Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.


Несносная Херктерент -4.

Сообщений 211 страница 220 из 251

211

После зимних каникул в рабочий режим все переключаются куда быстрее, чем после летних. Обычно хватает дня-двух. Этот год не исключение. Главным источником сплетен второй месяц служит Софи, по всеобщему мнению, разорвавшая почти заключённый брак с Яроортом. Умение загадочно отмалчиваться у принцессы практически в крови.
  Естественно, продолжают шептаться, у Яроорта с обеими сёстрами что-то было, но Марину о подобном спрашивать может быть сильно вредно для здоровья.
  Про танец с близняшками тоже говорили, у некоторых даже фотографии были. Но этот вопрос кажется не таким интересным. Как-никак, есть Эрида, а с ней у сестёр неплохие отношения.
  Иные поговаривают, сразу втроём. Сама разноглазая этого не подтверждает, но и не опровергает.
  Почему-то предпочитают не замечать, Софи старается Эриду обходить по максимально возможной дуге.
Марина постоянно отпускает шуточки в стиле «коллективный разум – он такой, видит только то, чего нет».
  Разумеется, обсуждается, кто заменил Яроорта. Сама Софи ни к одной из возможных кандидатур никак не изменила отношения, что только подстёгивает интерес.
  Как-то раз Софи заявляется к сестре только из соображений, что в комнате Марины её никто искать не будет. Даже точно зная, она находится именно там.
  – Как они мне все надоели! – раздражена Софи крайне серьёзно, – Чуть ли не под каждым кустом кто-то с фотоаппаратом, а то и с кинокамерой сидит! Какое им дело до моей личной жизни?
  – Привыкай! – хмыкает Марина, – Повышенный интерес тебя до костра теперь преследовать будет.
  – Почему к тебе никто не липнет? Ты же такая же, как я.
  – Я не менее неповторимая, чем ты. Только я злая и скучная. Легко сломаю что фотоаппарат, что челюсть, – ухмыляется Марина, – и все это осознают. Инстинкт самосохранения – он сильнейший, даже полового сильнее.
  Софи подходит вплотную. Опершись руками о стол, тяжело вздыхает.
– Как всё надоело! Позвоню сейчас в питомник МИДв и затребую себе пса-телохранителя. Или двух. С ними буду ходить. Пусть со всякими озабоченными кобелями о двух ногах разбираются настоящие о четырёх.
  – Отравят, – зевает Марина, – как только поймут, пёсиков не подкупить, так сразу и траванут.
  – Новых возьму!
  – А смысл? В крайнем случае, перейдут на мощные объективы, действующие с расстояния, на котором собака не чует. Да и нам же невыгодно, чтобы такой пёс кого-то загрыз. Нам-то ничего не будет, но не слишком хорошая память останется. Каких хоть пёсиков брать собираешься?
  – Не отговариваешь?
  – А смысл? – пожимает плечами Марина, – С упрямством у тебя полный порядок. Если что-то вбила в голову, то не мне это оттуда выбивать.
  – Имперских боевых, самых злобных.
  – Миленькие пёсики! – ухмыляется младшая Херктерент, – Первый пример удачно слияния ненавидящих друг друга цивилизаций. Гибрид Сторожевых Еггтовских и храатских боевых собачек, тех, которых рабами выкармливали.
  – Сама знаешь, это преувеличение.
  – Археология говорит о другом, – весело щурится Марина, –  В мусорных ямах разгрызенные человеческие кости попадаются в товарных количествах.
  – В любом случае, это было давно. Сейчас люди — далеко не основной рацион этих собак. Хотя, я бы некоторых им скормила.
– Ка-акие мы кровожадные! – усмехается Марина, – Я, кажется, даже знаю некоторых кандидатов на собачий корм. Хотя, насколько я помню, у боевых псов довольно сложное меню. И человечины среди компонентов там точно нет. Больно уж долго и дорого человека выращивать, чтобы потом так расточительно пускать его на мясо. Уж насколько бодроны людоедами были, но и там человечина была только по праздникам, или воину в качестве награды.
– Собак затем и заводят – чтобы чужие не шлялись, где им не положено, – большую часть высказывания сестры Софи предпочитает проигнорировать.
– С моего телефона теперь тоже можно звонить куда угодно, – делает широкий жест в сторону аппарата, – Звони. Только их, вроде бы, готовят не очень быстро.
  – Иди ты знаешь куда со своими шуточками! – раздражается Софи.
  – Не я псов человечинкой кормить собиралась!
  – Ты что, решила, что я это серьёзно?
  – Ну, у вас, художников, мозги вечно наперекосяк, – хмыкает Марина, –  у одной перекос на предмет того, каков человек изнутри, почему бы и у другой не быть подобного?
  – Коаэ, вообще-то, боится вида крови.
  – Не сказала бы по её рисункам.
  – Однако, это именно так.
  Марина хмыкает.
– Знаешь, старая сказка есть. Какой-то человек очень любил драконов. Собирал книги про них, всевозможные изображения, стены в своём доме ими расписал. Каким-то образом узнал об этом настоящий дракон. Решил почтить человека своим вниманием. Прилетел и голову в дверь засунул. Человек как увидел, тут же умер. От страха. Не драконов он любил, а только их изображения, – Марина до ушей ухмыльнувшись, заканчивает, – Не помнишь, змеедевочка на вскрытии была?
– Как-то не интересовалась этим. Со знанием анатомии сложностей у неё нет, это точно.
– Зато, другого полным-полно.
– Далась она тебе!
– Да я же тебе помочь стараюсь! – «дружелюбию» улыбки Марины позавидует Имперская боевая.
  – Интересно, как?
  – Пусти слух, что если кто уж очень сильно тебе надоедать будет, то ты, вместе с Коатликуэ, его препарируешь. Живьём! У неё тот жрец в содранной коже очень убедительным получился.
  Софи сглатывает.
– Шуточки у тебя...
– Потрясающе весёлые и остроумные, – Марина просто сияет, – Тем более, несколько скальпелей у Коаэ точно есть. Иногда даже в нагрудном кармане носит!
– Вообще-то, она ими карандаши точит!
– Ну и что? Ведь про это явно не все знают. А её каменное сердце и всё остальное многие видели. Язык у тебя хорошо подвешен, её невозмутимость только на руку нам будет. Побоятся её о таком спрашивать, особенно, если скальпель из кармана торчать будет. Для такого дела, можно полный набор хирургических инструментов достать... Кстати, я у неё видела пособие по ветеринарии. Как поросят кастрировать, там точно есть!
  Софи отодвигается в сторону двери.
– Сестрёнка, ты случайно не заболела? Слышал бы кто, что ты сейчас говоришь...
  Марина только смеётся.
– Я совершенно здорова, как раз на голову – в первую очередь. Если кто шуток не понимает – то это, в первую очередь, его, а не мои сложности. Ну, что, идём к змеедевочке?
Софи скрещивает руки на груди.
– Знаешь, при здравом размышлении, я решила, что это далеко не самая плохая их твоих безумных идей. Пожалуй, я приму её на вооружение. Тем более, никто не пострадает.
– Да как сказать, – склоняет голову на бок Марина, – теперь, кто с ней в тёмном коридоре столкнётся сделает лужу, ничего не снимая.
– Говорила уже про твои шуточки!
Марина снова кивает на телефон.
– Звони давай!
Софи обворожительно-змеино улыбается.
– Так как идея твоя, то право осуществления я оставляю за тобой.
– Вредина! – показывает язык Марина.

+1

212

Глаз зацеписля за некоторые фразы:

Чистяков написал(а):

Естественно, продолжают шептаться, у Яроорта с обеими сёстрами что-то было, но Марину о подобном спрашивать может быть сильно вредно для здоровья.


Здесь ничего не пропущено? Обычно пишут что-то вроде "шептаться о том, что у Яроорта...."

Чистяков написал(а):

Иные поговаривают, сразу втроём. Сама разноглазая этого не подтверждает, но и не опровергает.


По-моему лучше было бы вместо запятой тире или какой предлог для связи.

Чистяков написал(а):

Почему-то предпочитают не замечать, Софи старается Эриду обходить по максимально возможной дуге.


Запятая выглядит как-то странно. На мой вкус лучше было бы "... замечать что Софи ..."

+1

213

Коаэ идею Марины неожиданно сразу и безоговорочно поддержала. На Новогоднем была самой незаметной из троицы. Но это только на фоне Эр и Динки можно было попытаться незаметной быть. На общешкольном фоне она заслуженно оказалась третьей.
И теперь тоже оказалась одним из центров не всегда желательного внимания. Маленькая и незаметная в обычной жизни, змеедевочка выгно отличалась как от цветущей всеми реальными и частично, выдуманными, цветами, разноглазой, так и от Динки, от принцесски по-прежнему большинство старается держаться подальше, слишком уж она напоминает неисправную бомбу с часовым механизмом, способную рвануть в любой момент.
Херктерент нравиться на Кошмаре навыки взрывника оттачивать – ну и, пожалуйста, а все остальные в сторонке предпочтут гулять.
Коаэ вскидывает руку, зажав между пальцами по скальпелю.
– Перчатку такую надо сделать, что бы точно со всякими глупостями не лезли.
Софи представила. Стало жутковато.
Марина тут же подаёт совет.
– Ты на другой палец добавь шприц какой-нибудь. И бур какой-нибудь, пострашее, из арсенала зубного. Скажешь, что способна всей рукой в кишках копаться. Чаша для сердец у тебя, вроде, есть... Жаль, зубки у тебя хорошие, а то можно было бы стальные надеть. Представляешь, как смотрелось бы – ты со стальной улыбочкой перчатку со всей медициной пред лицом держишь!
– Я обязательно над этим подумаю! – с непрошибаемой невозмутимостью отвечает змеедевочка.
Софи подташнивает, но Марина не унимается.
– У свиней кожа больше всего на человеческую похожа. Плащ из кусков можно сделать, сшить стежками покрупнее. Снизу – бахрома, вроде как пальцы рук свешиваются. Можно с татуировками свиней взять, чтобы ещё лучше смотрелось.
– Меня сейчас стошнит! – Софи напоказ прикрывает рот.
– Как осьминогов живьём, так тут ты первая. А тут вид делаешь, будто шуток не понимаешь.
– А что, разве невкусно было? – недоумевает Софи.
Коатликуэ только хихикает. Когда осьминогов ели, она тоже присутствовала. Маринованными куриными сердечками перекусывала.
Марина шутку оценила. Всем остальным совсем не понравилось. Эриде тогда вроде бы, даже стало по-настоящему плохо. Или разноглазая настолько морских обитателей (кроме крабов) не любила?
Насколько Марина помнит, тогда не только у осьминогов был шанс удрать из тарелки. Вот только воспользоваться им так никому и не удалось.
– Скажешь, плащ из кожи тех, кто над тобой неудачно пошутил. Черепа старые достать не сложно.
– В который раз уже убеждаюсь, насколько вредно может быть сразу с тобой соглашаться.
– Обращайся! – скалиться Марина, – Всегда готова помочь.
Софи показывает сестре кулак.
– Я всё равно, сильнее!
– Марин, – подаёт голос змеедевочка, – А насчёт плаща ты не шутила?
Софи изучает изображение жреца. Марина о том же подумала.
– Ничуть! Думаешь заказать?
– Если можно. Только не плащ, точнее, не только его.
– Как на картинке? – догадывается Марина, – С маской, вроде как из кожи лица, курткой и штанами? Жуть получиться, – заканчивает крайне довольно.
– Ну да.
– Тогда рекомендую, шлем делать с длинными волосами. Причём, такого цвета, как у той, кто тебе больше всех не нравится. Люди такие намёки понимают на раз-два.
– Мне миррены, перчатки из людей делающие, совсем чудовищами казались,  – раздражённо выцеживает Софи, – Оказывается, не там искала. Под боком чудовища, ничуть не лучше!
– А что, я ничего! – смеётся Марина, – Это как жаркое из младенцев на пиру у Дины. Выглядит жутко, а на деле – обычные поросятки в основном. Кстати, и в нашем случае, только свинюшки и пострадают.
– Знаешь, что я тебе хочу сказать? – Софи упирает руки в бока.
– Знаю. Что я совсем больная. Разве не так?
– Да так всё! – резко махнув рукой, Софи разворачивается и уходит.
Коатликуэ и Херктерент переглянулись, и расхохотались.
Змеедевочка далеко не настолько невозмутима, как многим кажется. От жутковатого имени у неё довольно много. Многие забывают, в честь кого она названа. И змеи у другой Коатликуэ вместо платья.

+1

214

Глава 23.

Марина решает съездить к Кэретте. Не потому, что хочется, а потому, что просто надо. Вопрос назрел, и требует решения. Плохого, хорошего – но решения. Последние чёрточки стоит провести и всё тут.
Машину запросила из МИДв. Заявила, поедет одна. Словно в качестве насмешки судьбы, подгоняют родную сестру жертвы весеннего налёта. Даже цвет такой же, только номер другой.
– За кем числиться? – все легковые машины МИДв должны быть закреплены за кем-то из сотрудников. Требование самого. За ним лично несколько десятков машин числится. На некоторых он даже ездит.
– За вами. Номер машины доведён до сведения всех заинтересованных структур.
Спасибо, конечно. Только могли бы и раньше известить, что у неё теперь такая машина есть. «Гепард» братца если и лучше, то ненамного.
  Заодно, и проверим, насколько оправданно в некоторых структурах нахваливают квалификацию персонала. Никого извещать о намерении приехать Марина не собирается. Просто подрулит к воротам резиденции. А там – откроют или нет – её любой результат устроит.
  Откроют – будет разговаривать, не откроют – собственная совесть будет спокойна, она честно попыталась, но её в очередной, и вероятнее всего, в последний, раз проигнорировали.
  Собственно, в город въезжает она за час до полудня. Особенно не спешит. Прекрасно знает, Императрица не соня, встаёт рано, и к этому времени вполне в состоянии укатить куда-то. Для себя Марина решила, если её в резиденции нет, то ждать она не будет.
  Хотя, не факт, что Кэретте известно, насколько быстро Марина принимает решения. Собственно, ждать Марину никто не обязан.
  Шлагбаум часть города под особой охраной поднимается, стоит машине чуть притормозить. Номер и пропуск на лобовом стекле своё дело делают.
  Подруливает к воротам резиденции. Несколько секунд томительного ожидания – и створки распахиваются.
Первое испытание пройдено. Сообщения из МИДв здесь читают.
Марину приветствуют как полагается, она отвечает тем же. Благо, персонал Императрица не меняла.
– Вас ожидают в Большом кабинете, – докладывает начальник охраны.
Второе испытание Кэреттой пройдено на удивление, легко. Неужели на самом деле, ожидала Марину? Хотя, насколько принцесса помнит, никаких широко известных в узком кругу мероприятий в эти дни просто нет.
Идя по анфиладам с трудом удерживается, чтобы не закинуть в рот сигарету. Сдержалась. Опять хорошая мысль пришла позже, чем следовало. В кармане дорогая марка, а стоило взять самую дешёвую, чтобы Кэретта от «аромата» носик наморщила.
В Большом замечает хозяйку не сразу. За столом её нет. Изящная фигурка с мундштуком в руке стоит у окна. Посторонний мог решить, кого-то высматривала. Но на Марину такие трюки не работают. Знает, окна выходят во внутренний двор, а туда ей заходит было незачем.
  – Ждала тебя... – Кэретта всё-таки соизволила развернуться в сторону Марины.
  Чувства Императрица проявляет крайне редко, и сейчас явно не тот случай.
  – Вот, дождалась, – бросает принцесса безо всякого выражения.
  – Надо поговорить...
  – Это стоило сделать на несколько лет раньше. Я здесь исключительно потому, что ты Глава Дома.
  – Неправда, – качает головой Кэретта, – как Глава Дома я к тебе никогда не обращалась. Ничего не приказывала и в этот раз. Софи, а теперь и ты просто правильно поняли мои намёки.
  – Лучше бы приказала!
Кэретта невесело усмехается.
  – Тогда мы бы обе знали, как себя вести. А мне этого просто не нужно. Хочется просто поговорить.
– Можно подумать, тебя когда-то волновало, чего именно хочется мне.
– Ты на неё похожа куда больше, чем я ожидала, – тон убийственно-спокоен, но скрываться за ним может всё, что угодно, –  Говоришь, как Кэрдин, только сильно помолодевшая.
Марина криво усмехается.
– И не сомневалась, ты обязательно её пнёшь. Только вот ты позабыла – многое из того, что следовало делать тебе, в своё время сделала она. Жизнь мне, между прочим, спасла.
– Только я эту жизнь дала.
– Без сделанного Кэрдин этот факт сейчас бы меня не волновал, – выпаливает Марина, –  У овощей, знаешь ли, весьма ограниченные интересы. Поздновато ты вспомнила, считать надо до двух, а не до одного!
  – Лучше поздно... – убийственное, воистину императорское спокойствие.
  – Это тоже верно, – на конфликт Марина изначально не настраивалась, если другая сторона намеренно на него не пойдёт.
  – Я знала, чего делать в отношении детей не следует. Признаю, плоховато получалось делать то, что следует. Ибо я этого не очень-то знала. Я не желала воспроизводить известную мне модель поведения. Но нежелание что-то делать, совсем не означает умения делать что-то обратное.
Намеренно вредить я тебе никогда не вредила. Чего бы там тебе на данную тему не наговорили.
– Это уж я сама додумалась, – криво усмехается Марина, – причём, без чьих-либо подсказок.
Видно, Кэретта не слишком верит, но пока помалкивает.
Принцесса подходит на несколько шагов. Теперь стоят совсем близко. Невысокую Кэретту по росту так и не догнала. К тому же, Императрица ещё и на каблуках.
  Глаза в глаза. С силой воли у обеих полный порядок.
  Взгляды отводят одновременно.
– Время течёт только в одну сторону, – тяжело выдыхает Марина.
– Ещё говорят, оно лечит.
– Крайне плохо и далеко не всегда.
– Всё ещё злишься на меня? За не сделанное?
– Злись, не злись, – бурчит Марина, – всё равно, уже не сделаешь ничего. Поздно уже. Некоторые вещи должны делаться в определённое время. В другое – они неуместны.
  – Я сама виновата, – Кэретта раздражена, но это не каждый почувствует, – Передо мной стоит словно дочь Кэрдин, а не моя.
Марина скалиться.
– Была уверена, рано или поздно ты это сказанёшь, кто я тебе. Долго держалась! Других куда раньше прорывало.
– Я этой фразы не говорила, и не скажу, – чеканит Кэретта, –  «словно» ты предпочла не заметить. Сейчас ты хочешь выдумать себе новую обиду, чтобы ещё несколько лет её старательно взращивать.
– К предыдущим ты частенько удобрения подкидывала. Потому, всё так замечательно и росло.
– Допускаю, я не сделала много из того, что вероятно, следовало. Но из того, что делать не следовало я тоже ничего не совершила.
– Только меня предпочитала не замечать. Хотя, признаю, собственные кодексы у тебя есть. Вот только одно плохо – окружающим их содержание неизвестно.
  – Детские обиды забываются тяжелее всего. Не хочу, чтобы старая история повторилась.
  – Я же с тобой пока разговариваю. Насколько сильно ты умеешь ненавидеть, я знаю. Признаю, напридумывала про тебя много лишнего.
  – Сама или кто подсказывал? – устало интересуется Кэретта, – Не только я умею полунамёками разговаривать.
  – Сама, всё сама, – невесело усмехается Марина, – Кэрдин в жизни про тебя плохого слова не сказала.
  – Как благородно с её стороны! – откровенную иронию Императрицы не заметить сложно.

+1

215

– Ожидала, ты от двери начнёшь меня в чём-то обвинять.
Кэретта затягивается. Отвечает, выпустив в сторону струйку дыма.
– Я тебе только что говорила. Я хорошо знаю, чего не следует делать. Такие обвинения как раз из этой категории.
– Раньше тебя это не останавливало, – склоняет голову Марина.
– Советую тебе память напрячь. Мои претензии к тебе касались только неподобающего для девочки твоего статуса внешнего вида да некоторых особенностей твоего языка. Ни в чём другом я тебя никогда не обвиняла. Это меня очень сильно задевало. Понимаю, детские обиды из разряда сильнейших.  Скажешь, не так?
– Да так всё, по сравнению с тем, в чём других обвиняли, у тебя и вовсе не претензии были. Тебе самой этими обвинениями так сильно нервы мотали?
– Сильно – не то слово, – Кэретта редко проявляет чувства, но сейчас в голосе сквозит ничем не прикрытая злоба, – Я всегда была во всём виновата. Что бы ни делала, хотя, куда чаще виновна была в том, чего не делала. Вплоть до начала Великой войны.
– Ничего себе, – присвистнула Марина, – теперь понятно, почему так всё кончилось. Как ты вообще ухитрилась тот удар нанести?
– Меня недооценили, – Такие злобные улыбки Марина помнит по Софи. Редко кто таких удостаивался, – Сработала инерция мышления. Чем старше человек, тем хуже осваиваются технические новинки. До некоторых не доходило, я могу набрать телефонный номер с любого аппарата, не спрашивая дозволения.
– Ты явно мешала. Исходя из того, что на меня было просто наплевать, очевидный прогресс. С тобой не думали поступить, как чуть не поступили со мной?
Кэретта смеётся с нервными нотками.
– Как раз тогда это было крайне сложно сделать. Мы – не Юг, одного заявления родственников для отправки в сумасшедший дом как-то маловато. Эта у безгривых так любили от лишних наследников избавляться. Несколько скандалов было, отголоски до нас докатились. Если кто-то из Великого дома оказывался на не добровольном лечении, и об этом узнавали, назначалась независимая комиссия.  О работе докладывали наверх. Слишком многим надо было рискнуть, чтобы попытаться сделать со мной подобное.
Кэретта раскуривает новую сигарету. Марине кажется, руки Императрицы слегка дрожат. Затянувшись, продолжает.
– Даже умные преступники сплошь и рядом попадаются на совершенных глупостях. Просто забыли Дом Еггтов тот дом, у кого прямая связь со Старой Крепостью. Однажды я просто подняла трубку и позвонила в приёмную ЕИВ. Когда поняли, кто говорит, сразу соединили. Помню, что сказала. «Прошу защиты и содействия Его Величества. Я Кэретта Еггт, со вчерашнего вечера Глава Дома Еггт. В отношении меня длительное  время нарушаются все древние и действующие кодексы. Моя жизнь и здоровье подвергаются серьёзной опасности. Возможна моя преждевременная неестественная смерть. Прошу защиты и содействия»
Это «Дарую защиту» я до костра не забуду! – Кэретта чуть не плачет, но быстро  берёт себя в руки.
– Как это Змеи по гвардейцам стрелять не начали? Они присягу Дому забыли? - издёвку Марины мало кто заметит, но Кэретта как раз из немногих.
– Они-то всё помнили. Но ЕИВ тоже всё помнил. Поднял усиленный батальон своего любимого первого крепостного во главе с гвардейским подполковником. Он-то с порога и заорал. «Защита Императора! Глава Дома под угрозой!» Вместе за мной и пришли. Гвардейский подполковник и Старший  Змей. Дальше ты, вроде, и сама всё знаешь. Я ненамного старше тебя была тогда.
Марина сжимает и разжимает кулак.
– Давить на жалость – против меня не особо действует.
– Я не давлю. Просто сказать пытаюсь – то с чем ты столкнулась – далеко не худший вариант из возможного.
– Ага! – скалиться Марина, – Могло и хуже быть. Рэду мать так и вовсе выкинула. Ладно хоть не на помойку. По сравнению с ней прогресс вообще выдающийся.
– Играешь в жестокость, или такая на самом деле?
– Напряги мозги! – огрызается Марина.
– Просто не слишком счастливая маленькая злюка, – Кэретта даже руку протянула, но так дочери и не коснулась. Напоролась на пылающий взгляд, или просто вспомнила, как Марина прикосновений не любит – только ей и остаётся ведомым.
– Сама такой же была! – бросает Кэретта, убрав руку.
– Выводов явно никаких не сделала, – огрызается Марина, – Не вздумай сказать что-то вроде «Смотри, не пожалей о своих словах!»
– Я никогда не скажу подобного. Ибо сама ни разу не жалела о сазаном тогда. Но у нас сейчас вроде бы самый обычный день, а не тот, что у меня изменил сразу множество жизней. Включая собственную.
– Так это всё, – выдавливает из себя Марина.
Обострять отношения сильнее, чем есть, совершенно нет желания. Вот только переводить их в какую-то иную плоскость тоже совершенно нет желания. Ведь не ясно, кто и в каком объёме должен пойти на уступки.
Слишком уж гордость велика.

+1

216

– Я уже поняла твою задачу-максимум. Ты хочешь не столько отношения со мной наладить, сколько хочешь настроить меня против Кэрдин. Так вот: сразу могу сказать – задача невыполнима.
– Я об этом и раньше догадывалась. Но задача-минимум по-моему, вполне выполнима.
– Вполне, но исключительно потому, что я умею до трёх считать. Слишком нас мало.
– Хотя бы так, – невесело усмехается Кэретта, – Хотя, во всём следует искать положительные черты. Вторая Кэрдин в нашей стране лишней не будет.
– Я самой собой предпочту остаться.
– Ты уже слишком похожа на неё. Со стороны это очень сильно видно.
– Сама виновата, – огрызается Марина.
– Можно и так сказать. Что ты не идеальная дочь, что я не идеальная мать. Обе хороши!
Марина злобно ухмыляется. Глупой Кэретту никто и никогда не называл.
– Ты, я так понимаю, с этой Рэдой помириться успела?
– Помирилась я только с ней.
– Это понятно. Мужчин прощать тяжело.
– Сам дурак!
– Это уж точно. Тебя не оценить. Ему очень повезло, что не вредная.
– Обсуждали уже этот вопрос, – недовольно бурчит Марина, – ничего не изменилось.
– Рэда эта оказалась довольно приличного уровня. Если бы не некоторые особенности внешности, могла бы за девушку нашего круга сойти.
– Подобные операции по корректировке внешности вполне делают, – хмыкает Марина.
– С таким характером ей это не особенно поможет, – усмехается  Кэретта, – тебе точно на её свадьбе не бывать. Потому что свадьбы этой вовсе не будет.
– Когда ты успела так Рэду оценить?
– Сама знаешь, – хмыкает Кэретта, – общались недавно. Признаю, как следует себя вести, её научили.
– Я на этих уроках никогда не бывала.
Кэретта снова усмехается.
– Знаешь, будь у меня сын, а не ты, я бы не возражала против подобной подруги рядом с ним. По крайней мере, родить она точно в состоянии.
– И тебя больше не волнует её происхождение?
– Ну, так ты серьёзно её статус откорректировала. Главой Дома тогда была ты. А подобные решения отменять не принято. Не жалеешь?
– Ты сама сказала про решения. Я тогда думала совершенно определённые вещи.
– У меня в том возрасте не было подруг. Не очень представляю, как с кем-то своего возраста, ссорится.
– Надо же, – невесело усмехается Марина, – в чём-то я опытнее тебя.
– Молодые ненавидят старух. Думаешь, я это не знаю?
Марина смеётся.
– Тебе не идёт прибедняться. Глядя на тебя, можно решить, у меня две сестры, а не одна.
– Дожила! – теперь уже Кэретта смеётся, – Младшая дочь мне стала комплименты отпускать!
– Всё когда-то бывает впервые, – философски констатируе Марина.
– Вот уж насмешила!
– Некоторые говорят, у меня чувства юмора нет.
– Тогда я к другим отношусь. Ты сама знаешь, на кого похожа. У воительницы те ещё шуточки были.
– Ага! – усмехается Марина, – От некоторых до сих пор икается.
– Но младенцев я подавать не приказывала.
– Зато змей ты очень со вкусом кушала.
– Еггт я или кто? – откровенно веселиться Кэретта.

+1

217

– Еггт я или кто? – откровенно веселиться Кэретта, – Надо же было друзьям заклятым продемонстрировать максимально отвратительное для них, блюдо. По-моему, неплохо получилось.
– Лучше бы всё-таки младенцев подали. Змей не особо брезгливые южане иногда едят. А человечинка у них под запретом.
– Вообще-то, некоторые особо сильно верующие свинину тоже не едят.
– А, – машет рукой Марина, – Лучше всего было бы подать безгривого льва, набитого голубями. Вот это было бы по-настоящему жестоко.
  – Такой вариант обсуждался, – усмехается Кэретта.
  – И почему же не приняли?
  – Пришли примерно к таким же выводам, что и ты.
   Марина чему-то ухмыляется, страшно довольная.
  – Иногда даже ты и Кэрдин можете действовать совместно.
  – Не забывай, в тот раз речь зашла о престиже Империи и Императора. А на этом фоне любые наши разногласия – мелки и незначительны.
  – Да уж! – мечтательно щурится Марина, – Ненавидеть вас после этого на Юге точно в разы сильнее стали.
  – На тот момент уже всем, причём во всех частях материка, у кого хоть зачатки мозгов имелись, уже было понятно – договориться не получиться.
  – Причём, что ты, что Кэрдин, что даже мы двое, делали всё от нас зависящее, чтобы ситуацию ещё больше усугубить.
  – Больше там усугублять уже нечего было, – пожимает плечами Кэретта, – Что до меня и Кэрдин, то принятые решения целиком и полностью отвечали нашим внутренним установкам. Даже тебе, злюке такой, всё тогда понравилось.
  – Вы тоже хороши! – бурчит Марина, –  Не постеснялись детей во взрослых играх использовать.
  – Твой статус подразумевает ещё и то, что твоё использование в политических играх могло начаться на следующий день после твоего рождения. Собственно, это и произошло, ибо имена  тебя как раз на второй день дали. Там половина с претензиями не на одно, так на другое.
– Думаешь, мне это неизвестно?
– Раз известно, – снова пожимает плечами Императрица, – то к чему эти не слишком умные вопросы?
– Тебе обязательно на содержимое моей головы намекать? – Марина нехорошо ухмыляется, – А я уж почти поверила, будто что-то изменилось!
  – Не обладаю надлежащей квалификацией для оценки для оценки твоего серого вещества! – не менее ехидно, чем принцесса усмехается Императрица, – Но отлично вижу, актёрские способности у тебя откровенно так себе. Сейчас ты откровенно играешь. Притом, плоховато.
  –  Поражена вашей проницательностью, – хмыкает Марина.
  – Будущему политику следует уметь играть получше.
  – Учтём для дальнейшей карьеры.
  – Решила уже?
  – Я, знаешь ли, не из тех девушек, у кого, в лучшем случае, хватает мозгов только на планирование пышной свадьбы. А потом всё будет долго и счастливо. Сама знаешь, я знаю достаточно примеров, когда пышные свадьбы были, а с долго и счастливо как-то совершенно не заладилось. Как раз ты – весьма яркий пример.
  – Ну так и у меня события развивались по не самому худшему сценарию, – Кэретта не то соглашается, не то размышляет, какую бы ещё колкость отпустить.
  Видит, время уже безвозвратно упущено. Мечтам из далёкого прошлого суждено остаться мечтами. Слишком уж влияние Кэрдин чувствуется. Сделать уже нечего невозможно. Слабоватое утешение – Марина выглядит куда менее конфликтным человеком, чем можно было бы ожидать.
  Хотя, с умением притворяться, всё куда лучше, нежели кажется. Эти качества в людях с лёгкостью умеет распознавать. Пока ошибок не было.
  Весьма умная целеустремлённая, с изрядным запасом злобы и недоверчивости, личность стоит сейчас перед Кэреттой.
  Ещё одна Еггта из разряда настоящих вполне получилась. Такую от посторонних глаз прятать не придётся, как некоторых других. Не совсем то, что хотелось, но теперь не сделать уже ничего.
  Жить в одном мире с ней. У слишком откровенно нелюбимой дочери плоховато получилось любить собственных детей. Ладно, хоть ошибок сделать получилось поменьше.
  Интересно, каким окажется следующее поколение?

+1

218

Кэретта давно поняла – именно статус позволил ей избежать, что против неё ничего не успели совершить. Замыслов хватало, но юная Еггта успела первой. Сработало древнее умение атаковать первой, или что-то другое – теперь уже не разберёшься, а раньше и вовсе не хотелось. 
Очередная своевольная Еггта, только, в отличии от Кэретты, переживающая ещё из-за своего маленького роста. Пытающаяся компенсировать недостатки внешности успехами в тех областях, где это качество не играет никакой роли. Видимо, когда старалась таким образом обратить на себя внимание Кэретты. Потом действия подобном образом стали частью натуры Марины, тем более, они приносили определённый успех.
Старые обиты не забыты. Переросли со временем в состояние ненужности. С причинно-следственными связями и мотивами человеческих поступков, Кэретта разбирается, в противном случае, имелись бы не плохие не то что до сегодняшнего дня не дожить, но и вовсе совершеннолетней не стать.
  В очень ранней юности приходилось провоцировать конфликты между родственника, с единственной целью — чтобы поглощённые борьбой друг с другом на какое-то время просто забыли о ней. Втихую она ненавидела всех. Они просто забыли, что сам факт их безбедного существования целиком и полностью зависит от неё.
Самой удалось хотя бы не повторить подобной степени взаимной озлобленности.
Такой степени ненависти, как у Кэретты была, у дочерей против неё нет.
Потом сообразила, незаметно стала слишком взрослой. Все остальные это тоже поняли, но Кэретта очень уж опасалась за свою жизнь  и ударила первой. Прекрасно понимая, второго шанса у неё не будет.
Марине и Софи с подобной обстановкой столкнуться не довелось.
Собственно, первый конфликт с Саргоном был на почве, как ему казалось, недостаточного внимания, уделяемого Кэреттой Марине. У ЕИВ иногда возникало желание с детьми пообщаться, причём куда чаще, нежели этого хотелось самой Кэретте.
Довольно удивительным оказалось, что он сохранил вполне дружеские отношения со старшими сыновьями, во всяком случае, отношения Саргона с детьми были гораздо лучшими, чем те, к которым Кэретта привыкла в среде своей родни.
  Сордар и Херенокт обращались к ней исключительно по титулу, что Императрицу полностью устраивало. Глупо, когда человек, старше тебя самой, обращается одним из терминов родства.
  Императрица слишком поздно поняла, насколько младшая девочка себе на уме. Старшая усиленно старалась нравиться и матери, и отцу. Видно было, как старательно притворяется. Кэретта отвечала тем же. Осуждать не осуждала никогда – ребёнок делает то же, чем мать занималась значительную часть жизни.
Со временем, оказалась Марина, уже вполне в состоянии в собственные игры играть.
– Знаешь, – замечает принцесса, – даже жалею немного, что не могу видеть изображения лиц твоих родственников, когда они осознали, что некто, ими практически не замечаемый, вдруг превратился в практически сказочное чудовище, чуть ли не в прямом смысле собирающееся их сожрать.
– Знаешь, – усмехается Кэретта, – я сама не отказалась этого сделать. Ибо я их в тот день никого не увидела.
– Как так? – искренне удивляется Марина.
– А вот так. Я очень хорошо запомнила свой первый приказ, как Главы, отданный гвардейцу и Змею. «В течении получаса удалите из здания всех посторонних. С собой им разрешается брать только то, что могут унести в руках»
  «Так точно! Можете напомнить, кто не является посторонними?»
  «Посторонние все, кто не являются вашими солдатами!»
– Сурово ты с ними, – Марина даже присвистнула, – Ты и персонал весь тогда выгнала. Странно, что Змеи остались.
  – Из них никто и никогда не путал меня с предметом мебели, что с каждым днём становилось всё более распространённым явлением со стороны всех остальных. Я сочла это достаточным доказательством верности. Новый персонал я предпочла нанимать через МИДв. О сделанном выборе не жалею по сегодняшний день. Меня, знаешь ли, очень злило когда мой статус слишком уж старательно не замечали. И самое главное — кто! Те кого я, понадобись это мне, могла бы уничтожить щелчком пальцев. Заметь, не нарушив при этом ни одного закона. При других обстоятельствах, вполне могло бы не быть этого щелчка. Но они доигрались.
  Всего Кэретта, разумеется, не сказала. Своими чернейшими мыслями, владевшими ей в те дни, ни с кем и никогда не делилась. Но ей как-то стала понятнее недавняя трагедия, когда Член Дома устроил бойню своим родственникам, перестреляв практически всех.
  Нет, поводов для оправдания убийств малолетних детей Кэретта не находила. Оправдывать за такое и вовсе не собиралась, но сама позиция, и как человека могли довести до подобного состояния были довольно прозрачны.
  Вроде бы мелочи, но совершаемые изо дня в день на протяжении нескольких очень хорошо подпитывают ненависть. Человек в достаточно раннем возрасте начинает осознавать, когда вокруг происходит нечто, чего быть не должно, и не делается многое из того, что делать полагается.
  Сама Кэретта подумывала о варианте с расправой. Чтобы всех, сразу и наверняка, и плевать, что будет с ней самой. Чуть ли не единственное, что остановило – недостаточные навыки в обращении с автоматическим оружием. Ибо никакое другое для подобных целей просто бы не подошло. Если бы пришлось тогда стрелять, все бы возможные жертвы были старше её.
  Рассматривала возможности и применения яда, в них-то она разбиралась прекрасно.
  Это ей вовремя в голову пришёл и осуществлённый в реальности чуть ли не гораздо более жестокий вариант. Ибо от пули, чаще всего, умирают довольно быстро. Кто-то другой оказался намного менее сообразительным, чем Кэретта. Решил, пули – это наверняка. А вот страдать от безденежья можно десятилетиями.
  Император и был первым, кто раскусил её мотив. Даже предложил помощь своих юристов по финансовым вопросов. Помощь была с благодарностью принята, ибо никаких других юристов в поле зрения юной Еггты не было.
  Саргон всё-таки, весьма любопытный человек. Чуть ли не за сто пятьдесят лет кто-то вспомнил о этой статье древнего права. К тому же, это ещё оказалась ослепительно красивая юная девушка. На следующий день Кэретте была назначена аудиенция. Чтобы потом не говорили, знаменитый роман начался не в этот день, а только спустя несколько лет. Но Кэретту, безусловно, запомнили.
  Потом было многое, всем прекрасно известное по журналам в ярких обложках и кадрам кинохроники.
  Марина, в общем-то, всегда считала Кэретту полностью правой в этом давнем споре. Старые Тигры слишком уж неудачно поумирали один за одним. Притом, никто из них не обзавелся официальным наследником. Оставив после себя дикий клубок люто ненавидящих друг друга родственников. Единственной, кто могла претендовать на весь майорат Еггтов была едва научившаяся ходить, в то время Кэретта. Подействовало древнее право, при обилии претендентов, наследником всего, Младшим Еггтом, является младшая дочь младшей женщины Дома. Кэретта была просто единственной. Но поуправлять какими-то частями хотелось многим. Смерть девочки неприменно вызвала бы немало вопросов у и без того, косо посматривавшего на Еггтов, Императора. Хватило мозгов осознать — без Тигров, императорской группировке они не противники.
Для Марины, да, похоже, и для самой Кэретты, остаётся тайной как вообще будущая Императрица в этом змеюшнике  ухитрилась дожить до совершеннолетия. Но каким-то образом дожить у неё получилось. Наверняка, кто из боковых ветвей имел на юную красавицу далеко идущие планы.
  Но Кэретта оказалась Кэреттой. Настоящим юным гремучником. Змеёй из змей, по степени ядовитости превосходившей всех вокруг. Как известно, от укуса змеи может загнуться существо, во много раз крупнее её самой.
  Вот Кэретта и куснула, в один день став полноценным Главой и единственной Чёрной Еггтой. Притом, ни в тот, ни в последующие дни никто из боковых или просто непрямых ветвей Еггтов, не умер.
  Как-то воздействовать, разумеется, попытались. Но, видимо, столетия близкородственных браков способствовали иссушению мозгов. Тупо, не поняли, поддержкой какого союзника смогла заручиться единственная полноправная Змейка.

+1

219

Марина вытаскивает сигареты и закуривает. Кэретта даже бровью не повела. Хотя, с другой стороны, осуждать кого-то за курение сложновато с мундштуком в руке.
  – Ты старательно подводишь меня к мысли, – желчно выцеживает принцесса, – Что на фоне тебя, у меня жизнь сложилась не самым худшим образом. Но, заметь, я никогда и не утверждала обратного. Более того, за прошедшие годы, я узнала о некоторых образцах... родительниц, – последнее слово Марина выплёвывает, – на чьём фоне ты чуть ли не идеально смотришься. Более того, некоторых из них, ты и сама неплохо знаешь.
– Ты о родителях Эорен и Дины? Но я с ними в вопросах воспитания детей, особенно, девочек никогда не соглашалась.
– Странно, что эти вопросы ты вообще, обсуждала.
– Представь себе, – затягивается сигаретой Кэретта.
– У меня весьма богатая фантазия. Ещё и не такого навооброжать могу!
– Богаче некуда, – кивает Кэретта, – выдумала, например то, что я хотела убить тебя.
– Были основания, – огрызается Марина, самой себе сложнее всего признаться, наговорено было немало лишнего, в том числе и под протокол. Что Кэретта вполне могла потом прочесть. А вот что сама Кэретта, и совсем не под протокол, писала Марине, так и остаётся непрочтённым, – Ты сама в своё время подобные обвинения в адрес родительницы высказывала. И если этим обвинениям не был дан ход...
  – То это не значит, что для них не было оснований, – холодно бросает Кэретта, – Это значит, что я не захотела вытаскивать наружу некоторою часть домашнего мусора. Есть множество способов уничтожить человека. Даже физический – далеко не всегда самый простой.
– Намекаешь на то, что никогда не применяла ни одного из этих способов в отношении меня, хотя некоторые вполне применялись к тебе? – вкрадчиво интересуется Марина.
– Насколько могла, я старалась ошибок не повторять, – и Херктерент чувствует, интонация из тех, с какой человек разговаривает считанные разы в жизни.
– Других, зато, надела... Ладно, признаю, далеко не столь тяжких, что в отношении тебя были допущены.
  – Надо же, благодарности удостоилась!
  – Тебе на каком бланке прислать? Канцелярии ЕИВ или МИДв? Своей-то у меня пока нет...
  – Даже когда у тебя будет, – Кэретта хмыкает совсем, как Марина, –  сомневаюсь, что оттуда хотя бы одну благодарность отправят.
  – Я вполне умею быть благодарной людям!
  – Да? Пока только безжалостность хорошо замета. Про злобу уж и не говорю – сама крайне недобрая.
  – Представь себе!
  – С лёгкостью! – усмехается Кэретта, – Как и ты, от недостатка фантазии не страдаю.
  – Нам, случайно, гербового зверя со змея на пса поменять не надо?
  – Намекаешь на то, что любишь со всеми лаяться? – невозмутимой Кэретта тоже прекрасно умеет быть, – Я для таких шуток элементарно старовата, а у тебя и вовсе нет таких прав. Хотя, можешь подать официальное прошение на моё имя. Я даже отвечу.
Кэретта зачем-то вертит перед лицом татуированную руку. Наколотая змея может показаться живой.
  – Не пугай. Я уже очень сильно не в том возрасте, когда этим можно было меня можно было напугать.
  Императрица выбрасывает руку вперёд, резко разжав кулак в конце движения. Кажется, с плеча словно прыгнула настоящая змея, да ещё и пасть распахивает для атаки.
  Марина чуть дёргается. Этот жест ей всегда страшно не нравился. Пасть на внутренней стороне ладони выглядит совершенно, как настоящая.
Кэретта изучающе прищуривает один глаз.
– Не самый умный жест.
– Но сработал же! Эмоции ты ещё не разучилась испытывать.
Марина повторяет то же жест, только никакой змеи с пастью у неё на руке нет.
– Я себе такое же могу сделать!
– Делай! – пожимает плечами Кэретта, – Возражать не буду.
– Думала, ты попытаешься мне запретить...
– Во-первых, это бессмысленно, а во-вторых, – Кэретта невесело улыбается, – надо же соблюдать традиции.
– Странно, что такую себе сделала в древнем стиле. Сейчас что-нибудь тоненькое, как браслет накалывают.
– Не мне сделали, а я сама сделала. Улавливаешь разницу? Вскоре после того дня. Хотя, признаю, мне змею хотели на руку наколоть. Но я испугалась. Не в боли дело. Я очень хорошо представляла, что меня могут кольнуть чем-то не тем.
– Однако, решилась...
– Как уже говорила, Еггт я, или кто? Как уже говорила, Змеям я тогда доверяла, доверяю и сейчас. Они мне и нашли хорошего мастера. Главным условием было, чтобы она никогда раньше не работала ни на один Великий Дом. Нашли. Некоторые привычки у солдат столетиями не меняются. Девица совершенно обалдела. Оказывается, у неё мечта была — сделать настоящую татуировку Великого Дома. Ну, а сама понимаешь, кого-то, более настоящую чем я, найти сложно. Ну, а хорошую работу я всегда оплачиваю соответствующим образом. Потом ещё звание «Поставщик Двора» пожаловала.
Хотя, по формальным признакам было несоответствие, работала на меня всего один раз. Но результат-то я каждый день пред собой вижу.

+1

220

– Ночевать-то здесь останешься, или побоишься? – без выражения интересуется Кэретта, когда пауза затягивается.
  – У тебя не хуже, чем в других местах, – кривовато ухмыляется Кэретта, – Идти, куда раньше?
– Нет. – Кэретта качает головой, – Ты же теперь девушка, а не ребёнок. Тебе оборудовано в центральном крыле.
– Может, и на обед... Хотя, время куда к ужину ближе, пригласишь? С утра нормально не жрала.
От лёгкой гримаски Кэретта не удерживается.
– Приходи. Во сколько  – должна помнить. Я своих привычек не меняю.
– А если мне заказать чего-то хочется?
– Я не ослышалась? Ты меня спрашиваешь?
– Спрашиваю, ага, это же твой дом, а кой-какие познания о правилах у меня присутствуют.
– Ты знаешь, кто тут комендант, и как его найти. Я в таком случае, поеду в город.
– Зачем?
– Сама знаешь, – ехидно ухмыляется Кэретта, – Большинство людей сообразительностью не отличается. Чтобы всяческие, не особо интеллектуально одарённые, не начинали болтать об опале, несколько раз в месяц появляюсь в достойных моего уровня общественных местах, где можно присутствовать – без приглашения. Так как театры я не люблю...
«Надо было вечером ехать, чтобы с ней точно разминуться. Очередная хорошая мысль, пришедшая сильно позже, чем следовало».
– То остаются всякие места со званиями поставщик двора, – в глазах Марины играют озорные огоньки, – А с тобой можно? – вроде бы получилось интонацию, словно в детстве воспроизвести. Вот только тогда это было искренне, а сейчас – наиграно.
Кэретта тоже на память не жалуется.  отвечает, словно несколько лет назад.
– Твой внешний вид... – вот теперь Марина взвивается, на этом свете некоторые вещи не меняются. Но зато, она сильно переменилась. Разворачиваться и уходи, с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать, она больше не станет. Всё! Кончились те времена! Пусть либо внятно претензии излагает, а не отмалчивается, в противном случае, много чего от Марины услышит.
– Что со мной не так?
– Твоя форма.
– Что моя форма? Если ты не забыла, я ещё школьница, могу носить форму в любое время. Запреты на посещение каких-либо заведений людьми в форме отменены знаешь когда? Или ты просто меня стесняешься? – злобно выпаливает Марина.
– Если хочешь, конечно, можешь съездить со мной, – примирительно улыбается Кэретта.
Марина бестолково хлопает глазами. Она не ослышалась? Или Кэретта её разыгрывает?
– Что до формы твоей... Я хотела сказать, никого в ней там не видела, вот и подумала...
– Инструкции надо читать, а не думать, – злится Марина уже значительно меньше, – Можешь мне поверить, никаких запретов на посещение подобных мест людьми, подобными мне не существует.
Кэретта морщит носик, но этим и ограничивается. Окидывает Марину взглядом с головы до ног. Наверняка, две сотни недостатков подметила, но озвучивает только один.
– Против формы ничего не имею, но что-то должно твой статус подчеркнуть... Возьмёшь одну из наших диадем, – и это не просьба, это приказ императрицы.
– Слушаюсь! – Марина, дурачась, вытягивается по стойке смирно, – Разрешите выполнять?
– Подожди пока, - хихикает Кэретта, – Мне кажется, нам обеим будет лучше, если нас где-то увидят вместе. Сразу множество слухов о конфликтах в нашей семье станут значительно тише. Да и тебе не только на танке следует в обществе появляться.
– С этим я как-нибудь и сама разберусь, – хмыкает Марина, – Мне на своей ехать?
– Нет. Поедем вместе. Раз уж я пока ещё твой законный представитель. Тебе часа хватит, чтобы диадему подобрать?
– Да я и за пять минут управлюсь!
– Пошли вместе тогда. Мне самой только украшения надеть. Кстати, тебе самой ещё бы и сумочка не помешала.
– У меня кобура есть. Там на ремне есть карманы для всего, нужного мне.
– Не сомневаюсь. Но если ты так любишь форму, – едко щурится Кэретта, – то, насколько я помню, форменная сумочка у тебя должна быть.
– А она и есть. Только не здесь.
– Возьмёшь у меня.
Это снова приказ императрицы, пока не нарушающий взглядов Марины на субординацию.
В общем-то каждый старается свою выгоду найти. Ужин с Императрицей – вещь даже в жизни принцессы совсем небесполезная. Впрочем, Марина изначально не была настроена на конфликт. Вот слишком уж мирный настрой Кэретты уже начинает казаться подозрительным.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Владимира Чистякова » Несносная Херктерент -4.