Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Дети заката на обагрённой Руси


Дети заката на обагрённой Руси

Сообщений 31 страница 40 из 46

31

Иванов написал(а):

Товарищ администратор! Разрешите обратиться?!
:blush: А здесь можно иллюстрации выкладывать к текстам?

0

32

Вот, например, одна из попыток реконструкции Липицкой битвы, использованная в данной книге.
http://s8.uploads.ru/t/5jW0n.jpg

0

33

От переживаемого когнитивного диссонанса я застонал и рухнул на лавку. Хорошо хоть свёрнутая одежонка, что подсунули под мою несчастную голову, была достаточно мягкой.
Мальчишка испуганно подбежал ко мне.
- Худо тебе, княже? Я сейчас припарку на чело положу!
Он схватил ту самую мокрую тряпку. Слышно было, как он отжимает её в плошке, что стояла на столе. Затем на мой лоб опустилась мокрая прохлада. Я не возражал. Уйдя в себя, пытался понять произошедшее. Из всех вариантов единственным правдоподобным был самый невероятный. Допросился, получается! Блин горелый! Я, таки, попал хрен знает куда. А, кстати, куда?
- Ну, ладно. Ты – Радимка, сын Кузьмы Ратьшича, мой служка. А я тогда кто?
Пацан натурально поперхнулся от такого вопроса. Пару раз кашлянул, но потом ответил.
- Ты – князь Великий владимирский Юрий Всеволодович.
Слово «Юрий» в его устах звучит как-то странно. Что-то среднее между «Гвюргий» и «Гюргий». Я поначалу собственное имя и не признал. А когда понял да когда дошло до сознания сочетание «Юрий Всеволодович»…
Аааааааааааааааааа! Тысяча чертей! Таки попадос! Бойтесь своих желаний! Они могут исполниться!
Пережив бурю эмоций, я стащил со лба тряпку и бросил её на стол, поднялся на локте и, глядя прямо в глаза Радимке, спросил:
- И что произошло? Почему я здесь валяюсь с больной головой? Эта изба как-то не похожа на хоромы Великого князя. Где мы вообще?
- Да ты никак забыл всё княже? Это небось от того, что ты с коня сверзился, да и головою о земь приложился. Мы же сечу проиграли брату твоему Константину и Мстиславу Удатному…
Ууууууууууууу! Суки! Было только одно сражение, которое Юрий проиграл сразу Константину и Мстиславу. Это треклятая битва на Липице. И она уже состоялась. И мне в шкуре Юрия теперь расхлёбывать эту кашу! Ууууууууууу! А дальше-то что случилось?
- Скажи-ка мне, Радимка, а со мною братья Ярослав, Святослав и Иван были?
- Были, - радуясь, что я не всё на свете забыл, кивнул мальчишка. – Только что с ними стало, я не знаю. Городецкие, что к нам прибились, говорили, что вместе с Ярославом через Кзу перескочили. Они на полночь пошли, а он – на полдень. А дружины Святослава и Ивана - куда-то на закат. Я видел, когда мы со слугами к тебе с Авдовой горы бежали. Стоян-то - молодец, он твою походную казну спас.
- А Стоян – это кто?
В глазах парнишки вновь отразилась тоска, мол, опять князь чудит.
- Меченоша твой…
- Угу, - кивнул я. – Меченоша… А твой отец часом у отца моего князя Всеволода меченошей не был? Что-то имя мне знакомо…
Угу. В летописи читал, как этот самый меченоша Кузьма Ратьшич в 1210 году брал городок Тепра. Где эта самая Тепра находится и на кой ляд она Всеволоду Большое Гнездо сдалась, хоть убей – не вспомню. Но история в памяти засела: меченоша город берёт!
- Был, был, - радостно закивал головой Радимка.
- А здесь-то мы как оказались? И что за место такое?
- Так мы ж со Стояном и твоими стражами вперёд бегущего войска вырвались. А вот у этой деревни (вроде бы, Дубровкой её кличут) твой конь возьми и споткнись. Ты – на земь. Распластался и лежишь бездыханный. Я уж думал – помер. Ан, нет. Ожил. В избу ближнюю тебя занесли. Вот и ждём, когда оклемаешься.
- Сегодня 21 апреля? Четверг?
- Да, да! - малый довольно кивает, глаза блестят.
- И давно я тут лежу?
- Да не так, чтобы очень… Часа три*, поди. Обед недавно начался.
