Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря


Повелитель моря

Сообщений 201 страница 210 из 467

201

Agnes написал(а):

Да и с 7-й граф Кардиган это просто пример и немного шутка.)))

Но если что такой человек существовал на самом деле.

0

202

Генерал написал(а):

Но если что такой человек существовал на самом деле.

Я знаю, только родился он более чем через сто лет после описанных мною событий. Да и командовал он кавалерией, а не фрегатом. :)

Отредактировано Agnes (09-03-2018 01:56:43)

0

203

Agnes
Надеюсь, Вы не будете пропадать насовсем и\или закрывать тему из-за крюйсельно-контр-бизаньерских придирок... <шмыгающий носом смайлик со слезой>
Тут в порядке "остроумия на лестнице" мысль возникла: в ответном же залпе "Победоносца" вполне могло быть больше двух снарядов, так что одним сбило флагшток, вторым повредило крюйсель, а еще одним (или даже не одним) "изрядно проредило" палубную команду (хотя книппель, конечно, не осколочный снаряд, а специфический противорангоутный и антитакелажный, но уж если кому-то "повезло" оказаться на траектории... опять-таки в залпе же не только книппели были). Однако насчет названия и "удержания" паруса недоумение пока остается. Может, попозже дойдет, как до жирафа. :)
Кстати, про "попозже". Вспомнились русские аналоги к Вашему na dostřel. Всего-навсего: "как только фрегат подойдет на выстрел", "окажется на расстоянии выстрела", "как только сможем(сможет) до него достать". Но, впрочем, "пределы досягаемости" — не хуже.

Еще в "диагональном" режиме (чтобы не было внутренне противоречивых оборотов "спускают=поднимают" и "поднимают=закрепляют нижний край"):

[110] Паруса спускают[убирают] во время стоянки корабля, поднимая их нижний край на верхние реи[к реям], на которых их сворачивают и закрепляют. Для[ приведения в] движение парусного судна паруса поднимают[ставят] – т.е. разворачивают с верхних рей и закрепляют нижний край [СКОБКУоткр]к нижнему рею[ или на палубе][СКОБКУзакр].

Отредактировано ИнжеМех (12-03-2018 15:09:23)

+1

204

ИнжеМех
Я сейчас не могу подробно отвечать и читать - я переусердсвтовала в чтении и писании, теперь надо опять глаза лечить, так что успела заметить лишь про паруса. Я это скопировала на каком-то "морском" сайте. Я ведь не моряк, я медик. :) Я очень извиняюсь, но меня дрей пять не будет. Я сейчас практически не вижу ничего.

0

205

ИнжеМех написал(а):

Однако насчет названия и "удержания" паруса недоумение пока остается.

Прежде чем приступить к описанию боя, я перечитала много разных источников, но, поскольку нигде не нашла управление парусами трехмачтового судна, использовала информации из литературы и школы яхтсменов. Если подскажете, что не так - буду безмерно благодарна.

0

206

ИнжеМех написал(а):

Еще в "диагональном" режиме (чтобы не было внутренне противоречивых оборотов "спускают=поднимают" и "поднимают=закрепляют нижний край"):

    [110] Паруса спускают[убирают] во время стоянки корабля, поднимая их нижний край на верхние реи[к реям], на которых их сворачивают и закрепляют. Для[ приведения в] движение парусного судна паруса поднимают[ставят] – т.е. разворачивают с верхних рей и закрепляют нижний край [СКОБКУоткр]к нижнему рею[ или на палубе][СКОБКУзакр].

Сидела, думала и решила это вообще убрать.
А вот про "поднять паруса" нашла такое объяснение:

Это символическая команда, означающая начало похода.
Команда "Поднять паруса!" очень неконкретная, его дают только в начале движения парусного судна, как сигнал к отправке. Эта команда действительно имеет лишь историческое значение, когда все паруса только поднимались.
Конкретные же команды начинают поступать в ходе маневрирования и движения парусного судна, и в этих командах паруса действительно уже не поднимают, а ставят.

Отредактировано Agnes (22-03-2018 16:59:32)

+1

207

43.
Когда солдаты во главе с доном Себастьяном увели пленного, Анри вновь вернулся к окну и погрузился в размышления. В его мыслях уже мелькали лица лейтенантов, одному из которых вскоре предстояло стать капитаном нового фрегата, пока ещё именуемого «Львом», но, по твёрдому убеждению его укротителя, носить это имя кораблю оставалось совсем недолго.
В дверь постучались. Получив разрешение, в каюту просунул голову Рафаэль:
- Сеньор, к вам идальго де Бризуэла.
- Пусть войдёт, - приказал Анри и снова вернулся к своим мыслям. В тот момент, когда слуга доложил о прибытии лейтенанта де Бризуэла, в его памяти всплыла история, рассказанная ему капитаном Энрике после представления нового офицера.

Идальго, ладно сложенный, выше среднего роста, тридцатитрёхлетний брюнет, впервые попал на борт «Победоносца» в октябре 1657 года. Энрике нашёл его в одной из таверн Гаваны «отдавшим якорь». [112] Старый морской волк тогда пожалел порядком поизносившегося, но не утратившего признаки благородного происхождения сеньора и, дабы тот не стал жертвою злодеев, уволок его в свою комнату трезветь. Проспавшись, дворянин представился идальго Кристианом де Бризуэла и Малуденда и поведал капитану Энрике историю своего быстрого взлёта и печального падения. 
Он был младшим сыном славного идальго Иниго де Бризуэла и Урбино, бывшего ранее советником короля, а за два года до кончины получившего должность генерал-капитана Канарских островов. Выбрав карьеру военного, в январе 1657 года Кристиан был назначен капитаном малого галеона «Сан-Антонио» в составе флота Индий, [113] перевозившего грузы и колонистов из Севильи в Веракрус. На обратном пути в Испанию караван попал в шторм возле Флорида-Кис. [114] «Сан-Антонио», отстав от эскадры, то ли умением капитана, то ли благодаря покровительству святого Антония, счастливо минул рифы и бросил якоря в небольшой тихой лагуне кораллового острова «Утиный Риф». Под утро шторм утих, но радость команды была недолгой. Едва рассвело, галеон начал осторожно выбираться из лагуны по узкому жёлобу и, когда до глубоководья оставалось чуть больше трёх кабельтовых, с марса сообщили о двух кораблях под зелёными флагами. [115] Пираты, переждавшие шторм в небольшой бухте Ракушечного рифа, были всего лишь на расстоянии чуть более одной лиги [116] и тоже заметили испанцев. Подняв чёрные флаги, двадцатипушечный фрегат и четырнадцатипушечная бригантина ринулись в погоню. И испанцы, и пираты шли острым курсом, но более лёгкие и манёвренные корабли морских разбойников быстро нагнали тяжёлый и неуклюжий галеон. Зная о большом количестве солдат на испанских кораблях, пираты удерживали дистанцию и, ловко маневрируя, обстреливали «Сан-Антонио» цепными книппелями и картечью, существенно уменьшая количество мушкетёров и матросов. Тридцатипушечный галеон, время от времени обменивающийся бортовыми залпами с фрегатом, сумел-таки снести тому фок-мачту и бушприт, но при этом сам пострадал не меньше. После того, как выстрелы неустанно маневрирующей бригантины оставили «Сан-Антонио» без парусов, а из ста двадцати солдат оставалось на ногах меньше половины, пираты решили, что пришло время абордажа. Не дожидаясь, когда морские разбойники подойдут на расстояние длины абордажных крючьев, был созван совет офицеров, из которых лишь трое, включая капитана де Бризуэла, несмотря на ранения, пока ещё могли держать в руках оружие. Зная, какая судьба ждёт попавших в пиратский плен испанцев, идальго приняли решение взорвать галеон, дабы избежать мучений и лишить пиратов богатой добычи – груза специй. Двое лейтенантов вызвалось доставить огонь в «сантабарбару». [117] За время, пока израненные идальго будут добираться до порохового склада, остальные, чьи раны не были столь серьёзны и оставляли надежду на исцеление, должны были спуститься в спасательные шлюпки и попытаться отойти как можно дальше от «Сан-Антонио». Галеон взорвался в тот момент, когда уверенные в своей скорой победе пираты притянули абордажными крючьями свои корабли к его бортам. Всё, что удалось спасти с галеона, были капитанская казна, компас и нактоузный записник. [118] Из двухсот тридцати шести человек, вступивших на борт «Сан-Антонио» в Веракрус, к моменту, когда возле побережья Кубы их подобрал испанский патруль, в живых осталось всего шестьдесят восемь…
Доставленный под арестом в Севилью капитан де Бризуэла за потерю корабля и груза предстал перед судом, но, дабы не порочить светлую память сеньора Иниго и не позорить славный род де Бризуэла, давший Испании многих прославленных военных и уважаемых священников, дело замяли, ограничившись пожизненной отставкой Кристиана. Понимая, что в Испании ему уже ничего не светит, идальго отправился в Вест Индию, надеясь найти себе службу, достойную его происхождения и знаний. Однако дурная слава, не без помощи недоброжелателей, кои имеются у каждого успешного рода, догнала его и здесь. После многих бесплодных попыток устроиться, бедняга решился на последнюю возможность - добраться до Перу, надеясь, что старший брат, будучи губернатором Лимы, не откажет ему в месте. Увы, все попытки найти попутный корабль оказались задачей невыполнимой, и отчаявшийся идальго на последние деньги напился до беспамятства. Энрике, выслушав сеньора Кристиана, недолго думая, предложил ему место лейтенанта на «Победоносце».

Сейчас, войдя в адмиральскую каюту, идальго терпеливо ждал, пока задумавшийся у окна сеньор обратит на него внимание.
- Какие потери, лейтенант? - спросил Анри, поворачиваясь.
- Двенадцать человек раненых, адмирал. Из них трое тяжело. К сожалению, доктор Эрнандес не явился на борт, но его помощники пока справляются сами. Матросы почти закончили починку такелажа и парусов. В корпусе есть две пробоины выше ватерлинии, но плотники уже работают над ними, так что менее чем за час, корабль будет снова готов к бою.
- Боюсь, мы не можем так долго ждать. Если «Ньюбери» успеет запереть нас между собой и «Львом», не исключаю, что фрегат вновь откроет огонь и без капитана, - размышляя вслух, высказал свои опасения Анри. 
- Ветер крепчает, но, пожалуй, мы можем поднять паруса прямо сейчас, - ответил ему лейтенант.
- Ну что же, пора вернуться на шканцы, - с этими словами Анри подошёл к зеркалу, снял висевшую рядом шляпу, и, ненадолго задержавшись взглядом на оставленной пулей дыре в полях, решительным движением насадил её на голову и, рывком открыв дверь, вышел.

Пояснения.

[112] На старинном морском сленге степени опьянения – «Под триселями» – слегка выпивши. «Под зарифленными марселями» – средняя степень, до лёгкого покачивания. «Отдал якорь» –свалился с ног.
[113] Флот Индий (на исп. Flota de Indias) — военно-транспортная флотилия Испанской колониальной империи, предназначавшаяся для вывоза из американских колоний в Европу разнообразных ценностей — преимущественно серебра с рудников Потоси, а также золота, бриллиантов, пряностей, табака и шёлка. Русскому читателю более известный под названием серебряный или золотой флот.
[114] Флорида-Кис (на англ. Florida Keys) — архипелаг, цепь примерно из 1700 коралловых островов и рифов. Начинается на юго-восточной оконечности полуострова Флорида и далее образует дугу в западном направлении.
[115] Зелёный флаг в международной корабельной символике в то время означал «бунт и неповиновение», поэтому под ним ходили пираты, не имеющие каперской лицензии и которые не желали прятаться.
[116] В море расстояние измеряется морскими лигами. 1 морская лига = 5,556 км.
[117] Сантабарбара – испанское название помещения на военном парусном корабле, предназначенное для хранения пороха (как бочек с порохом, так и готовых к стрельбе пороховых зарядов). Название порохового хранилища происходит от имени Святой Барбары, покровительницы артиллеристов, скульптуру которой обычно размещали в этом месте. Располагалось, как правило, в носу или корме корабля ниже ватерлинии. Во флотилиях других держав было принято название нидерладского происхождения - крюйт-камера (kruit-kamer от kruit — порох и kamer — комната). Термин вышел из употребления в конце XIX века.
[118] Нактоузный записник (дословный перевод с испанского Cuaderno de bitácora) - основной официальный документ на парусных судах, в который непрерывно, с начала эксплуатации судна в хронологической последовательности записывались все события, происходившие как во время плавания, так и его стоянки на якоре. В русском флоте использовалось название, производное из нидерландского – шханечный журнал, а с 1869 г. - вахтенный журнал.

Отредактировано Agnes (05-04-2018 20:13:16)

+2

208

43. (Продолжение)

Взойдя на квартердек, Анри взял у вахтенного зрительную трубу и направил её в сторону английского флагмана. «Ньюбери» медленно разворачивался, буксируемый идущими на вёслах баркасами. Переведя взгляд на крепость, Адмирал радостно вскрикнул:
- Святая Дева! Взгляните, Кристиан! – и протянул лейтенанту зрительную трубу.
Над южной орудийной башней на восстановленном флагштоке развевался красный бургундский крест.
- Хотел бы я знать, что у Мингса на уме, - задумчиво сказал Анри, вновь рассматривая «Ньюбери».
- Возможно, решил сбежать, осознав, что бой проигран. Со стороны форта больше не слышна канонада, - предположил идальго де Бризуэла.
Анри повернул зрительную трубу в сторону форта, но единственное, что можно было разглядеть в месте недавнего боя, это поднимающие паруса корабли.
- Как бы то ни было, если у Мингса есть лоции, [119] а я уверен, что они у него есть, ему придётся идти мимо нас, чтобы пройти между рифами, - продолжал размышлять вслух Анри.
- Откуда такая уверенность, адмирал? – спросил идальго.
- Они захватили какого-то белизского «торговца» перед атакой, - пояснил подошедший в середине разговора дон Себастьян.

