Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Волчье отродье


Волчье отродье

Сообщений 11 страница 20 из 68

11

ВВГ написал(а):

А еще ополчение. И даже секретные службы.


Не слишком ли по научному или по современному из уст старца?

+1

12

Череп

Пожалуй, слишком. Поищу замену.

+1

13

Часть 1
Глава 1

Гость появился ближе к полудню, когда в Хортицком остроге оставалась лишь дежурные да батько Всеслав. Всадника скакавшего по дороге, шедшей от Протолчего брода, погляды на вышках заметили еще у Корнетивской балки, и вмиг доложили старшим, а те и до атамана дошли, не откладывая. Хоть и одет приезжий был обычно: в легкую кольчугу поверх рубахи да темно-синие портки без украшений, но сафьяновые сапоги издалека цветом заметны, да и стать конскую не скроешь. На вороных кордновской породы только ближники княжеские ездят, ну и сам князь, конечно. Не то чтобы другим заказано, да только стоит такой конь как три красных кроатца: вороных у вятичей мало рождается, так что даже заводские не решаются на такую редкость задницу свою громоздить. Тем паче, гнедые и буланые того же завода лишь самую малость слабее, а обходятся не в пример дешевле.
Словом, вполне успели врата распахнуть. Встречать гостя сам атаман вышел, уважил. А как увидел, кто пожаловал, так и вовсе в улыбке расплылся. И гость встрече не огорчился. Оскалился ответно, спрыгнул на землю, шагнул навстречу. Хлопцы успели и врата прикрыть, и вороного выходить да в стойло свести, а батько с гостем всё обнимались, колотя друг друга по плечам да приговаривая «Здорово!» и «Сколько лет, сколько зим!». Но и приветствиям конец приходит.
- Давненько ты нас визитами своими не баловал, боярин, - хитро прищурился Всеслав. – Я уж и забыть успел твою наглую морду. Что, державные дела покоя не дают? Князь ни на миг не отпускает?
- И не говори, друже! – боярин припал к поданному хлопцем ковшу с квасом. – Только соберусь прошвырнуться, к себе кличет. Есть, мол, дружище Ярополк, дело спешное. Ну и… Не спешных дел, сам знаешь, не бывает.
- Знаю, знаю, - рассмеялся батько. – Еще бы сто лет тебя ждать пришлось, кабы в нашей скромной обители такое же спешное не нарисовалось. А чего один-то? Тебе ж свита положена немалая, и без нее никуды, дабы авторитет не ронять!
- Чего не ронять? – скорчил нарочито придурковатую рожу боярин. – Какой-такой фторитет? – он изобразил «внезапное озарение». – Это когда тебя бояться все да на копье взять не решаются?
- Оно самое, - тон Всеслава стал демонстративно поучающим. – Только не бояться, а уважают! А потому и не решаются!
- Боятся… Уважают… Кака мне разница?.. - проворчал Ярополк. – Лучше бы решился кто! Хоть размяться немного. А то скоро забуду, как меч в руке держать, - он мгновенно посерьезнел. – У брода свита. Недосуг мне их ждать! Если я правильно помню здешние порядки, скоро мелочь пробежку закончит, и самое интересное начнется.
- Правильно помнишь, - усмехнулся батько. – Мыться после будешь?
Боярин кивнул:
- Успею купнуться, Днипро за час не пересохнет.
- Тогда полезли на вышку, и посмотрим, и поговорим. Или не осилишь? Небось, совсем одряхлел от безделья.
Продолжая обмениваться колкостями, поднялись наверх. Всеслав отправил погляда во двор и протянул руку в сторону восхода:
- Вот оттуда и побегут.
Атаман отвернулся, давая какие-то распоряжения, и в этот момент, словно отзываясь на его слова, из Малой балки вынырнула компания мальчишек, наперегонки устремившаяся к огромному завалу в форме засеки, обращенной в их сторону.
- И кого смотреть? – спросил Ярополк. – Я же княжича лет пять не видел! А остальных и вовсе никогда.
- Первыми два мелких белобрысых бегут, - не оборачиваясь, ответил батько. – Третим - Славко. А остальные тебе без надобности. Разве что для общего развития.
- Ты ж не смотришь! – удивился боярин.
Батько пожал плечами:
- Так завсегда бывает, - и уже повернувшись к собеседнику, добавил. – И есть у меня твердая уверенность, что и в будущем останется. Если ты кого не угробишь.
- Угроблю, - вздохнул Ярополк. – Почти наверняка, кого-нибудь, да угроблю.
- Жаль хлопцев… - вздохнул Всеслав.
Пара белобрысых мальчишек достигла засеки и ловко полезла через ощетинившуюся заостренными кольями преграду. Казалось, дети взбираются по лестнице, а не по грозному укреплению, способному остановить целую армию. Следом мчался рослый русоголовый хлопчик, а за ним неслись остальные.
- Самому жаль, – вздохнул боярин, - но… Державная надобность…
- Вечно у вас надобность… - махнул рукой батько. – А ребятишкам головы в петлю совать…

