Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер


Слепой снайпер

Сообщений 411 страница 413 из 413

411

Перечитывая, я вдруг увидела, что один эпизод был случайно не выложен. Он должен находиться в первой книге во второй главе "Люсдот". Это конец главы - проводы Рисманда. (на форуме он между 76 и 86 постами должен быть).
Исправляюсь и выкладываю.

На лестнице его ждали Бранд и Канс, подхвативший его нехитрый скарб в виде умотанного в брезент плаща и кофра с винтовкой.
Бранд привел их в удобную таверну с десятком столиков, которые занимали его однополчане.
Рисманд попросил себе бокал с местным белым вином и провозгласил:
- За героев Саюмана, которые пытаются переложить бремя почета на чужие плечи. Так что - не получится! За вас ребята! За то, что вы выстояли под атаками фаранийцев и не позволили им ударить нашей армии в тыл! Ура!
- Ура! - подхватили все и пьянка началась.
С Саюмана воспоминания плавно перешли на те битвы, в которых участвовал пятьдесят седьмой пехотный полк, потом на те, где им помогали егеря, а под конец Рисманд заметил, что народа в таверне стало побольше и всё чаще звучали номера полков и названия сражений, в которых он участвовал в составе других подразделений. А их, за пять лет войны набралось немало.
Вдруг входная дверь хлопнула и Бран сорвался с места. Быстрое шушукание, и вот Бран взмахивает рукой, давая команду и все встают.
Рисманд удивленно посмотрел на ставших враз серьезными солдат. Что-то намечалось и это что-то напрямую относилось к нему, поэтому он тоже приосанился.
Бран прошел строевым шагом между столами, держа в руках деревянную коробку и по-уставному отчеканил:
- Господин капитан, разрешите обратиться!
- Разрешаю, сержант!
- Господин капитан! – Бран сделал шаг и торжественно положил на стол коробку, - Разрешите от всех нас, от восьмой егерской роты и пятьдесят седьмого пехотного полка и от всех, кто с вами в разное время в разных частях служил, сделать вам подарок! Вот… этот. Мы тут подумали… и ребята вспомнили, как вы на звук стреляете… вот мы и скинулись…
Зал замер в ожидании. Рисманд не торопился открывать, обводя взглядом всех присутствующих. Большинство были с ним в Саюмане, но не все…
- Капрал Вотсов? Вторая пехотная рота четвертого пехотного полка? Горизаль?
- Так точно! - Радостно отозвался невысокий рыжий солдат. - Вы тогда нам с нами высоту пятнадцать-ноль-семь атаковали!
- Младший лейтенант Бразд?
- Уже старший! Старший лейтенант! Бои у Палёных скал.
Рисманд кивнул – помню. Четыре месяца в жутких скальных горах, которые имеют дурную привычку сыпаться от малейшего прикосновения. Когда твой выстрел может отдаться ужасающим эхом, а вражеский можешь не услышать. Отвратительное место. После него Рис стал ненавидеть любые горы.
- Капрал…? - смутно знакомый, но четко разглядеть не получалось.
- Капрал Виник. - Тот понял замешательство капитана и поспешил представиться сам. - Вы меня можете не помнить, я был одним из тех, кого вы прикрывали при отступлении от Вардон.
Да, это был рейд назло всем - врагам, погоде, собственному командованию, которое уже списало пятую пехотную дивизию и четырнадцатый кавалерийский полк после поражения в битве под маленьким городком Вардоном. Кавалерия без коней - спешили, чтобы впрясть коней в артиллерийские повозки, пехота, тянущая на собственных плечах пушки, дожди, зачастившие так некстати и холод. Пустые сожженные деревни вдоль дорог - негде обсохнуть, нечего есть, некуда идти. А они идут - голодные, злые, уставшие. Отряд Рисманда в арьергарде сдерживает идущего по следу врага. Днем засады, ночью бег вслед за армией, чтобы не остаться в окружении. Всё это напоминало охоту на раненного зверя, но у зверя были зубы в виде егерей, которыми он постоянно огрызался. После этого отступления в строю остался только каждый пятый егерь. Рисманду повезло оказаться в их числе.
Остальные поспешили представиться сами:
- Рядовой Заид, Устье Дуна.
- Капрал Шед, наступление в Свитском рукаве…
Рисманд только головой кивал - помню, помню… Почти вся география военных действий - с севера до самого юга. Куда только не бросали их - всё сразу и не вспомнишь. И всех. А они его помнят. Пришли проститься.
Наконец, наступила тишина.
- Подарок, капитан… - тихо подсказал стоящий рядом сержант Удигин, - откройте...
Действительно, надо посмотреть. Ребята ведь ждут.
Он открыл деревянную коробку и не веря своему глазу уставился на лежащий на бардовом бархате небольшой семизарядный револьвер. Взял. Револьвер удобно лег в руку. В левую. Правая теперь навсегда занята палкой, да и целится теперь надо приучать себя левым глазом. 
- Это «Шанс» - новая модель. Семь миллиметров калибр, семь патронов. Вы же теперь из винтовки не постреляете, а Бог знает, что у вас в вашем задрыпанске будет. Если что - повесите на стенку, в память о нас.
Бранд высказался за всех и кивнул кому-то.
Перед капитаном тут же легла поясная кобура с подвесами и брезентовая поясная сумочка, набитая патронами.
- Спасибо, ребята! - в груди противно заныло, а единственный глаз предательски увлажнился.
- Спасибо…
Еще раз проговорил он и, повернувшись, обнял капрала. Потом Бранда… затем все подходили по очереди, чтобы обнять или хотя бы пожать руку. На столах появились новые бутылки, но к ним на сей раз была поданы подносы с едой, что было очень кстати.
За едой, выпивкой и разговорами они как-то забыли про первый поезд и спохватились, когда часы на площадной башне гулко пробили восемь вечера. Выскочили веселой толпой и ринулись к вокзалу, успев за десять минут до отхода пассажирско-грузового состава. На проходящий поезд билеты надо было спрашивать у проводников и они, шумя, стали обходить вагоны в надежде обнаружить свободное место и втиснуть туда своего капитана. В офицерских купе мест не было и тогда, Рисманд в категоричном тоне потребовал, чтобы извиняющиеся и чувствующие себя виноватыми собутыльники спросили насчет мест в солдатских вагонах, переделанных из товарных. Места нашлись.
Солдаты внутри вагона с удивлением смотрели на молодого капитана с полузакрытым лицом, устраивающимся на деревянных нарах рядом с ними. Капитан положил сумку с патронами и револьвером под голову вместо подушки, кофр с винтовкой рядом с собой и приготовил плащ вместо одеяла.
- Вольно… - скомандовал он, понимая, что те не смогут заниматься дальше своими делами, пока старший по званию не разрешит. - Не обращайте на меня внимание.
Но солдаты не спешили расслабляться. Тогда Рисманд расстегнул стоячий воротничок мундира, опустил его, скрыв капитанские позументы:
- Ну вот. Вы знаки различия видите. Я нет. Так что расслабьтесь. Я сам из рядовых.
По вагону пронесся легкий звук облегчения. А поезд, выдав протяжный гудок, сначала медленно, а потом всё быстрее и веселее застучал колесами, увозя Рисманда в мирную жизнь.

+5

412

Переделала последний эпизод (что-то у меня пошло время исправлений):

Канс в это время тоже разговаривал. Кляня себя за самодеятельность и за самоуверенность. Начальство ничего не знало о том, к кому решился пойти старший лейтенант и если с ним что-то случиться, то вряд ли узнает.
Было у Канса подозрения, на которые он хотел пролить свет, поэтому с утра, увидев на базаре высокого чернобородого мужика, он сдуру устремился за ним. Вчера ему болтливые торговки рассказали, кем является чернобородый и у Канса мелькнула мысль, что может быть удастся узнать у палача в неофициальном разговоре больше, чем если к тому придет с официальным визитом подполковник. Кто ж захочет говорить с тем, чьего друга он пытал?
С такими мыслями Канс дошел за палачом практически до конца города, где одноэтажные домики сменялись огородами и деревьями. Повернув за очередную хату Кансу пришлось резко остановиться, почти уперевшись носом в широкую грудь преследуемого.
- Ну? – Донеслось сверху.
Канс отошел на шаг и быстро выдохнул подготовленную заранее фразу:
- Простите пожалуйста, мне очень нужно с вами поговорить. Это личное. Я бы не хотел, чтобы мой начальник узнал. Поэтому я шел за вами…
Палач помолчал, глядя на немного растерянного, но решительного паренька и пробасил опять:
- Ну?
Канс понял, что разрешение на разговор получено.
- Меня зовут Канс. – Представился он уже более спокойно. – Я адъютант подполковника, который приехал позавчера…
- Ну.
- Мой командир является другом помещика, которого недавно судили здесь… и я… я бы хотел поговорить с вами о нем.
- О чем?
Канс был не уверен, правильно ли он начал разговор, всё-таки быть помощником контрразведчика, это не тоже самое, что быть самим оперативным сотрудником. А с другой стороны здесь было не только официальное дело, но и личное.
- Мне бы не хотелось это обсуждать посреди улицы…
Палач посмотрел вдоль улицы, обернулся и пробасил:
- Тут никого нет. Говори тут.
Канс прокашлялся, будто запершило в горле, он не ожидал, что разговаривать они будут на улице, для приватной беседы он уже подготовил вопросы, но вот так на улице… весь план шел к собакам.
- Я хотел спросить: Вы работали с Рисмандом?
- Ну.
Опять это «Ну». Как бы его переступить?
- Скажите, кто вам отдал приказ на работу с ним?
- Приказ? – В спокойном басе палача прорезались задумчивые нотки. – Приказ – никто.
- Тогда как? – Растерялся Канс.
- Заплатили. Я не работаю в управе. Меня можно только привлечь. Если заплатят.
- И кто платил?
- Пражес.
Канс радостно вздохнул, но тут же выдохнул, испугавшись, что слишком ярко показал эмоции.
- Много?
- Слышь, парень, что ты конкретно хочешь услышать?
После односложных ответов и нуканья столь длинное предложение ошарашило Канса. Был бы тут Лэрс, он бы знал, как добиться своего, но Канс всего-навсего адъютант, то есть – принеси-подай, ну иногда еще и узнай-сообщи. В этот раз Канс действовал по собственной инициативе, о чем уже сто раз пожалел. Но отвечать надо было и Канс постарался взять себя в руки:
- Пожалуйста, расскажите, что вы делали с Рисмандом и кто это заказал?
- Вот так прямо и рассказать?
В этот раз в голосе было явная издёвка, не понравившаяся Кансу, но он упорно повторил:
- Пожалуйста… что возможно.
Палач помолчал, насмешливо рассматривая стушевавшегося молоденького лейтенанта. Что-то в последнее время он стал популярным – сначала майор два раза приходил. Неприятно было услышать, что у его давнишнего ученика оказалась профессиональная деформация, но тот еще во время учебы показывал себя не с лучшей стороны, из-за чего и был в конце концов отстранен от работы. «Искусствовед» хренов! Знал бы раньше, он бы этого «искусствоведа» сам прибил, чтобы профессию не позорил, а теперь что? Искать его? Не хочется с места срываться – пусть уж этот майор сам ищет, у него личные причины.
У этого же «посетителя» была некая подкупающая мальчишечья прямолинейность. Ведь пошел за ним не подумав, что его могут завести и просто прикончить? Или это наплевательское отношение к смерти, присуще тем, кто прошел горнило войны. У его последнего «клиента» было такое же…
- Хорошо. Пойдем что ли, ко мне…
Скрывать или стыдится ему было нечего – он не калечил ради удовольствия, работал только в пределах инструкции, хотя чего таить, профессия палача всегда вызывала о обывателей ненависть и страх, так что работай, не работай, а мясником тебя как за глаза звали, так звать и будут.
Обратно Канс шел, пребывая в пришибленном состоянии. Палач ничего не скрывал, спокойно и подробно рассказав и о споре, и о том, что из этого получилось. Пожалел, что не смог заполучить винтовку, и о том, что потерял целых пять золотых монет. В общем был достаточно красноречив, чтобы Канс не только представил, но и прочувствовал через что пришлось пройти отставному капитану. И сейчас, идя обратно в таверну, он думал, как рассказать подполковнику о винтовке, умолчав о других деталях. И с досадой понимал, что не получиться. А значит, настроение у подполковника перед балом будет однозначно испорчено.
Ну и хрен с ним, с балом!

Отредактировано Ника (26-06-2019 12:37:41)

+5

413

Позанудствую...

Ника написал(а):

Рисманд кивнул – помню. Четыре месяца в жутких скальных горах, которые имеют дурную привычку сыпаться от малейшего прикосновения.


Необщепринятый оборот. Осмелюсь предложить вариант "... четыре месяца среди выветренных известняковых скал, которые ..."

Ника написал(а):

Да, это был рейд назло всем - врагам, погоде, собственному командованию, ... Кавалерия без коней - спешили, чтобы впрясть коней в артиллерийские повозки, пехота, тянущая на собственных плечах пушки, дожди, зачастившие так некстати и холод.


Во-первых, это скорее марш. Рейд - действие наступательное, активное, а тут - ответная реакция. Во-вторых, "впрячь" (от "впрягать"). И по жизни всадники, одетые, вооруженные и обученные для действий в конном строю, в пешем строю выглядят бледно. Может, переименовать полк из кавалерийского в драгунский? И - если пушки тащат лошади, зачем в них впрягается пехота? Может, как переформулировать? Скажем, "... спешили, чтобы пополнить артиллерийские упряжки ..." , "... пехота, вытаскивающая их из грязи..." или "на руках перетаскивающая их через ручьи"

Ника написал(а):

После этого отступления в строю остался только каждый пятый егерь. Рисманду повезло оказаться в их числе.


Нутром чую, что можно сказать лучше. Осмелюсь предложить вариант "Когда отряд соединился с основными силами, из пятисот егерей в строю оставалось девяность семь".

Ника написал(а):

у уставился на лежащий на бардовом бархате небольшой семизарядный револьвер.


Цвет бордовый - от Бордо.

Ника написал(а):

Перед капитаном тут же легла поясная кобура с подвесами и брезентовая поясная сумочка, набитая патронами.


Близкий повтор. Может, как-нибудь разбавить или переиначить?

Ника написал(а):

Солдаты внутри вагона с удивлением смотрели на молодого капитана с полузакрытым лицом,


Это как это? Повязку на глазу представляю, шрамы на лице - тоже, но описанное по-моему технически трудно осуществить. Может, переиначить на "на молодого капитана с повязкой на пол-лица"?

Ника написал(а):

Тогда Рисманд расстегнул стоячий воротничок мундира, опустил его, скрыв капитанские позументы:


Ещё одно действие, которое мне трудно представить. Может, вашему герою замотать шею и, главное, воротник шарфом?

Ника написал(а):

Было у Канса подозрения, на которые он хотел пролить свет,


Несогласованность числа. Если "было", то "подозрение".

Ника написал(а):

С такими мыслями Канс дошел за палачом практически до конца города,


Конец обычно у улицы. У города окраина.

Ника написал(а):

Я адъютант подполковника, который приехал позавчера…


Тут логично было бы назвать фамилию подполковника, или объяснить, почему фамилию не называют.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер