Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна. Пермский сдвиг


Хроновойна. Пермский сдвиг

Сообщений 11 страница 20 из 23

11

* * *

Около трёхсот метров открытого пространства преодолели минуты за полторы. Жадно хватая ртом воздух, скатились вниз. Только оказавшись вне зоны обстрела, позволили себе слегка расслабиться. Недолго, буквально пару десятков секунд.
– Отдышались? – поинтересовался Шилоносов. – Хмурый, Вискас – в голову колонны.
– Я бы с полчасика поваляться не отказался, – не спеша поднимаясь на ноги, проворчал Артур.
– Закончим работу – поваляешься. И в баньку сходишь, и на ушах постоишь – мимоходом взглянул на него Шило. – А пока – бегом марш…
– Похоже, что поваляться – это не в этой жизни… – пробурчал Мастер.
По балке, склоны которой густо поросли травой и кустарником, вышли сбоку от развалин, прикрывшись ими от возможного обнаружения боевиками. Тут уже стало не до хохмочек. Поднявшись наверх, залегли, чутко прислушиваясь ко всему, что творится вокруг, бдительно вглядываясь во враждебную цитадель.
К автоматной канонаде добавился размеренный рокот башенного КПВТ. Тяжёлые пули вырывали из стены верхнего этажа ошмётки, прошибая кирпичную кладку насквозь. Внутри помещения заметались яркие сполохи пуль МДЗ. Спустя пару минут, сквозь раскуроченное боковое окно выбились слабо видимые на солнце языки пламени. Огонь со стороны боевиков мгновенно прекратился, из здания раздались дикие крики.
– Мастер, первый этаж твой, – отдал распоряжение Шилоносов.
– Держу, – подтвердил Мурзакаев, припав к прицелу СВД.
– Хмурый – контроль тыла здания.
– Есть.
– Вискас – на поддержку Мастеру.
– Принял.
– Мутант, Муха – за мной…
Едва трое собровцев успели переместиться на десяток метров, обходя дом с тыльной стороны, как распахнулось нижнее лестничное окно, через которое одна за другой во двор спрыгнули три фигуры, одетые в стандартный армейский камуфляж, и рванули в сторону виднеющегося неподалёку редколесья. Мгновенно вскинув автоматы, спецназовцы, по очереди прикрывая друг друга, открыли ураганную стрельбу, продолжая при этом перемещаться к противнику. Духи залегли, прижатые к тому же огнём пулемёта, огрызаясь короткими очередями. Глухо фукнул подствольник, послав в сторону бандитов «Подкидыш», ожидаемо подпрыгнувший и разорвавшийся почти над боевиками.
Со стороны фасада взревел двигатель бронетранспортёра, и через несколько секунд послышался мощный глухой удар, следом за ним второй – от рухнувших на землю ворот. Заполошные автоматные очереди слились в сплошной треск. С позиции Мурзакаева звонко щелкнула снайперка, вторя ей, застрекотал «Калаш» Вискаса, «заговорил» «Печенег» Волынского, заглушая звон бьющегося стекла.
– Вперёд! – подал команду Шилоносов, короткими перебежками бросившись к сетчатому забору.
Всего одна очередь раздалась со стороны затаившихся боевиков. Мутнов в ответ тут же метнул гранату:
– Бойся!
Бросок оказался точным. РГН разорвалась прямо посреди залёгших террористов. Одному из них, по несчастью оказавшемуся ближе всех к смертоносному «подарку», взрывом снесло полчерепа. Остальным достались лишь осколки и непременная в таких случаях контузия. Бойцы, с ходу «рыбкой» преодолев препятствие, рванулись к поверженным бандитам. Полуобезглавленный противник, естественно, уже никакого сопротивления оказать не мог по умолчанию. Один ещё шевелился, в агонии судорожно пытаясь подтянуть к себе автомат. Короткая очередь Мухи поставила жирную точку в его никчемной жизни. Третьему, без движения валявшемуся рядом, Шилоносов, не останавливаясь, влепил пару «контрольных», стремительно перемещаясь ближе к дому, под укрытие спасительных стен.
Одна за другой три гранаты влетели в распахнутое окно, разразившись внутри серией разрывов. Спустя приблизительно минуту из дома отчетливо потянуло дымом, а ещё минут через пять из окна вырвались языки пламени. Но этого собровцы уже не видели, в бешеном темпе переместившись за здание, оказавшись со стороны вырытого котлована…
Пожар удалось потушить лишь спустя часа полтора. Здание внутри выгорело дотла. Из пепелища извлекли семь обгоревших до неузнаваемости тел, металлические части оружия и амуниции. Подвалу досталось меньше. Огонь его почти не тронул. Не оправдались надежды хозяина дома. В уцелевшем подземелье нашли не только труп задохнувшегося в дыму перевязанного боевика, но и несколько ящиков с патронами, которые «захватившие» дом бандиты никак не могли принести с собой.

