Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Хорт

Сообщений 221 страница 230 из 583

221

Спасибо, уважаемые коллеги, корректирую.

0

222

Глава 1.5 (продолжение)
Сослуживцы шумно одобрили выбор Кирилла, хлопали по плечу и советовали не упускать момент, чем окончательно его смутили. Впрочем, по возвращении всем стало не до шуток, поскольку тренировки продолжились с новой силой. Багиров гонял своих разведчиков без жалости, причем и он и Ростовцев тоже выкладывались вместе со всеми, из этого можно было сделать простой и очевидный вывод – разведотряд №1 уже нацелен на выполнение задачи, но знать подробности им пока не следует.
Утром 13 августа капитан-лейтенант приказал Карееву доставить из города пакет, в нем находились карты района вокруг Одессы, не поднятые, они были необходимы для дальнейшей работы. На Иже недавно уехал Ростовцев, поэтому Кирилл вскочил на BMW командира и помчался в штаб базы, где его обескуражили заявлением, что еще ничего не готово и следует зайти не раньше 14 часов. Юноша связался с отрядом по телефону и доложил о возникшей задержке.
- Вот что, - немного подумав сказал Багиров, - нечего туда-сюда кататься, жди на месте. До 14 часов свободен, отдыхай, заслужил. Заберешь пакет, сразу возвращайся. Если возникнут новые проблемы, докладывай. Все, конец связи.
Вот так неожиданно у Кареева образовалось несколько часов свободного времени и появилась проблема его расходования. Немного поколебавшись, он решил попробовать найти Светлану и, узнав в штабе военно-морской базы местоположение военной прокуратуры, направился по указанному адресу. Ничего хорошего из этой затеи не получилось, дежурный в звании военюриста 3-го ранга, узнав, что краснофлотец хочет видеть младшего военюриста Синичкину по личному делу, обругал его и послал… заниматься чем-нибудь полезным. Прокурорский работник был злой, невыспавшийся и, похоже, мучающийся с больным зубом, так что такая реакция Кирилла не удивила. Рассудив, что появление здесь средь бела дня, когда все бегают как настеганные, носят папки с бумагами и громко кричат по телефонам – затея не самая удачная, юноша решил съездить к морю и искупаться. В отряде все мылись регулярно, воды в колодце вполне для этого хватало, но поплавать в летнем море, это же совсем другое дело!
Однако реализовать свою идею он не успел, из здания выскочили военюрист 3-го ранга, за ними выбежала Светлана. Юноша не успел даже поздороваться, прокурорский работник, обнаружив его рядом, спросил:
- Оружие есть?
- Есть.
Накануне Кареев выпросил у командира ТТ, поскольку из него разведчик стрелял гораздо лучше, чем из нагана.
- Поедешь с нами, помощь нужна! – не терпящим возражений тоном произнес сотрудник военной прокуратуры, да Кареев и не возражал, разглядывая девушку. Глаза ее блестели, щечки раскраснелись, просто чудо как хороша!
- Езжайте, я за вами, у меня мотоцикл.
Прокурорская Эмка петляла по улицам, следовать за ней на BMW было нетрудно, но в этой части города Кирилл никогда не был, по месту определиться не мог. Наконец легковушка с легким скрипом тормозов остановилась, следователи выбрались из нее и направились дальше по улице. Навстречу им шагнул сержант милиции и доложил:
- Товарищ военюрист 3-го ранга, подозреваемые на месте. Никуда не выходили, к ним тоже никто не приходил. Находятся на втором этаже, окна слева от входа.
- А где напарник?
- В парадном напротив прячется, на втором этаже. Оттуда наблюдать удобнее.
- Больше никого нет?
Милиционер виновато пожал плечами:
- От нас никого. Людей не хватает, сами знаете. Но пришли еще два сотрудника НКВД.
- Так, там сколько, пятеро?
- Зашло пятеро, сколько внутри уже было, неизвестно.
Из указанного парадного выскользнули и подошли двое мужчин в штатском.
- Здорово, Симаков! Опять мы с тобой работаем! – обрадовался следователь.
- Мы-то работаем, а ты кого с собой притащил? Матросик и девица. Скоро школьников на экскурсии водить будешь.
- Там что, батальон румын засел? – спросил юноша и представился. – Кареев, разведка Черноморского флота.
- Разведка? – недоверчиво переспросил Симаков и тоже представился, тем более, что был в гражданской одежде: - Лейтенант ГБ Симаков.
- Он настоящий разведчик, к медали представлен, - пискнула из-за спины Кирилла Синичкина.
- Ну, раз настоящий, слушай сюда, - распорядился военюрист. – Батальон не батальон, а как минимум пять опасных бандитов в доме засели. Вход вон через ту арку, там дворик и внутри двухэтажная хибара. А гады эти вчера напали на полуторку, которая консервы везла, убили водителя и старшину, потом еще милиционера и  двух ранили. Есть за ними и другие дела. Трое из них дезертиры, так что кое-что умеют. Ждать, пока еще кто-нибудь на помощь подтянется не будем, и еще, живыми брать необязательно.
Один из НКВДшник направился к дому, где скрылись бандиты, с другой стороны. Синичкину старший направил с ним, Кирилл успел сказать ей на ухо:
- Не высовывайся!
Военюрист 3-го ранга услышал и грустно усмехнулся, но ничего не сказал. Когда подошли к арке, из парадной с противоположной стороны улицы выше еще один сержант милиции, такой же молодой светловолосый парень, как и первый, его Симаков тоже направил на зады дома, он распоряжался самой операцией:
- Начнут в окна выпрыгивать, они вдвоем с Синичкиной не справятся. Ладно, осторожно продвигаемся с боков, мы справа, ты, разведка, слева. Подходим к двери, ты, сержант, остаешься снаружи, мы с Кареевым входим. А ты, прокуратура, вообще не лезь, твоя работа позже начнется. Тоже вон у арки стой, страхуй. Все поняли? Тогда вперед.
Добраться до дверей не удалось. От арки до дома метров сорок, но не прошли и половины, как женский голос в кустах истошно завопил:
- Атас, мусора!
Кирилл рванулся вперед, рассчитывая проскочить оставшееся расстояние до двери до того, как невидимые пока противники похватают оружие и начнут стрелять из окон, но остальные чуть замешкались. НКВДшник оказался сообразительнее и тоже, пусть и с некоторой задержкой, бросился к дому, а сержант не успел. Часть окон была открыта настежь, со второго этажа раздались выстрелы, судя по звуку из нагана, стрелявших было двое. Одна из пуль попала милиционеру в плечо, он вскрикнул, выругался, но успел укрыться за массивным столом, где до войны, надо полагать, местные мужчины любили постучать в домино, да и выпить пива с вяленой рыбкой.
Разведчик распахнул дверь, оперативник юркнул внутрь, тут же раздался выстрел и крик боли. Кареев осторожно выглянул из-за косяка, но это был один из бандитов, лейтенант успел выстрелить первым. Новые выстрелы раздались с задов дома, на втором этаже заорал мужчина:
- Обложили, суки! Не дамся!
Теперь стреляли из парабеллума, потом снова из нагана. Разведчик и оперативник, держа лестницу под прицелом, быстро поднялись наверх. Из двери дальней комнаты высунулся мужчина и два раза выстрелил в них, но не попал, а на улице раздался взрыв. У своих Кирилл гранат не видел, значит, это бандиты развоевались. Лейтенант сунулся в комнату первым и в ту же секунду оказался без оружия. Здоровенный мужик, все лицо которого заросло густой черной с рыжиной щетиной, выбил у него наган и, схватив за грудки, бросил навстречу Карееву. От НКВДшного тела разведчик увернулся, но в комнате произошло нехорошее движение и Кириллу пришлось рухнуть на колени, одновременно вскидывая пистолет. Из комнаты раздался выстрел, пуля попала в стену, но юноша тоже выстрелил и бандит осел, выронив оружие. Оставался здоровяк, выкинувший оперативника из комнаты. Разведчик кувырнулся, продолжая движение, и всадил две пули в неповоротливого амбала. Все это произошло буквально за