+3

14

Достигнув вершины засеки, отроки промчались по основным стволам, стремительно пересекли небольшое поле и, преодолев забор, ворвались на тренировочную площадку.
- Мне кажется, или первая парочка мельче остальных? – спросил Ярополк.
- Мельче, - подтвердил атаман. – Но шустрые.
Мальчишки закружились в боевом танце: бой без оружия всех против всех. Разговор прервался. Ярополк не отводил взгляда от хлопцев.
- Выпускной? – спросил он, наконец.
- Курень-то? – уточнил Всеслав. – Да.
- Странно… - протянул он наконец. – Мелковаты белобрысые для велетов…
- Есть такое дело, - атаман перевел взгляд на гостя. – Погоди, ты разве не за ними приехал?
- Может, и за ними, - боярин пожал плечами. – В основном-то за княжичем, пришла пора Святославу державе служить. А заодно волхвы просили парочку уников каких-то прихватить. Или умников… Не запоминал я, - Ярополк виновато взглянул на старого товарища. – Понимаешь, эта братия, конечно, долго распиналась, какие детишки особые завелись, да только врали, по-моему.
- А что именно врали? – на губах атамана заиграла ехидная улыбка.
- Чего только не врали, – усмехнулся Ярополк. – Якобы дети эти так рвались к тебе в обучение, что по трупам прошли весь Нордвент и Полению, не забыв вырезать восточную резиденцию Ордена Светочей. А как дорвались, так все нормативы выполняют, не принимая облика, а оборачиваются лет с семи. Словом, не дети, а чудища заморские. Хотя, ежели знатцам верить, то ни за каким морем таких не сыщешь.
- Надо же, - хмыкнул Всеслав. – Не так уж и сильно врали. Можно сказать, близко к истине… - еще раз хмыкнул, глядя на озадаченную физиономию гостя. - Пошли в горницу, там и расскажу всё по порядку. А то до завтрашнего утра вопросы задавать будешь, - и, не дожидаясь ответа, двинулся к лестнице.
Боярин кинул последний взгляд на плац, где мутузили друг друга хлопцы, усмехнулся и отправился следом.
В горнице было прохладно. И пустынно. Большой стол с лавками да жбан кваса на столешнице. Холодный, только с ледника. И пара ковшей.
- Извини, хмельного не держим, - батько зачерпнул напиток.
- Помню еще, - последовал его примеру гость. – Не томи.
- Экий ты нетерпеливый стал, - засмеялся атаман. – Ладно, не буду. Только немного помучаю. Мелковаты, говоришь?
- Эти двое – да. Велеты и без Облика крупнее обычных людей.
- Старший – не велет. А младшему только десять стукнуло.
- Погоди, погоди, - Ярополк удивленно посмотрел на Всеслава. – Как это десять? Как это не велет? А что они в этой группе делают?
- А что прикажешь? - батько хитро прищурился. – Нет у меня под них другой группы.
- А что они делают, когда остальные в Облике?
- Медвежонок – как все. А Коготь делает вид, что перекидывается.
Ярополк поперхнулся квасом. Закашлялся, но напиток во рту удержал, не допустив позора:
- Как все, это в Облике?! Ты же сказал: десять!
- Тебе же волхвы разъяснили! В семь лет первый раз перекинулся. Чистая правда. Только не оба, а один. Поскольку второй Облика не имеет и иметь не будет.
- Охренеть! - буркнул Ярополк. – А что значит «делает вид»?
- Пытается без Облика не отстать от группы, - батько лучился удовлетворением: не каждый день удивишь главного скрытника княжества. Обычно тот сам всех удивляет. – И про это доклад ведь сделали. Один – без Облика, другой в семь лет инициировался.
- И как у старшего получается? – язвительно, но со скрытым уважением поинтересовался боярин.
- Хреново, естественно, - пожал плечами атаман. – Однако гораздо лучше, чем можно было ожидать. Я ж говорю, непростые ребята. Они ведь действительно прошли через половину Нордвента и Полению. Не по трупам, конечно, но и не бескровно. Не каждый дружинник такой погост имеет*. Было то три года назад. Мальчишки не просто пересекли полторы страны. У них на хвосте висел Орден. И Ридица землю рыла. Помнишь ее?
- А то! – тепло улыбнулся боярин. – «Была лисица, стала куница! Кто в лапы попался, никому не скрыться!»
- «Не скрыться»! – передразнил Всеслав. - Эта парочка мало что три месяца рыжую за нос водила, так еще и выкрала у нее из-под носа свою сестренку. И притащила к нам.
- Обалдеть! – закрутил головой Ярополк. – И что, краса и гордость нашего куреня это проглотила?!
- А куда ей деваться? – засмеялся атаман. – Нет, оно, конечно, дело чести. Рогом уперлась. Всю Полению вверх дном перевернула. Целую армию собрала. И догнала-таки деток. Вот только двое уже на нашем берегу были. А малой в Облике их прикрывал. Так что могла и не догонять. В общем, полезного выхода – что замуж выскочила.
- Ридка?! Замуж?! – на этот раз во рту у боярина кваса не было. Повезло. – И кто этот самоубийца?!
- А вот это тебе знать по должности положено! – рыкнул батько. - Пан Мариуш Качиньский!
- Он же Хитрюга Хюбнер, - договорил за него скрытник. – Знаю такого. Капитан наемников, мастер клинка и прожженный авантюрист. А ныне вельможный пан. Жена, дочка, всё как у людей. Это я знаю. Только про Лисичку нашу не в курсе был. А что, он ей подходит… Погоди, а дочка его…
- Не его, - усмехнулся Всеслав. - Настоящая пани Качиньская. От прочих паненок отличается тем, что родителей выбирает самостоятельно. Между прочим, у нас учится.
______________
*«Погост» или «Свой погост» - выражение родственное нашему «иметь личное кладбище». Список или счет собственноручно убитых.

