Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна


Хроновойна

Сообщений 141 страница 150 из 151

141

Средиземное море. 40 миль к югу от о.Крит. 8.06.2018г. 05:07

- Что с противолодочной обстановкой?
Этот вопрос контр-адмирал Хорэн задавал каждые десять минут и каждый раз слышал оптимистичное:
- Обстановка спокойная. Подлодки противника в оперативной зоне не обнаружены…
А всё этот чёртов термоклин, будь он неладен. В восточном Средиземноморье слои условно холодной и условно теплой воды перемешивались настолько причудливо, что даже в пределах двадцатимильной зоны граница между ними «гуляла» до полутысячи футов по глубине. Под этой границей как раз и могли прятаться русские «чёрные дыры» – дизель-электрические подлодки  типа «Варшавянка». Сигналы внешних сонаров отражались от термоклина, поэтому требовалось опускать гидроакустические станции то выше, то ниже границы слоёв. Вот только где она в настоящий момент, эта граница? Сто футов, сто пятьдесят, четыреста? Ситуация менялась, словно в калейдоскопе, и контр-адмирала это сильно нервировало. Тем более, сейчас, в решающий момент, когда на карту поставлено всё.
Командующий АУГ уже знал о провале авианаступления на русские базы в Сирии. 
В сражении наступил кризис. Склонить чашу весов в нужную сторону могла любая случайность, любой грамотный ход, точное действие. Даже самый малый успех в итоге мог обернуться победой, а досадная неудача, наоборот – превратить триумф в катастрофу.
Да, у русских на ближневосточном театре практически не осталось ни авиации, ни ПВО. Однако у них есть флот. Его наличие нивелирует любые усилия, любые потери со стороны Коалиции. Поэтому, чтобы заполучить в свои руки победу, пусть трудную, кровавую, грязную, но – победу, надо этот флот уничтожить.
Кое-какие практические шаги в этом отношении контр-адмирал уже принял.
В полном соответствии с первоначальными планами ОКНШ три ударные эскадрильи F/А-18E находились в воздухе. Одна взлетела с идущего двадцатиузловым ходом «Гарри Трумэна», две другие – с аэродрома на Крите. Туда «Суперхорнеты» перегнали ещё накануне, чтобы не терять время на подготовительные и взлетные манипуляции в условиях «шаткой» палубы и укороченной ВПП. Возвращаться самолеты должны были тоже не на авианосец, а на британскую базу на Кипре. Это позволяло существенно увеличить реальный боевой радиус и боевую нагрузку.
«Взлетели с Акротири, вернулись тоже на Акротири».
Хорэна слегка забавлял тот факт, что обе авиабазы, Кипрская и Критская, имели одинаковое название. Конечно, он знал, что «акротири» – по-гречески «мыс», просто «мыс» и ничего больше, но всё равно – иностранцу подобное совпадение казалось смешным: как будто других слов для названия найти не могли…
- Звено «Роджеров» запрашивает посадку, – доложился оперативный дежурный. – У них топливо на исходе.
- Ну, так сажайте, – досадливо бросил командующий. – Пускай заправляются, и снова на взлёт. Регламент укоротить до минимума.
- А время на отдых?
- Некогда. Не позже, чем через сорок минут, они снова должны быть в воздухе. Понятно?
- Да, сэр. Через сорок минут.
Контр-адмирал мысленно выругался.
«Наверняка ведь найдутся какие-нибудь… нетрадиционные. Начнут строчить наверх рапортА, что, мол, условия службы не соответствуют условиям контракта. Летчики, типа, должны отдыхать между вылетами не менее трех часов. Придурки. Прошляпим нападение на АУГ, будет вообще не до отдыха. Вроде простые истины, но как сложно доводить их до всяких там… разных…» 
В правильности своего решения командующий не сомневался. Патрулирование оперативной зоны – без этого сейчас никуда. Противолодочный «Посейдон» закончил дежурство четверть часа назад и уже покинул район, поэтому надеяться можно было лишь на себя и на своих пилотов. Вертолеты следят за морем, «СуперХорнеты» и «Хокай» – за воздухом.
- Передайте на «Норманди» и «Балкли», пусть пройдутся своими «СиХоками» вдоль Крита. По пятьдесят миль в обе стороны. Проверять любую лоханку. Не жадничать. Буи сбрасывать, сколько нужно.
- Есть, сэр…
Откуда подберётся беда, Хорэн не знал, но предчувствиям верил. Сегодня интуиция подсказывала ему, что опасность будет исходить, главным образом, из-под воды. Тактика передвижения субмарин в «тени» надводного судна контр-адмиралу была хорошо известна. Замаскировать собственные шумы шумами какого-нибудь танкера-сухогруза-контейнеровоза – что может быть проще? Да плюс термоклин, да плюс феноменальная скрытность русских дизель-электрических подлодок… Расслабиться и подпустить их на расстояние удара – это не просто глупость. Это преступление…
Нельзя, впрочем, сбрасывать со счетов и другие корабли противника. Три-четыре десятка крылатых ракет «Калибр» в одном залпе – опасность не меньшая, но, во-первых, их запуск обязательно засечёт разведка, а, во-вторых, времени на их поиск, отслеживание и перехват будет гораздо больше, чем в случае с субмаринами. Собственно, для этого контр-адмирал и держал в небе патрульную эскадрилью. Именно они должны уничтожить  бОльшую часть выпущенных ракет на дальних подступах, пока те не достигли зоны ответственности ПРО группировки. «Иджис» «Иджисом», но перехватить даже десяток прижавшихся к поверхности моря ракет – задача не из простых.
А ведь есть еще и подводные диверсанты. Вариант, на первый взгляд, фантастический, но, в свете уже случившегося в небе над Сирией, кто знает, чего можно ждать от этих непредсказуемых русских?.. А еще мины. Управляемые. Притаившиеся на глубине и ждущие только сигнала…
Единственное, чего Хорэн сегодня точно не опасался – это наземных противокорабельных комплексов. Около шестисот миль до Сирийского побережья – сухопутных систем, бьющих на эту дальность, у русских попросту нет. Недаром ведь в свое время подписывали Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности…

+6

142

Средиземное море. 50 миль к западу от Тартуса. 8.06.2018г. 05:19

- Тащ каперанг! Квитанция!
Корабль ощутимо качнуло.
Командир оперативного соединения ВМФ РФ в Средиземном море Павел Ясницкий недовольно поморщился. «Адмирал Эссен» вновь пересек кильватер переднего мателота.
Противолодочный зигзаг. В нынешние времена он уже не столь необходим, как полвека назад, но береженого, как водится, бог бережет. Пусть даже, по всем имеющимся данным, чужие подлодки в этом районе отсутствуют, однако ВМС США – противник сильный, опытный и опасный, мало ли какие средства они сподобятся применить после учиненного Штатам разгрома в Сирийском небе. На настоящей войне любая подлость – не подлость, а хитрость, а каждый коварный удар оценивается не по нормам морали, а по эффективности применения…
- Всё, как предполагалось. Клюнули, – прочитав донесение, проговорил Ясницкий в ответ на безмолвный вопрос командира СКР кавторанга Куприна.
- Значит, начинаем?
- Точно так. Начинаем. Готовьтесь, Антон Валерьевич. Минут через тридцать по нашу душу прилетят аж три эскадрильи. А пока они будут в пути, мы с вами отработаем код семьдесят шесть.
- Это мы завсегда, – рассмеялся кап-два. – Отработаем и встретим дорогих гостей как положено…
Сорок восемь «Калибров» ушли в рассветное небо в течение трех с половиной минут.
Фрегаты «Адмирал Эссен», «Адмирал Григорович», «Адмирал Макаров», малые ракетные корабли «Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг» – все отстрелялись без сбоев.
«А интересно было бы посмотреть на лица американцев, когда они выяснят, куда полетели ракеты, – про себя усмехнулся Ясницкий. – Наверняка ведь обидятся…»
Он, конечно, не мог заглянуть в головы американских военачальников, но, в общем и целом, мыслил в правильном направлении. Его визави контр-адмирал Хорэн, действительно, испытал чувство лёгкой обиды, когда получил информацию, что русские корабли выпустили полсотни ракет, но не по авианосной группе, а по целям на суше. В какой-то момент командующему АУГ даже показалось, что противник над ним издевается. Или, говоря другим языком, ни в грош не ставит и не считает достойным соперником.
Нет, командир российского соединения не собирался вводить штатовцев в состояние когнитивного диссонанса. Он просто действовал по утвержденному плану. Задачу выманить авианосную ударную группу в район южнее острова Крит соединение выполнило. Задачу отстреляться «Калибрами» по лишившимся авиационного прикрытия базам Коалиции в Кувейте, Саудовской Аравии и Ираке – тоже.
В штабе ВМФ правильно просчитали реакцию американцев на маневры российских кораблей между Кипром и Сирией.  Давняя, еще советских времен, тактика предполагала близкое сопровождение кораблей противника однотипными или меньшей тоннажности, а то и вообще – устаревшими. Морской бой в этом случае мог начаться в любую секунду, и даже не обладающие высокой ударной мощью имели возможность гарантированно потопить оппонента. Своего рода стратегия сдерживания в военно-морском варианте. Сегодня ВМФ России этой стратегии неожиданно изменил. Не важно, по глупости или из-за недостаточности сил и средств. Главное, что авианосная группа получила уникальный шанс безнаказанно уничтожить российское соединение с дальней дистанции.
Упустить этот шанс было бы просто грешно. Требовалось лишь сократить расстояние между корабельными группировками на сотню-другую миль, чтобы, с одной стороны, находиться вне дальности поражения русскими ПКР, а с другой, чтобы дистанция боя не превышала боевой радиус собственной авиации.
Уже к трём утра командование АУГ полностью уверилось в том, что российские корабли пытаются уклониться от прямой схватки и идут на прорыв в зону Суэцкого канала. Решение вполне очевидное и, возможно, единственное. Только там, в районе канала, а еще лучше внутри него можно укрыться от ударов противника. Ни один вменяемый военачальник не решится бомбить главную морскую артерию, соединяющую Европу и Азию. В противном случае, его просто сотрут в порошок не только свои же политики, но также страховщики, торговцы и финансисты…
В итоге, после согласования со штабом ВМС, контр-адмирал Хорэн отдал приказ на сближение, а затем поднял в воздух ударные эскадрильи. Группа эсминцев, действующая около Родоса, получила команду тоже двигаться курсом юго-восток. Ударные возможности «Джейсона Данхэма», «Фаррагута» и «Салливанса» могли пригодиться при добивании остатков русской флотилии.
А русская флотилия сдаваться не собиралась…
- Множественные цели. Удаление… пеленг… курс… высота… – прозвучал доклад с поста дальнего радиолокационного обнаружения.
- Ну, вот, дождались. Хочешь не хочешь, придётся становиться героями, – натужно пошутил Куприн.
Ясницкий шутку не принял. Внезапно нахмурившись, он покачал головой и ответил цитатой двухвековой давности:
- Империя не ждёт, что каждый из нас станет героем. Империя рассчитывает, что каждый исполнит свой долг наилучшим образом…

