Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Страна Ро


Страна Ро

Сообщений 1 страница 10 из 33

1

Фантастическая история написанная по мотивам реального сна "Кассета".

Геймеру Уле предлагается сыграть в виртуальную игру.  Подвох скрывался в некой «точке невозврата» Рубикон, минуя который, игра заключала негласный договор с игроком: Выигрыш давал право свободного выхода в реальную жизнь, а проигрыш - делал его виртуальным рабом, вечно блуждающим по нескончаемым лабиринтам игры.
Фантом Улы попадает в таинственную страну Ро. Чтобы вернуться, обратно ей нужно найти портал - «Стеклянную комнату». На протяжении игры выставляются ловушки, попав в одну из которых возврата не будет. В помощь ей дается дополнительный игрок Леший, но как найти его она не знает. В стране идет война между людьми и призраками. Когда – то люди и призраки были одним народом, людским. Жили долгую жизнь, рожали детей, почитали стариков. Старики уходили в иной мир в свой срок, и перед смертью наказывали: « Живите в мире, не завидуйте ближнему своему, не убивайте брат брата.  И жизнь ваша будет долгой и счастливой».
Так и жил народ, исполняя наказы предков, пока не случилось вражды в одной семье, пробежавшей черной кошкой между двумя кровными братьями. Старшему брату не дал бог детей ни от одной жены, и он не мог продолжить свой род, вот он и решился на злодейство: убить младшего и завладеть его сыном.  Но смерть была убийством, пришедшая не в свой срок. И дух восстал из мертвых, призраком. Возмущение его было таким сильным, что, не задумываясь, он умертвил весь свой род, создав армию мщения, и напал на старшего брата. Так и началась великая война между людьми и призраками. И каждую зиму набегами они пополняли армию воинами мщения. Но вот детей не убивали. Табу, наложенное самым первым призраком, ни разу не было нарушено.

Роман фантастика. Находится в стадии написания. Окончена предполагаемая первая книга. Опущены в описании персонажи: Фара - жена Когана, сестра Варргарда – в прошлом Иргинд. Убитая  драконами, но возвращенная комнатой человеческим ребенком. Жизнь в городе, замужество за Коганом и рождение дочери.  Берг - статус советника смотрителя города на первый взгляд, на самом деле обращенный призрак.  Леший врачеватель, верный друг Когана. И самое главное Мэл, доктор, живущий на краю страны Ро, кратере вулкана. Тихий и добродушный старикан на самом деле был неуравновешенным фанатом мечты поработить мир. Вся жизнь посвящена попытки овладеть комнатой и через нее поработить весь мир.

«Я, продвинутый геймер — человек, играющий в видеоигры, умеющий читать мысли других и внушать им свою волю. И если вы читаете сейчас эти строки, значит, я жива и в своём уме. В силу произошедших со мной невероятных событий, мне удалось побывать на границе реального и придуманного мира и вернуться».
Невероятная история могла произойти с каждым любителем виртуальных игр. Интернет своей непредсказуемостью и доступностью вошел по ходу в нашу жизнь навсегда. Игры, фильмы всякого рода, видео делали людей, если не счастливыми, то на время отвлекали от стрессовых проблем, скрашивая неровности реальной жизни. Адреналин после выигранного гейма повышал самооценку, вознося до небес, или же вводил в дикую агрессию при проигрыше. Билась клавиатура, ломалась мебель. Агрессия выплескивалась на всё и всех, разрушая психику, и главное человек после надолго впадал в депрессию плохого сна и раздражительного настроения. Выйти самостоятельно из всего этого было нереально.
Но, несмотря на тяжкие последствия, меньше игроков не становилось. Кассеты менялись, продавались или же подбирались на мусорных местах, выкинутых «сглаз долой» радиевыми родителями, переживающих за своих чад.
Появление видеокассеты в моей комнате на письменном столе так и осталось невыясненным. Выделяясь среди других прочих яркой обложкой, она вызывала к себе интерес.
- Мам, ко мне никто не приходил?
- Сегодня никого не было Ула.
- Откуда взялась кассета?
- Не знаю.

«Ро. Двухуровневая стратегия из разряда тактических игр». Название ни о чем не говорило. Отложив в сторону, я приступила к уборке комнаты. Недельная пыль, распространившись на все лежащие, где попало вещи, выделялась белёсым налетом. Казалось, что она поглотила под собой весь мир комнаты.
«Да, без пылесоса тут не обойтись».
Достав из шкафа боевую машину, я с рвением бросилась в атаку. Вскоре пыль сдалась, оставив после себя лишь характерный свой запах.
Осталось навести хоть какой-нибудь маломальский порядок на компьютерном столе.
- Ну, вот и все.
Рука машинально потянулась к кассете: «Ловушки».
- Подумаешь! Не такое видывали.
Но фишка игры крылась в некой точке «невозврата», минуя которую сразу заключался негласный договор с игроком: Выигрыш давал право выхода в реальную жизнь, а проигрыш - делал его виртуальным рабом, фантомом, блуждающим по нескончаемым лабиринтам игры. Об этом я узнала гораздо позже.
Инстинкт самосохранения - не сработал. Кассета плавно вошла в паз магнитофона, экран засветился.

Часть 1. Рубикон.

