Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » И один в поле воин.


И один в поле воин.

Сообщений 101 страница 110 из 113

101

Иванов написал(а):

Данный ресурс не является издательством, а участники форума посещают его не в качестве корректоров,

Так я и не просил корректировать. Я попросил оценить в целом.

Иванов написал(а):

Maxfactor, своей "заявкой" на "выборочное комментирование" в ответ на критику,

Я всего лишь высказал пожелание. Потому что мне это действительно важно. Логику всегда можно поправить, если кому не нравится, а вот "удобочитаемость" текста - нет. Проще заново переписать.

0

102

Maxfactor написал(а):

Логику всегда можно поправить, если кому не нравится, а вот "удобочитаемость" текста - нет. Проще заново переписать.

Строго наоборот. Это грамматику всегда можно поправить, а вот если с логикой проблемы - надо переписывать заново.
Что касается грамматики и стиля - художественное произведение представляет собой единство формы и содержания. Художественных произведений без содержания не существует, чистые упражнения в стиле - это просто прописи, но и там какое-то содержание присутствовать должно. Утверждения, что будто бы существуют произведения "чистой формы", представляют собой полемическое заострение вопроса, не более того, и в любом случае, к вашему тексту это отнесено быть не может, так как у него есть сюжет и жанровая принадлежность.
Иллюстрирую тезис: ритмика фразы, темп, построение предложения в идеале должны быть разными в зависимости от того, каким будет по характеру ваш герой, потому что они же должны этот характер отражать. А пока это неясно - что тут советовать?

Maxfactor написал(а):

Так я и не просил корректировать. Я попросил оценить в целом.

Исправлять грамматику - это и значит корректировать.
Оценивать в целом - это оценивать идею, характеры, логику, художественные детали и соответствие языковых средств всему этому.
Если хотите общую оценку только формальной стороны, то, все, что можно на этом этапе сказать - глаз не рвет.

Отредактировано IvFox (17-01-2018 16:50:05)

+7

103

IvFox написал(а):

Строго наоборот. Это грамматику всегда можно поправить, а вот если с логикой проблемы - надо переписывать заново.

Сложно сказать. По-моему, иногда достаточно добавить одно предложение типа "меня послали вслепую, не снабдив нужной информацией - для нас это норма". И действия героя становится понятными и логичными.

IvFox написал(а):

Если хотите общую оценку только формальной стороны, то, все, что можно на этом этапе сказать - глаз не рвет.

Вот это действительно важно, потому что мне самому текст кажется ужасно корявым.

0

104

Maxfactor написал(а):

...мне самому текст кажется ужасно корявым.

Думается мне, что это происходит не из-за стилистики и грамматики, а именно из-за тех моментов, о которых Вам написали участники форума - за счёт сюжетных "провалов", произведение не смотрится гармоничным, и вероятно именно поэтому его текст кажется Вам "корявым". :dontknow:
Советую Вам переработать произведение с учётом критических замечаний, а потом повторно выложить в этой теме то, что получится.

+1

105

Maxfactor написал(а):

По-моему, иногда достаточно добавить одно предложение типа "меня послали вслепую, не снабдив нужной информацией - для нас это норма". И действия героя становится понятными и логичными.