пару секунд. Больше в комнате никого не было, только распахнутое окно со следами ног на подоконнике указывало на то, что недавно здесь еще кто-то был. Снаружи раздавались выстрелы, кто-то часто стрелял из нагана и разведчик подумал, что это девушка палит в белый свет как в копеечку. Кирилл осторожно выглянул в окно. В это время сбоку бабахнули из чего-то более серьезного, чем наган, через секунду еще раз. Взору Кареева открылась любопытная картина. У поленницы стояла колоритная бабуся, в красной выцветшей косынке, кожаной куртке с орденом Красного Знамени, на боку висела деревянная кобура маузера. Пистолет находился у нее в руках, поэтому разведчик на всякий случай помахал рукой и крикнул:
- Свои! Остальные где?
- Здесь! – отозвался милиционер. – А опера гранатой убило.
Кирилл оглянулся на лейтенанта, тот с кряхтением поднимался с пола и махнул рукой, мол, все в порядке. Юноша выпрыгнул в окно и побежал к тому месту, откуда, по его предположениям, стреляла Света. На ходу заметил у сарайки лежащего в луже крови оперативника и место, где разорвалась граната, два бандита лежали неподалеку, комиссарша, как ее мысленно прозвал Кирилл, двумя выстрелами сняла обоих. Девушка сидела на земле, рядом валялся наган, по ее лицу текли слезы. Когда Кареев бухнулся рядом с ней на колени, она уткнулась ему в плечо и горько заплакала. Бабка спрятала пистолет в кобуру, пережевала беломорину из одного уголка рта в другой и усмехнулась.
- Ну что ты! Все уже закончилось! – уговаривал Свету разведчик, гладя по волосам. – Все хорошо, всех бандитов уничтожили.
Старушенция хмыкнула и пробормотала что-то вроде «наберут в органы по объявлению». При ближайшем рассмотрении она оказалась не такой уж старой, лет пятьдесят пять, хотя щеки были впалые, а во рту здорово недоставало зубов. Те же, что еще сохранились, были коричневыми от табака. Бабуся выплюнула папиросу, достала новую, прикурила и произнесла хриплым басом, неожиданным для такого тщедушного тела:
- Ну что, молодежь, дальше сами справитесь?
- Спасибо, Роза Соломоновна! – поблагодарил подошедший Симаков, он прихрамывал и держался за бок. – И тебе спасибо, разведка. Ловко ты их.
Он повернулся в сторону сарая и вздохнул:
- Эх, Терехин, Терехин, невезучий ты человек…
Светлана наконец перестала всхлипывать, Кирилл достал чистый платок и протянул ей, бросив взгляд в сторону удаляющейся Розы Соломоновны. Лейтенант это заметил и кивнул на нее головой:
- Товарищ Шварцман, с самой Землячкой работала! Она не старая, просто жизнь бурная была, до революции по тюрьмам да каторгам, потом куда партия пошлет. Это она нам про бандитов сигнализировала.
- А где товарищ мой? – поинтересовался милиционер.
- Да, кстати. Сходи, посмотри как он. Его в самом начале задело, но, вроде, несильно. И прокуратуре скажи, что уже все.
Сержант убежал за дом, а Кирилл помог девушке подняться, сунул ей в кобуру наган и, движимый нехорошим предчувствием, пошел вслед за сотрудником милиции. Обойдя дом, он обнаружил, что тот стоит у стола, а его напарник лежит на земле, уткнувшись в нее лицом. В голову ему два раза попали из чего-то малокалиберного, типа 6,35 мм, причем, судя по ранам, сбоку. Следователь военной прокуратуры никого не заметил, все его внимание было приковано к дому, он лишь увидел, как милиционер повалился на землю.
- Какая-то тварь там, в кустах, орала. Девка, судя по голосу, - мрачно сказал Кареев.
А сам подумал, что два человека только что погибли, даже не будучи на фронте. Что война идет два месяца и конца ей пока не видно. Что в тылу тоже тяжело и будет еще тяжелее.  И что он безусловно влюбился и беспокоится за младшего военюриста Свету Синичкину, рыжую и зеленоглазую девушку, которая старше его на пару лет, но при этом он ощущает себя так, словно все наоборот и это она младше.

+2

223

Глава 1.5 (окончание)
Военюрист 3-го ранга, фамилии которого Кирилл так и не узнал, еще раз поблагодарил его за помощь, пообещал поставить в известность командование и опустил. Света осталась ему помогать, толку он нее было мало, но следователь сказал, что привыкать ей все равно придется, пусть прямо сейчас и начинает, резон в этом есть. В штабе разведчик получил вожделенный пакет и вскоре прибыл в расположение отряда. А после ужина их всех оставил в кают-компании командир.
- Ну что, ребятки, пришло и наше время, - буднично сказал Багиров. – Суть такова. Противнику удалось нанести удар по базе нашей гидроавиации, затем установить за Григорьевкой тяжелые орудия и обстреливать наши корабли. Это вынуждает их постоянно маневрировать и прикрываться дымзавесой, поэтому эффективность их огня существенно снизилась, эсминец «Незаможник» получил повреждения и ушел на ремонт, 1-й полк морской пехоты удерживает позиции, но несет огромные потери, лишившись поддержки авиации и кораблей. Нам поставлена задача найти и уничтожить тяжелые орудия противника. Местность сами знаете какая, балки, холмики, самим скрыться легче, но и орудия спрятать проще. В общем, задача номер один, найти.
- А как задачу номер два решать будем? – поинтересовался мичман. – Вывести из строя орудие надолго не так просто.
- Термитные заряды, мелким ремонтом не отделаются. Все, выходим сегодня. Вот в этой точке нас высадит мошка, - капитан-лейтенант ткнул пальцем в карту в районе Аджалыкского лимана. - Оружие: я и комиссар с ППД, Квитко с пулеметом, остальные с винтовками. Николаев, Каримов, Кареев с СВМ, первые двое с БраМитами. У всех наганы, Кареев, Шелестунов с БраМитами. Паек на три дня. Выходим к той же точке, охотник будет ждать нас каждую ночь через сутки, рацию не берем, сигналим фонариком. Готовность к 20:00. Вопросы? Тогда всем готовиться.
Вопросы экипировки обсуждались неоднократно, поэтому все спокойно переоделись в обычное армейское обмундирование с маскировочными костюмами поверху, оставив себе из морской формы только тельняшки. Вечером все тот же ЗиС привез группу на берег, где стоял МО-4. Увидев разведчиков, командир катера, вышел навстречу и представился:
- Лейтенант Зайчик! Здравствуйте, товарищи разведчики, прошу на борт.
Вида он был самого интеллигентно-романтического, но Кареев, наблюдая за командой, подумал, что лейтенант больше похож на волка, причем морского. На кораблике царил идеальный порядок, все хорошо знали свое дело, приятно было на это смотреть. Вскоре малый охотник отошел от причала и направился в море. Тьма сгустилась настолько, что практически ничего не было видно, но командир катера и его помощник как-то ориентировались, поскольку мошка вскоре увеличила ход и помчалась к им одним известной точке. Примерно через полчаса скорость уменьшилась, еще полчаса крались на малых оборотах мотора, после чего и вовсе остановились, а Зайчик объявил:
- Все товарищи разведчики, прибыли. Будем ждать вас, начиная с послезавтра с 22:00, сигнал фонарем как условлено. Подходим, забираем. Если будут преследовать, прикроем огнем. Удачи вам.
Кораблик притерся к остаткам небольшого деревянного причала, так что группа перебралась на сушу не замочив ног, что было нелишним, ходить придется немало. Багиров повел разведчиков дальше от берега, тьма стояла кромешная, но кое-что разглядеть было можно, глаза у всех давно адаптировались. Рассвет встретили в небольшой балке, из нее имелся удобный выход на возвышенность, с которой неплохо просматривались окрестности, предстояло обнаружить зловредные орудия и наметить пути подхода к ним. Вскоре подошли корабли для поддержки морской пехоты, начали отвечать и румыны. Артиллерии у противника хватало, но удалось выяснить, что наибольшую опасность представляют собой две тяжелые батареи, расположенные в паре километров друг от друга. План у капитан-лейтенанта сложился быстро: одну на себя берет он, другую Ростовцев. С комиссаром идут Кареев, Шелестунов и Квитко. Светлого времени суток хватило, чтобы подобраться поближе, выявить систему охраны и наметить пути подхода. Немецкой дисциплиной и пунктуальностью румыны похвастаться не могли, но трудностей и без того хватало. Местность открытая, густых зарослей высокой травы или, тем более, кустов, не имелось, поэтому подбираться можно только в полной темноте, медленно и очень осторожно. Багиров не зря послал бывших морпехов с комиссаром, именно они имели наибольший опыт, а Кареев даже в тылу врага бывал, скрытно двигаться умеет. Надеялся Арсений Игоревич и на обучение, которое прошли его ребята, хоть и недолгое, но интенсивное. К счастью, погода немного испортилась, подул ветер, начал немного накрапывать дождик. Шум вроде небольшой, но настырный, вероятность, что часовые что-то услышат, значительно снизилась. Перед выходом разведчики обмотали ноги специально взятыми с собой кусками грубой ткани, чтобы отпечатки следов обуви стали нечеткими. Этой и некоторым другим премудростям их учил целый капитан пограничных войск, так и не расставшийся со своей зеленой фуражкой. Как-то на перерыве между занятиями он поделился, что некоторые ему пеняют, мол, где ты и где граница. Таким он неизменно отвечал, что граница там, где они сейчас стоят. Прогонит армия врага, тогда и граница вернется на свое законное место. И он вместе с ней. Слова капитана всем понравились, ребята потом целый вечер их обсуждали.
Кирилл сначала полз, а когда румынский солдат прошел и отдалился на достаточное расстояние, перешел на получетвереньки. В своих снах тот Кареев учился скрытному передвижению долго, вариантов имелось множество в зависимости от типа поверхности и других условий, для этого использовались специально построенные полосы. Разные виды ходьбы и ползания, по вязкому грунту, снегу, воде, высокой траве, камням, скользкой поверхности, в лесу, в условиях ограниченной видимости и ночью, с грузом и без груза, в сочетании огня с движением и без него. Здесь отряд тренировался с гораздо меньшей выдумкой, что позволило Кириллу «вспомнить» увиденное и быстро восстановить некоторые навыки, хотя для себя он решил, что в будущем, если оно, конечно, будет, надо обязательно построить хорошую полосу препятствий и заниматься на ней. Добравшись до цели, разведчик, еще раз убедившись, что рядом никого нет, закрепил термитные заряды таким образом, чтобы пострадал ствол, противооткатное устройство и механизм поворота, раздавил капсулы химических замедлителей и осторожно выбрался к точке сбора. Свои следы он щедро присыпал смесью против собак. Самих четвероногих друзей румынских солдат видно и слышно не было, но лучше перебдеть, чем недобдеть. В течение получаса приползли и остальные разведчики, не было только Бекетова. Кругом стояла тишина, так что попасться он не мог, оставалось только ждать. Камиль появился минут через десять и отряд стал отходить к месту дневки, еще раз рассыпав по следам смесь нюхательного табака и перца. Тут стали срабатывать заряды. Хватились румыны не сразу, поднялась суета, но моряки уже отдалились от места диверсии примерно на километр и продолжали движение. Кроме того, организованные с грехом пополам поиски велись исключительно в направлении линии фронта, тогда как группа уходила в другую сторону.
- Почему задержался? – спросил Ростовцев, когда все укрылись в балочке, ставшей их временным пристанищем.
- Да мамалыжник чертов встал рядом в двух шагах. Я боялся, что он закурит, но ничего, постоял, потом снова стал ходить.
Небо уже начало сереть, дождик давно прекратился, поэтому день снова предстояло провести в этом укрытии. От места проведения диверсии было километров пять, к тому же противник суетился недолго. Перед рассветом на западе вспыхнула перестрелка, вскоре она затихла, а утром румыны прекратили поиски, тяжелые батареи больше не стреляли, из чего Багиров сделал вывод, что их вылазка удалась.
Место для дневки оказалось очень удачным, ближе километров полутора ни один разъезд так и не приблизился, хотя несколько оврагов они обшарили. Капитан-лейтенант распределил дежурства, выставив парный пост и лично определив сектора наблюдения, и велел всем свободным отдыхать, ночь может оказаться трудной. Первым бдеть выпало Шелестунову и Николаеву. Минировать пути отхода не стали, но в самой балочке, на подходе к месту дневки, Сладкий прикопал пару ПМД-6. Так что если кто попытается скрытно подобраться, есть надежда узнать об этом заранее.
От предложения поспать редко кто откажется, но в волглой одежде лежать некомфортно, вот и потянуло молодежь на разговоры.
- А я вот сейчас пирожков нашего кока с удовольствием бы навернул, - мечтательно сказал Квитко.
- Тебе бы только брюхо набить, - проворчал Аристарх. – Как делать нечего, так все разговоры о жратве, да о бабах.
- И то, и другое я очень люблю, - согласился главный старшина, - но интересы мои не столь примитивны, многоуважаемый Аристарх Аполлонович. Лежа в луже, простите за каламбур, я обычно думаю о высоком. О поисках истины, о роли личности в истории, о прогрессе человечества. В конце концов, вспоминаю Уставы и наставление по стрелковому делу.
- Ну ты и трепло, - восхитился Сладкий. – Надо комиссару идею подкинуть, пусть сделает тебя ответственным за политинформации, такой талант пропадает!
Лежащие рядом Камиль и Улан давились от смеха, а Тарас пообещал:
- Если комиссар так сделает, я тебя в благодарность обниму.
- Не надо меня обнимать, я тебе не девка, - притворно испугался мичман. – Попроси лучше Кирюшу, пусть он тебя с подругой своей Светочки познакомит, у тебя явный недостаток женского внимания, готов на старших по званию уже кидаться.
- Хорош трепаться, а то я вам обоим и вправду какую-нибудь епитимью назначу! – пригрозил Ростовцев, сам едва сдерживая смех.
- А что Кирюша, тебе та рыженькая действительно понравилась? – поинтересовался улыбающийся Багиров. – Отпустить тебя в город на свидание, когда вернемся?
- Было бы здорово, - ответил покрасневший юноша. – Время вот только для свиданий неудачное.
- Другого нет и, я чувствую, нескоро еще будет, - философски заметил капитан-лейтенант, - так что не тушуйся, разрешаю взять мой мотоцикл.
День тянулся медленно, но закончился и он. В стремительно наступающих сумерках группа снялась с дневки и стала продвигаться к точке эвакуации. Кругом было спокойно, прошли без проблем, только один раз пришлось несколько отклониться в сторону, прямо в поле на ночевку встала кавалерийская часть. Добравшись до старого пирса, Багиров просигналил фонариком в сторону моря и разведчики принялись ждать. Командир периодически повторял сигналы и примерно через полчаса раздался приглушенный звук выхлопа, вскоре приблизился и сам катер, притерся к причалу, моряки быстро перебрались на борт и кораблик также неторопливо стал отдаляться от берега. Отойдя примерно на полмили, Зайчик дал полный ход и охотник помчался к Одессе.

+2

224

Olle написал(а):

...в комнате произошло нехорошее движение и Кириллу пришлось рухнуть на колени, одновременно вскидывая пистолет. Из комнаты раздался выстрел, пуля попала в стену, но юноша тоже выстрелил и бандит осел, выронив оружие. Оставался здоровяк, выкинувший оперативника из комнаты. Разведчик кувырнулся, продолжая движение, и всадил две пули в неповоротливого амбала. Все это произошло буквально за пару секунд....

Слишком много "комнат"... :dontknow:

Есть и проблемы по построению сцены...
Так, например, ГГ уже достаточно существенно "слился" с "подселенцем", поэтому ему бы не пришлось вскидывать пистолет - оружие непрерывно оставалось бы поднятым в положение для прицельной стрельбы.
Всю книжно-киношную "эквилибристику" с падением на колени и кувырком можно смело выкидывать - действие происходит в одной комнате, в которой, по идее, должна иметься какая-то мебель, поэтому ГГ (если уж он почему-то не стрелял из коридора) мог присесть, с уходом в сторону от падающего на него сотрудника НКВД, одновременно открывая огонь по противникам (по первому с переносом на второго), с запасом уложившись в две секунды на четыре выстрела по двум целям.

+2

225

Иванов написал(а):

Так, например, ГГ уже достаточно существенно "слился" с "подселенцем", поэтому ему бы не пришлось вскидывать пистолет - оружие непрерывно оставалось бы поднятым в положение для прицельной стрельбы.

Спасибо, уважаемый Иванов, этот момент я упустил. Действительно, двух месяцев достаточно, чтобы ГГ прочно усвоил некоторые базовые навыки. И как разведчик ГГ умеет действовать именно в такой "комплектации", т.е. без штурмового бронещита и подобных наворотов. Перерабатываю.

+2

226

Глава 1.5 (фрагмент)
Теперь стреляли из парабеллума, потом снова из нагана. Разведчик и оперативник, держа лестницу под прицелом, быстро поднялись наверх. Из дальней двери высунулся мужчина и два раза выстрелил в них, но не попал, а на улице раздался взрыв. У своих Кирилл гранат не видел, значит, это противники развоевались. Коридор оказался довольно широким, поэтому Кареев прижался к левой стене, а лейтенант к правой. Освещения здесь не было, одинокая лампочка, хоть и целая с виду, не горела, поэтому главными источниками света являлись полуоткрытая дверь комнаты, из которой стрелял бандит, и небольшое очень грязное окошко на лестничной клетке. Это значило, что преступники видели их плохо, поэтому, когда в дверном проеме показался здоровенный мужик, все лицо которого заросло густой черной с рыжиной щетиной, ему потребовалось несколько мгновений, чтобы рассмотреть происходящее. Но этих мгновений ему никто не дал, Кирилл и сотрудник НКВД выстрелили почти одновременно, амбал выронил наган и стал сползать на пол. Еще один бандит два раза пальнул не целясь и метнулся к окну, но получил в ответ столько же от разведчика и в отличие от своего противника Кареев не промахнулся. Все это произошло буквально за несколько секунд. Больше в комнате никого не оказалось, только распахнутое окно со следами ног на подоконнике указывало на то, что недавно здесь еще кто-то был. Снаружи раздавались выстрелы, кто-то часто стрелял из нагана и юноша подумал, что это девушка палит в белый свет как в копеечку. Кирилл осторожно выглянул в окно. В это время сбоку бабахнули из чего-то более серьезного, чем наган, через секунду еще раз. Взору Кареева открылась любопытная картина. У поленницы стояла колоритная бабуся, в красной выцветшей косынке, кожаной куртке с орденом Красного Знамени, на боку висела деревянная кобура маузера. Пистолет находился у нее в руках, поэтому разведчик на всякий случай помахал рукой и крикнул:
- Свои! Остальные где?
- Здесь! – отозвался милиционер. – А опера гранатой убило.

+4

227

Olle написал(а):

Теперь стреляли из парабеллума, потом снова из нагана. Разведчик и оперативник, держа лестницу под прицелом, быстро поднялись наверх. Из дальней двери высунулся мужчина и два раза выстрелил в них, но не попал,


Олег, вроде как повторы, но как от них уйти - не знаю.

0

228

Череп написал(а):

Олег, вроде как повторы, но как от них уйти - не знаю.

Первое можно заменить на садили

0

229

Olle написал(а):

- Оружие: я и комиссар с ППД, Квитко с пулеметом, остальные с винтовками. Николаев, Каримов, Кареев с СВМ, первые двое с БраМитами. У всех наганы, Кареев, Шелестунов с БраМитами.

Может не СВМ, а СВТ?

0

230

Бумж написал(а):

Может не СВМ, а СВТ?

Ошибки нет, СВМ - снайперская винтовка Мосина. Во-первых, БраМиты создавались именно для нее, а потом уже для других видов оружия. Удалось приспособить для нагана и, в 1942 году, для ДП. А для ППШ попытка была признана неудачной, т.к. для этого глушителя важна остроконечная форма пули. Во-вторых, СВТ на вооружение морской пехоты поступили несколько позже, при обороне Одессы с оружием вообще были проблемы, приходилось завозить морским путем.
Насчет повтора подумаю, спасибо.

Отредактировано Olle (13-07-2018 08:21:05)

+1