+4

12

Глава 2. Тревога
(«Ч», девятнадцать месяцев до сдвига)

Всего-то неполная неделя прошла после возвращения группы Пермского СОБРа домой из очередной полугодовой поездки в Дагестан. Беспокойная вышла командировка. Что ни день, то подрывы, вылазки боевиков, зачистки. На месте сидеть не приходилось. Не одну пару берцев сносили офицеры, гоняясь за бандами по горам, постоянно находясь на волосок от смерти. В этот раз обошлось без потерь. Вот бы каждый раз такой итог командировки на войну! Но увы…
Восемь лучших бойцов потерял отряд в марте жестокого 1996 года в Грозном. В 2011 году в горах Кабардино-Балкарской Республики погиб ещё один сотрудник, а спустя три месяца, там же – двое. В ноябре 2012 года при подрыве и обстреле из засады машины неподалёку от населённого пункта Хутрах в Дагестане погиб водитель. Непонятно, как старший прапорщик, будучи смертельно раненым в голову, сумел остановить машину, не дав ей сорваться в пропасть?
Как давно заведено, по прибытию вернувшиеся возле мемориальной стены (на этот раз – новой, открытой недавно по новому месту дислокации подразделения) почтили память своих товарищей, после чего, сдав оружие и боеприпасы, выгрузив вещи, разъехались по домам. Отходить от поездки. Но то́лком всё же отдохнуть не удалось…
Первые дни Шилоносов, как после всякой боевой командировки, не расставался с семьёй ни на минуту. Ну, условно, конечно. Жена-то, понятно, взяла на недельку отпуск без содержания. Благо, у руководства на хорошем счету. Да и специалист незаменимый… Нет, незаменимых, конечно, в природе не существует. Не стоит обольщаться. Но в данный конкретный момент заменить её кем-то, имеющим хотя бы приблизительно такой же уровень знаний и навыков, возможным не представляется. Да и ссориться с органами правопорядка частнику, у которого трудится супруга, как-то не с руки. А ну как муж обидится? Любая более-менее тщательная проверка выявит столько всего… интересного и занимательного, что ближайшие пару месяцев можно провести в увлекательном туре по изучению достопримечательностей местного следственного изолятора. А оно боссу надо?
Сложнее с дочерью. У той как раз горячая пора. Окончив университет, она пошла по отцовским стопам – поступила на службу в МВД. Праздничные дни – самое напряжённое время для органов внутренних дел. Усиленный вариант несения службы, непременное участие в оцеплении во время демонстрации и военного парада. Но время отдыха всё равно никто не отменял. Так что всё складывается к всеобщему удовлетворению. Семейные прогулки, иногда совмещаемые с выгулом всеобщего четвероногого любимца, выезды на природу «на шашлыки», когда девушка не задействована на службе…
Вечером в субботу 12 мая 2018 года, когда все нормальные люди, не выехавшие по какой-то причине на дачу, уже подбираются ближе к телевизору, но еще достаточно светло, чета Шилоносовых возвратилась домой с очередной семейной прогулки. Едва собака привычно запрыгнула в ванну, чтобы, как обычно, отмыть лапы от уличной пыли и грязи, внезапно заиграла мелодия сотового телефона.
– Сидеть! – скомандовал Константин домашней любимице, чтобы та, оставшись в одиночестве, не решила, что процедура завершена.
Схватив девайс, опер привычно бросил взгляд на дисплей. На нем отчетливо высветилось: «Дежурка».
– Слушаю.
– Привет! – раздался в трубке голос Теплова. – Как отдыхается?
– Вашими молитвами. Лоб не расшибли? – несколько раздраженно ответил Шилоносов.
– Не устал ещё бездельничать?
– Отдыхать – не работать! Тёплый, ты же не о здоровье справиться позвонил. Что хотел-то?
– Короче, Николаич, хорош тунеядствовать. Десять минут назад объявлена команда «Сбор». Время пошло.
– Я вообще-то в отпуске. Ты не забыл? – язвительно поинтересовался Константин. – Что стряслось-то?
– Хорош трындеть! Давай на базу. Тревога не учебная. Бостон-3…
Теплов бросил трубку, оборвав разговор. И Шилоносов его понимает. Тут ещё море народа нужно обзвонить. Не до разговоров… Ну, ни фига себе! «Бостон-3» – это вам не пуп царапать грязным пальцем. Это, в каком же случае объявляется полная боевая готовность, минуя все предыдущие степени? Ответ напрашивается только один. И он далеко не радостный – война. Только по этой причине отменяются отпуска, весь личный состав переходит на казарменное положение. Остаётся ждать объявления мобилизации…
– Марина, достань, пожалуйста, паспорт.
– Кто звонил? – встревожилась жена. – Что-то случилось?
– Ничего особенного, дорогая. Объявили тревогу. Не в первый же раз?
– Но ты же в отпуске.
– Ну и что? Проверка боевой готовности. Сейчас море проверяющих понаедет, а народ до базы минимум час добираться будет, если из дома поедет, а не из гостей или с дачи. Паспорта-то с собой не носим, а по тревоге его иметь при себе обязательно. Так что некоторым парням туда-обратно по любому кататься. Ладно, хоть суббота сегодня, нет таких пробок. А то перенесли базу к чёрту на кулички, – попытался Константин успокоить супругу, но даже сам почувствовал, что получилось это как-то не очень убедительно.
Как назло, тут же затрезвонил и телефон дочери. Та, наскоро переговорив, тоже куда-то засобиралась.
– Папа, у вас свежие сухпаи есть? А то у моего в тревожном мешке, который ты приносил, срок к концу подходит. Не дай Бог, проверяющие тревожные мешки полезут смотреть, прицепятся ещё… Поменяешь?
– Если есть, попрошу у Гришки. Сегодня узнаю. А ты куда намылилась?
– Да у нас тоже тревогу объявили. Подкинешь меня до конторы? Тебе же по пути практически будет.
– Подкину, конечно. Собирайся.
– Нет, вы точно что-то недоговариваете. Какого чёрта вас обоих в одно и то же время по тревоге поднимают? Ладно бы раньше, когда в одном управлении работали. А сейчас-то даже ведомства разные…
– Да всё нормально. Мало ли, может учения совместные, – начал оправдываться Константин. – Я же не в курсе, что в конторе творится. Ещё зарядку для телефона принеси, – попросил он, уже зашнуровывая ботинки.
– Ты же вчера только заряжал, – подала супруга зарядное устройство к мобильнику.
– Да? – деланно удивился Шилоносов. – Странно, а показывает, что вот-вот отключится…
– Врёшь, ведь…
– Да вот те истинный крест, – шутливо перекрестился опер, обнимая жену. – Ну, Лизавета, готова? Выходи к машине. А ты, Мариш, не скучай. Про собаку не забудь. Она так в ванной и сидит.
– Ладно, пока. Вы только возвращайтесь быстрее. Лизу забери, когда обратно поедешь. Кто вас знает, до которого часа там торчать будете. Не шарахаться же ей по темноте, тем более что отпустят обоих, наверное, в одно время. Не забудешь?
– Нет, конечно.
– Пока!..

Отредактировано HoKoNi (16-06-2018 20:31:03)

+7

13

* * *

До отряда добираться около часа. Пришла же блажь начальству перебазировать подразделение из центра мегаполиса в пригород, на территорию расформированной части внутренних войск. На предыдущую базу СОБРа заехало вновь созданное полтора года назад Управление Росгвардии.
Минут через пятьдесят Шилоносов подъехал к КПП и коротко посигналил. Спустя несколько секунд ворота распахнулись, пропуская машину на специально оборудованную стоянку на территории. Войдя в здание отряда, ранее служившее казармой для личного состава батальона, Константин первым делом решил поинтересоваться у дежурного, что же такое стряслось, если по тревоге подняли даже отпускников. Домыслы домыслами, а получение информации из первых рук никогда лишним не бывает. На удивление, дверь в дежурную часть распахнута настежь. Теплов, завидев Константина, тут же поманил его рукой.
– Что случилось, Андрюха? – поинтересовался опер. – По какому поводу кипиш?
– Всё потом. Давай, бегом вооружайся. Пистолет, автомат, двойной бэка. Переодевайся и будь на месте. Эрдэшку пересмотри. Не исключён выезд. Командир в управлении, пока не отзванивался.
– Ты хоть что-то скажи, – протянул Шилоносов дежурному карточки-заместители.
– Сам пока толком не знаю, Николаич, – ответил Андрей, направившись, было, в оружейку, но остановился. – Из краевой дежурки позвонили по прямому, передали сигнал сбора. Дмитрич ещё добавил, что команда поступила из Москвы, минуя округ. Округ минут через двадцать только продублировал. И больше ничего. Приказано поднять по тревоге сто процентов, вооружение – по максимуму, технику заправить под горловину, находиться в готовности к немедленному выезду. И всё. Больше никакой информации. По ящику, – кивнул Теплов в сторону работающего телевизора, – тоже полная тишина. Только патриотические фильмы по всем каналам гоняют. Новости пустые, ни о чём. Интернета нет вообще. Хорошо, хоть связь работает. Ладно, не создавай толпу…
Буквально через полминуты дежурный вынес из оружейной комнаты колодку с пистолетом и автомат с боеприпасами, передав всё это Константину.
– Иди, переодевайся. Расписаться в журнале не забудь.
– Не два понедельника в отряде. Помню.
Переодевшись в кабинете, Шилоносов принялся за поднакопившиеся за время командировки и незадавшегося отпуска дела. Как-то незаметно проскочили два часа, когда по громкой связи объявили общее построение. Командир, стоя перед строем, был краток:
– Что в действительности случилось, до настоящего времени не известно. В три часа московского времени внезапно была утрачена связь со всеми подразделениями ракетных войск стратегического назначения. До настоящего времени связь не восстановлена. Таким образом, Президент лишился возможности оперативно отреагировать на возможное нападение на нашу Родину. Кроме того, произошел сбой в общероссийской энергосистеме. Потеряна связь со всеми атомными электростанциями страны. Сейчас в спешном порядке производится воздушная разведка. В места базирования подразделений РВСН направлены спецгруппы министерства обороны. Президент принял решение о приведении вооружённых сил и всех силовых структур в состояние полной боевой готовности. С этого момента покидать пункты постоянной дислокации разрешается только для выполнения боевых задач, и только в составе групп. Одиночные перемещения военнослужащих и сотрудников Росгвардии запрещены. Вопросы? Я имею в виду – по существу…
Вопросы, конечно, у личного состава имелись. Но явно не касающиеся только что объявленного приказа. Безусловно, всех интересовало, что же на самом деле произошло, и как долго продлится состояние полной боевой готовности. Но на эти вопросы полковник полиции ответа всё равно дать не мог…
Шилоносов вернулся на рабочее место, но заниматься чем-либо желания не возникает от слова совсем. В голове всё время крутится вопрос: «Что же всё-таки случилось-то?» Подспудно думать о плохом вообще не хочется. «Ну, подумаешь, сбой связи с ракетчиками. Всё наладится… А то и вообще придумали в Москве учения, максимально приближенные к боевым условиям. Поэтому никому толком ничего и не сообщают, как бы было в реальной ситуации. Ещё пара-тройка часов, и распустят по домам, поблагодарив за перекрытие норматива подъема по тревоге. Ведь по электричеству-то мы ничего не ощутили. Как это, невозможно связаться с атомными электростанциями? Куда они деваться-то могли? Если бы взрыв на АЭС, так это было бы только на одной, как в Чернобыле. Но уж никак не на всех сразу, да ещё и одновременно… Да и о взрыве давно бы стало известно. Понятно, что людям бы довели информацию гораздо позже, да и то не всю имеющуюся. Но силовикам сразу бы задач нарезали по самое не балуй. Да и не сидели бы мы сейчас тут, маясь от безделья…»
