Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » «Диверсия Эрлика»


«Диверсия Эрлика»

Сообщений 71 страница 71 из 71

1

"Диверсия "Эрлика"
Повесть.
Жанр. Фантастика. Приключения. Юмор.
Аннотация:Соавторская версия событий в рамках проекта Сима Никина "Обреченный взвод -2"- "Тайна Эрлики".
   События далекого будущего. Вселенная, поделенная  между  Конфедерацией, Британским  Союзом и  Российской Федерацией  планет, подвергается вторжению таинственных инопланетян, условно «галантов».  В результате чего, российская планета –заповедник Эрлика оказывается отсеченной от метрополии. Чудом пережившее катастрофу население Эрлики   вынуждено осваивать способ выживания первобытных  народов. Единственным  островком  цивилизации остается исследовательский  комплекс на  дня океана, защищенный от оружия  пришельцев толщей  воды. Руководство в нем захватили представители Конфедерации, приглашенные в  рамках  международного сотрудничества. Пользуясь своим положением, конфедераты пытаются диктовать свою волю русским. Спустя время, в  руки нового руководства  комплекса попадает  упавший  диск –артефакт  галантов. В Конфедерацию отправляется почтовая  капсула с  сообщением. За инопланетным дисколетом  должен прибыть спецотряд.  Изучение дисколета  поможет  раскрыть секрет  оружия галантов и  спасет  человечество от  гибели, но  скорее  всего превратит  российскую Эрлику в  иностранную  колонию с резервациями для  местного населения. Русские общинники обречены. Они неспособны повлиять на ситуацию: ни вернуть себе подводный  комплекс , ни  противостоять  Конфедерации. Какое  чудо  может спасти их? Но случалось ли такое, чтоб спасали русских, а не они себя с остальными в придачу?




Глава первая .Ривс.
Борн, Директор Центрального Бюро Внешней Пропаганды Конфедерации, глазами пробегал абзацы досье. Он хмурился, по привычке отыскивая между строчек скрытые подвохи.
Люди в его должности наивностью не страдают и прекрасно знают: за любым крупным международным проектом с благими целями всегда стоит политика. А где политика, там и спецслужбы. И никто не собирался верить в альтруизм русских. Просчитать их интересы вроде бы несложно: соблазнить лучшие научные кадры работой в уникальном подводном комплексе, а взамен получить доступ к результатам исследований. Но не слишком ли все очевидно? Послать бы опытного агента разобраться изнутри. Увы, в русской разведке тоже не дураки. Досье каждого приглашенного будет проверено досконально. Да и специфика объекта требует взгляда и знаний профессионала от науки.
Борн уставился на гало-слайд в углу экрана, c которого смотрел типичный выпускник элитного колледжа: подтянутый молодой человек тридцати лет в деловом костюме. Аккуратная стрижка, по данным, результат успешных трансплантационных процедур против облысения. Легкая ироничность кривит тонкие губы, снисходительность прячется в глазах. Лучший выпускник университета. Завидные перспективы. Быстрое продвижение до главы отдела фармакологических изысканий в Океанологическом Институте Конфедерации. Хорошая динамика работы научной группы. По заключению психоаналитиков: отличительные черты — эгоцентризм, амбициозность, желание высокого положения, но без тягот реальной ответственности. Самолюбив, но осторожен. Истеричен, но при наличии стимула, быстро приходит в себя. Хорошо ориентируется по обстановке. Умеет добиваться своего, извлекать пользу из обстоятельств, просчитывать шаги вперед и работать на перспективу.
Заместитель, Эндрю Хапп, ждал, заняв позицию за спинкой кресла начальника: не торопил и в размышления не влезал.
— Думаете, подойдет этот Мэтью Ривс? — оторвался директор от кристалла с информацией.
— Нам нужен управляемый специалист с доступом к исследованиям и не вызывающий подозрений с выходом на личные контакты.
— Компромат? — крутанулся Борн на офисном стуле, уставившись исподлобья на подчиненного.
— Нет, — обескуражил ответом Хапп, — Но любопытная деталь. Личных крупных исследований за парнем не замечено, но лавровый венок светоча науки уже заграбастал.
— Как удалось? — брови шефа сложились домиком.
— Стечение обстоятельств, — пояснил заместитель, позволив нотку иронии в голосе, — Соавтор наиболее заметных наработок отдела.
— И какова доля его соавторства?
— На обложке это не указывается.
— Талант, — ухмыльнулся Борн. — Слабые места? Деньги?
— Отклонил выгодные контракты от двух крупных корпораций на рынке медикаментов.
— Карьера? Власть? — поинтересовался директор, поворачиваясь обратно к столу.
— Точнее, карьера ради власти, — заместитель наклонился к монитору и прогнал информацию до нужного места.
— Тогда нам есть, что ему предложить, — сложил руки на груди шеф.
— Можно начинать разработку?
— Начинайте. И… — помедлил Борн, жестом увеличивая гало - картинку, — подберите кого-нибудь по фактурнее.