По узкой, горной дороге, на большой скорости неслась черная легковая машина. Опасная непредсказуемыми поворотами дорога пролегала сквозь ущелье. Сверху нависали большие камни, и от любого неосторожного звука сразу срывались вниз камнепадом. И берегись неосторожный зевака, любого похоронит под собой.  Крутые повороты, медленные подъемы и быстрые спуски, ничего не влияло на скорость машины, лишь мелкие булыжники, вылетая из-под колёс с шумом падали в пропасть. Казалась, она сама вот-вот рухнет вниз, рассыпавшись в прах. Но этого не происходило. Ловко вписываясь в виражи, машина словно исполняла чью - то злую волю: доставить пассажира в пункт назначения. В страну, лежавшую далеко за горами, таинственную и дикую. Попав туда однажды, никто не возвращался прежним: древние старики становились юнцами, юнцы мудрецами, бедные богатыми, а богатые понимали, что никакие деньги на свете не сделают тебя счастливым, не познав любви.  Вот только дороги в страну Ро никто не знал.
В открытые окна машины было видно, что на переднем сиденье сидит человек. Вцепившись руками за руль, он пытался остановиться, судорожно нажимая на педаль тормоза. С непонятной тревогой я пыталась рассмотреть, кто же там находится. И вот машину занесло, и среди густой пыли салона в наружном зеркале отразилась испуганная женщина, до боли знакомая.
«Неужели это... Не может быть? Я?!»
Не сбавляя скорости, машина продолжала путь. Она неслась бы так вечно, если бы не препятствие - бесформенным, смолянистым упавшим деревом, появившееся впереди. И оно предостерегало: «Остановись!  Входящему - возврата нет».
Это был шанс выйти из игры!  Не сомневаясь в своем решении, я вдавила педаль тормоза до отказа. Скрежет тормозных дисков, длинными следами горелой резины остался на дороге. Машина стала как вкопанная. Облегченно вздохнув, я сняла ногу с педали: «Неужели получилось?!»
Все что дальше произошло, я не помню...
По инерции машина подалась вперед и колесами коснулась Рубикона. Неподвижно лежащая сущность ожила и, пузырясь, растекалась во все стороны, издавая звук, напоминающий колокольный звон. Он звучал все громче и громче, подавая кому-то сигнал. В ответ со стороны гор волнами сорвался липкий густой туман холодный и плотный, что даже на расстоянии вытянутой руки не возможно было ничего различить. Вместе с ним пришли они: безликие, бестелесные белые призраки. Сплошной стеной друг на друге они неслись, не касаясь земли сквозь меня, пронизывая вечным холодом смерти.
Потеряв сознание, я провалилась в пустоту...

*Демо - демоверсия — предварительная (урезанная) версия компьютерной игры.

Часть вторая Леший.

Яркий солнечный свет ощущался даже сквозь закрытые веки.
«Полдень,- почему-то решила я, все еще жмурясь и  медленно приходя в сознание. - Живая!»
Возвращалось ощущение аварии и понимание, что я втянута в игру.
Привыкнуть к состоянию бестелесного фантома было легко. Я телепатически чувствовала связь со своим телом в комнате около стола. И пока с ним было всё в порядке. Испуганные глаза мамы, обнаружив меня без сознания лежащей на полу, я не хотела представлять.
«Да уж... Лучше не думать об этом совсем».
Пошевелив пальцами рук и ног, немного успокоилась: иллюзии движения тела были сохранены.
Мой мозг, сканируя местность, губкой впитывал игровую информацию: «Значит лес, это начало игры. Можно отсидеться в случае опасности.  Главное найти таинственное место Ро и через него вернуться в свой мир. В игре идет война между людьми и призраками. Армия призраков набегами опустошает город, убивая всех без разбора. Но они равнодушны к детям, всякий раз оставляя их в живых. Призраки приходят в холодное время года, давая людям время пополнить запасы еды. Город людей лежит в низине западнее леса, окруженный рвом и частоколом. На бойницах смотрящие стрелки и никого не впускают без разрешения старосты города. Особенно выделяют из толпы местных чужаков пришедших со стороны леса. И сколько их томится в темницах, никто не считал:
«Вот почему никто не возвращается... Попадают в ловушку. Застрять в игре навсегда?! Врагу этого не пожелаешь».
Отчетливое понимание, что у меня есть помощник, не давало возможности впасть в панику:
«Вот как его только найти? И главное: игру успеть пройти до первых холодов».
Ужасное чувство голода заставило начать игру, направившись в сторону города.  Дорога выходила из леса и вела вниз. Насыпанная мелким гравием поверх она больше напоминала грунтовую, её ширина позволяла встречным повозкам разойтись беспрепятственно, не причинив вреда друг другу. По дороге шли все время люди в странных одеждах. Охотники, мастеровые, посыльные на лошадях,  разный люд, бредущий укрыться под защитой городских стен. Все время улыбаясь, они приглашали присоединиться. Многие заходили в харчевню, стоящую одиноко в стороне от дороги. Запах специй и приготовленных яств манил, приглашая подкрепиться перед дальней дорогой.
«Ловушки не ставят в начале игры, могу и поесть». - Я решительно открыла дверь, собираясь войти, когда чья-то рука, схватив сзади, одернула меня назад. Непроизвольно подавшись в сторону, чтобы не упасть, я оглянулась.
За мной стоял бородатый мужик неопрятного вида и осуждающе смотрел:
«Не стоит заходить. Это ловушка. Надо продвигаться на север».
Он повернулся и пошел обратно в сторону леса.  Мне не оставалось ничего, как последовать за ним. И это был Леший.
- Я собиралась просто поесть, - бормотала я, семеня за ним.  - С утра росинки маковой не держала во рту.
Леший, открыв свой холщовый мешок, достал лепешку, завернутую в лист лопуха. Отломив половину, протянул её мне:
- Скоро заход солнца и нужно найти место для ночевки. Ночью в город нас не пустят. Так что еды больше не найдем.
Я рассматривала его, жуя лепешку, вкус которой был из далекого детства. Тогда мы ели все что попало, не разбираясь, вредное это или съедобно.
- Она из муки болотного тростника, - явно прочитав мои мысли, сказал Леший.  – Тростник придает сил, так что ешь и не бойся. Не отравишься.
- Угу, - только и смогла выговорить я.
Мы возвращались в лес в безопасное место – землянку, вырытую в корнях огромного дуба. От усталости и переживаний я заснула мертвым сном.