+6

143

Побережье Сирии. 8.06.2018г. 05:22

В шум волн, бьющихся о прибрежные скалы, вклинился рокот моторов. На возвышающееся над морем плато прямо сквозь заросли каких-то колючих кустарников одна за другой выкатывались машины. Колесные, гусеничные, бронированные, выкрашенные в пустынно-степной камуфляж, заполненные людьми, нагруженные тяжелыми контейнерами, похожими на обтянутые  обручами цилиндры. Один здоровенный тягач – один контейнер. Не восемь, как на передвижных БРК «Бал», не два, как на «Бастионе», и не четыре, как на мобильных комплексах С-300 и С-400. Пусковые установки, скорее, напоминали ПГРК «Тополь-М», оснащенный «урезанной» по размерам ракетой, спрятанной в соответствующий транспортно-пусковой контейнер – четырнадцать метров длиной, полтора в диаметре, без видимой головной части.
Развертывающийся на плато передвижной береговой ракетный комплекс «Вальс» состоял из шести таких установок. Плюс машины боевого управления, транспортно-заряжающие, обеспечения боевого дежурства, систем целеуказания и технического обслуживания, доставшиеся ему от предшественника – ПБРК «Бастион». Два опытных комплекса были созданы несколько лет назад в качестве первого возможного ответа на выход Соединенных Штатов из Договора РСМД. Они никогда не испытывались в боевых условиях, не передавались в войска и не демонстрировались на многочисленных оружейных выставках.
Применяемые в «Вальсе» ракеты являлись практически полным аналогом ПКР морского базирования П-1000 «Вулкан» и отличались от последних увеличенным запасом топлива и более современной системой наведения на цель, инерциальной на маршевом участке траектории и активной радиолокационной, комбинируемой с лазерным каналом распознавания – на заключительной фазе полета.
Один из комплексов поставили в Сирию неделю назад, замаскировав его под уже имеющийся в Группировке «Бастион-П». Обслуживали этот «Вальс», в основном, инженеры – представители  разработчиков. Военные обеспечивали охрану и информационную безопасность. О тактико-технических характеристиках ПБРК знали считанные единицы. Даже те, кто прямо сейчас передавал данные о координатах целей, были не в курсе, ЧЕМ эти цели собираются поражать.
Решение о боевом применении сверхсекретного вооружения приняли в самый последний момент, когда убедились в достоверности информации о «Томагавках», выпущенных с авиабазы Эль-Хардж в Саудовской Аравии. Кстати, именно эта база стала первой в списке объектов для ответного удара с российских боевых кораблей.
Ничего этого ракетчики, конечно, не знали. Они просто выполняли поставленную задачу. Операция «Капкан» вступала в завершающую стадию…
Развертывание произвели в рекордные сроки – менее чем за четыре минуты.
Команда «Залп» поступила спустя двадцать секунд после доклада о полной готовности.
Старт ракет выглядел впечатляюще.
Даже, наверное, те счастливчики, кто видел запуск «Вулканов» с крейсеров Российского Флота, вряд ли смогли бы представить в красках одновременный пуск шести сухопутных аналогов П-1000.
Буквально за пару секунд скалистый берег заволокло густыми клубами дыма и пыли. А еще через миг из этой кромешной тьмы, подсвеченной алыми сполохами восходящего Солнца, в небо взмыли шесть огненных двухвостых «драконов». Со стороны казалось, сам ад выпускает на волю своих лучших бойцов, дабы покарать отступников и предателей, переметнувшихся на сторону древних врагов и возомнивших себя Империей Света. Наивные. Истинный свет рождается вовсе не там, куда указывают лжецы-проповедники. Настоящее пламя, настоящий волшебный огонь рождается в муках творцов, в страданиях гениев, в боли идущих против толпы из апологетов серости, злобы и соглашательства…
Пыль осела спустя пять минут. На перезарядку ПУ и новый залп ушло чуть больше восьми. Рискованно, но цель того стоила. Руководители операции всё рассчитали правильно. У противника в этот момент попросту не было сил и средств, чтобы накрыть бомбами и ракетами остающуюся на прежней позиции технику…
- Отходим! – пронеслось по машинам.
Медленно опустились лишившиеся смертоносного содержимого ТПК, поднялись и втянулись внутрь кузовов аутригеры, сложились решетки антенн, взревели моторы. Боевые машины, выстроившись в две колонны, двинулись к съездам с плато. Свою роль ПБРК «Вальс» отыграл. Или оттанцевал, как сказали бы доморощенные шутники. Оставалось одно – дождаться результатов стрельбы…

+6

144

Tva134 написал(а):

передвижной береговой ракетный комплекс «Вальс»

А такой действительно есть?

0

145

Криг написал(а):

А такой действительно есть?

Увы, не на все вопросы можно отвечать прямо и четко.   8-)

+2

146

Средиземное море. 75 миль к югу от о.Крит. 8.06.2018г. 05:37

Привычные морские пути складываются десятилетиями, и бывает, что даже война не может их изменить. Особенно, скоротечная. Торговцы не любят, когда политики пытаются залезть к ним в карман. Ладно, если шалят свои – их ещё можно стерпеть, а если чужие?.. Пусть купцы, как правило, трусоваты и, ради спасения жизни, могут поступиться процентом от прибыли, но если потеря даже малой доли доходов угрожает разорением и банкротством, робкие и осторожные негоцианты становятся храбрее берсерков.
Конечно, для таких монстров, как «Maersk», «Mediterranean Shipping Company» или «COSCO» крюк в лишние двести миль мало что значит, но для небольших компаний с двумя-тремя сухогрузами общим дедвейтом не более двадцати тысяч тонн любое отклонение от маршрута, любая задержка, любой форс-мажор ведут к разрыву контракта и попаданию в «чёрный страховой список». Их суда, зарегистрированные под «удобными флагами» каких-нибудь Вануату или Антигуа и Барбуда, бороздят морские просторы по минимальным тарифам и придерживаются самых быстрых, хотя и не всегда безопасных путей.
Район Сомалийского Рога, прибрежные воды Нигерии, Малаккский пролив, Индонезия… Да, современные пираты не менее жестоки, чем их предшественники. Однако и прибыль за риск может с лихвой окупить все страхи и ожидания. Главное – не переплачивать. Не нанимать охрану и не отклоняться от курса. Даже если поблизости, в тридцатимильной зоне, проводят манёвры военные корабли третьих стран.
Зачем, например, контейнеровозу под флагом Панамы, идущему из Александрии в Бари, целых четыреста миль красться вдоль Африканского берега? А либерийскому судну следовать из Бенгази в Мерсин не южнее, а севернее острова Крит? А сухогрузу, зарегистрированному на далёких и романтических Маршалловых островах, «изгибать» к западу прямой и привычный маршрут из Порт-Саида в Салоники с совершенно невыгодными заходами в Ретимно и Пирей?
Нет уж, дудки! Раз этот район Средиземного моря военные не закрыли (или не успели закрыть), курс останется прежним…

