Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Городская сказка (название рабочее)


Городская сказка (название рабочее)

Сообщений 1 страница 10 из 45

1

Ох, какой сюжет приснился мне тут под утро!

Мир классического фэнтези, доживший до нашего сегодняшнего уровня. Ну, то есть это люди в союзе с гномами и некоторыми другими расами доразвили технологический уровень до нынешнего, с самолетами, танками, компьютерами, интернетом и т.п.

Мозаичная композиция со множеством героев, сюжет развивается вокруг каждого из них.

Один из героев -- человек. Мы застаем его в момент, когда он на следующий день после инаугурации (его избрали президентом одного из человеческих государств) начинает разбираться в том, что досталось ему от предшественника, правившего четыре срока. Ох, и много сюрпризов его ожидает!

Телохранители избранного президента -- оборотни. Один из них каждый день приходит в небольшой кусочек Заповедного Леса, специально оставленный посреди столицы, чтобы обернуться и немного побыть в другой ипостаси. Его ощущения от Леса в человеческой и звериной форме. Он собирается перетащить в столицу семью своего брата.

Человеческая девушка живет в области, которую совсем недавно освободили от гоблинов и вернули в человеческое государство. Она размышляет над тем, как жили при гоблинах, и как живут теперь. Как ни странно, в обоих вариантах есть и хорошие, и плохие стороны.

Высокомерный светлый эльф не гнушается выгодной торговлей, поставляя людям сфенулы -- эльфийские сливы, растущие только на их острове, которые обладают легким тонизирующим эффектом (правда, вызывая при этом привыкание).

Темные эльфы, используя запретное искусство своих некромантов, применили на территории людей и гоблинов биологическое оружие, вызвавшее зомби-апокалипсис...

И так далее, тут я уже проснулся.

Для полноты картины не хватает попаданца.

+3

2

Глава 1. Президент

1.
Инаугурация закончилась, когда уже стало темнеть. Присяга, речи, исполнение гимна, мини-концерт приглашенных звезд, короткие поздравления послов ключевых зарубежных партнеров… Считая подготовку, семь часов на ногах.
- Устал? — Спросила жена, кладя ладонь на его сжатый кулак.
- Устал, — ответил он хрипло.
Они уже ехали в резиденцию. Даже здесь, в полумиле расстояния, салон лимузина подсвечивала иллюминация Дворца Семи Стихий, где по традиции проводились церемонии инаугурации федеральных президентов.
- Ну ничего, теперь, я думаю, можно будет хоть немного сбавить темп, — пообещал он жене, не подозревая еще, насколько опрометчивым окажется его обещание всего через несколько десятков минут.
Он и вправду почувствовал, что его отпускает физическое напряжение. Расслабился, распустил зажатые мышцы, растекся по заднему сиденью машины. Погладил его нежную, как у младенца, кожу.
Машина была новая. Президент ехал в ней всего второй раз, да и вообще она только-только покинула завод. Впервые в истории Федерации президентский лимузин был изготовлен в стране, а не куплен у соседей. Получилось — с учетом затрат на разработку — многократно дороже, чем обычно закупаемые по импорту бронированные автомобили представительского класса.
Но — получилось. Президент критиковал предыдущие власти за расточительство в этом проекте, но не мог сейчас не признать, что по комфорту и роскоши отечественный продукт заткнул за пояс всё, что производили в других странах.
Может, только у гномов выходило лучше. И то — для собственного употребления. Такого уровня машины они делали исключительно для королевской семьи. На экспорт выпускали лимузины тоже роскошные — но все-таки попроще.
Класс и шик были не в украшениях и даже не в материалах — в мельчайших деталях, каждая из которых была тщательно продумана и идеально реализована.
Президент снова вернулся мыслями к церемонии. Она завершила долгий забег трудной президентской кампании — и короткий, но очень тяжелый морально промежуток между победой на выборах и официальным вступлением в должность.
Кампания потребовала от него огромного физического и психологического напряжения, но его практически сразу подхватили азарт и кураж, благодаря которым он будто и не замечал, несмотря на возраст, ни хронического недосыпа, ни нагрузок от постоянных разъездов и перелетов, ни напряжения от постоянных выступлений и общения с многочисленными и очень разными людьми — которым неизменно надо было понравиться.
Потом был день выборов, в который не только он, но и вся команда чуть не получили нервный срыв, потому что почти до самого завершения подсчета голосов они с соперником шли почти вровень. И только в двух регионах — где население самое многочисленное, и потому подсчеты затянулись — ему удалось не просто выйти вперед, но ещё и с таким преимуществом, которое исключило возможность второго тура.
Ну, денек они попраздновали, а потом началось то, что начисто испортило избранному президенту радость победы. Если во время кампании он видел себя спортсменом на беговой дорожке, то после выборов — водителем, выехавшим на летней резине в гололед в центр города.
Постоянные попытки уколоть и унизить от уходящей администрации, начиная с того, что, покидая офис, они на всех клавиатурах выломали букву В, с которой начиналось его имя, и кончая тем, что уходящий президент напоследок наподписывал указов, которые еще не очень понятно, как расхлебывать.  Интриги, подставы, обман и постоянные попытки что-то с него получить — от людей, которые считали, что им обязаны все — за их положение и могущество, от людей, которые считали, что им обязан он — за их помощь во время кампании и не только, от старых друзей, вдруг почувствовавших новые возможности, от соратников и помощников…
Удовлетворить всех было очевидным образом невозможно. Выполняя просьбу одного, можно было сделать недоброжелателем, а то и врагом, другого. Поощряя действительно ценного сотрудника — обидеть менее ценных, считающих, однако, что их недооценивают. Обещая преференции одному бизнесу — ухудшить положение других.
Внезапно обнаружилось, что представители финансовой и производственной элиты друг друга тихо презирают и ставят палки в колеса. Вылезли противоречия внутри команды — между силовиками и международниками…
Два месяца прошли в таком напряжении, что президент похудел на одиннадцать фунтов. При том, что за избирательную кампанию он, при гораздо больших физических нагрузках, сбросил не больше трех.
Но, наконец, сегодня это кончилось. Предварительный состав администрации и правительства, можно считать, сформирован, остались мелочи. У него есть еще месяц на утряски и согласования, и правительство можно представлять для утверждения в Сейме. Администрация же начнет работать уже завтра, те вакансии, которые в ней остались, заполнятся в рабочем порядке.

Отредактировано Pascendi (18-12-2018 18:55:07)

+3

3

2.
Тем временем кортеж добрался до резиденции. Предыдущий президент с семьей съехал неделю назад, только приезжал посидеть в Хрустальном кабинете, где лихорадочно подписывал скотские и нелепые последние указы. Вчера уже и не появлялся. И вся его свора тоже.
Дом был не готов к жизни и работе. Люди из команды нынешнего президента уже обследовали его: прежняя команда вынесла не только свои вещи, но и многое из того, что им не было положено выносить. Да кто им судья, если нет совести?
За вчерашний и сегодняшний день — надеялся президент — все-таки должны были успеть приготовить дом к традиционной инаугурационной вечеринке «для своих». Официальный прием будет завтра и не здесь. Сегодня и здесь — встречается команда, с добавлением немногих допущенных из Сейма, прежнего правительства, «вольных» политиков и бизнеса.
Ну, и кое-кого из магов старших градусов, как же без них.
Лимузин заехал под козырек парадного крыльца. Из дома и машин сопровождения деловито и стремительно выскочили волчьи оборотни Федеральной службы охраны, телохранители — в серых мундирах с желтыми кантами, как положено. Тот, что ехал рядом с шофером в лимузине, с нашивками воздушного мага четвертого градуса, вышел и встал слева от машины, явно привычным движением разворачивая силовой щит. Другие открыли тяжелые задние дверцы, выпуская президента и первую леди. И не забыли встать так, чтобы прикрыть их от возможного выстрела — несмотря на поставленный щит.
Двустворчатая парадная дверь морёного дуба, сделанная из остатков героического фрегата «Мерлео», поднятых со дна залива полторы сотни лет назад, была уже распахнута. Президент под руку с женой проследовал через небольшую прихожую в круглую гостиную, из которой на четыре стороны вели коридоры. Как все, кто вырос в столичном округе, он был здесь на школьной экскурсии — тридцать лет назад. Обстановка изменилась, стены были другого цвета, но расположение помещений и их назначение бережно сохранялись. Поэтому президент уверенно повел жену в правый коридор, где в конце крыла на первом этаже располагалась Большая гостиная — там должны были устроить положенный фуршет.
Но дойти туда им было не суждено.
Охранявшие дверь в гостиную медвежьи оборотни — из той же Федеральной службы охраны, только не в серых, а в зеленых мундирах, отороченных не желтым, а красным — успели взять на-караул свои тяжелые штурмовые винтовки. И жена, которая, в отличие от него, никогда не была в резиденции, даже успела шепнуть:
- А почему у них мундиры с разрезами и зашиты на живую нитку?
И он даже успел объяснить, тоже шёпотом:
- Чтобы сразу слетели при трансформации, не мешали…
Но тут сзади зашумели, задвигались — и перед обернувшимся президентом вестником беды выскочил крайне взволнованный парень в камуфляже с капитанскими погонами:
- Господин президент! — Парень задохнулся, перевел дух и продолжил: — Господин министр просит вас немедленно прибыть в ситуационную комнату! У нас ЧП!
- В чем дело? — Спросил президент, не скрывая раздражения и беспокойства.
Капитан выразительно обвел взглядом присутствующих, которых в коридоре набралось уже довольно много:
- Вопрос безопасности государства, господин президент! Господин министр очень просил вас поспешить, — добавил он извиняющимся тоном.
Это был, скорее всего, министр обороны. Или министр государственной безопасности. Или министр по чрезвычайным ситуациям. Или премьер. Или министр иностранных дел. (Все — в статусе исполняющих обязанности, до утверждения Сеймом, но все — уже назначенные.)
Впрочем, не имело значения, кто именно решил вызвать президента. Судя по капитану, дело было действительно серьёзное.
- Прости, Дотта, мне, видимо, придется бросить наших гостей на тебя. — Он чмокнул жену в щеку, ласково пожав ей локоть — незаметно для других, потому что это была более важная ласка, чем формальный поцелуй.
- Конечно, Владо, ты же президент, работа важнее всего, — ответила она для публики, а для него — был обеспокоенный и любящий взгляд.

Отредактировано Pascendi (15-12-2018 14:51:59)

+2

4

3.
Ситуационный центр или просто СЦ — довольно большое помещение высотой этажа в три, с широким балконом по одной стороне и сплошной полосой огромных экранов по другой. На полу в три ряда расставлены столы, за которыми лицом к экранам сидят разные нужные специалисты: маги-поисковики, маги-наблюдатели, аналитики, связисты и прочие. Президент пока не вникал, кто и зачем должен находиться в СЦ в подобных ситуациях.
Его место было на балконе, за центральным пультом с наклонной, как у старинной школьной парты, крышкой. Такие же пульты были рядом для министров. На каждом пульте были большой сенсорный экран со сложным меню, куча кнопок с надписями (и президент пока не знал их назначения) и пустая площадка, на которую из-за плеча президента кто-то тут же положил пачку бланков с его «шапкой» и авторучку.
На стене прямо перед ним центральный экран показывал какие-то сооружения, от которых вверх поднимался огромными клубами дым — в основном серо-желтый, но местами чёрный или бурый. В самих сооружениях что-то оживленно взрывалось, иногда оттуда вылетали белые, желтые и оранжевые, как при салюте, горящие шары.
Судя по характерным искажениям, какой-то маг взял под контроль птицу средних размеров и транслировал на экран то, что видел её глазами.
Картинка все время дёргалась, когда птицу швыряло из стороны в сторону взрывной волной, но маг пока справлялся с управлением.
И.о. Министра обороны Балсан Хамрай, чистокровный орк, немного мелковатый для своей расы, но все равно на голову превосходивший ростом президента, доложил, вытянувшись:
- Господин президент, сегодня в 15 часов 31 минуту возник сильнейший пожар на Замадаевских складах боеприпасов. Пожар привел к взрывам, которые пока не дают возможность начать его тушение. В настоящее время ведутся работы по эвакуации населения из соседних населенных пунктов. Жертв среди населения пока нет, но есть серьезные разрушения построек. Есть жертвы среди военнослужащих части, которая обслуживает склады. Точное число устанавливается. Большую часть военнослужащих удалось вывести с территории складов. Из соседних частей подтягиваются маги воздуха и воды, они уже начали локализацию пожара, но сильно мешают взрывы. Подключилось министерство по чрезвычайным ситуациям, — орк кивнул на и.о. Министра МЧС, — они очень помогли с эвакуацией, и две пожарные части подтянули из соседнего города, мы бы так быстро не успели.
- А что, у вас нет пожарной части при складах?
- Есть, конечно, господин президент, но она попала в самый эпицентр. С ней связи нет с самого начала, боюсь, там все погибли сразу.
- Сколько там боеприпасов и какие?
- Около восьмидесяти тысяч вагонов, господин президент. Шесть с половиной миллионов тонн. — Хамрай даже ссутулился, чувствуя вину, — в основном артиллерийские больших калибров, ракеты для систем залпового огня, зенитные ракеты против летательных аппаратов и противодраконьи. Это второй по величине склад в Федерации.
- Магические и антимагические?
- Нет, их вместе с обычными не держат.
- Я правильно понимаю, что за последний год это уже второй случай?
- Да, господин президент.
- Предыдущий расследовали? Вам передали по нему дела?
- Никак нет, господин президент. Мы до дел военной прокуратуры не дошли еще.
- Займитесь в первую очередь. О результатах докладывайте ежедневно.
На боковых экранах пошла картинка с основных телевизионных каналов: слева четыре отечественных, справа — четыре зарубежных. Показывали в основном одни и те же сюжеты в разной нарезке: было видно, что по большей части телевизионщики паразитируют на том, что выкладывают в сети обычные люди.
Вдруг на одном из правых экранов пошел повтор того, что шло на центральном. Тут же возбудился и начал что-то командовать в микрофон на пульте и.о. Министра государственной безопасности. Президент порадовался хорошему выбору: человека не понадобилось дёргать, сам понял, что нужно найти и пресечь канал утечки информации.
Однако… Интересно будет потом узнать у него, в каком именно звене был перехват: влезли в ментальный канал мага, управляющего птицей, или в технический канал правительственной связи?
Президент краем глаза увидел какое-то движение внизу в зале. Через пару минут оно достигло балкона, на который почти бегом выбрался один из магов, работавших внизу, растрепанный и успевший измять форменную мантию. В руках у него был хрустальный шар, который он бережно поддерживал краем этой самой мантии: менталист-прозорливец.
Не тратя времени на субординацию (что вызвало страшное неудовольствие присутствовавших министров и молчаливое одобрение президента), он громко спросил:
- Разрешите обратиться, господин президент?
- Обращайтесь.
- Маг десятого градуса Юссус Шелдер. На объекте замечены признаки затирания аурных следов и проникновения огненного элементаля, господин президент!
На балконе сразу стало тихо.
- Вы уверены?
- Да, господин президент! — Шелдер плавным, осторожным движением приблизил хрустальную сферу и растянул ментальную оболочку, чтобы президенту стало видно то, что увидел в сфере он. — Вот слабый след нескольких аур, затёртый, по-видимому, с использованием мощного артефакта. — Он слегка повернул сферу. — А вот чёткий след огненного элементаля за оградой, его они затереть не смогли.
- Дальность огненного удара по площади, чем бы ни бить, не больше мили. — Министр госбезопасности сам был огненным магом и знал технические подробности. — От ограды до места возгорания, — он поднял глаза на центральный экран, — мили две с небольшим. Так и должно быть по нормативу. Но элементаль… Это же не ниже двенадцатого градуса!
- То есть — у нас диверсия. И, похоже, не первая. — Президент сделал многозначительную паузу и обвел взглядом собравшихся. — Господа, вы понимаете, в каком случае диверсанты начинают с уничтожения стратегических складов боеприпасов?

+4

5

Комментарии, тапки, замечания, критика (в том числе уничтожающая) приветствуются.
Главный вопрос для меня -- стоит ли продолжать?

0

6

Глава 2. Диверсанты

1.
Ударная волна жахнула так, что снесло воздушный щит седьмого уровня, несмотря на то, что от места, где они призвали элементаля, до ближайшей складской площадки с боеприпасами было мили три с лишним, через забор и обваловку. Хорошо, что Мышь приказала залечь — а то катиться бы им по кочковатому сырому грунту…
Ашер стряхнул с ладони крошки рассыпавшегося амулета и, не дожидаясь команды, активировал следующий. Пузырь воздушного щита, надувшись, замерцал прозрачно-голубым, видимый только одаренным. Мышь дернула его за рукав и протянула накопитель:
- Хватай, Балбес, сейчас пойдёт такое — на своей силе не удержишь.
Соррер Ашер (позывной «Балбес»), кивнув, схватил кристалл и начал подкачивать из него силу в пузырь — вовремя, потому что из-за забора не просто загрохотало, не просто задёргало щит ударными волнами — а ещё и с противным визгом полетели куски раскалённого чугуна и алюминия.
Мышь жестом скомандовала отход. Все точно знали, что делать каждому: недаром они месяц тренировались в Калайской лесостепи, где умельцы из логистической службы спецназа построили  макет типового федерального стратегического склада боеприпасов.
До леса было ещё с полмили. Теоретически, их могли обнаружить и прижать, пока они, прижимаясь к земле, полуползли-полубежали между кочками, жмякая мокрую траву мокрыми берцами и своими телами. На самом же деле у них было не меньше получаса: первой реакцией на массовый пожар и взрывы на всей территории склада должен был быть ступор, а второй — попытки остановить распространение пожара и спасать тех разумных, кого еще можно было там, на складе, спасти.
У федералов ни охрана объектов, ни даже контрразведка не были поставлены так, как должно. Слишком долго жили они в условиях мирного времени, слишком расслабились в безопасности, не веря, что кто-то может им угрожать, слишком распустили своих военных, которые больше занимались политикой и наживой, чем боевой подготовкой.
Тем не менее, Фрак, он же в быту су-соррер Хализер, не меньше половины пути двигался спиной вперед, тщательно и внимательно затирая аурные следы.
(То, что при этом он оставляет заметные для специальных техник следы затирания, ни личный состав диверсионно-разведывательной группы темных эльфов, ни их начальство не подозревали. Это были результаты последних разработок менталистов Федерации.)
Наконец, кочковатая болотистая мокреть закончилась редким низким кустарником, который еще через полмили перешел сначала в ольховое редколесье, а потом в нормальный смешанный лес, с положенной такому лесу мощной аурой, прикрывающей всех, кто движется в нижнем ярусе, от наблюдения сверху.
Тут пришлось развеять воздушный щит, так как он мешал идти между высоких деревьев. Щитом они прикрывали лес от взрывной волны и осколков, и то место, куда они вышли, почти не пострадало. Но когда щит исчез…
Во-первых, стало страшно ударять по ушам. Мышь стремительно вытащила из кармана комбинезона беруши и, неловко торопясь, заткнула слуховые проходы. Ашер справился даже чуть быстрее нее. Остальные тоже заткнули уши. Но прилетело Крому — он выронил одну из затычек, а тут как раз грохнуло особенно сильно. Все отвлеклись на падающее дерево, сбитое ударной волной (не повезло вязу, вырос с густой шевелюрой на довольно открытом месте) — а когда обратили внимание на товарища, он сидел на лесной подстилке, обхватив голову обеими руками, и мотал ею из стороны в сторону. Фрак, в походе бывший за доктора, кинулся к нему, расстегивая медицинский карман на разгрузке. Полез смотреть зрачки, потом пострадавшее ухо, и тоже замотал головой.
Контузия.
И, судя по начавшей сочиться из уха тёмно-бордовой крови, разрыв барабанной перепонки.
Эльфам — что светлым, что тёмным — с их чувствительным слухом, с их широкими слуховыми проходами — опасно попадать под ударную волну. Опаснее, чем всем остальным расам.
Не убережёшься — вот и контузия, вот и потеря ориентации.
И времени, что для них было сейчас важнее всего.
Фрак, скривившись, будто контузило его, выудил шприц-тюбик и воткнул иглу в правое плечо Крома. Выжал содержимое, поморщился и наложил руки на виски пострадавшего товарища. Мигнуло «малое исцеление», снимая симптомы оглушения. Кром тряхнул головой, охнул, кивнул и двинулся вперед первым.
Все и каждый хорошо знали, куда им идти.

+2

7

2.
До схрона они дошли все вместе, без потерь и без происшествий. Пару раз было страшно, когда рядом падали — то выгоревший двигатель ракеты, калибром в фут и длиной в пять саженей, то сразу несколько неразорвавшихся шестидюймовых снарядов.
Сзади грохало, громыхало и гремело; мрачное, растущее, клубящееся облако серо-буро-чёрного дыма расползалось всё шире и выше. Из него вылетали то пылающие обломки, то крутящиеся по спирали, подсвеченной трассёрами, ракеты, то подобные салюту суббоеприпасы, взлетающие вверх от пинка вышибным зарядом боеголовки, сработавшим нештатно на земле.
Хотелось быть где-нибудь не здесь.
Схрон был цел, невредим и никем не обнаружен. Разумеется, они не сразу полезли к нему: сначала тщательно проверились, используя отвод глаз и технические средства маскировки. Проверили сигналку обычную — магическую — и сигналку техническую.
Никто к схрону не подходил, кроме любопытного барсука, который возле него и умер.
Нако и Печень встали в охранение. Мышь полезла в схрон первая, проверила ещё раз сигналки и охранку и отключила их. Отцепила с левого бедра малую сапёрную лопатку и (как шутили в спецназе) принялась использовать её не по назначению: не чтобы убивать, а чтобы копать.
Шуганула Балбеса, который полез было ей помогать. И уже через пару минут стала, не глядя, выкидывать назад, к команде, упаковки, в схроне спрятанные расторопными агентами.
Упаковки были надписаны условными метками, так что каждый брал свою и отходил в сторонку переодеваться и гримироваться.
Планировщики рассчитали, что в течение первых 4-6 часов все усилия местных силовиков будут сосредоточены на эвакуации гражданского населения — как только помянутые силовики поймут, что пожар ни потушить, ни локализовать невозможно. Надлежало влиться в этот поток и с ним вместе уехать подальше от взорванных складов. А там вступить в контакт с группами эвакуации и — в установленном порядке — покинуть Федерацию.
Предыдущей группе это удалось в наилучшем виде, и не было оснований думать, что сейчас что-то может пойти иначе. Это не значило, конечно, что можно было расслабиться и забыть о предусмотренных планом мерах предосторожности — да и о вдолбленных годами учебы мерах предосторожности.
Спецназ живой, пока внимательный.
Снятые камуфляж, берцы, разгрузки, рюкзаки, оружие — сложили в схрон, где уже ждал их штатный термитный заряд. Мышь, тоже успевшая переодеться, дёрнула за шнур заряда и двумя ловкими ударами лопатки обвалила козырёк схрона, засыпая его.
Заряд в кислороде не нуждается.
И они, даже не обменявшись словами, двинулись дальше. Надо было скрытно дойти до автобусной остановки, где обычно — между плановыми, раз в час, рейсами — обычно было безлюдно.
Планировщики долго ругались с командой, доказывая, что безопаснее было бы рассредоточиться и эвакуироваться по одному. Но и ребята, и Мышь — встали стеной. И их пришлось услышать, и поменять планы, и поменять легенду их отхода.
Теперь они были группой друзей, которые на автобусе приехали в здешний лес собирать грибы. Им посоветовали люди, которые делают это каждый год (и люди были совершенно реальные, и факты подтвердили бы: да, они рекомендовали этот лес на форуме грибников в Межсети).
Ну (смущённо), мы не столько ради грибов, сколько для развлечения. Погода хорошая, погуляли, выпили (каждый прополоскал рот из фляжки с гномьей настойкой), увлеклись и засиделись, так что стемнело. А тут как загрохочет… Страшно!
Рванули к дороге, благо карта и компас у каждого в телефоне.
Вывезите нас к станции, пожалуйста!

