Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Социальные модели при миротворчестве


Социальные модели при миротворчестве

Сообщений 241 страница 250 из 325

241

Ну турки то как сюда попали? Они изначально соседствовали с европейцами и долгое время успешно били европейцев.
Японцы не отбивались, а сами попробовали напасть на некоторые колонии португальцев, огребли, в конечном итоге взаимодействия провозгласили политику изоляции. Руки до Японии дошли только в более позднее время, и приплыли "черные корабли"...
Индию завоевали не всю и сразу, но противостоять португальцам и выкинуть их вон индийцы оказались не в состоянии. При полном превосходстве в ресурсах.

Отредактировано Уленшпигель (08-01-2018 13:27:59)

0

242

Итак, после краткого ознакомления с эллинистическим Средиземноморьем и персидским Средним Востоком, я, наконец, могу перейти к теме крайне интересной - Эллинистическому Востоку, возникшему после завоеваний Саши Македонского.
Проникновение греков на этот самый Средний Восток началось задолго до того. Уже после попытки Ксеркса завоевать Грецию прежние противники завязывают теснейшие отношения. Причем, в первую очередь это касается тех самых спартанцев, которые отличились при Фермопилах, ага, да и позже не раз сталкивавшихся с персами и в конфликтах (что нормально для соседей) и в союзных отношениях (в Пелопонесской войне). Вообще, любопытно, что вместе с ними в тесных связях с персами отметились еще ряд государств греческого происхождения, выделявшиеся из общего ряда одной характерной особенностью - неприятием дионисийских оргаистических культов и сильным уважением греческой ветви легизма. Это кроме Спарты тот же Сибарис, Родос, а так же Беотия (пусть и в меньшей степени).
Проникновение это оказалось весьма значительным, массовым. Настолько, что одним из самых ярых противников Саши Македонского оказались именно греко-спартанские наемники во главе с Мемноном с Родоса. Причина этого понятна - Персия оказалась источником ресурсов при сравнительно удобной и достпаточно понятной легистам системе управления. Более того, транспортная система в переделах средиземноморского края Персии и вдоль Междуречья оказалась достаточно привычной, что сразу обусловило высокую знгачимость греков. Они создали в пределах сухопутной империи земноводную прослойку.
Дальнейшее развитие такого взаимодействия мы можем наблюдать на примере Понтийского царства (с вершиной в виде Митридата Того Самого) - территории оказавшейся за пределами Македонского Разорения. Однако, эта ветка взаимодействия и развития была опрокинута в результате походов Александра Филиппыча. Сухопутная держава, и так пребывавшая в системном кризисе (там сочетались кризис управленческий и кризис малоземелья, что в свою очередь вело к разбалансировке всей финансовой и опять же административной системы) рухнула, похоронив под собой систему контроля путей. На ключевые позиции сели греческие колонисты (что в тот момент позволило очень ослабить демографическое давление в Большой Греции, что оттянуло демографический кризис как раз к столкновению с Римом), которые прекрасно управлялись с городами и кораблями (вспомним, что Тигр и Ефрат представляли собой транспортную артерию), хорошо мерили землю, но не очень здорово сидели на лошади. Это вкупе с дележом наследства Филиппыча породило фрагментацию земель бывшей империи с последующим оформлением самобытности регионов.
Что получилось в итоге? Пробежимся с запада на восток.
Малая Азия - слоеный пирог из греко-персидского Понтийского царства на севере, галатов с фракийцами и анатолицами в центре, малоазийских греческих государств по западным и южным побережьям. Армянское нагорье, заселенное одноименным народом, оказалось зоной борьбы диадохов. Здесь местная иранская знать имела очень большое значение, что обусловило обогащающее взаимное влияние эллинизма и местных традиций.
Южнее, сиро-пунийское побережье Средиземного моря, Иудея, Междуречье и часть собтвенно Ирана оказались во власти Селевкидов.
Еще южнее остался вне рассмотрения Египет Птолемеев, но, повторю, туда я не лезу, ибо сломаю там обе ноги и мозг.
И, наконец, еще восточнее, оказалось греко-бактрийское царство.
Попробую продемонстрировать каждую из этих территорий.

