрелили носовыми орудиями ядрами, минимум один раз попав в парус. А потом Саша ловко крутанулся сначала одним бортом, выпустив вдогонку восемь шаров, а потом и другим. После этого на шлюпе появилось сразу несколько дырок в парусах, хоть и некритично, но ощутимо снизивших его скорость. Следующий заряд был книппелями. Только предстояло сократить дистанцию до приемлемой. Пираты вскоре подняли белый флаг, и спустили все паруса. Матросы на шхуне радостно загомонили, но Сашу, почему-то такое поведение насторожило.
   С одной стороны, всё понятно. Маленький корабль в бою против трёхмачтовой шхуны шансов не имеет. Но в своё время, и он на люгере таких шансов не имел. Поэтому решил проявить осторожность, оставив только самые верхние паруса на брамселях, палубной команде приказал попрятаться за бортами, а всех лишних загнал в трюм. Так и подходил на малой скорости, внимательно наблюдая из-за борта за покачивающимся на волнах кораблём с опустевшей палубой. Рядом присела Гликея, также с любопытством изучавшая ситуацию. Обменявшись взглядами, они увидели понимание друг у друга и согласно кивнули.
   Ожидания не обманули. Метров со ста раздался залп кормовых орудий книппелями, оборвавший штаги на бушприте и несколько фалов на мачтах. Белый флаг исчез, а вместо него взвился пиратский – чёрный ворон на красном фоне. Саша уже знал, что это означает желание биться до конца, или пленных не брать. Хотя, пираты их и так редко брали. По шлюпу тут же забегали люди, ставя паруса. Над фальшбортом показались ружья, пока не стрелявшие, потому что не в кого. Головы над бортом за сто метров – это плохая мишень для гладких стволов с круглыми пулями.
   А вот пулями с выемками на конце уже можно попробовать попасть. Тем более в «ростовые мишени». А уж из штуцеров! Сашины стрелки не оплошали, ведя плотный огонь и сменяя друг друга. На шлюпе постоянно падали люди. Немного, пока что всего несколько человек, но для малочисленной команды это чувствительные потери. Гликея удивлённо посмотрела на перезаряжающих ружья матросов, не понимая, откуда такая потрясающая меткость.
   Дополнительные паруса на шхуне пока не ставили, и пушки тоже не стреляли, выжидая, когда пираты развернут побольше своих полотнищ. Впрочем, несмотря на обстрел пулями, те управились довольно быстро.
- Огонь! – Крикнул Саша, и два носовых орудия послали свои книппели в цель.
   Всю оснастку, конечно, не снесли, но оборвали знатно. Шлюп повело в сторону, но рулевой быстро справился. А шхуна уже разворачивалась бортом, чтобы приласкать по серьёзному. По вантам лезли матросы для работы с верхними парусами, ставились нижние. После бортового залпа единственная мачта на шлюпе осталась почти лысая. Уцелели, правда, паруса на бушприте, но они погоды уже не делали. Уйти корабль с такими повреждениями не мог. Но попытался огрызаться, начав разворот бортом. Саша тут же дал команду убрать все нижние паруса, а матросам с верхних спуститься на палубу. Они, словно обезьяны, скользили вниз по фалам, держась за канаты руками и притормаживая ногами. Приземляясь, тут же отскакивали в сторону, поскольку сверху летели товарищи.
К моменту, когда шлюп развернулся под достаточным для бортового залпа углом, наверху уже никого не было, а единственной мишенью, кроме такелажа, были только самые верхние паруса, по которым и целиться-то неудобно. Тем не менее пять орудий плюнули огнём, нанеся приличные повреждения. Но никто не пострадал.
   Матросы на шхуне снова кинулись к парусам, совершая поворот другим бортом. Когда его выполнили, то этот залп снёс мачту у пиратов, и корабль беспомощно остановился. Саша подправил направление сближения, чтобы оказаться в мёртвой зоне, откуда по шхуне не смогут достать ни бортовые орудия, ни кормовые. А канонирам дал команду зарядить ядрами.
   Встали левым бортом, спокойно прицелились, и влепили залп. Вместе с обломками фальшборта с пиратского шлюпа раздались вопли многочисленных раненых. Стрелки снова открыли частую пальбу по мечущимся в прорехах людям. Канониры перезаряжали орудия, шхуна не двигалась с места.
   После второго залпа, пираты всё же решили выбросить белый флаг. На этот раз, хочется верить, по-настоящему. Осторожно развернувшись на одном парусе, чтобы не подойти под борт шлюпа, Саша подвёл шхуну к нему. Сопротивляться больше никто не хотел. Небольшая палуба была завалена телами. В ноздри опять шибанул запах крови и развороченных внутренностей. Можно ли к этому когда-то привыкнуть?
   Подоспевшей бригантине работы уже не осталось. Поэтому она развернулась, уходя обратно к проливу. А Сашины матросы принялись за наведение порядка на захваченном корабле. Мёртвых за борт, всех остальных, в том числе и раненых, связали, и оставили на палубе под присмотром нескольких часовых. Починить здесь мачту не было никакой возможности, а значит, шлюп придётся тащить за собой на буксире. Но эту функцию решили переложить на подходящий трофейный корвет, а сами занялись ремонтом такелажа на своём корабле. Потрепали его изрядно, но ничего фатального, всё подлежало замене. Даже места креплений.

