Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Экзорцист


Экзорцист

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Экзорцист

Белое безмолвие. Яркий, ослепляющий свет, мёртвая тишина и жуткий холод, такой что не снег хрустит под ступнями, а сам воздух на зубах. Стоит моргнуть и веки смерзаются, их приходится тереть ладонями чтобы хоть как-то отогреть и открыть снова. Запах свежести обжигает ноздри и забивает лёгкие.
Обледеневшее плато сверкает, укрытое алмазной крошкой изморози и снега. Я стою на коленях, которые уже намертво прилипли к твёрдому насту. С каждым вдохом лёгкие сковывает обжигающий холод. С каждым выдохом из горла вырывается хрип, кашель и несколько капель крови. Они на лету превращаются в рубиновые кристаллики, падают на твёрдый снег, подпрыгивают и разлетаются в стороны, словно бусины разорвавшегося колье.
Передо мной гигантская фигура с раскрытыми крыльями из чистого света за спиной. Я пытаюсь разглядеть её получше, но ничего толком не вижу в слепящем сиянии снега, колючего света и белой смерти разлитой вокруг.
Крылатый гигант говорит, но не словами, и даже не звуками. Перед восприятием мельтешат странные образы и нереальные картины от которых ломит виски. Логика в видениях напрочь отсутствует. И я, естественно, ничего не понимаю. Наконец, убедившись, что до меня не достучатся, монстр протягивает свою громадную когтистую лапу, хватает меня за левую ладонь и подымает, отрывая от снежного покрова.
С хрустом лопается примерзшая кожа на коленях, я повисаю на вытянутой руке, локтевой сустав скрипит, как замёрзший снег. Боли почти нет, холод давно лишил конечности чувствительности, но ощущения не из приятных. Хочется крикнуть монстру, чтобы он убирался в чертям собачьим, но слова срываются кашлем и красными брызгами, которые на лету застывают в кристаллы и с шелестом рассыпаются где-то под ногами.
Гигант чем-то размахивает у меня перед лицом, то ли хвастаясь, то ли желая предложить что-то чёрное и продолговатое. Надеюсь это не его детородный орган, вот было бы забавно, если у такого громилы он оказался бы настолько маленький и тонкий.
Губы мои мимо воли расплываются в улыбке и сразу же трескаются от мороза. Кровь замерзает прямо на зубах. Да я умираю от холода, но это не повод чтобы не посмеяться. К дьяволу крылатого монстра и морозное плато! Вытягиваю руку и показываю им обоим средний палец.
Это не смутило гиганта, скорее всего он даже не понимает оскорбительности моего жеста и продолжает настырно «объясняться» на своём невероятном наречии из чудных видений и картин. Кажется предлагает помощь, но это, ясень пень, неточно. С тем же успехом он может предлагать оторвать мне голову.
- Предложение, помощь, просьба... - долетают до моего сознания обрывочные слова-видения.
- Ну так помоги, - хриплю я, и по наитию добавляю. - Пожалуйста.
Может если монстр получит желаемое, то отстанет. Сам же втащил меня в эту белую пелену холода и смерти (мне это откуда-то точно известно), а теперь предлагает помощь, придурок. Хозяин белого ада подносит свою ручищу ближе и я хватаю чёрный тонкий отросток, что протягивает мне когтистая лапа.
Это оказывается нож , короткий, с тонкой рукояткой, будто бы сделанной для детской руки. Я подношу клинок к лицу чтобы рассмотреть внимательнее, но веки окончательно смерзаются отнимая остатки зрения.
Зато приходят новые образы. И боль. Вдоль ладони левой руки, на которой я подвешен, как кабанья туша на крюке, ползут режущие струны, тонкие и холодные, ещё более холодные чем крошащийся на зубах воздух. Пытаюсь кричать, но тщетно, лёгкие окончательно забивает ледяная крошка.
Демон ослабляет хватку и я падаю, но прежде чем окончательно провалиться в серую хмарь, внезапно вспенившуюся под ногами, успеваю заграбастать одеревеневшими пальцами горсть сухого, колющего кожу снега.
Просыпаюсь и вскакиваю с кровати. Не смотря на лето и одеяло, которым я укрыт, мне холодно. Простыня и наволочка мокрые от маленьких кристаллов льда, которые быстро тают. Баюкая левую руку топаю в ванну оставляя на полу мокрые следы босых ног.
Беру целлофановый пакет с полки и высыпаю в него скомканный белый шарик. Мягкий снег мгновенно твердеет покинув мою руку, от него расходится пар. Я свернул пакет и бросил под раковину. Нужно будет потом не забыть переложить в холодильник, а то опять вода в трубах перемёрзнет.
Открываю кран с горячей водой и задумчиво выдыхаю на зеркало над раковиной. По блестящей поверхности тот час разъезжается морозный узор, но быстро тает оставляя стекло просто запотевшим.
Когда я засунул левую руку под струю кипятка, на внутренней стороне ладони проступили тонкие прямые линии из льда, идущие от запястья к кончикам пальцев. Под воздействием горячей воды они быстро растаяли и исчезли.
- Пронесло, - выдохнул я на зеркало, теперь оно не покрылось изморозью как прошлый раз. - Ну и отлично.
Подхватив пакет из под раковины топаю в кухню.
Обычно этот сон навещает меня только если долго не бывать на «этажах», а теперь почему-то приснился без причины. Я ведь был аж на «третьем» вот только недавно... А что, кстати, сейчас за день недели? Нажимаю кнопку на кофейном автомате, а свободной рукой включаю «рабочий» мобильник лежащий на столе.
- Пятница!? Вот чёрт! - две недели пролетели как взмах ресниц, даже опомниться не успел, а уже снова наступила очередная пятница. - Надо подвязывать с активным алкогольным отдыхом.
Тем более, что и свободные деньги заканчиваются, и отложенная сумма так и не пополнилась до нужной отметки. Хватит ждать простых заданий, пора браться за то, что приносит максимальную прибыль. Не люблю связываться с мажорами и богатыми «папиками», от таких одни проблемы. Но вдруг Моцарту предложат большую цену и он отдаст артефакт другому покупателю. Маловероятно, но может случиться.
Мобильник несколько раз трезвонит, получая сообщения о входящих пропущенных звонках. Ого. Штук двадцать за две недели набежало. В основном Дим звонил, но есть пара вызовов от Павла Семёновича — основного поставщика высокооплачиваемых заказов. Отлично. Будет из чего выбирать.
Десяток «пропущенных» от архимандрита Николая, и все за последние несколько часов. Случилось что ли что-то? Чего это старец разошёлся? Хотя что у него может случиться? Нет, не буду перезванивать. Прибыли от святого отца всё-равно не дождёшься — одни благословения. Вот пусть ими и поправляет дела, а мне деньги нужны.
Задумчиво покрутив мобильник в руке, набираю нужный номер.
- Павел Семёнович? Здравствуйте. Кажется я окончательно созрел для помощи нашему «другу», - последнее слово я особо выделил, показывая, что кем бы ни был упомянутый товарищ, никакой он мне не друг.
- Здравствуй Серёжа, - приятный баритон профессионального юриста лучится доброжелательностью. Не смотря на свою деятельность, завязанную с щекотливыми делами и тёмными личностями постоянно нарушающими законодательство, Семёныч не растерял веры в людей. По крайней мере, в меня, после того как я помог его дочери. - Очень рад. Последнее время тебя не оторвать от важных дел. Проблемы?
- Да какие у меня могут быть проблемы с такими связями? - это преференция Семёнычу, он способен урегулировать любые неприятности, словно тот человек из Кемерово, про которого пел Гребенщиков. - Так, обычные нудные трудности.
- Знаю я твои нудные трудности, до сих пор ночью просыпаюсь иногда.
- Нечего нарушать инструкции, - усмехнулся я. - Ладно, время идёт. Где? Когда?
Договорившись кладу трубку, но отложить телефон не успел, тот сразу же разразился трелью.
Абонент: Архимандрит Николай.
Наверное получил сообщение, что включился мой мобильник. Теперь от священника не отвертишься. Старик умеет быть настырным, как экскаватор разгребающий снежные заносы.
- Да?
- Здравствуй, Сергий, - отлично поставленный голос именует меня на старый манер, делая ударение на вторую букву. - Я уже с десяток раз звонил.
- Привет святой отец.
- Не называй меня так. Никто не свят, лишь один Господь! - сразу же возразил Николай. После определённых событий он очень ревностно относится к подобным вещам. - Срочно приезжай, церкви нужна твоя помощь.
- Вот почему, при общении с вами у меня постоянно возникает чувство, что я вам рубь трояками должен, а?
- Прости старого, - смягчил голос архимандрит. - Ничего ты мне не должен, это я в долгу. Но когда вера людская ослабевает кто встанет на защиту, как не тот кому Господь вручил крест?
- Ага, ага, - вкладываю в эти два слова максимум скептицизма. У меня множество догадок, что за существо ткнуло в мою руку обломанный клинок в ледяной пустыне. Но изучив сотни старых писаний, а так же по собственным ощущениям — нифига это, и близко, не господь.
- Умерь гордыню свою, Сергий. Ибо написано... - дальше священник разразился длинной тирадой, смысл которой я благополучно пропустил мимо ушей.
Переслушать и понять все словесные выверты одного из лучших выпускников духовной семинарии способен только такой же прожжённый семинарист-теолог. А спорить с архимандритом и вовсе неблагодарное занятие — через какое-то время вдруг осознаёшь, что вся твоя жизнь должна всецело принадлежать церкви. Проходили уже.
- Короче, святой отец.
- Не называй меня святым! - гаркнул Николай.
Не то чтобы я нарочно пытался вывести старца из себя, но он часто забывается и начинает очередную проповедь о персте божьем и предначертании, будто разговаривает со своей паствой. Я же предпочитаю думать, что свободен в выборе, и уж точно никак не тяну на белого агнца.
- Помнишь как помог мне во время нашего знакомства? - вспомнив с кем имеет дело, перешёл к конкретике священник. - Нужно так же направить ещё одно чадо господне.
- А сами что же?
- Не могу вмешиваться. Сам он должен выбор свой совершить.
- Какой же тут «сам», если я буду помогать?
- Не перекручивай, Сергий. Дело сие есть угодно Господу и...
- Хорошими делами прославиться нельзя, - напеваю известную песенку из мультфильма, тонко намекаю на оплату.
- Проси что хочешь, - неожиданно легко сдался Николай. - Сделаю.
- Прям что хочу? - видать сильно придавило архимандрита, раз разбрасывается такими обещаниями. Раньше он был более осторожен. И ведь действительно сделает, не обманет. Даже если потребую один из крестов со шпилей Храма Христа Спасителя. - Родственник ваш что ли?
- Племянник.
- Ладно, но сегодня я уже занят. Давайте завтра-послезавтра.
- Сегодня! - непоколебимо заявил старец.
- Чёрт.
- Не богохульствуй.
- Простите. Но тогда ближе к вечеру, как освобожусь.
- Жду звонка, - согласился священник и повесил трубку.
Чёрт. Я же вроде собирался отказать. Это его фраза: «Проси что хочешь...» выбила из колеи. Старик как чувствует как именно нужно вести беседу чтобы оппонент согласился.

* * *

Чёрный «BMW Х3» легко катит по узкой лесной дороге. Видно, что её проложили не так давно и, что удивительно для нашего государства, старались на совесть. Деревья обрамляющие колею красиво подстрижены чтобы ветки не задевали проезжающие автомобили. По краю проложена канавка для отвода дождевых вод — прям Европа, того и гляди гей-парад из-за угла покажется.
Загородная дорога, без единой выщерблены и ямы на асфальтовом покрытии, упёрлась в громадный забор из красного кирпича. Чуть дальше мощные стальные ворота на колёсиках подвешенные к фигурной арке, видимо открываются автоматически при помощи скрытых двигателей. Сейчас это чудо инженерной техники наглухо закрыто. Ни щелей, ни просветов. Только серый квадрат решётки переговорного устройства бликует красным огоньком.
БМВ остановился перед воротами. Широкоплечий, двухметровый здоровяк-водитель, вылез из машины, совсем чуточку припадая на левую ногу подошёл к красному огоньку, и нажал кнопку вызова. Коротко переговорил с устройством, вернулся и приоткрыл заднюю дверь.
- Серый, короче охрана говорит, что дальше пешком.
- Начало-о-ось, - вот поэтому я и не люблю связываться с толстосумами, разбогатевшими в лихие девяностые. Среди них много бывших воров в законе, у которых весьма специфические представления о гостеприимстве. - Ну, ладно, пешком, так пешком. Багажник открой.
Я выбрался из машины и склонился над содержимым багажного отделения. Достал чёрный кожаный саквояж, приподнял плащ, но немного подумав отбросил его назад. Не буду же я, в самом деле, соваться на «третий».
- Тьфу, тьфу, тьфу, - сплёвываю через левое плечо.
- Мне с тобой? - водитель спросил вполне нейтральным тоном, но по немного сжатым губам читается, что идти ему очень и очень не хочется.
- Да сам справлюсь. Охраняй машину, а то уведут ещё.
- Здесь? Битую третью бэху пятого года? - он провёл носком ботинка по оцарапанному переднему крылу автомобиля. - Тут такие на мусорник выбрасывают.
- Умеешь ты поднять настроение, Дим.
Я направился к воротам, с краю в них уже открылась небольшая калитка из которой выглядывает амбал-охранник с кривым шрамом через всю харю.
- Документы можно? - требовательно протягивает лапищу.
- Что? - от возмущения саквояж, с широкой застёжкой, похожей на рыбий рот, чуть не выпал у меня из руки. - Ты серьёзно? Была договорённость о встрече, меня ждут, а тебе документы? Звони хозяину.
- Так это... - толстые сосиски пальцев задумчиво чешут репу. При мысли о необходимости беспокоить хозяина суровое выражение на лице охранника сменилось озабоченным. - Да, ладно. Раз заранее договорено. Проходите конечно.
Широкими, решительными шагами направляюсь внутрь двора. Амбал семенит за мной, словно побитый пёс.
Во дворе трёхэтажная вилла отделанная дорогим клинерным кирпичом серого цвета. Высокие окна, широкая веранда, по углам строения островерхие башни. Прямо замок, а не дача.
На крыльце прогуливаются ещё два охранника в серых пиджаках. У обоих в руках помповые ружья. И это при том, что по всему периметру забора камеры, которые «смотрят» не только наружу, но и во внутрь. Зачем светится посреди двора с оружием? Элемент устрашения? Можно подумать сейчас девяностые и во всю идут бандитские разборки. Танк бы ещё загнали и ДЗОТ построили.
Поднявшись по ступеням крыльца я упёрся в фигуру охранника, преградившую путь к входной двери. Взмахом ружья он показал мне приподнять руки для досмотра.
- Вы охренели? - я глянул на его напарника и на того охранника, что сопровождал меня от калитки. Может эти умнее? Но на лицах всех троих одинаковое тупое и упрямое выражение.
- Не ерепенься, парняга.
- Иди в задницу, - я резко развернулся и уже шагнул обратно, но тут хлопнула входная дверь.
- Что за дела? - в проёме появился невзрачный, лысый мужичок в белой рубахе с закатанными рукавами. Руки на его теле смотрятся чужеродно. Мощные, с широкими сильными ладонями и обильно покрытые татуировками. Глянул на меня. - Сергей Сергеевич?
- Да.
- Опаздываете. Бобёр уже зажда... В смысле, Григорий Анатольевич ожидают.
- А я передумал, - злобно зыркаю на застывших амбалов с ружьями. -  Не собираюсь проходить процедуру обыска на даче уголовников.
- Что? - мужичок мельком глянул на охрану. По тому как те понуро опустили взгляды стало понятно, кто именно тут главный. - Вы очумели, придурки?
- Так это... - попытался оправдаться один из охранников. - Положено же.
- Завались, - гаркнул лысый и повернулся ко мне. - Прошу прощения, Сергей Сергеевич, это мой косяк. Должен был лично вас встретить, но забегался. Не обижайтесь, входите пожалуйста.
- Я не обижаюсь, - нагло плюю на ступеньки. С уголовниками нужно разговаривать учитывая жаргон, иначе уважать не будут. А «обиженных», как говорится, через шконку перегибают. - Я огорчаюсь.
- Понял, - кивнул лысый.
Проворно юркнул из прохода наружу и, почти без замаха, врезал детине, что предлагал мне поднять руки, в челюсть. Причём так виртуозно, что никто и понять ничего не успел. Честно говоря, я думал, что для кабана-охранника такая плюха как камариный укус мамонту, но амбала повело, он сделал пару неуверенных шагов, пытаясь сохранить равновесие, и рухнул как подкошенный. Судя по выражению морды лица — чистый нокаут.
- Улажено? - вопросительно улыбнулся лысый.
- Вполне.
- Прошу за мной. Бобёр... тьфу...  Григорий Анатольевич ждёт.
Внутри дома роскошь и уйма дорогостоящего антиквариата. Видно, что хозяину некуда девать деньги и он скупает любую старую рухлядь, даже если она не подходит к интерьеру.
Полы укрыты мягкими коврами, на стенах разнообразные картины вперемешку с иконами, по углам канделябры чередуются с торшерами, камин с лепниной, а над ним фото мордатых дядек в наколках, стулья с изогнутыми спинками возле округлого дивана — работа сумасшедшего дизайнера. Даже я бы такого выгнал взашей, хоть и не очень разбираюсь в обстановке жилищ.
Посреди холла широкая лестница ведущая на второй этаж. Лысый повёл меня наверх и остановился возле большой двустворчатой двери из морёного дуба.
- Секундочку, - приоткрыв дверь засунул внутрь голову. - Пришёл. Ага.
- Входите, - кивнул, показывая на проход.
Шире створки так и не открылись, пришлось протискиваться.
Кабинет хозяина ничем не отличается от обстановки холла. То же нагромождение стилей. Безвкусица. Моцарт бы умер от одного взгляда на подобный бедлам.
Владелец оценивающе прошёлся взглядом по моему дорогому костюму. Хмыкнул разглядывая саквояж.
- Думал ты поздоровее будешь, - вместо приветствия выдал вор в законе с погонялом «Бобёр». - Адвокат базарил сразу определишь сможешь помочь или нет. Но что-то не похож ты на лепилу.
- И вам здрасте, - кивнул я, подошёл к столу со стеклянной столешницей, поставил на него саквояж, отодвинув несколько бутылок с дорогим алкоголем. - Я и не лепила.
Скосив взгляд на мужика осмотрел его. Широкий, крепко сбитый, с пудовыми кулаками и косым шрамом у левого виска. Стать прямо пышет силой, такой если в челюсть двинет, то нокаутом не отделаешься — загремишь на кладбище. Но под глазами заметны мешки от постоянного недосыпа, а на лице признаки усталости человека давно и безнадёжно борющегося с неизлечимой болезнью.
Над плечами едва заметное прозрачное тёмное марево, наподобие плаща. Плещется и клубится протуберанцами. Однозначно мой клиент.
- Так что скажешь? - по хриплому голосу не определить волнуется авторитет или нет.
- Помогу, иначе сразу бы ушёл, - протягиваю ему кожаную маску с ремешками. - Оденьте.
Бобёр принял маску, скептически покрутил в руках, не спеша надевать.
- Что-то попахивает голимым разводняком.
-  Григорий Анатольевич, - подобный разговор у меня далеко не первый, а потому фразы давно подобраны. - Вы меня не по объявлению в дешёвой газетёнке нашли, верно? Вам меня порекомендовал уважаемый человек. Вы ему доверяете?
- Семёныч зря трепаться не будет, серьёзный мужик, - согласился авторитет ещё раз осмотрев маску.
- Тогда давайте не будем спорить. Или делаете как я говорю, иди прощайте.
- Ладно, - собственно я и не сомневался в ответе. Куда ему ещё деваться с неоперабельной астроцитомой головного мозга. Небось все дорогие зарубежные клиники уже давно списали как неизлечимого. - И больничную карту не посмотришь?
- Я не врач, - вынимаю из саквояжа нож в потёртых ножнах и пристёгиваю к поясу. - Не разбираюсь в писульках.
- И как лечить будешь?
- Секрет фирмы.
Что ещё с собой взять? Пожалуй ничего. Судя по прозрачности мерцающей тени над головой клиента, задача не сложная. Мелкий бес «удачно» приклеился — всех дел на пару взмахов.
Хотя лучше перестраховаться. Мало ли. Достал резиновую грушу с пробочкой, переложил в карман пиджака. А ещё металлический держатель и зажигалку «Zippo». Поджигаю маленький беловатый шарик на конце держателя. По комнате распространяется специфический запах. Окуриваю дымком себя и клиента.
- Это что?
- Ладан.
- Зачем?
- Чтобы от нас пахло ладаном, - неопределённо пожимаю плечами.
Долго уламывать клиентов не приходится. Люди столкнувшиеся с неизлечимой болезнью готовы следовать любой чепухе чтобы излечиться. Читают молитвы, гладят дельфинов, пьют мочу, приносят жертвы, соглашаются с любой ахинеей. Это потом, после обряда, Бобёр начнёт орать, что я его кинул и всё это глупый театр для лохов. На что я ему скажу, что деньги сразу отдавать не нужно. Пусть поедет в любую клинику, убедиться в излечении, а уже после расплачивается. Это его охладит. Всех охлаждает. Ну, а затем, за деньгами приедет Павел Семёнович.
У адвоката имеется куча убедительных доводов для подобных клиентов и комиссию он с меня не берёт. Заодно избавляет от последующего настырного внимания со стороны нервных персон.
Так что без долгих разглагольствований и объяснений, которые всё-равно ничего не объяснят, я помог клиенту надеть маску закрывающую глаза. Специальные ремешки плотно закрепляют шоры, чтобы нельзя было подглядывать.
Изначально я просто просил людей ни в коем случае на открывать глаза и не смотреть. Из десяти клиентов моей просьбе последовали … ноль. Ровно ни одного. Каждый считал себя умным и думал что ничего плохого не случится, если немножечко поглядеть. Одним глазком.
После череды курьёзных случаев стал использовать кусок плотной материи на манер повязки. Однако она тоже не даёт гарантии полной слепоты. То съехала, то неплотно прилегла, то клиент сорвал неосторожным движением.
Пришлось изобрести целую сбрую с ремнями и защёлками. Такую запросто не снять. У меня, по крайней мере, быстро не получается. Сейчас на Бобре будет первый полноценный опыт.
Затянув последние ремешки, кратко инструктирую клиента.
- В точности выполняйте все мои распоряжения. Чтобы ни случилось, не волнуйтесь. Вам ничего не угрожает. Посторонние звуки и запахи всего лишь происки вашего воображения. На самом деле ничего такого нет, а за дверьми ваша охрана, так что... Относитесь к происходящему спокойно.
- Ну ты прям циркач и фокусник. Главное чтобы сработало.
- Это уже моя проблема. Начнём.
Отработанным движением провожу рукой сверху вниз позади клиента. Ладонь остро режет холодом, словно тонкой струной. С лёгким гулом пространство под моими пальцами расходится в стороны, будто я разорвал висящую в воздухе штору, а за ней оказалось другое помещение.
Та же комната, только сгустились сумерки, ковёр на полу посерел, мебель перекосило, на стёклах проступили трещины. За окнами, вместо весёлой зелени, блеклая желтизна осени. Ветер срывает листья, подхватывает их и уносит в никуда.
В дальнем углу зашевелились две непоседливые тени. Серые сгустки размером с кошек. Деловито снуют вдоль стены, слепо тычутся друг в друга, упираются в преграды и тихонько пофыркивают.
«Этаж первый» - простой. Хорошо бы им всё и закончилось. Но так бывает редко.
Осторожно беру клиента за плечи и подталкивая, заставляю сделать несколько шагов назад, прямо в разрыв с изменённой реальностью. Завоняло затхлостью, гнилью и плесенью.
- Что за хрень? - поморщился авторитет принюхавшись.
- Издержки производства, не волнуйтесь, всё в порядке.
- Да я и не волнуюсь, - храбрится Бобёр. - Это ты волнуйся. Если что, тебе отвечать.
Изменений происходящих вокруг он не видит, не то уже началась бы обычная истерика и ругань с мордобоем и попытками убежать. Значит маска работает.
Тени за плечами клиента стали более объёмными и мрачными, но стоит сосредоточить на них взгляд — исчезают. Пакость какая. Придётся идти глубже. Но что-то такое я и подозревал, а потому не очень опечалился.
Снова провожу рукой сверху вниз, теперь уже перед лицом клиента. За его спиной стена и дальше отойти не получится. Нужно было его сразу в центре комнаты поставить. Ну да ладно.
Левую ладонь режет ещё одна ледяная струна. Пальцы теряют чувствительность от холода. Открывается проход на «второй» этаж. Два шага вперёд и мы оказываемся посреди полуразрушенного дома. Потолок светлеет проломами, ковёр исчез, а доски пола покорёжено вывернулись. Мебель валяется вдоль стен трухой и щепками. Окна выбиты и порывы горячего ветра несут в помещение оранжевые искры. Жарко. Пахнет раскалённым камнем и горелой древесиной.
Деревья тянут в красное небо обрубки голых ветвей, сквозь обвалившуюся стену видны несколько худых фигур, жмущихся к их сухим стволам. Руки странных созданий так длинны, что достают до земли. Кривые головы тянут морды по ветру, пытаясь унюхать гостей. Как хорошо, что я окурил нас ладаном, горлумы чуют, как собаки.
Бобёр забеспокоился и попытался вытереть выступивший на лбу пот. Я перехватил его руку, не хватало ещё чтобы маску сдёрнул.
- Что-то мне как-то...
- Всё в порядке, Григорий Анатольевич, - мягко опускаю его руки по швам. - Не двигайтесь. Это воображаемые чувства, проявляются у всех по разному. Скоро всё кончится.
Однако, как на зло, тень за плечами клиента осталась почти без изменений. Такая же полупрозрачная хмарь исчезающая стоит только сосредоточить на ней взгляд. Неужели придётся соваться на «третий»? А я и плащ не захватил. Собственно, если бы знал заранее, запросил бы в два раза больше денег, а то и вовсе отказался бы. Но теперь уже отступать и торговаться поздно. Нет, ну какое безобразие, а? Второй раз в течении трёх недель.
Решительно выдыхаю и снова открываю проход. Глубже. Ладонь рвёт лютым морозом. Рука немеет по локоть. За спиной клиента появляется разрыв. Там уже нужно будет действовать быстро. Если жрущая Бобра тварь живёт аж на «третьем», долго раздумывать она мне не даст.
Подталкиваю клиента в портал. Жара резко сменяется промозглой прохладой. Стены окончательно превращаются в кучи мусора. Сквозь пол торчит исковерканный колючий кустарник. Крыша полностью исчезла, открыв нереально фиолетовое небо с разводами молний. На небе ни облачка, но тем не менее, постоянно моросит противный мелкий дождик. Даже не капли, а водяная пыль.
- Замри, - шиплю я на заёрзавшего авторитета, которому на лицо попала влага. - Ни звука.
Клиент послушно замер. Над его плечами возвышается тёмная туша. Чем-то она смахивает на голову слона, хобот которого воткнулся Бобру в шейные позвонки. Вместо ушей из головы тянутся паучьи лапы, растопыриваются в разные стороны, постепенно истончаются и исчезают вдали, словно линии электропередач в тумане. Шесть лап — значит ещё шесть жертв. Они могут быть где угодно, но это сейчас не важно.
Я смотрю на спящего демона в упор и он уже почувствовал моё присутствие. В аду нельзя пялиться на нечисть так открыто. Вы видите их — они начинают видеть вас. Дрогнуло прикрытое веко громадного глаза.