- Ну? И где этот хрен?
Человек, стоящий на верхней палубе панамского контейнеровоза «Веста Галини», напряженно всматривался в светлеющие утренние небеса.
- Не дёргайся. Никуда он не денется. Прилетит, – его товарищ, склонившийся над каким-то прибором, неожиданно поднял руку. – Так. Приготовились. Азимут шестьдесят, удаление три, скорость сто семьдесят…
Третий «матрос», держащий на плече трубу ПЗРК, неспешно развернулся в нужную сторону.
- Упреждение… курс… – продолжал бормотать командир расчета.
На электронном планшете появлялись новые циферки и отметки.
- Есть захват, – доложился стрелок.
- Пуск!..
Дымный след от ракеты прочертил воздух…
- Цель поражена.
- Вижу, – «старший» проводил взглядом падающий в море «СиХок» и коротко бросил в переговорное устройство. – Тащ майор, горизонт чист. Можем начинать…
Секунд через тридцать ближайший к надстройке ярус сорокафутовых контейнеров начал стремительно преображаться. В «железных коробках» открывались невидимые раньше двери и люки, съезжали в сторону крыши, раскидывались решетки антенн, поднимались к зениту хищные трубы транспортно-пусковых контейнеров.
Некому было оценить со стороны эту красоту. Обломки американского противолодочного вертолёта поглотила пучина, а сброшенные им десять минут назад радиобуи-сонары остались далеко позади. Да и не могли они, призванные сканировать глубину, увидеть людские приготовления, происходящие выше водной поверхности.
Последние три часа «контейнеровоз» не испускал никаких подозрительных радиосигналов и не ощупывал воздушное и морское пространство радарами военного образца. Обычное мирное судно, идущее своим курсом. Сведения о внешней обстановке его экипаж получал в пассивном режиме, от  космических аппаратов видовой и радиотехнической разведки системы МКРЦ «Лиана». Час «Икс» настал, когда маневрирующая поблизости 8-я авианосная ударная группировка ВМС США вошла в зону уверенного поражения комплекса «Клаб».
Шестнадцать «Калибров» и восемь Х-35 ушли в небо за двадцать четыре секунды. До цели им было лететь около двух с половиной минут. Расчетное время для эвакуации экипажа и уничтожения секретной техники составляло четыре минуты… Целый вагон. Особенно, если учесть, что контейнеровоз «Веста Галини» был не единственным в этом районе носителем «Клабов». С севера, парой минут спустя, по американской авианосной группе ударил двенадцатью ПКР ещё один «мирный» транспорт – движущееся  вдоль Критского побережья либерийское судно «Серенити»…
Кто-то, наверно, сказал бы: «Как это подло – наносить удары исподтишка».
Да, это подло. Подло на ринге, на стадионе, в бассейне.
Но здесь и сейчас – нет.
Потому что это не спорт. Не состязание равных по силе атлетов. Это война. А на войне, как известно, все средства хороши. Особенно, если они приводят к победе…

+4

147

Средиземное море. 50 миль к югу от о.Крит. 8.06.2018г. 05:44

Внешне контр-адмирал Хорэн был абсолютно спокоен, но в душе у него бушевала настоящая буря. Он рвал и метал, клял чёртовых русских за непредсказуемость, а себя за излишнюю мягкотелость. Пожалел летунов, подарил им дополнительные двадцать минут отдыха, а в результате, когда потребность в авиации стала критической, в небе над кораблями осталось всего четыре машины, да и те – выработали практически всё топливо и тоже готовились идти на посадку. Им на смену предполагалось поднять первое отдохнувшее звено, а следом, минут через двадцать, второе, но – как назло и как это всегда и бывает – произошло непредвиденное: внезапно отказала одна из паровых катапульт, ближайшая от надстройки. Челнок резко остановился, буксирный трос случайно зацепился за финишёр, переднюю стойку повело влево, самолет дёрнулся, его развернуло прямо поперек полосы в «скособоченном» состоянии. Полётную палубу принялись срочно освобождать от поврежденной техники, а на это время – какие-то десять минут – остановили посадку и взлёт других «Супер Хорнетов»… Десять минут, которые изменили всё…

- Господин адмирал! Сэр! Срочно!
- В чем дело, Маккензи?! – командующий с раздраженным видом повернулся к буквально вбежавшему в «адмиральскую» рубку офицеру оперотдела.
Вместо ответа тот протянул Хорэну бумажный листок.
Контр-адмирал не успел прочитать до конца сообщение от «партнеров» из разведки ЦАХАЛ, а на мониторах БИУС уже появилась аналогичная информация с сопровождающего ударные эскадрильи «Хокая».
Шесть целей, идущие в сторону авианосной группы. Высота – сорок пять тысяч футов, скорость – два  с половиной Маха, удаление четыреста миль. И это не самолеты.
«Откуда?!..»
Судя по данным израильтян, запуск ракет производился с Сирийского побережья.
Этого просто не могло быть. Сухопутных систем, способных запускать противокорабельные ракеты на шестьсот с лишним миль, нет ни у кого в мире. Ну, разве что… русские тоже наплевали на ДРСМД, и пошла настоящая игра без правил…
- Восемьдесят третья – на перехват!
Контр-адмирал сознавал, что своим приказом он уменьшает силу удара по кораблям противника, но это было единственное решение. Пока есть возможность поразить цели на встречных курсах, эту возможность надо использовать – палубные истребители существенно уступали в скорости несущимся в небе ракетам…
В какой-то момент Хорэну даже показалось, что план сработает. Палубу, наконец, расчистили, и в небо один за другим рванули четыре двухместных F/A-18F. Еще четверка таких же кружила на удалении пяти миль от авианосца, готовясь к посадке.
- Посадку запрещаю! Первому и третьему звену «Роджеров» – перехватить то, до чего не дотянутся «Гремучие змеи». Если закончится горючее, катапультироваться и включать радиомаяки.
- Сэр! С «Портера» сообщают: потеряна связь с противолодочным вертолетом.
- Где?
- Район 18-10.
- Срочно направьте туда…
- На «Норманди» и «Балкли» тоже потери! Потеряны два «СиХока». Район 19-12.
- Факин шит! – не выдержал контр-адмирал. Только сейчас до него дошло, что заду…
«Множественные цели. Азимут 170, удаление 11, высота 40, скорость 0,5» – запищало на мониторе.   
…мали русские.
«Множественные цели. Азимут 20, удаление 28, высота 50, скорость 0,5»
Теперь от Хорэна почти ничего не зависело. Система «Иджис», интегрированная с ACDS, сама распределит цели и назначит ресурсы для отражения воздушной атаки.
Единственное, что мог командующий АУГ – это отменить свой последний приказ и перенаправить находящиеся в воздухе F/A-18F на уничтожение русских подлодок. Их всё-таки проморгали. Контр-адмирал был уверен – это они нанесли удар. Спрятались в сонарной тени гражданских судов, идущих севернее и южнее АУГ, подобрались на расстояние «пистолетного выстрела», сбили разыскивающие их вертолеты и ударили по кораблям США всем имеющимся на борту арсеналом…
А есть еще приближающиеся с востока скоростные ракеты. И ведь не факт, что это просто ловушка, что они потребовались лишь для того, чтобы противник распылил силы. Вполне вероятно, что они всё-таки долетят до авианосца и сбивать их придется снова с помощью «Иджис», но средств для отражения ракетной атаки будет гораздо меньше…

Из двадцати восьми выпущенных по авианосной группе «Калибров» удалось сбить семнадцать. Из восьми Х-35 – ни одной, их заметили в самый последний момент. Две ракеты сошли с курса из-за технических проблем. Три – промахнулись. Всего свои цели нашли четырнадцать крылатых снарядов. Четыре принял в себя «Гарри Трумэн», три – крейсер «Норманди», две – зачинатель серии эсминцев УРО «Арли Бёрк», по одной – эсминцы «Балкли», «Портер» и «Росс».
Больше всех не повезло идущему далеко позади основного ордера транспорту снабжения и боеприпасов «Мэтью Перри» и сопровождающему его  фрегату «Николасу». Последний, получив Х-35 в середину правого борта, переломился и затонул за считанные секунды. Из двухсот с лишним человек экипажа выжили одиннадцать моряков. Транспорт пережил своего охранителя меньше, чем на минуту. Кораблю водоизмещением более сорока тысяч тонн хватило всего одного «Калибра». Как оказалось, «золотые снаряды» случались не только во времена линкоров. Сейчас, впрочем, их следовало называть «золотые ракеты». Единственное удачное попадание, и сдетонировавшие внутри корпуса боеприпасы буквально разорвали несчастного на куски. Поднявшееся в небо облако взрыва напоминало ядерный гриб. Из экипажа транспорта не спасся никто…

+6

148

Tva134 написал(а):

ТиКей 872, проходим  UNLAMP, эшелон 350.

По правилам ИКАО, обозначение пункта - от двух до пяти букв. Пересечение трасс или тому подобный пункт без радиомаяка - пять букв, аэропорт - три-четыре, радиомаяк VOR - три буквы. радиомаяк NDB - две. Кроме того, я бы разбил обозначения эшелона дефисами: эшелон 3-5-0 или прописал то же самое словами: эшелон три-пять-ноль.
Какие конкретно пункты находятся именно в этом районе - можно посмотреть здесь:Ссылка
Жмете на World Hi, уменьшаете масштаб карты до  предела, находите Иран (между Каспием и Персидским заливом), увеличиваете масштаб
А то ведь, по моим данным, точка COMTU находится где-то в районе западного побережья США.
Кроме того, как показывает карта, зоны Тебриз Контроль не существует. Приграничная полоса с Турцией находится в зоне  Тегеран-Контроль.

+2

149

Kra написал(а):

можно посмотреть здесь

Спасибо.

