Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Я - "Грач шесть" 3


Я - "Грач шесть" 3

Сообщений 341 страница 350 из 677

341

Исправлено:

Завязалось с того, что на завтраке посмотрел на календарь и понял, что сегодня мог бы начаться мой отпуск.

После того, как зенитки «смахнули» комэска-три, остатки его эскадрильи слили с первой.

Две машины последней модификации с ВЯ и форсированными двигателями забрали себе Храмов и Чернов. {«ВЯ» - авиационна пушка Волкова - Ярцева. Калибр 23-мм}.

Выматерился, сплюнул и полез за куревом внутрь комбеза.

Для начала – система обнаружения и распознания Люфтваффе засечёт нас, когда мы будем километрах в десяти до линии фронта, ещё на своей территории.

Горячий приём нам обеспечен, так же, как и комитет по встрече и проводам в виде всех наличных «мессеров» на этом участке.

После того, как мы браво влезем в прицелы им только и останется, что нажать на гашетки.

Самое обидное, что даже если мы изобразим Равальяка, и спляшем эту сумасшедшую джигу, эффект от нашей работы будет почти нулевой. (Конечно, исправлено. Но обстоятельство, что школьный курс может оказаться для большинства непонятным, удручает... Произво́дная функции определяется как предел отношения приращения функции к приращению её аргумента при стремлении приращения аргумента к нулю, если такой предел существует.)

Всё, комэск. Остынь. Сам же понимаешь, что я прав.

Это, конечно же, не ВАЗовский движок моей верной «шахи», на котором я отчётливо слышал каждый «горшок». {«Горшок» - сленговое название цилиндра двигателя внутреннего сгорания.}

Пока «греемся», проверю-ка движения своего «джойстика».

И так в 46-м, да и десятилетием позже любой мужик, хоть косой и кривой, хоть хромой и рябой, были на вес золота.

Чтобы мне не попасть в разряд дефектных, мы с Мишкой придумали и поставили дополнительный щиток защиты на кресло.

Только между нами, девушками – точно такой же дополнительный щиток Ковалёв себе тоже установил.

+3

342

Прошу рассмотреть очередной фрагмент:

Внимание, - отмашка флажком. Поднимаю руку и опускаю вперёд. Закрыть фонарь. Левой рукой перевожу рычаг газа в максимальное положение. Надо хвост прижать. Сегодня покажу высший класс – отрыв на трёх точках. Разгон! Ещё… ещё! Нет, не удержал – хвост оторвался от земли. Теперь можно и «брать на себя». Есть отрыв! Надо же – почти получилось. Следующий раз ещё потренируюсь. А вот и мои «грачата» оторвались и теперь пристраиваются по бокам. Скорее – скорее – догоняем ребят, ушедших вперёд. Заметно, что «шестёрочку» и заправили «под горлышко», и загрузили «под завязку», - машина немного тупит с откликом на управляющие воздействия и высоту набирает вяло.
Андрей ходит «змейкой» - собирает эскадрилью. Ещё недавно нас было девять, а сейчас только семь. При этом надо отдать дань расчётливости и осторожности Ковалёва. Третья эскадрилья, сократившись по численности до четырёх боевых единиц, слилась с первой. Сейчас первая – это десять «Илов». Не реже раза в день нас усиливали сами отцы командиры - Чернов и Храмов, вылетая ведущими групп.
Минут через пятнадцать после взлёта подобрали «Миги» с их поляны. Нормально, - теперь мы с прикрытием. Но на всякий случай по внутренней связи проверил своего нового стрелка. Отвечает, хотя и с некоторым запаздыванием. Ещё не обтёрся.
– Следи за хвостом. Истребители могут «охотников» проворонить. – Это я ему на всякий случай. Чтобы не расслаблялся. – Леденцы у тебя сейчас какие?
Бур от моего вопроса стушевался и почему-то виновато отвечает, что красные.
– Красные — это со вкусом барбариса. Сейчас положены зелёные – мятные. Как понял?
– Понял. Можно я сейчас тогда эти догрызу, а потом возьму мятные?
– Не «можно», а «разрешите», нестроевщина! Одно слово – БАО.
– Что-что, не понял?
– Ладно, «можно» - говорю.
Сегодня нас ожидает один из самых трудных видов работы. Блин, и вот зачем снова себе мозги наворачиваю. Всё понятно и просто – план в общих чертах разработан и всеми одобрен. Прикрывают нас наши старые знакомые на «Мигарях». Надо посмотреть внимательно…
О! Так и есть – ястребки построились двойками! Теперь шестёрка истребителей прикрывала нас вполне прилично – одна пара висела на 3 000 и была почти не видна, вторая кружилась возле нас, а третья вышла вперёд по маршруту в свободном поиске на 4 000. При этом они постоянно менялись. И скорость у ребят была вполне приличная, - если что, разогнаться им надо будет всего лишь на полсотни, которые они наберут небольшим снижением. Не знаю, кто им дал такое построение, но я бы расставил машины примерно так же. Если они так широко бегают, то значит, что у них связь появилась! Так вот куда пропали наши умельцы – Триод с Резистором. Их Храмов «на барщину» к истребителям отправил. Про такое построение наших защитников, помнится, кто-то недавно в столовке трепался с Белоголовцевым и Димкой Павловым. Ну и кто у нас теперь Дед Мороз? {Пародия на рекламу карточки банка Тенькоff}. Теперь только надеемся, что связь не подведёт и органы зрения ребят с истребительного полка проверяют также злобно, как зверствует у нас Бородулин. Он недавно самого Чернова от полётов на двое суток отстранил. Майор в штабе с документами и бумагами засиделся за полночь. Генератор вырубили – поэтому комполка «ломал глаза» при свете коптилки. На следующий день с красными белками попался на глаза нашему доктору и получил «освобождение от полётов».
Ленточка! Каждый раз, когда её пересекаю, возникает желание ещё поёрзать на парашюте. Как будто задницу подмораживает.
Блин, блин, блин! Это ж за какие заслуги нас встречают такие фанфары? Гансам зениток, что ли, подбросили? Ещё недавно в этом районе у них только пулемёты стояли, и вот – «здрасте»! Взгляды по сторонам – хорошо, ребят не зацепили. А как там поживает мой храбрый Бур? Он что, ничего не заметил? Крутит себе башкой. Иногда так это грозно ворочает ШКАСом – типа тренируется. По нашим ястребкам не лупанул бы …
Вжиххх – прошли. А за нами ещё продолжали висеть сероватые кляксы разрывов. Не попали – не попали! Вот вам… болт! В смысле, что потом вернусь и что-нибудь потяжелее привезу. Соточку, например, фугасную.
Так, хорош паясничать.
Андрюха так прижался, что кажется - скребёт по верхушкам деревьев пузом. У меня на курсе 205. Как и договаривались – будем имитировать, что цель атаки – это мостик, что в двадцати километрах севернее. Может быть, Андрею, наоборот, стоило приподняться – чтобы его засекли? Не буду лезть с советами. Он и так у нас товарищ башковитый.
- «Грачи», следите за хвостами! – Вот только помяни его, а он уже в эфире.
Идём – идём - идём. Держимся за хвост андрюхиной «семёрки».
Прижались. Снова под крыльями мелькание зелени разного цвета и вида: леса – перелесочки, поля – луга. Над нами только лёгкая летняя кучовочка. Красота и благодать. В такую погоду с удочкой на речёночке или на озерце бы… Не для рыбы, а для самого процесса… «Мигарики» кружат над нами. Пара, которая шла впереди, вернулась и поднялась над нашим строем. Её сменила другая двойка, ушедшая вперёд.
- Внимание. Минута до запятой. Кол! Ты вада!
Вы поняли? Нет? Вот мы тоже рассчитывали, что нас не поймут. На самом деле комэск сообщил, что до очередного поворота осталась минута и что надо следить за секундной стрелкой, чтобы его не прозевать. Что после этого нас будет вести Серёга и его напарник выйдет вперёд. Пара Ковалёва оттянется назад. Наше звено своё место в строю не меняет. И то, что Андрюха не сказал – это предпоследний поворот.
Да из чего же сделаны эти секунды?! Из клея или из пластилина? Тянутся, как… как… в общем, как резина тянутся.

+3

343

Прошу рассмотреть очередной фрагмент.

Фу, комэск в эфире.
- Приготовиться. Крути на 70. Начали. Раз-з-з!
Две передние машины вскинули носы и поднялись над строем. Из-за потери курсовой скорости они оттянулись назад. Серёга с напарником аккуратной тарелочкой начали строить поворот на новый курс. А мне вообще пришлось блинчиком, чтобы не наехать на переднюю пару, круто менявшую направление. Вдобавок у меня два ведомых – более резко «ходить» звеном у нас не получается – растянемся и строй сломаем. Потом пока соберёмся и нацелимся – можем мимо точки проскочить. Вот и сейчас Гришка, идущий слева, оторвался на лишние 300. Хорошо хоть Колосов стал змейкой ходить. Я с Санькой быстро к нему приклеился, а потом и Сотник подтянулся. Вот хребтиной чувствую, как меня Андрюха взглядом через бронеспинку прожигает. Так и есть – щёки гореть начали. Снова вечером втихаря втык за лётную подготовку устроит. Хорошо ему с его 200 с лишним часами налёта. А у меня-то едва тридцать наберётся, причём с фронтовыми, где собственно красоте строя никто не учил.
- «Горбатые»! «Худые» рядом! – Услышал голос, пробившийся через шипение нашей частоты. «Мигари» засекли врага.
Как озноб по шкурке. Твою же...! Сколько их там? Блин! Даже до точки ещё не дошли, а уже с «гостями», так их об… и в лоб! Точно, у фрицев здесь радар стоит! Пока делаем вид, что нас крайне интересует мостик, что в паре десятком кэмэ севернее. Только кого теперь… в смысле «обманешь» – у них «глаза» к нам привязались.
- Бур! Бойся! Жуй красные леденцы!
Дошло до него? Пока мы на курсе – оглянуться на своего бравого защитника. Нормально так. Башкой вертит. Пулемётом водит по сторонам. «Худых» явно не видит, но и не трусит – под борт не ныряет.
Рядом с нами осталась пара «Мигов». Две другие двойки начали потихонечку карабкаться наверх. Плохо, что они при этом стали немножко отставать. Пара комэска повисла за нами с превышением на триста. Не понял. Это чего? Андрей решил поиграть в истребителей? Ага! ЩАЗЗЗ! С неизрасходованным боезапасом и почти полными баками. Даже при всех его навыках и способностях хлопотно это будет.
Атаки нет. Зараза! Как на медленном огне поджаривают. Сам кручу головой – противника не вижу. Да где же их «Мигари» разглядели? Даю педальку вправо, чтобы чуток довернуть машину. Озираюсь кругом, ещё смотрю, теперь влево… гляжу за спину. Да не вижу я никого! Суслики хреновы! Я их не вижу, а они есть!
- «Грач шесть»! Хорош вихлять! – Если вернёмся, Андрей точно ещё раз пройдётся по моей лётной подготовке.
Вот снова он в эфире.
- Минута до запятой. Кол – веди.
Всё. Это последний поворот и выход на заданый объект. Последний акт, - все маски сброшены. Мы ясно обозначили свою цель. Теперь нас будут ждать. Первый самый противный и внезапный удар примет на себя Серёга со своим ведомым. Они должны будут погасить как можно больше зенитных точек. Затем пойдёт моё ударное звено. Нам надо успеть разглядеть капониры и замаскированные машины.
Господи, помоги!
Серёга всё понял и покачал крыльями. 30 секунд. Пятнадцать, десять…
- Кол, крути три четыре ноль! Начали. Разззз!
Две ведущие машины используя запас скорости резко подняли левые крылья и повернули на курс.
- «Горбатые»! Они падают на вас! Отбиваем! – Зазвенел голос кого-то из ястребков. – Дёма! Влево! Влево давай! Бей заградительным!
Сверху с пяти часов на нас стремительно мчались четыре «мессера».
Мой стрелок открыл огонь торопливыми очередями. К нему присоединился парнишка с Санькиной десятки.
«Вжрууууу!» - с грохотом и рёвом мимо нас пролетели четыре «мессера». Я успел разглядеть зелёно-серую распятновку и что у них законцовки закруглённые. Хвосты уже без характерных подкосов. Нас атаковали «Фридрихи».
- Бур! Спокойно! Прими один жёлтый. Тише. Понял?
- Понял! - Ответил стрелок срывающимся от волнения голосом. Блин, у пацана – первый бой. Нервишки, небось, как струнки натянуты.
- Спокойно, чёрт побери! Сделай глубокий вдох. И медленно выдохни. Я сказал медленно. Держись, пацан! Бей только наверняка и короткими. Короткими! Дошло? Всё нормально. Крепись, нас маленькие прикрывают!
Вроде успокоился. Перестал стволом тыкать во всё, что вокруг движется.
- Внимание, «Грачи», - услышал я голос Андрея. - Минута до цели. Подъём начали… раззз!
Серёга со своим ведомым пошли на кабрирование. Я, посчитав до трёх (и-Раз, и-Два, и-Три), и тоже потянул штурвал на себя. Машина послушно подняла нос и начала карабкаться вверх, разменивая скорость на высоту. Сзади нас по-прежнему шёл Андрей со своим напарником. Над нами носилась двойка «Мигарей». Теперь я видел «худых» - четвёрка ушла на девять часов с превышением в пол километра. Ещё одна пара намеревалась атаковать нас с хвоста.
Поднимаемся. Есть тышшша. Серёга впереди, чуть ниже. Андрей сзади. Может, и вправду сумеет нас прикрыть. Закрываю заслонку радиатора.
Стало видно проплешину вражьего поля с полосой посередине. Никаких следов активности. Пыль от движущихся машин не поднимается, зенитки фейерверк не устраивают. Даже кухни и костры не дымят. Мы, часом, не промахнулись? А то ща как вложимся, - и всё по пустому месту. Вот ведь досадно будет.
Дайте мне телескоп в кабину! И ещё радар с системой самонаведения. Ну, ничего же не вижу!
- Там они! Вон сидят! – Услышал я ликующий возглас Андрея.
- «Грачи», расходимся. Атака! – начал Ковалёв спокойно, но последнюю команду он прокричал так, что её конец оказался забит хрипом мембран наушников, которые не смогли справиться с громкостью.
Серёга со своим ведомым с театральной изящностью скользнули в разные стороны. Чего творят! Зачем звено разбили? Хотя, наверное, это правильно – им надо атаковать много малых целей. И вроде бы так и договаривались. Оправдано.
И в эту секунду открыли огонь зенитки. На месте, где сейчас должны были  находиться машины 17 и 23 появились пяток здоровенных чёрных клякс и множество мелких сероватых комочков. О, чёрт, прямо на пути моего звена! Знаю, что уже мимо, но нервы-то не железные. Чуть «на автомате» не потянул «на себя». Держать! Держать курс и строй, мать–перемать! Потом осмотрюсь, если смогу. Вон они, капониры. Точно на кромке леса.
- Я – «Грач шесть»! Эрэсами жарь по опушке! Атака! – срывая голос, ору зажав «связь» левой рукой. Бросил - перехватить «колбасу» - большой палец на кнопку. Правой - на тумблеры. Выронить нос! Ромб, круг и точка сетки на лобовом стекле подсказывают, что веду машину ровненько на край поляны. Если не сверну – впишусь в корни деревьев, стоящих на границе лесных зарослей. Щёлчок пуска с положения «сразу все». Вжжух, вжжух, вжжух, вжжух, - рёв ракет даже перекрывает рокот движка. Пока вижу только дымовые следы. Скорее – тяни на себя, иначе сам как ракета…
- Грачата! Вверх! Живо-о-о!
Моя «шестёрочка» послушно подняла нос и стала набирать высоту. Меня вдавило в парашют и в спинку. Воах-х… выдохнул. Только сейчас понял, что не дышал почти всё это время. Фу… где мои ребята? Лево – право. Есть. «Висят» рядом. Норма. Сейчас «отбежим» и по тому же месту пройдёмся бомб-загрузкой.
Разрывов РСов своего звена не увидел – только потом, оглянувшись через плечо, разглядел столбы дыма и пыли, поднимающихся над местом, по которому пришёлся удар. Ещё засёк как Ковалёв с Жихарем «высыпают» ФАБы. Сегодня они у нас с замедлением в десять секунд. Это чтобы своими же ударными волнами нам на малой высоте хвосты не оторвало. Колосов с напарником работают по разным краям поля. Картинка мелькнула, как пейзаж за окном скорого поезда, и исчезла.

+7

344

CHAK_alchemist написал(а):

Правой - на тумблеры. Выронить нос!

Может, выровнять?

+2

345

Кадфаэль написал(а):

Может, выровнять?


Исправлено:

Правой - на тумблеры. Выравниваем нос!

0

346

Прошу рассмотреть очередной фрагмент:

Веду машину подальше от поля – на разворот.
- Я – «Грач шесть», разворот вправо начали. Разззз! – Пока по нам не лупят, можно позволить себе развернуться «блинчиком».
- Горбатые, бойся! Они падают! – Резанул по ушам звонкий голос кого-то из ястребков.
«Мессера», которые отстали, как только мы вошли в зону зенитного огня, решили вернуться и поклевать нас на развороте.
- Бур! Следи – принимай! Бей короткими! – Но, похоже, Устин Борисович и так уже оклемался. К нему присоединился стрелок с машины Саньки. Ничего, если парни никого не заденут, – главное, не дать «мессерам» нормально прицелиться. А там, - пусть михели тратят боезапас в белый свет как в копеечку!
Тук-тук- дзук–дзззук! Ах, чёрт! – зацепили меня на проходе. Вроде как по бронекапсуле прошлись. На левом крыле появилась несколько дырочек. Ладно. Это терпимо. Хрена ты «горбатого» таким «бекасином» с курса отвернёшь.
- Живой? Бур, ответь! Живой?!
- Шррр …ывой… - отозвался стрелок – По нам попали?
- Ерунда, царапины. Следи за хвостом. Сейчас они ещё полезут.
Мой защитник стал воинственно поводить пулемётом из стороны в сторону. Вот ведь герой! Ну-ка перестань пацана задевать. Даже про себя не смей. У него сегодня первый бой в жизни. И ничего – держится. А штаны у него проверим, когда из машины на своём поле выберемся.
Что там звено Андрея обработало? Не вижу, но пыль и дым поднимаются на поле ближе к краю. Что-то нащупали. Серёга со своим сержантиком, Сашкой Пятыгиным, «работают» по МЗА. Над полем как будто образовался купол из серых комочков и клубков разрывов. Отставить дрожь коленок!
- Я – «Грач шесть»! «Сидор» на «сброс все сразу». Цель – бугры в конце взлётки! Санька! Вываливай на ближние! Гришка, берём дальние! Атака! – Ору, перекрывая гвалт в наушниках. Всё равно, даже если не услышат отработают по моему примеру. А эти бугры – либо капониры, либо землянки. Лишь бы попасть, лишь бы попасть!
Зараза! Влепили по мне! Держать! Держать машину! Бугры в точке прицела. Ближе, ещё ближе… Как только они скрылись под носом, вдавил кнопку сброса. И тут же почувствовал, что машину тряхануло близким разрывом. Я чуть башкой в фонарь не влетел. Спасибо Мишке, который так затянул ремни. А что там мой пассажир? Оглядываюсь. Слава Богу, - не вылетел. Не задело там парня случайно? Потом-потом. Вроде как его шлемак вижу, ствол ШКАСа стоит ровно, а не задран. Ща-ща… Выскочим я его спрошу.
Трассера! Да сколько ж вас тут! У каждого куста по пулемёту поставили? Горочкой – змейкой увести "шестёрочку" от прицельного огня… Как ребятушки там мои? - Молоточки! Держатся. Машинки у них вроде как целые. Тоже «пляшут» вверх-вниз.
- Я – «Грач шесть». Крутим вправо. Раззз! – Задрать крыло, правую педаль вперёд, штурвал на себя. Еэээсть. Машина чуть проскользнула вниз. Хорошо, высоты хватило. Парни рядом? – Рядом – держатся за мой хвост. Теперь - в горизонт. Выровнять, прибавить газ. Уходим, уходим, уходим – вырвались. Что-то запоздало разорвалось возле Гришки и его машину подбросило. Норма - держимся.
- Все живы? – Хриплю в эфир.
В ответ «мои» покачали крыльями.
Дышать. Восстановить дыхание. Ща… Только дайте отдышаться. Ща - ща всё сделаю по науке. Всего лишь горечь во рту проглочу и начну восстанавливаться.
Хорошо. Вдох и медленный выдох…
Андрей и Серёга пошли на третий заход – давить зенитки. «Мессерà», которые вертятся рядом. Их отгоняют «Мигари» отчаянно бросаясь наперерез курсов - делают резкий клевок и снова отступают на высоту. По верхним ястребкам пытаются бить зенитки, да только это пустой расход боеприпасов. С таким же успехом можно из рогатки по бабочке стрелять.
Не могу себя заставить снова зайти на цель. Просто шкурой чую – сейчас по мне влупят. Руки как протезы, только мурашки бегают. Я не могу-у-у-у! Не хочу-у! Я уже два раза в этой русской рулетке себе жизнь выиграл, - уберите же ствол от моей башки!
Ах ты ж ****! Ты кому слово давал, сссуууу…! Давай,****! Давай **** ****!
«…и если мне не суждено вернуться, то пусть в последний миг я стану карающей дланью Его!»
Сглотнул. Ладонью размазал слёзы и сопли…
- Я – «Грач шесть»… К повороту вправо приготовиться… - Хриплю в эфир. Теперь рукавом убрал мокроту с рожицы. – Поворот начали! Раззз!
Всё - довернули и идём носом на поле. Это уже не плешка среди лугов – лесочков. Это серо-чёрное месиво из дыма и пыли перед нами.
- Бортовое оружие к бою! – Сам тоже приготовился. - Выбор целей произвольный! Дави гадов! Бей! Атака!
Три «Ила» опустили носы и начали полого скользить на цель, всё больше и больше увеличивая скорость. Бугорок, из него что-то торчит. Ближе. Мешают дым и пыль. МЗА. Вижу ясно четыре ствола, на концах которых сверкают вспышки выстрелов. Бьют по нашим. Ну, держитесь, психи! Димедрол прибыл! Со всей дури надавил на гашетки и закусил до крови нижнюю губу. Огонь! Дра-рара-ра-та-та!! Ближе. Вижу, как что-то разлетается на цели. Ясно вижу разрывы на установке и на бруствере. Вижу какие-то тени, шарахнувшиеся от зенитки.
В последний момент вырвал штурвал на себя. Аж в глазах потемнело. И на автомате инстинктом игрока – симулятрощика заложил левый вираж с переходом в правый.
Удар! Машину встряхнуло. Что-то заскрипело и заскрежетало.

+6

347

CHAK_alchemist написал(а):

инстинктом игрока – симулятрощика

симуляторщика (?)

+1

348

Ehaiai написал(а):

симуляторщика (?)


Спасибо, что заметили!

Исправлено:

И на автомате инстинктом игрока – симуляторщика заложил левый вираж с переходом в правый.

0

349

А с первого раз и сам не заметил. Только когда перечитывал. Написавшему заметить ещё и труднее.

+2

350

Прошу рассмотреть очередной фрагмент:

Зажмурился. Твою ж-ж-ж-ж…
Руки-ноги сами отработали очередной вираж. Медленно открываю глаза. Не верю в чудо.
Но оно есть. Здесь. Здесь сейчас было чудо – я продолжаю лететь.
Куда это меня приложило…
Ладно, если живы – потом разберёмся.
- …ор! Сбор... «Грачам» сбор! Выходим на восемь ноль! – запоздало слышу голос Андрея в наушниках.
Уже без команды просто доворачиваю и ложусь на курс. Ребята с запозданием повторили мой доворот. Вместе. Мы собрались. Сумели. Санькину машину покачивает и уводит влево. На передней кромке правого крыла вижу рваную пробоину. За хвостом его штурмовика появился серый шлейф. Гришку тоже потрепало, но машина целее. По крайней мере, с моего ракурса.
- Саня, держись! Держись, старик!
Ответить он не может. Не может даже крыльями покачать – машину потом не удержит.
- Гриша, ты как?
Тоже не отвечает. Но, по крайней мере, идёт ровно.
К передку нас ведёт Колосов.
Пара комэска повисла за моим звеном с превышением в 200.
Домой. Мы ковыляем домой.
И в этот момент я понял, что я жив. И что сегодня буду жить. Что от «мессеров», которые снова начали атаку, как-нибудь отобьёмся. Что как-нибудь потом сядем. И всё. Монетка выпала орлом. Мы сегодня вернёмся.
- Бур! Старик, ты живой?!
- Хррр ...вой... – пробился хриплый ответ сквозь гул в наушниках.
Напряжение начало спадать и меня стало клонить в «шофёрский сон». Нельзя! Не спать! Мы под атакой! Надо взбодрить стрелка и самому сонную хмарь скинуть.
- Бур! Два красных леденца и следи за хвостом, - на нас «мессера» падают!
Десятка качается как пьяная, и постоянно скользит влево. Серый шлейф дыма, а может быть паров воды или бензина, продолжал струиться за подбитым штурмовиком. На расстоянии десятка метров за хвостом этот след начинал скручиваться жгутом.
- Саня, тяни, старик! Ещё чуток до ленточки осталось…
Десятка явно не слушается пилота. Как он ещё умудряется её держать…
«Мессерà» атакуют всё наглее. Верхней паре удалось завязать на себя звено «Мигов», и у них над нами на шести часах началась свалка. Ястребки своими матюгами забили весь эфир. Звено «Фридрихов» по-волчьи рвануло в нашу сторону.
- Бур! Бойся лево восемь! – Но стрелок и сам разобрался, и уже начал ловить мчащиеся на нас истребители в прицел.
- Упреждение! Дай упреждение!
Бур открыл огонь короткими злыми очередями. Его поддержал стрелок Андрея. Санькина машина молчала.
«Мессера» начали «танцевать», уворачиваясь от трассеров, но продолжали приближаться. Правда, без прежнего задора. С правой стороны «худых» отогнала пара «Мигарей», которая осталась при нас.
Из вражеского звена пара «мессеров» не выдержала и отвалила вверх и влево. Вторая продолжила атаку. Всё – они на позиции открытия огня. Сейчас нас будут убивать.
- Вниз! Уходим вниз!
Верёвки трассеров начали виться вокруг моей машины.
- Щёлк-щёлк… Бдамц! - попали, жабы вонючие!
- Шра–ра-ра-ра. Шра-ра-ра-ра! – жарит пулемёт Бура. Бьёт почти в упор. Метров сто.
И вдруг трасс стало больше и гуще. Они заплели всё вокруг. Такое ощущение, что я лечу среди нитей в ткацком станке. Это открыли огонь из бортового оружия Андрей со своим ведомым.
Один из «мессеров» бросил атаку и резко отвалил вправо-вверх, а второй клюнул носом, перевернулся вокруг своей оси и пошёл к близкой земле, что стелилась зелёным покрывалом под крылом. За ним потащился чёрный хвост. Потом мелькнуло и сверкнуло пламя. В заднее окошко увидел вспышку на земле, и на месте падения «мессера» начал подниматься дымный столб.
Картина воодушевила Бура, который по СПУ стал орать что-то восторженное.
Ленточка встретила нас серыми комочками разрывов, которые легли выше и в стороне от нашего курса. Серёга даже вилять «на противозенитном» не стал. Просто проскочили и потянули дальше. Комэск прибавил скорости и вышел вперёд строя. Я прицепился следом. Поднялись до 600. Сотник держит равнение. Якименко начал снижение. Его машина стала заметно отставать. Напарник Колосова тоже пошёл к земле.
- Коваль! У меня десятка падает! Прикрыть не могу – сам еле держусь.
- Есть. Принято. – Голос у комэска спокойный и даже слегка лениво–сонный. Как это ему удаётся? Упражнениями с пружинкой? Надо и себе такую же завести.
- Маленькие! – позвал Андрей. – У меня братишки споткнулись – засеките.
- Хорошо, посмотрим. – Хрипловато ответил усталый голос в наушниках.
Два «Мига», сопровождавшие нас, «встали на крыло» и боевым разворотом ушли вверх и назад.
Чёрт, машина тупит основательно. Стрелка температуры масла полезла вправо. И воды тоже. Я что, заслонку забыл открыть? Да нет вроде как открыта. Значит, движок зацепили… Триммерами крены выводить бесполезно – они у меня по всем осям. Еле сумел повторить поворот, который описал Андрей.
Колосов ушёл вперёд и встал третьим ведомым у Ковалёва. От моего звена осталась пара. Гришке "прилетело" примерно так же, как и мне, но он держится.
«Маленькие» попрощались и пошли к себе в Ватулино. Наша потрёпанная пятёрка «поковыляла» к своему полю.
- Андрей, пусти нас с Гришей вперёд, а то хреново нам.
- Чё так? Живот придавило? Боишься не успеть?
- Хуже. Так набрались, что можем шмякнуться прямо по дороге.
- Садитесь тройкой. Серёга тоже пузо почесать хочет. Поляну нашу видишь?
- Да. Есть. Принято.
- Жихарь, - за мной на коробочку!
А мне садиться на брюхо нельзя – могу убить Бура. В каком состоянии машина за бронекапсулой, - не знаю. Судя по откликам на рули – в поганом. Хорошо хоть шассики на замки встали. Во всяком случае, две зелёных лампочки и выпрыгнувшие на крыльях красно-белые «солдатики» говорят об этом.
Сажусь первым… Почти на холостом. Падаю. Прибрать газ. Выравнивание. Теперь поднять нос… А вот он ни фига не хочет подниматься… Не-ээ. Поднимается. Я ж так через всё поле проскочу… Ещё выше нос… Просадка машины, касание… Отскок… Повело влево… Педаль! Тормоза… Снова грохнулись… Катимся. Хорошо хоть в сторону от людей и нашего городка. Клонит машину. Стиснув зубы, тащу "шестёрочку" не только педалями, но и штурвалом… Тормоз, тормоз… Теперь зажать и держать. Хвост стал подниматься – бросай. Ещё раз тормоз… Всё время "Ил" клонит в левую сторону. Зацепил крылом грунт и машину рывком развернуло. Всё… Встали… Посадочка, мать-перемать. Как там мой защитник? Живой? Сдвинул колпак назад и приподнялся на кресле. Перегнулся к стрелку. Блин, я чего, его при посадке приложил? Вон, только шлемак торчит, сам весь в корпус залез. Ладно, сейчас его «чёрные души» оттуда вытянут. У меня нет ни сил, ни желания.
Нас подцепили к «трёхтонке» и начали буксировать к капонирам. Со своего места увидел, как суетится народ возле лежащих в разных концах поля машин Колосова и Сотника. Что там с мужиками – узнаем потом… Вроде бы как сели удачно. На ВПП зашла пара комэска. Ребята тоже садились с трудом. Машину Юрки вообще крутить начало. «Семёрку» Андрея на пробежке качало с крыла на крыло и было видно, как он старается её удержать.
Всё. Теперь мы все на земле…
Развернулся – отжался на руках и вынес сразу две ноги за борт. Одно плохо – парашют на попе центровку сбивает. Прыг на крыло – два шага и прыг на землю. Устоять на ногах мне помогла «шестёрочка», подставив мне свой пробитый борт под плечо.
Наверху копался Мишка, помогая вылезти стрелку из корпуса. Игорёк придерживал лесенку снизу и тоже с тревогой посматривал вверх.
- Мишка! Его что там? Зацепило? Подавай сигнал медикам…
- Сейчас вылезем…
- Да чего вы там копаетесь?
- Не торопи!
- Его ранили? Да?
- Да погоди ж ты!
Наконец, Бур начал спускаться по нашему «трапу». Потом встал передо мной и попытался начать докладывать.
- Всё, Устин Борисович, расслабься.
Защита стрелка в этом полёте приобрела дополнительное художественное оформление в виде глубокой полосы на груди. Ещё две блестящие царапины прочертили наш самодельный шлем. Забрало уцелело. Бур поднял его и почему-то виновато посмотрел на меня.
- Товарищ младший лейтенант, разрешите доложить. Атаки вражеских истребителей отбиты. Боезапас закончился. У нас есть повреждения - по нам попадали зенитки, а ещё ихние самолёты…
- А сам ты цел? Мишка, Игорёк – разоблачайте его скорее, может у него кровотечение.
- Сам цел. Только…
- Только что?
- Только я ваши леденцы потерял… - виновато ответил стрелок.
Тут я и мой верный экипаж «проглотили по смешинке». Это нервное. Мне – компенсация за вылет, а парням - за ожидание. Ребята со смехом стащили с Бура кирасу и шлем, затем помогли снять мокрую от пота безрукавку. А после того как стащили с него подшлемник, наше веселье постепенно угасло. Перед нами, виновато переминаясь, стоял молодой парень, почти пацан, с мокрым вихром... Мокрым седым вихром.

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Я - "Грач шесть" 3