Глава 2. Набег.    Сон был нарушен звуком набата, разносившимся по всей округе.
- Вставай. Нам пора.- Леший толкнул в бок и, не дождавшись ответа, вылез наружу. Я быстро последовала за ним.
- А что случилось? Почему звонят?
- Набег. Призраки. Что-то они рано пришли.
Леший, ловко минуя преграды из корней деревьев, констатировал:
- В город нам не попасть через городские ворота. Проверки на каждом шагу, а ты чужак. Схватят и посадят в темницу, с вами тут не церемонятся. Придется идти через западный вход.
Сигнальные костры пылали по всему периметру города. Все суетились и искали кого-то.
- Дети пропали?! – Крики неслись со всех сторон.
- Каждого кто знает, куда делись дети, ждет награда!- выкрикивал глашатай, повторяя всякий раз: - Большая награда!
Многочисленная толпа матерей голосила и рвала на себе волосы, истошно прося вернуть их маленьких сокровищ. Отцы угрюмо молчали, сдерживая слезы. Каждый понимал, что без детей им не выжить. Некому будет продолжать род. И призраки полностью завладеют городом.

- Дети живы. До утра у нас есть надежда их найти.
«Откуда Леший все знает?» - недоумевала я, всякий раз поражаясь его ответам.
Воспользовавшись общей суматохой, мы проскользнули мимо охраны, и попали в город.
- Зайдем в одно место,- сказал Леший. - Подкрепиться не мешало.
Никто не обращал на нас внимания, и мы спокойно следовали по узким и грязным улочкам, нюхая разлагавшиеся пищевые отходы. Санитария была ужасная, средневековая.
Дома в основном были деревянные, и низкорослые - для бедного люда, из мастеровых. Хозяева с прислугой проживали в каменных хоромах, возвышающихся над всеми остальными в центре города. Камень из-за дороговизны был доступен только богатым. Его доставляли на телегах с дальней каменоломни, принадлежащей смотрителю города, за золото. Халупы мастеровых частенько горели. Их поджигали, освобождая места для смотровых башен, предлагая взамен для нового строительства места подальше от города. И в защите от призраков беднота выступала живым щитом. Пока суд да дело - богатые успевали покинуть город через подземный ход. Вот и сейчас в основном пропали дети мастеровых, и дела бы до них не было, если бы не пропала дочь самого смотрителя Когана, смышленая и голубоглазая девочка. Женившись, второй раз и родив дочь, он был без ума, как от жены, так и от дочери. Холил и баловал обеих. И теперь не находил себе места.
Собрав дружину, он отправился на поиски.
Мы шагали по направлению к таверне.

Глава 3. Призраки.
Красное солнце, касаясь нижним краем горизонта, медленно исчезало из вида. Сначала казалось, что оно двигается очень медленно, пробегая лучами по бойницам и стенам замка, а затем резко спряталось за горизонт. Сумерки окутали землю.
Призрак высшего совета с высоты смотровой стены замка смотрел на закат.
Он думал о странных людях, поселившихся на его землях. Скоро зима и нужно пополнять армию. Но в последний набег на город был убит ребенок и старейшина наложил табу на семь лет набегов. За это время многие мастеровые дети выросли и возмужали. Из них получиться много отличных воинов так необходимых сейчас. И вот срок запрета заканчивается. Но народились новые дети. Боясь, что может повториться убийство, детей решено было похитить заранее.
Когда – то люди и призраки были одним народом, людским. Жили долгую жизнь, рожая детей и почитая стариков. Старики уходили в иной мир в свой срок, и перед смертью наказывали: « Живите в мире, не завидуйте ближнему своему, не убивайте брат брата.  И жизнь ваша будет долгой и счастливой».
Так и жил народ, исполняя наказы предков, пока не случилось вражды в одной семье пробежавшей черной кошкой между двумя кровными братьями. Старшему брату не дал бог детей ни от одной жены, и он не мог продолжить свой род. Вот он и решился на злодейство: убить младшего и завладеть его сыном.  Но смерть была убийством, пришедшая не в свой срок. И дух восстал из мертвых, призраком. Возмущение его было таким сильным что, не задумываясь, он умертвил весь свой род, создав армию мщения, и напал на старшего брата. Так и началась великая война между людьми и призраками. И каждую зиму набегами они пополняли армию воинами мщения. Но вот детей не убивали. Табу, наложенное самым первым призраком, ни разу не было нарушено.
За убитого ребенка призраки платили дань людям - прекращая набеги ровно настолько лет, насколько было ребенку в день смерти. И еще существовала одна странность, маленьких призраков не было.

Варргард ждал вестей.
И вот ему сообщили, что дети доставлены: «Накормить и спрятать в комнате».
Лучшего тайника для них не было. Тайна стеклянной комнаты передавалась: ему от отца, его отцу от деда, деду от его прадеда. Располагаясь высоко в горах, никто не мог её обнаружить, не зная точной дороги, а из замка вел к ней потайной ход.
Всякий раз, когда призрак решался расстаться с жизнью, его приводили к дверям комнаты и оставляли одного. И больше его не ждали. Считалось, призрак уходил в иную жизнь навечно. Но иногда со стороны гор появлялся человеческий детёныш не умеющий говорить, но очень похожий на «ушедшего» призрака. И никакие расспросы не давали ответа, что же с ним там произошло. Его незаметно оставляли около мастеровых жилищ, зная, что люди приютят и уходили назад в горы.

Глава 4Зютканы.

Таверна была полна народу. Шест с пуком соломы врытый рядом как символ общественной еды был виден издалека. Запахи специй и приправ  кружили голову, особенно аромат свежего домашнего хлеба, только что вынутого из печи. И урчание голодного желудка нельзя было заглушить никакими уговорами, поесть позже. Хотелось зайти и поесть. Стараясь не привлекать внимания, мы присели в углу лицом к входной двери. Звучала песня. Пел гистрион странствующий музыкант, воспевая подвиги отважного смотрителя города за небольшую миску похлебки и пинту вина. Громкие разговоры за соседним столом заставили нас прислушаться. Мастеровые, не таясь, дружно обсуждали похищение детей:
- Такого еще не было - прийти раньше холодов...
- Мало мы им отдавали чужаков?!
- Коган объявил, кто найдет дочь, получит все, чего только не пожелает.
- Только кто на это решиться??
Мастеровые замолчали. Все знали: ничем хорошим эта затея не обернется. Стать призраком, позабыв свой род, и кем был раньше, никому не хотелось.
Одна надежда была на самого смотрителя. Ради жены он пойдет на всё, лишь бы вернуть дочь домой. А там гляди и всех детей освободит.
За беседой никто не обращал внимания на снующих карликов - зютканов работающих в этой таверне. Озорные низкорослые ловкачи, любители шуток с людьми быстро наполняли столы кувшинами с вином, не требуя оплаты. И мастеровые, радуясь выпивке, пили по полной чаше за здоровье хозяина таверны, торопясь налить еще. И никого не удивляло, что рядом засыпали люди, склонив головы на колени.
«Перебрал бедняга. Пусть проспится», - думал каждый, закусывая после очередной чаши вина.
- Не пейте, - шепнул один из карликов. – Вино отравлено. Лешего знали все в округе. Лекарь по призванию никому не отказывал в помощи, не беря оплаты за лечение. Так немного возьмет четверть кугля если кто за травку редкую заплатит, на поиски которой полдня, а то и более уходит. И зюткане часто этим пользовались по разным причинам. Жадные до золота не гнушаясь ни чем, продавали все за что платят. Они продали бы и Лешего, если бы не его дар врачевателя. Имея четкую иерархию карлики, подчиняясь королю, платили дань каждое полнолуние. И если договор нарушался, и золото не поступало в казну, то несчастный наказывался ударами, розгами, вымоченными в солевом растворе.
Вот и приспособились под носом у самого Когана поить мастеровых отравленным вином.
Кивком головы Леший дал понять - не пить вина. Я сразу сплюнула на пол, не ощутив во рту никакого необычного вкуса.
Дверь таверны не впускала вновь прибывших, оповещая о закрытии резким звоном колокола, скрывая от взгляда зевак груды тел уснувших беспробудным сном. Зюткане по двое, по трое вытаскивали трупы через заднюю дверь и грузили на повозки стоящие поодаль. Загруженные доверху они тут же отправлялись в сторону гор.
Притворившись уснувшими, мы ожидали своей очереди.
- Не сопротивляйся.  Посмотрим, куда нас повезут, - прошептал Леший.
По разговорам возниц было понятно, что улов нынче хороший не меньше десяти куглей* золотых и нас везут продавать.
Поселившись на виду у людей, карлики, используя чары для проделок, без боязни открыли свой бизнес: продавая мертвых людей призракам. Отравившиеся вином мастеровые - получались злыми и недовольными духами. А кому охота умирать в молодом возрасте?
Вот и сегодня воспользовавшись суматохой из-за кражи детей, в таверне народу набилось больше чем обычно, и зютканы решились сорвать большой куш.
*кугль – зютканская денежная единица, составляющая 100 золотых.

           
  Глава 5. Обоз.
Понимая, что простым оружием ему не победить, Коган не спешил нападать на замок призраков. И детей не отобьет и сам погибнет. Зря он погорячился, сорвавшись в погоню: нужно было посоветоваться со старейшинами рода вначале, лишь тогда действовать. Он ехал и думал:
«Не призраки это были - из мастеровых никто не погиб.  - В этом Коган был уверен. - Воровали ночью. Вот только... Кто?».

Быстро темнело. Стреножив лошадей и выставив охрану, отряд расположился на ночлег. Выбрав себе удобное место, Коган, вытащил из ножен меч и положил перед собой: «Пока ты жив, он убережет тебя от беды»,- словно слышался голос отца.  Вот и в ту роковую ночь, меч светился ярким светом, предчувствуя беду.
Мысли роем путались в голове не давая заснуть: «Сколько найденышей пришло с восточной стороны гор. Откуда взялись и почему призраки их не тронули, а доставили к людским жилищам? Где искать ответ?  Почему из них выросли самые лучшие воины?  Бесстрашные и сильные».
Вот и его жена, голубоглазая девочка с длинными волосами, найденыш. Долго ее никто не брал в семью. Боялись. Для мастеровых слишком гордая девица - ни прясть, ни варить не научилась, а вот драться с парубками один на один – так одна из первых. Да и лошадей больно любила. Кони с одного взгляда ее слушались, стояли как вкопанные. За это и приютили её на конюшне.
А потом она и его взглядом заворожила. Взял себе женой законной. Дочь такая же - голубоглазая.

Коган так и не заснул. Ночью поднялся шум: кто-то появился на дороге.
Неизвестные, не таясь, разговаривали в полный голос. Наличие глухих и шипящих звуков, выдавало зютканское наречие. Карлики громко ругались и ссорились, не боясь быть услышанными. Они что-то делили и не могли никак договориться.

- Зуб, ты мне должен кугль  за тех двоих. Где они?
- В другой повозке.
- Врешь!  Нет их там!!  Они вот тут лежали! Оба. Как приедем, пожалуюсь на тебя.
- Да отдам я тебе... за одного. А за чужака нет. Зря брали! Призраки не платят за них.
- А люди, зачем их отдают им?
- Мне один говорил, что чужаков сажают в клетки и отвозят высоко в горы. А зачем не сказал.

Скрип колёс еще долго звучал в тишине. Обоз шел перегруженным.

«Что же там у них?»  - Закравшаяся мысль, что пропажа детей, как то связана с карликами, лишила Когана покоя. Решив все разузнать, он, отправился следом за ним.

Отредактировано Быстрая (15-08-2018 09:32:26)

+1

2

Буду первым с "плюсом".  :crazy:

+1

3

Рада такому критику. Побольше бы критикующих слов. С уважением Т.А.

0

4

Крысолов написал(а):

Буду первым с "плюсом".

Рада такому критику. Побольше бы критикующих слов.

0

5

Быстрая написал(а):

Подвох скрывался в некой «точке не возврата» Рубикон

слитно

+1

6

Cobra написал(а):

слитно

Ворд показывал ошибку)))Спасибо.

0

7

Глава 6. Ула.

Вот уже неделя, как я в игре, и походу застряла тут надолго.  Все мои попытки узнать нахождение Ро* провались. Ни один из слухов не подтвердился. Вдобавок мы по своей глупости попали в неприятность: зашли, подкрепиться называется. И теперь - в одной повозке с мертвыми, трясемся в неизвестном направлении. Зютканец, за полкугля, пообещал все же отпустить нас в горах. А там, по словам Лешего и рукой подать: «Скоро карлики остановятся, передохнуть, вот и воспользуемся случаем уйти тихо».
Ночь была ясной.  Звезды, гроздьями мерцающих точек, освещали дорогу. Они висели так низко, что казалось, протяни руку и можно дотронуться до одной из них. На их фоне выделялась некая туманность, очень напоминающую земную Андромеду, с её яркими звездами Алферац, Мирах и Аламак - изумительную двойную звезду. И мне на миг показалось, что я дома, в своей комнате, наблюдаю за звездным небом...

- Спишь? – Толкнув в бок, Леший вернул меня в реальность. - Готовься, уходим. После будет сложнее, могут обмануть и не отпустить.
Освободив меня от веревок, он мышью скользнул вниз и растворился в придорожной тени. Так и не привыкнув к быстрому исчезновению Лешего, я последовала за ним, но его нигде уже не было. Давая отойти затекшим ногам, я стояла и радовалась, что так удачно меня миновала еще одна ловушка.
Если бы я знала, что повозки, по прибытию в замок, не разгружая, отправят в комнату желаний, и лишь потом, посчитав получившихся призраков, зютканам заплатят. А я давно была бы дома, вспоминая о своих приключениях, и этот странный мир, весь прогнивший враждой...Знай, я это?! (Может мне убить Лешего, и самой играть?)
Но я не знала.

- Эй, сюда! Кто-то едет! – Леший рывком стянул меня с дороги, как мимо пронесся боевой конь с седоком...

Леший долго смотрел ему в след.  Это был Коган.  Его друг в прошлом...Он узнал его сразу. По его осанке и Светочу, висящему сбоку.
Они росли вместе, дрались «стенка на стенку» всегда на одной стороне, и если один виноват, то другой брал всю вину на себя. В основном попадало Когану. Порки терпел: ни стонал, ни орал. Зубы стиснет и терпит. Даже если кровь выступала - ни звука не проронит. Он был выше и сильнее Лешего, щуплого парубка, понимающего толк лишь в травах да кореньях. Тяга к знахарству у него от деда передалась. Тот его и научил травки разные собирать да погоду предсказывать.
Однажды заблудившись, им пришлось ночевать в одной из заброшенных пещер гористой местности призраков. Разведя огонь, они грелись и болтали о девчонке с конюшни - Фаре, смелой и красивой.  Отблески костра рисовали на стенах причудливые тени, напоминая призраков и пугая их. Дрова догорали, и перед тем как потухнуть вовсе, неожиданно последним сполохом, осветили всю пещеру.  В дальнем углу свет от костра продолжал жить своей жизнью. Поначалу они не обратили на это внимания. Но свечение становилось все ярче и ярче. Пересилив любопытство, друзья в куче камней, обнаружили двулезвийный боевой меч, рукоять которого украшала голова легна, самого хитрого и сильного хищника этих лесов Он продолжал светиться и в руках.  «Кто же его тут спрятал?»
- Вернемся к костру Коган. Я боюсь
- Чего боишься, меча? Не бойся, он сам не убивает. Давай отнесем его отцу, и может нас, минует наказание? Видишь, как он светится. С таким ночью в лесу не страшно будет.
На входе послышался шорох мягких шагов и рычание. Какой-то зверь, в надежде укрыться от темноты, теперь направлялся к ним.
Меч высветил раненого  легна.  Было видно, с каким трудом грациозной кошке давались шаги. Увидев мальчишек, он напрягся из последних сил, и приготовился к прыжку. Коган стоял как вкопанный. Он прямо смотрел в глаза легна, держа перед собой меч: « Если прыгнет, то он его убьет».
- Коган стой. Не видишь, он ранен...Он ничего нам не сделает. - Леший с осторожностью шагнул к зверю:
- Тихо... кошечка. Я просто посмотрю на твою рану.
В боку торчало древко от стрелы нерадивого охотника. Убегая, раненный легн зацепился наконечником за ветви деревьев и тот отломился. Понимая, что ему хотят помочь, он прилег, склонив голову на здоровую лапу. Ему нравились поглаживания Лешего, и когда тот, выдернув стрелу, отошел подальше - даже не пошевелился. Казалось, он не чувствует боли.  Он так и остался лежать, с закрытыми глазами, когда друзья, прихватив меч, быстро покидали пещеру. Только к утру, им удалось попасть домой. Их ожидал отец Когана... Рассказ про легна* и светящийся меч, рассмешил его, думая, что дети от испуга все выдумали. Строго наказав: «Больше не ходить за городские ворота»,- он отправил их спать. А меч повесил над очагом, решив по дню заказать ему прочные ножны....С тех пор меч так и прижился в семье Когана, «Светочем» названным.

Повернувшись ко мне, Леший промолвил: « Я тебе обещал найти Ро, так вот, пойдешь за всадником в сторону замка. Если поймают, не бойся. Призраки чужаков не убивают. Говори, идешь проситься воспитателем к детям - зютканы надоумили. Скажи, что ты не из местных. Хотя и так знают. Может еще и увидимся.
И Леший пропал.

Ро*- комната желаний;
Легн - лесная кошка, похожая на земного барса.

Глава 7. Замок.

Коган оставив коня привязанным в укромном месте, догнал обоз, и поодаль проследовал за ним к воротам замка. Дорога петляла, уводила в сторону, открывая неприкрытые щитом места всякого входящего сюда. И он с опаской смотрел на бойницы: если заметят, убьют сразу. Но на карликов никто не обращал внимания. Было видно, что здесь они свои. И встречая обоз, через глубокий ров с нависающим гребнем земляного вала, ждал опущенный мост. Зимой, наполнившись водой, ров особенно представлял серьезную преграду для желающих напасть на замок. Призраки, боясь априори воды, зимой по замерзшему льду пересекали границу рва, напав на приближающихся людей гораздо раньше, чем те могли подойти к замку.
Под свет факелов зюткане уверенно двигались вперед. Коган проследовал следом. Ему открылось то, что заставило усомниться в преданности карликов - продажу мертвых мастеровых: « Вот значит, что они везли?!  »
Нахваливая товар, зюткане нагло торговались, требуя немедленной оплаты.

- Товар хороший. Давай десять куглей. Чужак.
- После.  Ты забыл правило? Сколько выйдет из комнаты столько и заплатим. В прошлый раз  не все обратились
- Я слышал, что комната исполняет желание всякого туда входящего. А кто просит за мертвых?
  - Это…
Наблюдая за происходящим, Варргард прервал торг и, велев сразу заплатить, пропустил обоз вглубь замка. Тарахтя колесами по камням, обоз скрылся за одним из выступов полуразвалившейся стены.
Годами, разрушаясь от мороза, дождей и засухи замок имел печальный вид, напоминая все больше руины. Лишь воротные башни да лачуги чужаков были в хорошем состоянии. И видя всё это можно было понять, что детей здесь нет. Выжить в таких условиях, дано лишь призракам.

