Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Корн и Розы


Корн и Розы

Сообщений 71 страница 80 из 126

71

Аматов написал(а):

Читаю. пока нравится)

Приветствую земляка, и приветствую критику - я автор начинающий, много, реально много полезного нахожу для себя в мнениях читателей - учусь  на собственных ошибках.

0

72

Дорогой Друг! Мге совершенно не нравится то, что Вы написали. Вы - не любите Средневековье. И не знаете его. А о том, что не любишь, нельзя написать хорошо.
Исключительно ПМСМ.

0

73

Amadis написал(а):

Дорогой Друг! Мге совершенно не нравится то, что Вы написали. Вы - не любите Средневековье. И не знаете его. А о том, что не любишь, нельзя написать хорошо.
Исключительно ПМСМ.

Мне жаль, что Вам не понравилось, желаю Вам найти новые книги, которые порадуют Вас.
Вы правы, я не люблю Средневековье - я Родину люблю и маму. все остальное в этом мире мне просто симпатично, или антипатично в разной мере. Я знаю Средневековье достаточно, чтобы фантазировать на эту тему.
Согласен с тем, что пишу не отлично, а хорошо или плохо... это вторично все. Я не гений литературы, не рожден стать писателем, это точно. Остается талант - работать по 16 часов в сутки над рукописями. чем и занят уже третий месяц жизни.
Удачи Вам, успеха, здоровья всем родным и близким.

0

74

.                          глава 8 «Если враг не сдается, — его уничтожают». Максим Горький

Прекращение поставок олова в Европу могли приветствовать только страны, которые имели свои месторождения, а такие были. Но большинство торговых компаний почувствовали себя очень неуютно в январе нового 1425 года. Ответные меры не заставили себя ждать. Сначала собирались сведения. Узнав о потерях в портах Англии - а были потеряны торговые суда, выполняющие перевозки для нескольких сотен торговых компаний - торгаши подняли вопрос: кто оплатит потери? Англия была виновата, но она вела с атлантами войну, и выставлять ей счета в настоящий момент было неуместно. Узнав о том, что атланты воюют не совсем по европейским нормам, узнав о задержании делегации священников из Бордо, европейцы поняли, что у них развязаны руки и можно активизировать «новый крестовый поход». По результатам этого похода можно было получить значительные преференции в области торговли оловом, и - чем черт не шутит - прибрать к рукам Корнуолл, раз у Англии нет ни сил, ни власти поддерживать там свою власть.
Забавная ситуация - поход на Корнуолл был выгоден всем. Пользуясь перемирием, французы были готовы отправить в Корнуолл значительные силы. Сбор сил был назначен в Шербуре - старом порту, где могли встретиться многие соперники и враги в борьбе за французские интересы. И «арманьяки» и «бургильоны» не скрывали своего интереса - захват Корнуолла. Приведение его в вассалитет нормальному европейскому королевству, а не этим непонятным, неизвестно откуда взявшимся атлантам.
Порт Шербур, при римлянах назывался городом Цезаря - Caesaris burgum... Цесарбургом он был недолго, и стал Шербуром, у французов был исключительный вкус в искажении ненавистного им латинского языка. Шербур был важнейшей военной гаванью северной Франции, на берегу Ла-Манша, в глубине широкой бухты, образуемой полуостровом Котантен и мысом Ла-Гог. Порт был старинной, расположенный вокруг гавани при устье речки Диветт. Очень удобный для перехода к Корнуоллу.
Англичане согласились участвовать в походе, но категорично указали местом сбора сил остров Уайт. После высадки там атлантов от портов острова ничего не осталось, встретиться, привести корабли в порядок и ударить по Плимуту с попутным ветром - план был прост и всех устраивал. А более всего, англичан - там на юге стояла основная часть флота Англии, всегда готовая дать отпор французским пиратам и каперам. Вопрос о возвращении Корнуолла английской короне деликатно замалчивался, все понимали - настал конец недолгому мирному противостоянию двух древних соперников. 
Атланты были не удивлены сведениями о решении европейцев. Предсказуемо. Начало совета было окрашено позитивом, который внес легат Зубриков:
- Шербур? Вот тебе и «шербургские зонтики». Блин, ребята встречу девушку, хоть самую капельку подобную красоте Катрин Денёв, вы меня крепко держите. Я ее всеми руками украду в Атлантиду.
- Лешка, у тебя что, бзик на «Катерин»? Катрин Валуа, Катрин Денёв, - рассмеялся Костик.
- Не, даже не сравнивай, брат! - сразу отмахнулся от него Зубриков. - Валуа - ведьма! Ребята, она, когда проснулась, сразу ручкой вбок - шырк, нащупала труп этого Бофорта малолетнего и совсем не испугалась. Глазища расширились, голубые они у нее, светлые, злые. Нет, она дама опасная. Мы с ней славно поиграем.
- Интересная партия, согласен, - кивнул Ринат. - Только держи ее под контролем. Хорошо, что ты очухался, а то выглядел, как «лямурный придурок».
- Шербур сильный порт, - заметил Витя. - Сдался герцогу Глостеру семь лет назад, в двадцатом французе его отбили. Пять лет уже крепко в нем стоят. Отличный порт. Леша, Ринат, вы точно не хотите выдвигаться?
- А толку там от нас, - улыбнулся Аматов. - У нас и дома дел полно. Две недели этих корнцев гоняли, пора их выпускать на тропу войны. Они сами рвутся.
- Жадные они, - покачал головой Леша. - До всего жадные: до шмоток, до хлеба, до оружия, до инструментов. Все подряд сгребают из трофеев. Хомяки, каких еще поискать. Но оловом строго и точно размениваются. Они, похоже, этого олова у себя в норах много накопили, не все сдавали англам.
- Это понятно, скопидомы они, нищие, которые дорвались до хлеба с маслом, - рассмеялся Костик. - Ты зря на них наговариваешь, Лешка. Ты только с мужиками работаешь. А я со всем народом. Женщины у них рулят в кланах! Матриархата и в помине нет, но влияние женщин на мужчин очень сильное. Кстати, интересный момент - женщины менее католицированы, чем мужчины. В большинстве случаев именно женщины первыми преклонялись к христианству, утешения искали и прочих поблажек. Корнуоллские старухи крепкие, как кремень, очень цепкие за свои права дамы. Они нам помогут, братцы, они за нас сильно голос держать решили. Кстати, Леша - там официально нам невест выбирают. Займись этим вопросом.
- А что сразу «Леша»? - вскинулся Зубриков. - Я вам что, первый парень на деревне?
- Ты холостой, - просто и серьезно ответил Витя. - Тебе и девок в руки. Развлекайся, сам так решил. Ладно, легаты, не хотите, как хотите. Сами потом локти будете кусать, что пропустили разгром Французской армады.
- Я бы с радостью, Вить, но они ведь люди неорганизованные. Ты сам точно не знаешь, когда бой будет. Мне к Тюдору ехать надо. Решать за Уэльс.
- Да, - покачал головой Витя. - Порядка у них мало. Ты поезжай сегодня к Тюдору, может, и успеешь к зрелищу. Там красиво будет, гарантирую: свежий воздух, чашка горячего шоколада, сядешь в кресло, как белый человек, на полуюте, в уюте, получишь массу впечатлений. 
Все рассмеялись и разошлись по делам.