- Значит до заката ещё много времени. А скажи мне, пока я тут валяюсь, кто-нибудь из наших сюда успел подойти?
- А многие добрались. И дружинники твои, и из городовых полков многие - владимирцы, суздальцы, стародубцы, гороховчане. А ещё городецких много подошло.
- А из воевод кто есть?
- Даньша Твердиславович – тысяцкий владимирского полка. Он сейчас всем командует. Глеб Семёнович – тысяцкий суздальского полка, Ёрш Всеславович – сотник стародубский, Фёдор Авдеевич – посадник гороховецкий и Яромир Никитич – сотник городецкий с Горыней Вячеславовичем – городецким же посадником. А воевода дружины твоей Ратибор** Борисович, говорят, погиб при отходе. Так что теперь ею командует его братыч*** Жирослав Михайлович****. 
«Мля! Вот это комбинации имён с отчествами! Как только такое запомнить можно?» - нервно подумал я, но с удивлением обнаружил, что всех сразу запомнил, будто бы и раньше знал.
- Радимка, а ты мне давно служишь?
- Так ить… с одиннадцати годков. Три года, стало быть. 
О, как! Так ему сейчас уже четырнадцать! А чего-то мелковат для этого возраста. Впрочем, средневековье. Чего с него взять? Народ акселерацией не испорчен.
- Молодец. Ты тайны хранить умеешь?
- А то, как же, княже?! Про то, как ты в прошлом мае Зорицу на конюшне валял, я ж никому не сказал…
«Блин! Я ещё и от жены налево ходок! А тогда моя благоверная Агафья, наверное, беременной была. В прошлом году она мне должна была дочку принести – Добраву. Надеюсь, хоть Зорица – это женское имя».
- Вот и хорошо. Молчи про это и дальше. Я тебе сейчас другую тайну доверю. Справишься её хранить?
- А то, как же! Вот те крест, княже! Хоть пусть режут меня! – и малец размашисто перекрестился, а потом вытащил деревянный крестик из-за пазухи и поцеловал его.
- Верю, - согласился я и продолжил. – Я, как видишь, память потерял. Почти всю. Никого не помню и простых вещей не знаю. Если об этом в народе языками молоть начнут, сам понимаешь, худо будет и мне, и тем, кто рядом со мною. Поэтому будь со мною рядом и мне во всём старайся подсказывать. Встретились мы с кем – намекни, кто это. Имя, отчество, чин, положение. Ну, и в других вещах совет подай, коли разумеешь. Я ведь сейчас, как младенец несмышлёный. Ничего не знаю – ни сколько кадь ржи на торге стоит, ни как коня в телегу запрячь. Так что помогай. За службу же верную преданного мне человека я всегда наградить сумею. А теперь зови сюда Даньшу Твердиславовича и Жирослава Михайловича. И как мне их отличить?
- Это-то просто. Даньша – старик. Ему говорят, скоро полсотни лет будет. Седой почти весь. А Жирослав-то тебе, княже, по возрасту ровня. И рыжий он, с конопушками.
---------
* В старину в сутках также было 24 часа, но отдельно считали дневные и ночные часы. На Руси в XIII веке считали лишь дневные часы. Световой день делился на 12 часов. Из-за того, что световой день в зависимости от времени года колеблется, длина часов была различной. Например, 5 мая (22 апреля по старому стилю) восход солнца – в 4.33, заход – в 20.10. Световой день – чуть более 15 современных часов. Соответственно в XIII веке 1 час в этот день составлял примерно 1 ¼ часа современного исчисления. Сутки менялись с заходом солнца, когда в церквях служили вечернюю литургию.
** Ратибор - персонаж, упомянутый в летописях. Знатный муж князя Юрия, погибший во время Липицкой битвы от руки ростовского богатыря Александра (Олёши) Поповича.
***Братыч – племянник по брату.
**** Жирослав Михайлович – реальный воевода, служивший князю Юрию. После разгрома отрядами хана Батыя русской рати под Коломной 1 декабря 1237 года возглавил отступление остатков войска к Владимиру. Погиб 4 марта 1238 года вместе с князем Юрием в битве на реке Сити.