Разбираю данное конкретное предложение.
"Меня послали вслепую" - выражение в русском языке не вполне нейтральное, а в сочетании с "не снабдив нужной информацией" - негативно оценочное. Поэтому оно противоречит буквальному пониманию фразы "для нас это норма", превращая ее в ироническую. Ведь если информация нужная, значит без нее работать нельзя, или качество работы будет хуже, значит, на самом деле, не предоставить ее - далеко не норма. Сравните: "Ну да, сделать надо вчера, средства выделим когда-нибудь - для нас это норма".
Если это понимание верное, значит герой уже критически настроен к "нормам" своего мира и ведомства, а это значит, что оказавшись в свободном поиске, он первым делом должен попытаться компенсировать недостаток информации, внимательно изучая планету, на которой оказался и вытаскивая из банков данных все мало-мальски полезное.
Если посылать неинформированного человека - на самом деле норма, тогда информация, которой ему не дали - не "нужная", а "лишняя". Фраза "для нас это норма" не прозвучит вообще, поскольку она предполагает скрытое сравнение (мы - вы - они). Тезис должен подаваться как собственное убеждение героя:
"Для наблюдателя важнее всего - непредвзятый взгляд. Если составить представление о планете заранее, потом невольно начинаешь подгонять по него результаты наблюдений. Поэтому мне сообщили только необходимый минимум"
Как видите, дело не в грамматике, дело в логике, умении настраиваться на определенную точку зрения, в лексике.
Есть еще один вариант - в момент действия герой считает обычаи своего народа нормой, но рассказывает об этом он гораздо позже, когда его взгляды уже изменились. Тогда в тексте должно быть это противопоставление "я вчерашний" - "я сегодняшний".
Таким образом, ваша фраза не только ничего не объясняет, но создает новую развилку: герой согласен с этим принципом, герой не согласен с этим принципом, герой тогда был согласен, а теперь нет. Каждый вариант предполагает разное поведение героя.
Сейчас мода писать от первого лица. Многие думают, что это легко, но легко это только в том случае, если герой - полное альтер эго автора, "только круче". А если герой - инопланетянин и его цивилизация основана на других принципах, то продумывать придется каждую строчку.

Отредактировано IvFox (18-01-2018 09:23:51)

+5

106

IvFox написал(а):

"Для наблюдателя важнее всего - непредвзятый взгляд. Если составить представление о планете заранее, потом невольно начинаешь подгонять по него результаты наблюдений. Поэтому мне сообщили только необходимый минимум"

Насколько же Ваш пример длиннее (у меня - 11 слов, у Вас - 25). А по логике для меня оба варианта (мой и Ваш) - равнозначны. Я просто не вижу между ними разницы. Да и вообще, когда я читаю книги, для меня мотивы героев - дело последнее. Как говорил Владимир Лем Максу Пейну: "Что бы ты делал или не делал, я уверен: у тебя были на то хорошие причины". Главное, на мой взгляд, - действие. Как у Микки Спиллейна, или Маклина, к примеру. Бах-бах-бабах! "Я вколотил зубы ему в глотку и приставил к голове кольт 45-го калибра, просто потому что он попытался не впустить меня". Или возьмите Эдмонда Гамильтона - там логики вообще нет, как класса. Герои действуют так, как захочется автору. У Лема в "Рукописи, найденной в ванной" непонятно даже, что происходит (и герой этого не понимает). Но я осилил, что называется, на одном дыхании. В "Эдеме" герои действуют, как сборище умственно отсталых (начинают исследовать планету вместо ремонта звездолета).  Но читать-то интересно, если не придираться к логике.

IvFox написал(а):

герой согласен с этим принципом, герой не согласен с этим принципом, герой тогда был согласен, а теперь нет. Каждый вариант предполагает разное поведение героя.

Герой относится к этому принципу нейтрально, просто принимая его, как данность. Солдат принимает устав, а как он к нему относится - генерала (начальство ГГ) не волнует.

IvFox написал(а):

Сейчас мода писать от первого лица.

Честно говоря, мне она не нравится. Позже я от нее отошел и пишу в ограниченном третьем лице (как принято в западной литературе). Хотя вот повесть об американском летчике без страха и сомнений я все равно пишу от первого лица. Просто потому что мне надо быть вместе с ним в кабине самолета и видеть обстановку его глазами.

0

107

Сюда же, чтобы не создавать новую тему, я закину другой рассказ. Он вообще без привязки к Земле. Но мир, из которого вышел ГГ тот же.

Умри, но воскресни!

Кларенс Т. Хантер, еле переставляя ноги, брел в густом полумраке коридора звездной базы. Какой смысл приглушать лампы «ночью»? Не лучше ли поставить датчики движения? Мысли еле ворочались, в глаза очень хотелось вставить как минимум по паре спичек.
- Кларенс! – повелительный голос кнутом хлестнул едва мерцающее сознание. Хантер остановился и поднял взгляд на атлетически сложенного мужчину, выросшего перед ним, словно по мановению волшебной палочки:
- Полковник Манн! Легки на помине. Я только что думал, как бы мне вас найти! Насчет ночного освещения!
- А я думал, когда же ты, наконец, перестанешь позорить форму десантника? Мог бы ее хотя бы постирать, раз выгладить слишком сложная задача для тебя!
- Я всего лишь скромный пилот, - ответил Кларенс, активно пытаясь разлепить веки. – Если вы поймали меня в коридоре только для того, чтобы сделать внушение по поводу обмундирования, так знайте: я целые сутки катал по учебному планетоиду взвод болванов под командованием кретина-лейтенанта …
- Есть важное дело… вне службы, - перебил полковник. – Ты должен срочно доставить меня на планету-полигон.
- Регина, аве Мария! У меня нет сил, командир! – возопил Кларенс. – Разве только если вы хотите, чтобы я раскокал и вас, и звездолет. А мне его жаль. Он у меня совсем новый.
- К сожалению, нет времени, – нетерпеливо сказал полковник. – Мне надо успеть… ты в курсе, что умер профессор Невтриносов?
- Туда ему и дорога, - Хантер зевнул и протер пальцами глаза.
- Я знаю, что у вас были натянутые отношения, но нельзя же так…
Внезапно Кларенс подскочил, словно его ткнули иглой пониже спины:
- Что вы сказали? Кто умер?
- Начальник центра разработки вооружений профессор Невтриносов, – раздельно проговорил полковник.
- У них же есть воскресительная машина! Новая! Второй модели!
- Что-то пошло не так. Церемония погребения…
Не говоря более ни слова, Хантер схватил полковника за руку, и оба – пилот и командующий базой, что есть силы, рванули в док.

Оставляя за собой огненный след, звездолет камнем падал на песчаную поверхность планеты-полигона. Засунув ноги под себя, скрючившись в совершенно немыслимой для нормального человека позе, Кларенс вцепился в ручное управление, и, сжав зубы, вел окутанную белым сиянием машину. Только бы успеть… Сидевший в кресле навигатора полковник Манн сонно прикрыл глаза.
Но вместо унылого бетона посадочной площадки, Хантер увидел пеструю толпу.
Горизонт запрыгал, звездолет запахал по песку, взметая клубы пыли. Кларенс рванул рычаг аварийного сброса двери и, как только сработали пироболты, понесся, не чуя под собой ног, в сторону погребальной процессии.
Украшенная розами и гибискусами капсула с телом профессора стояла на тележке, готовая к загрузке в дезинтегратор. Хантер не поверил своим глазам: на лице покойного застыла… улыбка!
- … мы предаем огню тело достойнейшего члена общества, споспешествовавшего прогрессу и процветанию Галактики! – отдуваясь и периодически приглаживая пышные черные усы, распинался коренастый тип в строгом костюме. – Необратимая и безвременная кончина вырвала его из наших рядов!
- Стойте! Стойте! – закричал Кларенс, хватая ртом горячий воздух. – Инспектор Мэйн, вы не можете его вот просто так…
Тишина, и без того стоявшая на площадке, стала оглушительной. Десятки пар глаз уставились на Хантера.
- Ничего нельзя сделать, - отрезал усач. – Не мешай нам.
Кларенс в отчаянии обвел толпу взглядом.
- Лилианна Андреевна! – умоляюще закричал он, увидев знакомое лицо. – Пожалуйста, скажите ему! Вы же врач!
Высокая женщина в темном, украшенном астрой платье, печально покачала головой:
- Он прав, Кларенс. Как бы мне ни хотелось не говорить банально, но в нашем случае медицина бессильна.
- Я должен сам в этом убедиться! Необходимо повторить…
- Мы не можем прервать церемонию ради хотелок жалкого пилота! Джеральд, будьте добры, избавьте нас от своего подчиненного. Любыми способами!
Но прежде, чем полковник успел открыть рот, Хантер выхватил боевой разрядник. Люди шарахнулись в сторону.
- У меня здесь ракета. Ядерная. Никто не уйдет обиженным, – скучно, словно читая лекцию в планетарии, пояснил Кларенс.
- Ты маньяк! – прошептал инспектор. - Угрожать заместителю председателя Совета! Это неслыханная наглость! Хватайте его, Манн!
- Дасти, ему достаточно отпустить кнопку, и от нас всех даже пепла не останется. Рискните сами.
- Я буду жаловаться! Я сообщу в Совет!
- Если не вознесетесь в стратосферу, - зловеще улыбнулся Кларенс. – Впрочем, я сам накатаю кляузу.
- За что? – вытаращился Дасти. Весь его апломб словно сдуло горячим дыханием пустыни.
- За то, дружище, что вы и пальцем не пошевелили для спасения достойного члена общества, спо… спе… как его там… эээ…
- Споспешествовавшего, – угрюмо отозвался инспектор.
- Именно, - беспощадно продолжил Кларенс. – А еще мне очень интересно, как вы и вся ваша медслужба проворонили смертельную болезнь профессора? Почему его не обследовали? Медицинская коррекция – пара пустяков, если она сделана своевременно!
- Ну, ты же знаешь Невтриносова… - попытался оправдаться Дасти. – Он человек увлеченный. Иной раз его и на десять минут не вытащишь.
- Ладно, проехали, - махнул рукой Хантер. - В общем, это вы во всем виноваты. Давайте-ка перенесем тело в медблок. Я один не справлюсь – больно шеф огромный.

Полковник выдернул бьющееся в конвульсиях тело из воскресительной машины, и, глухо крякнув, швырнул в телепод медстанции. Зажужжал и защелкал сканер.
«Признаки жизнедеятельности отсутствуют, коррекция невозможна» - выдал умный аппарат. Уголки губ профессора расплылись в улыбке и застыли.
- А я думаю, чего у него рот до ушей? - Хантер задумчиво почесал в затылке разрядником.
- Парез лицевых мышц, - ответила Лилианна Андреевна. – Это бывает при разрыве аневризмы в мозгу.
- Разрыве чего, простите?
- Аневризмы, - повторила врач. – Сосуд у него лопнул в голове. Ясно?
Кларенс не ответил. Напрягая все силы, он вытащил грузную тушу из телепода прямо на  пол, вошел внутрь и приказал включить сканер.
- Время кодирования двадцать восемь и две десятых! – крикнул Хантер, как только металлическая дверь с прозрачным окном отошла в сторону. – Смерть наступает через.... нам не хватает жалких пяти-шести секунд.
- Это мы и так знаем. Стоило ради этого мучить профессора целых четыре раза? – издевательски поинтересовался инспектор.
- Я думал, в какой-то момент он проживет достаточно долго. Пожалуйста, отнесите труп в морг. Пусть прохлаждается, – печально сказал Хантер и понуро побрел к выходу.

+1

108

Кларенс, увязая в песке, шел к уткнувшемуся носом в бархан звездолету. Ярко-белая, словно козье молоко неизвестной степени свежести, луна выглянула из-за атмосферного стабилизатора. Длинная тень крылатой машины коснулась ботинок.
Стоп! Откуда это дурацкое сравнение с вкусным и полезным, но совершенно неуместным продуктом? Наверное, прочитал где-то в литературе. Может, попробовать писать рассказы? Это утопия. Такая же, как воскрешение профессора. В обоих случаях не хватает совсем чуть-чуть.
Через открытый проем в шлюз надуло немало пыли. Наверное, не стоило сбрасывать дверь – вон она валяется метрах в пяти от звездолета. Ставшие бесполезными кабели электрического привода бессильно свисают вдоль борта, уходя под фальшпол. Впрочем, все это ерунда: пятнадцать минут не очень интенсивного ремонта.
В лицо пахнуло холодным воздухом, и Хантер подставил ледяному порыву разгоряченное лицо. Через несколько минут словно обжигающий кулак ударил в лицо: явный признак пыльной бури.
Вот уж повезло, так повезло: никто не осмелится добраться до него, пока серая круговерть безраздельно властвует над пустыней! А сейчас очень не хочется выслушивать чьи-то нравоучения. И даже красавица Лилианна Андреевна кажется ведьмой, способной уничтожить, раздавить мощью науки любые попытки воскресить несчастного ученого.
Хантер задраил за собой внутренний люк и поднялся в каюту, освещенную лишь тусклым светом дежурных ламп. Лег на койку и, как только голова коснулась подушки, уснул беспокойным сном. Мозговой штурм проблемы так и не состоялся.
Когда Кларенс очнулся, буря была в самом разгаре. Черная кутерьма, прорезаемая фиолетовыми молниями, металась на экранах наружного обзора. В горле стоял отвратительный ком, и Хантер сгенерировал самый отвратительный кофе, который смог найти в памяти регенератора. Как раз под настроение.
Проглотив похожий на техническое масло напиток, он снова лег на койку, взгромоздил на живот портативный компьютер и, словно перед трудным экзаменом, открыл сразу несколько технических справочников. Мысли помчались бесконечным потоком.
Машина определяет момент смерти, «перематывает» ленту времени назад и возвращает человека в состояние, когда он был еще жив. В случае гибели от, например, огнестрельной раны все работает, как надо – пуля прилетела извне. В новой точке пространства ее нет. Но с аневризмой дело обстоит по-другому: она внутри тела и лопается сразу после «процедуры» воскрешения. Организм умирает быстрее, чем сканер медстанции успевает перевести тело в цифровой код.
Через несколько часов Кларенс почувствовал, что еще немного – и он сбрендит от медицинских и физических терминов. И никаких идей, никакого результата.
Сам не зная зачем, Хантер полез в шкафчик над койкой. Среди разного хлама под руку попалось что-то металлическое, грубое.
На ладони лежал револьвер –  некогда грозное, а ныне, в мире бластеров и разрядников, жалкое и беспомощное оружие с планеты со смешным названием Земля. Подарок друга. Хантер откинул дверцу и провернул барабан – все семь патронов были на месте, в своих каморах. Можно стрелять. И даже застрелиться.
Озарение ударило в мозг, словно лопнувшая аневризма. В голове завертелась веселая песенка.
На радостях Кларенс выхватил из регенератора самый лучший кофе с бисквитами и устроил себе грандиозный пир во время пыльной бури. За несокрушимой броней жалкая и ничтожная природа пыталась устроить конец света, а Хантер глотал чашку за чашкой, щелкал барабаном револьвера и глупо улыбался самому себе…

Крышка воскресительной машины приподнялась на дюйм. Время остановилось, и мир застыл в безмолвии. Хантер уже держал револьвер наготове и нажал на спусковой крючок. Медленно, как во сне, курок двинулся на свидание с капсюлем. Пуля блеснула в свете ламп. Из дула вырвались пронизанные красноватыми блестками клубы порохового дыма. Мир оттаял. В уши ударил гром выстрела, крышка откинулась в сторону. Профессор лежал неподвижно,  в его виске темнела дырочка. Струйка крови стекала на ухо.
- Как благородно с твоей стороны. Разумеется, ты избавил Невтриносова от предсмертных страданий, но дальше что? – резко спросила Лилианна Андреевна. Ее синие глаза смотрели осуждающе и вопросительно. Видимо, эксперименты пришлись ей не по душе.
- Повторить! – спокойно приказал Кларенс.
Полковник тяжело вздохнул и положил огромного ученого на ленту транспортера. Тело скрылось внутри камеры, машина зашипела. Невтриносов лежал спокойно, мощная волосатая грудь медленно поднималась и опускалась.
- Быстро! В медстанцию! – закричал Хантер.
Беловатая вспышка поглотила профессора, обращая его в цифровой код и потоки энергии. Теперь можно было не торопиться. Лилианна Андреевна взглянула на Хантера, кивнула и защелкала клавишами, нажимая на них изящными длинными пальцами.
Наконец, сверкнуло во втором телеподе, отошла в сторону металлическая дверь и ученый, грозный и вальяжный, ступил босыми ногами на пластиковую дорожку.
- Почему я голый?! – загремело во всех уголках медблока.

Хантер наблюдал за работой похожего на тумбу автомата. Тот усердно прилаживал дверь на очищенную от пыли шлюзовую камеру. Массивные металлические «руки» держали тяжелую плиту, рабочие щупальца ловко восстанавливали разорванные соединения и меняли пироболты. Над бетоном посадочной площадки дрожало раскаленное марево, но адская жара, казалось, не производила никакого впечатления ни на человека, ни на робота.
Внезапно Хантер почувствовал чье-то прикосновение и обернулся. За спиной стоял Дасти Мэйн. Его круглое лицо лоснилось от пота, некогда пышные усы жалко топорщились в стороны.
- Спите спокойно, инспектор,  – подмигнул Кларенс. - Я не буду жаловаться на вас в Совет.
Инспектор вытаращил глаза, набрал в легкие воздуха и закашлялся.
- Ты наглец, Хантер! Это я хотел сказать…
- Победителей не судят, дружище. Я догадался изменить причину смерти. Разрыв аневризмы перестал быть неизбежным. Он стал всего лишь вероятным. К счастью, мне удалось уложиться в один удар сердца.
- Избавь меня от технических подробностей, Хантер. Но, конечно, я поражен твоей реакцией… Я не могу понять, зачем ты впрягся за Невтриносова? Вроде как это он виноват в твоих злоключениях?
– Профессор – мой Учитель с огромной такой буквы, - съехидничал Кларенс. – Вряд ли без него я вкусил бы все прелести романтики. Между прочим, я ведь так и не снял тогда разрядник с предохранителя. До сих пор не знаю, зачем полковник мне подыграл.
Инспектор вытер пот носовым платком и поморщился, будто разжевал лимонную дольку.
- Ладно. В любом случае, если бы не ты, мне пришлось бы сидеть в этой дыре, пока не пришлют нового руководителя.
Хантер посмотрел в глаза инспектору:
- Зато я подам рапорт о переводе на планету-полигон. За профессором надо присматривать, иначе он снова влипнет в какую-нибудь историю. Суметь накосячить в алгоритме воскресительной машины мог только Невтриносов. А можно вас попросить кое о чем?
- Слушаю, - Дасти вновь принял важный и напыщенный вид.
- Дайте мне отпуск на недельку, инспектор? Мне надо привезти одного человека. Полковник все время нагружает меня заданиями. То у него тренировки, то маневры совместно с флотом…
- Ха! Заскучал без Наташи? Я поговорю с твоим начальством…
- Заранее спасибо, - перебил его Хантер и закрыл за собой только что отремонтированную дверь звездолета.

0

109

В "заповедник". И не кормить.

P.S. Перемещены все темы автора.  Великому писателю выносится предупреждения за рекламу поддельной польской косметики китайского производства в никнейме.

0

110

Уважаемые коллеги, я восхищён!
Казалось бы, прошли времена Есенина и Высоцкого, когда читателя поднимали в уровне развития, когда писалось:
"Я иду долиной, на затылке кэпи,
В лайковой перчатке"(с).
Или:
"Я поля влюблённым постелю!"(с).
Пришёл постмодерн, когда рулит "Гнойный!
Мдя...
И тут я нахожу АВТОРА, поднимающего литературу с низин потребительства, оперирующего:

Maxfactor написал(а):

Регина, аве Мария!

То, что желательно было бы добавить "morituri te salutant"(с). в возражение не принимается, поднимать читателя надо плавно, не вызывая у него (читателя) комплекс неполноценности.
Продолжу, как тонко Автор оперирует терминами:

Maxfactor написал(а):

- Парез лицевых мышц, - ответила Лилианна Андреевна. – Это бывает при разрыве аневризмы в мозгу.

Какой-нибудь ватник и почвенник, более, чем вероятно- Совок, написал бы: "Похоже на паралич от инсульта".
  Далее, невероятно восхищён:

Maxfactor написал(а):

Медленно, как во сне, курок двинулся на свидание с капсюлем. Пуля блеснула в свете ламп.

Блестяще!
Эротично до такой степени, что почти целомудренно. И целомудренно до эротичности.
Насколько это тонко и образно!
Выстрел- это мистический акт принудительной и насильственной дефлорации,  где несчастная гильза выбрасывается сразу после употребления. Так и вспоминается:
"И за борт её бросает
В набежавшую волну"(с).
Гениально!

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Заповедник Великих Писателей » И один в поле воин.