Выхватываю нож. Легко запахло вишней. Тонкая рукоять почти в два раза длиннее лезвия. Не лезвие — обрубок сантиметров десять, криво обломанный на конце, остался жалкий кусочек некогда прекрасного меча. Таким я «слона» ну ни как не одолею. По крайней мере быстро, пока он не окончательно проснулся.
Остаётся «тяжёлая артиллерия». Дорого. Но здоровье дороже. Выхватываю из наплечной кобуры Глок. Металл отливает золотом. На ствольной коробке выгравированы два переплетающихся синих дракона. Таких как изображает восточная мифология — длинные змеи с лапами.
Глаз демона-слона приоткрывается. Подношу к его зрачку ствол. Бах! Эхом разносится выстрел. Тёмное буркало разлетается жирной смолой. Хобот с чавканьем вырывается из спины клиента, а я уже размахиваю обломанным клинком, отсекая лапы отростки, соединяющие демона с другими жертвами. Без подпитки монстр быстро издохнет, слишком много энергии вложил в захваты. Запасы и защиту наращивать не стал, а жертв нахватал аж семь, хапуга. Жадных демонов убивать проще всего. Туша уже оседает на землю, брызжа тёмной кровью и постепенно истаивая.
Одного я не учёл. Клиент — бывший уголовник. Ему отлично известен звук выстрела. Небось неоднократно «нюхал порох» на бандитских стрелках. Потому он не просто упал и закрыл голову руками, как и положено человеку с маской на лице, у которого над ухом прогремел выстрел. Он ещё и проворно откатился в сторону, подпрыгнул, мгновенно (вот гадство, а я столько возился) сорвал маску и ломанул куда глаза глядят. Ошалело таращась на окружающий ланшафт.
- Стой! - да куда там, прётся сквозь сухой кустарник, как лось сквозь чащу, подымая пыль, пиная битые кирпичи и ломая ветки. - Идиот.
На звук выстрела уже сбегаются горлумы. Один сунулся ко мне, но получил обломанным клинком по черепу и с воплем отскочил. Бежать нельзя, звуки шагов удивительно далеко разносятся по «третьему этажу». Это лишь привлечёт ещё больше внимания. И хорошо если это будут обычные солдаты, вроде горлума. Тихо шагаю подальше от эпицентра выстрела.
Бобёр, истошно матерясь, уже отбежал метров на двадцать. За ним увязалось ещё двое солдат. Растопырили длинные руки, тянутся к вожделенной пище. Авторитет запнулся на ровном месте и упал. Всё. Конец клиенту. Как теперь объяснять охране куда запропастился уважаемый  Григорий Анатольевич? Впрочем, можно ничего и не объяснять, а выйти в другом месте. Пусть теряются в догадках. Но какой удар по моей репутации. Пришёл лечить, а сам выкрал.
- Чёрт.
Однако, Бобёр меня удивил. Всё-таки воровская жизнь приучает быстро соображать. Он не только, проворно для своего телосложения, перекатился и встал. Но ещё и умудрился врезать, близко подобравшемуся горлуму, ногой в челюсть. Тот как раз удобно встал на четвереньки, глупо подставившись. Тоже, видать, не ожидал от моего клиента такой прыти.
Монстра откинуло назад, а Бобёр помчался ко мне, на ходу выкрикивая:
- Стреляй! Стреляй, твою мать! - его вопли привлекли ещё трёх солдат, появившихся из-за ближайших деревьев.
Я приложил палец к губам и состроил злобное лицо, призывая к тишине. Если он будет так орать, то скоро тут соберётся уйма не очень приятного народу, тогда и пулемёт не поможет. Авторитет понятливо заткнулся, даже начал стараться бежать не так громко топая.
Вынув из кармана резиновую грушу я метнул её немного в сторону. Ударившись о землю тонкая резина лопнула и разбрызгала вокруг вонючую чёрную жижу. Бегущие за Бобром солдаты, притормозили заинтересовавшись новым ярким запахом.
Я перехватил подбежавшего клиента за руку и, жестами показывая не шуметь, поволок к обвалившейся стене на месте его крутого дома. Григорий Анатольевич пучеглазо пялиться вокруг, нервно и тяжело дышит. Похоже подобного беспредела на бандитских стрелках с ним не случалось.
- Какого хрена происходит? - прошептал авторитет, так тихо, что я больше понял по движению губ чем по звуку. Поэтому вместо «хрена» могло быть и любое другое, созвучное слово.
- Издержки профессии, - так же тихо прошептал я. - Не смотри на них. Ты видишь их — они начинают видеть тебя.
- Давай вытягивай нас, - нервно дёргает меня за рукав, опустив взгляд вниз.
- Меньше нужно было бегать, нам надо туда.
Показываю на почти растаявшую тушу «слона» и пятёрку горлумов слизывающих смолоподобную черноту на месте его гибели.
Можно, конечно, выйти в в любом другом месте, но «третий круг» в этом отношении довольно непредсказуем. Можно вынырнуть где-нибудь посреди широкого озера Байкал. Чёрта с два потом выгребешь к берегу без лодки или плота.
- Так мочи их и вперёд.
- Мочи, - кручу перед его лицом золотым Глоком с синими драконами. -  Каждый выстрел из этого ствола стоит десять штук баксов, сильно не намочишься.
- Я оплачу. Только вытащи, - крепко сжимает моё запястье, в знак особого расположения и твёрдости обещаний.
Ага, как же. Это они тут все такие покладистые: бей посуду — я плачу. А потом, оказавшись в уюте собственного дома, резко осознают, что всё происходящее могло быть хитрым гипнозом или наведёнными галлюцинациями. Начинаются разборки и Павлу Семёновичу приходится попотеть, чтобы выдрать лишнюю копейку из загребущих лап быстро поумневших клиентов.
Впрочем, выбор действительно не богат. Придётся раскошелиться.
- Действуем быстро. Ни на шаг не отходи. Делай то же что и я. След в след ступай. И не смотри на них. Смотри мне в спину.
- Понял, - кивнул авторитет, отводя взгляд от своры горлумов лакающих растёкшуюся по земле тушу демона. Повезло нам, что есть такой мощный источник «запаха» напрочь перебивающий солдатам нюх.
Кстати, авторитет положительно начинает мне нравиться. Обычно клиентов приходится целый час успокаивать, потом ещё час убеждать, но успокоившись и согласившись следовать инструкциям, они всё-рано продолжают нервничать и безбожно тупить Бобёр разительно отличается от серой массы. За минуту сообразил, что нужно слушаться, а не ерепениться. Не даром вор в законе — умеет быстро принимать новые правила игры и выживать в сложных условиях.
Тихонько прокравшись на более открытое место я остановился в тридцати шагах от пирующих монстров. Бобёр налетел на меня сзади, чуть не сбив с ног. Но одёргивать его я не стал, главное чтобы вел себя как моя тень.
- Эй уроды, я тут! - смотрю прямо на сайку горлумов.
Собственно, глаз у них нет, но чужой взгляд они чувствуют хорошо. Несколько голов оторвалось от чёрной лужи, широкие ноздри жадно потянули воздух. Свежая пища? Иду.
Один, второй, третий. Поочерёдно отвлекаясь от трапезы солдаты всё больше ускоряясь двигаются к нам. Наконец последний бросил вылизывать землю и побежал за остальной сворой.
Синие драконы изрыгнули пламя в двух ближайших монстров, те уже почти дотянулись до моего пиджака загребущими лапами. Пули отбросили нападающих назад, а остальных оглушил звук выстрелов. Воспользовавшись небольшой сумятицей я отступил немного в сторону и в упор расстрелял ещё двух солдат.
Из-за дальних деревьев показались новые длиннорукие фигуры. Услышали шум и спешат присоединится к общему веселью, а оно не заставило себя ждать. Уцелевшие горлумы устроили свалку за возможность пожрать павших. Нужно убираться пока потасовка не переросла в серьёзное столкновение. Тогда на огонёк может заявится кто-нибудь пожирнее.
Я же понемногу начал отступать к месту гибели «слона». Там уже почти ничего не осталось, всё вылакали падальщики. Шаг за шагом мы оказались у еле видимого чёрного пятна на взрыхлённой когтями земле.
Открывать ворота обратно, всегда труднее. «Штора» стала более плотной и чтобы порвать её приходится прилагать усилия. Обжигающий ладонь холод раздирает кожу пальцев, морозные струны впиваются в кости. Но я продолжаю настырно тянуть и, наконец, проход на «второй этаж» повис в воздухе рваной линией. На плечи навалилась усталость, но отдыхать некогда. Вокруг уже стоит разноголосый вой драки.
Давненько я не оставлял после себя в аду такой свалки. Теряю хватку что ли?
Юркнув в разрыв портала мы оказались в окружении десятка принюхивающихся горлумов. Смерть демона и последующая драка оставила след на круг выше. Тут тоже собрались голодные падальщики, привлечённые лакомым запахом. Уродливые головы в унисон встрепенулись учуяв близкую добычу. Обжигающий порыв воздуха разнёс наш запах вместе с оранжевыми искрами.
- Твою за ногу! - раздумывать некогда. Монстры и так были возбуждены отголосками с «третьего», а при нашем появлении враз встрепенулись. Тут уже и ладан не поможет — унюхают быстро.
Я прыгнул и на лету схватил авторитета в охапку. Толчок. Морозный удар по всему телу, выворачивающий суставы и ершом проникающий в позвоночник. Сцепившись с Бобром мы покатились по выцветшему ковру кабинета и врезались в тумбочку. Трухлявая древесина рассыпалась ворохом обломков.
«Этаж первый» - простой. Перекошенная мебель, потрескавшиеся стёкла, но нет горлумов и горячего ветра. Почти безопасно.
Можно передвигаться между этажами и так — в прыжке. Но это отнимает уйму сил, словно я пробежал километр на ускорение. «Прыгать» нужно с умом, иначе рискуешь оказаться перед очередной неприятностью выжатым, как лимон и без возможности «бежать» дальше. Хорошо хоть сюда волны гибели «слона» не докатились.
В дальнем углу так же деловито шушукаются две тени-кошки, но на гостей внимания не обращают. Жители «первого этажа» вообще не очень агрессивны, если их не трогать.
- Мы ещё не дома, - констатировал Бобёр, оглядев обстановку.
- Остался один шажок. Сейчас отдышусь и продолжим.
Видя, что я вполне спокойно прислонился к стене и отдыхаю, авторитет с интересом принялся осматриваться. Естественно, его внимание привлекли тени в углу.
- А это что за дерьмо? - он опасливо шагнул ближе ко мне.
- Миньёны.
- Где-то я уже слышал такое.
- Я их стал так называть после того как посмотрел мультфильм «Гадкий я». Там такие жёлтые придурки, тоже безбашенные и нерасторопные.
- А... точно-точно, закивал авторитет. Неужели тоже смотрел этот мультик?
Передохнув десяток минут, я не спеша отрыл портал на «нулевой». Короткий шаг и мы снова оказались в обычном кабинете Григория Анатольевича. В тот же миг с грохотом рассыпалась тумбочка — копия той, что мы неосторожно разломали на «первом».

*****
Отредактировано модератором.
Наименование произведения следовало написать с заглавной буквы.

Отредактировано Злобный смотритель форума (09-09-2018 07:16:31)

+2

2

Осето
Рекомендую изучить Правила форума.
Обратите внимание на следующие пункты:

1.5. Язык общения на форуме - литературный русский...

2.6.3. Если ваше произведение слишком велико, чтобы целиком поместиться на форуме, то выкладывайте большими цельными кусками, несущими полную смысловую нагрузку. Для удобства работы с текстом куски лучше разделить на отрывки размером примерно 1-3 вордовских листа.

2.6.6. Заголовком (названием топика) ставьте осмысленное название своего произведения, а не фразы типа: "зацените текст", "название пока не придумано" и т.д.. Точку в конце заголовка ставить не надо! В первом посте топика необходимо разместить информацию о своем произведении (жанр, форма и т.д), и опубликовать аннотацию к выкладываемому тексту....

0

3

Прошу прощения, торопился и, понятное дело, сработала старая пословица.

0

4

Начало понравилось!   http://read.amahrov.ru/smile/read.gif    http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif 
Буду ждать продолжения Вашего труда.

0

5

На звук в кабинет влетел Лысый. Уставился на нас и выхватил из-за пояса пистолет. Естественно, направил ствол на меня.
- Что за дела? - с подозрением переводит взгляд то на Бобра, то на меня, то на обломки тумбочки.
Картина маслом. Два запыхавшихся человека. Костюмы испачканы, штаны изодраны. Обувь заляпана чёрной смолой. Волосы мокрые, будто мы побывали под дождём, но от одежды валит парок, словно мы вышли из парилки. Бобёр снял пропаленый в нескольких местах пиджак и небрежно бросил на пол у окна.
- Всё в поряде, Лысый.
- Ага, - кивнул тот, но оружие не убрал, с подозрением прищурившись, поглядывая на развороченную тумбочку и ворох упавших с неё журналов.
- Свали Лысый, -  Григорий Анатольевич подошёл к столику со стеклянной столешницей, схватил первую попавшуюся бутылку, налил пол рюмки, подумал, долил до полной и не кривясь выпил.
Главный охранник понятливо кивнул, однако с места даже не сдвинулся и пистолет тоже не спрятал.
- Да твою же мать! - гаркнул Бобёр и запустил в Лысого початой бутылкой.
Она врезалась в стену у двери и разлетелась осколками, заляпав обои алкоголем.
- Понял, - просиял охранник, вышел и осторожно прикрыл за собой дубовую дверь.
- Видал? - кивнул ему в след авторитет. - Такой не продаст.
- Верю, - осклабился я, увалился в кресло у камина и принялся растирать руку, онемевшую до самого плеча. Ногти синие, как у покойника.
- Выпьешь? - показал пустую рюмку авторитет.
- Не, спасибо.
- Да ладно тебе, - Бобёр принялся наливать в стопки из другой бутылки. - Махни чуток, за знакомство.
- Мне нельзя, алкоголь ослабляет ментальные барьеры.
- И что?
- И меня начинают видеть...
- А... - он глотнул из своей стопки, постоял немного и, махнув рукой, влил в себя и ту, что наливал мне. На его лице быстро сменяясь промелькнули гримасы, словно он опять пережил все недавние события. - Так я теперь это... здоров?
- Почти. Опухоль никуда не делась, но причина её вызвавшая устранена. За пару недель всё рассосётся, может пару месяцев. От организма зависит.
- Понятно.
- Проверишься в клинике, тогда и заплатишь, - добавил я, на корню пресекая возможные разговоры о «разводах» и «кидании лохов».
- О чём базар, братан?
Бобёр опрокинул ещё одну рюмку и, совершенно не опьянев, направился к широкому шкафу во всю стену кабинета. Открыл дверцу, за ней обнаружился большой сейф. Авторитет поколдовал над ним, вскрыл бронированную заслонку и принялся таскать к столику пачки стодолларовых купюр.
На прозрачной столешнице выросли две башенки по десять пачек — двести тысяч. Что-то вспомнив, клиент небрежно положил сверху ещё пять пачек. По десятке за каждый выстрел. Заплатил даже за тот, которым я ухлопал слона.
- Я своё слово держу.
- Не сомневаюсь. Просто обычно клиенты думают, что я их загипнотизировал.
- Ну я же не фраер, - усмехнулся Бобёр. - Глюки от реала отличаю.
- Приятно иметь дело с понимающим человеком.
- Так что? Значит мы болеем потому что к нам при... присасываются такие уроды?
- Не всегда. Часто люди болеют просто потому, что болеют, - встаю с кресла и принимаюсь перекладывать деньги в саквояж. - И тогда я не могу помочь. Я не врач.
- А как они цепляются? - часто, после подобных накладок с маской, в клиентах просыпается интерес к моей работе. Многим хочется узнать как избежать подобных «заболеваний» в будущем. Это понятно и я не отказываю в ответах, до определённой степени, понятное дело.
- Пьянство, проклятия, убийства, - неопределённо пожимаю плечами. - Грехи наверное.
- Проклятья? - сразу вычленил нужное слово Бобёр. - То-есть можно подсадить такую гадость специально? Ты так умеешь?
Типаж авторитета понятен — такие люди из всего стараются извлечь выгоду. Дальнейшее развитие разговора мне тоже известно — будет вербовать. Но фигушки, не таких обламывали. Все возможные доводы я давно слышал и на каждый уже придумал сотню вразумительных отказов. На крайний случай есть Павел Семёнович, он уж точно отобьёт у любого охоту нанять меня для грязных делишек.
- Предположим умею, - в упор гляжу на Бобра, чтобы он точно уверился : «Умею не сомневайся». - Где мы по твоему только, что были?
- В аду? - сказано с неуверенностью и толикой опасений, его привычный мир дал трещину. Оказывается ад действительно есть? Ой-ой.
- А куда попадают после смерти грешники? Разные там проклинатели или убийцы?
- Эээ... - и вот тут на его лице отразился настоящий испуг.
Тоже знакомая реакция. Он ведь «вор в законе». У него за плечами убийств вагон и маленькая тележка, иначе он бы просто не дожил до коронации, и уж тем более не стал богачом.
Приятно предполагать, что где-то там, за границей жизни, есть райские кущи и всё такое. И куда мы обязательно попадём, если будем верить и раскаиваться. Совсем другое дело — точно знать, что есть АД, куда тебя упекут за «шалости».
Лицо Григория Анатольевича посерело. Треснувший было мир разлетелся вдребези. Осколками вывалив на голову все те трупы, что законник оставил на пути к богатой жизни. Проняло. Подозревать о наказании и ткнуться мордой в его неотвратимость — разные вещи. Испуг сменился ужасом, а потом безысходностью.
- Что же теперь делать? - потерянно промямлил авторитет, выронив рюмку.
Она бесшумно ухнула в толстый ворс дорогого ковра, вместе с надеждами и мечтами о будущем. Всё. Теперь он и не вспомнит, что минуту назад хотел заставить меня подрабатывать на себя. Теперь у него совсем иной круг проблем. Главная из которых: Как не попасть в пекло?
И ведь я не говорил, что грешники туда попадают. Откуда мне собственно знать? Я не Господь Бог и даже не ангел. Я просто задал наводящий вопрос, который меня, надо признать, тоже живо интересует. Остальное Бобёр уже сам додумал. Так что я не обманщик. Нравится человеку считать, что после смерти он загремит в ад, пусть считает. Однако, подтолкнуть «богатенького Буратину» к правильным выводам всегда приятно. Пусть потрудится на благо страны, не всё же ему под себя хапать.
Не мню себя великим патриотом, но если есть возможность немного подсобить державе, то я всегда за.
- Вести богобоязненный образ жизни, делать благое, - Дьявольщина. Прям чувствую в своём голосе нотки архимандрита Николая. Собственно, слова так точно принадлежат ему.
- Да, - ожил Григорий Анатольевич. - Храм! Построю храм. Прямо в столице. Ничего не пожалею.
- Эээ... - у всех толстосумов одна муха в голове. Думают соорудят златоглавую церковь и долги спишутся как не бывало. По моему же представлению, денег у современного духовенства столько, что они и сами в состоянии застроить всю столицу храмами, причём используя вместо кирпичей долларовые купюры. - Вообще-то я имел в виду благотворительность. Детские дома, больницы, приюты для нищих. Помощь обездоленным всегда ценилась христианством.
- Конечно, конечно, - авторитет вынырнул из задумчивости. Мысленно он уже разметил территорию для строительства прямо посреди Красной площади. - Дома, приюты... Обязательно.
- Ну что же, - надеюсь на приюты денег ему всё же хватит. - прощай  Григорий Анатольевич. - У меня ещё дела.
- Удачи, - снова задумавшись о своём протянул авторитет. - Лысый проведёт.

0

6

Помощь больным детям тоже бы нало. И вообще сделать акцент на детей. Скажем стипендия для талантливых, но неимеющим возможности учиться дальше детям из многодетных или неблагополучных семей.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Экзорцист