Размышления прервал стук со стороны окна. Машинально повернув голову, Константин никого не увидел, что, в общем-то, не удивительно. Каким же это ростом нужно обладать, чтобы с улицы дотянуться до второго этажа. Как только Шилоносов отвернулся, стук повторился. Заинтересовавшись, подполковник приблизился к окну. Да вот же он, источник шума. На карнизе, нахально глядя прямо в глаза оперу, сидит воробей, периодически склёвывая что-то, видимое только ему.
– Подглядываешь, шпиён? – поинтересовался Костя.
Пообщаться помешала команда по громкой связи:
– Всем получить ОЗК , средства индивидуальной химзащиты иметь при себе постоянно! Отключить все кондиционеры и мощные электроприборы. Проверить все помещения и отключить всё освещение, кроме дежурного. Отключить компьютеры. Радиостанции зарядить и иметь постоянно при себе с запасными аккумуляторами. Паршакову подготовить помещения для казарменного размещения личного состава. Руководящему составу через десять минут прибыть на совещание к командиру.
Отзвонившись домой и, наплетя с три короба супруге, чтобы сильно не волновалась, Шилоносов направился в кабинет командира отряда. Там уже собрались все начальники боевых отделений, кроме находящегося в командировке в Дагестане, и отделение планирования и взаимодействия при проведении специальных операций в полном составе. Подождав, пока все рассядутся, Суровцев сообщил присутствующим имеющуюся информацию:
– Общее положение дел я уже до всех довел, поэтому повторяться не стану. На текущий момент известно, что полностью прекратилось поступление электроэнергии со всех десяти действующих атомных электростанций. Перечислять их все не вижу смысла. Нам это ничего не даёт. Почему это произошло, пока не известно, но думаю, что в ближайшее время выяснится. Веерного отключения в Перми не будет, но приказано соблюдать режим жёсткой экономии. По крайней мере, до запуска резервных турбин. Я не специалист, поэтому подробно об этом распространяться не буду. Об этом пусть болит голова у энергетиков.
Полковник налил в стакан воды из кувшина и залпом выпил, после чего продолжил:
– Нас же непосредственно касается другое. По городу поползли слухи, не имеющие ничего общего с действительностью. Зреет паника. Уже сейчас отмечаются большие очереди в магазинах. С прилавков сметают всё подчистую. Особенно – соль, сахар, крупы, макаронные изделия, тушенку, спички и свечи, практически исчезла водка. Остались только спиртные напитки высокой ценовой категории – марочные коньяки, ви́ски и тому подобное. Есть предположение, что это просто кто-то хитровыделанный пытается в недалёком будущем погреть руки на дефиците. Но не исключена и возможность провокации со стороны вероятного противника. Исчезновение продовольствия и спиртного способно спровоцировать массовые беспорядки. Достаточно только слегка «подтолкнуть» толпу, и она сметёт всё на своем пути.
Виталий Фёдорович обвел глазами присутствующих, слегка задержав на каждом свой взгляд.
– Перед нами и ОМОНом поставлена задача: жёстко пресекать любые попытки гражданского неповиновения. Взять под особый контроль продовольственные базы, ликеро-водочный и винный заводы, мясокомбинат, молокозавод, все хлебокомбинаты и пекарни, хладокомбинат, элеватор. Выезжать на эти и подобные объекты незамедлительно по получению сигнала. Особое внимание уделить обеспечению безопасности нефтеперерабатывающего завода. Во-первых, мы ближе всего именно к нему, а во-вторых, в случае аварии на нём нас просто сметёт к едрене фене. Кроме того, организовать возле перечисленных объектов скрытое патрулирование и секреты с целью недопущения хищения продовольствия, выявления лиц, замышляющих такие преступления. Задержанных передавать в территориальные ОВД для проведения расследования. Топливом наши машины приказано заправлять без ограничений. По мере поступления дополнительной информации она сразу будет доводиться до всех. Скрывать ничего не собираюсь. У меня всё. Теперь предлагаю распределить зоны ответственности, чтобы не создавать путаницы…