Не выпуская из вида Коган, шел за обозом, и едва не столкнулся с Варргардом. Укрывшись за колоннадой, он смотрел, как стена со скрипом отошла, открывая потайной проход. Пропустив призрака внутрь, тут же словно охраняя чью-то тайну, поторопилась вновь встать, на свое место плотно закрывшись.
«Хороший тайник сразу и не найдешь. Значит, дети могут быть там».
Зайти проверить и выйти было делом минуты. Но действовать в одиночку не решился, слишком было опасно. Понимая, что его скоро обнаружат, он направился к выходу. В этот момент проход открылся вновь и выпустил карликов.  Довольные, не замечая никого вокруг, они торопились по светлу вернуться в город. Лучшего способа покинуть замок не было. Запрыгнув в последнюю телегу и накрывшись грязной подстилкой, среди пустых корзин Коган заснул.
Утром пропажа смотрителя взволновала весь отряд. Самые «верные» предлагали вернуться в город за помощью - самим не справиться. Другая часть хотела стразу выдвинуться к замку, понимая, что лишь туда мог направиться Коган. И если его пленили – предложить выкуп, обменяв на десять воинов.
Все смотрели на Берга старшего советника и его мнение сейчас, было решающим. Тот слушал, молча, не вступая в перебранку. Он единственный был связан тайной Когана: предложить свою жизнь - за освобождение детей. Это был равнозначный обмен: воин по силе равной, силе, сотне мастеровых легко рассекал мечом призрака, превращая в факел и, мог положить не один десяток бестелесных.
Берг выполнял приказ: «Ждать до утра. А после возвращаться домой и готовиться к обороне города. Собирать хворост и камни - на парапете стен, кипятить воду и масло. Хворосту в лесу нынче было много».
Он смотрел на всех, понимая, что нельзя допустить этого обмена:
- Едем к замку! Решено.
Ула шла по дороге, прячась, всякий раз, когда кто-то появлялся на виду из проезжающих. И когда проследовали мимо зютканы, она замерла за одним из валунов, боясь быть обнаруженной. Словно почувствовав испуганное её дыхание, один из возницы пристально уставился в её сторону, но, не заметив ничего подозрительного, продолжил свой путь.
- Где же ты Леший? Ну и помощник называется! Бросил одну. Иди, говорит к замку, и не бойся. А как не бояться? Главное пробраться внутрь, а там будь что будет.

- Ты кто такая? – Мужской голос заставил Улу обернуться. Она увидела копье, направленное в грудь, и людей стоящих по кругу. Большие шиты во весь рост, копья, луки, цельные железные шлемы, всё говорило о них как о воинах.
- Это «чужак»* Берг.
- Убить её!
«Ну, вот и все – финиш. Не вернуться мне домой... Жизнь моя игровая навечно».
- Постойте! - Крикнула Ула, собрав всю волю в кулак. - Я знаю, где дети и помогу освободить их. Взамен прошу себе жизнь и защиту.  Предложите меня призракам. За чужака - посредника между ними и детьми вам предложат хорошую цену. Дети в опасности и чем быстрее мы появимся в замке, тем лучше.

Её речь усиленная жестикуляцией, стоила того, чтобы оставаться в живых.

Чужак* – фантом игрока, попадающий в игру.   

Глава 8. Фара.
Фара весь день не находила себе места. Вот уже сутки как муж отправился за дочерью, а вестей от него так и не пришло. Но за его жизнь была спокойна, пока «Светоч» с ним, врасплох враги не застанут. Знала, что меч предупредит об опасности. В последний набег призраков, когда был убит ребенок мастеровых, меч тоже светился, синим цветом.  Ребенок за отцом вышел на улицу, да и наткнулся на обращенного духа. Тот со злости его и убил. Смерть ребенка потрясла всех, и людей и призраков. Люди то ли с гневом роптали, что убили дитя, то ли с радостью, что семь лет не будет войны, призывая на сходку город.
«Призраков к ответу!» - Орали всем миром. Молчали, когда сам Варргард - верховный дух слово держал, обещая семь лет тишины.
Ушли тогда духи сразу и унесли тельце убитого. Только через время появился оживший ребенок под воротами города.  Откуда пришел он, и что с ним произошло, никто не знал. Как будто немой. Ни слова не проронил. Только знали, что привели его «чужие». Отвели его на кузницу, а тот попросился к мастеровым. Чудно все это.
...Фара помнила, как и её чужие привели к стенам города, ударили раз в гонг и оставили одну. Так и стояла, не шелохнувшись пока ворота, не открылись и впустили её. Народ вышел - на диво посмотреть. А подойти боялись. Цвет глаз пугал - синий сравнимый с васильком луговым. Никак у всех. Смотритель города, не знал, что и делать, никто брать к себе на постой не хотел. Только вот лошадь подошла, наклонила голову и стала языком шершавым лицо вылизывать, как жеребенка своего. Так и осталась рядом стоять, никого не подпуская. Вместе с лошадью тогда и определили на конюшню, под присмотр главного конюха города. Фарой нарекли. Когда подросла, швейному мастерству пытались выучить, ремесло новое освоить.
«Для девиц - это самое лучшее дело: и в тепле и в почете. Да и заказчики иногда безделицей какой-нибудь балуют» - говорил главный конюший, усердствуя её судьбе.
Швеи из Фары так и не вышло: нитки путались, иголки терялись, а пальцы не слушались и кололись. Вот и убегать стала на улицу, прогуливать. А там друзья, Леший с Коганом, да драки - стенка на стенку. Только посмеивались они: « Мол, девчонка ты! Нечета на кулаках с тобой биться. Засмеют».
Фара насмешки терпела – ей с двоими одной не справиться. Только после по одному выловит, да отлупит хорошенько. А у тех и обиды на нее нет.
Когда подросли, влюбились оба, всюду втроем ходили - не разлей вода.  Все бы так и шло дальше, если бы Фара не предпочла Когана. За нрав добрый, да силу неземную. Смотреть по-особому стала на него, краснеть при встрече. Когана нет, и она на конюшне дел находит. Леший зовет за всякой травкой лечебной по лесу побродить, а ей и дела нет. Все отнекивается, на усталость ссылаясь. А когда Коган Фару в терем свой забрал, да свадьбу сыграл, вопреки отцову наказу: « Лишь с ровней породниться!», Леший и вовсе ушел из города, вычеркнув друга из сердца.  И по сей день в лесу живёт, да знахарством занимается.