0

150

Средиземное море. 110 миль к востоку от о.Крит. 8.06.2018г. 05:45

Командующий АУГ, безусловно, ошибся, считая, что по его кораблям ударили российские субмарины. Правильно он догадался только о способе, которым они могли бы атаковать насыщенную противолодочными средствами группировку. Проникновение в ближнюю оперативную зону под прикрытием надводных судов, и удар не торпедами, а ракетами…
Караван из четырех сухогрузов: либерийца, мальтийца,  доминиканца и гордого обладателя флага «великой морской державы» Монголии – двигался в сторону Родоса. За ними на удалении семи и двенадцати миль с небольшим смещением следовали ещё две пары судов со столь же «удобными флагами»: Маршалловых островов, Белиза, Ямайки и Тувалу.
Маршрут этой кавалькады пересекался под острым углом с маршрутом спешащих на юг трех американских эсминцев. Последние, действительно, торопились. В соответствии с директивой ОКНШ, им надлежало как можно быстрее соединиться с авианосной группой, пополнить запасы ракет в ячейках кормовых и носовых УВП, после чего принять деятельное участие в избиении русской флотилии. Задача, с одной стороны, простая, но, с другой, исключающая любые задержки и остановки, даже самые непредвиденные…
- Дайте этим лоханкам предупреждение, чтобы убирались с курса, – без обиняков приказала кэптен Кутчер, командир отряда эсминцев.
- Открытым текстом? – на всякий случай уточнил дежурный по связи.
- Открытым. Не отвернут – будем топить.
- Да, мэм! – не стал спорить дежурный…
Коммандер Джон Хэмилтон, командир идущего головным «Джейсона Данхэма», из ходовой рубки  которого раздавала приказы Дженифер Кутчер, решил тоже не возражать. «Мамаша Дженни» терпеть не могла спорщиков. Будь на мостике её непосредственный начальник, Джон, вероятно, нашёл бы нужные аргументы, и Кевин Кеннеди к ним наверняка бы прислушался. Однако его здесь не было, поэтому приходилось стискивать зубы и молча выполнять команды старшего офицера дивизиона.
Тем более что обстановка, действительно, не располагала к долгим дискуссиям. Восемь минут назад поступил новый приказ. Помимо соединения с основными силами, теперь срочно требовалось организовать перехват прорывающихся к АУГ крылатых ракет противника. Последние шли на большой высоте со скоростью, в два с половиной раза превышающей скорость звука. Авиация смогла уничтожить лишь две из шести ракет. Оставшиеся продолжали полёт и через шесть с половиной минут должны были войти в зону уверенного поражения ЗРК эсминцев.
«Джейсон Данхем», «Салливанс» и «Фаррагут» выстроились ордером «пеленг», подобно полкам старого Фрица, изготовившимся к «косой атаке»…
- Мэм! Срочное сообщение! Ракетная атака АУГ субмаринами неприятеля. 
Секунд десять все, кому положено, вглядывались в появившуюся на мониторах «картинку».
- Хэмилтон! Немедленно отзовите противолодочный вертолет.
- Зачем?! – не выдержал командир эсминца. Решение «мамаши Дженни» казалось и вправду абсурдным.
- Вы видели данные о ракетах? – с сарказмом поинтересовалась Кутчер.
- Видел.
- В таком случае вы должны понимать, что в атаке участвовали все, абсолютно все подлодки, какие имеются у русских на этом театре. И это означает, что в нашей оперативной зоне их нет.
- Ну и что?
- А то, что я не хочу, чтобы на траекториях пуска зенитных ракет болтались наши же вертолеты. Надеюсь, это понятно?
Коммандер пожал плечами.
«Понятно, чего ж не понять…»
Одиночный противолодочный вертолет никаким образом не мог «сбить прицел» сверхсовременной системе ПРО, но объяснять это закусившей удила Кутчер было бессмысленно. Она привыкла считать себя правой во всём. Большинство офицеров 28-го дивизиона об этом знали, однако предпочитали помалкивать. Политика гендерного равенства продвигалась на флоте с пугающей быстротой. Видимо, потому что считалось, что с развитием цифровых технологий роль человека в управлении боевыми кораблями, соединениями и эскадрами сводилась к минимуму, а просто нажать на кнопку мог и ребёнок…
«Хорошо хоть, на «Салливанс» и «Фаррагут» не транслировала, – мысленно усмехнулся Хэмилтон, когда кэптен в юбке отвернулась от него, решив, что молчание – знак согласия. – Пусть у этих эсминцев зона ответственности не прямо по курсу, а траверз и раковины, но всё равно…»
- Шестьдесят восьмому и девяносто девятому! Вернуть всё летающее на палубы и в ангары. Через пять минут небо должно быть чистым, – выдала очередной приказ «железная леди» дивизиона эсминцев.
Коммандер тихо вздохнул.
«Попроситься что ли в береговую охрану? Слышал, там баб поменьше…»
MH-60 с «Джейсона Данхэма» в заявленные пять минут уложился. Опустился на корму, винты перестали вращаться, машиной занялись техники. В БИЦ Хэмилтон решил не спускаться, там и без него справятся. Лучше остаться на мостике и посмотреть на пуск зенитных «Стандартов» – в боевых условиях их почти не использовали, просто достойные цели не попадались.
Судя по отражающейся на планшете тактической обстановке, ракеты русских вот-вот должны были войти в пятидесятимильную зону, назначенную «Иджис» для перехвата. Капитаны судов, движущихся навстречу эсминцам, получив недвусмысленное указание сменить курс, не стали выёживаться и начали уводить свои посудины в стороны: четыре на северо-запад (дистанция восемнадцать миль), четыре  на северо-восток  (дистанция двадцать и двадцать пять миль)… Если бы не точное знание, что это гражданские, со стороны могло показаться, что отряд боевых кораблей берут в клещи.  На неуловимо короткий миг командиру «Джейсона Данхэма» даже почудилось, что так и есть, и сейчас по ним врежут главным калибром…
Хэмилтон не ошибся. По ним, действительно, врезали. Только не калибром, а «Калибрами».
Шесть ракет справа, десять слева по курсу. Системы радиолокационного обнаружения засекли пуски из районов движения гражданских судов. Затем несущиеся над водой цели стали мерцать и исчезать одна за другой. Вместо них на экране появлялись виртуальные метки – рассчитанные компьютерами места наиболее вероятного нахождения маневрирующих ПКР противника
- Снижаются и уходят из зоны слежения, – хриплым голосом прокомментировал кто-то из находящихся в рубке.
- Поднять вертолеты! – истерически выкрикнула Кутчер.
«Раньше надо было об этом думать», – про себя чертыхнулся коммандер. Злорадства не было. Была лишь усталость и чёткое понимание, чем всё закончится.
В рассветное небо стали взмывать «Си Спэрроу». Девять вражеских меток утратили цвет. С точки зрения «Иджис», эти цели считались уничтоженными с вероятностью более девяноста процентов. Спустя пятнадцать секунд пошла «картинка» с вертушки, пилот которой не успел добраться до «Салливанса». Чуть погодя низколетящие цели стали «захватываться» радарными комплексами кораблей.
Прояснившаяся радиолокационная обстановка  никого не порадовала. Система ПРО «Иджис»  сумела гарантированно перехватить только одну ракету. Остальные по-прежнему неслись на эсминцы, причем, отметок на мониторах стало раз в десять больше. Специальные компьютерные программы, как могли, отсеивали ложные цели. Времени, а вместе с ним и надежды на успешное отражение воздушной атаки, становилось всё меньше. Прошла команда на запуск противолодочных и противокорабельных ракет. Секунд через двадцать замолотили зенитные скорострелки – последний рубеж обороны, а ещё через пять «Джейсон Данхэм» вздрогнул всем корпусом, получив мощный удар в правую «скулу», как раз на уровне БИЦ. Следом, с интервалами три и четыре секунды в эсминец врезались ещё две ракеты. Меньше, чем за минуту, дифферент достиг критической величины, и борьба за живучесть потеряла всяческий смысл…
Отдать приказ «Всем покинуть корабль» коммандер не смог. Связь с боевыми службами и частями полностью отключилась. Единственное, что он успел – это молча толкнуть впавшую в ступор «мамашу Дженни» в руки ещё остававшегося на посту вахтенного и указать глазами на зависший над рубкой «СиХок». Сам Хэмилтон покидать эсминец не собирался…
Из трех подвергшихся нападению кораблей плавучесть сохранил только «Салливанс». С сильным креном на левый борт, разбитой кормой и продолжающимся в надстройке пожаром эсминец медленно циркулировал среди качающихся на волнах обломков «собратьев». Продержаться требовалось около часа. К месту сражения на всех парах, пятнадцати- и восемнадцатиузловым ходом, спешили спасательное судно «Сейфгард» и транспорт снабжения «Маунт-Бейкер».
Последнему добраться до цели не удалось. Его четырьмя торпедами потопила не участвовавшая в предыдущей атаке подлодка «Колпино».
Операция «Южный крест» завершилась. Потерь российские субмарины не понесли.
Беспорядочным ответным огнем американских эсминцев были повреждены доминиканское и мальтийское грузовые суда «Сайрус Пэйн» и «Чивита» и уничтожен либерийский сухогруз «Мариа Латта». По странной иронии судьбы, именно он две недели назад перевозил в порт Акаба украинские Су-25, принявшие участие в провокации над базой Ат-Танф…

+4


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна