Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Я - "Грач шесть" 3


Я - "Грач шесть" 3

Сообщений 351 страница 360 из 675

351

CHAK_alchemist написал(а):

Сумели. Санькину машину покачивает и уводит влево. На передней кромке правого крыла вижу рваную пробоину

Может, "поддержать его под крыло"?
Boeing подтвердил экономичность полетов строем

+2

352

Кадфаэль написал(а):

Может, "поддержать его под крыло"?
Boeing подтвердил экономичность полетов строем


Даже на целой и исправной машине это довольно рискованное мероприятие, требующее от лётчиков довольно серьёзных навыков. А на подбитом "утюге" (Ил - довольно "тугая" в управлении машина) и с пилотами навыки которых - 30 или 40 часов налёта... Уверен, что ничего хорошего из этого бы не вышло.

+1

353

CHAK_alchemist написал(а):

Уверен, что ничего хорошего из этого бы не вышло.

Спорить не буду, но доводилось читать, что этот  способ в войну применялся неоднократно, как истребителями, так и штурмовиками.
Kvant. Полет строем

Отредактировано Кадфаэль (19-01-2020 19:02:28)

+2

354

Кадфаэль написал(а):

Спорить не буду, но доводилось читать, что этот  способ в войну применялся неоднократно, как истребителями, так и штурмовиками.
Kvant. Полет строем

Отредактировано Кадфаэль (Сегодня 19:02:28)


Да, конечно же!
Именно строем и только строем. Нарушение строя - потери и неточность удара. За нарушение строя пилота, а особенно штурмовика, могли отдать под трибунал.
Именно строй и взаимодействие. В основном огневым прикрытием. Зародилось ещё во время первой мировой. Развитие и классические формы приобрело в Китае и в Испании.

+1

355

CHAK_alchemist написал(а):

Именно строем

В данном случае речь идет о том, что самолет, летящий впереди, оставляет как бы дорожку, на которую летящий сзади может как-бы опереться, что и позволяет "подранку" дотянуть до своих...

+2

356

Кадфаэль написал(а):

В данном случае речь идет о том, что самолет, летящий впереди, оставляет как бы дорожку, на которую летящий сзади может как-бы опереться, что и позволяет "подранку" дотянуть до своих...


Крайне мало вероятно.
Ил-2 сильно отличается от Боинга. В полёте винтовых машин строй наоборот составляется таким образом, чтобы не мешать своими потоками машине, следующей сзади. Струя воздуха за «Илом» имеет бóльшую степень турбулизации и меньшую плотность потока. То есть если сравнивать с ватой: после штурмовика будут раздёрнутые клочки, а после Боинга с его ламинарным строением крыла и разнесением турбореактивных двигателей, которые дают направленный след, будет скрученный жгут. При этом немаловажную роль играет скорость движения. Проведите рукой по воде, катаясь на вёсельной лодке. Попробуйте выполнить этот жест при гонке в водной «формуле». Воздух при скорости 250 - 300 км/ч на высоте 300 - 500 метров и воздух при скорости 850 - 900 км/ч на высоте 11 000 - 12 000 метров - это различные стихии.

А вот что чужую машину, лишившуюся боезапаса, таким способом или «роняли», или приводили на свой аэродром - в воспоминаниях военных лётчиков как с нашей, так и с немецкой стороны случаи описаны. Например, англичане так Фуа-2 сбивали с курса.

+4

357

Прошу проверить очередной фрагмент:

                                   Фронтовые реалии.

Этот вылет обошёлся нашей эскадрильи в одну потерянную машину - Сашка, ведомый Колосова при приземлении не сумел спасти свой «Ил». Хорошо, что хоть сам успел выскочить и отделался только опалёнными ресницами и бровями. После возвращения от подобравших нашего парня танкистов, Пятыгина срочно забрал к себе наш медик. У танкачей ему намазали рожицу каким-то коричневатым вонючим составом. "Благоухал" он в основном камфарой и ещё чем-то аптечно-лекарственным. Бородулин одобрил действия броне-фельдшера и сказал, что «стальные» мужики знают толк в ожогах и их лечении.
Десяточку Якименко ещё оставалась надежда отремонтировать. Сам Санька получил в плечо сквозное ранение осколком  и множество ссадин при посадке. А вот его стрелок - молоденький ефрейтор из БАО погиб в своём первом боевом вылете. Наша самодельная кираса не смогла выдержать 20-мм снаряд MG-151. Огневую точку «десятки» разбило, ШКАС навсегда вышел из строя. Машина до хвоста была залита кровью стрелка. Как будто кто-то макнул полотенце и щедро провёл им от кабины до хвостового дутика.
Повреждения моей «шестёрочки» оказались приличными, но не фатальными. Мишка, исполнив очередной скетч в стиле Равшана и Джамшуда, пообещал всё привести в порядок за пару дней. Толик вернулся из санчасти и продолжил работать в составе экипажа. Полагаете, что тот памятный вылет убавил его желание выполнять обязанности стрелка? Ничуть не бывало. Только теперь, когда проходило обсуждение полётов или стычек, его лицо становилось злым, а прищуренные глаза словно смотрели в прицел.
Узнав через некоторое время, что в налёт на аэродром я специально взял зелёного пацана, чтобы не подставить «своих», Мишка, отведя меня подальше ото всех, обложил матюками на двух языках и потом почти трое суток не разговаривал. Если я к нему обращался, он надевал маску Всевластного и Блистательного Эмира и в лучшем случае только шевелил одной из бровей – левой или правой в зависимости от стороны, с которой я подходил. Ну, и ладно, тоже мне, красна девица, – обиделся он, видите ли! Но в глубине души я чувствовал свою вину, что не сказал ему всё с самого начала.
Наш доблестный Бур решил после полёта, что уже состоялся его перевод в состав ШАПа. После того как его взводный объяснил ему ошибочность данного предположения, Устин Борисович начал доставать Храмова, Чернова, комиссара нашего полка и своё командование требованиями перемещения в лётный состав. Чернов сбагрил проблему начальнику штаба. Пожилой майор, командовавший до Войны аэроклубом, которого и так замучили все и со всех сторон, объявил Устину Борисовичу, что речь о переводе можно будет вести только после выполнения десяти прыжков с парашютом и сдачи зачёта по стрельбе из ШКАСа в движении. Представляете, что испытал наш штабник (в смысле пилот штабного - связного самолётика), когда, рванувшись выполнять срочное поручение, обнаружил во второй кабине своего «У-2» Бура с парашютом, который он увёл с места стрелка «шестёрочки», твёрдо считая вверенным ему имуществом? При этом Устин Борисович с лёгким раздражением отметил, что пилоту всё равно надо дальше лететь, а он выпрыгнет над полем и потом вернётся в расположение. В результате Буру устроили «лёгкий товарищеский втык», объяснив, что самодеятельность хороша только для клуба и в качестве «художественной». Пилот штабной «ушки» в конце «разборок» высказал разумное замечание, что отругать парня надо, но идея летать со стрелком ему понравилась.
Устину Борисовичу, в конце концов, дали совершить учебный прыжок с крыла «У-2», который он забронировал под свою персону. Приземлился Бур немножко неудачно – случайный порыв у земли протащил его по поляне. В результате это несколько остудило его пыл спортсмена–парашютиста и послужило поводом провести неделю под присмотром Бородулина. Когда Устину Борисовичу случалось улизнуть, он прибегал к нам для того, чтобы поучиться у Толика собирать – разбирать и чистить ШКАС. При этом втихаря он высказал всё, что думает об оставшихся девяти прыжках, о садисте Чернове, о зануде начштаба и о том, что он будет занимать огневую точку в машине не для того, чтобы выпрыгивать из самолёта при первой же опасности. В смысле, что если правильно отбивать вражеские атаки, то надобность в парашютной подготовке отпадёт. В ответ Мишка предложил ему принести с кухни самую здоровую сковороду, чтобы Бур продемонстрировал отбив осколков зенитных снарядов, летящих в машину.
Ну а у «чёрных душ» появилась ещё одна головная боль – как поставить пулемёт, снятый с разбитого «Ила», на штабной самолёт.

Состав нашей боевой эскадрильи сильно поредел. Восстанавливать надо было все машины. Но если на моей «шестёрочке», «семёрке» Андрея и Юркиной «одиннадцатой» требовался небольшой ремонт, то у Сотника и Колосова аппараты надо «латать» капитально. Машину Якименко к тому же ещё предстояло забрать с поляны, где она осталась после аварийной посадки.
Бородулин забрал к себе «в поликлинику для опытов» Якименко со «сквозняком» в плече и Колосова. Серёга при неудачной посадке весьма чувствительно получил в правый бок топливным агрегатом и ручкой аварийного сброса. Черноглазый и подвижный как ртуть Сашка Пятыгин, пилот двадцать третьего «Грача» (ведомый Колосова), поселился в их компании после возвращения в полк. Из горящей машины его вытащили танкисты, у которых он затем провёл в гостях трое суток. За «потерянные» ресницы и брови Сашка заработал прозвище «Палёный». Ребята хотели его назвать «Копчёный», но своей белобрысой внешностью и покрасневшей рожицей парень на «Копчёного» явно не тянул ввиду отсутствия признаков копоти как таковой.

+7

358

CHAK_alchemist написал(а):

Ил-2 сильно отличается от Боинга

Ну так я читал не о боингах, а именно о истребителях и штурмовиках Великой Отечественной. К сожалению, ссылку дать не могу, читал в бумаге и очень давно...

+2

359

Кадфаэль написал(а):

Ну так я читал не о боингах, а именно о истребителях и штурмовиках Великой Отечественной. К сожалению, ссылку дать не могу, читал в бумаге и очень давно...

Тема заинтересовала. Попробую поискать самостоятельно. Однако, сразу скажу, что об этом узнал только сейчас.

+1

360

Случайно не это ли?

Неожиданно Карлов всем своим телом почувствовал, как мелкой дрожью залихорадило самолет. Быстрым взглядом окинул все приборы. Указатель давления масла стоял на нуле. Неприятный холодок пробежал по спине летчика.
Тряска усиливалась. Стрелка температуры воды ползла по красной черте к цифре сто сорок градусов. Было ясно, что пробит масляный радиатор или бак. До линии фронта еще минут двадцать полета.
- "Воробей одиннадцать!" Я - "двадцать первый". У меня барахлит мотор, - доложил Карлов ведущему.
За привычным потрескиванием в наушниках чувствовалось затаенное дыхание летчиков.
- "Двадцать первый", выходите вперед, - приказал Бахтин.
Георгий дал полностью от себя сектор газа, и самолет его плавно обогнал товарищей. Через минуту он увидел, как плотно прижались к нему друзья, увидел за боковыми форточками кабин их тревожные лица. Крыльями своих штурмовиков они как бы пытались поддержать его подбитую машину. Георгий чувствовал, как теряет силы раненый мотор.
Из выхлопных патрубков потянулся сизый дымок. "Вряд ли дотяну до линии фронта", - мелькнуло в сознании. В этот момент что-то хрустнуло в двигателе и лопасти винта неподвижно застыли.
Карлов успел выключить зажигание. Не выпуская шасси, он произвел посадку прямо на снежной равнине. Самолет сначала плавно пополз по снегу, затем от резкого торможения летчика по инерции швырнуло вперед, и он ударился головой о приборную доску.

Генрих Гофман. Самолёт подбить над целью.

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лауреаты Конкурса Соискателей » Я - "Грач шесть" 3