+3

15

- Да уж! – Ярополк покачал головой. – Ладно, давай дальше про парней.
- Дальше еще интереснее. Ты слушай, слушай. Я сам не верил, когда мне рассказывали, - Всеслав зачерпнул квасу. – В дороге старший хлестнулся с каким-то паненком. Встал с ножом против десятерых. Троих положил, – батька взмахом руки не дал себя перебить. – Знаю, что невозможно. Только факты вещь упрямая. Пана и двух сердючек. Потом младший примчался и закончил дело. Ага! Семилетний! Хоть и в Облике. Вот таки малята! Ах да, еще Коготь умудрился зарезать двух свидетелей обвинения прямо на главной площади Нейдорфа. В присутствии собравшейся на казнь толпы, святого брата-рейдера и всё той же нашей рыжей недотроги. И никто ничего не видел. Хотя ублюдков этих как раз на всеобщее обозрение вытащили…
- А чего только двух? – отстраненно поинтересовался Ярополк.
- Не было больше, - спокойно пояснил батько. – А потом браты попали ко мне в лапы. И я поверил. Первым делом набили морду княжичу. «Прописывал» их Святослав Игоревич, - Всеслав усмехнулся, вспоминая, как когтистая лапа рослого подростка проходит над головой УВЕРНУВШЕГОСЯ НЕ ВЕЛЕТА и попадает в захват мелкого «клопа», а мгновением позже незадачливый наследник сварожского стола летит в стену. – А когда Славик отрабатывал позорную сотню отжиманий, составили ему компанию. Добровольно. Но это мелочь.
- Ничего себе мелочь! – пробурчал Ярополк. – Святославу сейчас пятнадцать!
- Мелочь, мелочь, - подтвердил атаман. – Не ожидал княжич подлянки. Но с того момента все трое – лепшие друзья. Что в нашем деле плюс. Тут другое важно. Старший быстрый был. И с ножом чудеса творил, большой мастер его учил. Но за меч толком не знал, с какого конца хвататься. И с остальным оружием не лучше. Да и в рукопашке только скоростью мог похвастать. А младший… «Медведь» - это, конечно, круто. Да только против остальных четыре года разницы, а то и пять…
- Как «медведь»? – интересно, скольким известиям подряд может удивиться человек?
- А я не сказал? – пожал плечами Всеслав. – У него дед из вильдверов Роланда. Подучил внучка немного. А если точно – то много. Не всё, конечно, успел, но парень сейчас – единственный носитель их техники. И я тебе скажу – это нечто!
- Лучше нашей? – заинтересованно спросил Ярополк.
- Не лучше. Другая. Если грамотно совместить… - батько прищелкнул языком. – Вот и совмещаем. Но я не о том. Они же еще и практически неграмотные были. Не должны были парни хлопцев догнать. Но… Пашут, как проклятые. Каждую свободную минуту. Уходят в лес и отрабатывают приемы. Думают, что я не в курсе. Сидят и перечитывают учебники. Дочку Ридкину замучили. Она же сильно образованная, да и умная, хотя пакостница, аж жуть берет! Заноза! Вся в приемную мамочку! Но с Медвежонком носится, как с писаной торбой. Всё от него терпит. А мелкий и пользуется. Понимаешь, для остальных всё наше обучение - игра. Нормальная детская игра. Плюс самоутверждение. Как для нас было когда-то. А для этих – жизнь. Не дело жизни, а сама жизнь. Если хочешь, выживание. Они уже встречались со смертью. И убивали, чтобы выжить… Блин! Не умею я такие вещи говорить. Но ты меня понял.
- Понял, - кивнул боярин. – Только волхвам-то они с какого бодуна нужны?
- Эх, - вздохнул Всеслав. – Туманит мозги близость к Столу, ох туманит. Или ты, друже, многовато медовухи потребляешь… Медвежонок в семь лет обернулся! А Коготь с велетами чуть ли не на равных бьется. Вот знатцы и жаждут выяснить, каким образом они такие особенные, и нельзя ли наплодить таких когтей и медвежонков в промышленных масштабах. А лучше скрестить обе линии. Братья-то не по крови, даром, что похожи, - атаман насупился. - Жалко отдавать, если честно. Их бы в Нордвент на оперативно-розыскную и… как это на салеве? Ах да! Диверсионную! Между прочим, у Медвежонка с Фридрихом фон Каубахом личные счеты… Ладно, ладно… - Всеслав примиряюще поднял руки. – Оба просто впитывают знания. Хоть языки возьми. Вентский, понятно. Поленский выучили, пока сюда шли. Наши, сварожский и «птичий», - здесь. А заодно пацинакский, кроатский, черсидский. И салеву, конечно, как же без нее... На всех говорят чисто. Ах да, еще феня. Коготь истинный скоморох, передразнить кого угодно может. Медвежонок послабее, но тоже неплох. Ну как тебе?
Атаман замолчал.
Ярополк допил братчину, аккуратно поставил ковш на стол.
- Во-первых, убивать господина командора ни я, ни князь никого посылать не собираемся, - скрытник сожалеюще вздохнул. – А во-вторых, разнарядка уже подписана. Тебе и так навстречу пошли, что дали их обучение закончить. Поизучают их яйцеголовые лет несколько, обзаведутся генетическим материалом* в необходимом количестве, тогда и заберем. Заодно подрастут маленько. А то десятилетние пластуны – как-то это… неправильно, что ли… Так что через два дня выезжаем.
Всеслав улыбнулся:
- Хочешь спор, боярин? Не поедут с тобой венты.
- В смысле? Княжий указ не послухают?
- Нет, - покачал головой батько. - От службы уклоняться не будут. Но оттянут встречу с волхвами на сколько смогут на законных основаниях. А уж на каких – остается только гадать…
________________
*Наука Сварги, конечно же, впереди планеты всей. Вот только мелкоскопов еще не изобрели, так что под «генетическим материалом» подразумеваются обсуждаемые индивидуумы и их многочисленное потомство от самых разных мам. Если учесть возраст героев, особенно Медвежонка, энтузиазм ученых представляется несколько преждевременным.