http://sa.uploads.ru/t/1jt5h.jpg

- Полагаю, подробности о том, откуда вы это знаете, вы расскажете мне не ранее, чем за ужином в таверне, - с наигранным смирением сказал капитан-лейтенанту идальго де-Бризуэла и, повернувшись к Анри, уже совершенно серьёзно спросил:
- Будем ожидать «Ньюбери» здесь?
- Нет, лейтенант. У меня нет уверенности, что на фрегате не воспользуются моментом и не ударят. Залп на таком расстоянии даже только из кормовых пушек сейчас может иметь для нас неприятные последствия. Думаю, надо идти навстречу Мингсу, - Анри сложил зрительную трубу и, повернувшись к дону Себастьяну, сказал:
- Капитан, орудия на всех палубах зарядить ядрами и ждать команды. После первого залпа беглый огонь по готовности, пока вражеский корабль будет в зоне поражения.
- Да, Адмирал, - склонив голову, ответил дон Себастьян и удалился.
- Лейтенант, закрыть порты! Поднять паруса! Курс вест-норд-вест! – отдал Анри приказ и тут же его подхватило «офицерское эхо», подкреплённое трелями боцманской дудки.
С глухим стуком захлопнулись крышки портов, надёжно закрыв пушечные порты от морских волн. А по шкафуту опять застучали босые ноги бегущих матросов.
«Победоносец», заскрипев рангоутом, поймал парусами ветер и, степенно сдвинувшись с места, стал удаляться от беспомощно дрейфующего «Льва».