Ассоциация себя с кроликом перед удавом— не самая лучшая для уважаемого ученого. Если, конечно, можно представить удава с надбровными валиками неандертальца. Взгляд собеседника пригибал к столу, заставляя вспоминать и каяться скопом во всех грехах реальных и мнимых. Попытки рассмотреть по лучше хозяина кабинета заканчивались на квадратном подбородке, словно вырубленном из булыжника. И взор снова возвращался к рукам, возлежавшим на подлокотнике. Собственная правая кисть нудно напоминала о рукопожатии.
Климат - контроль в помещении работал безобразно. Из - за чего холодный воздух упорно лез под рубашку, провоцируя гонки мурашек вдоль позвоночника.
— Прошу извинить, мистер Ривс, не представился. Можете называть меня Саймон, — нарушил тишину голос в стиле диктора, — Благодарим, что нашли время принять наше предложение.
Мэтью кашлянул, прочищая горло. Хотел бы он посмотреть, кто откажет всесильному Бюро. Он уж точно к сумасшедшим не относился.
— Для меня большая честь быть полезным столь уважаемому ведомству.
— Догадываетесь о причинах встречи? — спросил Саймон, наградив улыбкой сфинкса.
— Э, — собрался с мыслями ученый - фармаколог, — возможно, это связано с предложением возглавить научную миссию Конфедерации на российской Эрлике?
— Вам не откажешь в проницательности, господин Ривс. И, что Вы решили?
Сотрудник Института Океанологии заерзал. Возмутительный дизайн кресла никак не давал ему устроиться по удобнее.
Цивилизованный человек создан для свободы. Но у всего есть цена. Свобода достигается с положением. Но чем выше лезешь, тем заметнее становишься. Те, кто выше всегда найдут возможность добавить груза обязанностей, чтоб не слишком спешил. С другой стороны, может, Бюро нужен его отказ для своего человека? Он без проблем уступит.
— Я обдумываю, — начал выкручиваться Мэтью, глазами соотнеся размах плеч хозяина офиса с габаритами кресла. Увы, рассмотреть кожаную спинку не получалось. — Предложение заманчивое. Но мой отдел работает над рядом важных научных проектов, не хотелось бы бросать на пол пути.
Пальцы спецагента сыграли гамму на подлокотнике.
Ривса залихорадило. Лоб покрылся испариной. Курировать важные международные проекты — прямая обязанность Бюро. Навряд ли хоть одно важное предложение делается без согласования с ним. Да, что же здесь за климатическая система? Совершенно нечем дышать.
— Но с другой стороны, — принялся рассуждать вслух фармаколог, борясь с духотой, — масштабы исследований и перспективы впечатляют.
— Впечатляют, — кивнул собеседник невозмутимый, как скала, — Министерские структуры Конфедерации нуждаются в притоке новых кадров. Опытных кадров.
Сделав нажим на последние слова, мистер Саймон взял паузу. Мэтью нервно сглотнул.
— Плодотворная деятельность на пользу общества в рамках крупного международного проекта отличный задел на будущее, — довел до конца мысль агент с каменным выражением на лице.
Лучше с помощью влиятельных людей выкарабкаться наверх, чем катиться вниз. Эту прописную истину разжевывать Мэтью не стоило. Вот только карабкался он последнее время больше по спинам своих подчиненных. Но откажись, и останешься вообще не у дел.
— Все мои скромные способности принадлежат науке и Конфедерации. Я готов работать там, где им найдутся лучшее применение, — с пафосом ответил Ривс и, вздернув подбородок, попытался выдать значимый взгляд глаза в глаза.
Собеседник откинулся на спинку кресла.
— Я рад, что мы не ошиблись в Вас. Можно спросить, что Вам известно об Эрлике?
— Российская планета — заповедник земного типа с большим потенциалом для изучения, Последнее время приоритет отдан изучению океана, — припомнил основную информацию Мэтью, расслабляясь на мягких подушках.
— Возмутительно, что ей владеют русские варвары, — выплеснулось из него.
Саймон поморщился. От чего колючие мурашки вновь кинулись галопом прятаться под волосы Ривса.
— Эрликой владела Хуннская империя, — снизошли агент до пояснений, — Она не пережила последний Звездный передел. А планета в ходе боевых действий лишилась воздуха, пригодного для дыхания людей. Поэтому никто тогда и не возражал против включения Эрлики в состав Российской Федерации. Но со временем Россия изыскала средства для очистки атмосферы. И тут обнаружилась любопытная вещь.
