Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Схватка за Русь


Схватка за Русь

Сообщений 221 страница 230 из 301

221

Георгий Лопатин написал(а):

И тут брат предлагает им стать викингами!

Лучше варягами. Очень сильно коробит и дальше по тексту. Не могут они говорить и думать так.

Георгий Лопатин написал(а):

на календаре стоял сентябрь месяц тысяча двести двенадцатого года.

нет календаря и летосчисление от Сотворения мира.

Георгий Лопатин написал(а):

Да ты сумасшедший!

Пропущено.

Георгий Лопатин написал(а):

– А потом, когда придет твой срок, все разделищь между своими детьми?

Опечатка.

Георгий Лопатин написал(а):

Константин стронул коня, увлекая сначала свою малую дружину за собой, а за ними и остальные дружинники быстро обгоняя своего князя.

Увлек. Обогнали.

Георгий Лопатин написал(а):

Дружинники Константина ругалась, но не могли ослушаться прямого приказа и снова начали нахлестывать своих коней устремляясь за беглецами.

Ругались.

Георгий Лопатин написал(а):

Кони, получившие в грудь тяжелые болты с диким ржанием вставали на дыбы сбрасывая с себя седоков, а потом валились на землю подминая под себя тех, кто не смог удержаться в седле.


Опечатка.

Георгий Лопатин написал(а):

дружинники Юрия и Ярослава прошли через лесной массив и ударили по стоящим дружинникам Константина, Святослава и Владимира во фланг, сминая его и частично загоняя в холодную реку.

Повтор. Бойцы, воины и т.д.

Пропущено.

Георгий Лопатин написал(а):

Удар получился сокрушительным.Половина войска Константина и братьев оказалась раздавлена и блокирована.

Опечатка.

Георгий Лопатин написал(а):

Остальные во главе с Ростовским князем]нахлестывыя коней продолжили отступление плавно превратившееся в бегство.

Опечатка.

+1

222

Ух сколько всего...

0

223

Gorr31 написал(а):

Старший матрос
Так Вы и не внимательны к мелочам...
В деревне максимум деревянный пресс. Он уступает прессу из качественного металла и сильно. Согласны?

Э... если из качественного металла сделан пресс современного типа, то без вопросов. Да бог с ним с современным, просто винт сделают (хотя чем нарезать будут?) уже профит, хотя

выход масла в 2 раза

точно нет.

Техническое масло в деревнях не добывали. Его в еду не употребляют.
ГГ оно и нужно. Сами пишите 7% дополнительно.

Да писал: - если пропустить через шнековый пресс
Но это лирика. Я пока с вами собачился (:-) кое что посмотрел. Из масличного льна действительно делали олифу, употреблялась оная тогдашними художниками. Загустители там нафиг не нужны, она и так сохнет быстро. Вопрос в количестве и... целесообразности. Ну вот затратит ГГ силы, средства, а профит? Если только пример как делать не нужно или автор захочет показать, что попаданцы тоже ошибаются.

Медный бунт был вызван не чеканкой медных денег, а именно нарушением денежной политики.

Вот-вот и если у вас нет месторождений меди (а их нет), то никакой разницы из чего чеканить монету. То есть грубо, затратив на покупку сырья сто рублей, вы отчеканите монет примерно на такую же сумму, не важно медная она или серебряная.  Впрочем, ее на Руси, можно сказать, и не чеканят. Единственная разница, что из меди можно чеканить более мелкие номиналы, что полезно для оживления рынка, но в XIII веке это еще не актуально.

Георгий Лопатин написал(а):

Ух сколько всего...

привыкайте:)

Отредактировано Старший матрос (09-11-2018 08:55:14)

0

224

Старший матрос написал(а):

Э... если из качественного металла сделан пресс современного типа, то без вопросов. Да бог с ним с современным, просто винт сделают (хотя чем нарезать будут?) уже профит, хотя

Отредактировано Старший матрос (Сегодня 09:55:14)

Первые винт и гайку можно отлить из бронзы. И еще ГГ вполне мог знать устройство хай-джека, а он сильно проще винта в изготовлении. При отжиме главным мерилом выхода масла является давление , не можете увеличить силу уменьшите площадь. Правда производительность упадет.