0

75

Изоляция это ненормально. Это тупиковое направление жизни страны. Во всем надобна мера. Атланты держались строгой изоляции, вплоть до дикости - скрывали свои лица от иностранных собеседников и сотрудников. С другой стороны, атланты всегда были готовы протянуть руку помощи другим народам, для помощи себе, естественно:) «Это диалектическая политика, норма диалектонной политологии - это понимать надо», - серьезно заявлял Зубриков и все посмеивались над ним, понимая, что хоть и балаболка, но свой - во всем надобна мера.
Корнуольцы собрались быстро на дело милитаризации народа. Мужчинам такое завсегда только предложи - мигом похватают деревянные дрыны, за неимением ломов, и смело в бой пойдут за власть кого-угодно. А в этот раз им предложили не просто мечи и щиты, хоть атланты и не жадничали с этим оружием. Сначала спросили об особых пожеланиях, кто их знает этих корнуоллских горцев, может быть у них какие традиционные ножи или мечи в культурном запасе имеются. Оказалось, что Корнуолл спокойно воевал чужим оружием, и вариант атлантского стандарта им понравился: удобно, не мал, не велик - в самый раз размерчик. Ножи модели «Кресси» и гладусы «Помпей» атланты могли поставить в приличных количествах - надо же было подросткам отрабатывать в Атлантиде на кузнечном производстве, набираясь опыта на ковке простейших железяк. А когда из Уэльса пойдет руда и уголь - вообще будет славно - ширпотребную сталь атланты были готовы варить, не хватало только конкретных сортов угля и руды, чтобы наладить грамотный процесс плавки стали.
Арбалеты сразу пришлись по душе горцам, настоящее оружие для обстрела врагов из укрытий - хоть стоя, хоть лежа можно выцеливать противника - очень удобно в гористой местности. А по тем ценам, что запросили атланты, горцы были рады накупить арбалетов и болтов на поколение вперед.
Пять десятков довольно пожилых людей пришли к Плиму, где прокляли и все на свете, и злобных легионеров с их палками, которыми эти задаваки подгоняли нерадивых  неразумных. Стариков не уважали - заставляли выполнять странные упражнения: "моторикус пальцев развивайте! это вам не кайлом махать" - учили подсчету целей, грамотному разделению противника на «клиентов», как выражались атланты. Уже через пару дней некоторых стариков выдвинули на должности «десятских», но только стихло недовольное роптание остальных, обиженных невниманием, как этих «десятских» выгнали из военного городка, где проживали новобранцы. На прощание им вручили специальные знаки: серебряные полосы с гравировкой «Гвитес Анхенден» - «Гвардии старшина» - хочешь, в браслет согни и носи на руке, хочешь, на шею приладь, да хоть на лоб себе к перевязи прикрепи - это уже ваши заботы, горцы гвардейцы, валите и передавайте знания своему молодняку.
На прощание легат Зубриков напомнил им о главном: «Иисус сказал: Царствие Отца подобно человеку, который хочет убить сильного человека. Он извлек меч в своем доме, он вонзил его в стену, дабы узнать, будет ли рука его крепка. Тогда он убил сильного». Это Евангелие от Фомы, заповедь сто вторая. Возвращайтесь в свои дома. Вонзите мечи в стены.   
А оставшихся снова поделили на лучших и менее способных. Но уже через три недели все получили свои знаки гвардейцев - два десятка дней бесконечной возни с арбалетом, это было жутко, это было непривычно поначалу, но пожилые люди привыкли. Во время отдыха они с интересом пытались разузнать побольше об атлантах, но ничего не получалось. Пять десятков были размещены на ночлег в удобный, небольшой деревянный домик. Куда доставлялось пропитание и в котором были все удобства для отдыха после муштры. Маски свои легионеры не снимали, разговаривать на посторонние темы отказывались, постоянно пробегали играючись наколоченную полосу препятствий, на все вопросы только выдавали палкой болтунам и любопытным.
Когда срок обучения подошел к концу, корнуоллские старейшины покачали головой: атланты на их глазах разобрали домик по бревнышкам и унесли их к себе в крепость, оставив голое место там, где всего час назад стоял дом - старики уже привыкли к его стенам, и вот так просто... было жилье, и нет его. Странные они, эти атланты.

0

76

И началось возмущение в горах, молодые парни сперва хотели подурачиться, повыпендриваться, но в ответ получили палками по рукам и головам - старшины признали метод палочной дисциплины очень удобным для воспитания воинского духа в новобранцах. Да что там! Легат Зубриков проводил с ними немало вечеров у костра и внятно, спокойно объяснил им необходимость организации особого языка войны. Нужны краткие позывные. Это было понятно, одно имя для мира, совсем другое для войны. Но легат и ругательства признал делом нужным, полезным в организации военной силы. Он одобрил и флаг Корнуолла - флаг Святого Пирина с белым крестом на черном поле. Он объяснил им необходимость строгой организации армии, необходимость создания Корнуоллского легиона, который не должен превышать численностью более восьми тысяч человек, с четким разделением на центурии и декурии. Желательно по родственному признаку, по клановому признаку. Необходимо прогнать через воинскую службу всех мужчин, кроме негодных по стостоянию здоровья. И не бывает совсем негодных! Война, она женщина непривередливая, ей всякий мужчина сгодится. Понимать нало. И помочь братьям легионерам выполнить службу не трудную, но нужную. Видели же пострадавших атлантов - ничего, пашут, как бандерлоги. Кто такие бандерлоги? Это такие атланты, которые внимательно слушают легата. Вы тоже, как бандерлоги - но себе на уме. Это отлично! Вы - дети гор. Корнуоллский мужчина должен быть воином и оловодобытчиком. Всегда иметь возможность отработав на клан в шахте - отработать на клан на поле боя. Необходимо устраивать постоянные мирные соревнования между кланами, необходимо ввести ценные переходящие призы для победителей - Олимпийские игры - это целая культура воспитания здорового народа. Призы должны быть оловянными - ценность в славе, ценность в признании заслуг, а не в золоте. Нельзя унижать проигравших, жизнь переменчива и Господь любит Корнуолл. Сегодня ты слаб - трудись, и завтра ты станешь сильней. Нет бесполезных никчемушников - есть безмозглые недотепы воспитатели. У каждого есть место в жизни. Каждому - свое.
Старики мотали на ус, и понимали - атланты совсем другие люди, вроде бы все ясно и понятно, и принять их правила не трудно, но все это было ненормально. Так люди не живут. Но их успокаивали слова атланта, что они могут жить так, как им вздумается, у них своя голова на плечах, олово роют и молодцы, начнут воевать успешно - слава богам, останутся при своих обычаях и поконах - да флаг Пирина им в руки, и барабан на шею - живите, как хотите. Атланты показали свой путь, провели по нему, и вернулись обратно со своими спутниками. Теперь у людей Корнуолла был и выбор и все необходимое, чтобы сделать его. Или не делать. Никто никого никуда не торопит. Куда спешить? Девоншир под боком - пара десятков миль и привет, совсы, мы к вам в гости, пограбить чего полезного.