Мэтью наклонился вперед, весь обратившись в слух.
— В отличии от людей природа Эрлики неплохо пережила, как саму экологическую катастрофу, и так и последствия её ликвидации. Более того, завезенные образцы фауны и флоры с других планет земного типа отлично прижились и даже стали скрещиваться с местными видами.
— Феноменально, — выдохнул Ривс.
— Феноменально, — кивнул Саймон, — Загадка достойная разрешения. Русские превратили планету в заповедник и передали под контроль министерства Естествознания. Но поскольку жизнь в большинстве случаев вышла из воды, внимание последнее время переключилось на изучении Океана.
— Для этого русские и создали МОНИК? — догадался фармаколог.
— Именно. И пригласили поучаствовать в проекте все мировое сообщество.
— Безвозмездно? — поморщился скептически ученый - фармаколог.
— Вы умеете глядеть в корень, — одобрил хозяин кабинета. — По условиям международного контракта научные делегации обязаны обмениваться данными и результатами исследований при сохранении прав на материалы самих исследований. Но было бы наивно предполагать, что основной инвестор проекта не оставил себе возможности контролировать и координировать весь объем работ.
— А Конфедерация? — вскинулся Мэтью.
— Увы, — развел руками Саймон, — у нас такой возможности нет. Мы вынуждены играть по чужим правилам.
— Это возмутительно! — воскликнул Ривс, на этот раз совершенно искренне. Он давно отвык работать под внешним контролем, а поползновения русских чего доброго могли поставить под сомнения его непосредственное участие в научных разработках. — Управление МОНИК должно носить только международный характер!
— Так оно и должно случиться со временем. Но, чтоб переломить ситуацию, нужны серьезные аргументы, доказательства и профессиональный взгляд изнутри, — остудил пыл Ривса собеседник.
Очередной сбой в работе климат-контроля вызвал новый приступ духоты, заставившей кровь прилить к вискам фармаколога. Всплывший в мозгу непраздный вопрос лучше было прояснить сразу.
— А русская разведка?
Щека агента Бюро дернулась.
— У нас нет ни малейшего желания вызывать неудовольствие русской разведки и наносить урон делегации Конфедерации ротацией кадров. Все только в рамках оговоренной законной деятельности. Способность разглядеть в мелочах глобальное — не это ли признак высочайшего профессионализма? Не так ли, мистер Ривс?
— Вы умеете убеждать, мистер Саймон, — сделав вздох, выдох, выдавил из себя Мэтью.
Хозяин кабинета положил ногу на ногу, а стальные буравчики глаз вновь сошлись на переносице Мэтью.
— Можно ли расценивать Ваши слова, как согласие на сотрудничество?
— В полной мере, — выпрямился гость в кресле, унимая внутреннюю дрожь, — интересы Конфедерации для меня превыше всего.
— Достойный ответ, мистер Ривс, — спецагент поменял ноги местами, — могу Вас успокоить. Среди русских Вы будете не одни. У наших друзей из Британского союза сильная делегация. Думаю, Вы сойдетесь. Кроме того, Вы сами можете набрать себе команду, хоть всю свою лабораторию берите собой. Детали оговорим позже.
Ученый - фармаколог перевел дыхание – «гора свалилась с плеч». Только потная рубашка липла к телу. Не хватало ещё схлопотать простуду от проклятого сквозняка.
— И последний вопрос, мистер Ривс, — снова привлек внимание Саймон. — Вы знакомы с Марией Вересовой, простите, Улановой?
Приступ кашля лишил гостя дара речи. Бюро и до этого докопалось? До сокровеннейших планов в самых потаенных уголках сознания? Перед мысленным взором всплыл симпозиум Новомосковске - столице Российской галактической Федерации. Ривс в составе научной делегации Конфедерации присутствует на банкете в честь открытия. Звенят бокалы. Мэтью сама общительность и любезность. Ведь связи и знакомства в мире науки значат не меньше, чем в любой другой сфере человеческой деятельности. Опытный взгляд выхватывает из массы приглашенных двух седовласых профессоров - академиков, по - отечески опекающих молодую леди: то ли любовницу, то ли молодую жену?
