Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Фронтир Индикона


Фронтир Индикона

Сообщений 1 страница 10 из 77

1

Уважаемые читатели и критики!

Предлагаю вам на  сьедение своё скромное произведение.

Фантастика, как водиться альтернатива.
Буду потихоньку выкладывать правленный и причесанный вариант по сравнению с СИ.

Сверхцивилизация выбирает из населения  планеты ГГ обладающего нужным  им знаниями и умениями и и переносит  его клон на альтернативную землю 6 века н.э. в  другую Вселенную.
Цель поиск и поиск и выращивание узла их транспортной системы - Телепорта.
В помощь ему заброшена группа землян из разных времен, которые о важной миссии ни  сном ни духом.
ГГ попадает в саванны Восточной Африки,  в район экватора. Роялей нет, как впрочем и одежды. В начале много примитив технолоджи.
Произведение можно описать как производственный роман, с вкраплениями приключений.
.
Идея книги...  а что если не офисных хомяков или школоту забросить, а кого пограмотней. ГГ специалист по АСУ, базовое образование Бауманка, заочно хим. фак. и геологический. Опыт геологических экспедиций, опыт производства керамики разных типов и много ещё всякого разного по мелочи. Жесткое, но правдивое прогрессорство нужное для выполнения задания товарищей свыше.

  Первое произведение, особливо прошу  сильно не пинать!  Буду признателен за за советы и комментарии к тексту. Объективная критика, указания ошибок всячески приветствуется. Стилистика кое где хромает, особенно диалоги - будем работать. Особенно ценна будет критика логических нестыковки, хронометража, технологических и технических ляпов.

Отредактировано Яр (02-03-2019 21:40:41)

+2

2

Яр написал(а):

Предлагаю вам на  сьедение своё скромное произведение.

Заполните свой профиль, согласно пункту 3.1 Правил форума. Анонимы на сайте не приветствуются.

Яр написал(а):

ГГ попадет в саванны Восточной Африки,  в районе экватора.

Там джунгли,

и много диких обезьян

+1

3

Сир профиль заполнен.В районе ВА саванны не путайте с ЦА и Западной, вот там джунгли.Как можно править ошибки в посте, вы потом даёте права?

+1

4

Яр написал(а):

. ГГ специалист по АСУ, базовое образование Бауманка, заочно хим. фак. и геологический.

Э.... не подумате, что отговариваю, а вытянете системность подхода? Это не попаданец с википедией в ноутбуке.

Отредактировано Lokki (10-02-2019 13:28:07)

0

5

Lokki написал(а):

Э.... не подумате, что отговариваю, а вытянете системность подхода? Это не попаданец с википедией в ноутбуке.

Отредактировано Lokki (Сегодня 13:28:07)

Не сомневайтесь, чуть позже у ГГ будет кое что намного покруче Википедии. Для начального же этапа ему своих знаний и умений хватит за глаза.

0

6

Фронтир   Индикона

     Палящий зной в этом пекле, помноженный на отсутствие воды, окончательно меня доконал. До цели ещё километра три-четыре, а я сдал, сдулся и едва плелся по саванне.  Стал чаще останавливался, сильно кружилась голова. Самое поганое то, что я совсем не приблизился к своей цели — громадным баобабам, виднеющимся у горизонта.   
     Вода… Ни о чём другом не могу думать, хотя бы маленький глоток воды. Странно, что я не вижу миражей, хотя говорят, при сильном обезвоживании они всегда появляются. Врут.     
     Всё. Точка.  Дальше идти не могу, просто не могу!  С трудом лёг на жёсткую, колючую траву, клочками растущую под невысокой акацией.  Тени почти нет. Плевать, надо только чуть-чуть отдохнуть, и я дойду, обязательно дойду.  Обрывки вчерашнего дня возникали передо мной калейдоскопом. Странное состояние между сном и явью длилось недолго, усталость взяла своё.

              Двадцать четыре часа назад, Москва

     В августе восемнадцатого года в Москве стояла жара. Атриум-колодец с панорамными лифтами, уходящими в небо, в Северной башне Сити — отличное место, где можно окунуться в прохладу, кондиционеры там работают исправно. Закончив встречу с деловым партнёром, я наблюдал, как поток людей вливается в холл через главный вход и растекается по многочисленным офисам и ресторанчикам. В духоту идти совсем не хотелось.
     Кого тут только нет: вечно спешащие курьеры, менеджеры, никогда не выпускающие трубки из рук, важные от собственной значимости финансовые директора в дорогих костюмах и простые зеваки. От разговоров стоял такой шум, что казалось находишься где-то на большом базаре в окрестностях Бухары. 
     Из лифта, грациозно покачивая бёдрами, вышла высокая блондинка лет двадцати двух, одетая в лёгкий, едва приталенный сарафан василькового, как и её глаза, цвета, ничуть не скрывающий всех прелестей женской фигуры. Толстая, чуть ли не в руку пшеничная коса, длинные ноги, тонкая талия и симпатичное лицо как магнит притягивали вожделеющие взгляды мужчин и завистливые женщин. Пройдя мимо и одарив обворожительной улыбкой (а она не родственница Скарлет Йохансон?), эта особа направилась к эскалатору. Проводив её взглядом, я заметил ещё одного интересного персонажа, одетого в мешковатый костюм тройку, кажется, ещё советских времён.  Рядом с одетыми от Сanali и Corneliani соседями, толстяк в круглых очках и с допотопным, потёртым саквояжем смотрелся белой вороной.
     Саквояж… Этот предмет пробудил во мне смутные воспоминания, я точно где-то видел его. Только где? Навёл смартфон, включив зум на полную: губы постоянно в движении, словно что-то бормочет под нос, толстые красные щеки, мясистый нос, дурацкая причёска с пробором, как у купеческого сынка.  Ёшкин кот, да это же Алексей!  Балагур, любитель играть на гитаре и душа компании, мой однокурсник! 
     —  Ну ты и разожрался, Алексей Иванович, —  я слегка хлопнул его по животу. 
     Он несколько секунд непонимающе смотрел на меня, хлопая глазами.
     — Наверно, готовишься к покорению полюса в одиночку? Угадал? — продолжил подтрунивать я.
     — Что вы себе позволяете, молодой человек?! То, что вам известно моё имя, ещё не даёт вам прав на подобные шуточки! — почти прокричал он.
     — Кто тут из нас молодой человек, это ещё вопрос. Я постарше тебя буду! — приняв спич за очередную издёвку, он разволновался, пошёл красными пятнами, голос его предательски задрожал:
     —  Кто ты такой, чтобы со мной так разговаривать?! Щегол! 
     — Кто-кто, дед Пихто! Леха, ты что, неужто не узнал?!   
     Он ещё что-то хотел сказать, но фраза сорвалась на полуслове. Словно слепой крот он всмотрелся в моё лицо, снял очки и начал их протирать вновь и вновь, будто не веря.
     — Не может быть!  Ярослав?!
     —  Нет, папа римский!
     —  Да, да. Теперь я точно тебя узнаю. Все такой же остряк, как и тридцать лет назад! Сколько лет, сколько зим, и на тебе — ни капли не изменился! Другие вон остепенились уже, а ты все в лоб правду матку рубишь. Пожалел бы старика, я-то не от хорошей жизни располнел, не жизнь, а сплошной стресс.
      — В старики ты себя рановато записал. Ладно, проехали. Как насчёт того чтобы обмыть встречу? — предложил я, — За мой счёт.
      — Ну, если так поставлен вопрос, то я за! Сейчас только документы сдам, и полностью в вашем распоряжении.
      Спустя некоторое время мы сидели в уютном кабинете японского ресторанчика, расположившегося на нижнем ярусе делового центра. Жёстко заштукатуренная под японку официантка (родом, скорее всего, откуда-нибудь из Рязанской области) подошла принимать заказ и молча ожидала, когда мы обратим на неё внимание.
     Однокурсник силился разобрать названия блюд, их состав и чуть слышно ругался.
     — Если не против, я закажу, уже бывал в этом заведении.
     — Валяй!
     —  Темпуре мореабаси две порции, аспара хотате, кайсо и тако сарадо, ико чингесай шого аэ, большой эмби темпура ролл ещё набор горячих суши с морскими гребешками, не помню, как они у вас называются.
     — Что будете из напитков? — тоненьким голоском спросила официантка.
     — Из напитков — саке. Грамм по двести.
     — Не, по двести маловато, давайте по триста, ради встречи! — встрял мой собеседник.
     — Вот что, — сказал я ей, — неси-ка нам колбу побольше и стаканчики, а мы сами разберёмся.   
     Приняв на грудь по сто грамм сакэ и закусив, стали вспоминать бурную молодость.
     — Алексей, ты, вроде, с ребятами нашими контакт поддерживаешь? Понимаешь, я же ни с кем после выпуска так и не встречался. Хочу загладить вину, организую всем поляну, есть у меня одно заведение приличное на примете. Поможешь?
     — Сделаем, контакты-то остались, да кто от выпивки на халяву откажется. Жаль много мне не выпить, сдаю, сдаю понемногу. Здоровье совсем не то, что раньше: всю ночь мог пить, а утром как огурчик на работу, а сейчас… — он махнул рукой. — Помнишь семьдесят седьмой, когда мы после сессии рванули в Коктебель дикарями?
     — Допустим, не мы рванули, а я вас туда приволок. Но согласен, вспомнить есть что. Эх, золотое время было: вино «Карадаг», сладкие арбузы, красивые, загорелые девушки, горный воздух, планеры — что ещё нужно студентам!
      —  На счёт вина, по пальцам одной руки могу сосчитать, когда ты с нами квасил, всё больше на свою этажерку времени тратил, да на дам.
      ¬—  Что было интересно, то и делал. Пока некоторые с утра за воротник заливали, я летать учился и вовсе не на этажерке, а на ЛАК двенадцать, а это, между прочим, лучший учебный планер на тот момент.   
      —  Каждому своё. Мне то и внизу неплохо было со стаканчиком красненького. Приключения не по мне, — тут же нашёлся Алексей. —  Вон ты на планере чуть не разбился.
     — А, ты про тот случай.  Всякое бывает, риск дело благородное! Ты не понимаешь, Коктебель — настоящая Мекка для планеристов, легендарные места!  Узун-Сырт, долина Бараколь. * Летом там царство мощных восходящих воздушных потоков — термиков. Вот, бывало, поднимешься повыше метров на пятьсот и паришь с потоком, любуешься сверху на Кара-Даг. Красота! — мы помолчали.
     — А в тот раз внезапно гроза началась, — продолжил я, —  только поднялся от подножья метров на семьсот вверх и почти сразу в эпицентр попал.  Стемнело, словно свет выключили, температура упала градусов на десять, косой ливень стеной, град. Планер порывами словно тряпку кидает во все стороны. Потащило к восточному, отвесному склону Пилы, ты знаешь это место, ходили мы туда один раз через заповедник, ты сначала на вершину по расщелине лезть не хотел, а на обратной дороге мы ещё от егерей убегали.
     — А, там, где с будуна оврагами от егерей уходили?
     — Точно! Куда лечу, хрен его знает, на мгновение сквозь туман вершина проглянула, в паре метров снизу! Молнии одна за одной, одна за одной. Порывы ветра бьют словно кувалдой, едва крылья не оторвало.
     — Глупости всё это, — перебил Леха, — экстрим ваш! Дома нужно сидеть за чашечкой глинтвейна перед камином, да чтобы ноги тёплый ковёр грел, а приключения нужно смотреть по телевизору, на канале Дискавери!
     Пара часов пролетела незаметно, но к сожалению или к счастью, Леха так набрался, что пришёл в совершенно невменяемое состояние и буквально падал на ходу.
     Нда... проблема. В таком состоянии он точно домой не доедет. Все планы придётся теперь отложить и доставить его до дома.  Жил он под Лосино-Петровским, в каком-то садовом товариществе. Взвалив тушку друга на плечо, я поволок его к выходу. Едва не навернувшись с пациентом на главной лестнице с фонтанами и красивой иллюминацией, я всё-таки загрузил тело в ближайшее такси на заднее сидение. Сам на всякий пожарный уселся рядом, назвал адрес и задремал.
     — Ну куда тебя понесло-то, куда? Всё здесь тормози! — неожиданно подал голос Леха. Оказывается, он уже проснулся и вовсю командовал.
     Мы приехали в дачный посёлок. Грунтовка и небольшая площадка около забора.
     — Ну чего встал? Выгружай, а то ноги не держат! Развезло словно школьницу на выпускном, которой первый раз стакан налили. Говорю тебе, всё из-за сакэ грёбаного, не иначе туда грибов галю… галю... галогенных подмешали!  Надо было водку пить. Кстати, у тебя случаем водички нет? Умираю!
     — Держи болезный, — протянул я ему Боржоми, предусмотрительно взятую в ресторане. Леха мигом выдул всю бутылку, после запыхтев попытался вылезти из авто.
      — Да сиди уж, сейчас помогу.
      Расплатившись, зашёл с его стороны и буквально за шкирку вытащил его. Леха шёл сам, но его неслабо штормило и приходилось поддерживать.
     — Видишь дыру в заборе? Так нам туда.
     — А что, у вас нормально входа нет?
     — Есть, конечно, но с чёрного хода быстрей будет! А там ещё сторож такой противный мужичок!
     Делать нечего, подхватив пьяницу под руки, пролез через дыру и потащил толстяка по дорожке, со следами асфальта. Леха сипел и тяжело дышал, но потихоньку шёл, хотя было видно — ему нелегко.
     — Правей, правей забирай! —  указал на извилистую тропинку, петлявшую между корней вдоль неглубокого оврага.
      — Мы точно к тебе домой идём? Или ты в землянке, как хоббит живешь?
      — Да я с закрытыми глазами тут пройду, метров двести ещё и будем на месте. Так, притормози малость, а то тащишь меня как бульдозер, а мне отлить надо, я же живой человек!
      Пока он отошёл, я с опаской осматривал лес. Вроде лес как лес, но вот что странно, в нем стояла мёртвая тишина, хотя трасса где-то совсем рядом, не было слышно даже обычных звуков: пения птиц, шелеста листьев, стрекотания кузнечиков и сверчков.  Обернулся, а Лехи-то нет! Он пропал! Да что за представление? Он же не ниндзя, чтобы бесшумно растворится в лесу!
     Прибавил шагу, черт его знает, что с этим алкашом произошло, свалиться ещё где-то в кустах, а мне отвечать.  Но этого пьянчугу я так и не нашёл, ни через сто, ни через двести метров, да ещё попал в густой, словно дым, туман сизого цвета. Нога зацепилась за корявый, не ко времени появившийся из-под земли, корень. Твою ж дивизию! Даже сгруппироваться не успел толком. Но что это, черт побери? Вместо болезненного приземления, я все падаю, и падаю! Происходило что-то невероятное, из ряда вон выходящее. Тело окаменело и совсем не слушалось меня. Я не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, словно муха в паутине. Поток удивительного тумана не просто нёс — он уменьшал меня, будто Алису в стране чудес. В мельчайших подробностях, как в замедленном кино, я рассматривал проносившееся чередование картинок: громадный упавший лист дуба, волоски на лапках жука пожарника, мельчайшие капли тумана размером с дом, ячеистую структуру растительных клеток, отдельные молекулы на поверхности.  Ускорение выросло рывком, голова налилась свинцом и... Темнота.
   ___________________________________________________________________________
• Узун-Сырт, Долина Бараколь – Местность у побережья Чёрного моря в 17 км от Феодосии, недалеко от посёлка Коктебель (Планерское в СССР), пользуется популярностью у планеристов и парапланеристов.

                                                              Контакт

     Пробуждение было тяжёлым, голова раскалывалась, как после нокдауна. И ещё скрежет, скрежет, словно кто-то водит железкой по стеклу. Эти звуки причудливым образом соединились в слова:
     — Сканирование топологии сети нейронов восемнадцать процентов.
     Я уже мог двигаться, медленно начал осматриваться. Вокруг всё тот же синевато-сизый туман. Рывком поднялся с твёрдой и шершавой, словно наждак, поверхности.
     Холодно... Тут как в морге, градусов пять, не больше. 
     — Сканирование топологии сети нейронов тридцать семь процентов.
     Перед глазами нарезал круги едва мерцающий светлячок. Чертовщина! Ну и где я оказался?  Помню все хорошо… Тащил на себе Леху, будь он неладен, к дому, потом он исчез, дальше туман, странное падание. Что вообще происходит? Может меня приложило о корягу?
     Я потрогал голову, да нет вроде целая ни ссадин, ни порезов, да и удара не припомню.  Ничего не понимаю! Полный сюрреализм!  Нет, ну не мог я так нажраться, не мог, выпил то всего ничего.
      Вместо делового костюма на мне оказался комбинезон из серебристого эластичного материала, который плотно облегал тело, словно вторая кожа. В этом прикиде хиппи семидесятых я похож на робота Вертера. * 
     — Сканирование топологии сети нейронов семьдесят девять процентов.
     Опять этот голос. Черт, как же холодно! Если я и дальше буду здесь стоять, то превращусь в сосульку.  Надо двигаться. Разогнал кровь интенсивными движениями рук и закричал со всей силы:
     — Люди! Ау! Есть кто живой?! — слова затухли в густой пелене тумана и даже эхо не соизволило отозваться.
     — Сканирование топологии сети нейронов завершено.
     «Дзынь», раздался звук разбивающего стекла и вездесущий туман стал медленно отступать, рассеиваться.
      Я оказался в огромном зале, дальняя часть которого терялась в тумане. Стены представляли собой октаэдр с вогнутыми, слегка светящимися плоскостями.  На них возникали и исчезали спирали, медузы, человечки, пиктограммы, похожие на письменность индейцев майя. Значки меняли форму, закручивались в треугольники, соединялись в ломанные линии, образовывали симметричные соединения и вновь распадались будто в причудливом танце.
     — Объект З двадцать два-тысяча триста тридцать один, трансформация завершена, обратная транскрипция. Четыре… Три… Два… Один. Транскрипция разрешена. Объект стабилизирован, состояние удовлетворительное.
     Часть стены исчезла, а значки сложились в гигантское лицо, они постоянно передвигались и перетекали друг в друга, показывая мимику. Лицо заговорило:
     — Координатор центрального узла Телепорта, Домен НВ-двадцать две тысячи четыреста тридцать один, сто девятнадцатого топологического сектора.
     Мощный бас подавлял волю, вибрация ощущалась всем телом, будто стоишь рядом с мощными колонками на рок-концерте.
      Приехали! Может это не глюки, а розыгрыш, представление, устроенное для меня?
     Лицо внимательно рассматривало меня, буравя взглядом, словно бесполезное насекомое или пустое место.  Да нет такое не подделать, какой уж тут розыгрыш…
     — Как всё это понимать? — собравшись с духом, спросил я.
     — Координатор вашего проекта занят. В его отсутствии уполномочен передать инструкции по проекту НЗ восемнадцать тысяч триста тридцать один.
     — Какой ещё проект НЗ?! Вы может скажите, что это за место?
     Мгновение спустя величественное зрелище развернулось перед моим взором. Я оказался в открытом космосе, окружённый со всех сторон мириадами больших и малых звёзд.  Разноцветные туманности и галактики разных видов: спиральные, эллиптические, иррегулярные. Они заполняли всё окружающее пространство, отчётливо были видны зияющие чернотой пустоты войдов,*  точками горели десятки пульсаров и сверхновых, неземные звуки Вселенной дополняли грандиозную и масштабную картину.   
     — Управляющий центр телепорта находиться на расстоянии восемьсот миллионов световых лет от Земли, — я увидел Землю, она рывком уменьшилась и передо мной Солнечная система. Снова рывком увеличился масштаб — звёздные скопления, рукав галактики и, знакомая по снимкам, родная галактика Млечный путь. Снова рывок — я оказался в окружении множества светлых пятен, появилась подпись на русском: «Местная группа Галактик Девы». Ячеистая структура Вселенной, где в центре сверхскопления галактик Волопаса колоссальных размеров чёрная дыра.  Рядом мигает зелёная точка и подпись «узел Телепорта». 
     Какая невероятная детализация! IMAX 3 D жалкое подобие, в сравнение со зрелищем просторов Вселенной. Так что же получается — это контакт?!  В детстве, как и миллионы советских мальчишек, я бредил Большим Космосом и полётами в другие миры. Казалось, это время наступит завтра. Но время внесло свои коррективы, я стал трезво смотреть на вещи. Юношеские мечты поблекли, но где-то в глубине души я по-прежнему бредил полётами в космос.  А сейчас, получается, есть возможность установить контакт с иным разумом! Такое бывает только раз в жизни, я не имею права упустить этот шанс!
     — Хотите сказать, что вы из другой галактики?!  Не верю, как тогда я так быстро тут оказался? Нельзя перемещаться быстрей скорости света!
     — Не уполномочен обсуждать с вами эти вопросы, — перебил он меня. — После переноса вам будет необходимо активировать Ключ.
     Невзрачный браслет красного цвета материализовался на моей руке прямо из воздуха и плотно обвил запястье.
     — Ключ привязан к ДНК носителя. По умолчанию активирован сканер биологических объектов… Для начала работы необходим источник питания. При отсутствии техногенных источников питания, возможна зарядка от биологических объектов. Рекомендуется использовать большие деревья, массой свыше пяти тонн.
     Передо мной возникла картина дуба с надрезанной по спирали корой. Браслет соскользнул с руки и направился к корням.  Из него стала выходить длинная и узкая лента, медленно раскручиваясь она ровно укладывалась в надрезы на коре дерева.
     Бесстрастный голос продолжил:
     — Для активации функций расширенного сканирования, вычислителя, объект необходимо зарядить. Инструкции, начальные управляющие коды объекта и энергетические параметры будут доступны после переноса.
     — Переноса куда? — закричал я.
     — В локальный кластер НЗ восемнадцать тысяч триста тридцать один. Транскрипция... Активирован ноль-перенос в сектор струнных аттракторов.
     Мгновение спустя, без всяких эффектов, я оказался на крыльце старинного русского дома. На мне были одеты вышитая птицами льняная рубаха, узорчатый пояс, сермяжные штаны, широкие, как шаровары, собирались у пояса и подвязывались под коленями кожаным ремешком — как есть мужик из глубинки девятнадцатого века, только котомки и не хватает. Внеземное ателье, фокусники, мать их за ногу!
     Порыв ветра принёс аромат грибов, хвои и только что прошедшей грозы.  Дом в два этажа больше напоминал терем из сказок Пушкина: вычурной формы столбы крыльца, искусная резьба на ставнях, коньки на крышах. Ландшафт тоже соответствовал — круглая поляна, словно ковром покрытая цветущими колокольчиками, в обрамлении сплошной стены вековых елей. Вокруг нет никаких признаков цивилизации: ни проводов, ни вышек связи, ни трассеров от самолётов, ни даже завалящего пластикового пакета. Постучав для приличия, вошёл в дом через низкий порог. Там оказалась всего одна комната с парой малюсеньких окон, составленных из кусочков дымчатой слюды. 
     Ну и дела. Сначала в сверхскопление Волопаса забросили, теперь в сказочный терем. Интересно, что дальше будет.
     — Ау! Есть кто живой? Координатор, или как там тебя, — прокричал я в тишину.
     А интерьер тут совсем не крестьянский. Прямо по центру из пола торчал здоровенный пень, играющий роль стола. На нём стоял и весело булькал самовар в форме шара-солнышка с лучами, увешенный двумя рядами баранок. Композицию дополняли стаканы для чая в деревянных подстаканниках с растительным орнаментом и миска полная медовых сот, аромат от которых шёл по всему дому.
     Стоявший в углу предмет привлёк моё внимание ещё больше, чем экстравагантный стол. Сундук не сундук, больше всего походил на оплывший губчатый куб. Я подошёл ближе и дотронулся. Куб, словно живой, обиженно фыркнув, превратился в студенистую субстанцию, которая сразу вытекла между досок, не оставив и следа. Стену передо мной заволокло дымкой, а затем, словно в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», за ней проявился кабинет, мой рабочий кабинет! Там был я, сидел за столом и спорил с Петровичем, ведущим технологом по керамическим связкам для абразивов. Мой обычный рабочий день.
     — Ну чего вылупился то? Ты енто, ты! Ну, почти ты.
     Я обернулся. За спиной, на лавке развалился чумазый гном, заросший волосами по самые брови. Вид у этого колоритного типа был как у бомжа: потёртая, засаленная фуфайка до колен, бесформенная шапка-колпак и лапти. Чем-то он смахивал на мультяшного домовёнка Кузю, но в отличии от последнего, имел на редкость наглый вид.
     — Ну…сь, чего ты как не родной-то, давай ужо знакомиться.  Хто ты, можешь не говорить, а я, енто...ть, управляющий семнадцатым сектором нестабильных аберраций струнных аттракторов в векторных псевдоевклидовых пространствах.  Ежели по-простому, — продолжил он, посмотрев на моё ошарашенное лицо, — Ванькой кликай.
     Приехали! Ванька — внеземной разум!  Подозреваю мне в ресторане грибков добавили непростых.  Значит, всё это — пряничный домик, полянка, лесок и даже баранки на самоваре самая обычная галлюцинация.  Я ничего не говорил вслух, но он всё равно ответил.
     — Нееет, не угадал! У нас все от производителя, да со знаком качества! Под тебя синтезировано, не отравлено, не содержит бесовских ГМО и пестицидов — снедай смело. А антураж ентоть, — он небрежно махнул рукой в сторону окна, — так тут сподручней гуторить. Неспроста я тебя к себе вытянул, я всяко лучше расскажу, чем ента железка из Центрального узла.
     — Так вы ещё и мысли читаете? Ничего себе! Так руководитель проекта — ты? 
     — И хде енто мне таких догадливых сапиенсов нашли, чудно?! — Ванька театрально взмахнул руками.
     — Допустим, вы на самом деле представители внеземной цивилизации, — начал я, попытавшись настроиться на позитивный лад, и заговорил как можно торжественней. —  Как представитель планеты Земля, протягиваю вам руку дружбы и прошу…
     Реакция была странной: с минуту он словно кашлял и сипел, и чуть позже стало понятно — снова смеётся.
     — Итить… Ну насмешил, ну насмешил! К сожалению, Бро, вынужден отказать. По нашенским дипломатическим протоколам, клон не может являться официальным представителем цивилизации.
     — Клон? Какой клон, вы кого имеете в виду? — мне сразу стало как-то не до смеха.
     — Хе-хе, думаешь ты впрямь Кузнецов Ярослав Александрович? Неее! Снова не угадал! — домовёнок, словно в предвкушении каверзы, потёр руки.
     — Ты квантовый клон ентого кекса, созданный пару часов назад.  Ента картинка, — он показал на голограмму кабинета, — не монтаж, енто прямой эфир! Вот так-то, земеля!
     —  Стоп. Стоп!  Я сейчас здесь, и больше нигде быть не могу! Всё это подделка. И вообще, я вам не верю!
     — Видишь ли, земеля, — начал он медленно, вкрадчивым голосом, — технология телепортации подразумевает разрушение оригинального объекта. В странном тумане, где тебе всяческие чудеса мерещились, находился передатчик Малого Телепорта, служащий для переноса объектов в пределах Домена или Вселенной, как вы её кликаете. Мы отсканировали и уничтожили оригинал, создав опосля две копии: одна вернулась домой, а вторая… Ну ты понял.
     — Допустим. Но как можно делать подобные вещи без согласия человека?!
     Опять каркающий смех-свист.
     — Бро, понимаешь, все клоны наша собственность. Вот ты давеча помидоры у тётки сажал в Лобне. Ты, ентоть, спрашивал у них разрешение, ась?
     — Какое ещё, к чёрту, разрешение у растений?!  Знаете, мне не нравиться, когда меня считают вещью, я разумный человек, меня нельзя сравнить ни с животными, ни с растениями.
     — Нравиться аль нет, но есть токмо один закон! — он поднял вверх свой пальчик. —Кто сильнее тот и прав! И закон ентот, един для всех форм жизни, противостоящих энтропии. Спрашивает ли хищник разрешение охотиться на жертву, ась? Спрашивают ли растения разрешения у Солнца на поглощение его фотонов?  Для всех, что для тебя, что для нас, примитивные организмы — это лишь ресурсы, бро! Тудыть-растудыть, логика то проста — либо ты можешь использовать ресурсы, либо нет.  Добро и зло, гуманность, етика, мораль... Енто лишь инструмент для борьбы за ресурсы, неважно какие органические аль нет. Sapiens хитёр — он исповедует принципы двойной морали, с одной стороны, допустимо уничтожать миллионы разумных и родственных вам организмов: леса, промысловая рыба, крупные позвоночные, а с другой, как только сами оказываетесь в роли ресурса, то сразу заводите шарманку о правах разумных, о гуманности. Накоси выкуси! — показал он мне фигу. — Хрен вам, а не гуманность и права человека! Енто для тебя морковка ресурс, а для меня ты сам бактерия! Думаешь, у нас равный диалог, да ни фига подобного. Вам, чтобы разговаривать со мной на равных потребуется три с половиной, а то и четыре миллиарда лет эволюции. Я, ентоть, просто принял удобный тебе образ и разговариваю в упрощённом режиме. Как бы тебе объяснить, — он задумался и почесал затылок, — енто как диалог человека с компьютерами… Двоичный код — примитив технолоджи, итить!
     Просто дурка, настоящий разрыв шаблона! Я совсем по-другому представлял братьев по разуму! Вслух я сказал другое:
     — Может быть вы и правы, я не рассматривал вопрос с этой точки зрения. В любом случае, мне не хочется оказаться в шкуре лабораторной мыши, пляшущей под чужую дудку!
     — Да какая дудка?! Ты, енто, нужен со своим уникальным мышлением и знаниями. У тебя четыре научных звания, сорок два полезных навыка, ты сам-то подумай, почему тебя выбрали со всей планеты?
     — Что вам от меня нужно? — спросил я его в лоб.
     — Много чегось. Да не стой столбом, садись. Передо мной прямо из пола вылез удобный пенёк, — отведай что босс послал. Белки, да енти, как их там — углеводы тебе нужны, они стресс снимают! А как червячка заморишь, глядишь и посговорчивей станешь.
     На столе появились блюда и закуски: гречишные блины с чёрной икрой, сёмга, солёные грузди, огурчики, мочёная брусника и запотевший графинчик с водкой и плававшим там корнем, — скатерть самобранка наяву.
     — Изволь отведать хреновуху, — налил мне стакан и тут же схватил ещё одну рюмку и мгновенно выпил её. Лицо гнома и так непрезентабельного вида превратилось в сморщенное яблоко.
     — Ух, крепка, крепка хреновуха! Не иначе ключница делала, прямось, жидкий огонь по жилам. Ты, пей, пей! — сказал, наливая себе ещё одну.
     Если угощают, отказываться нехорошо, да и стаканчик мне сейчас не помешает, может и впрямь мозги прочистит. Взяв налитый стакан, понюхал — вроде ничего, так и чокнулись.
     — За знакомство! Держи, — протянул мне солёный огурец не вилке, — закуси.
      Хреновуха и впрямь оказалась хороша, ледяная, да в запотевшем стаканчике. Особенно с такой-то закуской, только там явно больше сорока градусов, я бы даже сказал за семьдесят. Ну пришельцы, ну мать их дают! То тебе вся мощь технологий, то стакан наливают. Эффект после выпитого был необычный — наступило состояние лёгкой эйфории и веселья, ушла напряжённость. 
     — Ты верно в курсе, что существуют и другие Вселенные? — дождавшись кивка с моей стороны, он продолжил. — Для перемещения туда объектов, мы используем сложные устройства, которые на основе цифровых данных синтезируют в другой вселенной исходный объект.
     — Телепорты?
     — Именно! За время существования нашей цивилизации, мы создали систему: глобальную сеть, объединяющую миллиарды Вселенных. Но, как всякое сложное дело, без проблем не обходиться. Двести девяносто миллионов лет назад был обнаружен Домен НЗ восемнадцать тысяч триста тридцать один, будь он неладен! Все попытки построить там Телепорт закончились провалом.
     — Что, я не ослышался, вы из другой Вселенной? Невероятно! — я мог предположить, что из другой звёздной системы, из соседней Галактики, но такое! — Но как же быть с горизонтом событий, * сингулярностью? * Я изучал космологию, знаю, что границу между Вселенными преодолеть нельзя, теория относительности!
     — Енти ваши знания можешь засунуть себе в одно место, енто как эректус, который едва мычит, будет с тобой теорию квантовой механики обсуждать! Не твоего ума дело! Усёк?
     — Усёк. Только почему в этот раз возникла проблема?
     — Здеся всё просто: информация и расстояние решают. Не в каждой Вселенной мы можем построить Телепорт. Попасть в особо удалённые Домены очень трудно. Объем данных для переноса твоей копии ДНК и топологии нейронной сети мозга, то бишь личности, через Малый телепорт сюда, больше двенадцати в тысяча двадцать четвертой степени байт. Для сведения, совокупный объем информации, созданной человечеством за все время его существования в два миллиона раз меньше — всего пятьсот Экзобайт.  Но енто ягодки!  Для переноса в тот же НЗ восемнадцать тысяч триста тридцать один объем информации возрастёт в три миллиарда раз.  Наши устройства репликации, пригодные для выполнения миссии на семь порядков сложнее. Но есть одна лазейка!  В Большой Вселенной, в очень редких случаях, попадаются параллельные Домены, имеющие связанные кластеры пространства-времени.  Мы токмо изучаем это уникальное явление, но суть его в том, что это области на удивление стабильны и в них с точностью до одной десятой процента совпадают не только локальная плотность вакуума, струнные коэффициенты и параметры элементарных частиц, но и макрообъекты.  В вашем Домене тоже таковой. Объем всего-ничего семьдесят тысяч кубических световых лет, но на его краю и примостилась Солнечная система. Жаль параметры у вас трудно просчитать, но енто ужо не твоего ума дело.     
     Он помолчал с минуту, а потом продолжил:
     — Последний эксперимент на планете ВБ-тысяча двести тридцать пять дробь шестьдесят семь, у звезды Бернарда провалился, а энергии на новый нетути. Ну и чего остаткам енергии ентой пропадать? Вот и удалось получить добро на аферу с Homo, хуже то всяко не будет. Запоминай!
     Он поднял указательный палец толстый, как сосиска, вверх и сделал страшно умное лицо.
     — Как обустроишься, первейшая твоя задача активировать Ключ, от него ужо узнаешь, что дальше делать. Ключ не токмо сканер, но и, енто, инициатор синтеза или по-вашему продвинутый 3D принтер для построения многоклеточных организмов. При наличии копии ДНК и органики воспроизводит любые организмы изменяя химические связи и конфигурацию нуклеиновых кислот, жиров и белков. Ну, смекаешь, ась?
     — Не совсем.
     — Эх, — он недовольно махнул рукой. — Органики-то у вас, в отличии от редкоземельных металлов, для наших конструкций на планете на порядок больше.
     Я внимал каждому слову Инка, впитывая все как губка. Было немного не по себе слушать столько научных терминов от этого смешного персонажа.
     — Если я вас правильно понимаю, меня отправят на Землю, только в другой Вселенной?
     — В точку! Но есть, енто, ещё момент! Пространственно-временной континуум тама течёт с задержкой, ты попадёшь в прошлое относительного своего мира. Вероятно, — он артистично почесал рукой затылок, — в период между третьим тысячелетием до вашей эры, по двенадцатый век. Место предположительно Африка, но не гарантирую.  Алгоритм поиска органики нехитрый: ключ на орбите начинает поиск органики, а далече, опускаясь ниже к поверхности планеты, находит подходящий по массе объект.
     —   А если в пустыню попаду или на плато изолированное, с отвесными склонами?
     — Значится не повезёт тебе, — ответил он флегматично, накатив ещё рюмаху.
     —  Интересно девки пляшут! Древний Мир или Средневековье, очень перспективно.
     — Ты, ентоть, давай не ёрничай, дурья башка! Тебе говаривали ужо, что точно параметры определить невозможно, ваша планета находиться в пограничной зоне аномалии, вот ежели бы ближе центру…
     —  Поди туда — не знаю куда, возьми то — не знаю что, так выходит, Ванюша, а?   
     Он запыхтел, зло посмотрел на меня. Лицо его налилось краской словно помидор.
     —  Да кто ты таков?!  Из грязи в князи токмо вылез! С час назад пылью был межзвёздной, а сейчас, ентоть, права качаешь! Мы, понимаешь, енергии кучи тратим, в лепёшку расшибаемся. Ухх! — погрозил он мне кулачком. 
     — Что-то помимо Ключа у меня будет? Хотелось бы ваших супер-технологий получить. Наверняка есть масса интересного!
     — Ишь какой шустрый, тебе пальчик дай, а ты вон сразу локоток укусить норовишь.  Есть у нас много чего, да не про вашу честь! И не надо делать такую кислую мину.  Технологии у вас будут, но в пределах необходимого. Любые знания, со сложными понятийным аппаратом, это потеря времени, а из примитивного и предложить нечего, все сами знаете. Ну чего...сь, вы, к примеру, предложите неандертальцу, если у него материалов с гулькин нос — камни да кости, — ответил он и стал напевать под нос какую-то песню голосом старой бабки. —
                             Научный прогресс я, вообще, запрещаю,
                             Не нужен он Богу, не нужен и людям.
                             И песни пою я, пока молодой.
                             Научный прогресс всей вселенной осудим!
     — Ты чего там гундосишь?
     — Да, развлекаюсь, а ты чего не ешь-то? Может горячее подать, ась?
     — Горячее!? — шутливо удивился я, жуя бутерброд с осетриной. — Не откажусь, хоть ты и зловредный гном, но уютно у тебя, не отнять.
     — Стараемся…
     Он хлопнул в ладоши и на столе появились несколько серебряных подносов с разными блюдами: запечённый целиком лебедь в перьях, косуля на вертеле с гречкой, стерлядь с мочёной брусникой, икра чёрная, икра красная, разве что икры заморской баклажанной не хватало. От этих разносолов аппетит у меня зверски разыгрался, и я принялся за ликвидацию деликатесов.
     — Вань, а почему ты все время говоришь во множественном числе вам, вы? Я что, буду не одинок в этой миссии?
     — Тут такая история: вашу планету проверяли ещё в начале проекта, да токмо тогда у вас титаноптеры и димитродоны хозяйничали. Но как три сотни лет назад попытка переноса накрылась медным тазом, думаю, а чего бы не проведать, может чего путное народилось. И вот на тебе обнаружил Homo Sapiens и некое подобие цивилизации. На всякий пожарный я, енто, оставил у вас Малый телепорт и пару кадавров, то бишь роботов похожих на вас, людей.  Потихоньку они пересылали мне образчики разных кексов. Токмо маловато вас набралось, да в разнобой. Но енто дело поправимое, просто кодовое слово назови, они заговорят как надобно.
     — Кадавры, говоришь?! Ослепительная красотка в моем вкусе отвлекает внимание, словно чёртик из табакерки появляется друг, которого я тридцать лет не видел! Ты ничего не хочешь мне рассказать? — Ванька покраснел, глазки забегали, он стал перекладывать в руках неведомо откуда взявшиеся игровые кубики.
     — Ну енто… Ну…
     В голове у меня словно перемкнуло. Я рывком выскочил из-за стола и обежав его попытался схватить наглеца за грудки. Но не тут-то было, он, с проворством достойным ниндзя, проскочил между мной и стеной и, засеменив своими маленькими ножками, споро забежал прямо по стене на потолок, где, усевшись на выступ, с довольной рожей уставился на меня.
     — Но-но, попрошу меня не трогать! Ишь ты какой догадливый выискался! Ну подумаешь, маленько провели тебя, с кем не бывает. Малый телепорт требует, чтобы вокруг крупных объектов не было, а из толпы, в центре Москвы, забрать тебя не с руки, вот и пришлось спектакль разыграть.
     — Мало того, что вы фокусники-иллюзионисты, так еще и жулики! Ну каков жук, а я дурак поверил во всё! — немного остыв, добавил, — ладно, что сделано, то сделано. Спускайся, трогать не буду.
     — Спасибочки за понимание, корешок! Енто моя работа, ничего личного, — он помолчал, поковырял вилкой в своей тарелке, а потом продолжил, — так вот, вчера стало ясно, что снова мы пролетаем как фанера над Парижем. Но! Но мне, в кои-то веки, дали порулить с крохами енергии. А енто шанс, шанс которого я так ждал, так ждал! А запасной вариант с homo вот он, под рукой.  Вот так-то! С тобой отправлю в помощь осемнадцать душ, но токмо учти — енти кексы о експирименте, ни сном, ни духом.
     — Но почему?
     — Потому что, потому всё кончается на «у». Нетути, у меня енергии лишней нетути. На месте сам расскажешь, ежели найдёшь, конечно. Ты пойми, земеля, главное вовсе не люди, а Ключи, которые будут с ними.
     Я слегка захмелел и снова перебил его:
     — Каким же образом я буду им доказывать, кто здесь главный, а? С чего им мне верить то?
     — Так енто твоё дело, сам и разбирайся. Токмо Ключи у них отбери, а те, кто не захочет тебе помогать, пусть идут лесом. Ключ активатор у тебя токмо, так как совокупность знаний и умений подходит, а енти все — балласт, но полезный, при умелом подходе! Ежели что, то у тебя Ключ-то красного цвета, а у них зелёного.
     — Да неужели? Ключ красного цвета! Ещё бы фиолетовые штаны мне выдали, а остальным цак в нос.
     — Хе-хе, хорошая идея! Но у меня есть кое-что поинтереснее, — он снова потёр руки и хитро подмигнул мне, — я, енто, подстраховался, малость с теломерами * поигрался. Если не активируйте за год полностью Ключ, то умрёте, очень поганой смертью умрёте. 
     —  Вот это удружил, так удружил! Мало того, что мне надо найти неизвестно что, так ещё чтобы жизнь мёдом не казалась, часовые бомбы заложили?! Про заград-отряды случаем не забыли?
     —  Если настаиваешь, можно вмиг организовать!
     —  Не-не-не, я пошутил.  От вас, все что угодно можно ожидать. Понятно всё, — от безнадёжности я махнул рукой.
     — Что тебе понятно, что?! Я же тебя не на амбразуру с голой грудью бросаю! У тебя же будет всем роялям, рояль — как у вас говорят! Ключ, он же Вычислитель и далее по списку. Ядро! — он поднял палец вверх, — работает на сорока семизначной логике, а енто не фунт изюма! 
     — Знаешь, — перебил я его, — я ведь про многозначную логику не понаслышке знаю. У нас в советское время даже компьютер на трёхзначной логике был — «Сетунь 70». Успел на нем немного поработать, удобная штука для своих целей. Но сорока семизначная логика! Боюсь представить, что это за зверь.     
     —  Волков боятся, в лес не ходить, ничего сложного там нет. У биологических систем довольно высокий вычислительный потенциал. Взяв за основу искусственную ДНК, я создал вычислитель с перезаписываемой памятью и жидким процессором. В ентом устройстве записана необходимая для миссии информация с инструкциями, но самое вкусное то, что архитектура девайса позволяет запускать на нем особливый Искусственный Интеллект, возможности которого многократно превосходят самого одарённого человека, он-то вам и нужен. Запусти его как можно быстрее и все пойдёт как по маслу.
     — Непонятно только, как Ключ будет информацию выводить. Как я понимаю, принтера в комплекте не идёт?
     —  Верно понимаешь линию партии, гараж.  Как только зарядишь и активируешь Ключ, делай телеграф и вводи коды управления, опосля получишь ответы. Зашифровано у нас все в кодах Бодо, — обезьяна и та сообразит, и стал снова напевать, переиначивая старинный хит группы «Технология», —
         Нажми на кнопку — получишь результат
         И твоя мечта осуществится.
         Нажми на кнопку и тебе больше не к чему стремиться!
         В шорохе капель ночного дождя,
         Зашифровал я секреты.
        Ключ выстроит мир, где ты у руля!
     — Значится так, — он передал мне браслет, — видишь?  —  Он нажал выступы на внутренней части браслета и стал, словно фокусник, мелко перебирая руками, вытягивать перфорированную ленту с параллельными рядами отверстий. — Здеся, триста шестьдесят портов для ввода и вывода информации. Активировать через любой порт, зарядка Ключа также через них идёт.
     — Стоп, стоп, стоп. Лестно, конечно, что ты столь высокого мнения о моих интеллектуальных способностях, но только код Бодо я наизусть не помню. Да телеграф сделать не один месяц займёт и это при наличии материалов.
     — Ну чего...сь ты постоянно гундишь? Ну нету здесь ничего сложного, нет! Ты кто по жизни! Специалист-схемотехник, ведущий проектировщик АСУ для химических производств, доктор физико-математических, химических и геолого-минералогических наук в конце концов, иль мужик сиволапый? Ась?! Да токмо вычислитель активируй, а он разом возьмёт процесс в свои руки. Есть запасной вариант и без телеграфа: опосля активации, — продолжил он, — сделаешь ентот, как его, проводной телефон и соединишь с любым портом, а тама ужо можете с ним говорить аль по трубке, аль через наушники.
     — Вот так просто? Зачем тогда вся эта абракадабра с кодировками?
     — Дык телеграф из подручных материалов, всяко быстрей сделать можно.
     —  Это ещё бабка надвое сказала, что я сумею сделать, а что нет! — ответил я зло.
     — Поспешишь, людей насмешишь! Главное понять алгоритм действий, так что слухай, корешок, ентот алгоритм, слухай…   
     — Слухаю, внимательно слухаю, — передразнил я, — только сдаётся мне Ваня, что план ваш шит белыми нитками. Слишком много случайных факторов.
     — Как, енто, белыми нитками? — он развёл руками и сделал удивлённое лицо. —  А Ключ как же? Да я его цельный день делал!  Не забывай там и люди, и цивилизация, она всяко будет, — затараторил Ванька. — И вообще, полно тебе причитать то, полно! Словно курсистка на первом свидании.
     —  Цивилизация, цивилизация! Давай лучше наливай вашей волшебной хреновухи, стакан то пустой! Да расскажи лучше про зарядку Ключа, сколько его от дерева заряжать?
     — Сейчас наколдуем, — он, потряс бутылку, и она вновь наполнилась. Разлив по стаканам продолжил. — На ентоть вопрос не так легко ответить, ежели дерево большое да молодое, и ток электролитов в нем сильный, то две недели хватит. Токмо дважды от одного дерева не заряжай, а как оно начнёт сохнуть, всё значит, вытаскивай ключ и другое ищи поздоровей. За растения!
      Он залпом выпил стоявшую перед ним рюмку и стал трансформироваться неизвестно во что, словно добрый волшебник Ээх из армянского мультфильма советских времён, превратился, в итоге, в ворону жалкого вида, с громадным клювом. Ворона, вскочив на стол, запела басом отбивая ритм хилой лапкой:
                  — Не губите, мужики, не губите.
                       Не рубите дерева, не рубите.
                       Ради гнёздышка грача, не рубите сгоряча.
                       Не губите, мужики, не губите!
                       Был я молод и удал, да портал повидал!
                       Прохудилось сто рубах, все в нездешних краях.
     Я пополам согнулся от смеха и едва смог выдавить:
     — Всё-всё, хватит завывать! Певец из тебя никакой! Давай лучше поподробней, как других людей искать?
     — Чего...сь их искать-то, чай не сахарные найдутся. Они-то всяко белые, а в ентой Африке, знамо дело, нехристи черные живут.
     — Может хватить ёрничать?!
     — Что хочу, то и ворочу, ты мне не указывай, не дорос ешо!  Рассчитывай, что максимальный радиус разброса группы, ежели эмпирически подсчитать, от места твоего синтеза вёрст сто, не больше.
     — Так, стоп, получается, площадь поиска больше тридцать тысяч квадратных километров? Для того чтобы зарядить Ключ потребует две недели. Не успеть. На следующий же день половина народа разбредётся из этого сектора кто-куда! А одному выжить сложнее.
     Ванька что-то флегматично жевал и совершенно не обращал на меня никакого внимания. 
     —  Да плевать! Гори они синим пламенем! Ну помрёт половина, ну что с того? Ключи-то все равно с них соберёшь, никуда они не денутся. Ой! — Ванька вскочил, схватился за голову и стал раскачивать её руками из стороны в сторону. — Ой-ой-ой!  Заболтал ты меня совсем, а время ужо тю-тю! Так что давай на дорожку присядем, да на посошок накатим. За успех нашенской компании! — гаркнул он и залпом осушил стакан. — Токмо давай лобызаться не будем, не люблю я ентих дел!
     Я не успел ничего ответить и только собирался выпить, как мой собеседник стал очень эффектным образом исчезать. По нему пробежали светящиеся, тлеющие разряды, постепенно увеличивая интенсивность и, в итоге, образовали кокон.
     — Прощевай! Ни пуха, ни пера! — прокричал он глухим голосом.
     — К чёрту! — ответил я и сразу оказался в летящем, переливающимся всеми цветами пузыре. Сквозь его прозрачные стены в угольной черноте космоса с возрастающей скоростью, мимо меня пролетали целые гроздья Галактик, одиночные звезды и бесформенные кляксы туманностей. Полёт длился недолго, пузырь вскоре стремительно приблизился к сфере колоссальных размеров. Через мгновение он слился с ней, и я оказался висящем в кромешной тьме. Подо мной, внизу, словно в адском котле, кипел и фонтанировал настоящий океан. Пузыри поднимались, мгновенно раздувались и снова падали в пучину.  Оболочка стремилась в самый центр этой стихии и стала терять очертания, размываться.  Повсюду яркий свет и лишь на краю сознания осталось ощущение долгого падения в бездну.
______________________________
• Робот Вертер – биоробот, персонаж популярного в СССР детского сериала 1985 года «Гостья из будущего».

• Войд – англ. void пустота, пространство между галактическими нитями и стенами, свободное от скоплений галактик и звёзд.
   
• Горизо́нт собы́тий — воображаемая граница в пространстве-времени, разделяющая те события (точки пространства-времени), которые можно соединить с событиями на светоподобной (изотропной) бесконечности светоподобными геодезическими линиями (траекториями световых лучей), и те события, которые так соединить нельзя. Так как обычно светоподобных бесконечностей у данного пространства-времени две: относящаяся к прошлому и будущему, то и горизонтов событий может быть два: горизонт событий прошлого и горизонт событий будущего.
• Сингулярность – физ. область пространства-времени, через которую нельзя продолжить геодезическую линию
• Теломеры – концевые участки хромосом. Теломерные участки хромосом характеризуются отсутствием способности к соединению с другими хромосомами или их фрагментами и выполняют защитную функцию. Теломеры ответственные за старение всех организмов, число циклов деления ограниченно и определяет продолжительность жизни организма.

Изба Ваньки
Чёрная дыра с узлом Телепорта Переход
Сравнение размеров небесных тел

Отредактировано Яр (05-03-2019 09:26:03)

+3

7

Яр написал(а):

Как можно править ошибки в посте, вы потом даёте права?

После получения ранга "Новичок", Вы получите и соответствующие права.
P.S. Рекомендую выкладывать не более двух-трех листов (Ворд, 14 кегль) за раз.

Отредактировано Старый Империалист (10-02-2019 13:44:52)

0

8

А когда Узун-Сырт переквалифицировали в хребет?

0

9

П. Макаров написал(а):

А когда Узун-Сырт переквалифицировали в хребет?

Формально на карте  это гора, но визуально все признаки хребта там присутствуют. По тюрски так и звучит - длинный хребет. В обиходе планеристов чаще используется слово хребет или плато, чем гора.
Потому как есть просто гора Клементьева, а есть цепь холмов которых и именуют хребтом.
С геологической точки зрения это совершенно точно плато.

0

10

Яр написал(а):
П. Макаров написал(а):

А когда Узун-Сырт переквалифицировали в хребет?

Формально на карте  это гора, но визуально все признаки хребта там присутствуют. По тюрски так и звучит - длинный хребет. В обиходе планеристов чаще используется слово хребет или плато, чем гора.
Потому как есть просто гора Клементьева, а есть цепь холмов которых и именуют хребтом.
С геологической точки зрения это совершенно точно плато.

Вы можете рассуждать сколь угодно неформально, но, что называется, всю жизнь - включая и восьмидесятые, когда я там был - это называлось горой. Не станете же вы утверждать, что расположенная к югу возвышенность, напоминающая женскую филейную часть и в просторечии именуемая "Мадам Ж.", а то и просто Ж..па, является именно ж...ой, а не горой

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Фронтир Индикона