Корнуоллские гвардейцы не долго собирались: нож за пояс, меч в ножны, арбалет в чехле за спину, и болтов прихватить немного в дорогу. Первая вылазка горцев прошла удачно: под утро подкрались к деревушке, устроили побудку, подпалив самую невзрачную хижину, потом расстреляли активных мужиков. Потом дождались шевеления неактивных, их тоже расстреляли из арбалетов. Только потом прошлись с ножами и мечами по деревне и дорезали всех выживших. А потом пришло сладкое время сбора добычи. И в этом деле очень помогли женщины и малые - деревушку обнесли полностью. Трупы побросали в речушку - плывите, сволочи, плывите, кормите рыбку, кормите - и от трупа врага должна быть польза.
И начался переполох в Девоне. Когда англичане собрались и решили перейти реку Тамар, чтобы наказать разбойников, они были изумлены полученным сообщением от атлантов: «Имеете право. Удачи! Боги решат судьбы воинов». И предводителей Корнуоллского легиона сразу предупредили - разбираться с Девоном будете сами. Вы охотники, они - дичь. Не позорьте себя, не обращайтесь за помощью. Атланты поставят оружие и припасы. Если профукаете свое добро - сами себе «клавы» суетные. «Клав» по вашему «тупой», вот вы и станете «тупицами» - и мозгами слабые и оружием негодные - зачем полезли на врага, если силы ни фига?
Это ваши хозяйские разборки, войнушка она тоже, разная бывает. Придут враги с намерением серьезным, вторжением нахальным, с политически негодными намерениями - тогда атланты станут стеной. А в остальных случаях - воюйте вы на здоровье, чтоб вы все сдохли, на полях и холмах Девона.
Корнуолл начинал привыкать к цинизму атлантов. В беспросветной жизни шахтеров появился не просто лучик света, да что там лучик! Свет снизошел на Корнуолл, осветив все уголки их жизни, и увидели корнцы, что жили они недостойно. А тут и предложение от добрых атлантов - налетай, разбирай полезные и вкусные товары, за ваше олово будете жить здорово! И оказалось, что жить можно лучше. И жить можно не скучно, совмещая и привычную, родную работу в горах, и новые умения - часы полные риска, куража, ощущения родства с воинами своей крови, ощущения от первых побед и потерь. Черное знамя Корнуолла с белым крестом все чаще и чаще стало развеваться над полями и холмами Девоншира. Горцы не лезли на замки, но все городки, мелкие поселения, монастыри они уничтожили на пару десятков миль от границы с Корнуоллом. Практически треть Девона вымерла. И тогда гвардейцы стали выходить в рейды на пару суток, забираясь на сорок миль вглубь английского графства, уже без женщин и подростков, но более солидными отрядами в пару сотен воинов. И этих сил хватало, чтобы Девон обезлюдел - англичане стали уходить из графства. А Лондон был предупрежден - сунетесь в Корнуолл новой армией, не обижайтесь - у нас рек много, на все трупы рек хватит. И перестаньте слать посыльных с просьбами выдать трупы для захоронения! Нет у нас ваших трупов. Нет! Атланты трупы врагов не кушают. Ваши трупы рыбки кушают. О природе заботиться надо. Корнуольцы вот понимают. Так что в Девоншир можете хоть все свои вооруженные силы пригнать на охрану границ. Корнуольцы совсем от жадности берега потеряли - такие они до чужого добра охочие оказывается, мало им прибыли от олова. Пустите им кровь мерзавцам! Пусть утихомирятся, а то ишь чего вздумали - девонширцев грабить. И вообще, давно пора о мире задуматься! Дождетесь лопухи - на вас Французы нападут! Они такие, эти французы - те еще пройдохи.

0

77

«Тюдор, если любишь жизнь. Завтра утром выезжай на прогулку. Иди за монахом в черном. Хочу поговорить. Жизнь гарантирую. Атлант».
Оуэн ждал этого приглашения. Он кивнул оруженосцу: «Завтра у меня будет встреча. Я поеду один. Проследи. Не вмешивайся. Атланты». Меррдок Руни с улыбкой поклонился. Дела господина пойдут в гору! Завтра все станет ясно, что там творится с атлантами этими неизвестно откуда свалившимися на Англию. И на разговор они пригласили Тюдора - удача! Удача Грифонов хранит этот род, и часть ее перепадет и ему - Руни из Рунбрима.

На следующий день, после пробуждения, Тюдор спокойно позавтракал, надел наряд, накинул плащ и отправился на встречу. Он любил делать дела быстро, решительностью поступков сбивая с толку неприятеля. Атланты были ему неприятны. Странные воины, странные победы, странные слухи - никто не любит странности. Вчера они неприятно ударили по твоим врагам, завтра достанут и тебя. Никто не любит странности.
Сразу за воротами поместья, в котором он останавливался в Бристоле, его встретил монах в черной рясе, кивнул и спокойно пошел своим путем. Тюдор не спеша следовал за ним и обдумывал свои требования к атлантам.
Даже не покинули предела города, и монах отворил перед всадником ворота в ограждении вокруг дома старого валлийского торговца Джонатана Кроули. Этот Ворон был всем известен, всем знаком - многие годы он контролировал рынок сбыта угля и железа - неустанно разъезжая между Гламорганом и Кардиффом, сплетая все новые и новые интриги. Именно деньги Ворона, а точнее долг Ворону заставил Глиндура ап Грифида бросить открытый вызов правлению англичан четверть века назад. Восстание вспыхнуло и было подавлено - не спеша, спокойно, со знанием дела, с получением прибылей всех заинтересованных сторон. Тюдор понял, что ему предстоит не просто сложный разговор, а, возможно, разговор от которого будет зависеть его жизнь. Он спешился, и, не обращая внимания на конюха, пошел к знакомым дверям.
Двери в большой, крепкий, трехэтажный дом, больше напоминающий замок, сразу отворились перед валлийцем. Он прошел в залу, где всегда происходили встречи хозяина и гостей.
Но в этот раз хозяин его не встретил. Около узкого оконца стояла фигура, которая обернулась и улыбнулась валлийцу, блеснув белоснежными зубами под полумаской, скрывающей черты лица незнакомца. Он начал разговор первым:
- Приветствую тебя Оуэн ап Мередитт ап Тюдор. Ты можешь звать меня легат Алекс. Если тебя смущает моя маска - можешь надеть маску тоже, это будет честно, - и атлант указал на край стола, где лежала полумаска, ткань которой заставила Оуэна сделать шаг и взять ее в руки. Это был поступок хозяина, Тюдор знал толк в тканях, его дела на этом рынке, вечном рынке, процветали. Он сразу понял - такого качества шерсти он еще не встречал, это была шерсть, но... такой тонкой работы он не встречал. И шелковые вставки говорили о вкусе мастеров атлантов. «Они могут стать мне сильными конкурентами», - подумал Оуэн.
- Я не нуждаюсь в том, чтобы скрывать свое лицо, - с гордостью ответил валлиец и положил маску обратно на стол.
- Замечательные слова. Тогда мы поговорим, и перекусим, - атлант жестом пригласил Оуэна присоединиться к нему и сам отодвинул себе кресло хозяина, на которое и уселся с видом человека на своем месте.
Тюдор тоже присел, они недолго помолчали, пока два человека в странных одеяниях выставляли на стол блюда и подносы со съестным. Запах кушаний сразу привел Тюдора в хорошее настроение - покушать он любил.
Легат с улыбкой пригласил валлийца отведать вкусностей:
- Кетч, оливус, рыбсы и мясо по атлантским рецептам. И, конечно же, бутылочка вина.
И он потянулся к бутылке, привезенной из метрополии, из Атлантиды. Запас вина был у атлантов именно для таких случаев - встречи с незаурядными личностями, великими людьми, изменившими историю в их прошлом.  Вино из других мест, из других времен... на бутылку Оуэн сразу обратил внимание, как дикарь на звездолет - такого он никогда в жизни не видел. Он и про атлантский кетчуп и майонез только слышал.
Свои рецепты парни не секретили, но у европейцев помидорок не было и в помине, а майонез был не редкость, молочно-яичные соусы все мутили, попадались довольно прикольные на вкус рецептики.
Взяв какую-то непонятную металлическую штуковину, атлант ловко вынул пробку из бутылки, и разлил белое вино по двум серебряным бокалам. Один он сразу взял, закрыл глаза, принюхался к вину, потом сделал первый глоток и пояснил валлийцу:
- Старое вино. Пей, Тюдор и угощайся! У нас, атлантов иногда принято вести важные беседы за столом. Наследие симпозиумов Эллады, наследие древней Римской империи. Всегда можно тщательно обдумать слова собеседника и свой ответ, тщательно пережевывая пищу, наслаждаясь вкусом вина, если оно достойно наслаждения. Это красное вино, хорошо к мясу, но и с рыбой сойдет, - атлант ловко пользовался большими серебряными вилками, наполнил свою тарелку и принялся кушать.
Он ничуть не смущался Тюдора, кушал с ножом и вилкой, что очень удивило валлийца, привыкшего обращаться двумя столовыми ножами. Но атланты, несомненно, знали о его привычках, перед его тарелкой лежали два столовых ножа, аккуратно завернутые в белоснежную ткань. Валлиец опять не сдержал профессионального любопытства - а он с детства был воспитан: внимательно относиться и к делам мира, и делам войны - и опять признал отличное качество атлантского материала. Только он попробовал мясо с этим самым «кетчем» и признал - что-то в этом соусе было такое, что захватывало вкус, крепко цепляло своим богатством оттенков кислого, острого и соленого, и... валлиец понял, что вкус он запомнит. Но слова беседы не дали ему насладиться едой, слишком они были неприятны своей простотой, открытой честностью:
- Тюдор, ты хочешь стать королем Уэльса. С такой змеей под боком, как Валуа это было бы трудно, но возможно, - Алексей приподнял кубок с вином, сделал глоток и пропел. - «О, Пари», славный городок.
Оуэн смотрел на атланта без страха. У этого валлийца были, как говорят амеры, «стальные яйца». Еще бы! Оуэн ап Мередитт ап Тюдор - Тюдором он назывался в честь своего деда Тидира ап Горонви. Оуэн был потомок валлийского правителя Рис ап Грифида - Грифон, это было сильно. В свои двадцать пять лет уже зарекомендовал себя как отличный воин, и умный, расчетливый бизнесмен, хозяин. Смел, просто до безумия смел.
Зубриков дал Тюдору время обдумать услышанное, сам с любопытством разглядывая валлийца, и мысленно перечитывал «досье» на эту фигуру: «Поступил на службу к Екатерине Валуа после смерти ее мужа, три года назад. Через несколько месяцев они стали любовниками. Катрин женщина страстная, ей простительно. Они были бы отличной парой, но не выйдет в этот раз. Нам такие потомки не нужны. Потомок королей Уэльса, он плюнул на все интриги англичан и начал свою игру. Он женился на вдове Генриха пятого, на бывшей английской королеве. Их внук в иное время стал королем Англии и начал династию Тюдоров, королей Англии. Атлантов это не устраивает. Если такие люди начнут править Англией, там и до Елизавет рукой подать, та еще рыжая, бесстыжая... хотя, она вроде бы не Тюдор, а почему не Тюдор? Казнила она соперницу по фамилии Стюарт, вполне могла быть Тюдорихой - нет уж, не надо нам ловких таких».

