Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Мекленбургская принцесса


Мекленбургская принцесса

Сообщений 231 страница 240 из 294

231

Кстати в РеИ через Филарета передавалась помощь полякам находящемся в плену в России - по меньшей мере семья Николая Струся  давала деньги и рухлядь Филарету и Струсь получал в Нижнем как помощь так и письма от жены... В АИ пленных как бы не больше...

0

232

- Да как тебе сказать, боярин, - смутился Луговской. – Оскудели мы в плену будучи, как есть проелись! Одежа и та, только чтобы наготу прикрыть… Стыдно в таком виде царице, да хоть бы и герцогине, показываться.
- Церемония будет весьма скромной, - поспешил успокоить его померанец. – Да и до завтра все равно ничего нельзя сделать, а потом мы попробуем что-нибудь придумать.
- Уж придумай, боярин, - с надеждой в голосе попросил дьяк. – Век за тебя бога молить станем!
- Конечно, вы можете рассчитывать на меня, - пообещал ему фон Гершов-старший и поспешил откланяться, пока не поступило новых просьб.
Довольный приемом митрополит благословил его на прощание и вернулся к себе, после чего он, наконец, смог поговорить со своим младшим братом. Они отошли в сторону, чтобы без помех побеседовать, не опасаясь любопытных ушей.
- Я так и не спросил, как прошла твоя поездка? – начал Кароль, оглядевшись.
- Вполне благополучно, - пожал плечами Болеслав. – Моя подорожная, подписанная графом Хотеком, служила мне и пропуском, и охранной грамотой. По крайней мере, в первое время.
- Ты встречался с представителями чешских сословий?
- Да. Как только они узнавали, что я посланец герцога-странника, передо мной открывались все двери.
- И что же они ответили?
- Ничего определенного, брат. Обещали принять во внимание, благодарили за поддержку, но тем и ограничились. Они не верят, точнее, не хотят верить, в возможность поражения.
- Это было ожидаемо. Сейчас не верят, но, надеюсь, когда земля начнет гореть у них под ногами, они вспомнят о сделанном им предложении.
- Много званных, да мало избранных, - покачал головой младший брат.
- Ты провел несколько дней в компании русского митрополита и уже говоришь цитатами из Писания?
- Когда начинает припекать пятки, поневоле вспоминаешь молитвы.
- Были проблемы?
- Через некоторое время за мной стали следить, а потом попытались убить. Очевидно, среди вождей протестантов были шпионы папистов, которые и сообщили Хотеку о моих визитах. Мне пришлось, как можно скорее, уносить оттуда ноги. Но нет худа без добра. На обратном пути я встретил госпожу Марту и принцессу.
- И очень вовремя встретил!
- Да, но они тоже дамы не робкого десятка и при этом довольно ловкие. Представляешь, Клара Мария утащила кинжал у спящего часового и помогла освободиться своей матери!
- Вот чертовка! Кстати, когда ты представишь меня Её Светлости?
- Она сейчас в комнате вместе с матерью. Такая шустрая девчонка, на минуту нельзя оставить одну, того и гляди – набедокурит!
- Тогда пойдем, пока она ничего не натворила, - засмеялся Кароль.
Против ожидания, маленькая принцесса в этот момент и не помышляла ни о каких шалостях, а, совсем напротив, смирно сидела на скамье перед матерью, которая расчесывала ей волосы. В дороге следить за прической было не слишком удобно, но на постоялом дворе Марта смогла, наконец, привести дочь в относительный порядок. То есть девочку выкупали и вымыли ей волосы, хотя для этого пришлось тащить лохань с горячей водой к ним в каморку. И теперь она сидела перед матерью, завернутая в чистую рубашку Болеслава, млея от ласковых прикосновений материнских рук.
- Жаль, что тебя опять придется одевать как мальчика, - вздохнула Марта.
- Вот ещё, - промурлыкала Шурка. – Штаны и курточка гораздо удобнее.
- В дороге, возможно, но мы не всегда будем скрываться.
- Вот когда перестанем, тогда и вырядишь меня в кружева и ленты, а – пока мне и так неплохо!
- Надеюсь, это скоро закончится, и я именно так и сделаю, - усмехнулась мать и принялась заплетать ей косички.
Тут их беседу прервал осторожный стук в дверь и, всед за тем, конфузливый голос Иржика сообщил, что господин барон спрашивает, не примут ли его?
- Скажи, что мы скоро будем готовы, - отозвалась бывшая камеристка и принялась одевать дочку.