0

225

Старший матрос написал(а):

Вопрос в количестве и... целесообразности. Ну вот затратит ГГ силы, средства, а профит? Если только пример как делать не нужно или автор захочет показать, что попаданцы тоже ошибаются.

Вот я тоже никак не могу сообразить - на кой ГГ олифа в промышленных масштабах, чтоб так заморачиваться.

0

226

Я бы ещё понял, если бы ГГ-ой занялся производством огнезащитной пропитки для дерева.

0

227

Князь ростовский смог удрать с половиной своего войска.
А мог бы и не уйти, если бы Юрий поступил так, как советовало ему второе циничное «я», а именно еще до начала боя послать по возможному пути отхода Константина пару-тройку ДРГ со снайперами с мощными арбалетами взводимых воротом, да еще китайского типа, то есть двухлуковые, что били метров на пятьсот. Правда попасть с такой дистанции даже снайперам было сложно.
Имелись среди его стрелков несколько таких уникумов – природных охотников, что могли подстрелить цель в движении на запредельной для остальных дистанции. Они буквально чувствовали момент, когда надо стрелять.
Но не стал. Во-первых, не хотелось терять таких специалистов, а их после залпа стопроцентно поймают и порвут на куски, хотя пол уму, размен был бы в его пользу. А во-вторых, такого финта никто бы не понял. Бесчестно. И так долго и тщательно создаваемый образ истового христианина мог рухнуть. Так что этот фактор следовало учитывать со всей серьезностью.

Глава четвертая
И снова бой…

1

Завал из тел лошадей и людей перед телегами впечатлял. Сотни коней лежали вповалку. Большое количество животных продолжало ржать и сучить ногами, пытались встать и снова падали. Из самой гущи до сих пор доносились голоса дружинников, в основном мат, коим не повезло и они оказались помяты.
– Добейте раненых коней и начинайте вытаскивать людей, – приказал Юрий Всеволодович. – И еще, братьев моих видели?
Среди отступавших Святослава и Владимира было не видно. Оные, в отличие от более умудренного Константина, неслись в первых рядах и могли получить по первое число.
– Нашли княже…
– И как они?
– Живы… Только пострадали сильно.
– Проводи меня к ним.
Юрия довели до медицинского «квартала» обозного стана. Туда сносили в основном дружинников Константина и союзных ему братьев. Впрочем, дружинников самого Юрия и Ярослава там тоже хватало.
Лобовая сшибка была жесткой и несмотря на то, что дружинники старались щадить друг друга погибших было в достатке с обеих сторон, ну и конечно раненых. Впрочем, вели себя вои враждующих сторон сдержанно, ненависти промеж них не было, не успели еще накалиться страсти.
И Святослав и Владимир лежали на персональных телегах без сознания.
– Что с ними? – спросил он у главного лекаря, одного из лучших учеников травницы.
Сам лекарь был из тех, кто пришел к тогда еще княжичу сам поверив расходящимся слухам о блаженном княжиче, в солдаты не попал из-за своей хромоты, пошел в лекари, наверное в надежде однажды исправить свой изъян.
Да, обоз Юрия несколько отличался от остальных в этом времени тем, что тут имелась медицинская служба. Пока в зачаточном состоянии, все что тут могли, это немного обезболить и оказать первую медпомощь, но это хоть что-то.
Стрелки, что совсем недавно занимались выбиванием лошадиного поголовья и их седоков, сейчас помогали лекарям на правах медбратьев ибо у тех на всех раненых, рук не хватало.
– Князю Владимиру пробило болтом левую ногу ниже колена, а потом он еще упал и зашибся сильно. Чудо что его не раздавило, но то дружинники-телохранители не сплоховали. Потерял много крови.
– Ногу удастся сохранить?
Раны от болтов очень обширные, сравнимы от попадания крупнокалиберной пули, не то что от стрелы, если это конечно не охотничий срезень.
– Постараемся княже… Рану промыли, кровь остановили, забинтовали. Больше мы не в состоянии сделать и остается лишь молиться уповая на божью милость.
– Что со Святославом?
– Множественные переломы, княже… Помяло его в том завале шибко… Сломаны обе ноги, причем правая в трех местах, левая рука, ребра. И еще неясно что с нутром, он видимо получил копытом в живот, добрый доспех защитил, но моча все же красная… Что выжил, то тоже чудо.
Святослав и вправду больше напоминал мумию, весь перебинтован. Впрочем таких мумий вокруг лежало порядочно, ведь большинство раненых результат именно лошадиной давки.
– Понятно.
Он не удивился бы если двух его братьев завалили наглухо, а так повезло – живы, а что до ранений, так они еще легко отделались. Благо, что Юрий изначально приказал стрелять именно в коней.
Не всем так повезло. Убитые это понятно, раны от болтов и переломы тоже привычно, как и потеря конечностей, но вот те кто стал парализованными из-за переломанных спин… такого и врагу не пожелаешь.
– Что дальше делать будем? – спросил Ярослав на которого вид раненых оказывал гнетущее впечатление. Вроде и не в первой видеть, но так много, еще никогда!
– Да ничего.
– Как так?!
– А что ты предлагаешь?
– Надо на Ростов идти!
– Смысла нет. Жечь города и села, что под рукой Константина находятся я не стану и тебе не советую.
– Это понятно, – кивнул Ярослав, списав такое решение брата на его христианское сострадание к простым людям.
– Ну зачем тогда на Ростов идти? Брать его штурмом? Так то глупость великая. Силенок у нас на то маловато. Оставшихся у Кости сил хватит чтобы отбить нападение и в два раза больших войск, тем более что на стены выйдет городское ополчение.
– Так что, спустишь ему это поход?
– Господь велел прощать и я прощаю его ибо не ведает что творит.
– Брат, христианское милосердие, это конечно хорошо…
– Но взять с него нечего. Все что мы можем сделать, это не дать ему возможности шалить на наших землях. О том и надо договориться, чтобы седел в своих пределах и нос за них не казал.
– Не усидит…
– Я знаю. И мы будем готовы к этому.
– Тогда зачем нам договариваться?
– Чем больше Костя нарушит договоров, тем меньше у него будет сторонников. Даже самым верным людям не нравится, когда их господин нарушает собственное слово, тем более данное не кому-то, а собственному брату. А ведь он уже наплевал на слово своего отца…
– И что?
– А то, что эти верные люди могут решить, что если их господин не держит слово данное брату, то что тогда говорить о крепости его слова данное им: боярам, дружинникам, простым людям наконец. А потому, когда придет время, они не станут стоять за него до конца, потянут немного, чтобы сохранить лицо, да сдадутся без боя.
– Хм-м… – призадумался Ярослав.
– Особенно если усилить эту их мысль разговорами…
– Да, это может ударить по Константину.
Наконец раненых собрали и обиходили, а мертвых сложили на погребальных кострах и устроили тризну, тем более что мяса было вдосталь.
Предполагая подобный исход дела, Юрий заранее распорядился подогнать ладьи с желающим заработать на разделке мяса в счет собственно самого мяса, вот они и разделывали конские туши. Желающих было хоть отбавляй, так что дело спорилось быстро. Его развозили в сыром виде, коптили, мариновали, так что на ближайший месяц во Владимире и ближайших городках с селеньями наступил мясной жор, так как мясо сбывалось по дешевке из-за невозможности его долго хранить.

+8

228

2

Договор с Константином был заключен, но зная его натуру все понимали, что это все ни о чем. Старший из братьев так просто не оставит свою идею фикс – стать великим князем владимирским и сейчас начнет активно искать союзников.
Что до пленных дружинников, то часть из них Константин выкупил и они вернулись к своему князю, а часть выкупаться отказалась, решив перейти на сторону победителя. В основном это были те, кто состоял в дружинах Святослава и Владимира.
По возвращении Юрий наконец отпустил рязанских князей в том числе Ингваря и Юрия Игоревичей, коих захватил четыре года назад его отец.
Что с ними делать, великий князь не представлял. Вечно держать их смысла нет, проще удавить тогда, но это уже не вписывается в его образ. Так-то бы он и раньше отпустил пленников, но это выглядело бы не слишком уместно, дескать Юрий не одобрял действие отца. А вот после произошедшей битвы, можно было проявить милость.
– И какой клятвы ты от нас за это хочешь? – спросил Юрия Всеволодовича его тезка.
– Никакой.
– Как так?
– Я не верю никаким клятвам, тем более тем, что даются под принуждением. Если уж родные братья сходятся друг против друга на поле боя презрев родовые узы, что же говорить о ком-то еще?
Князья понимающе покивали головами.
– Так что поступайте, так как велит вам ваша совесть.
– Мы поняли тебя…
– Но если что, обращайтесь.
И снова князья понимающе кивнули, Ингварь так и вовсе усмехнулся. Ведь им предстояла борьба за возвращение власти над Рязанью, а значит по любому потребуются союзники, ведь своих сил у них не осталось. Ну а вернув власть над княжеством они будут обязаны своему покровителю, став союзником в прочих его делах.
В целом зима прошла спокойно. Если кто и хотел проверить нового великого князя на прочность, то узнав о его блистательной победе над старшим братом, решили чуть повременить и вызнать о том побольше, чтобы не повторить участь князя ростовского.
Юрий же тем временем вел информационную атаку на брата, дескать как можно верить слову человека, что забил на завещание отца и пошел войной на родного брата?
Пускались слухи, что Константин в силу одержимости бесом тщеславия в жажде власти послал гонцов к половцам и вскоре орда придет во Владимирское княжество. И спрашивалось у людей как бы между делом, а чем же платить Костик собирается после выкупа дружинников и выплаты виры Юрию? Денег-то у него нема. Уж не вами ли самими люди русские? Уж не вас ли отдаст половцам в уплату, и не окажетесь ли вы на рабских рынках Булгарии?
Хотите ли вы себе такого великого князя, что продаст вас, детей ваших, сестер и братьев, только чтобы сесть на владимирский стол?
В общем, авторитет ростовского князя стал медленно но верно проседать.
Ответ не заставил себя долго жать. И к нему готовились, тем более что вариантов было не так уж много, либо убийца какой из толпы попробует прыгнуть с ножом или яд.
Но киллер это ненадежно.
Юрий сделал ставку на яд. В конце концов, кто там в ростовском епископате заправляет? Правильно – греки, точнее ромеи-византийцы. А эти ребята по части ядов настоящие дока.
Яд и применили. Точнее попробовали.
Но Юрий, понимая опасность отравления, и зная, что этим на Руси в будущем станут баловаться очень активно, предпринял ряд мер.
Для начала он ввел жесткий контроль за всей кухонной братией. Убрал оттуда всех, кто даже в теории мог быть ненадежен. В первую очередь это касалось всех полоняников выполнявших грязную работу: уборка, чистка котлов и так далее. Эти просто из чувства мести могут потраву учинить, стоит только их немного к тому подтолкнуть и снабдить всем необходимым.
Удалил и семейных. Ибо взяв в заложники семью можно много к чему принудить объект разработки, ведь семья дороже чем какой-то там князь, князей много, а семья одна.
А оставшихся работников кухни КСБ – Княжеская служба безопасности, то и дело проверяла на вшивость. С ними в отличие от увечных дружинников можно было не церемониться, а значит устраивать полноценные проверки.
Так агенты предлагали то одному работнику, то другому немалые деньги, чтобы князь откушал порцию «биологически активной добавки».
Поначалу идиотов хватало.
Ну как не уважить какую-нибудь боярышню-красу, что поперек себя шире, так сильно влюбившейся в князя, что хочет стать его наложницей. Обычное дело для тех времен. Да вот беда, не смотрит милый князюшка в ее сторону, только лишь со своей рыжей ведьмой милуется. Так ты добрый молодец подсыпь ему в кубок с вином вот этого порошочка – приворотного зелья, сделай милость, а за это гривну золотом получишь, а пока задаток серебром возьми…
Как известно, Бог любит троицу. Троих таких идиотов, которых сами же и подтолкнули к измене, простили, то есть высекли конечно до полусмерти, но простили и выгнали с княжеского двора.
Не помогло. Не пошло им впрок великокняжеское человеколюбие.
Четвертого казнили в присутствии всех челядинов. Просто повесили, да так чтобы подергался в петле, да обделался по полной. И популярно, в который раз, объяснили за что и растолковали как надо поступать в подобных случаях. А именно потраву брать, давателя крепко запомнить и бежать со всех ног сообщать куда следует.
Это наконец дало результат. До всех, даже самых тупых, окончательно дошло, что шутки кончились, больше за попытку потравы князя от него христианской милости ждать не следует. Лимит добродетели исчерпан.
Теперь обо всех случаях подхода с подобным предложением, работники кухни спешили доложить в КСБ.
Вот один такой служка прибежал и доложил дворянину Глебу Борисовичу, одному из тех самых увечных воев, что пошли на службу еще княжичу, ставшего курировать безопасность «юрьевского скита», что де ему вручили склянку с любовными каплями, за что заплатили две гривны.
Глава КСБ тут же сделал стойку ибо никаких проверочных мероприятий не проводилось, а значит кто-то реально хочет добраться до господина!
Владимир поставили на уши, ближняя дружина, специально набранная, этакая группа «Альфа» и приданная КСБ, принялась искать заказчика и нашли. Не так уж и велик город, осведомителей полно.
Расколоть заказчика да еще на дыбе не составило труда и он запел.
Юрий не упустил возможность положить еще одну гирьку, что репутационно топило Константина, для чего пойманного выставили на площадь и тот каялся народу в своих грехах.
Понятно, что Константин всячески открещивался от попытки отравления брата, говорил, что это навет, но ему уже мало кто верил, репутация оказалась сильно подмочена.