Стройная фигура затянута в футляр элегантного черного платья. Гибкая шея склоняется под тяжестью русых волос, собранных в узел. Ох, уж эта милая респектабельность.
Навести справки о троице труда не составило: Академики Жемчугов, Столяров и восходящая звезда Российской микробиологии Мария Уланова.
В обществе во многом имидж мужчины делает женщина. Главное - с кем и где появляться. Молодая ученая была недурна собой. Научные достижения вчерашней студентки не предполагали бурной личной жизни, искушенности в общении с мужским полом. Что им мешало стать самой заметной парой симпозиума? Их познакомили в тот же вечер. Руки до сих пор хранили ощущение гибкого девичьего стана во время танца. Слегка кружилась голова то ли от шампанского, то ли от близости высокой упругой груди под черной тканью. Но ухаживания не сложились. Уланова выказывала доброжелательную приветливость представительницы страны-хозяйки, но без малейшей склонности к общению вне симпозиума. Русская умело играла в неприступность. Что ж, c учетом её репутации, она имела право поломаться. Но и Ривс не привык отступать от желаемого. За Вересовой маячили большие перспективы. Он умел ждать. Все женщины одинаковы, и всему свое время.
— Мы встречались на симпозиуме в Новомосковске, — справился с кашлем Мэтью.
— Что Вам известно о ней? - заинтересовался агент.
— Аспирантка на кафедре Академии медицинских наук, ученица академика Жемчугова – главы кафедры клинической фармакологии, любопытные наработки в современных направлениях, — выдал сухой отчет Ривс.
— Вы предлагали ей стажировку у себя в лаборатории? — то ли спросил, то ли уточнил собеседник.
Фармаколог замялся. Пальцы Саймона сыграли медленно гамму на кресле.
— Мне показалось, что это будет полезно для науки Конфедерации, - поспешил ответить фармаколог.
— Но Вам отказали?
— Мое предложение совпало, с важной экспедицией от Академии, - объяснил Мэтью, не горя желанием признаваться в неудаче.
— Обычным врачом в геологоразведочную партию, — дополнил беспощадно хозяин кабинета.
Новость уколола самолюбие ржавым гвоздем. Ривс поморщился, но смолчал.
— Романтичная натура, — отбарабанил хозяин кабинета пару тактов марша на подлокотнике. — Уланова, то есть Вересова, возглавит сектор фармакологических исследований. За неё хлопочет сам Столяров, научный руководитель Комплекса. У Вас будет возможность поработать с ней бок о бок. Полуулыбка скользнула по губам Саймона.
— Правда, на Эрлику заявится не одна, — продолжил агент, качнув ногой в начищенном ботинке. — Супруг назначен координатором геологов. По данным весьма авторитарная личность, помешан на горах. Три года семейной жизни в палатках. Очень романтично, — распробовали на вкус последнее слово.
Климатическая система наконец то заработала в оптимально – комфортном режиме. Ривс с наслаждением откинулся в кресле, закинув нога на ногу. Он оказался прав. Мир Большой науки тесен. Их пути с Улановой - Вересовой обязаны были пересечься. А его игра, по сути, ещё и не начиналась. Муж, здесь скорее, проблема дамы, чем его.
— Романтика — скоропортящийся товар, — самодовольно высказался Мэтью.
— Находите? — усомнился собеседник.
— Все познается в сравнении.
Квадратная челюсть спецагента в размышлении задвигалась, губы выпятились вперед.
— Академик Столяров высоко ценит Вересову и прочит себе в заместители в МОНИК, — заметил Саймон.
— Я выясню за какие заслуги и круг её обязанностей, — ухватил Мэтью суть задания.
Пикантность ситуации добавила плюсов к новой работе. Разбитость отступила, самочувствие Ривса улучшилось. Проснулся азарт игрока. Высокая планка — залог больших достижений. Прибрать Вересову к рукам вместе с МОНИК или МОНИК руками Вересовой? Такая перспектива вызвала легкую эйфорию, подобную глотку шампанского.
Хлопнув по ручке кресла, хозяин офиса встал. Пружина вытолкнула и гостя с кресла.
— Рад был нашему знакомству, мистер Ривс. Надеюсь Конфедерация может на Вас положиться, — «лапа питекантропа» стиснула ученую ладонь во второй раз.
Дверь за спиной въехала в пазы. Оказавшись в коридоре один, Глава отдела фармакологических изысканий облегченно выдохнул и шевельнул кистью. Регенерация костям вроде не требовалась.