+3

243

Начну в обратном порядке - с Греко-Бактрийского царства - самого восточного и самого сухопутного из всех "греческих" государств. Вынесенные в этот регион колонии оказались в условиях максимально чуждых для греков. Ни коммуникации - сугубо сухопутные, ни земледелие - привязанное к одному из ряда древнейших гидротехнических комплексов - гидросистеме Окса. При этом города расположились на значительном (в сравнении со Средиземноморьем) расстоянии друг от друга, через них пролегли торговые пути из Передней Азии в Китай и Индию, а местное земледелие (на основе гидросистем) обеспечили высокую продуктивность сельского хозяйства. К чему это привело? Первым и важнейшим результатом стала двойственность силового элемента: греческое население посаженное на "клерухи" - "посады" обеспечило линейной пехотой устойчивость городов, а с ними высокую экономику и культуру, а местное иранское обеспечило коммуникации конницей. И вся история этого царства - история баланса между этими двумя группами, полноценно существовать без которых царство не могло. Это балансирование (на грани противостояния, а в кризисы и за гранью) привело к массе интересных явлений, вплоть до двух религиозных течений имевших преимущества в разных группах элит: в иранской среде - маздаизм, в греческой - после столкновения с монотеистическим маздаизмом, чужим, но очень сильным, выбор был сделан в пользу буддизма. К сожалению, у нас недостаточно письменного материала для полной реконструкции политического устройства, но несомненно, что политическое устройство оказалось смешанным: сильные городские демократические традиции с высочайшим аграрным производством, отнюдь не ставшие коллективными феодалами (как в Европе), иранцы в глубинке, и монархи, вынужденные балансировать между ними.
Да, закончилось оно с приходом юэчжей-кушан, чья тяжелая конница обеспечила и устойчивость городов, и охрану коммуникаций, т.е. сняло противостояние силовых составляющих.

Кстати, сказка о Золушке пришла во Францию из этого самого региона. И главной героиней была кушанская княжна, чей мир был рожден на основании греко-бактрийского царства.

Отредактировано Прибылов (09-01-2018 19:59:04)

+2

244

Государство Селевкидов, да. Лоскутная империя, разрываемая внутренними противоречиями, смешением социальных технологий, и всегда, в конце концов, зависящая от таланта верховного правителя. После двух с половиной веков существования на пространстве от западного побережья Малой Азии до Маргианы от него осталось описание политических событий, составленное греками и римлянами, и чуток больше двухсот деловых документов, раскрывающих внутреннюю жизнь царства.
Греки, разгромив империю персов, привнесли в политическую жизнь Азии набор собственных политических форм и технологий, хорошо подходящих для торгово активных городов с хорошей связностью, но мало пригодных для управления собственно империей, в которую по воле событий превратилось наследство Селевка 1-го. С другой стороны, талантов у первых диадохов было много, в том числе и управленческих. Что вылилось в государствостроительное творчество - эти ребята не следовали традициям (в том числе и греческим), но сами создавали свои новые традиции.
В результате, Селевк отметился не только строительством городов (более 70 штук), но и организацией государственного устройства, пытаясь совместить греческую политию и местные наработки. Получилось интересно. Так города (в которых быстро выросла доля греко-македонского населения) получившие широкие автономные права внутри своей юрисдикции (магистраты, народные собрания) оказались субьектами лишь внутренней политики. Они теперь выставляли ополчения, обороняли свои стены, но не обязаны были поставкой воинов в царскую армию. Последняя набиралась из поселенцев на основе государственных (царских) пожалований земель - "клерухий" - традиции заимствованной у персов, но имевшей основание и в Греции - в Спарте. Рабский труд был распространен мало, больше использовался труд арендаторов или наемных рабочих. За сбор военнообязанных отвечали сатрапы (тоже персидское заимствование).
При этом национальные общины так же оказались включены в этот процесс - второй составляющей военной силы Селевкидов стала вспомогательная пехота и конница набираемые из азиатских жителей. А с потерей территорий и ассимиляцией греческого населения в фалангу начали верстать и местных. Кстати, евреи отметились, как военный контингент и здесь (а так же у Птолемеев в Египте), что позволило им организовать успешное восстание против Селевкидов (впрочем, то же относилось и к другим контингентам).
Однако, с собственно эллинистическими "клерухами" дело было не ахти - уже в следующем поколении начинается превращение служебных наделов в наследственные, причем в отличие от Греции, здесь наследовать могут женщины (ага, опять персы!), что ведет к коррупции (разложению) системы призыва, а она была жизненно важна для сохранения страны. Идет разорение, мельчание хозяйств, растут долги (которые охотно предоставляются вавилонскими домами-банками) - растут противоречия и требования.
В результате, эта громоздкая и мощная конструкция, на деле собранная из лоскутов все время трещит по швам, грозя развалиться и похоронить всех, кто окажется рядом. Цари, уже давно знакомые с традицией ношения штанов, но сохраняющие эллинскую образованность и демократичность (все же военные правители) вместе с имперской пышностью двора, оказываются ключевыми, а зачастую и критическими, фигурами в судьбе страны. Оттого и мотает империю Селевкидов от величия к падению и обратно.
И да, страна и регион крайне удобны для фэнтезийного или игрового миротворчества - высочайшее разнообразие местных обычаев при единообразии делового и юридического языка и высокой связности.

Ах да! Забыл упомянуть - идет внедрение греческих наработок в философии в местные мистические и богословские школы. Выходят на новый уровень богословия зороастрийцы, иудейские секты заимствуют формы греческих школ или внутренние структуры учений. Все весело и интересно.

И опять забыл!
Важнейшими транспортными линиями Селевкидов были судоходное Междуречье и восточный берег Средиземного моря, а так же связывавшие их меридианальные дороги. Если первые успешно прикрывались пехотой, то для последних частью так же хватало пехоты, но в ряде направлений требовали конницы, что и вело к неустойчивости позиции.

Отредактировано Прибылов (11-01-2018 15:30:44)

+1

245

Продолжаю. В этот раз коротко:

Великая Армения... У меня первая ассоциация на это словосочетание - феодализм. Когда диадохам стало неинтересно выяснять отношения в горном крае с неудобными дорогами и не очень щедрыми ресурсами, все это богатство досталось Селевкидам, но те, увлеченные более интересными делами, все профукали и образовалась эта самая Великая Армения. Что показательно - главную роль в ней играли местные аристократы, происходившие от мидян и урарту, но давно уже ставшие персами. И общество оказалось калькой с Ахеменидской Империи отраженной на маленький такой и не очень степной сколок. Персидские титулы, персидская же религия, персидская военная система с опорой на конницу. Они эффективно могли контролировать территорию, быстрым маневром по горным дорогам сосредотачивая армию в нужных местах и перекрывая линии снабжения (а без них в горах очень грустно из-за недостатка ресурсов). Временами могли даже успешно ходить в гости. В общем-то все на этом. Да! Города были и эллинистическое население в них тоже. Но это были достаточно изолированные анклавы, которые были центрами культуры и производства. А еще у них была забавная статусная раскраска сапог: некоторые господа обязаны были носить один сапог зеленый, а другой красный, да.

+1

246

По общению с ВЭКом в текст внесены правки, но, наверное, полный текст лучше выложу позднее, по окончании и выводу.

0

247

Уважаемые коллеги, простите, если это окажется здесь оф-топиком.
Просто навеяло...
Что в античности, что новейшей истории, женщины побеждённых стран оказывались поруганы захватчиками. Фактически, по Гумилёву, кем?
Пассионариями.
В то время, когда условные "офисные хомячки" воевали на диване.
Кем становились дети, рождённые после этого? Генетически явно сильнее планктона.
(Косвенным признаком рассматриваю Францию, с выбитым после 1812 г. мужским населением, но получившую бистро и казачью кровь, позволившую выиграть I-ю Мировую. И упавшую под германцев во II-ю. Пассионариев не осталось, они полегли на Ипре, а в Германии как раз выросли бастарды.)
Представил провинцию, которая никому не нужна, потому никто и не берёт, вроде Эстонии, но по ней регулярно, то туда, то сюда прокатываются.
"Через год в каждой избёнке
Народилось по мальчонке
Глотки драли что сычи
Тоже будут трубачи!"(с).
Не за одно, но за 4-5 поколений "униженных бастардов" накапливается генетическая масса победителей.
Да, воспитание имеет огромную роль, и такой генетически намного превышающий захватчика смерд приучен подкладывать жену под победителя и растить бастарда, как своего.
Но наступает критическая масса...
Во что это может вылиться?

0

248

Поручик, поищите в истории примеры, когда за время конфликта усиливалась третья сторона, мимо которой постоянно гуляли противники. Таких примеров хватает.
Правда, к Гумилеву с его "пассионарной теорией" это не имеет никакого отношения, по-моему.

0

249

Поручик написал(а):

Уважаемые коллеги, простите, если это окажется здесь оф-топиком.
Просто навеяло...
Что в античности, что новейшей истории, женщины побеждённых стран оказывались поруганы захватчиками. Фактически, по Гумилёву, кем?
Пассионариями.
В то время, когда условные "офисные хомячки" воевали на диване.
Кем становились дети, рождённые после этого? Генетически явно сильнее планктона.
(Косвенным признаком рассматриваю Францию, с выбитым после 1812 г. мужским населением, но получившую бистро и казачью кровь, позволившую выиграть I-ю Мировую. И упавшую под германцев во II-ю. Пассионариев не осталось, они полегли на Ипре, а в Германии как раз выросли бастарды.)
Представил провинцию, которая никому не нужна, потому никто и не берёт, вроде Эстонии, но по ней регулярно, то туда, то сюда прокатываются.
"Через год в каждой избёнке
Народилось по мальчонке
Глотки драли что сычи
Тоже будут трубачи!"(с).
Не за одно, но за 4-5 поколений "униженных бастардов" накапливается генетическая масса победителей.
Да, воспитание имеет огромную роль, и такой генетически намного превышающий захватчика смерд приучен подкладывать жену под победителя и растить бастарда, как своего.
Но наступает критическая масса...
Во что это может вылиться?

В Случае Франции  и Германии сыграл другой процесс.
Несколько после Французской революции в ней уже произошел демографический переход , и рождаемость резко упала в целом. Просто женщины стали меньше рожать. А в германии этот переход наступил только ко второй мировой войне, в СССР. в шестидесятых где то, если не ошибаюсь.
Так что не в пассионариях дело, в случае Франции- там просто, в отличие от Германии, ко второй мировой население не успело восстановиться. Ну и учитывайте. сколько войн продула Франция после победы над Наполеоном,  и как угасало ее влияние постепенно, по сравнению с той же Британией, где Русский солдат никого отродясь не оплодотворял. Так что следуя вашей логике. можно прийти к противоположеным выводам, что  "зловещщие руззки косаки", коварно испортили генофонд прекрасной Франции, приведя ее к провалу Франко Прусской войны, и весьма сомнительной победе над Германией, отнявшей у Республики все силы.

+1

250

Уважаемый Прибылов, самый яркий пример- Польша.
Множество пассионариев, но их слишком много.
Рокош.  :)
По словам ярчайшего пассионария че Гевары: «После революции работу делают не революционеры. Её делают технократы и бюрократы. А они — контрреволюционеры»(с).
Именно потому "Революция пожирает своих детей:(с).
Условно говоря, вода- она и есть вода, а спирт- он и есть спирт.
А сочетание необходимого и достаточного- водка.
Спасибо за подсказку, мир поголовных атаманов сожрёт сам себя.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Литературная кухня » Социальные модели при миротворчестве