3

Понимая, что противостояние с братом затягивается и сколько это продлится одному лишь богу известно, Юрий призвав епископа Иоанна, обратился к нему с просьбой:
– Владыко, следы попытки моего отравления тянутся в Ростов, при этом есть все основания подозревать, что это происки кого-то из духовных лиц, что особенно близок к Константину. Тебе ли не знать гнилую породу греков и их пристрастие к подобным мутным делишкам.
– Чего ты хочешь, сын мой?
– Того же, что ты сделал для Мурома двадцать пять лет назад.
А двадцать пять лет назад в тысяча сто девяносто восьмом году епископ Иоанн выделил муромскую епархию из ростовской. Так что, ему это было не впервой.
– Как раз ваш протеже поднимется по иерархической лестнице и из игумена станет епископом владимирским, что при других раскладах, тем более, после вашего отхода от дел, ему не светит. А от этого уже один шаг до патриаршества.
– Знаешь чем зацепить, – покачал головой епископ, не то одобряюще, не то осуждающе и после длинной паузы, добавил: – Что ж, я выполню твою просьбу, сын мой и обособлю Владимир от Ростова.
– Благодарю Владыко.
Епископ Иоанн выполнил данное обещание и уже к началу лета во Владимире появился собственный епископ Симон.
Иоанн же по старости уже не мог исполнять свои духовные обязанности и отошел от дел приняв схиму в Боголюбовом Рождество-Богородицком монастыре.
Этим шагом обособления Юрий одним выстрелом убил двух зайцев.
Во-первых, уничтожил зависимость Владимир от ростовской епархии, что позволило выгнать всех священников, стоявших за Константина и смущавших паству проповедями.
Во-вторых, этим шагом он сделал обязанным себе новоявленного епископа Симона, а значит обеспечивал себе поддержку со стороны церкви в мирских делах.
Так Агафья, по подсказкам своего мужа, проводя опыты с коровьей оспой и вакцинацией ею людей (подневольных добровольцев из всяких отловленных по лесам татей), добилась первых положительных результатов.
Проблема заключалась в том, что церковь считала всякие болезни гневом господним – наказанием за грехи и недостаточное усердие в вере. И вот. По сути от одного наказания божьего можно уклониться! Грех и ересь!!!
По этому поводу состоялась непростая беседа великого князя с новым епископом.
– Владыко, если всякая болезнь – кара божья, то и зубная боль посылается нам в наказание. Так?
– Да… – вынужден был признать епископ Симон, уже понимая, что его заводят в логическую ловушку из которой ему не вырваться не похерив тем самым главный постулат и видно, что именно этого зачем-то добивается великий князь.
– Однако же мы лечим его, тем самым отвергая наказание божье… Вот ты Владыко разве никогда не маялся зубной болью?
– Было дело…
– И лечился ведь? Полоскал рот крепким вином, а когда совсем худо стало, вырвал зуб…
– Грешен…
– Стало быть отверг наказание Бога?
Епископ Симон насупился. Ответить на это ему было нечего. Признать, что он представитель Господа на земле отверг наказание Его, было невозможно, как и вообще признать, что он духовное лицо чем-то настолько сильно провинился перед своим небесным господином, что тот наказал его зубной болью. Сразу встанет вопрос, а в чем же его грех? Таких мыслей возбуждать в народе не стоило.
– Что ты хочешь, князь? – выдохнул епископ. – К чему ты вообще завел этот разговор?
– Я хочу, чтобы болезнь постепенно перевелась из наказания Божьего в происки Дьявола, а раз так, то болезни эти не только можно, но и нужно лечить, для чего открывать больницы и изучать способы лечения. Травницы, коих вы то и дело гнобите, как ведьм, хорошо знают как лечить некоторые хвори. Значит их опыт нужно обобщить и распространить. Причем сделать это под эгидой церкви. Просто представь, что церковь победила одну из самых страшных болезней, что выкашивает божью паству…
– На все воля Господа… – привычно, даже с налетом пренебрежения, ответил епископ.
– Вот как? – глумливо ухмыльнулся на это Юрий, и его собеседник понял, что он только что, фигурально выражаясь, наступил себе на яйца.
И следующие слова великого князя подтвердили его догадку.
– Стало быть Господь хочет уменьшения дохода Церкви? Ведь чем меньше паствы, тем меньше сборов в виде десятины… Что ж, я могу это устроить и выполнить Его волю, так, что церковь будет получать деньги только со своих земель и ровно столько, чтобы лишь поддерживать свое существование. Я уже молчу про ростовщичество…
– Постой сын мой, ты превратно понял мои слова…
– Правда?
– Да.
– И как же я должен тогда понять сказанное тобой, Владыко?
– Если болезнь можно вылечить, то значит, Господь на то дал свое дозволение, а значит должно это сделать для сохранения жизни последователей Его во славу веры христовой…
Юрий на это улыбнулся, подумав: «Умеют собаки держать нос по ветру, особенно когда им хвост прищемят».
– Но я все жене понимаю, зачем ты завел речь о болезнях…
– Моя жена, видя безмерные страдания людей от болезней лютых, насылаемых врагом рода человеческого и желая, как добрая христианка совладать с напастью, принялась изучать оспу. Господь, видя ее усердие, ниспослал ей озарение и Агафья узнала, как можно ее одолеть.
– Это истинно?! – ошарашено воскликнул епископ Симон, быстро осознав все репутационные плюшки, что получит церковь в таком случае и он лично, а они огромны, несмотря на то, что придется поделиться с княжеской четой.
Князь ясно дал понять, что хочет, чтобы его жена была отмечена особо.
– Да. Так вот, я хочу, чтобы священники стали менять в своих проповедях отношению людей к болезням, чтобы они не только не противились излечению, точнее защите от болезни, но сами того жаждали. А чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений, я с Агафьей сам пройду процедуру вакцинации на площади при стечении народа, показав безопасность способа на своем примере.
– Это богоугодное дело… Настоящий христианский подвиг!
– Значит, договорились, – кивнул Юрий.
Епископ Симон кивнул и облегченно выдохнул. Напрасно он подумал, что все кончилось. Все только начиналось. Он не знал, что это был лишь первый наезд великого князя на церковь. Юрий не спешил, время еще было, наставить церковную братию на путь истинного служения, выдавливая из них мирские заботы и страсти, капля по капле…

+5

229

4

Весенние хляби уходили и вскоре следовало ожидать нашествие половцев. Как доносила разведка, Константин даже не пытался сговориться с новгородским князем Мстиславом Мстиславичем Удатным. Во-первых, дорого запросит за свою поддержку, а во-вторых у новгородцев все еще были сложности с Орденом меченосцев и стоит только княжеской дружине двинуться на восток, как они тут же припожалуют.
Так что эффекта молота и наковальни можно было особо не опасаться. Впрочем и одного «молота», то бишь половцев хватало за глаза.
Сколько их придет, никто не знал. Могло две тысячи припереться, хотя эта численность не страшна, а значит Константин расщедрится и зазовет побольше.
То, что половцев в конце концов вышибут из княжества сомнений не было, в конце концов они сами свалят обратно в степь, но вот за эти месяцы они могли такого накуролесить, что одна из казней египетских – саранча, покажется мелким недоразумением.
Что могло выставить Владимирское княжество, а точнее Юрий с Ярославом?
Три тысячи дружины, плюс максимум пять сотен стрелков. При этом тысячу дружинников требовалось оставить у Владимира, а точнее для блокировки Константина.
Итого две тысячи конницы, плюс пехота, что будет бесполезна в перехвате половцев. Они эффективны только в засаде в полевом сражению. А кочевники как раз боя принимать не станут, они разбойники и растекшись сотнями по княжеству они будут грабить и жечь.
Чем дольше Юрий думал о ситуации, тем поганее становилось на душе. При всех вариантах действия выходило, что половцы устроят погром, а это сильно ударит по Юрию. А его репутация должна быть бела как первый снег.
– Может попробуем их перекупить? – предложил Ярослав. – Выйдет конечно дороговато, но… Как у тебя со средствами?
– Если поднатужиться, то средства собрать можно, так что это реально. Проблема в том, что это не решение вопроса, а лишь временная отсрочка, это если половцы вообще сдержат слово и  получив откупные уйдут. А если уйдут, то придут на следующий год в надежде получить новую откупную дань. А у нас уже ничего нет. Константин может все же договориться с Мстиславом и тогда нас раздавят с двух сторон. Нет брат, врагов надо бить по очереди пока есть такая возможность…
– Но как? Они не примут боя, даже если нас будет в два раза меньше.
– А если в четыре раза? – задумчиво произнес Юрий.
В его голове начал складываться пока еще рыхлый план и очень рискованный.
– Если выйдет всего тысяча дружинников, рискнут разделаться с помехой, что будет мешать им грабить?
– Хм-м… ну я думаю – да, особенно если их будет не меньше четырех, – кивнул Ярослав. – Только как сделать так, чтобы они поверили, что им будет противостоять тысяча? Соглядатаи Константина, разведчики самих половцев выяснят, что…
– Что им действительно противостоит тысяча.
– То есть, ты действительно хочешь выставить против них лишь тысячу дружинников? – удивился Ярослав.
– Да.
– Хочешь подловить их как Костю и перебить их с помощью своих стрелков?
– Если получится, – кивнул Юрий. – Хотя тут уверенности нет. Костины проводники наверняка предупредят половцев о такой опасности, так что они могут и не кинуться в погоню.
– А вторую тысячу куда денешь? Ведь ее и вправду нужно куда-то отправить, чтобы соглядатаи доложили, что она далеко от границы со степью.
– Отправим на запад к границе с Новгородской землей, дескать новгородский князь решил проявить активность и половить рыбку в мутной воде.
– А на самом деле?
– А на самом деле… слушай, что я придумал…

5

Хан Юрий ехал в хорошем расположении духа. А чего горевать? Погода прекрасная, земля сухая с сочной травой, а главное его орда шла в набег по приглашению одного из русских князей, а это значит, что добыча будет доброй.
Это ведь не наобум лезть в русские княжества. В таком случае русские князья объединятся перед общей угрозой и выставят совместное войско и встретят во всеоружии. Потом догонят и еще раз встретят…
Куда как лучше участвовать в их междоусобице на одной из сторон.
Еще больше поднимало настроение, то обстоятельство, что навстречу ему вышла всего тысяча дружинников. Разгромить эту дружину его почти пяти тысячам воинов, среди которых были некоторое количество мордовских отрядов (пришлось взять с собой, а то возрастал риск того, что они нападут на стан), не составит большого труда.
И хоть человек Константина предупреждал, что обозники весьма опасны, хан Юрий на это лишь отмахивался.
Призывая хана Юрия Константин наверное увидел в этом особенно оскорбительную издевку для брата, против тезки ведь драться придется. Заодно Ярослава хотел поддеть, ведь хан Юрий был ему тестем, но увы первая жена, будучи еще слишком юной, померла родами. А может Константин хотел лишний раз мотивировать самого хана, вплетя элемент кровной мести, напомнив тому из-за кого померла его дочь, чтобы точно не замирились. Но скорее всего, тут имели место быть все причины разом.
И вот наконец произошла встреча двух Юриев, одни – русский князь, другой – половецкий хан.
– Ты либо очень храбр князь, либо очень глуп, раз решил выйти против меня, – хохотнул Юрий Кончакович. – Неужели ты надеешься остановить меня своей тысячей?!
– Смею надеяться, что я очень умен, – ответил на это Юрий Всеволодович.
– О чем ты? – спросил хан, и первая тень легла на его чело.
– Я не раз слышал, что когда с родными случается несчастье, то люди предчувствовали это. А есть какое-то предчувствие у тебя, хан?
– Говори яснее, князь!
– Я и говорю тебе хан, что я умен, и я действительно остановил твой поход, всего одной тысячей.
Хан уже откровенно бесился, не понимая, что происходит.
– Говори прямо князь, или клянусь, когда я захвачу тебя в плен, то прикажу разорвать тебя на части лошадьми!
– Та тысяча, коей я остановил твое вторжение в мои земли и которая якобы пошла к границе с новгородской землей, на самом деле прямо сейчас движется к твоему стану под предводительством моего брата Ярослава, а может уже режет всех кто там находится. Как ты думаешь хан, смогут ли те безусые юнцы, калечные и почтенные старики, что остались на охране, защитить твое стойбище от тысячи моих лучших полных сил воинов?
– Нет!!! – воскликнул хан, осознав, почему этот князь так уверен в себе.
– Я тоже так думаю, – надменно усмехнулся Юрий Всеволодович.
– Ты умрешь, князь! Я буду убивать тебя медленно!
– Ты собираешь со мной биться, хан? – выразил показательное удивление великий князь.
– Да!
– Что ж, возможно ты действительно победишь меня в этом сражении, сила за тобой. Но подумай, сколько погибнет твоих воинов в этой жестокой сече, а сколько будет покалечены став обузой. Смогут ли оставшиеся невредимые воины сохранить то, что останется от твоего стана после нападения на него моего брата? И еще подумай, не захотят ли твои союзники, стоящие сейчас с тобой, что в данный момент готовы есть с твоих рук, увидев результат битвы, словно шакалы разорвать раненого льва?
Хан невольно посмотрел на находившихся рядом с ними мордовских князьков, (те наперебой стали уверять, что и подумать о таком не могут), и понял, что да, очень даже могут попробовать, такова уж их сущность. А потом, их добьют другие половецкие ханы. Собственно, после такого беи и беки сами разбегутся кто куда.
Хан аж зарычал… после чего злобно зыркнув на тезку, резко развернул коня и с места в галоп поскакал к своим воинам.
Воинство заволновалось, а потом стало поворачивать.
А Ярослав в это время действительно метался по степи, словно лис в курятнике, рвя половецкие становища, вырезая их подчистую. Задачи захватить полон или тем более скот не ставилось, просто потому, что это отяжелит его дружину и они не смогут довести добычу до дома, тем более возрастает угроза встречи со спешно возвращающимся в степь ханом. А раз так, то и скот пускался под нож. А ведь именно скот главное богатство кочевников, без него им не выжить.
Этим шагом Юрий Всеволодович заставлял своего тезку атаковать того, кто имеет много скота. На Руси – земледельческом регионе, его немного. И потом успей его собрать, что тоже непросто, крестьяне попрячутся со своими животинами в лесах да болотах, а значит придется отбирать скотину у других половецких родов, а это гарантирует широкомасштабный замес в степи, так что половцам по крайней мере в этом году будет не до походов на Русь.

+10

230

Эх, как бы обозвать спецслужбу, чтобы получилось КГБ?  :D

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Схватка за Русь