Глава 9. Бой.

                                          Ула
   
Связанная по рукам и ногам я тряслась на лошади позади конвоира, тыкаясь лицом ему в спину. От стойкого запаха лошадиного пота и мочи меня мутило. С кляпом во рту я так долго не продержусь. Перспектива захлебнуться блевотиной вызывала панику. Хорошо хоть глаза не завязали. Истерично крутя головой, я высматривала силуэт Лешего. Не мог же он меня бросить в беде?!
Густой утренний туман расползался повсюду, скрывая неровности дороги. Увидеть что-либо дальше вытянутой руки было бесполезно. Казалось это большое белое облако, не удержавшись, рухнуло на землю, похоронив под собой весь мир.
«Скорее бы замок, а там я найду эту комнату, чего бы мне это не стоило».
Отряд торопился. Берг свирепый низкорослый кочевник ехал впереди. Его голова плотно сидела на плечах, создавая иллюзию отсутствия шеи. Расплющенный в драках нос был неприметен в густых усах, свисавших на редкую бороду. Берг волновался. Крепко сжимая копьё, он пришпоривал лошадь, заставляя других ускорять бег. Хитрый и расчетливый с другими, он питал отцовскую любовь к Когану и торопился ему на помощь.
Всякий раз, стараясь загладить оплошность одной охоты, когда погиб прежний смотритель города. Раненый вепрь, выскочив из кустов, неожиданно напал на стоящего в стороне смотрителя, напоров на клыки. Находившийся рядом Берг ничего не успел предпринять. Отец Когана умер мгновенно. Их несли на носилках рядом. Мертвый смотритель и его палач. После голову вепря повесили в тронном зале напоминанием, что жизнь быстротечна и несправедлива.  Тогда законнорождённый сын взошел на трон став полноправным смотрителем города, а Берг советником.

...Призраки появились неожиданно. Материализовавшись из тумана, с дикой ненавистью набросились на людей. Их было тьма тьмущая.
Биться было бессмысленно. Мой конвоир пронзенный копьем уже повис бездыханным, зацепившись за поводья. Не раздумывая, столкнув его вниз, я понеслась к замку.

Коган.

Ты кто такой?
Когана разбудил испуганный окрик. Вскочив, он увидел карлика, смотрящего на него испуганно.
- А то сам не знаешь! – Оглушив зюткана, он осмотрелся. Повозки стояли, сбившись в кучу, не зная, что предпринять. Впереди раздавался звон мечей, и слышались крики раненых призывавших на помощь.
Кто-то попал в засаду к призракам и теперь бился не жизнь, а на смерть. Сраженные падали, не успев отразить нападение.
- Все на дорогу! – Слышался знакомый голос. Он выводил людей из оцепенения, заставляя прийти в себя. - Щиты перед собой!  Выставить копья. Лучникам натянуть тетиву!  Приготовиться!  По туману! Бей!
Стрелы летели в туман, теряясь в шевелящемся безумии. Ни вскриков, ни стонов в ответ. Нельзя было понять попали ли они в цель. Только иногда туман редел и переставал шевелиться. Но ответная атака призрачной волной уносила сразу же, несколько человеческих жизней. Надежда на спасение таяла вместе с последними стрелами. Смерть приближалась, окружая со всех сторон.
- Берг, нам их не одолеть!- Ловко орудуя Светочем, Коган ринулся на помощь. – Нужно уходить!
Потеряв половину людей, отряд через открытое пространство отходил к лесу.
Погони за ними не последовало.
- Ты живой! Рад тебя видеть дружище. - Берг по-отцовски обнял Когана, радуясь встрече.- Нашел детей?
- Нет, но я знаю место их нахождения. Через замок не пройти. Нужно искать другой путь.
- Бог в помощь. – Худощавая фигура Лешего своим появлением напугала всех.
- Я слышал, вы ищете другой путь к замку? Я покажу его. Но мне нужно найти вначале девчонку, она чужак.
- Полчаса назад, она сбежала от нас, ускакав по направлению к замку.

Отредактировано Быстрая (25-06-2018 16:08:46)

+1

8

Быстрая написал(а):

Но(,-лишняя) ответная атака призрачной волной уносила сразу(,лишняя) же несколько человеческих жизней.

Быстрая написал(а):

- Нет, но я знаю(,лишняя) где они.

Быстрая написал(а):

И еще я ищу девчонку - чужака(,лишняя) не видели?

Быстрая, выкладывайте текст меньшим объемом - неудобно вычитывать, поэтому замечания лишь по эпизодам.

+1

9

Вездеходчик написал(а):

Быстрая, выкладывайте текст меньшим объемом - неудобно вычитывать, поэтому замечания лишь по эпизодам.

Приняла в сведению.  С уважением Т.А.

Отредактировано Быстрая (08-06-2018 17:32:57)

0

10

Вездеходчик написал(а):

Быстрая написал(а):
И еще я ищу девчонку - чужака, не видели?


Быстрая написал(а):

Насчет запятых, с некоторыми замечаниями не согласна в корне. С уважением Т.А.

Смутило сочетание - "девчонка - чужак". Отнес "чужака" к обращению.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Страна Ро