Отредактировано Михельсон (11-03-2018 09:14:30)

+2

285

В гавань Сицины вошли только ночью. Город был уже захвачен, но запах гари указывал на то, что бой произошёл жаркий. Искать место у берега в темноте не стали, а бросили якорь на рейде. Команде выдали увеличенную дозу вина, а в капитанской каюте состоялся почти праздничный ужин с участием всех офицеров.
   Те, кто знал Гликею раньше, а это почти все, искренне радовались её возвращению на корабль. Она поведала о своей жизни во время отсутствия, а ей рассказали о приключениях, которых она избежала. И удивительное дело, никто даже словом не обмолвился о Тимандре. Вообще.
   Вскоре Саша вместе с девушкой отправился на палубу подышать свежим воздухом, но там к ним быстро присоединился Сергей.
- Я бы не стал вам мешать, - извиняющимся тоном начал он, - но как врач должен кое-что сказать.
- Уже интересно. – Ободрил его Саша.
- Всё просто. У Гликеи рана очень нехорошая. Внутренности не задеты, но дырка довольно большая и какая-то рваная. Я её, конечно, подлатал, но вести себя надо в ближайшее время аккуратно. Это я к тому, что если вздумаете жить в одной каюте, то должны воздержаться от близости. Начнётся воспаление - проблем будет много. И времени в конечном итоге потеряно тоже немало до того, как… ну, вы понимаете. Лучше сейчас потерпите.
- Э-э-э… - Растерялся Саша от такого откровенного напора. – А с чего это ты взял, что мы собрались жить в одной каюте? Нет, возможно, мы так и поступим, - поправился он, бросив взгляд на девушку, - но ты-то откуда знаешь? И вообще, мне даже интересно, что ты наплёл Гликее про меня, пока перевязывал.
- Только правду. – Скромно ответил доктор, опуская глаза. – В любом случае, я обязан вас предупредить о ране, чтобы потом не возникло внезапного облома. Да, и с твоими рёбрами сейчас надо поосторожнее. Тоже ничего хорошего. А теперь наслаждайтесь ночью. – И с этими словами он быстро ушёл.
   Ночь была тёплая, что не удивительно – середина лета. Да, и широты здесь южные, примерно тридцать девятая параллель, что соответствовало где-то Валенсии или Лиссабону по географическим условиям в покинутом Сашей мире. Матросы расставили на шкафуте масляные фонари, и предавались веселью, сопровождаемому танцами под аккомпанемент флейты и скрипки. Во всяком случае, местные инструменты были на них похожи. На пустых бочках отбивали гулкий ритм, люди хлопали в ладоши, туфли стучали по палубе, слышались дружные удалые крики «хей», когда кто-то исполнял особенно залихватский элемент. Наверх вытащили даже раненых, которые сидели вдоль борта, глядя на товарищей.
- Вопрос, кстати, интересный. – Отметил Саша, посмотрев на Гликею. Блики огня падали на её лицо, позволяя различить даже выражение глаз. – Получается, мы двое калек, ограниченные в действиях, но спать-то ты где будешь?
- Неужели у тебя нет свободного места на корабле? – Спросила девушка.
- Полно. – Заверил её Саша. – Сейчас даже офицеры живут в маленьких каютах по двое. Некоторые, кстати, пользуются этим. В частности, наш уважаемый доктор, приютивший у себя помощницу. Так что, койка для тебя в любом случае найдётся, только вот где? В моих апартаментах места больше. – Последовал весомый аргумент.
- Но мы же всё равно ничего не можем пока что. – Возразила с лукавой улыбкой Гликея. – Неужели ты сможешь спокойно спать, не обращая внимания на меня?
- Я постараюсь. – В том же тоне заверил её Саша. – По крайней мере я так уже делал. Как-нибудь справлюсь. Зато буду знать, что ты рядом. А когда начнёшь что-то себе воображать, то сразу замечу это, и приму меры.
- Это какие? – Живо заинтересовалась девушка.
- Узнаешь.
- Как интересно. Пожалуй, я начну придумывать уже сейчас. Очень хочется посмотреть, что ты будешь делать.
- Ну, например… - начал Саша, приблизив своё лицо к Гликее. И не закончив фразу, осторожно поцеловал её в губы, приобняв за спину.
   Девушка размякла, отвечая на нежность, но Саша мягко отстранился, внимательно посмотрел ей в глаза, и негромко произнёс:
- Большего мы, к сожалению, пока что позволить себе не можем. Но, надеюсь, плохие мысли из твоей головы уже улетели.
- Да. – Тихо ответила Гликея, не сводя с него сияющих глаз.
- Тогда пойдём заселяться. – Предложил Саша, погладив девушку по щеке.
   Утром их разбудил матрос, громко стучавший в дверь, и сообщивший, что на флагмане поднят сигнал общего сбора капитанов. Да, всё обстояло не так безнадёжно, как Саша думал в начале. Это Адиантуне не заморачивалась с сигналами для своей вольницы. А может, в Локриде не было ничего подобного. Зато регулярный флот Платеи в этом плане выгодно отличался. Нет, у них не было разработанной азбуки, но существовала система простейших сигналов в комбинации из трёх разноцветных флагов. Ещё перед выходом всем капитанам были выданы специальные листки с их расшифровкой. Сейчас на грот-брам-стеньге адмиральского линейного корабля висели три зелёных полотнища, означавших общий сбор.

+2

286

Из услышанного на совещании Саша сделал вывод, что всё ещё только начинается. Пиратов на острове было немного, и это явно неосновные силы. Конечно, пришлось повозиться с фортом, но подавляющее преимущество в артиллерии сыграло свою роль – он теперь лежал в руинах. Армейский десант взял под контроль город, и сейчас наводил там порядок, оставляя небольшой гарнизон. А остальным следовало отправляться дальше на захват столицы – Скиры (Симушир). Поэтому спешно начинались работы по приведению в порядок пострадавших кораблей, и учёту трофеев. Деньги сдавались в общую казну. Снаряжение, товары и различные вещи на специальный склад по описи. А захваченные корабли ставились в гавань, где опечатывались трюмы, и выделялись сторожа из состава гарнизона.
   Сойдя на берег, Саша смог оценить масштаб бедствия, постигшего местных. Он бывал в этом городе, и помнил, как он выглядел раньше. А теперь часть домов была разрушена, население обобрано до нитки и голодало, поскольку подвоз продовольствия из сельской местности, а тем более из других областей, прекратился. Остров был примерно сто на двадцать километров, довольно гористый. Пахотной земли здесь имелось немного, а зерновые растения практически не сеялись. В городе попросту не было хлеба. Что уж говорить о мясе и прочих продуктах. Спасались только рыбой, но пираты разрешали ловить её лишь у берега, отобрав все более-менее крупные корабли и баркасы. На соседних островах дела обстояли не лучше. Всё это рассказал трактирщик сгоревшего портового заведения, мрачно взиравший на дымящиеся руины источника своего былого благополучия. Люди взирали с надеждой на флот, положивший конец пиратскому беспределу. А адмирал обещал в ближайшее время организовать доставку на остров продовольствия из Кинурии, и продажу его по твёрдым ценам.
   Но был в этом и плюс. Многие местные теперь просто горели желанием наняться на какой-нибудь корабль, или даже записаться в армию. Там хотя бы кормили. К тому же, ближайшие боевые действия намечались как раз против пиратов на южных островах, а значит появлялась возможность поквитаться с обидчиками.
   К сожалению, набрать людей в полуразрушенном городе Саша уже опоздал – его опередили другие капитаны. Можно было, конечно, ещё побродить по улицам, зазывая желающих, но он решил поступить по-другому. Корабль в порядке, в ремонте не нуждается – это сделали ещё вчера. Значит можно пройтись на нём вдоль берега, заглянув заодно и на соседний остров, который виден невооружённым глазом через пролив, и поискать моряков там. Можно даже не сомневаться, что все местные привычны к морю, потому что кормятся с него.
   С учётом последних потерь у Саши в строю было сто четыре человека. Ещё тринадцать раненых, причём четверо из них со времён боёв под Целае. То есть на полноценные вахты людей хватало с трудом. А очень хотелось набрать кого-то и сверх комплекта, потому что события принимали всё более крутой оборот. В общем, человек пятьдесят будут не лишними. Их, правда, надо будет сразу предупреждать о постоянном режиме тренировок, но, зато, и о более высоком жаловании. Решено!
   Посетив на шлюпке флагман, и передав через дежурного офицера адмиралу о своём желании пополнить команду в окрестных селениях, заверил того, что к ночи обязательно будет на месте. Получив добро, вернулся на корабль, и тут же отдал команду поднимать якоря.
   Посетив за остаток дня четыре селения рядом с проливом, Саша смог набрать только тридцать шесть человек. В прибрежных деревнях ситуация была не столь катастрофическая, как в городе. Во всяком случае голод не стоял во всей красе перед людьми, да, и пираты там не везде отметились по полной, в основном отбирая лишь крупные баркасы. Тем не менее, народ был встревожен, возможности для заработка резко сузились, а перспективы туманны. Поэтому всё же нанимались. И опять – мужчины и женщины вперемешку. Саша так и не придумал, как их разделять в режиме вечного аврала и нехватки экипажа. Да, и махнул по большому счёту рукой на мысли о команде исключительно из крутых мужиков.
   В гавань Сицины вернулся только ночью, снова бросив якорь не у берега. В кубрике продолжали устраиваться новые матросы. Оттуда доносились голоса, топот ног и грохот сколачиваемых досок для коек, что не способствовало сну. Если в прошлую ночь Саша и Гликея заснули едва раздевшись, то в эту долго лежали на кровати, наслаждаясь отсутствием дневной жары и ведя различные беседы. Оба перевязанные бинтами, охающие при неловких движениях. Тут не до баловства…
   Удивительное дело, но с Гликеей всегда было о чём поговорить. Не только о корабельной жизни и насущных проблемах, а просто, выкинув всё повседневное из головы, и окунувшись во что-то постороннее. Девушка получила хорошее образование, и могла часами рассказывать о истории различных стран, литературе, великих мыслителях прошлого, религиозных течениях, географических открытиях или новых достижениях в кораблестроении. Саша слушал это очень внимательно, задавая наводящие вопросы, уточняя особо интересные моменты, прося прочитать какой-нибудь отрывок стихотворения. А он поведал ей о идее о новых пулях, позволивших ускорить перезарядку штуцеров и повысить прицельную дальность стрельбы их обычных ружей. Попытался выяснить у неё о веществах, которые можно использовать для капсюлей в гильзах, но настолько глубоко знания Гликеи в химии не распространялись.
   Получалась забавная ситуация – почти голые мужчина и женщина лежат в одной постели, и рассуждают об оружии и судьбах мира, не прикасаясь друг к другу. Правда, Саше стоило немалых усилий не распускать руки, и не погладить лежащее рядом полуобнажённое тело, пахнущее солью и солнцем, потому что после этого он за себя не мог поручиться. Не хватало ещё, чтобы у кого-то из двух «калек» открылась рана. Пистоны от Сергея, которого местные называли Саддал, были бы только началом неприятностей в этом случае. Заснули только в середине ночи, так и не потушив масляный фонарь, и не укрывшись одеялом. Подставив тела чуть прохладному воздуху, проникавшему в открытое окно каюты. Хотя, девушка всё же положила ему на плечо свою голову, а руку на живот, но это уже не имело значения – прожитый насыщенный день властно требовал сна.

+2

287

Утром эскадра двинулась дальше на юг, разделившись на две части, и огибая остров Сицина по обеим сторонам в поисках разведчиков пиратов. Впереди шли лёгкие силы, развернувшись в линию с большими интервалами. Корабль, находящийся дальше всех от берега, располагался и самым первым по фронту. Следующий, примерно через два километра, шёл с приличным отставанием. И так далее. Такая схема позволяла запутать возможных береговых наблюдателей, которые, первым увидят самый дальний парус, даже не сумев его опознать толком. Зато, когда появятся ближние корабли, то передний уже уйдёт далеко вперёд. И если кто-то попытается отойти от острова, спасаясь бегством, то ловушка быстро захлопнется.
   К небольшим островам, находящимся в стороне от главной гряды, высылались отдельные дозоры, осматривающие их обратную сторону, и потом присоединявшиеся к основным силам, двигавшимся не снижая темпа.
   До Скиры предстоял путь в пятьсот километров. В зависимости от меняющегося от острова к острову курса, эскадра шла то в галфвинде, то в бейдевинде, что с учётом неповоротливых транспортов не позволяло развить большую скорость. В среднем около трёх узлов. Но давало надежду достичь цели за четыре дня.
   Пару раз дозоры застигли врасплох пиратские корабли в небольших городках. Прежде чем они замечали приближающиеся паруса, ловушка успевала захлопнуться. В обоих случаях команды бросали свои суда, и укрывались в форте. Приходилось задерживаться, потому что корабли стояли рядом с укреплениями, и просто так высадить на них десантные партии, или утопить, было затруднительно и сопряжено с чувствительными потерями. А оставлять их в тылу адмирал не хотел.
   Сценарий был всегда одинаков – вне зоны досягаемости вражеских пушек на берег высаживался десант, окружавший форт на расстоянии. В гавань входили линейные корабли, следом фрегаты, и совместным огнём быстро превращали укрепления в руины. А потом, под прикрытием пушек, высаживался десант с моря, который ставил точку в слабом сопротивлении гарнизона. Разбегающихся пиратов ловили ранее высаженные солдаты. Если бедолагам не везло попасть в руки выходцев с Сицины, то участь их была поистине ужасна. Хотя, по слухам, их подельники вытворяли на островах такое, причём исключительно забавы ради, что туда им и дорога.
   Оба раза задержка составляла полный день. Пока сломят сопротивление, пока устранят повреждения на кораблях, пока порядок наведут на острове, и выделят туда гарнизон – вот, время и проходит. Сашина шхуна по причине малых размеров в штурме не участвовала, зато он пополнил команду ещё на девять человек.
   Когда эскадра уже приближалась к Скире, то дозоры обнаружили на одном из островов (остров Янкича) странный корабль, мирно покачивающийся на волнах с заранее поднятым белым флагом, и даже не собиравшимся никуда убегать. Это был курьерский люгер, очень быстрое лёгкое судно. С него передали увесистое послание для адмирала, которое вскоре и было доставлено адресату, а сам корабль отпустили. Он поставил паруса и быстро обогнал эскадру, уходя на юг.
   Как в последствии выяснилось, в послании содержался подробный план расположения сил пиратов, которые будут защищать остров. Их барон Атропат назначил в жертву хитроумной комбинации по передаче Кандийских островов во владение Локриде и Платее. А корабль отправился предупредить его о приближающемся союзном флоте, после чего он должен внезапно покинуть столицу бывшей республики с верными людьми.

Отредактировано Михельсон (11-03-2018 11:02:58)

0

288

Михельсон написал(а):

Хотя, по слухам, их подельники вытворяли на островах такое, причём исключительно забавы ради, что туда им и дорога.