Отредактировано HoKoNi (17-06-2018 16:30:39)

+6

14

Совещание затянулось часа на полтора. За это время командир неоднократно созванивался с ОМОНом, решая рабочие вопросы по распределению между подразделениями охраняемых объектов. На долю СОБРа помимо нефтезавода достались комплекс продовольственных баз, хладокомбинат, второй, десятый и седьмой хлебозаводы, молокозавод, элеватор, винный завод и ряд крупных продовольственных магазинов. Все они были сгруппированы по местоположению и распределены между боевыми отделениями…
За два часа до полуночи командира вновь вызвали в управление. Ожидая, пока Суровцев вернётся и доведёт новую информацию, основная масса бойцов собралась в учебном классе. Первый канал передавал очередную серию созданного ещё в семидесятые годы прошлого столетия документального фильма «Великая Отечественная». Ровно в двадцать три часа трансляция внезапно прервалась. Пробили куранты, отмерив двадцать один час по московскому времени, и на экране появился Президент.
Таким его видеть было непривычно. Всегда одетый с иголочки, в неизменном строгом костюме, белоснежной рубашке и со вкусом подобранном галстуке, на этот раз он предстал в камуфлированной форме без погон, но с нагрудной нашивкой знаком «Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами РФ». Помолчав секунд пять, словно бы собираясь с мыслями, гарант Конституции начал свое выступление:
– Уважаемые соотечественники, граждане Российской Федерации! Несколько часов назад произошли события, способные коренным образом изменить сложившийся мировой порядок. Против нашей страны было применено неизвестное оружие невиданной доселе мощи…
Атакам подверглись Московская, Владимирская, Кировская, Саратовская, Тверская, Калужская, Ивановская, Смоленская, Оренбургская, Омская, Новосибирская, Иркутская, Свердловская, Мурманская, Курская, Ленинградская, Воронежская, Ростовская, Томская области, Алтайский, Приморский, Красноярский края, Республика Марий-Эл, Чукотский автономный округ. Враг атаковал также города и объекты инфраструктуры за пределами Российской Федерации. Нанесен существенный ущерб экономике страны и её обороноспособности. Погибли люди. На недавно прошедших выборах Президента вы, граждане России, своим решением, волей народа, передали мне всю полноту исполнительной власти в стране. Теперь ситуация диктует срочное принятие чрезвычайных мер. Как Верховный главнокомандующий Вооружёнными Силами Российской Федерации, пользуясь своими полномочиями, руководствуясь Конституцией нашей страны, статьями третьей и четвертой федерального конституционного закона «О военном положении», своим указом я объявляю военное положение на всей территории Российской Федерации.
Все слушали главу государства, затаив дыхание. Старались не пропустить ни единого слова. В связи с полным отсутствием посторонних звуков казалось, что учебный класс абсолютно пуст. Речь президента была, как обычно, лишена каких-либо отступлений и недомолвок. Всё было сказано чётко и только по делу.
– Не скрою... Это решение далось мне непросто, но сложившиеся обстоятельства требуют с нашей стороны быстрых и решительных действий. Положение тяжёлое, но я верю – граждане России выйдут из него с честью и достоинством, как их деды и прадеды, когда-то вынесшие на себе тяготы Великой Отечественной войны. Руководство Российской Федерации и её многонациональное население никогда не питало каких-либо захватнических планов в отношении сопредельных государств. Чего, однако, нельзя сказать о наших ближних и дальних соседях. Тысячи лет завоеватели самых разных народов приходили на нашу землю с целью покорить Россию, сделать её своей колонией. Но находили здесь лишь свой бесславный конец. Именно здесь, на землях России, прекращали свое существование их человеконенавистнические планы по покорению всего мира. И в случае какой-либо вооружённой агрессии против нашего государства – так будет и в этот раз. Чужой земли мы не хотим ни пяди. Но и своей вершка не отдадим…
Военное положение действует с ноля часов московского времени 13 мая 2018 года до его отмены. О введении на всей территории Российской Федерации военного положения в соответствии с российским законодательством и международным правом мною уведомлён Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций…
На экране на мгновение вновь мелькнули куранты, после чего трансляция прерванного выступлением главы государства фильма продолжилась. Но ненадолго. Ровно в 23:10 в эфир вышла привычная заставка программы «Время», вместо обычных 21:00 по местному времени. После непременного анонса вместо ведущего появилась панорама Кремля со стороны набережной Москвы-реки, сменившаяся реющим триколором. На его фоне диктор голосом Левитана зачитал:
– Сегодня в связи с применением против нашей страны неизвестного оружия небывалой мощности Президент Российской Федерации подписал указ о введении с ноля часов московского времени 13 мая 2018 года на всей территории России военного положения.
В соответствии с этим усилены охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, охрана военных, важных государственных и специальных объектов, объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, функционирование транспорта, коммуникаций и связи, объектов энергетики, а также объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды. Введён особый режим работы объектов, обеспечивающих функционирование транспорта, коммуникаций и связи, объектов энергетики, а также объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды. Приостанавливается деятельность политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений, ведущих пропаганду или агитацию, а равно иную деятельность, подрывающую в условиях военного положения оборону и безопасность Российской Федерации. В случае необходимости граждане будут привлекаться к выполнению работ для нужд обороны, ликвидации последствий применения противником оружия, восстановлению поврежденных или разрушенных объектов экономики, систем жизнеобеспечения и военных объектов, а также к участию в борьбе с пожарами, эпидемиями и эпизоотиями.
Кроме того, будет изыматься необходимое для нужд обороны имущество у организаций и граждан с последующей выплатой государством стоимости изъятого имущества. Гражданам запрещается выбор места пребывания, либо места жительства. Также запрещаются проведение собраний, митингов и демонстраций, шествий и пикетирования, а также иные массовые мероприятия. Забастовки и иные способы приостановления или прекращения деятельности организаций также запрещены. Ограничивается движение транспортных средств. В обязательном порядке будет проводиться их досмотр. Запрещается нахождение граждан на улицах и в иных общественных местах в период с двадцати двух до шести часов. Органам военного управления предоставлено право осуществлять проверку документов, удостоверяющих личность граждан, личный досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств, а при наличии оснований – задержания граждан и транспортных средств.
Запрещается выезд граждан за пределы Российской Федерации. В органах государственной власти, иных государственных органах, органах военного управления, органах местного самоуправления и организациях вводятся дополнительные меры, направленные на усиление режима секретности. Прекращается деятельность в Российской Федерации иностранных и международных организаций, в отношении которых правоохранительными органами получены достоверные сведения о том, что указанные организации осуществляют деятельность, направленную на подрыв обороны и безопасности Российской Федерации.
Военное положение действует до его отмены. Полный текст указа опубликован в «Российской газете»…
В течение всего выпуска программы бойцы с предельным вниманием продолжали вглядываться в экран, надеясь увидеть и услышать больше того, что сказал Верховный главнокомандующий. Но надежды не оправдались. Так и не дождавшись возвращения командира, сотрудники разошлись по спальным помещениям и кабинетам.