Через несколько минут, принцесса была переодета – прическа скрыта под шапкой – и её снова стало трудно отличить от мальчика. Марта тоже привела себя в порядок, после чего они разрешили братьям войти.
- Рад видеть Вас в добром здравии, Ваша Светлость - учтиво поклонился старший фон Гершов. – Я барон фон Гершов, приближенный вашего царственного отца, и обер-камергер герцогини Мекленбургской, а также воспитатель вашего брата, принца Карла Густава.
- Я тоже рад, что не болею, - улыбнулась Шурка. – Меня зовут Александр, а вы, значит, Лёлик?
- Извини, - шепнул на ухо зависшему барону брат. – Я имел глупость рассказать, как нас звал её отец!
- А почему – Александр? – изумленно спросил померанец, когда к нему вернулся дар речи.
- Не прикажете же звать меня Кларой Марией в подобном наряде?
- Да, действительно…
- Когда мы поедем во дворец?
- Во дворец?
- Ну, должны же вы представить меня семье моего отца в новом статусе, раз уж мы здесь оказались?
- Говоря по правде, прин… Александр, мы хотели сохранить ваше инкогнито.
- Герцогиня и так меня не жалует, а если узнает, что мы её проигнорировали, то может и обидеться!
- Но откуда она узнает?
- Тоже мне загадка, - фыркнула Шурка и снисходительно посмотрела на братьев. – Посудите сами, Старый Клаус наверняка уже добрался до Вольфенбюттеля и поднял там всех на уши. И теперь бабушка шлет во все стороны гонцов, чтобы узнать, куда я запропастилась. Через пару дней, самое большее, неделю, в Берлине тоже узнают об этом. И что сделает Её Королевское Высочество? Да вас же на поиски и пошлет, господин барон. И вы ей сами все и расскажете!
- Вот чёрт! – выругался Болек. - А ведь верно.
- И что делать? – встревожено спросила Марта. – Вдруг…
- Вдруг – мачеха приказала меня похитить? – уточнила девочка. – Это вряд ли!
- Почему вы так думаете? – все более изумляясь происходящему, поинтересовался Кароль.
- Ну, причин любить меня у неё – нет. Однако и похищать – тоже. Моя преждевременная кончина, наверняка, не опечалила бы её или герцогиню Софию, но не более того. В качестве пленницы – я им совсем не нужна.
- Пожалуй, - согласился барон. – Но отчего вы упомянули тетку вашего отца?
- А разве мой «царственный отец», - не без сарказма в голосе поинтересовалась Шурка, - не отправил на тот свет её сыновей?
Услышав, что говорит её дочь, Марта побледнела и судорожно стиснула ладошку дочери, которую продолжала сжимать в руке. Лицо старшего фон Гершова и вовсе стало каменным
- Не знаю, кто вам всё это рассказал, но всё было совсем не так. Мы с братом были тому свидетелями!
- А ведь у герцогини Софии вполне могло сложиться такое мнение, - неожиданно заметил Болеслав. – Уж больно ловко тогда все вышло. Заговорщик убил герцога Адольфа Фридриха и погиб сам. У герцогини Маргариты Елизаветы случились преждевременные роды, которые она не пережила, а скоро за ней последовал и её супруг. И хоть она и не ладила со своими детьми, но неужто осталась совсем равнодушна к их смерти?
- Пожалуй, все эти обстоятельства и впрямь могли вызвать подозрения! И что мы предпримем?
- Вы же обер-камергер, значит, имеете доступ, - пожала плечами принцесса. – Доложите герцогине Катарине потихоньку – так, мол, и так, случилась трагедия! Захочет она меня увидеть – покажете. Не захочет, и не надо! А я в сторонке постою, на меня в этом наряде никто и внимания не обратит.
- Это звучит разумно, но боюсь, что вам все-таки не следует встречаться с её высочеством.
- Но почему?!
- Всё дело в том, Ваша Светлость, что к величайшему моему сожалению, ни ваша матушка, ни Её Высочество герцогиня Браунгшвейг-Вольфенбюттельская так и не научили вас одной важной вещи.
- Держать язык за зубами? – сообразила Шурка и обреченно вздохнула.
- Именно! Вы, не могу не признать, очень умны, в особенности для ваших весьма юных лет, но если Вы и дальше будете говорить, все что приходит в вашу очаровательную голову, это может плохо кончиться. И прежде всего для Вас!
Принцесса на минуту опустила голову, как будто задумалась, затем резко подняла её и с раскаянием посмотрела на братьев фон Гершов, потом оглянулась на мать и тихо сказала:
- Простите меня. Я всего лишь маленькая девочка и, потому делаю ошибки. Обещаю вам, что буду вести себя осмотрительно и не скажу ничего лишнего!
- Очень надеюсь на это, Ваша Светлость!

На следующий день митрополит, дьяк и их люди, отправились на аудиенцию с герцогиней Катариной. Та, снисходя к их бедственному положению, была готова принять их частным образом, однако в дело вмешался случай. Слухи о приехавших в Берлин московитах быстро распространились, обрастая по пути всё новыми подробностями. Согласно им получалось, что русские не просто отправились на поклон к супруге своего государя, а едва ли не бежали из плена, перебив при этом свою охрану.
В общем, курфюрст и члены его семьи заявили, что ни за что не пропустят такое зрелище, и пожелали принять в нем участие. Что касается шведского короля, то он просто объявил, что желает видеть подданных своей сестры, и та, разумеется, не могла ему отказать. Узнав об этом, фон Гершов поморщился, но возражать не посмел. В конце концов, всем известно, что русские были в плену, так что их не слишком презентабельный вид не должен был привести к бесчестию его нового отечества!
Действительность, однако, превзошла все его ожидания. Хотя рядовые слуги и впрямь выглядели, может, самую малость, лучше уличных побирушек, они остались снаружи, а сами послы оказались на высоте. Митрополит был в парадном облачении и выглядел весьма внушительно. Дьяк тоже принарядился в почти новый опашень лазоревого цвета, обильно украшенный золотым шнуром, с воротником, отороченным драгоценным соболем и такую же шапку. Обер-камергер только покрутил головой, вспоминая, как Луговской жаловался на оскудение.
Филарет держал себя с поистине царским достоинством. Широким жестом благословив высокородных особ, главное внимание он уделил Катарине и детям. Принцесса Евгения немного дичилась бородатых незнакомцев, а вот принц Карл Густав проявил себя в высшей степени похвально. Митрополит задал ему через фон Гершова несколько вопросов, на что тот отвечал с должной почтительностью, но твердо.
Луговской, тот просто бухнулся перед государыней на колени и отдал ей и царевичу с царевной поклон «большим обычаем*». Герцогиня немного смутилась подобному проявлению верноподданности, и велела встать, допустив дьяка до целования руки. Тот не посмел приложиться прямо, а накрыл её руку платком из тончайшей кисеи, громко чмокнул, вызвав у присутствующих улыбки. Все же его варварская галантность произвела должное впечатление.
-------------------
#Большим обычаем. – То есть – земно.
К тому же, обер-камергер рассказал, насколько она ему была известна, историю посольства, в котором митрополит Филарет и Луговской принимали участие. Коварство поляков взявших в плен послов Семибоярщины, а также  стойкое поведение русских в неволе, вызвали известное почтение к этим, может немного неуклюжим, но сильным и верным людям. В любом случае, их царем стал теперь имперский князь и родственник шведского королевского дома, известный своими многочисленными военными победами, и отблеск его славы падал на всех его подданных. Так что ни о каком неуважении не могло быть и речи.

Отредактировано Старший матрос (15-03-2019 08:54:52)

+24

233

Почт митрополита во время его нахождения в Мальборке получал содержание аналогичное королевскому регименту,  - так что с одеждой у них должно быть все в порядке

PS Добавлю что обычные слуги были приравнены к слугам королевской резиденции и их тоже неплохо кормили и одевали
Это не беря во внимание что в РеИ Филарету перепадало от родственников польской знати которые находились в русском плену..

Отредактировано Ярослав (12-03-2019 09:24:58)

0

234

Ярослав написал(а):

Почт митрополита во время его нахождения в Мальборке получал содержание аналогичное королевскому регименту,  - так что с одеждой у них должно быть все в порядке

PS Добавлю что обычные слуги были приравнены к слугам королевской резиденции и их тоже неплохо кормили и одевали
Это не беря во внимание что в РеИ Филарету перепадало от родственников польской знати которые находились в русском плену..

Отредактировано Ярослав (Сегодня 09:24:58)

У Толстого есть прелестный эпизод, когда русский полковник в заграничном походе готовится представить свой полк на смотр фельдмаршала. И все вроде бы хорошо - вид бравый, но вдруг адъютант командующего поясняет полкану, что Кутозову бравый вид его воинов ни в одно место не уперся! А, напротив, надо показать союзникам, что солдаты устали, пообносились и вообще еле ноги волокут.  http://read.amahrov.ru/smile/stop.gif

+1

235

Разные ситуации с описанной ... Плюс не учитывается психология начала 17 века - Филарет все же из бояр и его почт тоже не из низов ... И потому на прием к коронованым особам даже слуги в сопровождении должны были выглядеть в лучшем виде ,даже за свой кошт , а не то урон чести . К этому очень серьезно относились в те времена.

0

236

Позанудствую. Хоть и с опозданием, но всё же...

Старший матрос написал(а):

Что он должен был родителям написать, что их младший сын скурвился?


Что в таких выражениях писать не стоит - согласен. Но предупредить родителей что Болек не к фаворе у герцога, а вовсе наоборот, Кароль по-моему обязан.

Старший матрос написал(а):

- Церемония будет весьма скромной, - поспешил успокоить его померанец. – Да и до завтра все равно ничего нельзя сделать, а потом мы попробуем что-нибудь придумать.


Кажется, дьяк почти открытым текстом просил денег. Неужели Кароль этого не понимает. Или так и должно быть по сюжету?

Старший матрос написал(а):

Довольный приемом митрополит благословил его на прощание, после чего он, наконец, смог поговорить со своим младшим братом. Они отошли в сторону, чтобы без помех побеседовать, не опасаясь любопытных ушей.


Что-то не могу представить мизансцену. По контексту, русские и Марта с Шуркой остановились на постоялом дворе. То есть далеко ходить им (Каролю с Болеславом) не надо. Скорее всего с митрополитом и дьяком они разговаривали в обеденном зале.... Или я что-то неправильно понимаю? Во всяком случае если постоялый двор охраняет русский, значит де-факто хозяин там - митрополит. Болек хорошо известен митрополиту, но вес его невысок и потому Каролю логично было бы спросить у митрополита разрешения пообщаться с Мартой/Мартиным... И посидеть-поговорить, пока митрополит ушел к себе, а Иржи убежал предупредить принцессу....

Старший матрос написал(а):

- Рад видеть Вас в добром здравии, Ваша Светлость - учтиво поклонился старший фон Гершов. ....


Странно, что фон Гершов обращается к девочке, минуя её мать. Пожалуй, это можно объяснить тем, что дочка - принцесса, а мать - камеристка герцогини. Феодальное общество, реалии которого далеко не все читатели знают... Может, ввернуть где в разговор мамы и дочки наедине обмен репликами? Марте логично было бы сказать что де ты принцесса, а я дочь бургомистра и камеристка герцогини и потому ниже тебя в иерархии. А Шурке, соответственно, ответить что ты мне мать и я всегда буду тебя любить...

Старший матрос написал(а):

Действительность, однако, превзошла все его ожидания. Хотя рядовые слуги русских послов и впрямь выглядели, может, самую малость, лучше уличных побирушек, но сами они оказались на высоте. Митрополит был парадном облачении и выглядел весьма внушительно. Дьяк тоже принарядился в почти новый опашень лазоревого цвета обильно украшенный золотым шнуром, с воротником, отороченным драгоценным соболем и такую же шапку. Обер-камергер только покрутил головой, вспоминая, как Луговской жаловался на оскудение.


По жизни слуг скорее всего оставили в прихожей, а то и на улице, и в залу, где проходил приём, они не входили. Про облачение митрополита стоит сказать так же подробно, как и про одежду дьяка. Хотя яв церковной одежде не разбираюсь, а разновидностей её великое множество и в разное время они были разные. Какую-нибудь камилавку не в ту эпоху надеть - хуже, чем золотые погоны в 1927 году.

Старший матрос написал(а):

Коварство поляков взявших в плен послов Семибоярщины, а также их стойкое поведение в неволе, вызвали известное почтение к этим, может немного неуклюжим, но сильным и цельным людям.


Неуклюжесть не вяжется с внушительным видом. И про цельность - кажется, такое качество души выясняется лишь при общении. Осмелюсь предложить вариант "... к этим странно одетым, но мужественным и верным людям"

0

237

Зануда написал(а):

Старший матрос написал(а):
Коварство поляков взявших в плен послов Семибоярщины, а также их стойкое поведение в неволе, вызвали известное почтение к этим, может немного неуклюжим, но сильным и цельным людям.


Прочтя фразу, я стал недоумевать, отчего стойкое поведение в неволе коварных поляков, этих, может немного неуклюжих, но сильных и цельных людей, взявших в плен послов семибоярщины, вызвало известное почтение?

Фраза составлена семантически неточно.
Можно короче:
Стойксть этих, может немного неуклюжих, но сильных и цельных людей в неволе у прославленных своим коварством поляков, вызвала определённое почтение.

Отредактировано Максимыч (14-03-2019 15:41:32)

0

238

Максимыч написал(а):

Прочтя фразу, я стал недоумевать, отчего стойкое поведение в неволе коварных поляков, этих, может немного неуклюжих, но сильных и цельных людей, взявших в плен послов семибоярщины, вызвало известное почтение?


А можно вообще переразбить абзац на предложения. Что-то вроде:

Старший матрос написал(а):

К тому же, обер-камергер рассказал, насколько она ему была известна, историю посольства, в котором митрополит Филарет и Луговской принимали участие. Коварство поляков, взявших в плен послов Семибоярщины, возмутило всех присутствующих. А стойкое поведение московитов в неволе вызвало известное почтение к этим странно одетым но мужественным и верным людям.

Отредактировано Зануда (14-03-2019 20:59:17)

0

239

Герцогиня Катарина, тронутая этими злоключениями, распорядилась включить послов в состав своей свиты с положенным их статусу содержанием. Дьяк бросился кланяться, главным образом, чтобы никто не видел, как блеснули от радости его глаза. Митрополит же, принял благоволение как само собой разумеющееся, сдержано поблагодарив за участие.
Пока шел прием, Болеслав и Марта с принцессой стояли в одной из галерей дворца, ожидая вызова. Шурка, помня о данном ею обещании, вела себя в высшей степени прилично, то есть изнывала от скуки, но все-таки сдерживала свой темперамент. Мать, проведшая с дочерью накануне воспитательную беседу, иногда с тревогой поглядывала на неё, нисколько не обманываясь покорным видом, но пока поводов для беспокойства не было. Привыкший к дисциплине померанец, напротив, стоял с совершенно безучастным видом, как будто происходящее его совсем не касалось. Это спокойствие, очевидно, и послужило поводом для атаки со стороны маленькой оторвы.
- Господин фон Гершов!
- Да, Ваша Светлость?
- Здесь ужасно скучно! Расскажите нам что-нибудь.
- Но, что именно вас интересует? – высоко поднял брови Болек.
- Ну, не знаю! Вы путешествовали, повидали много разных стран, участвовали в войнах, сражались рядом с моим отцом. Неужели вам нечего рассказать?
- Боюсь это не столь интересно, как Вам кажется.
- Ну, хорошо, тогда расскажите нам о себе. Мы ведь уже давно вместе, а мы о вас ничегошеньки не знаем!
- Клара Мария, – строго прервала её мать. – Оставь, пожалуйста, господина фон Гершова в покое!
- Но, мамочка, неужели тебе не интересно узнать о господине Болеславе?
- Но, возможно, он не хочет ничего рассказывать! В конце концов, это…
- Не сердитесь на дочь, сударыня, - мягко прервал её лейтенант. – Принцесса права – здесь и впрямь совсем невесело! Что же, если вам интересно, то извольте, я расскажу.
- Очень интересно, господин фон Гершов!
- Тогда слушайте. Мы с братом родом из Померании. Впрочем, вы это и так знаете. Наши родители жили в небольшом замке неподалеку от Дарлова, где правил благородный дядя вашего отца – князь Георг.
- У вас есть замок?
- У нашего отца, принцесса. К тому же замок – это громко сказано. Просто каменная башня, к которой пристроен родительский дом. Мы были младшими сыновьями, а потому нас с детства готовили к военной службе.
- А сколько вас всего было у папы с мамой?
- Семеро, Ваша Светлость. Старший – Франц, он будет наследовать земли нашего отца. Затем Казимир, его отдали учиться на священника. Он, верно, теперь уже рукоположен. Затем две сестры Анна и Магдалена, потом мы с Каролем, и самая младшая  - Ангелина. Она, наверное, уже замужем.
- А старшие сестры?
- Их выдали замуж ещё, когда мы жили в замке.
- А почему земли наследует только старший сын?
- Таков уж порядок, - пожал плечами Болеслав. – К тому же триста моргенов не так уж много, чтобы делить их на всех детей.
- Клара Мария, тебе разве не рассказывали на уроках о майорате? – спросила Марта.
- Не помню, - пожала плечами Шурка. – Может, и рассказывали, только одно дело узнать об этом от учителя, а совсем другое от человека, которое это напрямую коснулось.
- Да, - подтвердил померанец, - это и есть майорат. Старший получает всё!
- А отчего вас тоже не отдали учиться на священника? Хотя, понимаю, вы с детства хотели стать военным…
- Учеба стоит денег, Ваша Светлость. К тому же мы с братом не чувствовали в себе призвания к служению Господу.
- И вы поступили на службу к моему отцу?
- Он как раз тогда приехал в Дарлов, на свадьбу к своему дяде Георгу. Было объявлено, что он набирает отряд. Мы с братом и бедолага Манфред, были первыми, кто записался.
- А кто это, Манфред?
- Наш сосед. Тоже младший сын, правда, получше образованный, не то, что мы с братом.
- А почему он бедолага?
- Он погиб.
- Простите…
- Это было давно, Ваша Светлость. Мэнни был славным парнем, и мы его долго оплакивали.
- Я немного помню его, - с грустной улыбкой заметила Марта. – Кажется, он был рыжим.
- Именно так, сударыня, - кивнул головой Болек. – Его будто солнце поцеловало…
В этот момент их бесцеремонно прервали. С другой стороны галереи, громко стуча башмаками, бежали двое мальчишек, переговариваясь на ходу.
- Говорю же вам, принц, - довольно громко говорил первый. – Щенки уже совсем большие и бегают по всей псарне, когда играют.
- Должно быть, их мамаше не очень-то понравится, если мы возьмем её детей? – рассудительно отозвался второй.
- Это только если она не спит…
Тут молодые люди заметили, что находятся в галерее не одни и, сбавив скорость, попытались молча продефилировать мимо встречных, почтительно поклонившихся наследнику Мекленбурга. Однако тот, кого называли «принц», по-видимому, узнал фон Гершова и остановился. Затем его взгляд коснулся Марты и Клары Марии.
- Здравствуйте, господа! – вежливо поприветствовал он их, с удивлением рассматривая странную троицу, пытаясь понять, что с этими двумя дворянами может делать крестьянский мальчик.
- Здравствуйте, Ваше Королевское Высочество! – хором ответили те и еще раз поклонились.
- Вы, кажется, брат моего наставника?
- Болеслав фон Гершов, к вашим услугам! А это мои спутники. Мы ожидаем приема у вашей благородной матушки – герцогини Катарины.
- Боюсь, вам еще долго ждать. Она вместе с Его Величеством королем Густавом Адольфом и здешними хозяевами принимают русских послов, бежавших из Польши.
- Мы подождем.

+24

240

Шурка обязана сказать что то типа: "Здорово, брат мой!" :)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Мекленбургская принцесса