так что

Михельсон написал(а):

Как в последствии выяснилось, в послании содержался подробный план расположения сил пиратов, которые будут защищать остров, и которых барон Атропат назначил в жертву хитроумной комбинации по передаче Кандийских островов во владение Локриде и Платее.


может лучше разбить на несколько коротких

Использование километров режет слух, может лучше морская миля или морская лига.

+1

289

граф Зигфред написал(а):

может лучше разбить на несколько коротких

Согласен!

граф Зигфред написал(а):

Использование километров режет слух, может лучше морская миля или морская лига.

Сам думаю, но пока не определился.
Пробовал писать всё в морских милях, тем более, что они здесь официально приняты к обращению, но это очень трудно :-) Работая с картами, измеряю расстояние, естественно, в километрах, которое потом, "для антуражу", перевожу в мили с помощью калькулятора. Описывая что-то детальное, местность там, или бой, всё равно представляю себе расстояния в метрах и километрах, которые "надо" переводить в мили и кабельтовы. И это я, испытывающий определённое погружение в среду :-) Что уж говорить о читателях, которые вздумают вникнуть в суть и представить себе "диспозицию"...
Понимаю, что это традиция, а истинные мореманы должны за такие фокусы не то, что тапками, а табуретками закидать, но пока что остановился на километрах в авторском тексте, который максимально облегчён для нашего современника, наверняка тоже представляющего всё в км. А в диалогах, естественно, только мили и прочие местные изыски.

В общем, пока не знаю.

