Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна


Хроновойна

Сообщений 151 страница 152 из 152

151

Средиземное море. 50 миль к югу от о.Крит. 8.06.2018г. 06:03

Дэйл Хорэн стоял на мостике «Дональда Кука» и молча смотрел, как умирает авианосец.
На эсминец походный штаб эвакуировали геликоптерами сразу после удара русских подлодок. Решение оказалось правильным. В результате попадания трёх крылатых ракет в зону ангарной палубы и еще одной в район ватерлинии «Гарри Трумэн» получил сильный крен на правый борт и пожар в четырех отсеках. Выпускать и принимать самолеты он больше не мог. А через десять минут пришлось отражать очередную атаку.
Всего четыре ракеты, но – какие! Перехватить их силами «Форреста Шермана», «Черчилля», «Карни» и «Дональда Кука» (из всей группировки только они к этому времени оставались полноценными боевыми единицами) превратилось в задачу, сравнимую с подвигами Геракла.
Хвалёная «Иджис», считающаяся едва ли не эталоном боевых информационно-управляющих систем, на деле продемонстрировала удивительную неповоротливость и нерасторопность. Внезапно выяснилось, что относительно успешно она работает только с хорошо знакомыми «образцами». Шаг влево, шаг вправо тут же вгоняет её в цифровую прострацию: система просто не понимает, как реагировать на новую, не внесенную в память угрозу. А сильное радиоэлектронное противодействие вообще – заставляет ПРО «Иджис» переключаться на более легкие и привычные цели. Даже если они просто обманки. В этом командующий убедился четверть часа назад, во время первой атаки, а спустя десяток минут уверенность переросла в понимание: против технологически развитого противника нельзя воевать одними компьютерами. Особенно, если этот противник – русские…
На шестнадцать выпущенных с эсминцев «Стандартов» несущиеся в стратосфере ракеты «обратили внимание» только тогда, когда те приблизились к ним на расстояние менее пяти миль. ПКР резко «нырнули» вниз и у «охотников» попросту не осталось времени, чтобы повторить этот нехитрый маневр. Четыре десятка «Си Спэрроу» тоже ничего не смогли, несмотря на подсветку с барражирующих над группировкой вертушек. Удача улыбнулась лишь, когда в схватку вступили F/A-18F, спешно возвращенные Хорэном из полубессмысленной операции по поиску и уничтожению уже отстрелявшихся субмарин. Что характерно, этот приказ контр-адмирал отдал вопреки настойчивым «рекомендациям» БИУС не привлекать палубные истребители для близкого перехвата.
Звено «СуперХорнетов» сумело сбить с курса две ПКР: одна взмыла высоко вверх и там самоликвидировалась, вторая, уходя от очередного «Сайдуайндера», рыскнула чересчур размашисто, коснулась гребня волны и, потеряв управление, врезалась в воду.
Увы, но на этом удача закончилась.
Головки самонаведения пары оставшихся 3М70  (и радиолокационные, и видовые) захватили главную цель, и чудовищные ракеты без лишних «раздумий» ринулись к ней на своих двух Махах.
Первую ПКР «поймал» попытавшийся заслонить «Трумэна» крейсер «Норманди», и до того уже изрядно побитый, но еще держащийся на плаву и сохранивший ход. Вторая всадила свои полтонны взрывчатки прямо под ватерлинию, в наклоненный и потому высоко поднявшийся над водой левый борт огромного авианосца. Хранящиеся на трюмной палубе полмиллиона галлонов авиатоплива полыхнули ярчайшим пламенем. Не помогли ни настил непотопляемости, ни система пожаротушения, ни противоминная бортовая защита. Бронированная БЧ, словно бумагу, пробила заполненные водой отсеки и рванула внутри хранилища…
«Норманди» затонул в течение трех с половиной минут. «Гарри Трумэн» продержался в три раза дольше. Точку в его судьбе, а также в судьбе поврежденных «Росса» и «Портера», поставили следующие шесть ракет, перехватить которые было уже некому – скрепя сердце, Дэйл Хорэн приказал отходить на северо-запад, к Критскому побережью. Он просто не мог допустить, чтобы погибла вся группировка. Полыхающий «Гарри Трумэн» превратился в большую мишень-приманку. Его последней задачей стало принять на себя третий удар русских и тем самым спасти остальных, тех, кто так и не смог его защитить…

+3

152

Средиземное море. 60 миль к юго-востоку от о.Кипр. 8.06.2018г. 06:05

Морские сражения двадцать первого века мало походят на битвы авианосных соединений второй мировой, артиллерийские дуэли линкоров столетней давности, и уж тем более – баталии деревянных парусников с бронзовыми и чугунными пушками. Современные противники не могут увидеть друг друга даже в самый мощный бинокль. Эра ракет и радаров положила конец схваткам лоб в лоб, борт в борт, орудие против орудия, снаряд против бомбы и бомба против брони. В нынешние времена побеждал тот, у кого мощнее ракеты, точнее системы наведения, надежнее электроника, умнее компьютерные программы. Причем, истинный смысл победы чаще всего заключался не в том, чтобы полностью уничтожить противника, а в том, чтобы выдержать вражеские удары и сохранить силы для новых боёв. «Fleet in being» – сила флота в его наличии. Единственный стратегический принцип, оставшийся неизменным ещё со времен галер и трирем…
Именно это – сохранить себя как боевое соединение – являлось сейчас главной задачей для группы российских кораблей в Средиземном море. Они не могли полноценно ответить на воздушную атаку противника, они могли только отразить нападение.
Пять минут. Всего пять минут полета противокорабельных ракет, и вот он – момент истины: кому жить, а кому умереть.
Девяносто шесть AGM-84 «Гарпун» и двенадцать «Си Игл» в одном залпе.
Никто не рассчитывал, что целей будет так много. 
Ждали в два раза меньше, и основания так думать имелись.
При вылете на полный боевой радиус «СуперХорнеты» могли нести, максимум, по две ПКР и по паре ракет ближнего боя. Остальные тонны полезной нагрузки занимали подвесные топливные баки.
Сегодняшним утром расстояние между американской АУГ и российскими кораблями составляло почти девятьсот километров. В штабе ВМФ логично рассудили, что обратно вражеские F/A-18Е возвращаться не будут – воспользуются британским военным аэродромом на Кипре, но больше двух AGM-84 на подкрыльевые пилоны все равно не возьмут – слишком велик риск. Итого: три эскадрильи, две из которых ударные, одна – прикрытия, плюс звено английских «Торнадо GR4» (больше там просто не наберется, да и то – не факт, что исправные). Предполагаемая сила удара – пятьдесят шесть ракет…
Контр-адмирал Хорэн рискнул. На «СуперХорнеты» 143-й и 86-й эскадрилий он приказал подвесить по четыре «Гарпуна» и никаких ракет «воздух-воздух». По столько же противокорабельных «Си Игл» и AGM-154 взяли и шесть британских машин. Для воздушного боя вооружилась лишь эскадрилья прикрытия. «Сайдуайндеры», «Спэрроу», AIM-120 плюс противорадиолокационные «Хармы». Последние, к огромному сожалению американцев, использовать по корабельным радарам не получилось. Все двенадцать самолетов восемьдесят третьей пришлось отправить на перехват русских «Вулканов». По факту, несущие ПКР истребители-бомбардировщики остались совсем без защиты.
Однако и здесь риск оправдался. Силы и средства для воздушной атаки отсутствовали: почти все перехватчики ВКС были потеряны в ожесточенных боях над Сирией, а те, кому повезло выжить, пока не имели возможности снова подняться в небо. Надеяться приходилось только на штатные ЗРК кораблей…
«Оса-МА-2», «Штиль-1», «Волна-Н», «Кортик», «Кинжал», «Гибка», АК-630М2 «Дуэт»,  разнообразные комплексы РЭБ… В умелых руках оружие не только мощное, но и весьма эффективное. Единственный недостаток – максимальная дальность поражения целей даже самого дальнобойного не превышала пятидесяти километров, а противник выпускал «Гарпуны» со ста, поэтому уничтожить носители не было никакой возможности. Работали исключительно по ракетам, а чуть погодя и по планирующим бомбам, выпущенным вторым заходом британцами, вдогон ПКР…
Российское оперативное соединение двигалось на юго-восток сложным ордером: тремя кильватерными колоннами.
Правым кильватером шли «Адмирал Григорович» и малые ракетные корабли «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг». Средним – фрегаты «Адмирал Макаров», «Адмирал Эссен» и старые, 60-70-х годов постройки, СКР «Сметливый» и «Ладный».
По сути, все МРК и сторожевики являлись эскортом больших десантных кораблей «Азов» и «Николай Фильчиков», танкера «Лена», разведывательного корабля «Василий Татищев» и нескольких вспомогательных судов, идущих третьей колонной.
Ещё три корабля – спасательный буксир «Профессор Николай Муру»,  тральщик «Валентин Пикуль» и сопровождающий их СКР «Ярослав Мудрый» – находились «вне строя», на удалении четырех миль.
О том, что в цистерны танкера «Лена» вместо дизтоплива и мазута залита простая вода и что на транспорте «Генерал Рябиков» боеприпасов нет, знали немногие. А вот в том, что именно эти два судна станут одними из главных целей палубной авиации, мало кто сомневался.
Лакомыми мишенями являлись и десантные корабли. Одним разом уничтожить пару батальонов морпехов с полным комплектом вооружений – на сухопутном театре военных действий об этом могли только мечтать, но в море такая задача выглядела, не сказать, чтобы сложной. Всего несколько удачных попаданий и БДК уходят на дно вместе с техникой и людьми. Во время войны «трех восьмерок» нечто подобное пытались провернуть грузинские катера. Тогда у них ничего не вышло – охранение отработало на «отлично». Сегодня противник другой. На порядок более опытный, сильный, вооруженный. Впрочем, как полагали штабные аналитики, американские и британские летчики вряд ли будут как-то особо выделять «Николая Фильчикова» и «Азов». Всем ведь понятно, что эти два корабля сегодня идут пустые. Ну, или, в крайнем случае, загруженные каким-нибудь флотским имуществом. Брать на чисто морскую операцию толпу «сухопутных заложников» не станет даже самый отмороженный военачальник…

Первые пуски ракет зафиксировали в 5:53.
- Шесть целей на двести восемьдесят… девять  целей на двести шестьдесят пять… скорость… удаление… высота… – звучали доклады с радиолокационных постов, – четыре цели на двести двадцать… семь целей… одиннадцать… пять… беру на сопровождение… множественные помехи…
Спустя две минуты заработали ЗРК фрегатов. Из установок вертикального старта «Штиль-1» одна за другой взмывали вверх и устремлялись на запад ракеты 9М317М. Вслед за морским вариантом сухопутного «Бука» в бой вступили модификации старой доброй С-125 – четыре «Волны» выпустил СКР «Сметливый». Пусть для современных истребителей-бомбардировщиков «старички» проблемы не представляли, но по тяжело маневрирующим целям, включая все виды КР, эти изделия попадали три из пяти. Жаль, скорострельность пусковых установок оставляла желать лучшего – второй залп они могли выдать лишь через пятьдесят секунд. Зенитно-ракетные комплексы «Оса-МА-2», установленные на «Ладном», имели меньшую дальность, но перезаряжались и наводились в два раза быстрее.
- Цель два четыре поражена… цель один восемь поражена… цель один шесть промах… цель два два поражена… цель три пять самоликвидация… вторичная селекция целей… цель один четыре поражена…
Доклады с постов еще продолжались, а БИУСы уже выдавали очередные команды.
- Пеленг двести сорок, удаление десять, скорость восемь. Цель уничтожить… Пеленг двести семьдесят пять, удаление десять…
«Гарпуны» входили в ближнюю зону. Времени на перехват оставалось менее сорока секунд. На десяти километрах дальности дошла очередь до роботизированных «Кортиков» и «Кинжалов», а чуть погодя и до автоматических артустановок АК-630 и блоков ПЗРК…
В отражении ракетной атаки были задействованы все имеющиеся у соединения силы и средства, однако достичь стопроцентного результата так и не удалось. Сквозь мощный заслон корабельной ПРО пробились четыре «Гарпуна» и две планирующие бомбы.
Последние приняли на себя «Генерал Рябиков» и транспорт «Двиница-50». И если бывший турецкий контейнеровоз отделался только потерей центральной двукрановой «башни», то «Рябикову», действительно, не повезло. Получив пробоину в носовой оконечности, он полностью потерял ход и держался на плаву только чудом и усилиями экипажа.
По одной ПКР попало в «Адмирала Григоровича» и «Великий Устюг». У  фрегата вышла из строя двигательная установка, на МРК разнесло ходовую рубку, тяжёлые ранения получил командир корабля капитан 3-го ранга Курочкин.
Самые трудные испытания выпали на долю «Сметливого». Ветерану ВМФ досталось аж две AGM-84. Подойдя на три кабельтова к БДК «Азов», он попросту заслонил собой более крупную цель. Почти четверть часа экипаж вёл борьбу за живучесть… Тщетно. Последний «поющий фрегат» и старейший боевой корабль в составе Российского Флота затонул, унеся в пучину полторы сотни матросов и офицеров. Выжили сто двадцать два. Ни командира корабля, ни старпома среди них не было…
Подготовка доклада Главнокомандующему ВМФ заняла у каперанга Ясницкого чуть меньше пяти минут. Две с половиной ушло на кодирование и передачу. А еще через три пришло долгожданное:
«Приказываю приступить к операции «Пляж». Начало 6:35. Выход на исходный рубеж 9:30…»
Главные строки приказа командир соединения продублировал голосовой связью:
- Операция «Пляж». Группе обеспечения – курс тридцать. Пункт назначения – Тартус. Группе десантирования и прикрытия – курс двести девяносто. Пункт назначения – Акротири…

+5


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна