Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер


Слепой снайпер

Сообщений 441 страница 450 из 454

441

Следующие полдня он проспал, набираясь сил и экономя еду и воду. Проснулся он оттого, что стало нереально тихо. Ни криков, ни ударов, ни разговоров. Даже воздух остановился и боялся сделать лишнее движение.
Рисманд тоже замер. Если ущелье опустело, то значит вывели всех и готовят взрыв. Тело само сжалось в комок, как при обстреле.
Самое плохое – это ждать, зная, что обстрел будет, но не зная когда. Оцепенев в ожидании, он замер, а взрыва все не было и не было. Тишина становилась оглушающей, а на лбу от недобрых предчувствий выступил пот.
Не было никаких знаков или предварительных звуков, просто ущелье оглушительно ухнуло и только потом донеслось эхо взрыва. Снаружи всё затряслось и загрохотало. Рисманд сжался еще больше, молясь Богу, чтобы валун не просел и не запер его в каменной могиле. Быть похороненным заживо было страшно.
Ворвавшаяся в пещерку пыль не давала ясно видеть, а уши не слышали, прекратился ли камнепад или еще нет. Рисманд похлопал ладонями по ушам, но звук не приходил. Оглох. Сам молодец – надо было вовремя рот открыть, но лежать с открытым ртом всё это время было неудобно. А о времени взрыва, его как-то не предупредили. Ладно. Пройдет. Надо вылезать и искать штольню. Счет пошел на минуты.
Камень всё-таки просел и Рисманд это ощутил своими плечами, которые почему-то перестали проходить в щель. Накатила паника. Ему пришлось закусить нижнюю губу до боли, чтобы с ней справиться. Она отошла, но не отпустила. Пришлось напомнить самому себе, что во-первых он боевой офицер, во-вторых бывал еще и не в таких переделках, а в третьих – это не Смеющиеся скалы. Немного помогло и он начал думать здраво. Если прошла голова, то должно пройти и всё остальное. Он не настолько толст, чтобы не пролезть в вполне широкую щель.
Рисманд попытался еще раз. Добрался до половины груди и застрял опять. Руки никак не могли найти за что зацепиться, а ноги – опору для толчка, елозя коленями по гладкому камню. Паника засмеялась и заглянула в глаза, надеясь, что человек сдастся и признает её повелительницей.
Но распластанный под каменной глыбой человек был глуп и упрям. Он, вместо того, чтобы бессмысленно трепыхаться в ужасе, полез обратно в каменный мешок.
Капитан дышал медленно, осознавая, что с каждым вздохом уходят драгоценные мгновения, но не позволяя себе ускориться. Лёг на спину и ощупал глыбу. Она осела не намного, но очень неудачно – внизу оказался небольшой выступ, который не давал вылезти. Еще и дополнительно цепляя рубаху. Если пролезть лежа на спине, то можно зацепиться руками за выступы скалы и протянуть себя. Надо только решиться лечь и встретиться взглядом с многотонной глыбой, способную раздавить его как лягушку.
Он снял рубаху и, замотав в нее буханку хлеба и флягу, привязав за рукава к ноге. Лёг на спину и выдохнул. Если он не пролезет сейчас, то времени на повторные попытки может не остаться. И так уже вся пыльная взвесь, поднятая обвалом, улеглась.
Оттолкнувшись ногами, он влез в щель. Руки нашли над головой выступ и потянули тело. Голова и плечи вылезли, а грудь опять застряла. Рисманд развел как можно шире руки и постарался найти хоть какую-то зацепку. Нашел. Вцепился. Выдохнул. И медленно потащил себя, напрягая до предела руки и ноги. Нехотя, вычерчивая кровавую полосу, камень стал выпускать пленника. Вытянув себя до солнечного сплетения, Рисманд позволил себе несколько неглубоких вдохов и выдохов, перехватил руками подальше и потащил себя снова. 
Он представил, что вновь ползет по скале в Смеющихся скалах, цепляясь за малейшие уступы. Он знает, что враг карабкается с противоположной стороны и тот, кто первый займет вершину, тот и победит. Страховки нет, и если сорвется рука или нога, то лететь ему долго. Но враг в том же положении. Так что цепляйся старшина, у тебя нет права на слабость.
Вытащив себя, Рисманд позволил себе сделать передышку. Вылить немного воды на рану и надеть гимнастерку. Она, хоть грязная, но какая-никая защита от пыли. Сунул за пазуху хлеб, побежал в сторону завала.
Добежав до входа в штольню, не удержался и оглянулся. В конце ущелья стали появляться люди. Но на фоне серых камней серого от пыли человека с такого расстояния было рассмотреть сложно, и Рисманд только усмехнулся – успел. Медленно, чтобы быстрое движение не привлекло взгляд, присел, скрываясь за камнями, и осмотрел открывшуюся перед ним картину.
Правая скала ущелья резко заканчивалась, открывая впереди долину. Левая же, полого спускаясь медленно понижалась и в конце тоже становилась пологой. Но этот склон тянулся, насколько помнил по карте бывший егерь, достаточно далеко. Оценив местность, Рисманд признал, что картографы и инженеры выбрали наиболее удачный вариант прохождения железной дороги. Выехав из ущелья, поезд медленно и без лишних неудобств спустится по пологому склону горы прямо на равнину. Взяли бы правее и пришлось бы строить мост, левее – и они бы уткнулись в середину горы.
Взрывники только подошли к середине ущелья. Среди инженеров, чуть дальше от взрывников, стояли плотной черной группкой начальство. С такого расстояния рассмотреть Аюстарда было невозможно, но то, что он там был, не вызывало сомнений. Такой человек привык лично контролировать всё и сейчас, наверное, тоже испытывал беспокойство и любопытство, выбрался Рисманд или нет. Не испытывая больше удачу, капитан нырнул в темноту.
Пришлось пройди шагов десять, присесть и дать возможность глазам привыкнуть. Когда взгляд смог различить противоположную стенку и деревянные крепления, Рисманд встал, и, покусывая на ходу хлеб, направился в глубину.

+9

442

Спасибо Завершать не надо еще посчитаться надо :writing:

0

443

Внутри штольни, по мере того, как он отходил от света, становилось все темнее. Быстро идти уже не получалось и Рисманд понял, почему промышленник сказал «если успеете пройти её насквозь». Он знал, что говорил – без фонаря или факела идти надо было очень медленно и осторожно. Вслепую приходилось выставлять одну руку вперед, а другую над головой, чтобы не снести опору или не врезаться в потолок. Вокруг была тишина, нарушаемая звуком его шагов, и стуком капель.
Рисманду казалось, что он идет уже вечность. Ни часов, ни солнца, по которому можно ориентироваться – кромешная темнота и монотонные капли. То ближе, то дальше – не разберешь. Несколько раз он обо что-то зацеплялся, падал на колени, вставал и шел дальше. Чтобы не потеряться во времени он начал считать. Жалко, что не с момента входа. Счет добавил уверенности и он даже пошел быстрее. И тут же об этом пожалел, врезавшись головой в балку. Остановился, потер шишку. Судя по усталости, он шел уже несколько часов. Стоило сесть и отдохнуть. Воды во фляге осталось половина. Если он будет каждые тысячу счетов пить по два глотка, на сутки должно хватить. Тысяча – это приблизительно час. Фляга литровая, так что пол-литра должно хватить на восемь-десять остановок. То есть десять часов. Первая карта имела обычный для тактической карты масштаб один к пятидесяти тысячам. Он специально положил тогда на гору ладонь. Его ладонь в ширину около десяти сантиметров. Значит, штольня будет около пяти-шести километров. Пока расчистят место под второй заряд, пока уложат взрывчатку – подрыв был произведен около полудня, Аюстард говорил про вечер – это от четырех до шести часов. Позже в горах будет смеркаться, а в темноте не оценить результат подрыва. Так что у него есть четыре часа, чтобы пройти это расстояние. Неплохо. Но ползти такой черепахой, как он сейчас идет, нельзя. Надо поторопиться.
Но только он ускорился, как опять споткнулся и упал. На этот раз вставать сразу не стал. Сел, помассировал правую ногу, выпил установленные два глотка и дал себе минуту отдыха. Вставая, его рука задела палку. Сначала он хотел её отпихнуть, но пришла мысль использовать её как щуп.
С палкой идти стало легче. Всего-то и надо было держать её диагонально перед собой, на уровне головы и не спешить. Ели палка обо что-то стукалась, Рисманд ощупывал препятствие рукой, обходил или наклонялся и шел дальше.
Чем дальше он уходил, тем больше безмолвие штольни и темнота давили на него. Пока он не почувствовал себя песчинкой, затерявшейся во тьме. Этой тьме было наплевать на его внешность, на его умения, статус, положение – она этого не видела. Она заглядывала глубже, где в глубине души до сих пор сидел испуганный мальчик, больше всего боявшийся остаться ненужным и одиноким. Даже пытаясь выглядеть сильным и независимым, этот мальчик всё равно оставался слабым. Темнота вытащила его наружу, стряхнув налипшую внешнюю шелуху. Всё чем он стал, всё, что он делал он делал ради кого-то и для кого-то стало неважным. Хотел стать одним из лучших воспитанников приюта – стал, хотел реализовать себя – реализовал, поставил цель стать отменным солдатом и снайпером – добился. Но ради чего? Что он добивается? Он соответствовал тому, что от него ждали: ждали прекрасной учебы и аристократических манер – получили прекрасного воспитанника, не опозорившего Церковный приют на королевском балу; ждали хорошего любовника, готового удовлетворить и оказать уважение любой женщине несмотря на её возраст, - получили; хотели прекрасного слугу, солдата, офицера, калеку, помещика, подсудимого, каторжника – все эти роли он играл безупречно для окружающих. Все роли, которые он исполнял при свете дня, в этой тьме казались тщетными, глупыми. В них не было самого главного – не было его самого. Были комплексы, были страхи, с которыми он боролся, вызовы, на которые он отвечал, но тьма не была вызовом, она была вопросом – а кто ты на самом деле? Что хочет твоя душа? Не лги самому себе, нашептывала она Рисманду, загляни в свою душу. Кто ты?
Я – человек…
Рисманд попробовал повторить эти слова вслух:
- Я – человек.
Темнота проглотила эти слова и не вернула. Ей было мало.
«Что такое человек?» - спросила она.
В церкви его учили, что человек – это тварь божья. То есть – творение божье. Но что за тварь сотворил Бог? Тварь создана для служения Богу и людям – это было понятно. Тварь должна подчиняться Божьим и человеческим законом – это так. Их научили быть созданиями Божьими, но не научили быть людьми. Армия наоборот, старалась сделать из них пешек, солдат. Он научился брать ответственность, приказывать, решать. Стал хорошим солдатом, отличным снайпером. Но опять же – не человеком.
Темнота избавляла его от одной роли за другой. Вытаскивала его страхи. Страх быть чужим, страх оказаться слабаком и стать обузой, страх сделать что-то не так, не выполнить задание, не оправдать возложенных на него надежд, страх прошлого.
Протаскивала сквозь собственную тьму.
Она раскрывала перед ним другой свет, в котором он мог бы чувствовать, любить, ненавидеть. Не ради кого-то, а для себя. И себя. Просто себя, как человека, со своими желаниями и решениями, своим прошлым и будущим. Забирая у него внешность, имя, статус, она скидывала с него прошлое, как отмершую змеиную кожу.
Кто ты есть? Кем ты будешь? – спрашивала они и замолкала.
Бог выходил из неровного круга и раскрывал ладони – церковники это трактуют, что Бог пришел даровать нам свою милость. Но правда в том, что Бог вышел из собственного туннеля тьмы и раскрывает руки, чтобы показать, что принял собственную тьму и освободился от своих страхов: «Вот он, я? Принимаете?!».

Отредактировано Ника (18-09-2019 18:27:18)

+12

444

Ника написал(а):

Вставая, его рука задела палку.

Правильно: "вставая, рукой он задел за палку", потому что встает не рука, а он. Иначе получается по классике про слетевшую шляпу.

+1

445

О.Верблюд написал(а):

равильно: "вставая, рукой он задел за палку", потому что встает не рука, а он. Иначе получается по классике про слетевшую шляпу.

Спасибо, исправлю.

На этой главе пока остановлюсь. Надо писать несколько научных статей, да еще преподавать пригласили. Так что следующая выкладка, боюсь, будет нескоро. Читайте, вычитывайте, комментируйте - последнее особенно важно!

+2

446

Ника написал(а):

Вокруг была тишина, нарушаемая звуком его шагов, и стуком капель.

Вокруг царила тишина, нарушаемая лишь редкими ударами капель о землю и шуршанием его шагов .

Отредактировано Логинов (19-09-2019 12:45:59)

+4

447

Спасибо будем ждать

0

448

Прочитал первые страницы.
Вряд ли человек сможет написать заявление, если у него один глаз не видит, а второй видит как сквозь мутное стекло. Он и расписаться-то сможет только если кто-то поставит карандаш в нужную точку. А если подобное увечье не развивалось постепенно, годами, а возникло в одночасье, то человек и ориентироваться в пространстве первый год будет с трудом.

0

449

Ника написал(а):

Звезда ведь вам за Саюман досталась. Верно.

Разве это не вопрос?

0

450

Ника написал(а):

Из отверстия поднялась очередной столп пыли и извести.

Может, поднялся?

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Наталии Курсаниной » Слепой снайпер