Отредактировано Pascendi (18-12-2018 01:42:40)

+2

8

3.
Самое смешное, что таких групп, кроме них, оказалось ещё две.
Форум грибников оказался весьма популярен. Еще на остановке все перезнакомились и почти подружились (пришлось и спецназовцам). Благо, никто не интересовался никакими личными подробностями, кроме: «Тебя как зовут? Шайше? Какое интересное имя! Вы найти-то хоть что-нибудь успели? Вот и мы нет. Не осталось выпить?».
Выпить осталось (собственно, спецназовцы из фляги в две пинты употребили едва пятую часть). У одной из двух грибниковых групп тоже нашлось. Разлили и распили (при этом спецназовцы, ясное дело, больше разливали, чем распивали). Это сплотило и скрепило свежеобразованный коллектив, и в подъехавший армейский грузовик с кунгом лезли уже общей компанией (ну вот нарочно так не организуешь!).
Ашер сделал себе заметку в памяти: а почему, собственно, не организовать? В Межсети много конференций и форумов, там полно отвязанного народу, которому можно внушить все что угодно. Организовать встречу соконференсников-соконфетников тогда и там, где надо, и поодиночке к ней присоединиться, когда дело сделано. А потом выйти к цивилизации уже частью большой группы безобидных и понятных разумных.
Он, кстати, сидя на самом заднем сиденье в пассажирском кунге и глядя на тех, кто сидел впереди, расстраивался. Они тщательно маскировали уши: банданами, вязаными шапками, Мышь — платком. Прижимали, подвязывали, приклеивали липкой лентой, отчего ушные раковины теперь чесались.
А в автобусе ехало не меньше десятка разумных с такими же ушами: то ли гоблинские полукровки, то ли эльфийские.
Как, впрочем, и они сами.
Какой же был внутри министерства обороны скандал, когда начали готовить их проект!
Тёмные эльфы потому тёмные, что темнокожие. И очень к цвету кожи чувствительные. Прошло меньше трёхсот лет с Войны освобождения, когда темнокожие эльфы, бывшие в тысячелетнем рабстве у светлых, подняли восстание, которое возглавила Мать нации Ллос, и (как написано в учебниках) — победили. А как не написано — потеряв три четверти популяции, на награбленное в сожжённых усадьбах светлых добро наняли Манабарских пиратов и перебрались на Южный континент.
Южный континент оказался слабозаселённым: там из разумных жили мелкие, выродившиеся потомки восточных гоблинов. Их всех вырезали лет за тридцать, максимум пятьдесят. И тёмные эльфы заселили всё, что на континенте было пригодно для жизни. И стали плодиться и размножаться, и развивать свою собственную цивилизацию, пользуясь тем, что многие из них, будучи в рабстве у светлых, прошли обучение не только ремёслам, но и наукам, и искусствам.
Ну не хотели светлые делать что-то руками, когда для этого есть рабы. А потом не захотели делать что-то уже и головой, кроме умозрительной философии, которая ни в коем случае не должна была подкрепляться экспериментами, ибо столкновение чистых рассуждений, основанных на безукоризненной логике, с грязной, примитивной реальностью — было невыносимо.
В итоге у светлых до сих пор проблемы с технологиями, которые они вынуждены покупать за большие деньги. А у тёмных — с этим как раз всё в порядке.
Проблема только в том, что на Южном континенте можно жить в полосе шириной в пятнадцать миль от берега океана, и то не везде. А всё, что внутри — пустыня. Нет, там полно полезных ископаемых. Вот только воды нет. Даже на глубине в полмили.
Воду возят из небольших прибрежных речек да из скважин, пробуренных в этой же обитаемой полосе. Точно известно, сколько таких источников: девяносто один.
И точно известно, что дебита их пока хватает на население континента, но прогноз — очень неблагоприятный. Еще два-три десятка лет при таком же темпе прироста населения и при таком же темпе (увы!) сокращения дебита источников пресной воды — и воду придётся покупать на внешнем рынке.
Сегодня темные эльфы процветают, продавая полезные ископаемые: редкоземельные элементы, драгоценные камни, золото.
Завтра, когда они будут вынуждены покупать питьевую воду, цены на эти ископаемые — в пинтах воды — будут устанавливать уже не они. И процветание закончится.
Много думали, что делать. И в конце концов пришли к неизбежному: без экспансии на территории, богатые питьевой водой, будущего у расы и государства нет.
Хватило ума не устраивать по этому поводу публичные дискуссии. Да, у нас демократия, парламентская республика и так далее — но на самом деле рулят военные.
И военные приняли решение: нужные ресурсы надо отгрызть у Федерации.
Почему не у светлых эльфов? Почему не у восточных орков? Почему не у гномов?
А потому, во-первых, что Федерация имеет в своем составе и орков, и гномов, и дворфов, и гоблинов. Разве что светлых эльфов не имеет. Но больше всего там короткоживущих, они же хуманы, они же люди. И именно они у власти.
А значит, можно попытаться раздробить Федерацию по расовому признаку.
А значит, можно воспользоваться слабостями хуманов: они не планируют надолго, и для них важнее всего сиюминутное, текущее потребление престижных предметов.
Золота у нас много, и золото для нас — меньшая ценность, чем жизни тёмных.
Мы заплатим золотом, но вы отдадите нам то, что мы ценим выше золота: верность. Вы отдадите нам верность вашей Федерации. Она же не имеет для вас значения? Золото ведь важнее?
Ну вот.
А ещё — циничное: мы превосходим светлых эльфов технологически. Но мы отстаем от них магически, еще с ТЕХ времён. И тут ничего не сделать: средний тёмный эльф на две-три ступени слабее магически среднего светлого.
А вы думаете, почему они нас поработили в своё время?
(А вы думаете, почему мы не смогли их победить и вынуждены были бежать?)
Короче, целью выбрана Федерация.
Войне с нею — быть. Война будет на уничтожение (потому что нам нафиг не сдались партизаны в нашем тылу), и война будет до тех пор, пока мы не закрепим за собой богатые водою территории.
Как раз юг и юго-восток Северного континента богат пресной водой. И он достаточно близок к Южному, всего-то две тысячи миль, сто тридцать часов экономического хода современному десантному кораблю.

Отредактировано Pascendi (18-12-2018 18:57:21)

+2

9

4.
И вот тут как раз возникла проблема, которая быстро переросла в скандал.
Дело в том, что чистокровные тёмные эльфы имеют (сюрприз!) тёмную кожу.
А в Федерации темнокожих практически нет.
В Западной Империи — полно (они поглотили гигантский остров, почти континент, населенный темнокожими людьми).
У орков — довольно много (туда бежали наши, потому что рабство у орков не было таким тяжелым и унизительным, как у светлых эльфов).
А вот в Федерации — хорошо, если десятки. Между ними и нами лежат земли орков; все, кто имел тёмную кожу — оседали там.
Так что разведывательно-диверсионные группы для Федерации не могли быть укомплектованы чистокровными тёмными эльфами. В них должны были входить разумные: во-первых, светлокожие, а во-вторых, максимально похожие на людей, составляющих большинство населения страны.
Для военных это была проблема — потому что светлокожих на Южном континенте не так много, и основная их часть — недавние иммигранты, а к ним отношение местных, скажем мягко, плохое, и, соответственно, их лояльность нашей стране под вопросом.
Для политиков это была скандальная катастрофа, потому что не было средства и возможности обеспечить тактическое руководство операциями со стороны своих, доверенных, расово чистых кадров.
Все же понимают: тяжёлое наследие тысячелетнего рабства сформировало у тёмных эльфов комплекс неприятия белых. И не важно, светлых ли эльфов, белокожих ли людей и гномов, сероликих дварфов или гоблинов с их светлой серо-зеленой кожей. Мы терпим только красновато-желтых орков, потому что они были к нам толерантны и не угнетали так, как светлые эльфы.
Политические разногласия задержали проект года на два-три, если не больше (откуда бы сорреру знать это? Да не совсем он обычный соррер, как, впрочем, и остальные члены команды вовсе не обычные военнослужащие, даже для спецназа).
В итоге военные (и здравый смысл) взяли верх. Пришлось пустить в общество несколько обидных анекдотов про то, как наш разведчик, с безукоризненной подготовкой, в аутентичной одежде федерала, приходит в тамошнюю деревню, а первая же встреченная бабка его спрашивает: «Касатик, ты что, тёмный эльф на разведке?» — потому что он тёмен лицом.
Сложно сказать, сколько наших пострадало из-за экспериментов с отбеливанием кожи — такие были, это известно точно, но масштаб их вряд ли когда-нибудь станет известен.
Так что наша группа из шести разумных — три стихийника (Мышь — огневик, Ашер — воздушник и Фрак — менталист) и у каждого — силовик из Стражи в партнёрах — вся состоит даже не из полукровок — из квартеронов, в лучшем случае.
Мышь, по-моему, вообще в предках имеет светлого.
Хотя она больше, чем все мы, шипит что-то на грани слышимости, вроде «ра-асисты», глядя на сплошь белокожие лица окружающих.
Это несколько беспокоит: сможет ли она удержаться?
Беспокоит ещё и то, что Мышь — наше слабое звено. Да, она командует группой, да, все коды и прочее — у неё. Но она физически значительно слабее любого из нас.
Мы же демократия, у нас толерантность и инклюзивность. Поэтому в спецназе снизили требования к физической подготовке, чтобы можно было принимать женщин. На двадцать-двадцать пять процентов снизили.
Мы что, нам только в радость, что не издыхаешь после полосы препятствий или на сдаче норматива. Но вот в боевых условиях…
На стихийников и силовиков я точно могу положиться. Я знаю, что могу я — и я знаю, что это же смогут и они (видел на тренировках). Но я на тех же тренировках — при подготовке к выходу — видел, что Мышь сдохнет раньше нас.
И что тогда?
Тащить её на себе — значит, провалить задание. Ну, сейчас — значит, провалить выход с задания.
Пристрелить и бросить (как ПОЛОЖЕНО поступить с любым другим спецназовцем, и как ДОЛЖНЫ поступить со мной, в том числе) — так все коды у неё, и много другой информации, которую положено знать только руководителю группы.
И то, что эти сведения только у неё — очередное нарушение правил спецназа, между прочим.
Ну ладно, пока мы едем в нужном направлении, и, похоже, не вызвали никаких подозрений.
Что будет дальше — посмотрим.

Отредактировано Pascendi (18-12-2018 01:47:29)

+2

10

Глава 3. Элувриал

1.
- Располагайся поудобнее, отец. Чем обязан? Ты редкий гость в нашем доме.
- Да ладно, будет тебе. На День Предков только заезжал.
- Вот именно: заехал, оставил подарки, обидел Маллениэль и умчался.
- Да чем я обидел-то её?
- Вот странно, отец: неужто я помню наши обычаи лучше тебя? Ты должен был с ней вместе возжечь ароматные палочки на алтарях наших и её предков.
Старик — впрочем, только взрослый светлый эльф понял бы, что это старик — пожевал губами с явным неудовольствием:
- Я спешил тогда. У меня, знаешь ли, есть должностные обязанности. Хорошо, вообще нашел возможность заехать. А тебя вообще дома не было.
- Возвращаю: у меня тоже есть должностные обязанности. Но хотя бы извиниться перед хозяйкой ты мог бы, да и хотя бы формальный извинительный дар поднести.
- Я же подарил ей ожерелье работы Иллевиала! Ты хоть понимаешь, сколько оно стоит?
- Ещё бы я не понимал: я его лично и продал по её требованию.
Старший эльф несколько сгорбился.
- Я не подумал, что Маллениэль воспримет мой поступок как оскорбление. Прости меня прежде всего ты, сын мой, и упроси жену свою принять меня в ближайшие дни с извинениями.
- Ты вечно считаешь всех, кто ниже тебя, недостойными этикета…
Вздернулся подбородок, на коем уже проступали следы морщин:
- Хватит уже, я всё исправлю. Мог бы ей объяснить, что я бываю бестактным, и это не с целью обидеть. И ты-то уж должен знать, что я плюю на этикет не потому, что я выше всех и не специально для того, чтобы оскорбить её, а потому… ну… ну потому, что я вообще плюю на этикет. Дело надо делать. Дело.
Младший тяжело вздохнул. Ну что вот с ним поделаешь? Как он при таких манерах, при таком демонстративно невежливом поведении — умудряется восьмой раз подряд оставаться на посту министра иностранных дел Высокого Королевства Светлых Эльфов? Пережив уже трёх премьер-министров из трёх разных конкурирующих Высоких Домов?
Мне бы так. Приходится всё время лавировать, ублажать, умасливать и уговаривать. Там, где отец просто наорёт и хлопнет дверью. И всё будет по его.
Старик, будто только что заметил, подхватил изумительной красоты бокал резного хрусталя, налитый на треть золотистой жидкостью, поднёс к носу, вдохнул и одобрительно улыбнулся:
- Сайманское? Дай угадаю: десятилетнее?
- Угадал.
- Да, это был у них хороший миллезим. — Старик поболтал вино в бокале, полюбовался, подняв к свету, «ножками», стекающими по стенкам, ещё раз понюхал и только после этого сделал маленький глоток. Покатал вино на языке, проглотил и сказал:
- Это не лучший мэнор в долине. Ближе к горам, я полагаю. Известковые почвы, всё вот это. Я завтра пришлю тебе сайманское, которое действительно стоит пить. — И он отставил бокал на стол, как будто в том была тухлая вода из болота.
Вот же проклятье, ну почему он всегда говорит так, как будто даёт пощёчину?
- Собственно, я пришёл не за этим. Элувриал, ты не хочешь объясниться?
Когда он называет меня полным именем, это значит, что я опять горько пожалею, что попался ему на глаза.
- Насчет чего я должен объясняться и с какой стати?
- О, не думай ничего такого. У меня нет к тебе претензий. Я только хотел бы узнать, где сейчас мой внук и почему он там.
Элувриал перевёл дух. Он ожидал чего-то более ужасного, что могло бы вовсе разрушить его жизнь.
- Твой внук несёт воинскую службу нашему королевству и находится на том месте, которое сочли нужным его воинские начальники.
- Ну, то есть, его воинские начальники сочли нужным заслать его под прикрытием к тёмным эльфам, где вероятность разоблачения больше шести шансов из десяти, и сейчас не имеют с ним никакой связи. И ты это считаешь нормальным.
Таких подробностей Элувриал, далёкий от государственной службы, не знал. И они его обеспокоили — потому что сына он любил горячо и искренне, а не так, как его собственный холоднокровный и ко всем равнодушный батюшка.
Продышавшись, Элувриал на чистом упрямстве ответил:
- Мой сын там, где он счел нужным быть для своей чести и пользы государству!
- Тхала, тхала, тхала! — Ответил отец по-гоблински. Элувриал едва не задохнулся от обиды: он с детства знал (от отца, как же), что гоблины говорят так разумному, который, по их выражению (в переводе на эльфийский, разумеется) «лезет в пафос», прибегая к высоким словам, чтобы скрыть свои неискренние мысли.
У гоблинов сказать так — значит, выразить пренебрежение к собеседнику.
У них отвратительные манеры, от них плохо пахнет, они смехотворно пыжатся, чтобы их считали равными — но у них есть понятие чести, и не все эльфы способны ему соответствовать. Элувриал знал это — тоже от отца, как почти всё действительно важное в своей жизни.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Городская сказка (название рабочее)