+3

16

Глава 2
Полянку нашла Ядвига. То ли в силу неуемного характера, заставляющего девушку совать нос куда надо и куда не надо, то ли времени свободного у пани больше было, особенно в первое время после появления в Хортице. Когтя-то с Медвежонком сразу в оборот взяли. Появились к концу учебного года, да и умели немного. Сколько всего надо было узнать и научиться, чтобы просто лицом в грязь ежедневно по десять раз не падать. И в прямом смысле, и в переносном.
Паненке куда проще пришлось. Ограниченный курс для девушек. По научной части, так и вовсе всё знала уже. Ну, не всё, конечно, но многое. Очень многое. Да и тренировки у девчат не столь напряженные. Было у Ядвиги время погулять по окрестностям. Конечно, среди парней нашлось бы немало желающих скрасить девичье одиночество, но… смазливая паненка сразу расставила «точки над ё», во всеуслышание заявив, что будет ждать Медвежонка, и развесив дюжину затрещин наиболее недоверчивым. Вот и гуляла без свидетелей. И полянку, на три года ставшую тайным местом троицы, нашла.
Обычно они здесь занимались. Отрабатывали недовыученные на тренировках приемы, осваивали показанное Когтем (старший мало того, что знал ножевой бой лучше наставников, так всё время что-то новое придумывал), зубрили черсидские глаголы и разбирались в тонкостях генетики.
Сегодня тоже пришли в тренировочных штанах и рубахах, но только потому, что в них всегда и ходили. Удобная одежка. Не тренировались. Бездельничали. Братья - впервые за всё время пребывания в Хортице: пройти за три года девятилетний курс – тут дурака валять некогда. А Ядвига и хотела бы, да разве эти двое дадут! Но когда обучение закончилось… Парням предстоит теперь направление на службу получать, но пока даже неизвестно куда и когда. А у девушки и вовсе всё позади.
Вчера отроковица Ядзя Заноза, завтра шановна паненка Качиньская, а сегодня можно отдохнуть, расслабиться, на травке поваляться… Или сгонять к реке искупаться? «Нет, - подумала Ядвига, - лень». И не только лень. Не хочется, чтобы парни на нее пялились, когда из воды выходить будет. Интересно, три года совместное купание голышом совершенно не волновало, да не втроем с друзьями, а всем кагалом, а сейчас вдруг застеснялась. Наверное, новая роль уже накладывает отпечаток. А может, Медвежонок подрос. Уже не мальчишка, парень. Вроде десять лет всего, но если не знаешь, ни за что не догадаешься. Велеты рано взрослеют…
Ядвига перевернулась со спины на живот и оглядела полянку. Медвежонок сидел, привалившись к стволу огромной березы, и задумчиво разглядывал что-то в ветвях клена напротив. Коготь метал ножи в специальный чурбак, притащенный сюда три года назад. Ножи кидать – не тренировка. Так, развлечение.
- Вот и всё, - грустно протянула девушка. – Крайний раз сидим.
- Сидим – в первый, - констатировал Коготь. – Но и крайний – тоже. Ты когда?
- Завтра, - вздохнула Ядвига. – Анджей уже приехал.
- Не маловата охрана?
Девушка махнула рукой:
- Хватит. Десяток мечей с сержантом, да я в придачу… - скорчила кислую мину. – Любую шайку разгоним…
Помолчали.
- А вам так и не дали направление?
- Не-а, - буркнул Медвежонок.
- Дальше Большого Камня* не пошлют, - Коготь махнул рукой, и очередной клинок воткнулся в дерево. Точно между двумя другими. – Нам вообще скукотищу подсунут.
- Почему? – поинтересовался младший.
- Ты возрастом не вышел, я Обликом, - новый бросок. – А еще ты ценный генетический материал. Так что, паненка, зря ты верность братцу хранишь. Ему жен штук восемнадцать назначат. А еще наложниц без счета. Чтобы дети-внуки в семь лет оборачивались. И всё под неусыпным волховским оком. Ельня нам светит! А тебе девятнадцатой женой невместно быть. Западло, то есть!
- Ничего ты не понимаешь в большой и чистой любви, - задиристо сказала Ядвига, но в голосе прорывалась грустинка.
- Господь не одобрит, - уточнил Коготь, вколачивая в чурбан сразу два ножа. - И круль поленский.
- Нечистый с ними обоими! На Господа мне начхать, а крулем можно и папочку сделать!
Но грусть не ушла.
- Глупости говоришь, - клинки продолжали втыкаться в дерево, вычерчивая на мишени почти идеальный круг. – Крулева дочка, тем паче, должна соблюдать приличия. Получите рокош от всех панов одновременно. Да еще поддержанный Святой Церковью. И сожгут тебя. Вместе с папой. Если не успеете сбежать в Сваргу.
- Гнилой базар, в натуре, - буркнул Медвежонок, для тренировки постоянно меняющий наречия. Важно было каждую фразу сказать на каком-нибудь одном языке, не сбиваясь на другие.
- Ты не хочешь на мне жениться? – ехидно спросила Ядвига.
- Не внапряг три года порожняк гонять*? – лениво процедил младший. – Ты, паненка, маромойка краснучая*, но на мой прикид бабайка* немного! Шестерик не двойка*! Сбарабай жабера* по вкусу. По тебе ж пол Хортицы свалехалось*, со Славки начиная!
- Нет, я тебя, всё-таки, побью, - беззлобно произнесла девушка. – Бегаешь за ним, ночей не спишь, от пол Хортицы отбиваешься, княжичу от ворот поворот даешь, а он «бабайка»… Побью!
- Берайтс драй яре вершприхт, - по-вентски хмыкнул Медвежонок. – Мит дер Буг… *
- Кстати, правда, - Коготь повытаскивал ножи из чурбака и вернулся обратно. – Чего до сих пор не побила?
- Он не дается, - пожаловалась Ядвига. – Перекидывается и убегает! Злые вы! Уйду я от вас. Вот завтра с утра и уйду!
- Ядзя, хафа нашан*, - Медвежонок перекатившись, оказался лежащим бок о бок с девушкой. – Хоҳи бизан! Ман намегурезам*, - теперь парень говорил на черсидском.
Вместо ответа девушка порывисто обняла велета и чмокнула в щеку.
- Опять телячьи нежности… - пробурчал Медвежонок, но освобождаться от объятий не спешил. – Оно тебе надо?
- Мне – надо! - подтвердила Ядвига. – Еще пара лет, и тебе надо станет.
- Пани, Вы бы хоть не в моем присутствии брата совращали, - нож прочертил воздух, ставя первую точку будущего узора. – Или ты практикуешься? Спецкурс для девушек, да? Сильно вас учат, я уже слюнками истек. А ведь меня Белка ждет!
- Грубые, бесчувственные эгоисты, – вздохнула Ядвига. - И за что я вас так люблю?
- Мы… Это… - Медвежонок сел, почесал в затылке, лег обратно. – Обаятельные! Вот!
Девичья рука взъерошила ему волосы.
______________________
Большой Камень - У нас на этом месте Урал.
Порожняк гонять – вести пустой разговор.
Маромойка – девушка, краснучая – красивая.
На мой прикид бабайка – старше меня (для меня старовата).
Шестерик – не двойка – в данном случае речь о разнице в возрасте. Ядвига старше Медвежонка на шесть лет.
Сбарабать жабера – здесь: найти мужа.
Свалехаться - влюбиться
Уже три года обещаешь. С самого Буга… (вент)
Ядзя, не обижайся (черс)
Хочешь, побей! Я не убегу (черс)

+3

17

- Слушай, Ядзи, ты ж генетику лучше всех знаешь, - мальчик неуклюже попытался перевести разговор на менее опасную тему. О касающихся его матримониальных планах он предпочитал не задумываться и не разговаривать. – Объясни, почему велетов так мало?
- Мужики! - Ядвига притворно вздохнула. – Ты с ними о вечном и возвышенном, а им всякая ерунда интересна! Ладно, ладно! Это же просто: ген велетства рецессивный. Соответственно, полукровки – не велеты. Потому велеты всегда в меньшинстве. Можно возвращаться к вечному и возвышенному!
- Погоди, - не сдавался Медвежонок, вынужденный общаться на сварожском. В других наречиях волховских терминов просто не существовало. – Ну, рецессивный. Но у велетов равных врагов нет.
- Во-во, - поддержал брата Коготь. – Они ж только во сне уязвимы. И женщины во время беременности. В первобытном племени велеты не гибнут. И они самые крутые мужики. Первыми женщин выбирают. В результате естественного отбора обычных людей должны были еще в каменном веке вытеснить.
Девушка снова вздохнула:
- Всё верно. Пока племя не столкнется с соседями. А как схлестнется за спорные земли, велеты первыми в бой идут. И рубят друг друга по-черному. Ты вспомни историю: если где ларгов больше становилось, страна немедленно пыталась кого-нибудь завоевать. При этом всех велетов врага убить, а простых людей поработить. Что в каменном веке, что сейчас… Вот и весь естественный отбор. Не вымерли, и то ладно…
- Получается, - задумчиво сказал Медвежонок, - если бы племена жили разрозненно, то могли бы чисто велетскими стать?
- Могли, - кивнула Ядвига. – Если бы не встретили соседей до этого. Но мне бы их было жаль.
- Почему? – Коготь даже приостановил бросок, настолько удивился.
- Представь: чисто велетское племя в изолированном пространстве. Допустим, на отдельном большом острове или даже континенте, - девушка встала и начала расхаживать по поляне, невольно копируя повадки преподавателя генетики. – Никаких противников нет. Врагов – тоже. Ничего, подстегивающего развитие. Так и остаются даже без дубинок и огня. Рано или поздно к ним приходят пришельцы с других континентов. Велетов у пришельцев намного меньше. Зато они вооружены. Луки, копья, мечи… - девушка задумалась. – Даже совсем без велетов…
- Ну это ты брякнула, - хмыкнул Медвежонок. – Совсем без велетов… Сожрут их.
- Первых сожрут, - согласилась Ядвига. – Тех, что с мечами и копьями. А тех, что научатся метать порошок монаха Бертольда? Лет через двести? А еще через двести – оружие совсем страшным станет. И несчастных дикарей будут расстреливать, как Коготь вот этот чурбан. Издалека. Не давая приблизиться.
Парни задумались:
- Мозда, ти и праву*, - заметил Медвежонок на кроатском.
- Точно, - ножи снова запели в воздухе. – Понятно, почему Сварга столько времени уделяет науке. Велеты только у нас и остались, но и в оружии отставать нельзя…
- Можно переходить к возвышенному? – Ядвига плюхнулась рядом с Медвежонком, взглянула на его перекошенную физиономию и рассмеялась. – Да не буду я тебя сватать. Пока не буду. Только обещайте не забывать. И если занесет в наши края, в гости загляните, а не как в прошлый раз!..
- Вспомнила бабушка первый поцелуй, - Коготь убрал ножи и подсел к друзьям. – Мы Вам, вельможная паненка, в те годы не были представлены. А к Вашим уважаемым родителям имели некоторое недоверие. Кстати, они еще не были Вашими родителями.
- И что? – прищурилась девушка. – Это повод пройти мимо?
- Яволь, майн фройляйн! – лязгнул Коготь.
- Во-первых, - сладко пропела Ядвига, - я не твоя девушка, а твоего брата. Во-вторых, это не повод. А в-третьих, - рука Ядвиги попыталась войти в соприкосновение с затылком наглого мальчишки. Как обычно, неудачно, - не смей уворачиваться, когда я тебя воспитываю!
- Бить детей непедагогично, - хором сказали братья.
- Вас – педагогично, - возразила Ядвига. – Когда Вы адекватные.
- А когда неадекватные? – опять хор.
- Опасно.
Все трое прыснули.
- Всё равно, нас к тебе не пошлют, - серьезно сказал Коготь. – Скорее всего, ушлют в Ельню, волхвам помогать.
- Ага, помогать, - скривился Медвежонок. – Они меня изучать будут. «Скажите, молодой человек, что Вы чувствовали, когда первый раз обернулись?» - передразнил он. – Сказал бы я ему, что я чувствовал! За три года не наизучались!
- Вот и я о том, - кивнул Коготь. – Сначала до совершеннолетия, а потом и совсем запрут. Чтобы мы сами себя изучали. И не вырвешься, хоть князю челобитную бей.
- А я на вас заявку пришлю! Мы же Сварге союзники! Князь нам помогать должен!
- Князь никому ничего не должен, - Медвежонок откинулся на спину и внимательно рассматривал небо. – Но союзникам поможет. Если пана Мариуша на Раковский Стол крикнут. Только не двух мальчишек пришлет, а полусотню велетов. Взрослых. Чтобы любой рокош против пана круля за полчаса разметали. А ценный генетический материал предпочтет держать в пробирке. То есть, в лаборатории…
- Кончай ныть, - взорвалась девушка. – И так тошно!
- Я не ною, - Медвежонок назидательно поднял палец. – Я констатирую факты. И, между прочим, лежу так, что не могу быстро убежать, даже если перекинусь. Так что у тебя есть шанс меня побить!
Ядвига хищно улыбнулась:
- Точно! Но у меня на сегодня другие планы. Я тебя сейчас поцелую!..
___________________
*Может, ты и права (кроат)

+3

18

Глава 3
Фридрих фон Каубах, командор наконец-то возрожденной восточной резиденции Ордена Светочей Веры, даже не знал, радоваться ему последним событиям или огорчаться. С одной стороны, выход Ордена из опалы Капитула означал подъем и его личного могущества. С другой – положение командора внутри Ордена теряло свою монументальность. Пока резиденция числилась владением фон Каубаха, ни о какой замене ее руководства и речи идти не могло. Теперь же…
Впрочем, особых оснований для беспокойства Фридрих не видел. Братья, хоть и не прятались более под личинами ягеров и кнехтов, по-прежнему считали себя обязанными командору, да и жалованье получали из его рук. Попробуй сейчас кто-нибудь сменить власть в резиденции, мигом познакомится с Очистительным Пламенем. Даже если окажется ландмейстером. Не зря же Герман фон Балк столь приветлив в общении с молодым фон Каубахом. Хотя, конечно, не следует забывать про стрелы наемных убийц, случайно оказывающиеся в бокале вина яды и другие несчастные случаи, от которых не защитит никакая охрана. Тем не менее…
Фридрих отвесил положенный поклон и замер, ожидая распоряжений. Или вопросов. Не просто же так ландмейстер выдернул командора воссозданной резиденции из гущи дел. Да еще принимает не в зале, а в кабинете.
- Итак, сын мой, - начал фон Балк, доброжелательно посматривая на приглашенного. – Орден отмечает Ваши заслуги в деле несения Святой Веры в массы… - ландмейстер запутался в хитросплетениях собственной фразы.
Риторика никогда не была сильной стороной Генриха фон Балка, проложившего себе путь наверх мечом и огнем. И если ругать подчиненных и лебезить перед вышестоящими более-менее научился, то хвалить… Впрочем, стоящий перед ним мальчишка ландмейстеру нравился. Дерзок, умен, предприимчив. Подл, конечно, до невозможности, но эту черту будет правильнее назвать честолюбием. Иначе в Ордене придется всех подлецами честить, особенно в руководстве.
Однако фразу надо было заканчивать:
- Одним словом, я тобой доволен, Фридрих! И хочу, чтобы ты возглавил важное дело, - фон Балк помолчал, задумчиво рассматривая на собеседника. Сесть, однако, не предложил.
Командор подобрался, почуяв серьезность темы.
- Ты знаешь ситуацию, - продолжил ландмейстер. – С Ордена снято наказание, наложенное Святым Капитулом три года назад. Но ничего не закончено и не забыто. Сейчас нам нужен громкий успех. И не в деле сжигания сервов… Хотя пару-тройку можно и сжечь, - Герман усмехнулся. – Но при наличии убедительных доказательств, - теперь он сурово взглянул на подчиненного. – Это, надеюсь, понятно?
Фон Каубах согласно кивнул.
- Главное другое, - продолжил ландмейстер. – Мы должны обеспечить распространение Святой Веры на новые земли. В первую очередь, уничтожение скверны на этих землях. Чтобы ни один Зверь не ушел! У тебя ведь есть, что сказать по этому поводу?
Командор снова кивнул. Святой поход на Сваргу! Только там во всем известном мире остались Звери в большом количестве. Серьезный противник. Святой Капитул сильно ошибся, поторопившись вывести эту пакость в Нордвенте. Сначала следовало бросить своих Зверей на Сваргу, обеспечив ей участь Тигренка, а уже потом… Но что не сделано, то не сделано. Придется исходить из того, что есть. И тут Фридриху действительно есть, что сказать.
- В пределах Нордвента отношение в целом…
- Про Нордвент пропусти, - ухмыльнулся фон Балк. – Тут я лучше тебя ситуацию знаю. Что в Полении? И ходят слухи… Впрочем, я слушаю!
Фон Каубах мысленно выругался. Ландмейстер явно знал больше, чем рассчитывал командор.
- Поления верна Святому Капитулу, святой отец. Но населена грешниками. И первый среди них некий Тадеуш Костюшко. Пан спит и видит «Великую Полению, край четырех мож». А поскольку два из этих морей принадлежат нордвентской короне, позицию поленского круля нельзя назвать конструктивной. Стране нужен другой круль, чтобы не сеял раздор внутри Святой Веры. Естественно, Орден ничем подобным заниматься не будет, желающих и так достаточно… Но есть одна проблема: в Полении невозможно предсказать решение сейма. Нам остается только гадать, кто сменит пана Тадеуша. Я бы предложил всем крупнейшим магнатам отправить наследников на обучение в Бер. Так будет надежней.

+2

19

Фридрих дождался понимающего кивка и перешел к главному:
- На меня вышли представители степняков, еще недавно пасшие свои табуны севернее страны Тай. Им стало тесно в восточных степях, и они двинулись на запад. Одна орда прошлым летом вторглась в Черсию, разгромила армию шаха, взяла штурмом Биштен и Самаханд, оставив только развалины, и остановилась, немного не дойдя до Теграна. Может, и не остановились бы, но султан Едипта мамлюков без счета подогнал. Пришельцев тоже немало, так что уже почти год стоят, переглядываются, решают, воевать или нет, - командор, не видя на лице начальства никакой реакции, продолжил. – А вторая орда навалилась на капчаков. Да так, что от тех только шерсть полетела. Кандаганды больше нет, а эти самые тоголы моют копыта своих коней в водах реки Идиль. Это я почти дословно цитирую посланника.
Ландмейстер поднялся из кресла, прошелся по кабинету, налил вина из стоящего на небольшом столике кувшина и, махнув рукой в сторону гостевого кресла, бросил почтительно замолчавшему Фридриху:
- Садись! И рассказывай! Что хотели посланцы?
- Предложили военный союз против Сварги, - командор отхлебнул вина. – Совместить Святой Поход против Зверей с походом кочевников к Последнему Морю.
Ландмейстер иронически поднял бровь:
- А дальше?
- Поделить мир по-братски, - ухмыльнулся Фридрих. - Им Черсия, пацинакские и кроатские степи и половина Византа. Нам Сварга… и всё остальное. И обращение орд в Святую Веру.
Фон Балк хмыкнул:
- А на самом деле?
- Как всегда, – пожал плечами командор. - Их хан собирается править миром и не готов делиться властью с каким-то там королем Нордвента. Насчет Веры – возможно, это для него не главное. Все степняки хотят одного – золота, рабынь, коней и вырубить все леса. И города разрушить, конечно. Прибьют Сваргу – примутся за нас. Если силенок хватит.
Фридрих замолчал, ожидая реакции. Не ошибся.
- Твои предложения! – рявкнул ландмейстер, и в погрузневшем теле на миг проступили черты бойца, когда-то одним лишь именем наводившим страх на врагов Пречистой Церкви.
- Сила там приличная. И не такие эти таголы дикие, как можно было бы подумать. Если отказаться, степняки могут обойти Сваргу. Мамлюки их не остановят. Пройдут через Черсию и Визант, сметут пацинаков, угров и кроатов. И ударят по нам. Не думаю, что Нордвент им по зубам. Тем более, можно помочь Византу, и даже Черсии. Но в любом случае война будет тяжелой.
Командор сделал паузу прежде, чем перейти собственно к предложениям. Заодно отхлебнул из кубка.
- Думаю, их предложение стоит принять. Объявим Святой Поход, соберем войска, выдвинемся к границе, подадим сигнал союзничкам. А вторжение чуть-чуть придержим. Чтобы Великий Хан схлестнулся со Зверьми на границе степи. Кочевников много, завалят сварожские засеки трупами, но прорвутся. Князь будет вынужден ослабить нашу границу, вот тогда и пойдем. А кого мы будем предавать Очистительному Пламени, Зверей или степняков, не суть важно, - Фридрих отставил кубок. – А еще помочь Византу. Добровольцами, конечно. И оружием через подставных купцов. Чтобы хан из этих войн вышел обескровленным до предела.
- Из Сварги посольство в Бер едет.
- И пусть едет, - отмахнулся фон Каубах. – Переговоры нам только на руку. Если князь поверит в наше миролюбие… - он усмехнулся.
Ландмейстер откинулся в кресле, задумчиво наблюдая за командором.
- Ну что ж, - наконец произнес он. – Я рад, что не ошибся в тебе, мальчик. Ты придумал эти планы, тебе их и реализовывать. И учти, если всё получится, Орден будет приветствовать самого молодого ландмейстера в своей истории, - Фон Балк несколько мгновений полюбовался ошарашенным лицом собеседника и прояснил. – Я не собираюсь умирать, граф. Но там, - палец устремился в потолок, - скоро освободится местечко. В случае твоей удачи – для меня. Так что постарайся, Фридрих. Очень постарайся!

+3

20

Глава 4
- Отроки выпускного куреня Коготь и Медвежонок прибыли по зову твоему, батько!
Всеслав встал из-за стола, пересек горницу и прошелся перед вытянувшимися по струнке отроками, внимательно разглядывая обоих. Хороши, что и сказать. Нет бы парадные одежи вздеть, всё же не каждый день к атаману вызывают. Да ладно парадка, хоть бы полевые нацепили! Так нет, как гоняли на площадке, так и заявились: латаные-перелатаные тренировочные штаны, да такие же рубахи. Волосы прикрыты марамками*, хотя там и прикрывать-то нечего, отроков стригут хоть и нечасто, но наголо, сильно отрастать не успевает. Морды в разводах пыли и пота, хоть сейчас в разведку, никакой раскраски наносить не надо. И босые ступни чистоты неописуемой. Да уж…
- А помыться прежде, чем к батьке лететь, западло, да? – атаман мог себе позволить говорить на любой смеси языков.
- Торопились явиться на зов! – хором гаркнули отроки, не выказывая ни тени смущения.
И то верно, время сейчас самое тренировочное, где еще мог застать зов примерных учеников? Но спуску давать не стоит, понимали, куда идут!
- Триста стуков сердца! – бросил Всеслав. – Чтобы были тут чистые и одеты по форме.
- Слухаем! - Правые кулаки стукнули по груди в уставном жесте повиновения, и мальчишки словно в воздухе растворились. Только хлопок двери выдал направление движения.
Вернулись куда быстрее назначенного времени. Всеслав с Ярополком и по братине кваса выпить не успели. Вот это совсем другое дело. Парадные штаны и рубахи, сапоги, черсидки*. И мытые физиономии.
- Отроки…
- Вольно! – скомандовал Всеслав. – Ну что, братцы-кролики, к практике готовы?
Уставной подтверждающий рев.
- Да тише вы, - поморщился атаман. – Сказал же: «Вольно». Садитесь и слушайте, - подождал, пока парни устроятся на стульях. – На вас получена заявка от Совета волхвов, - батько взмахнул документом. – Так что поедите в Ельню!
- Слухаем, - сообщили братья, однако от уставного рева, пропитанного энтузиазмом, не осталось и следа. Зато уныния…
Всеслав удивленно шевельнул усами:
- Кто-то что-то имеет против?
- Не имеем, - уныло сообщил Коготь. – Готовы выехать, согласно указу!
- Это хорошо, - кивнул атаман и приложился к братине. – Потому как за вами уже и сопровождающий пришел. И не какой-нибудь, сам боярин Ярополк, - Всеслав кивнул на высокого гостя, - человек из ближних к Князю, чтобы понимали! Завтра и выезжать. Ясно?
- Ясно! – вдруг оживились братья. И снова слово взял старший. – Можно вопрос, батько?
- Ну? – поднял бровь Всеслав.
- По Уставу окончившим полный курс отпуск положен на месяц, не считая дороги. Родных навестить. Просим позволения самостоятельно прибыть к месту службы по окончании отпуска.
- Каких родных? – удивился батько. – Вы ж сироты голимые!
- Медвежонку надо родителей невесты посетить. А то обидятся ведь! А отношения с тещей – штука сложная! Особенно с такой тещей! Ну и невесту заодно повидает! Он ведь соскучился! А я с ним вместо охраны схожу, всё-таки братец у меня маленький, вдруг кто обидеть захочет…
Монолог Когтя звучал серьезней некуда. Медвежонок застыл с каменным лицом. Ярополк у окна вновь поперхнулся квасом.
- Обидишь этого маленького… пробурчал Всеслав. - И кто же у него будущая теща?
- Пани Ридица Качиньская! С ней лучше не ссориться!
Атаман повернулся к боярину:
- И что ты на эту тему думаешь?
Ярополк вытер усы:
- Я? Нет, батько, они пока в твоей власти, мне здесь думать не положено. А вот что ты думаешь, интересно…
- А я думаю, что эти два сосунка мало того, что передергивают через слово, так еще и шантажируют нас ссорой с Лисицей. И давят на традиции, которые поважнее иных законов будут. Выпороть, что ли… Или полтысячи отжиманий назначить… - Всеслав резко развернулся к отрокам. - А?
- Есть пятьсот отжиманий, - хором выкрикнули братья, падая на пол.
- А насчет отпуска что? – закончил фразу Коготь
- Ридка нас, конечно, простит, - Ярополк задумчиво разглядывал ходящие вверх-вниз спины. - Но ведь имеют право на отпуск, паршивцы. Не придерешься…
- А я тебе что говорил! – буркнул батько. – Три года от «невесты» отнекивался, а теперь за седмицу соскучился! Отставить отжимания! Хватит парадную форму портить!
Мальчишки, вскочив, вытянулись по стойке.
- Три седмицы на дорогу туда, - продолжил атаман. - Три обратно. Месяц на обхаживание тещи. К концу ревеня в Ельню должно прибыть. К старцу Любомудру.
Дружный удар кулаками в грудь.
- Лошадей Вам дам, - задумчиво произнес Ярополк. - Но только до Явора. Там сдадите коней деду Поняте. Крайний дом с севера. На обратном пути заберете. А дальше пешочком. Маскировка на ваше усмотрение. Но! Своё отношение к Сварге не светить. На заставах не маячить. Через реки – вплавь. И заодно уши открытыми держите, но без лишней инициативы. Глядите и слушайте, что люди говорят. Не светиться, не шуметь. Считайте это заданием. Вот здесь, - боярин протянул пухлый пакет, - всё подробно. Читайте тут! Выучить наизусть и уничтожить.
Повеселевшие отроки углубились в чтение.
- А сообщить-то как, ежели срочное что? – через полчаса спросил Коготь. – Пока нашу метку увидят, пока подойдут…
- Зато, если попадете к святым отцам, наших людей ведать не ведаете. Но лучше, чтобы они вас живыми не взяли. Еще раз предупреждаю – тише воды, ниже травы! Не шуметь и мечами не махать! Да и не будет у вас мечей. Вы скрытни под детской личиной, а не благородные владетели. И выполняете только, если не вредит отпуску. Ясно?
- Ясно! - физиономии снова поскучнели.
- Может, лучше сразу в Ельню? – уточнил батько.
Братья так замотали головами, что казалось, те сейчас оторвутся от тел. Но нет, так просто от этой парочки не избавиться.
- Тогда готовьтесь! Чтобы с утра духу вашего в остроге не было!
- Слухаем!
И вновь исчезли, словно и не было. Резкие ребята!
Атаман зачерпнул еще кваса:
- Задание, значит, заранее подготовил?
Боярин прошелся по горнице:
- Не могу ж я собственному учителю не верить. Раз сказал: «Не поедут», значит, не поедут. Я и сам бы постарался попасть в любомудровы лапы как можно позже. Пусть погуляют напоследок.
- Ну, пусть погуляют, - вздохнул атаман. – Только неспокойно мне. Чую, что-то у них на уме такое… - он покрутил ладонью в воздухе. – Впрочем, дорога дальняя, времени мало... Но на всякий случай Ридице сокола отправлю. Пусть наша Лисичка приглядит за этой парочкой…
_______________________
* Марамка (от кроатского «марама» - платок, косынка) – головной убор из куска тряпки наподобие современной банданы.
* Черсидка – шляпа с полями, по крою напоминающая «афганку», военную панаму советского образца.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Волчье отродье