Отредактировано Биталина (05-01-2018 18:28:06)

+3

71

В большой клетке, на ремнях висел мраморный котенок, как и ранее Олег, густо утыканный датчиками.
   Ни на секунду не озадачившись: "А, тот ли это малыш?", Славка принялась лихорадочно вырывать провода из гнезд и отдирать крепления от прутьев решетки. Черный узник, сначала  скалившийся, распознал родной  запах и  разошелся в истеричном мяуканье. Котенок уже свободно стоял на лапах, оставалось только вскрыть само узилище. Но замок отказался подаваться, и девочка вспомнила о спутнике:
   — Открой, пожалуйста, — попросила она и только сейчас заметила, какими странными глазами тот смотрит на неё.
   — Это же мраморный кот! — воскликнул молодой человек.
   — Нет, только котенок, — поправила Вячеслава.
   — Он же может напасть!
   — Нет, он ещё маленький, ему молока надо, — успокоила девочка.
   — И где молоко взять? — поинтересовался Олег, беря себя в руки
   — Он сам найдет, — припечатала Славка.
   Лицо солдата вытянулось.
   — И как ты его потащишь? — попытался он образумить. — Хочешь, чтоб кота краб утилизировал?
   А вот это было уже разумно. Славка почесала кончик носа, срочно требовалось что-то придумать.
   — Отвернись, пожалуйста, — попросила она.
   Не понимая в чем дело, парень пожал плечами, но просьбу выполнил.
   Девчонка стащила с головы кепку с банданой и тряхнула копной золотистых кудряшек. Потом она задрала безрукавку вместе с рубашкой и вытянула из штанов отцовский длинный ремень. Чтоб не потерять портки, Славка подвязала их по -  пиратские платком. 
   Солдат  мельком взглянул:
   — Ты девчонка?! — остолбенел он.
   — Дружить не будешь? — скосила Вячеслава глаза цвета морской волны из – под густой чёлки.
  Парень растерялся. А Славка, насупившись, отвернулась к клетке. Она так и знала. Конечно, она — маленькая и девчонка.
За прутьями скулил малыш. Девочка почесала его за бархатным ушком.
   —  Откроешь? — умоляюще  протянула она.
   — А самой никак? — поддел юноша.
   — У нас в пещере замков нет, — буркнула  Вячеслава,
  нахлобучивая  обратно кепку. На глаза предательски навернулись слезы. Славка заморгала, чтобы их скрыть, и шмыгнула носом.
   — Отойди, — сдался Олег.
   Он, отодвинув разобиженную особу и отщелкнул замок.
—  Готово.
Лицо девчонки просияло. Она повисла на шее спасителя и чмокнула в небритую щеку.
— Сумасшедшая! Кот удерет, — шарахнулся от неё  солдат.
Вячеслава смутилась и занялась поводком для малыша, придерживая дверцу коленкой. И пропустила, как озадаченный Олег потер щеку.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » «Диверсия Эрлика»