Обогнув фрегат, «Победоносец», послушный рулевому, вышел на заданный курс и стал неспешно двигаться навстречу английскому флагману.
Когда вахтенный пробил и отрапортовал одну склянку, [120] Анри, разглядывая приближающийся «Ньюбери», приказал сменить курс на норд-вест-тень-вест, поставив «Победоносец» в крутой бейдевинд, дабы, дав залп по противнику, довершить поворот оверштаг и не дать врагу сбежать. И, когда следящий за расстоянием между противниками Густав сообщил, что до вражеского корабля осталось четыре с половиной кабельтова, [121] обратился к идальго де-Бризуэла:
- Лейтенант, прикажите бомбардиру [122] доставить на мидельдек жаровню, пусть пара пушек бьёт по англичанам калёными ядрами. И сообщите ему, что, если взорвут сантабарбару, получат от меня по десять песо каждый.
Ответ идальго де-Бризуэла Анри не услышал – «Ньюбери» дал бортовой залп. Ядра ударили по фальшборту, а цепные книппели наделали дыр в охранных сетях и скосили несколько матросов, стоявших на фока-шкотах. [123]
«Неужели решили нас на абордаж брать?» - подумал Анри и тут же водоворотом закружились предположения, смываемые сомнениями, как волнами, смывающими следы на песке: «Откуда они могут знать, что у меня нет солдат? Может, не знают, а решили, что я часть пехотинцев на фрегат отослал? К тому же, наверное, успели с берега своих солдат подобрать… А может, боятся, что я их на абордаж брать буду и решили в затяжной бой не вступать, а обездвижить нас и просто сбежать?» …
Однако раздумывать дольше было некогда, и он отдал приказ открыть порты.
«Ньюбери», взяв курс ост-зюйд-ост и стремительно приближался и готовился к новому залпу.
- Два с половиной кабельтовых, Адмирал! – доложил Густав.
- Огонь! – закричал Анри, когда противники оказались супротив.
- Огонь! – донеслось с опердека через открытые порты и залп орудий качнул «Победоносец», выплюнув клубы густого дыма и рой чугунных шаров.
Сразу несколько из них влетело в отрытые порты обоих батарейных палуб «Ньюбери», выводя из строя пушки и артиллеристов. Одно из выпущенных с мидельдека раскалённых двенадцатилибровых ядер, влетевшее в порт на опердеке, воспламенило заготовленный пороховой заряд. Вызванный взрывом пожар рванул из развороченного порта по обшивке и вверх, сквозь доски палубы. Второе, врезавшись в обшивку, подожгло бархоут. Команды офицеров, посылавших матросов гасить пробивающееся на шкафут и медленно разлезающееся по корпусу корабля пламя, долетали и до испанцев.
Охваченный клубами дыма английский флагман, не огрызнувшись, быстро удалялся от «Победоносца».
- Закрыть порты гондека! Поворот оверштаг! – скомандовал Анри.
Когда корма «Ньюбери» оказалась на траверзе правого борта «Победоносца», в неё полетели ядра, извергаемые поочерёдно пушками мидельдека и опердека. Искрящимися брызгами разлетелись окна офицерской каюты. Снаряды, попавшие в перо руля, разнесли его верхнюю часть и разбили баллер. [124]
Английский флагман, потерявший управление и лишившийся ветра, отобранного парусами испанцев, резко снизил ход и стал медленно разворачиваться галфвинд. Оценив ситуацию, Анри отдал приказ оставаться на курсе ост-норд-ост, дабы удержать корабль бейдевинд и избежать столкновения.
Четыре кормовые пушки «Ньюбери» дали залп. Ядра ударили над ватерлинией, разбив бархоут и повредив крышку порта на гондеке. В ответ на это бахнула пушка на носу «Победоносца». Обвисший грот вздрогнул и потащил вниз разломанный грота-рей. Крики радости, долетевшие до Анри с крюйс-марса заставили его посмотреть вверх. Переведя взгляд туда, куда указывали матросы, он увидел шлейф дыма за кормой «Ньюбери». «Не сантабарбара, но, если огонь до неё доберётся, надо будет Альфредо премию выдать», - решил для себя Анри. Разглядывая вражеский корабль, даже без зрительной трубы он видел богато одетого человека, рассматривающего «Победоносец» со шканцов. «Неужто Мингс?» - подумал Анри и попросил зрительную трубу, желая хорошенько разглядеть пирата, ставшего английским вице-Адмиралом. Однако тот, словно не желая показать себя, отвернулся, давая распоряжения своим офицерам. Корабли снова выходили параллельно друг другу.
- Открыть порты гондека! Набить ядрами! – скомандовал «Карибский Адмирал». – Правый борт – огонь!
Оба корабля дали бортовые залпы одновременно. Густые клубы сизовато-белого дыма затянули на время борт английского флагмана. Вражеские ядра ударили в фальшборт. Послышался сухой треск разбиваемой обшивки. Несколько ядер пробило грот и улетело в море. Испанские канониры оказались более успешными – несмотря на то, что часть ядер была остановлена охранной сетью, несколько чугунных шаров попало в грот-мачту и надломило её сразу в нескольких местах. Некоторое время мачта, удерживаемая такелажем, словно повисла над палубой, но, влекомая вниз тяжестью грот-марселя и грот-брамселя, нехотя, словно раздумывая, стала клониться вперед, обрывая фордуны. [125]
С небольшим запаздыванием отозвалось орудие, плюнувшее в «Ньюбери» багрово-красным шаром. Калёное ядро пролетело вантами бизань-мачты, воспламенив их. Огонь стремительно побежал по пеньковым тросам, ускоряемый северным пассатом. В считанные мгновения он добрался до бегин-рея и почти одновременно с ним заполыхал бизань, а следом и крюйсель. Горящие обрывки парусов улетали в море, но уже вспыхнула бизань-мачта. Огонь растекался по дереву вверх и вниз. Испанцы, как заворожённые, смотрели на языки пламени, побежавшие по доскам квартердека быстрее, чем матросы, безуспешно пытающиеся их угасить. Огонь уже добрался и до нижних палуб. Из открытых портов повалил серовато-чёрный дым.
Поскольку неуправляемый «Ньюбери» продолжало разворачивать круто к ветру и корабли продолжали медленно сближаться, Анри приказал зарифить паруса.
Громом среди ясного неба загрохотали тяжёлые пушки гондека. Английский флагман вздрогнул, но, охваченный дымом, сквозь который время от времени пробивались рвущиеся вверх языки пламени, не ответил. Череда взрывов отрясла «Ньюбери», и он стал медленно крениться на правый борт. Понимая, что корабль обречён, офицеры спешно перебирались в спасательные баркасы.
Анри, в отличие от англичан, был верен морским традициям и, решив не стрелять по спасательной шлюпке, приказал закрыть порты. Однако Небеса решили иначе - пожар добрался до сантабарбары и на «Ньюбери» раздался оглушительный взрыв. Огненный столб взметнулся ввысь, раскидывая вокруг охваченного пламенем корабля горящие обломки на расстоянии более полутора кабельтовых. Густой серый дым закрыл от наблюдателей баркас и клубясь, стал медленно стелиться над водой.