+1

290

На следующий день, не сбавляя хода, эскадра вышла к конечной цели своего пути, блокировав узкий выход из гавани. Это был крепкий орешек. Два мощных форта контролировали пролив, шириной около двухсот пятидесяти метров. Сам город располагался на берегах большой бухты за ними, на восточной стороне. В нашем мире на этом месте стоит заброшенный посёлок Кратерный. Понятно, что город намного больше. Начинался он от стен форта по внутренним склонам, занимал всю долину между ними и «горой Уратман», поднимаясь вверх на седловину. Везде по гребню шла старая, но внушительная крепостная стена. За седловиной предместья спускались к океану, а по берегам бухты уходили на другую сторону, где располагались виллы местной знати.
   Состоялось короткое совещание на флагмане, где были получены указания, кому и чем заниматься. Главный упор делался на взятие сначала западного форта, как более слабого, и к которому можно подобраться с суши. Для этого километрах в девяти южнее высаживался армейский десант, усиленный матросами с лёгких кораблей эскадры - им в предстоящем сражении было мало работы. Саша получил предписание выделить туда половину команды с пятью канонирами, которых предполагалось использовать по профилю после захвата бастиона. Аналогичные указания были даны и другим капитанам кораблей меньше фрегата. Десант должен был заготовить лестницы, и выдвинуться с ними поближе к укреплению, дожидаясь разрушения его северо-западной стены артиллерией с «линейников», после чего предполагался штурм. Морякам на этот период вменялось в обязанность прикрывать тыл и фланг, и только потом ввести в форт своих канониров, чтобы открыть огонь по укреплению на противоположной стороне пролива, поддерживая корабли.
   Когда огибали остров, Саша понял, почему место высадки намечено так далеко. Буквально всё побережье в этой части представляло собой отвесную стену над прибойным пляжем, высотой от десяти до тридцати метров и выше. Разумеется, проявив определённую ловкость, в некоторых местах на неё можно было взобраться, но налегке, без громоздких ружей, запасов еды и воды, которые люди должны тащить на себе.
   Гликея просилась вместе со своим капитаном на берег, но получила аргументированный отказ. Нет, Саша не стал распускать сопли про то, что хочет её уберечь и прочее. Такие слова её могли только оскорбить. А вот то, что десанту придётся тащить на себе немало поклажи, было весомым доводом. Опять же, не потому, что девушка не справится, а в силу её свежей раны, которую не стоит нагружать. Да, и бой мог случиться. А размахивать шпагой, имея дырявый бок, не самая лучшая идея. Сам-то Саша на исключительных правах будет прогуливаться налегке, хотя, по-хорошему, тоже должен остаться на корабле.
   Высаживались напротив устья небольшого ручья, который прорыл пологий овраг в береговой стене. По ней можно было подняться наверх, не применяя навыков скалолазания. Никто им не мешал, поскольку в сторону берега смотрели жерла корабельных орудий. В числе семидесяти пяти человек, отправлявшихся на остров, Саша взял Эвриду, Тарквина и ещё одного офицера. Шли с ним и Игорь с Амафеей, державшиеся в последнее время заодно, но, насколько было известно, не переходивших границ дружеского общения. Хотя, странная, конечно, дружба между двадцативосьмилетним мужиком, и шестнадцатилетней девчонкой. Но их многое объединяло из прошлой жизни.
   Даже Сашиным людям, чтобы полностью высадиться, пришлось делать три ходки двумя имевшимися шлюпками. Что уж говорить о солдатах с транспортных судов, которых было тысячи полторы. Перевозка людей затянулась до позднего вечера. Но к тому моменту передовые отряды уже заняли невысокий хребет и ближайшие вершины, приступив к сооружению лестниц из имевшегося здесь леса. Для этого прекрасно подходили росшие на склонах небольшие сосны, которые остругивали топорами до приемлемой толщины, а на поперечины шли различные ветки, которые привязывались верёвками.
   Во время высадки Саша нос к носу столкнулся с Тимандрой, также отправившейся на берег вместе со своими людьми с шебеки. Немного поговорили, обменявшись общими новостями, и разошлись по делам, испытывая некоторую неловкость.
   Переночевали спокойно, выставив многочисленные караулы. А утром, едва забрезжил рассвет, перекусили, запив еду водой, и двинулись в путь, таща лестницы на себе. Впрочем, эта ноша досталась солдатам, как будущим участникам штурма. Матросы охраняли фланги.
   Поверху шла неплохая дорога, с которой вскоре открылся вид на бухту и город. На голубой водной глади стояло множество различных кораблей. А некоторые находились в непосредственной близости от западного берега, и от них до вершины хребта было всего метров шестьсот. Утешало лишь то, что и высота местности была приличной, от трёхсот метров и выше – вряд ли корабельные орудия получится задрать на такой угол.
   Вскоре с севера раздались пушечные залпы – началась бомбардировка бастиона, который наверняка отвечал. Но потом и корабли в бухте преподнесли сюрприз. Те, что стояли подальше, примерно в полукилометре от берега, и, соответственно в километре от дороги, всё же смогли взять нужное возвышение, и сделали первые одиночные выстрелы. Часть ядер ударилась в склон хребта, не долетев, но парочка со свистом пролетела над головами солдат, и упала далеко внизу на другой стороне. Командиры сделали быстрые и правильные выводы, тут же отведя людей за перегиб местности, оставив на виду лишь одиночные дозоры, которые должны наблюдать за обстановкой. Идти не по дороге было намного тяжелее. Склон был покрыт камнями и всевозможными неровностями, постоянно приходилось обходить заросли кустов и небольших деревьев. Причём, некоторые из них имели колючки. Ноги путались в траве и выворачивались из-за уклона. А тяжёлые лестницы сделали скорость продвижения десанта и вовсе медленной. Но никому не приходило в голову вернуться обратно, потому что обстрел усилился, ядра то и дело проносились над головами или ударялись в склон, взметая тучи каменных осколков. Теперь даже дозорные ушли с дороги, лишь изредка выходя на неё, чтобы оценить ситуацию.
   В Сашином отряде никто не пострадал, как обстояли дела у остальных он не знал, но соседи, вроде, все были целы. Часа через три добрались до намеченного места сосредоточения. Передовые части остановились более чем в километре от стен форта, укрываясь за изгибом хребта. Там же накапливались и остальные солдаты, прячась в тени кустов от палящего солнца. Сашиному отряду выпало охранять фланг прямо рядом с ними. Естественно, своих людей он спрятал на обратном склоне, выделив только пару часовых, которые, укрывшись в камнях, наблюдали за бухтой, и поведением пиратов в ней. А сам облюбовал небольшую вершину, где и уселся с подзорной трубой, изучая окрестности. Широкополая шляпа хорошо укрывала лицо от солнца, но в целом было жутко жарко.

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Кинурия