Отредактировано Велес (17-12-2018 23:23:28)

+2

34

Велес написал(а):

Пацан натурально поперхнулся от такого вопроса.

По моему будет лучше юнец или отрок, на ваше усмотрение.

Велес написал(а):

Бойтесь своих желаний! Они могут исполниться!

Наверное здесь во множественном числе.

Велес написал(а):

Мы же битву проиграли брату твоему Константину и Мстиславу Удатному…
Ууууууууууууу! Суки! Была только одна битва, которую Юрий проиграл сразу Константину и Мстиславу. Это треклятая битва на Липице.

Многовато близких повторов. Можно заменить например на сражение, сечь, рать и т.д.

Велес написал(а):

Стоян-то молодец был, он твою походную казну спас.

Лишнее. А так получается что его уже и нет.

Велес написал(а):

В глазах парнишки вновь отразилась тоска, мол, опять князь ничего не помнит.

На Ваше усмотрение: опять князь чудит.

Велес написал(а):

Но история в памяти засела: меченоша штурмом города командует!

На Ваше усмотрение: город берет.

Велес написал(а):

Так ить… с 11-ти годков. Три года, стало быть. 
О, как! Так ему сейчас уже 14!


Цифры прописью обычно пишут, за некоторым исключением(даты, номера полков и т.д.).

Велес написал(а):

Про то, как ты о прошлом мае Зорицу на конюшне валял, я ж никому не сказал…

Опечатка.

Велес написал(а):

Молчи про это и дальше.

Опечатка.

Велес написал(а):

Поэтому будь со мною рядом и мне во всём старайся подсказывать. Встретились мы с кем – подскажи, кто это. Имя, отчество, звание. Ну, и в других вещах подсказывай

Частый повтор. Намекни, подай совет коли разумеешь.

Звание? Может лучше положение или что вроде того.

Велес написал(а):

Службу же верную я всегда наградить сумею.

Может лучше: За службу же верную, я всегда наградить сумею.

+1

35

граф Зигфред написал(а):

Велес написал(а):

    Пацан натурально поперхнулся от такого вопроса.

По моему будет лучше юнец или отрок, на ваше усмотрение.
Велес написал(а):

    Бойтесь своих желаний! Они могут исполниться!

Наверное здесь во множественном числе.


Спасибо! Всё остальное поправил. Пацана оставил, потому что это мысли ГГ, а он - попаданец. В данном случае мальчишке немного сочувствует, поэтому "юнец" будет для него оскорбительным, "отрок" насмешливо-патетическим, а "мальчишка" за две строчки до того употреблено.
Насчёт желаний не понял. По-моему, у меня уже множественное число: Желания могут исполниться.
Ещё раз: спасибо за внимание!

0

36

21 апреля 6724 года (1216 год от РХ). Деревня Дубровка на суздальской дороге. Примерно 4 часа дня по астрономическому времени.
Юрий Аникин/Юрий Всеволодович, Великий князь владимирский

Пока Радимка звал нужных людей, я кое-как смог подняться и усесться во главе стола. Так сподручнее гостей встречать будет. Сижу, рассматриваю чудо местного коммунального зодчества – прототип русской печи без трубы. Этакое насмерть закопчёное глинобитное сооружение, больше похожее на дровяную плиту, чем на печь,  занимающее четверть комнаты.
«А в чём проблема? – думаю. - Почему трубу здесь не делают? В Европе же у каминов трубы есть, а у нас почему нету? Стоп. Об этом позже подумаю. Тут вон аборигены нарисовались».
Даниил Твердиславович и вправду оказался совершенно седым стариком с роскошной бородой. При этом старику не было и пятидесяти. Лицом и комплекцией он сильно напоминал Илью Муромца со знаменитой картины Виктора Васнецова.
Жирослав Михайлович тоже будто списан с картины. Только другого Виктора – Шилова. «И один в поле воин». То же продолговатое лицо с широким лбом и узким носом. Те же мягкие тёмно-русые волосы, перехваченные кожаным ремешком. То же могучее телосложение. Тот же мрачный взгляд тёмных глаз. Ох, не идёт ему это имя. Хотя, смысл хороший: жирная слава. Только где она?
- Ну, что, храбрые мои воины? Проиграли мы битву? - спрашиваю с лёгкой насмешкой.
В ответ лёгкое удивление и настороженные взгляды. Обвинить меня в некомпетентном командовании у них духу не хватает. Это хорошо. И давать им время, чтобы с этим духом собраться – не в моих планах. Сразу продолжаю:
- Просрали мы брань. Зря я поддался на уговоры Ярослава. Не надо было его слушать, - последние слова произношу, как будто внушаю непослушному сыну правила поведения в школе.
Пристально гляжу на своих военачальников: «Ну, что? Поняли, кто виноват? Во всех бедах. Ярослав. Один Ярослав. Вот так и думайте. А уж в чём именно я неправильно его послушал – в конфликт с Новгородом зря втянулся, атаковать ли зря приказал или где ещё накосячил, вы уж сами додумайте. Я всех тонкостей сражения не знаю».
- Заслоны выставили?
Хмыкаю, глядя на укоризненное выражение лица Даньши. На нём прямо написано: «Обижаешь, начальник!»
- Ладно. Что у нас сейчас есть? Большие потери?
Даниил Твердиславович прокашлялся и густым басом сообщил:
-  Большинство воев из наших полков, кто с поля бранного утёк, к нам уже прибежали. От дружины твоей полторы сотни осталось. От моего городового полка – полтысячи. Суздальцев, стародубцев, гороховчан – три сотни. В общем, четверть наших гридней, как корова языком слизала. Ну, ещё остатки полка из Городца к нам прибились. Им крепко досталось. Из двух сотен только одна уцелела.
- То есть, у меня под рукою сейчас тысяча воев? Это ж большая сила!
Даниил Твердиславович сморщился, будто кислое яблоко укусил:
- Ну, какая это сейчас сила? Они только что от врага убежали. Да и во Владимире с Суздалем больше пополнения не сыскать. Разве что баб с чернецами, да увечных с детьми на коней посадить. Не с кем воевать, княже…
Усмехаюсь в ответ.
- А я воевать и не собираюсь. Отвоевался я. Мне теперь важнее мир заключить. Жирослав Михайлович, дружина мне верна? Готова она за мною пойти? Ты меня знаешь. Серебром и портами не обижу. С русичами воевать в ближайшие пару лет не будем. И… не бойся. Изгоем я не стану. И Ярослава слушать больше не буду. Ну? Пойдут за мной?
Поначалу задумавшийся Жирослав, к концу моей речи просветлел лицом:
- На таких-то условиях все пойдут.
- Вот и ладненько. А теперь ты, Даниил Твердиславович, скажи. Коли Константин Великим князем станет, не захочет ли он тысяцких и сотников, а то и десятников во Владимирском и Суздальском городовых полках поменять?
- Ну… - протянул Даньша. – Десятников-то вряд ли. А вот в остальном ты, княже, прав. Да и воев, кои тебе особо преданы, он постарается из городских полков изгнать.
- А тогда, какой вам резон этого дожидаться? Идите все ко мне на службу. Я у Константина в удел попрошу один из порубежных городков на восходе. Владимирских ремесленников, что мне верны, или нам нужны (за серебро-то, поди, согласятся), с собою возьмём. Так и обоснуемся. И будем границы княжества расширять, язычников в веру истинную обращать. И Косте слава, и нам – доход. А, может быть, и на том свете нам зачтётся. Владыко Симон нас благословит. А может быть, я его по старой памяти уговорю с нами ехать. Что скажешь?
Глаза старого воина заблестели как у молодого вьюноши, вдохновлённого великими идеями:
- Да под такое дело у нас две трети полка Владимирского за тобою пойдут. Да и суздальцев – половина.
- Вот и славно. Давайте-ка поговорите со своими людьми обо всём этом. Пусть определятся, кто со мной, а кто – нет. Сегодня пусть все себя в порядок приводят, отдыхают. А завтра с рассветом выступаем на Суздаль. От него - на Владимир. Как Даниил Твердиславович, думаешь, успеем до темноты?
- Должны успеть. Только вот... А что, если Мстислав с Константином там раньше окажутся?
- Не волнуйся. Они спешить не будут. Подойдут к Владимиру только в воскресенье. Сегодня они на поле брани стоять будут. Раненых добивать, да победу праздновать. А потому сейчас давайте помолимся о новопреставленных, - сказал я и тут же встал, обернувшись к красному углу, где на полочке стояла единственная икона, судя по грубоватости линий и упитанности фигур, местного суздальского письма.
- Помяни, Господи Боже наш, в вере и надежди живота вечнаго новопреставленных рабов Твоих… - с окаменевшими лицами стали читать молитву мои собеседники.
Я тут же присоединился к ним. Удивительно, но молитва помнилась на редкость хорошо. Читал её я достаточно громко и чётко, чтобы на корню пресечь разговоры о демоне, вселившемся в тело князи или о подменыше.
- …И Тебе славу возсылаем, со безначальным Твоим Отцем и с Пресвятым Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь, - осеняю себя широким крестом, отвешиваю иконе поясной поклон и поворачиваюсь к собеседникам. – Могу ли я вам довериться в беде своей?
- Конечно, княже, - отвечают Даньша с Жирославом, явно думая о поражении на Липице.
«Хе-хе-хе. Попались, голубчики».
- Когда я тут с коня упал, головой сильно ударился. И память у меня отшибло. Очень многое забыл. Ну, совершенно. Ни детства, ни отрочества не помню. Из людей мало кого помню. О которе* с Константином – смутные воспоминания.
Даньша с Жирославом замерли в недоумении, смотрят на меня круглыми глазами. У Жирослава так вообще на лице расстройство написано, мол, только князь дело говорить стал, и вдруг выясняется, что это потому, что всё остальное забыл! Засада.  Надо их как-то мотивировать.
- Наверное, постепенно я всё это вспоминать буду, но не сразу. И поначалу мне помощники нужны будут, которые подскажут: кого и как зовут, где и чего было, что и как делается. Остальным, разумеется, знать о том не положено. Так что? Могу я на вас положиться? Готовы стать моими главными советниками?
«Ой! Ты глянь-ка! Зацепило! Готовы служить князю с мутными перспективами ради великих дел. Или владелец этого тела и впрямь таким хорошим человеком был, что за ним люди даже в ссылку тянутся? Хм… Есть о чём задуматься».
---------
* Котора (устаревшее) – междоусобица, ссора.

+3

37

Велес написал(а):

Я у Константина в удел попрошу один из порубежных городков на восходе.

Не совсем понятна логика ГГ?

Зачем ему сейчас огорчать сразу же своих начальных людей? Тем что удалиться фактически в монастырь.

По моему сейчас такие признания слишком рановато. Не поймут-с, сбегут. Чудить начал князь-батюшка.

Да и потом, двойное огорчение, добавил еще и про потерю памяти....

Ему сейчас, по моему на ноги нужно встать, своим стать, вжиться в реалии тогдашнего времени, а потом уже свои нововведения делать....

На усмотрение автора.

П.С. Да про множественное число я ошибся.

Отредактировано граф Зигфред (18-12-2018 00:04:03)

0

38

граф Зигфред написал(а):

Велес написал(а):

    Я у Константина в удел попрошу один из порубежных городков на восходе.

Не совсем понятна логика ГГ?

Зачем ему сейчас огорчать сразу же своих начальных людей? Тем что удалиться фактически в монастырь.

По моему сейчас такие признания слишком рановато. Не поймут-с, сбегут. Чудить начал князь-батюшка.

Да и потом, двойное огорчение, добавил еще и про потерю памяти....

Ему сейчас, по моему на ноги нужно встать, своим стать, вжиться в реалии тогдашнего времени, а потом уже свои нововведения делать....

На усмотрение автора.

П.С. Да про множественное число я ошибся.

Отредактировано граф Зигфред (Сегодня 00:04:03)


Когда реальный Юрий прискакал во Владимир и попытался организовать оборону, ему популярно объяснили то, что уже сказал здесь Даниил Твердиславович: "Разве что баб с чернецами, да увечных с детьми на коней посадить. Не с кем воевать, княже…" Юрию пришлось сдаться на милость победителям. Ему в этот момент реально грозит стать князем-изгоем. И это прекрасно осознают его соратники. А это очень неприятная перспектива. Стать удельным Городецким князем, да ещё получить почти полную самостоятельность (в качестве заманухи - походы на мордву) - это в данных обстоятельствах просто путь к спасению. В реале все те войска, которые сейчас собираются у Дубровки просто разбежались в разные стороны. Проигравших князей мало кто любит.
Сообщение о потере памяти, конечно, никого обрадовать не может. Но скрыть этот факт от своих приближенных невозможно. Можно лишь сделать их ближайшими советниками. Это перспектива для людей, стоявших прежде на вторых ролях, очень заманчивая. Тем более князь ничего не помнит, стало быть, прошлое можно "слегка скорректировать" своими рассказами в свою пользу. Выгодное дельце. Лучше быть первыми советниками при удельном, но по сути самостоятельном князе, чем проигравшими неудачниками из милости принятыми ко двору победителя-Константина. К тому же вспомните, что бояре про Мишу Романова говорили,  мол молод, глуп, потому мы за него править будем. Это ж заветная мечта всего боярства. А тут у князя память отшибло, хотя рассуждает, вроде разумно. Таким, как малым дитём руководить можно. Кто ж от такого счастья откажется? Особенно, если учесть, что всем остальным про потерю памяти знать не обязательно - только самым ближним и доверенным! И как приятно войти в этот круг людей, коим такая ТАЙНА доверена!
Вот такая логика.

+3

39

22 апреля 6724 года (1216 год от РХ). Суздаль. Примерно астрономический полдень. Юрий Аникин/Юрий Всеволодович, Великий князь владимирский

Вчера я славно потрудился языком. Поговорил со всеми своими военачальниками, составили планы действий, выслали гонцов в Суздаль и во Владимир. А потом я отправился  митинговать с дружиной. Если с руководством я ещё опасался вопросов о своих странностях, то встреча с большим коллективом меня в этом плане не беспокоила. Здесь от ненужных вопросов легче отвертеться. Главное, что я увидел: Жирослав с народом поработал, и народ настроен благожелательно. А потом я заглянул и ко всем остальным нашим полкам. Уже при свете костров говорил с ребятами из Городца. До соплей обидно. Я собираюсь к ним в князья устраиваться, а у них самые большие потери. Поначалу на меня исподлобья смотрели. Как мог, утешил, обнадёжил, показал свою широкую душу. Вроде бы оттаяли.
Радовало, что раненых среди моего войска было немного. Почти все – лёгкие. Оно и понятно. Тяжелые на поле битвы остались. А те, кто был ранен серьёзно, но успел убежать от вражеских воев, спрятались в ближайших деревнях. Ну, куда в таком состоянии дальше ехать? Далеко побежали лишь те, кто получили неопасные царапины.
В целом ситуация лучше, чем мне виделось из XXI века. Там летописцы вообще пугали 9233 павшими с нашей стороны. В реальности потери в разы меньше. Вот только жратвы у нас почти нет. Весь обоз достался нашим оппонентам. Чтоб они подавились.
С места снялись ещё затемно. При помощи пары телохранителей я кое-как взгромоздился на лошадь. Все сочли это последствием моего нездоровья. Откуда им знать, что это моя третья в жизни поездка верхом? Впрочем, без чуда не обошлось. Вскоре я заметил, что вполне уверенно держусь в седле. Правда, только тогда, когда об этом совсем не думаю.  Как это у меня получилось – понятия не имею. Наверное, это стандартный рояль попаданца – память тела. А иначе как понять столь лёгкое обучение?
Часа четыре (это по времени моего мира, где в часу 60 минут и их размер от времени года не зависит) ехали на восток. Потом была переправа через речку Кестра, у которой мы часок отдохнули. Подкрепились  тем, что реквизировали у крестьян по дороге. Жалко было этих бедолаг. Я даже настоял, чтобы из походной казны, спасённой Стояном, им частично заплатили. И выдал им расписки на оставшуюся часть. На бересте, но с восковыми печатями. И прямо им сказал, что битву я проиграл. Великим князем теперь вряд ли буду, но, когда всё утрясётся, если кто меня найдёт, то я уж точно всё оплачу.
Хм… Как они меня благодарили! Интересно, с чего это?
На Кестре мы простояли около часа и отправились в путь. Часа через полтора были у стен Суздаля. Тут, оказывается, у меня есть свой княжеский двор. Начальник его – тиун Григорий Завидович – классный мужик. Запасы изрядно порастряс, всю нашу ораву накормил. Хотел он для меня по случаю приезда пир закатить, но я эти поползновения пресёк на корню. Ограничил свой обед ломтями копчёной свинины  с обалденно мягким несколько сероватым хлебом. Времени нет. Спешить надо. Единственную поблажку допустил – разрешил угостить меня хорошим ставленым мёдом. А под кружечку хорошего княжеского медка (ох, крутая вещь, я вам скажу, чилийские вина - отдыхают) обещал Григорий Завидович со мною в ссылку поехать. Ну, я попросил, чтобы он завтра во Владимир с семьёй и пожитками приезжал. Если что при дворе приглянется, советовал с собой забрать. Но двор ни в коем случае не зорить, не рушить и не жечь.
- И назначь кого-нибудь вместо себя за порядком присматривать, - говорю. – А то вдруг через пару лет вернуться придётся?
Григорий Завидович все намёки понял.
И ещё я его попросил, если будет такая возможность, привезти с собою какого-нибудь солевара, рудознатца или кузнеца хорошего. Вместе с семьёй. А лучше всех и побольше, побольше, побольше! Я щедрый. За хорошую работу плачу хорошо. И работы у меня будет навалом.
Суздальский городовой полк я распустил. С воями расплатился барахлом со своего двора. Народ остался доволен. Битву проиграли, но они всё равно с прибытком. Значит, князь не безнадёжен. Тут же призвал добровольцев под мои знамёна. Из оставшихся трёх сотен со мной отправились во Владимир две. Правда коренных суздальцев там было всего 8 десятков, а остальные – стародубцы и гороховчане, которым всё равно со мною по пути к дому. Сколько из них ко мне на службу пойдёт – пока считать рано. Хотя… Попробую-ка я у Кости их города выклянчить.
Познакомился я и с суздальским посадником Олексой Милятичем. Правильнее было бы его Билятичем назвать. Не понравился он мне от слова совсем. Хвостом сука вертит. Уже, небось, печёт караваи, чтоб Костика хлебом-солью встречать. Ладно. Так и быть. Я ему приказал при подходе смолян и новгородцев садиться в осаду. Но если подойдёт Константин или его ростовские воеводы – им надо ворота открывать. Он ещё удивился и спросил:
-А почему только им?
- Чудак-человек, - говорю. – Хочешь, чтобы эти тати город разграбили?
- А Константин?
- Ну, он что? Дурной что ли собственный город на поток пускать?
И чтобы этому самому Олексе жизнь мёдом не казалась, обязал реквизировать все ладьи, стоящие у Суздаля… Ёпыть! А Каменка-то здесь судоходной оказалась. В XXI веке смотрел на эту речушку и думал, что её курица перейдёт, крыльев не замочив. А тут надо же… Ладьи. Или это учаны? А может быть, ушкуи? Да кто их разберёт? Нет мне разницы. Конфисковать и всё! И те суда, что у Кидекши в месте впадения Каменки в Нерль тоже реквизировать  и перегнать сегодня же во Владимир.
- Понял? Вот и хорошо. А чтобы тебе сподручнее было всё это исполнять, дам сотню городецких молодцев.
Посадник суздальский аж побелел. А куда деваться?
Забегая вперёд скажу, что городецкий сотник Яромир Никитич с городецким же посадником Горыней Вячеславовичем  справили службу в лучшем виде. Реквизировали полтора десятка весьма вместительных ладей вместе с командами и товаром, к полудню следующего дня пригнав их во Владимир.
Надо сказать, что всё наше суздальское правление заняло меньше трёх часов. И дальше нас ждал пятичасовой марш на Владимир с одной получасовой остановкой-привалом посередине. Гнать коней не хотелось, но надо было поспешать, чтобы попасть в столицу до темноты.

Отредактировано Велес (20-12-2018 11:42:39)

+3

40

Велес написал(а):

- Чудак-человек, - говорю. – Хочешь, чтобы эти бандиты город разграбили?


М.б. тати?

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Дети заката на обагрённой Руси