0

78

У корнуольцев была забавная поговорка: «Арасменед гвелвел» - «С чужой горы видней». Неужели валлийцы не видели того политического состояния, в котором они оказались после прихода к власти Вильгельма, нового витка в развитии Британии.
Уэльс был со всех сторон окружен врагами: с запада жили ирландцы, буйные, веселые любители переплыть пролив и пограбить. На севере жили шотландцы - тоже знатные любители спуститься с гор и дорваться до чужого добра. На востоке жили англичане - это вообще были пройдохи с вечными интересами слямзить все, что плохо лежит и может пригодиться в английском хозяйстве. А на юге были Девон и Корнуолл. Девон это затаившийся зверек, а Корнуолл сейчас говорил устами атлантов: и атлантам не хотелось тратить силы на валлийцев. А вот взять с них угольком и рудой - было отлчным вариантом. Старик Ворон, оказался мудрейшим дядькой, да какой он старик! Ему всего под шестьдесят лет было. В эти времена - уже почтенный старец, а вся почтенность в том, что пережил пару поколений своих безмозглых и горячих сверстников. С почтенным Кроули они столковались. И номинальная власть Грифида Тюдора их устраивала, но Зубриков честно предупредил валлийца - с Тюдором он намерен разобраться честно, быстро. Для хорошего дела медлительность вредна. Возможно Тюдор и не переживет встречу, скончается от внезапных впечатлений ночью, во сне. «Жаль, мастер Кроули, очень жаль, что в Уэльсе не осталось недостойных потомков Грифидов. Не нравится мне Оуэн. Горячий, молод, вздорный, сметливый, хозяйственный. Плохой король! Всем мешать будет. При таком трудно спокойно заниматься своим делом. А нам надо делать свои дела. Несколько десятков лет присматриваться друг к другу. Привыкать. Наши внуки могут начать чудить, все нами накопленное пустить в распыл вражды. Нам это зачем?» - прямо смотрел в зеленые внимательные глаза старого валлийца атлант. «Нам такого не надо!» - согласился с ним местный олигарх, который давно понял важную истину: копи золото, а власть сама придет с ним. И за ним придет власть. Всем хочется добраться до чужого золота! Атланты предложили невиданные перспективы! Им был нужен его каменный уголь! И не в тех скромных запросах, что удовлетворяли английскую и валлийскую знать - топить очаги и камины углем было удобней, но непривычно, находились даже мерзавцы, которые портили торговлю, распуская гадкие слухи о том, что «дым камня-угля вреден, он портит вкус пищи!» Атланты ничего ему не рассказали о свойствах угля, но сразу признались - им уголь нужен. И когда легат Алекс ему назвал примерные цифры объемов, которые они готовы и менять на олово, и на золото готовы поменять - Джонатан Кроули понял, что он напал на золотую жилу. И судьба Уэльса была решена. Узнав же о политике атлантов по отношению к Девону, старый валлиец расхохотался и одобрительно покивал - мудрое решение, верное решение - война всем даст свое, каждый получает свое - он получит прибыль.

Попивая вино, Зубриков рассматривал герб Тюдоров украшавший куртку Оуэна - пурпуэн. Он никак не мог разобраться и сообразить, что это за три штуковины украшают поле щита: рыцарские шлемы это, или какие-то другие забавные валлийские штучки? Бросив гадать, он поведал о необходимости изменить товарно-денежные отношение соседей. И сразу предупредил:
- Если ты не согласишься стать королем независимого Уэльса - мы тебя подставим, или просто убьем. Сильный ты, опасный. Нам такие не нужны в соседях. Станешь королем - проблем у тебя будет полон день хлопот, это тебе не шерстью торговать и мечом махать. Главное ты узнал: будет тебе и торговля и война. Никому не нужна сильная Англия. Девоншир мы все будем топтать несколько десятилетий: ирландцы, корнуольцы, валлийцы, англичане. Без шотландцев обойдемся, для них работа во Франции припасена. Там Катрин Валуа им найдет, чем заняться, кого прирезать.

0

79

И тут Оуэн Тюдор расхохотался. И Зубриков понял, что с этим человеком можно покалякать о делах общих, скорбных, но лучше бы по-быстрому вынести решение о его судьбе. А решения Леша принять не мог. Тюдор ему откровенно был неприятен, но, вот забавный парадокс, от этого он был интересен. В Оуэне удивительным образом сочетались и простота нравов этакого рыжего лохматого дикаря с горы, и хитрый подход современного политика. Никколо Макиавелли еще не родился, но «государей» уже хватало. Уэльс был небольшим, но почти полностью самодостаточным королевством. В нем было все для процветания: и земли для пахоты, и пастбища для скота, и рудники с богатым запасом ресурсов, и ресурсы важные, ценные - уголь, соль, железо, немного меди, серебра - Уэльс был богат горами. Сноудон, Брехайн, Камбрия были щедры для рачительных хозяев. И морское побережье было к услугам валлийцев. Такому государству атланты хотели предложить короля - не надо таким развивать общественные отношения, пусть живут по старым обычаям, неспешно, но уверенно двигаясь в будущее.
Атланты практически ничем не рисковали. Корнуолл был нищим. Англы довели его народ до глубокой нищеты. Связываться с корнцами не сулило никаких выгод. Даже безбашенные ирландцы уже намекнули о согласии встретиться и перехрюкать по-соседски вопрос о поставке олова. И атланты прекрасно понимали - надо идти навстречу соседям, иначе половину армии корнуольцев надо забрить в пограничников, и вылавливать контрабандистов. Корнуолл был готов поделиться толикой олова, взамен готов принять необходимые ему товары. Все вокруг понимали: Корнуоллу надо дать накопить жирок, упадут корнуольцам крохи с атлантского стола, и тогда можно грабить. Но все не принимали в расчет социальные замуты, которые атланты уже строили в Корнуолле, а те готовили горцев к партизанщине в условиях вражеского вторжения. Более того, англичане уже разбалаболили о политических претензиях Атлантиды на Корнуолл, что он стал вассалом Атлантиды, и олово горцы будут рыть для атлантов. А с атлантами очень неудобно разговаривать, иногда смертельно опасно. Логику поступков атлантов англичане не хотели понять, и атланты были рады этому.
Но хитрить с соседями атланты не собирались. Все просто. Вот расклад по варианту соседского существования. Другого не будет. Не будет мира между соседями - будет война атлантов с возмутителями спокойствия. Вражда с соседями приветствуется, поддерживается - всем нужна армия, всем нужно быть готовым отстоять свое, родное. За счет англичан - да пожалуйста, всем добро пожаловать в гостеприимный Девоншир, его холмы, поля так и ждут смелых, горячих и дерзких, готовых мечом добывать славу и богатства. Кто из девонширцев не спрятался - атланты не виноваты - всем дали и время, и возможность принять решение, собрать накопленное и перебраться на восток. Англии сейчас нужны рабы, нужны рабочие руки - восстанавливать порты, восстанавливать порушенное атлантами.
И тут Оуэн Тюдор расхохотался. И Зубриков понял, что с этим человеком можно покалякать о делах общих, скорбных, но лучше бы по-быстрому вынести решение о его судьбе. А решения Леша принять не мог. Тюдор ему откровенно был неприятен, но, вот забавный парадокс, от этого он был интересен. В Оуэне удивительным образом сочетались и простота нравов этакого рыжего лохматого дикаря с горы, и хитрый подход современного политика. Никколо Макиавелли еще не родился, но «государей» уже хватало. Уэльс был небольшим, но почти полностью самодостаточным королевством. В нем было все для процветания: и земли для пахоты, и пастбища для скота, и рудники с богатым запасом ресурсов, и ресурсы важные, ценные - уголь, соль, железо, немного меди, серебра - Уэльс был богат горами. Сноудон, Брехайн, Камбрия были щедры для рачительных хозяев. И морское побережье было к услугам валлийцев. Такому государству атланты хотели предложить короля - не надо таким развивать общественные отношения, пусть живут по старым обычаям, неспешно, но уверенно двигаясь в будущее.
Атланты практически ничем не рисковали. Корнуолл был нищим. Англы довели его народ до глубокой нищеты. Связываться с корнцами не сулило никаких выгод. Даже безбашенные ирландцы уже намекнули о согласии встретиться и перехрюкать по-соседски вопрос о поставке олова. И атланты прекрасно понимали - надо идти навстречу соседям, иначе половину армии корнуольцев надо забрить в пограничников, и вылавливать контрабандистов. Корнуолл был готов поделиться толикой олова, взамен готов принять необходимые ему товары. Все вокруг понимали: Корнуоллу надо дать накопить жирок, упадут корнуольцам крохи с атлантского стола, и тогда можно грабить. Но все не принимали в расчет социальные замуты, которые атланты уже строили в Корнуолле, а те готовили горцев к партизанщине в условиях вражеского вторжения. Более того, англичане уже разбалаболили о политических претензиях Атлантиды на Корнуолл, что он стал вассалом Атлантиды, и олово горцы будут рыть для атлантов. А с атлантами очень неудобно разговаривать, иногда смертельно опасно. Логику поступков атлантов англичане не хотели понять, и атланты были рады этому.
Но хитрить с соседями атланты не собирались. Все просто. Вот расклад по варианту соседского существования. Другого не будет. Не будет мира между соседями - будет война атлантов с возмутителями спокойствия. Вражда с соседями приветствуется, поддерживается - всем нужна армия, всем нужно быть готовым отстоять свое, родное. За счет англичан - да пожалуйста, всем добро пожаловать в гостеприимный Девоншир, его холмы, поля так и ждут смелых, горячих и дерзких, готовых мечом добывать славу и богатства. Кто из девонширцев не спрятался - атланты не виноваты - всем дали и время, и возможность принять решение, собрать накопленное и перебраться на восток. Англии сейчас нужны рабы, нужны рабочие руки - восстанавливать порты, восстанавливать порушенное атлантами.

Встреча закончилась прощальными словами легата: «Ты мне очень не нравишься, Тюдор. Я очень хочу тебя убить. Но только поэтому ты еще жив. Думай. Решай. Трое суток у тебя. Предложение атлантов просто: либо корона и жизнь, либо смерть». Мастер Кроули прибудет через два дня. Он нанесет тебе визит».
***
После разгрома у Плимута в парламенте впервые прозвучали предложения о начале переговоров с атлантами. Нижняя палата - торговцев и ремесленников быстро смекнула, что с атлантами проще договориться и потихоньку разобраться методами более аккуратными, не терпящими суеты. Не вышло сталью - возьмем ядом и стрелой. Но и в палате лордов сразу нашлись сторонники быстрого заключения перемирия - Йорки ничего не потеряли, их владения были в центре и на севере от Лондона - им было выгодно поражение Ланкастеров, они получили шанс стать главенствующей ветвью английской аристократии. А с атлантами всегда можно разобраться потом

Встреча закончилась прощальными словами легата: «Ты мне очень не нравишься, Тюдор. Я очень хочу тебя убить. Но только поэтому ты еще жив. Думай. Решай. Трое суток у тебя. Предложение атлантов просто: либо корона и жизнь, либо смерть». Мастер Кроули прибудет через два дня. Он нанесет тебе визит».
***
После разгрома у Плимута в парламенте впервые прозвучали предложения о начале переговоров с атлантами. Нижняя палата - торговцев и ремесленников быстро смекнула, что с атлантами проще договориться и потихоньку разобраться методами более аккуратными, не терпящими суеты. Не вышло сталью - возьмем ядом и стрелой. Но и в палате лордов сразу нашлись сторонники быстрого заключения перемирия - Йорки ничего не потеряли, их владения были в центре и на севере от Лондона - им было выгодно поражение Ланкастеров, они получили шанс стать главенствующей ветвью английской аристократии. А с атлантами всегда можно разобраться потом

0

80

Среди англичан и так людей с характером говна – сполна. А когда склока затрагивает все общество - тушите свечи - бегом из дома, в кабак, и пейте с горя и обиды. Англия раскололась на два лагеря: Йорки выступали за мир, Ланкастеры требовали войны и мести.
И как подарок судьбы все узнали о «крестовом походе» доблестных и добрых верой христианских воинов против мерзких колдунов. Всех объединила общая ненависть к французам - нельзя допускать их на территорию Англии. Быстро решили вопрос с тремя портами, где крестоносцев встретят припасами и позволят отдохнуть в нелегком походе, перед честным боем. Потом дружно составили и план содействия походу. Все понимали - в случае победы над колдунами - надо будет немедленно разобраться с союзниками и вежливо указать им сторону, в которой их родные замки, наследные владения - а здесь Английская земля! Собранное войско, количеством в пять тысяч человек погрузили на военные корабли и отправили к южному побережью Англии, к острову Уайт, где у белых скал решили дождаться прихода кораблей крестоносцев и помочь им, послужить проводниками. Английский флот возглавит лучший корабль современности - гордость и краса Англии - каракка «Грейс Дью», флагманский корабль английского короля Генриха пятого. «Милость Божья» была одним из крупнейших судов своего времени. В длину каракка достигала 218 футов, в ширину 50 футов - примерно в три раза корабль превосходил размерами суда своего класса. Особенно величие английского монстра бросались в глаза на фоне сотни приличных кораблей сопровождения, которые сразу казались невзрачными мелкими малышами рядом с взрослым крепким и опасным бойцом. Подняв флаги английской родов флот отплыл на юг, провожаемый восторженными криками англичан - никто не сомневался в победе. На море англичане были непобедимы, в это они верили твердо, подкрепили свою веру многими победоносными сражениями. Это были их берега, родные и привычные условия - никто не сомневался в превосходстве английского морского флота над чужеземцами. Они еще поплатятся за все!
*** 
Все водоплавающие посудины того времени можно было разделить на две большие группы: суда и корабли. Судном принято называть мирный купеческий перевозчик, хотя самого понятия «мирный купец» никогда не существовало, купец всегда готов в бою защитить свой товар.
Корабль имел военное назначение, его товаром были солдаты. «Коробки» и «Башни» так можно просто разделить все перевозчики. Победа на море достигалась в результате абордажной схватки - когда два корабля соприкасались бортами, позволяя солдатам начать бой. Башни служили местом укрытия лучникам и арбалетчикам.
Для атлантов ситуация абордажа была недопустима, зачем терять легионеров и пехморов с морпехами? Долго они искали ответ на вопрос: почему не получила распространения тактика - «жги и жди» - при которой можно просто забросать корабль противника горючими снарядами. Ответ они нашли только один - расчетливость, жадность - война должна сама себя кормить, а если сжечь трофей, тебе ничего не достанется. Но им ничего и не нужно было от противников. Поэтому Витя и Ринат упорно работали над способом доставки снаряда к противнику. Построить крепкий, надежный корабль сами они еще не могли. Заказать у итальянцев тоже не могли - на сторону уходили секреты развития кораблестроения. Оставалось работать над гранатометом и аркбаллистой, над уменьшенной моделью пушки - искать баланс артиллерийского орудия между отдачей и силой. Мощное орудие отдачей разрушала конструкцию небольшого корабля.
Маневренность - и никаких абордажей. Витя расхохотался однажды, «Крысы вы сухопутные, это моряки сказали, что война - ерунда, главное маневры, а сухопутные сперли умные слова». Корабль зависит от ветра. Ветер переменчив, и это самое неприятное. Важное значение имела и выучка матросов - работающих с парусами. Во время маневров копилась усталость, совершались ошибки - чем и пользовался противник. На первый взгляд в ситуации абордаж нет разницы, с какой стороны дует ветер - все равно два корабля сцепятся и все решит схватка. Это совсем не так. Корабль, идущий по ветру, наносил удар по кораблю противника - а на море это была половина победы - противник просто падал с ног, терял возможность встретить первый, самый сильный натиск абордажников противника. Маневры всегда решали, всегда показывали свой план морским воителям. Очень долго корабли с веслами царили на волнах морских сражений - начальник мог не так зависеть от ветра, сам распоряжался силой и направлением движения корабля.
Флот противника не разочаровал. Все данные были подтверждены: пять узлов они смогли идти, за сутки перешли канал из Шербура на Уайт. Потом за трое суток и до Плимута решили добраться крестоносцы. Доберутся.
Зачем их топить далеко от дома? Рядом с Плимом и разберемся, решили Павловы. И не надо далеко будет уходить, с порога выдадим им огоньку, заблудшим путникам.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Корн и Розы