+5

15

* * *

Выступление Президента в этот вечер, как оказалось, смотрели не только добропорядочные граждане. Одними из тех, кому тоже пока не спалось,  являлись четверо так называемых асоциальных типов. Трое мужчин и женщина решили отметить возвращение своего знакомого из мест, как говорится, не столь отдалённых. На вид всем им можно было дать лет сорок – сорок пять. Но впечатление это было обманчивым. Водка ни с кем не церемонится, добавляя в случае любви к ней года к фактически прожитым. На самом деле худощавому жилистому «имениннику» только-только стукнуло тридцать шесть. Как раз перед самым освобождением. Звали его Валерой Гвоздевым, но, в то же время, он охотно откликался на кличку Гвоздь. Причём, Гвоздём его звали гораздо чаще, чем по имени. А фамилию свою он вообще вспоминал только на перекличках в зоне, да слышал в милиции, когда «залетал» туда по пьянке или, как в прошлый раз, попав под следствие. Полицию же своим визитом Гвоздь «осчастливить» пока не успел.
Тогда, изрядно приняв на грудь, Валерик «совершенно случайно» ударил ножом не понравившегося ему прохожего, не пожелавшего, к тому же, облегчить свой кошелёк для поправки пошатнувшегося в результате возлияния здоровья этого доморощенного Робин Гуда. Районный гуманный суд оценил «заслуги» Гвоздева по достоинству, отмерив восемь полновесных лет «стационарного лечения». Отбыв срок «от звонка до звонка», вернулся Гвоздь в родной город. Завалившись по старой памяти к своей подруге, он с некоторым удивлением увидал, что та не стала дожидаться, пока «увянет её молодость», и быстро нашла дружку замену.
Тридцатидвухлетняя Наталья Сурмина, которую Гвоздев называл на свой манер Сурьмой, раньше была довольно привлекательна. Высокая черноволосая девка, оставшись без мужского плеча, быстро «прислонилась» к местному скупщику краденого, в определенных кругах именуемому «барыгой». Приглянулась она Степану по кличке Пархатый уже давно, но подкатывать к ней, зная вспыльчивый нрав Валерика, тот не решался. А вот когда Наташкин сожитель надолго «приземлился», решил попытать счастья, не думая долго о возможных последствиях. Здоровенный, розовощекий, в свои тридцать семь он показался Наташе достойной заменой её ухажеру, способным в будущем защитить даже от Гвоздя. Только вот невдомек ей было, что душонка-то у Пархатого оказалась трусливой. Но зато был он хитёр и изворотлив.
Четвёртый участник попойки – тридцатипятилетний Фукалов Дмитрий, которого все попросту называли Митькой, был просто забулдыгой, никогда не брезговавшим опрокинуть стопочку, а то и больше. Особенно на халяву. Денег у него отроду не водилось, зато полебезить перед кем-либо, имеющим возможность «угостить», услужить ему, принести, сбегать Митька завсегда был готов. И не важно, куда и зачем пошлют – главное, чтобы полнее наливали. А очутился он в квартире Сурминой по одной простой причине – оказался в нужное время в нужном месте. Стоял на улице у подъезда и соображал, где бы «вмазать», а то после вчерашнего «трубы» так и горели. И тут как раз «нарисовался» Валерик. Фукалов, завидев старого знакомца, для завязки разговора стрельнул у него закурить, а там слово за слово…
Поднявшись в квартиру Наталки и вдавив кнопку звонка, Гвоздев с удивлением узрел, что дверь открыла вовсе не подруга. Недолго думая, он тут же «без базара зарядил нежданному конкуренту в табло». Пархатый, как водится, от мощной зуботычины отлетел вглубь коридора, свалившись на пол внушительной грудой мяса. Тут же Гвоздю под горячую руку попала и хозяйка квартиры, «заработав» быстро наливающийся синевой фингал под глазом.
Фукалов ошарашенно наблюдал за развязавшимися событиями, не решаясь переступить порог, переминаясь с ноги на ногу и подумывая, а не стоит ли убираться отсюда подобру-поздорову. Митькину нерешительность Валерик оценил по-своему, рявкнув:
– Какого хрена застыл? Залетай! Щас мы эту кодлу резать будем, – и вразвалочку направился на кухню.
Вернулся он оттуда с налитыми кровью глазами, держа в руке слегка поржавевший разделочный нож с обломанным кончиком, и направился прямиком к Степану. Митёк за это время едва успел робко шагнуть в квартиру и затворить за собой дверь. Пархатый, завидев в Валеркином взоре свою смерть, засучил ногами, пытаясь отодвинуться как можно дальше, лихорадочно соображая, что же делать дальше, как выпутаться из ситуации с наименьшими потерями. Ничего другого, кроме как жалобно заскулить, ему в голову так и не пришло:
– Гвоздь, ты чего? Ты всё не так понял. Я тут случайно оказался… Прослышал, что ты откинулся, вот и решил отметить твоё возвращение. Даже водочку притащил – в холодильнике охлаждается. Натаха, подтверди!
Женщина, прикинув, что другого выбора у неё нет, что кавалер оказался банальным трусом, не способным её защитить от разъяренного бывшего сожителя, запричитала, подхватив версию хахаля:
– Валера, да ты окстись! Мы тут тебя поджидаем, чтобы как следует отпраздновать освобождение. Брось ножик-то, не бери грех на душу! Ты что-то не то подумал. Как же я тебе изменить-то могла? Знала, что всё равно ко мне вернёшься. Брось ножик…
Сама же, обоснованно опасаясь кровавой развязки, тишком старалась отойти подальше, да, улучив момент, проскочить к дверям. А ну, как кто-то уже донёс благоверному, как она его тут ждала, «храня верность». Порежет, не думая о последствиях – потом не заштопаешь. От нового ухажера помощи ждать не приходится. Как же она раньше-то не разглядела, что у мужика медвежьей внешности оказалась заячья душа? Отдувайся сейчас за него. Ему-то что? Потешился в своё удовольствие, пока Гвоздь на зоне парился…
– Да? – озадаченно остановился Гвоздев. – Не свистишь? Ну, тогда иди ко мне, Натаха! Не боись, не трону, – опустил он руку, а потом и вовсе забросил нож куда-то на кухню, нисколько не заботясь, куда попадет.
Сурмина нерешительно подошла к Валере, держась настороже. Готовая в любой момент отпрянуть назад. Тот, властно обхватив Наталью за талию, прижал к себе. Рванул на груди халат так, что пара пуговиц, отлетев, покатились куда-то по полу. Хищно вцепился пятерней в вывалившуюся из распахнувшегося халата довольно ещё упругую грудь так, что женщина невольно вскрикнула от неожиданной боли. Затем впился в грудь губами, переместил руку вниз под подол, с силой ухватив за сокровенное.
– Точно ждала! – удовлетворенно произнёс он, ощутив, что под халатом на Сурьме больше ничего не надето, и повлек её в комнату.
– Ты чего, Валерушка? Люди же смотрят. Ждут, – притворно стала отбиваться та, убедившись, что гроза миновала.
– Ни хрена! Подождут, – отмахнулся Гвоздев, продолжая тащить подругу к койке. – Ты это, Митька, на стол накрывай пока. Видишь, мы заняты, – добавил он, одним резким движением сорвал с женщины халат, лишив его остатков пуговиц, и, подняв на руки, бросил зазнобу на кровать.
Фукалов, опешив, застыл, глядя, как Валера быстро скинул одежду и накинулся на Наталью, как забарахтались в постели голые тела. Вывел его из оцепенения Пархатый, за рукав потихоньку потащив в сторону кухни. Прислушиваясь к доносящимся до них повизгиваниям и попискиваниям, собутыльники принялись уставлять стол водкой и закусками, выбор которых, впрочем, был не особо богатым…
– Митька, – прошептал Степан на ухо, – ты Гвоздю не вздумай рассказывать, что я у Натахи жил, – наткнувшись на непонимающий взгляд Фукалова, добавил: – Я тебе пузырь выкачу. Обещаю. Согласен?
– Ага, – судорожно сглотнув набежавшую слюну, так же шепотом ответил собеседник…

+3

16

HoKoNi написал(а):

На вид всем им можно было дать лет сорок – сорок пять. Но впечатление это было обманчивым. Водка ни с кем не церемонится, добавляя в случае любви к ней года к фактически прожитым. На самом деле худощавому жилистому «имениннику» только-только стукнуло тридцать шесть.

Т.е. сел в 28. После чего 8 лет не пил. Хм. Нелогично как-то, с водкой...

0

17

Игорь К. написал(а):

Нелогично как-то, с водкой...

Почему нелогично? Сколько угодно, и после 15 лет выходят, на стакан садятся, как с добрым утром. Да и как бы не зверствовала оперчасть, водка в зону всё равно попадает. Кому-то больше достаётся, кому-то меньше. Не имеют ничего только "мужики", Гвоздь к ним явно не относится.
И до посадки клиент "не любил" выпить. Насмотрелся я в своё время на этот контингент.

Отредактировано HoKoNi (05-07-2018 11:07:47)

0

18

HoKoNi написал(а):

Почему нелогично? Сколько угодно, и после 15 лет выходят, на стакан садятся, как с добрым утром. Да и как бы не зверствовала оперчасть, водка в зону всё равно попадает. Кому-то больше достаётся, кому-то меньше. Не имеют ничего только "мужики", Гвоздь к ним явно не относится.

После выхода - так он не успел ещё. А на зоне - неужели там есть столько водки, чтобы это на внешности сказывалось? :)

0

19

Игорь К. написал(а):

После выхода - так он не успел ещё.

Пока доехал, пока пил прямо там на какой-нибудь хате... В тексте же не сказано, сколько он добирался.
Сейчас контроль заметно хуже, чем во времена СССР. Если только подпадающий под гласный административный надзор вовремя к месту проживания не приедет, да и то не факт, что уведомление об этом в райотдел придёт вовремя.
Плюсом:

HoKoNi написал(а):

На вид всем им можно было дать лет сорок – сорок пять. Но впечатление это было обманчивым. Водка ни с кем не церемонится, добавляя в случае любви к ней года к фактически прожитым.

Ключевое слово выделено.

0

20

* * *

Вдоволь накувыркавшись, Гвоздев с Сурминой в обнимку вышли на кухню. Наталья счастливо улыбалась. Скрывая свежие засосы, куталась в куцый халатик. Уже другой. Старый, лишившись застёжек, пришел в негодность. Похоже, что в полную – часть пуговиц попросту была вырвана «с мясом». Высказать что-то по этому поводу своему ухажёру женщина не решалась, утешаясь тем, что Валерик уже не вспоминал, что застукал её с другим мужиком.
Гвоздь тоже блаженно щурился. Наташка вытворяла такое… Как будто в последний раз. За время, проведённое в зоне, Валера отвык от женской ласки. Не стоит обольщаться, будто у каждого там по персональному «петуху» имеется. Ничего подобного. Опущенные обычно сидят отдельно. А те, что есть, давно поделены между уважаемыми зеками. И на свою делянку авторитеты никого чужого не допустят. Гвоздев, хотя и сидел по «мокрой» статье, но уважением отнюдь не пользовался. По воровской иерархии он как был бакланом, так им и остался. Да и брезговал он, если честно, «задним приводом», предпочитая естественные отношения между полами. А с этим в колонии напряжёнка…
– Ты это, Натаха, шурши, – хлопком по заднице направил он подругу в ванную и плотоядно ухмыльнулся. – Мы ещё продолжим. Стосковался я что-то по бабам, так что готовься к ударному труду. А мы пока вмажем по маленькой. Так, братва?
Мужики согласно кивнули. Фукалов нетерпеливо скрутил алюминиевый колпачок с бутылки. Трясущимися с похмелья руками разлил по первой, немного расплескав. Тут же жадно схватил стакан и, не дожидаясь пока остальные присоединятся, поднял его, как бы салютуя, на уровень глаз и опрокинул в глотку. Удовлетворённо кхекнув, Дмитрий аккуратно взял краюшку чёрного хлеба и поднес её к носу, с силой втянув воздух. Следом за ним, не утруждая себя тостами, выпили и остальные, закусив бутербродами с толстыми шматками колбасы.
– Между первой и второй… – произнёс Митька, вновь разливая водку.
– Не микрофонь, – оборвал его Гвоздев, принимая стакан.
Фукалов послушно замолчал, только обиженно засопел. Спорить он не решился, безропотно признавая главенство Гвоздя. Тот, рассмотрев тару со спиртным на просвет, тостанул:
– Ну, за волю!
С глухим стуком соприкоснувшись посудой, вновь выпили. Занюхали хлебом и захрустели солёными огурцами, выуживая их прямо руками из мутного рассола. Степан потянулся было за колбасой, но Валера хлопнул его по руке:
– Ты чо, жрать сюда пришел? Разливай, Митька.
– Гвоздь, куда мы гоним-то? – попытался возразить Пархатый. – Окосеем враз. Давай, хоть что-то в брюхо закинем.
– Успеешь, блин! – отозвался Гвоздев. – Тебя бы столько без бухла и баб подержать. Я бы посмотрел, как бы ты запел. Вмажем ещё по одной, тогда и пожрём. Ну, будем!
Чокнувшись, опрокинули стаканы. Пальцами бросив в рот квашеную капусту, Валера с удовольствием принялся её жевать. Тут же на закусь набросились и остальные. Некоторое время на кухне раздавалось только сосредоточенное чавканье…
Накрутив на мокрые волосы тюрбан из полотенца, из ванной вышла Сурмина, затягивая на ходу поясок. Кто его знает, что взбредет её мужику в голову? Никаких пуговиц не напасёшься. Присоединилась к пирующим. Окинув женщину слегка замутнённым взглядом, Гвоздев привлек её к себе, усадив на колени лицом к Степану. Фукалов же оказался у неё практически за спиной. Быстро подскочив по повелительному взгляду Гвоздя, Митяй поставил на стол ещё один стакан, достав его из шкафчика. Разлив по емкостям остатки жидкости, опорожнил вторую бутылку, поставив её под мойку. Заглянув в холодильник, развел руками, давая понять, что спиртное закончилось.
– С возвращением, дорогой, – произнесла тост Наталья.
Возражений не последовало. Да и не могло быть иначе. Повод уже перерос в банальную пьянку ради пьянки. Вот только продолжать было нечем – горючее приказало долго жить. Валерий впился взглядом в переносицу Степана, отчего тому стало как-то не по себе.
– Пархатый, ты, помнится, говорил, что собрался праздновать. А чем? Это ты называешь достойной встречей? Бухло где?
– Дык, Гвоздь, идти надо. Я же не думал, что так быстро всё улетит. Щас я, сбегаю.
– Стоять! – рявкнул Гвоздев, грохнув кулаком по столу. – Тебя потом хрен дождешься. Гони бабло. Митька мухой слетает.
В душе́ матюкнувшись, Степан полез в карман за деньгами. Вынув мятые купюры, принялся пересчитывать, но Валера буквально вырвал их из рук, передав всё Фукалову.
– Дуй, Митька! Одна нога здесь, другая уже там. Больше бери, не жмоться, чтобы второй раз не бегать.
– Ага! – зажав деньги в кулаке, забулдыга рванул чуть не с пробуксовкой, предвкушая халявную выпивку.
Гулко хлопнула входная дверь. На кухне воцарилось молчание. Насупившись в ответ на бесцеремонное поведение Гвоздева, Степан понуро уставился в пол. Сурмина поёрзала на коленях Валеры, устраиваясь поудобнее, отчего полы короткого халатика разошлись в стороны. Не заметить того, что открылось взору, мог бы только слепой. Естественно, что Пархатый невольно скосил глаза, вспомнив, как ему было хорошо с Наташкой, пока не объявился ее сожитель.
– Что, нравится? – перехватил взгляд Степана Гвоздь. – Будешь?.. Натаха – девка щедрая. Глядишь, и тебе обломится.
– Ты чего это удумал, паразит? – возмутилась Сурмина. – У меня не казённая, чтобы подставлять всем подряд. Это у вас на зоне всё общее. У меня-то спросил, хочу я или нет?
– Заткнись, падла! – зло рявкнул Валера, грубо столкнул её со своих коленей и, схватив за отворот халата возле шеи, поволок в комнату. – Чего расселся? – бросил он мутный взгляд на «барыгу». – Канай за мной.
– Пусти! Порвёшь же! – упираясь, завизжала Наталья, но тут же замолчала, едва Гвоздев замахнулся на неё, и сама, чуть притормаживая, направилась вслед за ним.
Пархатый же даже и не думал возражать, опасаясь гнева Гвоздя. Тот, захмелев, похоже, совсем «слетел с катушек». Это ж надо до такого дойти – предлагать Степану попользоваться своей подругой. Мало ли что было раньше… Или Валера что-то всё же знает, и слова скупщика краденого о том, что оказался в квартире, готовя встречу, его не убедили? Что он задумал? От таких мыслей «барыга» покрылся испариной, несмотря на то, что в квартире было совсем не жарко. Как же в данном конкретном случае вести себя дальше, ему в голову совершенно не приходило. Отказаться? Где гарантия, что не пришибет?.. Согласиться? Та же самая картина… Мысль просто потихоньку сбежать, пока Гвоздев тащит Сурьму в комнату, Пархатому, парализованному страхом, в голову даже не приходила. Еле переставляя ноги, поплёлся следом…

+2


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Хроновойна. Пермский сдвиг