Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мекленбургский цикл. 4 Царь.


Мекленбургский цикл. 4 Царь.

Сообщений 181 страница 190 из 483

181

Попытка убийства царя,сразу плаха. Причем плаха как очень мягкое наказание. Арсенал казней за подобные преступления очень широк....можно было и на кол попасть,впрочем если бы  заговор удался--то приключения гг на этом закончились вместе с книгой))))

0

182

Книготорговец написал(а):

можно было и на кол попасть,

Я читал, что за это кожу снимали.

+1

183

Дачник написал(а):

Ага... делаем ставки, коллеги?

на самиздате уже есть ответ.. но спойлирить не буду - на это автор есть.

+1

184

Кстати -автору на заметку.В те времена палач назывался кат, причём должен был уметь не только умучить подозреваемого--но и лечить.Так что если спросят палача кто он--ответ будет, кат я здешний.У ката ещё должно было быть не менее двух учеников...

+4

185

Дмитрий Щербатов проснулся довольно рано. Скосив глаза на мутное слюдяное оконце, молодой человек решил, что можно поспать еще чуток и повернулся на другой бок. Но тут раздался какой-то шум совсем рядом, звякнуло железо о железо и прогрохотали тяжелые, подбитые гвоздями сапоги. Сон сразу улетучился и княжич, легко вскочив с полатей, прошел босиком к двери. Осторожно выглянув, он увидел как боевые холопы Телятевского, помогают своему хозяину снимать бронь. «Где это он ратился ночью?» – удивленно подумал Дмитрий, но вслух ничего говорить не стал, а потихоньку прикрыл дверь и принялся одеваться. Быстро накинув драгунский кафтан и подхватив перевязь с саблей он вышел другими сенями во двор и направился к колодцу. Увидев там, набирающую воду дворовую девку, он велел ей дать ему умыться. Холопка послушно взялась за ведро и принялась плескать княжичу в подставленные ладони. Наблюдая с каким удовольствием он умывается, плескаясь и фыркая девушка не смогла удержаться от смешка. Дождавшись, когда Щербатов умоется, она опрометью кинулась в терем и через минуту вернулась с вышитым рушником и подала ему утираться. Затем наполнив оказавшиеся неполными ведра, зацепила их коромыслом и, одарив на прощание улыбкой, пошагала к себе. Дмитрий невольно залюбовался ее походкой, но едва она скрылась из глаз, вспомнил, что у него много дел.
- Ты уже встал? – спросил его донельзя довольный Лыков.
- Да, дядюшка.
- Ну и славно, поедим, что бог послал, да поедем в Кремль, а то все пропустим.
- Чего пропустим то?
- Много будешь знать - скоро состаришься.
Быстро проглотив немудренный завтрак, боярин и княжич сели на лошадей и отправились в путь. Впереди них размахивая плетью, скакал холоп, и многочисленные прохожие еле успевали расступаться перед кавалькадой. Перед воротами им преградили бердышами дорогу стрельцы. Лыков вздумал было ругаться, но рослые бородачи стояли, не обращая внимания на его гнев. Наконец, появился начальный человек, и зычно спросил какого им рожна надобно?
- Да ты что пес, осатанел? Боярин князь Лыков перед тобой!
- Не лайся, господин, я на службе.
- Так что с того?
- В росписи о караульных и гарнизонных делах сказано: что посягающий на часового все равно, что на царскую особу злоумышляет!
- Есть такое, - шепнул боярину Дмитрий.
- Ишь ты, - покрутил головой боярин, - да кто на тебя посягает, кому ты нужен! Меня в Думе ожидают, а ты со своими людишками не пускаешь, а стало быть, государеву делу противишься!
- Приказ такой, никого не пускать!
- Случилось чего? – заинтересованно спросил Борис Михайлович.
- Не ведаю, боярин, мы только вчера с Ярославля пришли, а сей день нас на часы поставили и никого пускать не велели.
Пока они так препирались, показался какой-то подьячий с толстой книгой подмышкой и пером и вапницей в руках. Мельком взглянув на Лыкова, он шепнул пару слов старшему стрелецкого караула. Выслушав его, тот сразу сменил гнев на милость и, обозначив поклон, сказал.
- Не гневайся, князь, служба такая. Можешь проехать.
- То-то же! – пробурчал князь и ударил каблуками своего коня.
Миновав ворота, он развернулся к княжичу и недоуменно спросил:
- А чего это они из Ярославля, а кафтаны московские?
- Указ царский, - пожал плечами Дмитрий, - теперь велено во всем царстве одинаковую форму иметь. У стрельцов кафтаны красные, у драгун – синие, а солдаты в зеленом сукне ходить будут.
- Это же, сколько деньжищ надо, - неодобрительно покачал головой боярин.
- Так не сразу, многие пока то, что есть, донашивают, а тут видать в Москву едучи, принарядились.
- Ну-ну, - криво усмехнулся дядюшка, - поигрался, значит, напоследок.
Внутри им снова преградили дорогу, но сей раз караульные узнали и Лыкова и его спутника.
- Щербатов, ты отколе взялся?
- Грамоту от воеводы привез!
- Царю?
- Нет, в приказ.
- Понятно, дорогу то не забыл еще?
- А что, государь, в Кремле? – осведомился у караульных боярин.
- Не ведаю, господин.
Непонятно чему улыбнувшись, князь соскочил с коня и, махнув на прощание Дмитрию, не теряйся, мол, двинулся к красным сеням. Палата, в которой собирались Боярская Дума, была уже почти полной. Князь с достоинством прошествовал к своему месту и опустился на лавку. Раньше они стояли вдоль стен и бояре постоянно ругались друг с другом из-за мест, ибо каждый почитал себя самым родовитым и достойным, а потому не желал садиться ниже других. Однако когда государь вернулся из смоленского похода, он не стал терпеть этих склок и велел палату перестроить. Теперь лавки стояли в три ряда, полукругом окружая трон. Первый ряд был предназначен для дворян, на втором помещались окольничие, а на самом верхнем и неудобном сидели бояре. Для думных дьяков были устроены скамьи со столами по правую и левую сторону от царского трона. Если государь был в отъезде, то заседания должен был вести назначенный им боярин и тогда для него ставили отдельное кресло.
- Что обсуждать то будем? – осведомился Борис Михайлович у Хованского.
- Как что? – пожал плечами тот, - раз королевич Владислав на нас идет, стало быть, денег надобно дать на ратных людей.
- Где же их взять, - горестно спросил Лыков.
- Как где, ты разве не слыхал, что Строгановы двадцать тысяч прислали?
- Поторопились, - буркнул тот.
- Ты что сказал? – не расслышал его Иван Федорович.
- Услышал бог наши молитвы, говорю, - расплылся в улыбке Лыков, - а что государь к нам выйдет?
- За ради такого дела наверняка, - пожал плечами тот, и тут же насторожившись пристально взглянул на собеседника, - а ты чего так лыбишься, будто на дороге яхонт* нашел?
- Тут разве заранее узнаешь, где найдешь,  а где сыщешь?
Хованский хотел еще что-то спросить, но передумал и с тревогой оглядевшись, застыл на своем месте. Лыкову напротив, спокойно не сиделось, и он то и дело ерзал, как будто ожидая, что вот-вот что-то случится и поднимется тревога. Но время шло, и ничего не происходило, так что боярин все больше начинал нервничать. Наконец все собрались, и вперед вышел Иван Никитич Романов.
- Пока не пожаловал государь, вести заседание мне велено! – объявил он собравшимся.
Присутствующие ни слова не говоря поднялись и коротко поклонившись боярину плюхнулись назад. «Дурья башка,» - так и хотел крикнуть Романову Лыков, - «да ты хоть гонцов в Кукуй пошли!» Однако приходилось сидеть и ждать, когда же, наконец, царские ближники спохватятся и узнают что их власти пришел конец. Но время шло, Иван Никитич вел заседание, присутствующие что-то говорили, иной раз, даже бранясь, а Борис Михайлович их не слышал, клокоча внутри, будто охваченный лихорадкой. Из этого состояния его вывел только толчок соседа, встань мол, и вернувшийся в реальность боярин с изумлением увидел, как в зал заседания входят рынды, затем Вельяминов, а вслед за ним целый и невредимый царь Иван Федорович Мекленбургский. Лыков в отчаянии даже попробовал протереть глаза, но проклятый морок и не думал пропадать, а совсем напротив, прошел к своему трону и милостиво кивнув собравшимся уселся на него. Терпеть подобное зрелище сил уже не было и схватившийся за грудь князь, медленно сполз на скамью.
- Что там с боярином? – осведомился я, увидев, как тот падает на свое место.
Соседи кинулись к Лыкову, но не смогли сказать ничего определенного, кроме того, что Борис Михайлович хвор.
- Так чего толпитесь, дайте ему воды, а лучше людей кликните да вынесете болезного на воздух, а то тут у вас духота такая, что и здоровый зачахнет!
Дождавшись когда боярина вынесут, я кивнул Никите и тот дал знак думным дьякам. Старший из них, Траханиотов, вышел вперед и стал зачитывать один за другим указы. В первом из них подтверждались льготы «именитых людей» Строгановых и объявлялось о моем к ним благоволении. Вторым объявлялось о создании нового приказа «Рудных дел». А третий гласил, что отныне всякому верному подданному, не взирая на чин и достоинство, не только дозволено, но и вменено в обязанность искать месторождения полезных ископаемых на всех землях, будь они государственными, вотчинными или монастырскими. Обо всех находках требовалось докладывать в новый приказ, а тот в свою очередь пошлет специалистов проверить эти известия. Думцы немного выбитые из колеи происшествием с Лыковым, не сразу сообразили в чем тут дело, но постепенно отошли и включились в дискуссию.
- Это что же получается, какие-то сиволапые мужики, смогут в наших вотчинах рудники открывать?
Пришлось объяснять, что не открывать, а искать. И что от этого всем польза будет, в том числе и собственнику земли, а не только казне и царю. А если ничего толкового в недрах нет, то и говорить не о чем. Впрочем, долгих прений не случилось. Думцы, убедившись, что их вотчинам ничего не угрожает, особенно противится не стали и указы с формулировкой «государь повелел, а бояре приговорили» обрели силу закона.

+14

186

Книготорговец написал(а):

Кстати -автору на заметку.В те времена палач назывался кат, причём должен был уметь не только умучить подозреваемого--но и лечить.Так что если спросят палача кто он--ответ будет, кат я здешний.У ката ещё должно было быть не менее двух учеников...

Спасибо. Я, в принципе, знаю, но слово устаревшее...

0

187

Старший матрос написал(а):

Спасибо. Я, в принципе, знаю, но слово устаревшее...

Ничуть,на Украине и в Белоруссии применяется до сих пор. Собственно производное от кат--катовать,пытать тоесть. Более того у вас есть не менее устаревшие слова--если что,можно дать сноску. Некоторая аутентичность не помешает.

+2

188

Старший матрос написал(а):

- Тут разве заранее узнаешь, где найдешь,  а где сыщешь?

Синонимы, в то время как по смыслу поговорки нужны антонимы.
Найдешь - потеряешь
Сыщешь - утратишь

Отредактировано Дачник (08-03-2018 13:21:58)

+1

189

Закончив с делами в думе, я вышел во двор где, как бы невзначай, уже собрались командиры стрелецких, солдатских, драгунских и прочих полков, стянутых к Москве. Дожидаясь меня, начальные люди немного заскучали, но ведут себя пристойно. Бояре бы на их месте непременно свару устроили: у кого род выше, у кого вотчины больше… слава богу хоть не у кого хрен толще. Некоторые, правда, поглядывают косо в сторону Пушкарева, но помалкивают. Вообще, понять их можно. Обычно стрелецкими полками, или как их еще недавно называли «приказами», командуют довольно родовитые дворяне. Не из высшего эшелона, разумеется, но и не из простых. Поэтому фактически командующий Стремянным полком, вышедший из обычных стрельцов, да еще и набранных по прибору*, Анисим вызывал у них известное раздражение. Конечно, став полуголовой он получил поместье в добрых полторы сотни четей** земли, и был внесен в соответствующие книги, а также пожалован придворным чином стряпчего, но… царь жалует землею, а не отечеством. Так что для всех остальных он был, есть и всегда будет выскочкой. Но, тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, мне мало дела для их местнических счетов, я их собрал совсем по другому поводу.
- Заждались, господа полковники?
- Здравствуй на многие лета, государь, - нестройно гудят собравшиеся в ответ на мое приветствие. Хорошо хоть в ноги не падают, привыкли.
- Здорово, коль не шутите. Все ли у вас готово?
- Готово, царь батюшка, - отвечает за всех Пушкарев. – Слава богу, успели городовые стрельцы подойти, а мы уж завсегда в готовности.
- Нешто дворянское ополчение собирать не будешь, государь? – удивленно спрашивает командир ярославцев Автамон Ржевский.
- Отчего же не буду, - спокойно отвечаю я ему, - конечно, буду, только выступлю без них. Соберутся, будут резервом, не соберутся - так обойдусь.
- На все твоя воля, - поклонились начальные люди.
План мой был прост. Поскольку именно московские полки были самыми обученными и боеспособными, именно с ними я и собирался выступить навстречу армии Владислава. Однако оставлять столицу без гарнизона тоже не годится, а потому я заранее приказал стянуть из других городов воинские отряды, главным образом стрельцов. Сегодня с утра они начали сменять московских ратников в караулах, а уже завтра я двинусь вперед. И так много времени потерял. Все дело в том, что вчера вечером пришел в сознание отец Мелентий. Я уж из ворот выехал, когда меня догнал с этим известием гонец. Дескать, не вели казнить царь батюшка, а твой духовник тебя кличет. Ругнувшись про себя на отсутствие личной жизни, я повернул коня и помчался к раненому иеромонаху. Что уж тут поделаешь, подождет Лизхен. Впрочем, чтобы хоть немного утешить, я приказал случившемуся рядом фон Визену, отвезти ей подарок. Майор понятливо кивнул, приложил два пальца к краю шляпы и поскакал дальше в сопровождении моего конвоя, а я вместе с Вельяминовым без лишней помпы вернулся назад. Кстати, что-то я его не вижу…
- Где фон Визен?
- Не ведаем, государь, сегодня мы его еще не видели.
- Хм, а Панин?
- Да вон он, легок на помине.
- Куда его нечистый носил?
- Да какая-то замятня, у иноземной слободы ночью приключилась. По темному времени ничего не нашли, так он поутру туда сам и отправился.
- Какая еще к папе римскому замятня?
- Стреляли…
- Что?!!
Тем временем, подъехавший Панин соскочил с коня и, расталкивая собравшихся, подбежал ко мне. Сняв шапку, он низко поклонился и прохрипел, что-то вроде:
- Дозволь слово молвить.
- Подойди, - велел я ротмистру и обернулся к стоящему рядом Вельяминову. – Дай напиться человеку.
Никита тут же отстегнул от пояса флягу и протянул его запыленному Федьке. Драгун тут же схватился за нее и жадно приложился к горлышку. Дождавшись, когда Панин утолит жажду, я коротко велел:
- Говори, только тихо.
- Беда, государь, - выдохнул он в ответ. – Нынче ночью, какие-то воровские люди напали на фон Визена у самого Кукуя!
- Что за нахрен?!!
- Ждали их. Везде веревки натянули, чтобы кони ноги в темноте переломали, да накинулись с разных сторон. Били из луков и самострелов, добивали топорами, да рогатинами.
- А кто стрелял?
- Господин майор и его люди тоже не за печкой уродились. Дали отпор татям, только их слишком много было.
- А как же, мать их, патрули?
- Хитры оказались разбойнички. Пока драгуны немецкие собрались, и на место пришли, они уж и трупы сволокли в ближайший овраг, да там и бросили.
- Блин, у них, что глаз совсем нет?
- Так ночью же дело было, а следы читать и днем не всякий умеет.
- Так ты говоришь, нашел трупы?
- Да, в овраге. Я их достать велел, да в слободу отвезти, а сам дальше искать принялся.
- Нашел?
- Нашел дом один в посаде. Там разбойнички своих мертвяков схоронить хотели, да не успели.
- Чей дом?
- Посадского человека Охрима Власьева.
- Это еще кто?
- Да так, купчишка мелкий…
- Взяли?
- А как же, - измученно улыбнулся Федька, - уж как он, анафема, лихо через заборы скакал, что твой козел, а догнали!
- Допрашивали?
- Да когда же? – изумился ротмистр, - только в наш приказ доставили.
- В ваш приказ?
- Ну, не в земский же! Тут оплошки совершить никак нельзя, я чаю, не каждый день на царя покушаются.
- Ополоумел, я то тут при чем?
- А ведь Федька верно толкует, - вмешался с хмурым видом Никита, - на тебя покушение было!
- И этот туда же, да с чего ты взял то?
- Ну, сам посуди, с этим отрядом ты из Кремля выехал?
- Я…
-То-то, что ты. Того что Мелентий очнулся никто не ведал, а уж паче того не мог знать, что ты назад повернешь.
- Ну, допустим.
- А во что фон Визен был одет, помнишь?
- Да бог его знает, в камзол вроде…
- Такой же, как и на тебе был! Да к тому же и ростом и сложением он с тобой схож.
- Да он вдвое меня старше…
- А это в темноте не видно!
- Господин майор до последнего дрался, - вмешался Панин, - и лицо у него крепко побито было. Могли и не признать.
- Ладно, - задумался я на секунду, затем тряхнул головой и начал громко раздавать распоряжения: - Господа начальные люди! Все знают, что им делать, а потому возвращайтесь в полки. Выступаем завтра поутру!
- Да ты что, государь, - попытался возразить Вельяминов, - надо же сыск учинить!
- К черту сыск! И без нас найдется кому учинить. Ты не забыл, о чем нам Мелентий рассказал?
- А если бунт случится, пока мы в походе?
- Это вряд ли. Они если и поднимутся, то только когда Владислав подойдет, а потому нельзя его к стенам подпускать.
- Да он, верно, Смоленск осаждает…
- Э нет Никитушка, не угадал ты. Королевич к Москве пойдет, потому что знает, сукин сын, ждут его здесь!
- Государь, - снова подал голос Федор, - а что с Охримом делать?
- Как что, пойдем, поспрошаем доброго человека, как он дошел до жизни такой.
-----------------
*По прибору. – То есть набранному из посадских людей, в отличие от служилых людей по отечеству.

Отредактировано Старший матрос (13-03-2018 13:31:28)

+15

190

Гм... Похоже серёжки-то всплывут на смотринах...

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Мекленбургский цикл. 4 Царь.