http://sd.uploads.ru/t/eBjsH.jpg

- Поднять паруса! Курс зюйд-ост-тень-ост! – нарушил наступившую тишину приказ Адмирала и тут же снова матросы забегали по палубе и полезли на ванты.
Завершая разворот, «Победоносец» на расстоянии трёх кабельтов обогнул горящий английский флагман и лёг на правый галс.
Усталое за день солнце клонилось к потемневшему морю. Вглядываясь в затянутое сизым дымом пространство, Анри видел лишь покачивающиеся на волнах доски и обгоревшие обломки возле медленно опускающихся в пучину тлеющих останков боевого корабля. Осознав, что ни единой из спасательных шлюпок не удалось избежать печальной участи погибшего «Ньюбери», Анри перекрестился и обратился к Всевышнему с заупокойной молитвой, прося, однако, не о снисхождении к душам погибших англичан, а о справедливом суде.
- Похоже, и святая Барбара стоит при вас, Адмирал! – тихий голос дона Себастьяна отвлёк Анри от разглядывания поверхности моря.
- Скорее всего она стояла возле наших канониров, - парировал он.
– Лейтенант, убрать паруса! Надо бы живых поискать да и Мингса было бы неплохо найти – живого или мёртвого, - обратился Анри к лейтенанту де Бризуэла.
- Позвольте мне заняться поисками, адмирал, - почтительно склонив голову, попросил дон Себастьян.
- Ну что же, идите, капитан. Надеюсь, в этот раз мы захватим Мингса, даже если его душа уже успела сбежать от нас.


Пояснения.

[119] Лоции - (от нидерл. loodsen «вести корабль») — предназначенное для мореплавателей описание морей, океанов и их прибрежной полосы. Включает в себя описания приметных мест, знаков и берегов, а также содержит подробные указания по путям безопасного плавания и остановкам у берегов с описанием средств и способов получения необходимых для плавания предметов и провизии.
[120] В данный момент три склянки означают время 17 часов 30 минут.
[121] 4,5 кабельтовых = 833,4 м.
[122] Бомбардир – главный канонир на корабле, отвечающий не только за профессионализм нанятых им канониров, но и за состояние корабельной артиллерии, запас боеприпасов и пороха.
[123] Шкот — снасть бегучего такелажа, предназначенная для растягивания нижних (шкотовых) углов парусов по рею или гику. Также с помощью шкотов оттягивают назад углы парусов, не имеющих рангоута. Каждый шкот получает дополнительное наименование по названию паруса. Например, фока-шкоты, грота-шкоты (проходят назад и растягивают парус к подветренному борту).
[124] Баллер — это стержень, при помощи которого поворачивают перо руля. Является составной частью рулевого устройства, предназначенного для удержания судна на курсе.
[125] Фордуны – тросы стоячего такелажа, оттягивающие мачты и стеньги к корме, компенсируя тягу штагов.

Отредактировано Agnes (13-05-2018 16:17:36)

+1

209

Не дождавшись ни критики, ни советов, решила продолжить.

44.
Солнце уже более чем на половину спряталось за лесом, окружающим Белиз с запада, когда корабельный колокол пробил три сдвоенных удара.
- Шесть склянок! – доложил вахтенный матрос. [123]
И почти сразу же из «вороньего гнезда» сообщили о возвращении баркаса. Плотники ещё стучали молотками, исправляя то, что можно было устранить своими силами, но матросы уже заменили порванный фок на запасной и успели зашить погибших в саваны из старой парусины. Когда на шкафут поднялся дон Себастьян, там уже выстроился весь экипаж, кроме тяжелораненых, для прощания с павшими.
Анри кратко поблагодарил отдавших жизни за Испанию, упомянув и тех, чьи тела море забрало ещё во время битвы, и завершил обряд молитвой, которую, из-за отсутствия Антонио, добровольно возложившего на себя эту обязанность, прочитал сам. По его сигналу матросы, удерживавшие тела погибших сотоварищей на досках, положенных через планшир, приподняли края и под трель боцманской дудки парусиновые коконы соскользнули вниз. Вложенные в саваны ядра потащили тела в синюю бездну. Всколыхнувшаяся гладь вновь сомкнулась, приняв от людей очередную дань.
Надев шляпу, Анри кивнул дону Себастьяну и поднялся на шканцы.
Последние лучи уходящего под горизонт солнца опалили огнём медленно затягивающие небо тучи. В быстро падающих сумерках Анри успел разглядеть в зрительную трубу отрешённые лица англичан, стоящих на шкафуте фрегата. Оголив головы, они продолжали глядеть туда, где на месте их флагмана волны покачивали обгорелые останки и сбитые ядрами части обшивки.
Вместе с сумерками на море опустилась тишина, нарушаемая лишь плеском волн и поскрипыванием дрейфующего судна.
- Кристиан, - позвал Анри идальго де Бризуэла. – Поднимайте паруса, ведите корабль в док.
- Да, адмирал! – ответил лейтенант и вернувшись к нактоузу, отдал приказ стоящему на шкафуте боцману.
Заверещала боцманская дудка и палуба опять ожила. Наблюдая за тем, как усилиями двух матросов разгорается огромный кормовой фонарь, Анри повернулся к дону Себастьяну:
- Докладывайте, капитан, что выловили.
- Не много, адмирал, всего восьмерых живых. Из них лишь двое офицеров, остальные солдаты и матросы. Увы, никто из спасённых нами среди осмотренных трупов не опознал Мингса. К тому же некоторые тела были так сильно обгоревшими, что определить, был ли среди них вице-адмирал, не представлялось возможным.
- Так же он всё-таки улизнул от нас, Себастьян! – горько усмехнулся Анри.
- Увы, друг мой. Но, надеюсь, в этот раз он ушёл туда, откуда ему уже не вернуться, - ответил капитан-лейтенант. – А что с фрегатом?
- Надеюсь, к утру наши фрегаты, что оставались в доках, будут полностью укомплектованы, вот мы их и пошлём приз забрать.
Дон Себастьян понимающе кивнул.
- Вас губернатор желал видеть. Вы сразу к нему? – напомнил он Анри.
- Нет. Полагаю, он подождёт ещё немного, пока я себя в доме идальго Фернандеса в порядок приведу. Вы составите мне компанию на этот визит, капитан?
- Я считаю это своей обязанностью, сеньор Анри, - в тихом голосе дона Себастьяна появилась привычная твёрдость.
Анри улыбнулся.
- Тогда дайте мне три четверти часа, затем встретимся у ворот дворца, - предложил он.
Себастьян кивнул:
- Возможно, за это время мне удастся найти капитана Энрике и узнать у него подробности боя.
- Думаю, вам не придётся его искать. Или я плохо знаю старого морского волка, или же он уже ждёт нас на берегу, - улыбаясь, ответил Анри, предвкушая встречу со старым другом.

Не прошло и получаса, как «Победоносец» встал на рейд в доках. Анри, отдав идальго де Бризуэла распоряжения доставить всех раненых в госпиталь, пообещав прислать еду и воду и, приказав не передавать пленных до особого распоряжения, вместе с доном Себастьяном спустился в шлюпку и отправился на берег.
Анри действительно хорошо знал своего старого друга. Как только шлюпка причалила, крепкие руки Энрике подхватили его и, вытащив на доски мола, сжали в сильном объятии.
- Рад тебя видеть, Адмирал! – смущённый порывом нахлынувших чувств, отпуская друга, сказал капитан. – И вас тоже, дон Себастьян, - добавил он, увидев выбравшегося из шлюпки капитан-лейтенанта.
- Ты зачем «Чайку» на смерть повёл? – не удержался от упрёка Анри.
Ничуть не удивлённый заданным вместо приветствия вопросом, Энрике, увлекая друга и сеньора на берег, ответил без малейшего намёка на покаяние:
- Знаю, как ты ею дорожишь, но уж лучше она, чем этот красавец, - кивнул он в сторону, где в темноте тропической ночи лишь кормовой фонарь выдавал место, где встал на якоря «Победоносец».
Анри задумался: «А ведь старик, пожалуй, прав! Разделавшись с пинком, английский фрегат закрыл бы выход из дельты и безнаказанно расстреливал один за другим пришвартованные в доках корабли!». И, уже примирительно, сказал:
- Кормил бы ты сейчас рыб, дружище, если бы я не успел вернуться! Де Бризуэла с места не сдвинулся бы, не загрузив всех пушек.
- Так ты из-за меня или из-за «Чайки» так спешил, что даже все пушки не взял? – расхохотался Энрике.
Анри невольно улыбнулся, слыша этот искренний смех, но ответить другу не успел. На берегу его ждала целая делегация.
- Сеньор Анри! – окликнули его одновременно два знакомых голоса.
- Верзила! Ты как здесь? – повернулся он к тому, кто добрался до него первым.
- Да долго рассказывать, Адмирал, да и народу тут слишком много собралось, - радостно пожимая руку своему сеньору, пророкотал капрал Грегорио Ромеро. – Но одно скажу сразу – у меня подарочек для вас у сеньора Хакоба припрятан.
- Может, в таверну завернём? – раздался из-за спины Верзилы голос Сезара Пласо. – Мы тут изголодались все, да и новостями обменяться не худо было бы.
- Вас ждёт губернатор, сеньор Анри, - наконец-то пробившись сквозь толпу солдат, окруживших своего адмирала, провозгласил офицер дворцовой стражи.
- Передайте его превосходительству, что я буду у него через час.
- У меня приказ доставить вас немедленно, как только я вас найду, - настаивал на своём офицер.
Толпа недовольно загудела.
- Эй, сеньор, думаю, не мне одному не нравится то, что вы сейчас сказали, - угрожающе развернулся к нему Верзила. Только сейчас, в свете факелов, Анри заметил бурые пятна на колете и манжетах рубашки капрала.
Он остановил капрала жестом и спросил:
- Грегорио, вы ранены?
- Да вроде нет, Адмирал. Это кровь тех английских собак, что хотели нашу крепость сделать своей, - не спуская глаз с офицера, ответил Верзила.
- Представьтесь для начала, сеньор! – услышав голос дона Себастьяна толпа вдруг стихла.
Анри посмотрел в лицо офицера. Даже в свете факела в руке одного из солдат, сопровождающих посланника губернатора, было видно, как заходили у того желваки.
- Идальго Алонсо де Рокафулл Пуиксмарин, лейтенант дворцовой стражи. А вы кто, сеньор? – с вызовом ответил офицер, меряя капитан-лейтенанта взглядом.
- Дон Себастьян Альварес де Толедо и Пименталь, капитан пехотинцев «Победоносца», - голос аристократа был холоден, как и его взгляд. – Вы собираетесь арестовать моего сеньора?
- Нет, дон Себастьян, - отвёл глаза идальго де Рокафулл.
- В таком случае вы не можете иметь полномочий доставить сеньора Анри куда бы то ни было, - резонно заявил капитан-лейтенант. – Сеньор Анри посетит губернатора сразу же, как только сочтёт, что пришло время.
- Губернатор желает видеть сеньора торговца немедленно и потому я настоятельно требую, чтобы вы следовали за мной! – закончил фразу лейтенант, повернувшись к Анри.
Толпа вновь загудела.
- Хорошо, не будем заставлять губернатора более ждать, - примирительно ответил Анри и повернулся к недовольно бурчащему за его спиной Энрике:
- Капитан, «Победоносец» ушёл в бой без провизии, да и воды почти не осталось.
- Не волнуйся, адмирал, я позабочусь обо всём. Прикажешь перевезти твой сундук на борт?
- Нет, Энрике, не сейчас. Пришли за ним утром, - немного подумав, ответил Анри.
- Значит, не оставлять шлюпку дожидаться твоего возвращения? – участливо поинтересовался капитан Энрике.
- Нет, увидимся утром.
- Тогда до утра, адмирал!
Анри пожал протянутую старым другом руку, жестом простился с капралами Грегорио и Сезаром и, кивнув дону Себастьяну, повернулся к идальго де Рокефулл:
- Ну что же, лейтенант, раз губернатор не хочет ждать, доставьте меня к нему.
Офицер махнул своим людям и пошёл вперёд сквозь расступившуюся толпу солдат «сеньора торговца».

Пояснения.

[123] В данный момент шесть склянок означали 19 часов 00 минут.

Отредактировано Agnes (03-04-2018 19:48:04)

+2

210

Agnes написал(а):
Не дождавшись ни критики, ни советов, решила продолжить.

И это правильно.
Прошу прощения, маленько на "офлайновые хлопоты" отвлекся. :)

Попробую коротЕнько.
Что изрядно смущает: Анри же у Вас судовладелец, начальник экспедиции, "адмирал". КМК, он не должен слишком подробно вмешиваться в управление кораблем, тем более в бою... "Не царское" это дело, и очень специфических знаний и навыков требует. Для этого должен быть специальный... э-э-э... "тактик-судоводитель", а для управления огнем — какой-нибудь "старший артиллерист"... Или я, "диагонально читая", пропустил обоснование этого? (Ну, там, специалисты выбыли по ранению, поэтому приходится Анри брать на себя их обязанности. Или когда-то раньше такое приключилось, и настолько гениально у него это вышло, что с тех пор так и повелось...) Если что-то такое в тексте уже есть, можно просто ответить "есть", не обязательно ссылку приводить на это место; надеюсь до него постепенно дочитаться. Но не спросить было невозможно. Не обижайтесь на мою невнимательность, пожалуйста. :)

По шкотам, шкотовым углам и "прочему бархоуту" постараюсь попозже и поподробнее (если сегодня, то буду добавлять сюда же). Предварительно: КМК, не стоит слишком выделять боевые повреждения именно бархоута; это просто один из поясов обшивки (хотя и важный, поскольку идет по ватерлинии). Конечно, глядя с палубы на "свой" борт, персонаж может видеть, что ядро попало в бархоут, но среди обломков другого корабля он вряд ли отличит бархоутные доски от других деталей обшивки. Пусть лучше там виднеются, например, "обломки обшивки и рангоута".

Отредактировано ИнжеМех (30-03-2018 03:33:25)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Повелитель моря