Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 151 страница 160 из 161

151

– Что есть, то есть... Слушай, а мне эта «Пила» понравилась. Дать им что-ли звание «Поставщик двора её высочества»? Если что, личная печать у меня при себе.
  – Уверена, что стоит? У них от меня званий нет, хотя я тут куда чаще твоего бываю. Да и не злоупотребляй щедрыми поступками ещё хотя бы несколько месяцев.
  – Это приказ?
  – Просьба. Сама понимаешь, не моя.
  – Я же с ним виделась... Вот хитрец, ничего не сказал, - Марина призадумывается, - хотя, да по своему обыкновению, не слишком прозрачно, намекал...
  – Он знает, ты меня скорее послушаешь.
  – Значит, всё-таки по делу пришла.
  – Скажем так, решила одно с другим совместить. Сама же понимаешь, вещи такой стоимости чаще всего дарят любовницам. И не делай такие глаза! Думаешь, я не знаю, насколько это распространённое в подобных школах явление? И кто из известных нам лиц такому подвержен?
  – Думаю, знаешь прекрасно. Хочешь верь, хочешь нет, но в данном случае с моей стороны была исключительно дурная шутка, последствия которой слишком далеко зашли. Но в близких отношениях я ни с кем не состояла и не состою.
  – Я верю тебе, Марина, - и Херктерент кажется, Кэрдин говорит, что думает, а не наоборот.
  – Хотя, знаешь ли, не сильно приятно, когда лезут в мою личную жизнь.
  – Привыкай! Это неизбежно. Твои поступки не могут оставаться без последствий. Статус есть статус. Особенно, если учесть, я отлично знаю, ты в существование высоких чувств совершенно не веришь.
  – Любовная лирика — бессмысленно переведённая бумага.
  – Сказала внучка известной писательницы любовных романов.
  – Ты прекрасно знаешь, насколько там «тёплые» семейные отношения. Кэретта практически в день совершеннолетия разорвала с роднёй всяческие отношения.
  – Кому ты рассказываешь? Скандал в Великом Доме тогда впечатляющего масштаба был. Главой Ягров тогда уже я была. Меня пытались привлечь как миротворца.
  – Прям скажем, дурацкая идея.
  – Не скажи. Мне с Кэреттой тогда делить ещё нечего было. Хотя, признаю, тогда не знала, куда именно она нацеливается. Да и ЕИВ в случае конфликтов в Великих Домах чаще всего становился на сторону младшего поколения. Особенно, если в этом поколении молоденькие девушки были в наличии. В тот раз себе не изменил... Результат напротив сидит.
  Марина криво ухмыляется, понимая, что сейчас, возможно спровоцирует ссору. А то и вовсе врага наживёт.
  – Знаешь, Кэр. Вы достаточно долго с ним общались. У тебя могло бы быть и больше детей. Среди них могла бы найтись и та, на кого бы ты сочла нужным свой материнский инстинкт потратить. Ты сына совершенно не любишь из-за того, что он в каком-то смысле, памятник вашему разрыву. Да и на отца сильно похож.
  А инстинкт остался... Другие его на кошечек с собачками переводят. А вот ты мишени лучше меня не нашла. Может, и вовсе просто Кэретте отомстить хотела, по сути дела, украв у неё дочь.
– Поссориться хочешь? - выцеживает сквозь зубы Ягр. У неё глаза практически чёрного цвета. Считается, министр владеет гипнозом. Во всяком случае, на Марину так ещё никто не смотрел. Страха нет. Кэрдин не пугает. Только вот становится понятной, почему Ягр звали «грозной» задолго до занятия ей должностей.
  Но и про взгляд Чёрного Еггта тоже много чего говорили.
– Просто пытаюсь вещи своими именами назвать.
– Если всё было так, как ты сказала, это что-то меняет?
– Совершенно ничего, - качает головой Херктерент, - ты вывела на чистую воду тех, кто по настоящему желали мне зла. Именно ты, а не Кэретта или кто-то другой.
– Сперва я заметила просто несчастного ребёнка. Всё остальное было уже потом.
– Ну вот, а говорили про инстинкты!
– Если ты всё сказала, то лучше не поднимай эту тему в дальнейшем. Я тоже человек...
– Договаривай уж «и тоже могу испытывать боль».
– Пусть так, - пожимает плечами Кэрдин, - верно про вас говорят. Вы, Еггты, словно энергию из людей высасываете.
  – Сочту за комплимент. Мне их нечасто говорят.
  – Потому что, ты на них напрашиваться не умеешь, - почти весело хмыкает Кэрдин, - да и прибедняться у дочки двух богатейших людей страны крайне плохо выходит.
  – Одна из этих двух богатейших могла бы быть кем-то другой.
  – Могла, - кивает Ягр, - вот только тебя в таком случае вовсе бы не было.
  – Как уже говорила, умеешь ты девушку поддержать.
  – Со стороны, это ты сейчас больше похожа на мою подчинённую, по приказу одевшуюся вроде как на праздник, притом совершенно не умеющую этого делать.
  Марина чуть ли не хрюкает от смеха.
– Самое занятное, я же знаю, как ты обычно одеваешься. И это как раз ты вырядилась, чтобы хоть немного на меня, неповторимую, походить!
  – Знаешь, Марина. Мне когда-то было столько же лет, сколько тебе. Но, при общении с тобой, временами кажется, что мне снова столько же!

+1

152

– Так, может, устроим что-нибудь, соответствующее твоему возрасту по ощущениям?
  – Сначала интересно было бы выслушать предложения той, кто в таком возрасте пребывает по-настоящему, – с хитринкой в глазах поднимает бокал Кэрдин. Марина задумчиво смотрит на потолок, – Вижу, с идеями кризис. Так?
  – Почему ты такая вредная? - капризная интонация Марины слишком уж наигранная.
  – Потому что, как и ты, слишком полагаюсь только на проверенные факты.
  – Так и я этому у тебя набралась.
  – Я и не спорю. Так ничего не придумала?
  – Ты озвучила один вариант...
  –  Совершенно никому сейчас не нужный. Всё-таки, немного странно, что ты не горишь желанием со сверстниками время проводить.
  – Вообще-то, это истина, относящаяся не только к моему возрасту. Ты же вон, тут тоже сидишь. Хотя, наверняка тебя вагон приглашений ждёт.
  – Везде, где мне надо, я уже побывала. Иногда, присутствие просто обозначала. Кстати, у тебя приглашений должно быть куда больше моего.
  – Угу. Большинство притом в одни и  те же места. Я уже МИДвовцам всё сказала. Сами пусть отказы пишут. Им, в конце-концов, за это деньги платят. Я сама только один отказ написала.
  Кэрдин хмыкает.
– И я даже знаю, кому.
– Ага, той самой, кто с недавних пор в твоих глазах двоиться начала.
– Они, на самом деле, очень похожи. Просто, поиграть решили на своём сходстве.
– Ты откровенно играющую Кэретту часто видела?
– Большую часть жизни наблюдаю. Быть себе на уме — это у тебя от неё. Девочка всегда старше своих лет выглядела.
  – Сама себе противоречишь.
  – Ничуть. Ты, как и большинство, стала забывать — я её значительно старше. Вас обеих видела пищащими свёртками.
  – Вернёмся к её играм. Ты поняла, о чем я говорю.
  – Поняла прекрасно. Но один раз в жизни к мнению дочери она могла и прислушаться.
  – Я не верю, что люди в состоянии меняться.
  – Представляешь, я тоже. Знаешь, за что меня зовут «убийцей детей»?
  – Конечно. Именно ты продавила распространение смертной казни на несовершеннолетних. Всегда знала, ты совершенно не любишь детей. Не вполне представляла, до какой именно степени ты их ненавидишь.
  – Человек с весьма раннего возраста осознаёт последствия своих поступков. Следовательно, должен нести за них ответственность. Что-то не так?
   – Да правильно всё. Иногда, жалею, что с людьми нельзя, как с собаками. Когда ещё слепых щенков сортируют, годный или нет. И сразу топят негодных. Вот бы и людских младенцев можно было так же сортировать. Чтобы сразу — и бульк! Сколько ресурсов можно было бы сэкономить, а не тратить на выращивание существа, кого всё равно придётся пристрелить.
  – Пытались уже людей сортировать. Частично, это и сейчас есть. Миррены усыпляют младенцев с некоторыми врождёнными заболеваниями. Но в общем-то, пока такая сортировка ни у кого не получилась. Мы всё-таки, гораздо сложнее собак устроены.
  – Не все, знаешь ли, по интеллекту с псами могут сравниться.
– Знаю. Только советую Марина, поменьше рассуждать, кого и как сортировать.
– Всяко, со взрослыми этим заниматься придётся. Причём, заметь, в любом обществе или измерении.
  – Ты знаешь, как миррены теорию многомирности к своей религии подогнали? Даже слегка её усилили.
  – Делать мне больше нечего, чем эти бредни читать!
  – А как же твоя фраза про изучение оружия врага?
  – Ну, и что они на этот раз придумали?
  – Придумали уже давно, когда поняли, что измерений больше одного. Собор собрали, и его постановления  теперь один из канонов веры. Самое совершенное измерение, куда попадают всякие праведники — это рай. Другое измерение для грешников — ад. Мы к нему гораздо ближе расположены, ибо прорывы из другого измерения у нас чаще. И неизвестно, не ад ли это.
  – Знаешь, мне обидно. Я ведь происхожу от выходца из иномирья. Хотя, с другой стороны, много кого знаю, кто не отказался бы быть не совсем человеком.
  – Тут факт только то, что они в переходы не умеют. Но по их канонам, раз демоны из ада могут вырваться, то и ангел может из рая прийти. Где-то даже логично. Тем более, даже в нашей картине мира есть сомнения, что измерений именно два, а не больше. Сама же знаешь, что при переходах со временем твориться. Здесь десятки лет прошли, там — год-другой. И наоборот. Хоть сколько-нибудь внятного объяснения этому нет. Равно как и тому, почему мы можем делать пробои ровно в определённый период. Хотя, к нам гость лезут совершенно из разных времён.
  Лично я допускаю, они не из разных времён, а из разных миров. Просто, настолько похожих, что кажутся нам одним. И миров бесчисленное множество.
  – Вплоть до существования ада и рая.
  – Вплоть до существования таких миров, законы существования которых для нас совершенно неприемлемы.  Допустим, там людоедство обязательно. А по таким что мы, что миррены будем стрелять.

+1

153

– Вплоть до существования таких миров, законы существования которых для нас совершенно неприемлемы.  Допустим, там людоедство обязательно, мертвецов в обязательном порядке на пищевые концентраты для живых перерабатывают. А по таким «гостям» что мы, что миррены будем стрелять.
  – А что если у них стрелялы лучше окажутся?
  – Тогда в двух мирах останется жить только кто-то один.
  – Ваш оптимизм просто зашкаливающий!
  – Представляешь, в том мире некоторые считают, питание концентратами из переработанных людей — светлое будущее их человечества.
  – Они серьёзно? Знала, что по степени уродства они сильно превосходят нас, не знала, что настолько.
  – Пока в такое они просто играют. Заигрываться они способны в такой же степени, что и мы.
  Стали расплачиваться. Кэрдин, по своему обыкновению, платит точно по счёту, Марина не глядя, даёт крупную купюру, не требуя сдачи. Свою трость Кэрдин носит для поддержания образа. Пиломеч Херктерент пытается использовать как подпорку.
  – За вечер — больше половины месячного заработка. Повезло кому-то. Тебя теперь тут точно запомнят.
  – Или втихую люто возненавидят, как всех излишне богатых.
  – Как интересно мы рассуждать стали! Особенно, в свете недавних поступков.
  Марина вскидывает к лицу клинок.
  – Слушай! А если бы тебе предстояло драться против бойца с пиломечом, ты бы какое оружие взяла?
  Кэрдин хмыкает.
  – Разумеется, пистолет. Когда эту штуку ковали, огнестрельное оружие было весьма развитым. Кузнецу заняться нечем было. С десяток пуль бы всадила, чтобы наверняка, ибо дурень с подобным для окружающих просто опасен.
  – Ты бы перезарядить не успела.
  – Марин, барабанные магазины изобретены твоим предком, были малораспространёнными из-за сложности и дороговизны. У меня, как раз, есть револьвер примерно тех же лет выпуска, что и твоя игрушка. Именно, на десять зарядов.
   – Не любишь ты романтику благородного боя!
   – Это, вообще-то, мирренский термин. Не вижу в огнестрельном ничего плохого. Мода на холодное оружие — порождена ростом благосостояния достаточно широких масс населения, и лишь в небольшой степени, наследием древних времён. Да и у самой — самые известные предки как раз массированным применением артиллерии, а не искусством фехтования, славились.
  Марина суёт пиломеч обратно в перевязь. Изрекает глубокомысленно.
– Думаю, за руль мне садиться не стоит. Твои могут в Загородный отвезти?
– Могут, конечно. Но ты по-моему ещё не нагулялась. Со мной покататься не хочешь?
– Не откажусь. А моя машина пусть тут и стоит?
– Что с ней случиться? Такую угонять — себе дороже.
– Это она случиться может. Током бьёт.
– Хотели перед войной такие охранные системы запретить. Руки не дошли.
– Как всегда.
– Я спецов уже вызвала. Отгонят машину в Загородный.
– Когда ты успела?
– Когда ты отходила. Понятно же было, дальше ближайшего столба ты не уедешь.
– Ключи нужны?
– Не, они и так вскроют.
– Многогранные люди у тебя работают.
– Не у меня, а в Министерстве. Они государственные служащие, а не мой личный двор.
  Марина что-то недовольно бурчит.
  – Министерские автоугонщики! Звучит как название мирренского фильма.
  – Дурное дело нехитрое. Такую сигнализацию и я с лёгкостью отключу.
  – Министр — автомобильный вор! Это уже на фильм высшего разряда тянет.
  – Твоя любовь к выпивке — тот же тот ещё сюжет для развлекательной программы.
  Машина у Кэрдин, судя по номеру, та же самая, что и в прошлый раз. Внутри тоже, вроде, ничего не изменилось. Хотя, тогда, кажется, попросторнее было. Броню что ли дополнительную поставили? У Кэрдин один и тот же номер уже много лет кочует с одной машины на другую. Единственное такое уж явное нарушение действующего законодательства, что министр себя позволяет.
  Что же у неё связано с этой комбинацией цифр с иероглифами? Не говорит, десятилетиями не меняя номера, хотя бы могла ездить и с гербовым, причём, как личным, так и министерским. Ну у неё — вот такой.
  Вроде трости, ставший символом человека.
  – Представь себе, это действительно, та же самая машина, где тебе доводилось ездить. Чтобы не говорили, я не меняю транспорт каждый месяц.
  – Угу. Только тут тогда как-то по-другому располагалось.
  – Нет. Это тебя просто было несколько меньше.
  Марина оглядывает себя, насколько сидя это возможно. В глазах Кэрдин играют огоньки.
– Не волнуйся, самого страшного слова «располнела» всё равно не скажу. Просто выросла.

+1

154

Глава 18.

  Пару дней в городской резиденции Императрицы Софи просто наслаждалась полным и абсолютным покоем. Оказывается, это очень здорово, когда с самого утра (иногда и ночью, но на такое способен ровно один человек) никто тебя не ищет, и абсолютно ничего не происходит.
  Понятно, в некоторых местах предстоит побывать, где именно, Софи с детства помнит прекрасно, своих привычек Императрица не меняет, тем более, эти люди в мутной истории вокруг «Дворца Грёз» либо никак не засветились, либо лёгким испугом отделались, а значит, взаимоотношения прежние сохранены.
  Обстановка у Кэретты напоминает нечто среднее между тем, что должно быть в медицинском учреждением и музее. Всё в идеальном порядке, местами, даже красиво, но как-то неестественно стерильно.
Обе они прекрасно по-правилам умеют играть. Ролей множество знают, какие перед разными людьми стоит разыгрывать. У Императрицы лучше всего получается быть одним из живых символов государства.
Вот только, очень похоже, что она актриса одной роли, а в жизни их приходится исполнять куда большее число. Раз Кэретта решила побыть хорошей матерью, то почему бы Софи не поиграть в примерную дочь?
  Как бы не из тех, кто во множестве описаны в южной классике, кому матери или иные родственники напрочь раздавили личность, вбив, зачастую в прямом смысле, безупречное знание насквозь фальшивых правил.
  Софи мысленно усмехается своим мыслям. «Мирренская мораль» - обозначение чего-то насквозь лживого и фальшивого.
  Кэретта пытается быть, кем в принципе, не является. Это только у змеедевочки бывают пернатые змеи. У настоящих змей перья просто не растут. Вот и Кэретта, пытающаяся быть матерью напоминает змею, пытающуюся перья отрастить. Притом, пытается совершенно искренне.
  Софи привыкла считать детскую часть резиденции чем-то временным. Всё-таки, о «Дворце Грёз» Кэретта говорила очень много. Ну, вот построили мечту, резко оказавшуюся ненужной.
Где Софи раньше жила, сохранено точно в таком же виде, как было три с лишним года назад. Кажется, каждый обгрызенный карандашик и листок бумаги в точности на том же месте лежат.
  Но дважды в одну воду не войти. Сейчас для Софи другая часть дворца отведена. О качестве обстановки можно не говорить — всё на высочайшем уровне. Даже полноценная мастерская в одном из самых светлых залов оборудована.
  В художниках недостатка нет, и всё здесь идеально, притом нереально новенькое. Краски даже открывать боязно, настолько идеально тюбики лежат.
  Увлечение дочери Императрица никогда не поощряла, ничего, впрочем, не запрещая. Познания в искусстве обширные, но покровительствовать и заниматься самой — две большие разницы. Кэретта рисование Софи воспринимает как биологический факт.
  Вот откровенно слабо разбирающийся в живописи Саргон, про его отношение к художникам есть масса анекдотов, некоторые даже смешные, успехами дочери откровенно гордится.
  Хотя сам он любит только изображения обнажённой натуры, ну и демонстрирует напоказ уважение к батальной живописи. И многофигурным парадным композициям.
  Ровно такая же часть дворца, только без мастерской и для Марины отведена. Ждала ли её Кэретта на самом деле, Софи не знает. Но правила есть правила, а их Императрица соблюдает неукоснительно.
  Саму Кэретту тоже учили рисовать, как и всех девушек её круга. Твёрдый средний уровень, Софи она не показывала, та сама в Архиве МИДв нашла, как только обнаружила, что там столько интересного. Вот как архитектор Кэретта могла бы себя проявить. Отделка части залов «Дворца Грёз», да и некоторые павильоны — просто её проекты. Хотя разработка приписана, и даже оплачена, совсем другим людям из числа работавших над дворцом.
Такая вот своеобразная награда от Императрицы.
Это Софи крайне не нравится, когда что-то чужим именем подписывается. Кэретту такие вопросы совершенно не волнуют. Да и Маришка, как ни странно, аналогичных взглядов придерживается.
  С матерью видится пару раз в день, за завтраком и обедом. Ни к чему не обязывающие разговоры вести обе прекрасно умеют. В конце-концов, отменно притворяться Софи как раз у Кэретты и научилась.
  Но сейчас есть попытка изобразить искренний интерес. Попытка есть, а вот контакта нет, Софи достаточно скрытна, и тщательно дозирует, кому и что именно можно про неё знать. И здесь, по привычке, информацию выдаёт тщательно отмеренными долями, особо не поддерживая интерес, но и не давая ему совсем уж заглохнуть.
  Тем более, скоро обязательные разъезды да приёмы начнутся, а там, хочешь, не хочешь придётся довольно много времени вместе проводить. Нейтралитет поддерживать не так уж и сложно, а поводы для конфликтов Софи пока искать не собирается. Она, в конце-концов, не Марина.
  Впрочем, отсутствие сестрёнки сейчас безусловно, следует отнести к приятному явлению. В  Загородном с ней с принципе ничего случиться не может. А в гости в «Сказку» она вряд ли соберётся, хотя, как и разноглазая, тоже островитянок к себе в гости позвала. Но, как говориться, островитянки они разные бывают. Случайно с ней до возвращения в школу, столкнуться точно не получиться. Приглашать дочь соправителя, последнего потомка легендарного четвёртого Еггта, который не Еггт, разумеется, приглашают всюду. Вот только, она из своей жуткой помеси дворца с укрепрайоном никуда не вылезает.
  Хотя, стоит всё-таки быть настороже. Огоньки в разноцветных глазах играют весьма опасные. Эриду вполне может потянуть на нечто, чего она никогда не делала. Остаётся надеяться только на то, что ей в «Сказке» сейчас достаточно... сказочно, скажем так.

0

155

Фантазия у Эр богатейшая, среди множества созданных ей образов, имеется и мужской вариант её самой. Что бы было, родись мальчик, а не девочка? На молодого соправителя вымышленный принц не походит совершенно. Как и у самой Эр, большинство черт от матери, хотя и более резкий. Юноша изображён худощавым и болезненным. Хотя, в общем-то, красивым. Популярностью бы пользовался, существуй на самом деле.
У Софи тоже с фантазией полный порядок. Вполне представляет, как вымышленный принц плавает в бассейне «Сказки» с голенькими островитянками.
Нравы на Острове крайне нестрогие, чьей-либо благосклонности принцу пришлось бы добиваться крайне недолго.
  Но принца нет, в «Сказке» живёт принцесса, повёрнутая на девушках. Софи уверена, не будь среди эшбадовок Марины-другой, крайне на саму Софи похожей, скучала бы разноглазая в одиночестве.
В крайнем случае, в привычном обществе Марины. Но люди такие, какие они есть. И гостей приглашено много. Притом, опять вылезла мудрость разноглазой – исключительно те, для кого корыстные отношения вполне допустимы.
Две профессии – древнейшая и не очень испокон веков где-то близко сосуществуют.
  Софи не собирается никого осуждать – в основе богатства Великих Еггтов есть и налоги с «весёлых» районов. Да и насчёт «Глаза Демона» Софи совсем не шутила. В сказочки о высоких чувствах просто не верит, принцев настоящих почти всех знает. Там разброс характеристик самый широкий, от весьма достойных во всех смыслах личностей, до тех, кому лучше всего состоять в близких отношениях исключительно с овечками. Да и то «жестокое обращение с животными» вполне себе наказуемое преступление.
Саргон на некоторые слабости вполне способен смотреть сквозь пальцы. Но некоторые вещи совершенно недопустимы. Иногда даже оказывается, равенство перед законом есть не только на бумаге.
  Некоторым нравилось причинять боль. Вплоть до смерти. Подумаешь, какие-то весёлые девочки. Оказалось, не «подумаешь» урождённый принц перворазрядного Великого Дома лишился головы. В прямом смысле слова. И плевать, что один из главных наследников. Совершившие некоторые вещи просто не должны дальше жить.
  Единственное, в чём Император пошёл навстречу родне – дело переквалифицировали в обычное убийство двух и более лиц без отягчающего. И в соответствии с Древним правом принца казнили мечом. Дом заплатил компенсацию по дикому смешению правовых норм двух разных эпох.
  Остальные уяснили, при каких делах и так не склонный к снисхождению Саргон, становится и вовсе абсолютно безжалостным.
Впрочем, дурни осуждённые по подобным статьям, всё равно находятся. Подают прошения о помиловании на Высочайшее имя. Словно не понимая, что могут получить только несколько дополнительных лет к сроку, а то и вовсе смертный приговор.
Императрица своим правом помилования просто не пользуется.
Даже подумалось, что бы сделал соправитель, начни Эр развлекаться как бы совсем уж за гранью закона?
С самой собой надо честной быть - ничего он делать не стал. По одной простой причине. Эриде слишком не нравиться, когда кому-то больно. Сама причинять и вовсе не умеет. То-то её от творчества Коаэ воротит. Змеедевочка буквально упивается эстетикой крови, боли и смерти.
  Сама Эр не то, чтобы сделать. Просто подумать о таком побоятся. Чтобы в «Сказке» не происходило, происходит исключительно добровольно. Любит разноглазая, когда к ней ластятся, падка на похвальбу и лесть.
  Почти как со сладостями, что ей нельзя, но трескаются во всевозрастающих количествах.
Даже интересно, а на какой-нибудь вечер приглашение в «Сказку» есть? Чтобы чокнутая не попыталась с Софи увидеться... Принцесса её слишком хорошо знает.
Звонит в канцелярию. Приглашения есть. На каждый вечер во все оставшиеся дни. Если нет иных распоряжений, то в полдень они связываются с канцелярией соправителя и передают вежливый отказ. Так принято. Или есть иные распоряжения.
Подумав, Софи велела, в оставшиеся дни, перед звонком соправителю, связываться с ней на предмет распоряжений.
Софи вполне себе человек настроения, и может что-то сделать, или не сделать, поддавшись секундному порыву.
В конце-концов, это всего лишь, Эрида. И её напрочь заклиненные мозги.
Ну, вот пусть другая Марина, или ещё кто, и помогают этот предмет на место установить.
Они там во всех смыслах слова, языкастые. Некоторые даже чересчур, опять же, во всех, включая самые нескромные смыслы слова.
  Широтой взглядов островитянкам Софи уступает. И пока не собирается ничего менять. Хотя намёков на расширение горизонтов предостаточно было, причём Эр ещё не самая откровенная.
Вот только, в отличии от всех остальных, тормоза у Эр отсутствуют напрочь. Софи потому так старательно её и избегает. В одном помещении с ней лучше не оставаться. Слова не подействуют.
Софи весьма сильная, кулачки хоть и небольшие, но весьма крепкие. Стукнуть может. В состоянии скрутить, а то и покалечить, человека куда крупнее себя. Но в отношении Эр так поступать совершенно не хочется.
Софи тоже не особенно любит боль причинять. Хотя и признаёт, иные по-другому не понимают. С разноцветным взглядом особенно. Но в том и проблема - такую стукнуть одна из последних вещей, что в состоянии вообразить Софи.
Потому и выписывает манёвры, чтобы только не сблизиться.
Ударить можно и словом. Софи это прекрасно умеет. Но так тоже поступать не хочется. Вот пусть разноглазая сама с больными чувствами разбирается. Благо, помощницы имеются. Меньше Софи видеть – есть шанс, что перегорит.
Только будет ли всё по-прежнему?
Люди ведь всё больше и больше смотрятся совсем не так, как  год-два назад. Оценка иных совершенно изменилась, Эр просто самое яркое явление.
Где-то даже завидует младшей, продолжающей общаться с разноглазой по-прежнему. Но тут дело не в ней, дело в крайней непривлекательности Марины. Эрида способна любить только красивое.
Лицо же сестрёнки, человека, не знающего кто она, вполне способна отпугнуть невиданного цвета глазами. Мало кто не скривиться от обжигающей зелени, словно от вида бельм.
Зеленоглазых Еггтов не было уже несколько поколений. Художники сомневались в цвете глаз Великих, хотя сохранилось достаточно прижизненных изображений. Потом родилась Марина. В детстве волновались, всё ли у неё в порядке с глазами. Достаточно быстро разобрались. Зрение у девочки отменное. Временами даже чересчур.
Цвет глаз портит все достоинства фигурки. С некоторых пор, ещё и аномальная сила начинает играть свою роль. Слишком уж сильно Марина бьёт. Гвоздь недавно узлом завязала, если не врёт.
Только разноглазая от этой силищи и не шарахается. И Динка её не боится. Два Кошмара нашли друг друга. Все остальные, включая Софи, Марины побаиваются. Она ведь на самом деле, крайне немирная.

+1

156

Последняя, и самая невероятная возможность пересечься с разноглазой. Она может сюда приехать, и Императрица Эриду примет. Любой человек для Кэретты — это в первую очередь, его статус. А у дочери соправителя он высочайший. Саргон как-то раз сказал про супругу «У неё есть своя интонация для каждого звания от рядового до маршала, причём ещё подинтонации есть в зависимости от срока службы и имеющихся наград. Просто живая иллюстрация к Николай Васильевичу».
Кто такой Николай Васильевич, Софи знает и сразу поняла, это не похвальба, а оскорбление. Вот только сама Кэретта об этом не догадывалась. Даже обидно стало за неё.
  Радует одно — Эр жуткая домоседка, и никуда ездить не любит. Хотя, с той поры, как здоровье стало улучшаться, в характере тоже всяческие изменения повылазили.
  На всякий случай, связалась с канцелярией Кэрдин, там фиксируют все перемещения высокопоставленных и высокорождённых лиц. Но там сказали, из «Сказки» Эр никуда не уезжала.
  Слабоватое утешение, на самом деле, разноглазая тоже человек настроения, тем более, из её гостей далеко не все видели Столицу, за исключением аэропорта и дороги до «Сказки». Что там ей ещё между ушей может забрести?
  Разумеется, Кэретта в первый же день сказала, когда и куда они поедут. Софи спорить не стала, положение на самом деле, обязывает очень и очень ко многому. В определённые дни положено бывать в определённых местах.
  Вопрос «В чём идти?» задать не успела. Оказывается, от Пантеры уже всё привезено, и остаётся только выбрать подходящее. Разумеется, у Красной Кошки помнят все размеры самых важных клиенток.
  Выбирать есть из чего, тем более, во вкусе Императрице не откажешь.
  Но Софи, что-то заподозрив, решила посмотреть, что именно Кэретта подобрала себе. Подозрения оправдались. Вещи, подобранные для Софи безупречны, вздумай принцесса в них куда пойти, смотрелись бы просто замечательно.
  Но значительно уступали тому, что Кэретта подобрала для себя. Рядом с императрицей принцесса смотрелась бы просто фоном. Понятно, так поступили не со зла, Софи сама привыкла в центре внимания быть. Крайне болезненно воспринимает, когда чей-то блеск ярче.
– Извините, но в вами подобранном я никуда не пойду. Причину объяснить?
  Кэретта смотрит пристально. Явно размышляет, разрушать хрупкое перемирие или нет?
  – Знаешь. Ты, пожалуй, права. Я как-то подзабыла, ты уже взрослая, и тоже хочешь быть первой красавицей. Мы почти одинаковые, так что, можешь подобрать себе что-то из этого.
  Софи была на скандал настроена, и удивилась, что ничего не произошло. Кажется, к некоторым с годами на самом деле, начинает приходить мудрость. Это вовремя Кэретта вспомнила, насколько у них фигуры похожи.
  – Я никого не хочу затмевать. Гораздо лучше блистать вместе. Вон то, двухцветное платье. Покрой распространённый, наверняка у Пантеры есть ещё такое с цветами наоборот...
  В глазах Кэретты играют заговорщические огоньки. Такой весёлой Софи мать не помнит. Кажется, Императрица вспомнила, что тоже когда-то была очень юной.
  – Знаешь, их и так два. Как ты и сказала, с чередующимися цветами. Они словно на близнецов сделаны. Пожалуй, в них мы будем смотреться предельно оригинально. Если ещё добавить одинаковый макияж и причёски...
  – Что с тобой? Ты не заболела?
  – Нет, всё хорошо. Годы просто о себе напомнили.
  – Ты же ещё молодая.
  – Софи, думаешь я не знаю, какие легенды ходят о твоей язвительности? Прибереги её для других.
  – Хорошо.
  – Наверное, уже много раз доводилось слышать, насколько ты ослепительная. Но, думаю, ещё не доводилось, будто ты в глазах двоишься.
  – Это точно будет очень оригинально. На следующие разы тоже подберём что-нибудь похожего покроя?
  – Обязательно. Оригинальничать в рамках общепринятого — такого мне делать ещё не доводилось. Интересно, Кэрдин тоже решит, будто на старости лет, допилась?
  – Она там разве будет?
  – Как и мы с тобой, этот потрескавшаяся жемчужина быть там обязана.
  – Ты по-прежнему её настолько сильно не любишь, или играешь по привычке?
  – Наверное, всё вместе... Знаешь, мне до сих пор кажется, что тогда... Очень давно, она позволила мне проткнуть себя. Словно издевалась этим как-то. Я-то фехтовальщик зала, а она — боевой.
  – Вроде, обе давным-давно взрослые люди. А ведёте себя как дети.
  – Ты сначала уведи кого-нибудь, а потом попробуй с бывшей нормально поговорить. Посмотрим, что у тебя получится.
  – Я в школе много чего спровоцировала. Пожалуй, только убийств ещё и не было. Так что, на предмет вашей взаимной «любви» я полностью в курсе.
  – Хватит об этом! Машину какую возьмём? Или на разных поедем?
  – Оригинальничать, так во всём! Поедем на одной. Только за рулём буду я. Или ты.
  – Это уж слишком.
  – Почему? Ты же умеешь водить, а по нынешним правилам ещё и не такое допускается.
  – Мне статус не позволяет, тебе — тоже. Это ЕИВ может себе позволить не замечать некоторых вещей. Я же должна безупречной быть.
  – Ты в эту безупречность временами заигрываешься.
  – Зато, вы обе слишком уж наплевательски к некоторым вещам относитесь.
  – Время оно на месте не стоит. Допустимое сейчас было недопустимым совсем недавно...
  – Софи, о ваших школьных нравах, я вполне себе имею представление. Некоторые вещи между девушками я не считаю недопустимыми.
  – Ты на Эриду намекаешь?
  – В некотором роде, не только на неё.
  – Этот вопрос я в состоянии решить самостоятельно.
  – Следует ли это понимать, что вы в ближайшее время нигде не планируете появляться вместе?
  – Сама знаешь поговорку про планы.
  – Ты не ответила.
  – Обойдусь я без такой спутницы! И на приёме, и в жизни.
  – А без других? И ты, и Марина. С кем вы танцевали на выпуске Яроорта запомнилось очень многим.
  – Это вообще, шутка была!
  – Может быть, но поняли далеко не все. Хотя, признаю, гораздо больше было разговоров, что отношения у вас троих.
  – Это чьи-то ночные фантазии, не более того. Я не собираюсь в ближайшее время подписывать брачный договор.
  – Марина тоже?
  – Насколько мне известно, да. Есть какие-то сомнения?
  – Вообще-то, довольно серьёзные. Учитывая стоимость некоторых её подарков.
  «Я Рэду этим ожерельем удавлю. Честно! Я обалдела, когда Маришка мне рассказала, что это она. Знала, что боком выйдет, не подозревала, что так быстро».
  – Откуда знаешь?
  – Я имею некоторое отношение к этому хранилищу драгоценностей. И меня извещают, когда и кем вещи оттуда изымаются. На чье имя подарок оформлен мне тоже известно.
  – Брачные контракты между женщинами у нас в стране не заключаются.
  – Однако, это не мешает некоторым в отношениях друг с другом состоять...
– Шутит Маришка так. Признаю, не слишком умно и весьма злобно.
– Может и так, - прекрасно видно, Кэретта совершенно не верит.

+1

157

Совсем измениться Кэретта не в состоянии, просто потому, что с возрастом утрачивается определённая гибкость характера. Да и «Еггты кланяться не умеют» - как раз, про неё. Но подвижки в попытках проявлять человечность у неё искрение.
  Сумела всё-таки удержаться на краю, когда за неприязнью начинается вражда, а то и вовсе, бескровная война.
  Софи к налаживанию отношений не особо стремиться, раньше надо было такими делами заниматься, но и обострять ничего не пытается.
  У Кэретты тоже ситуация в детстве и ранней юности была далека от нормальной. Была, хотя и единственной, но крайне нелюбимой дочерью.
  Чуть ли не в день совершеннолетия насмерть рассорилась с собственной матерью, став полноценной Главой Дома. По закону, права на главенство были не бесспорные, но тут Император вмешался, девушку поддержав.
  Словно, забыл поговорку «На Еггте жениться». Её ведь не просто так придумали. Потом у них всякого хватало, но не надо забывать — без этого брака самой Софи бы просто не было.
   Принцесса и не забывает. Тем более, и Кэретта старается не провоцировать конфликты. Хотя, запас вредности и злопамятности у Императрицы изрядный. Ладно, хоть хватало ума в адрес дочерей ничего из этого не применять. Видимо, собственные воспоминания сдерживаться заставляют.
  Ей самой, в возрасте чуть старше, чем Софи сейчас что-то сказали, сильно не подумав. Юная Еггта взвилась! Больше двадцати лет с собственной матерью не разговаривает, всю остальную родню она и раньше ненавидела.
  Вот и влупила по всем по ним, ударив по самому дорогому и болезненному — по деньгам. Лично всем им принадлежало крайне мало, основными средствами Дома распоряжался Глава. Из-за вывертов Древнего Права таковым стала Младший Еггт. И она резко и всем обрубила финансирование.
  Некоторых Императорские Гвардейцы насильно выставили из резиденций Чёрных Еггтов. Нет, совсем на улице они не оказались, но уровни доходов упали значительно.
  Кэретта весьма неоригинально мстила. Просто упивалась этим. Ходили слухи, пытались поднять вопрос о её недееспособности. Вышло глупо. Собачонка с бантиком попыталась тявкнуть на молодую волкодавиху, притом, что рядом ещё вожак стаи рычал что-то неодобрительное.
  По факту, главная ветвь Чёрных Еггтов сократилась до одного человека. Нет, в процессе сокращения никто не умер. Кэретте явно просто нравилось упиваться тем, как плохо другим. Да и её обиды, судя по всему, были не придуманы.
  Потом Чёрных Еггтов стало сначала двое, а потом и трое. Софи помнит, в некоторых случаях буквально чувствовала, Кэретта вот-вот скажет что-то плохое. Но слова оставались непроизнесёнными. Кажется, Кэретта отлично помнила, что ей говорили, и старалась не повторять тех же ошибок.
  Тем более, осознавала. Император когда-то поддержал её против матери и всех остальных Еггтов. В случае возможного конфликта с дочерьми, не факт, что поддержит жену против детей.
  Сделанных в её адрес ошибок, судя по всему, временами тянувшими на полноценные преступления, Кэретта старалась не повторять. Но воспроизводить не слишком приятную модель поведения получалось как-то само-собой, ибо другой модели Кэретта не знала. Сглаживала, как умела в единственной по-настоящему ей известной.
  И то, чуть не стала для Марины врагом номер один. В случае с Софи, крайне положительную роль сыграло большое внешнее сходство с самой Кэреттой. Видя вторую себя, Кэретта старалась не допускать чего-то из происходившего с ней. Правда, других ошибок наделала, но всё-таки из разряда тех, что со временем забываются.
  Да и Марина, сквозь зубы стала признавать, в произошедшем с ней, кроме собственной дурной энергии, виновата не столько Кэретта, а те, кто во «Дворце Грёз» за безопасность отвечали.
  Усилия Кэретта прикладывала, чтобы так уж резко не настроить дочерей против себя. В общем-то, на сколько-то процентов даже получилось. Софи иногда мать даже жалела, это вот Марина безжалостна абсолютно. Кэретта у неё всегда и во всём совершенно не права.
  Софи же считает, в семейных конфликтах не лучшим образом себя и отец, и мать проявляли. Грустно от осознания довольно очевидного факта — больше наладить друг с другом отношения они пытаться не будут. Навоевались. Теперь ещё много лет будет продолжаться игра на публику.
  Хуже свадьбы с Еггтом может быть только попытка разорвать законные отношения. А такая история сейчас никому не нужда. Да и в будущем не понадобиться. Игра по определённым правилам имеет и свои преимущества, пусть самих игроков от хода игры и подташнивает.

+1

158

Во дворце, как и во всех прочих Еггтовских резиденциях есть большой бассейн. Традиция, идущая чуть ли не с Чёрной Змеи. Сама Кэретта прекрасно плавает, только, никогда так не делала при каком угодно скоплении людей. Её в воде только ближайший круг и видели.
  Это не Саргон, вполне способный, вместе с матросами, прыгнуть с какого угодно корабля. У Софи взгляды ближе к отцовским, нежели к материнским. Как ныряет и плавает Софи, видели многие.
  На этот раз купальник императрицы чёрный с серебром. Любимая расцветка Марины. Само так вышло, или есть какой-то подтекст?
  Из очевидного — выглядит не матерью, сестрой Софи, притом не старшей, а двойняшкой. Ни малейших признаков начала увядания.
  Пожалуй, на огромном сходстве на самом деле, можно неплохо сыграть.
  Следит за движениями матери, словно пытаясь уловить какие-то черты того неизвестного, бывшего её биологическим отцом. Худощавостью, лёгкокостностью, даже узким лицом Кэретта не сильно походит на прочих Еггтов. Впрочем, там за столетия предостаточно самой разной крови набралось.
  Черты не то, чтобы уникальные, но как-то не позволяли соотнести Кэретту с кем-то из известных людей, хотя бурные романы у её матери много с кем были. Будущая императрица оказалась единственным ребёнком крайне немолодой женщины, по мнению многих, уже и вовсе неспособной иметь детей.
  Кэретта Софи заметила. Какой походкой идёт навстречу — Софи сама так прекрасно умеет, особенно, когда нужно кого-то в грязь мокнуть, продемонстрировав собственное совершенство.
  Некстати вспоминается Марина, всегда говорившая, что мозгов у Кэретты куда меньше, чем среднестатистически должно быть к этому возрасту.
  Кэретта весьма современна, за модой следит, короткие платья вполне носит. Собственно, вся страна знает, какие у Императрицы красивые ноги. Южане много чего писали про нравы северного двора, но это осталось сотрясением воздуха.
Двигается Кэретта столь же плавно, как и Софи. Всё, что можно подчеркнуть, купальник подчёркивает.
  – Тоже поплавать собиралась?
  – Нет. Настроения нет.
  – Знаю, что ты высмотреть хотела — тоже, что и в детстве. Понять, на кого я похожу, тем более, видела почти всех своего поколения из нашего круга. Тебе — чуть легче, мне оставалось только пред зеркалом вертеться.
  – И ни к каким выводам не пришла?
  – Только к крайне неприятным — он был не тем, за кого себя выдавал. Причём, в этой фразе — весь спектр возможностей. От искателя приключений и авантюриста до полноценного шпиона. Биография была фальшивой, хотя, как он раздобыл некоторые сведения — не понятно до сих пор. Равно как, откуда он возник, и куда испарился. Не представляю, до какой степени можно сойти с ума из-за физической красоты!
  – В противном случае, никого из нас бы не было.
  – Единственное, что в этой истории положительного. Истории про подменных детей у нас не особенно популярны. Да и мы — не мирренки, беременности не прячем. Все слишком хорошо видели, в каком она состоянии. Да и роды принимать пригласили весьма известных врачей. Не то, чтобы они так нужны были. Требовалось подтверждение, я действительно, своей матери дочь.
  Ухитряется словно невзначай кольнуть взглядом, чуть дольше, чем нужно задержав его на животе Софи. Мол, знаю я про господствующие у вас нравы. Принцесса делает вид, будто ничего не замечает.
  Тем более, поводов её обвинять в чём-либо не имеется. А слухов и про саму Кэретту предостаточно гуляет. Это только по поговорке «Супруга Императора вне подозрений». На деле же всё получается гораздо сложнее и грязнее.
  Впрочем, относительно статуса Кэретты или принцесс никогда не возникало ни малейшей тени сомнения. Хотя, про Саргона и его похождения — историй множество. И далеко не все из них придуманы.

+1

159

Кэретта отступает на шаг. Говорит задумчиво.
  – Странностей накапливается всё больше. Ты выглядишь совершенно, как я.
  – Скорее, наоборот.
  – Не придирайся к словам. Рассуждений о том, как я хорошо выгляжу, что для этого делаю — просто ничего не значащая пустота.
  – Вспоминаю твоё увлечение диетами и статьи на эту тему.
  – Я их и сейчас пишу. На людской глупости зарабатывают испокон веков, а моё имя стоит очень дорого и значительно увеличивает тиражи. Я консультируюсь с настоящими специалистами, но сама-то знаю — я просто вру.
  Относись к этому как хочешь, но я, и похоже, вы обе совершенно не подвержены процессу старения. По вам ещё рановато судить. Но я-то отлично знаю, как большинство моих сверстниц выглядит, и какие усилия они прикладывают, чтобы выглядеть именно так. Но мне не приходится тратить никаких сил.
Смотри! - протягивает правую руку прямо к лицу Софи, - Сама наверное, каждый день видишь тоже самое.
  – У тебя ни морщинок нет, ни следов седины.
  – Да! И ещё зрение стопроцентное, и всё остальное работает идеально. Не слишком ли много для последствий одного ночного приключения?
  – Та и не выяснили ничего нового?
  – Всё только ещё больше запутывается. Некоторое время назад думали, это был один из тех, кто привлекался к работам над усиленным сопротивлением организма.
  – И что?
  – Всё глухо. Все привлекавшиеся, живые и мёртвые известны поимённо. Никого из них там просто не было. Да и перестройка организма там довольно заметна.
  Потом... Изменённый состав нашей крови. Таких людей больше нет... Проверено по всем возможным базам. Таких компонентов больше нет... Хотя...
  – Договаривай.
  – Выявили не так давно ещё несколько похожих. Но все женщины. Бесплодные. Несколько старше меня. Это не разовая мутация. Это что-то другое. За ними наблюдают, но это бесполезно. К сожалению.
  – Не улавливаю.
  – Там нет мужчин. Если бы были — смотри на наши изменённые данные. Биологическим материалом можно было бы воспользоваться для улучшения следующего поколения...
   Софи хмыкает.
  – Я, конечно, собираюсь поинтересоваться состоянием здоровья потенциального отца моих детей, кстати, в текущий момент таких кандидатур не имеется. Но не собираюсь подыскивать его исключительно по биологическим показателям. Я так понимаю, с установлением личности этого загадочного человека по-прежнему всё глухо?
  – Никаких изменений в известной тебе ситуации. Он ещё и в кадр старался не попадать. Ни одной фотографии. Случайно выделен на кадрах кинохроники, но ты про это и сама знаешь.
  – К счастью, неплохих рисовальщиков там было много...
  – А что это нам дало?
  – Ничего. Кроме сходства с плодами моей фантазии.
  – Этого к делу не подошьёшь... Хотя, версия банального южанина не рассматривалась? Это может быть неприятным, но рассматривать надо все варианты. Может, их расовые теории имеют под собой какие-то основания?
  – Рассматривали. И тогда, и потом. Сейчас большие материалы накопились после медицинских обследований пленных. Там тоже ничего. Есть порождения так называемой второй теории повышенного сопротивления. Но совершенно не понятно, что эта вторая теория должна представлять. Подозреваю, будь наше положение не настолько высоко, нас бы просто препарировали как мышек.
  – В первую очередь, значительно уменьшились бы наши шансы попасть хоть в какие-то медицинские базы. Или бы на них просто не обратили внимания... Банальным расспросом ты ничего не выяснила.
  – Вообще-то, моё любопытство и стало одной из причин произошедших событий.
  – Раньше ты говорила другое.
  – Раньше ты была менее взрослой. Мне были сделаны неприемлемые предложения относительно моих будущих семейных отношений... И главное, кем сделаны! Видимо, был расчёт, что воспитание в южном духе сделает своё дело. Но я оказалась слишком уж северянкой, уже успевшей уяснить, у нас в стране прав тот, у кого больше прав. А с этим у меня было гораздо лучше, чем у всех прочих.
  Ты до этих протоколов, смотрю, ещё не добралась. Только я ведь и там сказала далеко не всё. О некоторых вещах лучше помалкивать.
  Потому что, если бы другая сторона не придержала язык за зубами, конфликт из области гражданского права переместился бы в область уголовного.
  – Ты ведь тоже о чём-то умолчала...
  – Да! И очень о многом. Знаешь ли, грязь наружу вытаскивать не всегда выгодно. А чаще, невыгодно вовсе. Причём, невыгодно очень и очень многих. Думаю, тебе известно, про ряд слухов, бродивших вокруг Великих Домов?
  Самый известный — лучшая подруга твоей сестры — не дочь своего отца, а результат кровосмесительной связи.
  – Что-то мне совсем расхотелось копаться в событиях той эпохи.
– Там всё равно, очень хорошо всё подчистили. Кстати, одна из немногих вещей, к которой и я, и Кэрдин вместе руки приложили.
  – Как оказывается, у одного человека может быть много секретов от другого.
  – Можешь мне поверить, ты ещё не с самым тяжким случаем столкнулась. Круг лиц, кому известно о наших изменённых функциях слишком широк. И я не особенно уверена в лояльности многих. Прожить гораздо дольше, причём, оставаясь здоровыми — мечта слишком многих. И если уже известно, есть минимум два пути для достижения этого...
  – Причём, в текущий момент ни тот, ни другой пути не являются проходимыми...
  – И это тоже. Потенциальная опасность есть ещё и с этого направления. Вы слишком привлекательны, как носители неких способностей.
  – Каковые, вероятнее всего, являются приобретёнными, а не врождёнными.
  – Об этом люди начинают задумываться в последнюю очередь. Иногда подобное гораздо проще списать на кровосмесительную связь...
  – Вот, значит, ещё из-за чего ты тогда взвилась...
  – Ну да, ещё и из-за этого. Мирренские бредни о чистоте крови попали на самую неблагоприятную почву из возможных.
  – Но ты почему-то не поверила...
  – Потому что я была больше похожа на биолога, чем они. И предпочитала читать совсем другие книги. Может, не такие красивые, но куда более логичные. Тем более, я окружающим не слишком доверяла, но ещё верила в закон.
  В общем, выкрутилась из неприятной ситуации не только с минимальными потерями, но ещё и с прибылью.
  – Некоторые считают, ты уничтожила Еггтов.
  – Я предпочитаю думать, смогла родить первых настоящих за несколько поколений.

+1

160

– Думала, Марина у нас самый тяжёлый в общении человек. Оказывается, ты тоже можешь мозги загружать.
Кэретта усмехается.
– Думаешь, кроме вас двоих мне больше не на ком практиковаться было?
– Знаешь, пойду-ка я поплаваю. Надо бы в мозгах всё по-полочкам разложить.
– Присоединиться?
– Возражать не буду.
Спускаясь по лестнице, Кэретта замечает.
– Фото надо сделать, где наши лица рядом. Той же Марине показать. Интересно, определит, где кто?
– Ты слишком о ней плохо думаешь.
– Я куда больше вас двоих собственных изображений к публикации запретила. Жемчужина ваша на днях сильно кривилась. Точно не могла разобрать, где из нас кто.
– Ей просто ты сильно не нравишься. Основные ваши шпильки в адрес друг друга большая часть населения этого материка знают.
В ответ Кэретта только в воду прыгает. Софи некоторое время за ней наблюдает. С неудовольствием подмечает, Императрица тоже та ещё торпеда. Доведись на скорость соревноваться – счёт бы шёл на доли секунды.
  Со стороны никто бы не догадался, сколько Кэретте лет. Только если в глаза аглядываться, поймёшь, пред тобой не юная девушка. Но достоинства фигуры заставляют вспоминать о глазах в последнюю очередь.
Софи выныривает рядом с Кэреттой. Всё-таки та явно не любит проводить много времени под водой.
– Забыла, что ты любишь морскую воду. Думала, здесь пресная.
– В прошлый раз так и было. Тут солёность и температуру можно регулировать под любое море.
– Что, и лёд можно наморозить?
– Не интересовалась этим вопросом. С детства коньки не любила.
– А я вот обожаю.
– Забыла. Я только охотится люблю. Причём, на южную дичь, – добавляет с лёгкой хитринкой, – исключительно на ту, что с лапами и крыльями.
– Я только северных слонов била.
– Мне не понравилось. Напоминает побоище. Нерациональное уничтожение животных. Ни в пищу, ни для удовольствия.
– Мы не виноваты, что эти звери настолько тупые. Да и народу там было много. Можно сказать, всё в пищу ушло.
– Детёныша на вертеле пробовала?
– Конечно, угощение для самого почётного гостя. Ну, и для меня заодно.
– Мне вот как-то, не довелось. Не люблю Дальний Север.
– А мне там понравилось.
– Самая охота – на Юге. Считают, кто не бил зверей Южного материка - тот и не охотник вовсе.
Не била, как раз Софи, очередная мелкая шпилька?
– Нынешние хозяева этих земель там частенько бьют людей. Тоже наверняка, считают, кто дикарей не бил - тот не охотник.
– Зверобои не охотятся на людей – поговорка мирренских охотников. У них даже оскорбление есть, за которое убить могут – охотник за головами. У них при дворе такое не особо одобряют.
– Но вам же предлагали именно, как гостям Двора.
– Предлагали, но мы слишком умны, чтобы в такие примитивные ловушки, направленные на расчеловечение противника,попадаться. Представляешь, сколько фотографов самых известных изданий собралось бы, согласись мы?
– Из южной живности мне только крабов-воров ловить доводилось.
– Притом, они практически не едят орехов, в краже которых их постоянно обвиняют. Мне они нравятся. Мечтала в раннем детстве, как на картинке их пособирать.
– А вот мне довелось.
Кэретта усмехается, но ничего говорит. Только к телефону плывёт и велит принести крабов, варёных в панцире по-южному. К крабам приносят лёгкое островное вино. И ножи для их потрошения. По размеру – совсем, как у южных девчонок, вот только серьёзно отличаются ценой и качеством исполнения.
Кэретта весьма ловко потрошит панцири. Софи не может отделаться от нереальности происходящего. Сидит у бассейна с Кэреттой в купальнике и крабов потрошит. Нет, по отдельности всё бывало, но чтобы все составляющие в одном месте собрались.
Сама Софи дары моря не особенно любит. Это Маришка всё беспозвоночное, в море обитающее, обожает трескать. Особенно нравится, когда содержимое миски ещё шевелиться.
Смертельно ядовитых рыб-собак Софи есть доводилось. Главным образом, чтобы доказать Марине отсутствия страха. Но у сестрицы любовь к ядовитым обитателям моря временами патологию напоминает.
Слабоватое утешение рекомендации для лакомящихся этой рыбой соблюдены, завещания» есть у обеих.
Софи трёт глаза. Это невозможно! Смертельно ядовитые узоры из ломтиков собаки- рыбу несут Императрице. Судя по тому, как она ловко берётся за палочки, такое есть приходилось и раньше.
Софи и не знала, что мать, как она, сестра и отец тоже время-от-времени способна опасностью забавляться. Она ещё и подогретым рисовым запивает.
– Мама, вам не страшно?
– Что? – отвечает Кэретта с набитым ртом, – А, ты про это? Скальный ядозуб, как ядозуб. Вкусная рыбка, повар прямо с Архипелага.
– Но она же...
– Ядовитая. Что тут такого? У меня «Завещание» тебя старше.
Софи трясёт головой. Что-то совсем не получается понимать происходящее. Тут никто не заболел? Впервые за очень долгое время, Кэретта шутит. Не утончённо издевается над гостями какого-нибудь скучного сборища в своём неповторимом стиле. Не изумляет оригинальным внешним видом, как она в молодости умела, а просто по-человечески шутит с Софи.
Ничего не остаётся, как взять несколько кусочков.
– Правда, вкусно? – Кэретта ловко подбрасывает ломтик, поймав его ртом.
Софи кажется, ещё немного и её мозги, безо всякого внешнего вмешательства попросту закипят.
Подменить взрослого человека невозможно. Это словно не Кэретта. Марина и Рэда так же глупостями занимались, поедая смертельно ядовитую рыбу на спор «кто больше?»
  Кэретта что, сейчас Софи на состязание вызывает? Да что в этом мире вообще происходит?
Рыбки становится всё меньше и меньше. Кэретта становится заметно веселее. Причём не из-за выпитого. А просто вот так, словно маленькой девочке, нравится дразнить Софи.
Софи залпом опустошает бокал. Хорошо, «Островное», полагается пить ледяным. Ещё немного, и Софи сосуд для льда просто на голову себе надела бы.
Заслуги Марины как самой ненормальной в семье с каждой минутой, тускнеют.
– Иногда я не понимаю, кто из на самом деле, взрослая?
– А я вот обнаружила, что раз так похожа на девочку, что решила побыть ей немного на самом деле.
Софи не остаётся ничего другого, кроме как хорошенько разбежавшись, нырнуть поглубже.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.