Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сказка для взрослых


Сказка для взрослых

Сообщений 41 страница 50 из 67

41

Опер написал(а):

Хорошо. только как то сбивчиво, кто куда падал, полз, чего резал, и что за отряд что едет, останавливается и не обращает внимания на потуги связанной наездницы? Или надо прочесть предисторию?
Галопом ездили сами? Галопом с человеком  поперек впереди седла? Или он сидит? Быстро и далеко на галопе не уедете. Максимум километров десять.Человека потеряете. Посадите сзади или спереди. Обхватите веревкой или ремнем. Шансов больше.


Действительно надо прочитать предысторию: кто нападал и что они из себя представляли. В данном случае едет отряд зомбированных воинов и везёт связанную и привязанную к лошади пленницу.
Картинка её глазами: впереди по ходу движение сидит Рустам, движение прекращается и все падают - всадники с лошадей, Рустам на бок. Поскольку всадники в событиях больше не участвуют - значит их надёжно отключили или убили. Это не принципиально.
Если руки связаны за спиной, то профессиональный военный, вытащив нож рукой, легко освободит руки и всё остальное. Потому и была первая попытка вытащить засапожник руками. А потом уже, как получилось. С ножом в зубах никуда не дотянешься. Разве что перережешь верёвки, фиксирующие к седлу.  Но это ничего не даст, потому что всё равно останется фиксация за щиколотки под брюхом лошади.
Поэтому без Рустама освободиться было не реально.
Человека без сознания везут поперёк седла, а в сознании - впереди. В данном случае, когда Рустам без сознания, его сравнивают с грузом. Когда кочевник, прекрасно держащийся в седле, чуть приходит в себя - дают лошадь.
События происходят неподалёку от стойбища, но Дамира, посылая в галоп перегруженную лошадь прекрасно понимает, что всё равно это означает почти наверняка её загнать. На войне, как на войне.

0

42

Владимир Лисуков написал(а):

Очнулась привязанной, как тюк, к седлу. Ехали не очень быстро. Отряд небольшой. Все чужаки какие-то молчаливые и словно впавшие в задумчивость. Вдруг движение замедлилось, а потом и прекратилось вовсе.      На нашем пути сидел Рустам. Только странно как-то сидел – в полуметре над землёй. Потом все, включая Рустама, упали. Удивляться было некогда. Попыталась так выгнуться назад, чтобы дотянуться до засапожника связанными сзади руками. Не хватило самую малость. А вот зубами, наклонившись вперёд, выдернуть нож удалось.

Да, действительно. Несколько непонятное движение. Первое - если она едет тюком на боку лошади, то получается перевес на одну сторону (или со второй тоже такой же тюк был?). Ее вес где-то 60 кг. (плюс-минус), седло и подпруга, если дать такой вес на одну сторону просто будет передавливать живот коню. Пленницу скорее перебросят через седло, так конь не будет перегружен на одну сторону, да и не вешают тюки сбоку, так у верблюдов вешают.
Вопрос два- почему не упали лошади? Или слово "все" подразумевает коней тоже? Тогда как ее не придавил конь, если будет (по логике) падать именно на груженную сторону.
Третье - если доставать засапожник то зачем выгибаться, если можно подтянуть колени к груди? Но (берем, как написал автор - она висит на одном боку коня) достать засапожник, который вставляют в сапоги на внешней стороне голени, зубами еще более проблематично, чем руками, так как руки смещаются, а вот голову через бок и колено наклонить к середине голени - это надо быть гутаперчивой гимнасткой.
Автору надо бы подумать.

+1

43

Ника написал(а):

Да, действительно. Несколько непонятное движение. Первое - если она едет тюком на боку лошади, то получается перевес на одну сторону (или со второй тоже такой же тюк был?). Ее вес где-то 60 кг. (плюс-минус), седло и подпруга, если дать такой вес на одну сторону просто будет передавливать живот коню. Пленницу скорее перебросят через седло, так конь не будет перегружен на одну сторону, да и не вешают тюки сбоку, так у верблюдов вешают.
Вопрос два- почему не упали лошади? Или слово "все" подразумевает коней тоже? Тогда как ее не придавил конь, если будет (по логике) падать именно на груженную сторону.
Третье - если доставать засапожник то зачем выгибаться, если можно подтянуть колени к груди? Но (берем, как написал автор - она висит на одном боку коня) достать засапожник, который вставляют в сапоги на внешней стороне голени, зубами еще более проблематично, чем руками, так как руки смещаются, а вот голову через бок и колено наклонить к середине голени - это надо быть гутаперчивой гимнасткой.
Автору надо бы подумать.


Она сидит в седле (ноги связаны под брюхом лошади), руки связаны за спиной, дополнительно фиксирована к седлу (чтобы не сползла на бок при движении).
"Как тюк" - сказано в сердцах из-за унизительного положения привязанного к седлу и связанного, то есть совершенно беспомощного "как тюк" человека.
Впрочем, если так это воспринимается, попробую исправить, хотя эта сцена не научный отчет, где всё точно описано, а субъективные ощущения человека, которого ударили по голове и связали. Сомневаюсь, что при этом возможна точность формулировок. Надо искать какой-то компромисс.

0

44

Глава 24.

***
     Утром доставили свадебное платье, обувь и украшения. Подарок жениха. Пожалуй, наше имение стоит дешевле только одного бриллиантового колье. Платье, в общем, традиционное, но без навешенных пышностей. Прекрасно подчеркивает мою фигуру. Явное влияние местных традиций. Странно, но меня никто не спросил о вероисповедании.
     Объявилась Марфа в шикарном наряде, а с ней представительный господин, оказавшийся её мужем, князем Свешневым, и наш посол граф Ульрих, который согласился быть свидетелем на свадьбе.
     По утверждению моей служанки, была приглашена вся посольская деревня, а с русской стороны будет человек пятьдесят. То есть иностранцы составят большинство. Похоже всё затеяно для того, чтобы я на свадьбе чувствовала себя, как дома. Это то им зачем? Я на всё согласилась. Контракт подписан. Условия божеские. Могли бы и сэкономить на всяких там франках и бриттах.
     Свадебная карета произвела впечатление не столько убранством, сколько невероятно плавным ходом и поразительной широтой обзора. Впереди и сзади ехали стрельцы в парадных мундирах.
     По дороге посол спросил меня о возможности аудиенции после свадьбы, на что я ответила неопределённым согласием. В самом деле, представления не имею, что меня ожидает в ближайшие дни. В контракте прописаны хозяйственные вопросы и возможность учебы в местном университете, именуемом Высшей школой. А какой конкретикой всё это обернётся – большой вопрос.
     По дороге нас дважды «украли». Как объяснила улыбающаяся Марфа, это такой местный свадебный обычай.
     Сначала карету окружили гвардейцы во главе со Святославом и до тех пор не позволяли продолжить движение, пока посол и муж Марфы не вынесли им заранее приготовленный бочонок вина и кошель с деньгами.
     Потом, по словам Марфы – купцы, огромными тюками перегородили дорогу, требуя выкуп за невесту. На импровизированной баррикаде даже вспыхнуло нешуточное сражение между стрелецким авангардом и её защитниками. Правда в качестве оружия использовались какие-то мягкие мечи и копья. От денег «захватчики» гордо отказались, потребовав целых три бочонка вина взамен. Сторговались на двух. Просто больше у нас не было.
     Наконец показалось величественное здание протестантского храма.  Это как это? Ведь мой будущий муж - православный. Марфа правильно истолковала мой немой вопрос и объяснила, что у них вероисповедание новобрачных не имеет значения. Браки заключаются на небесах. Странная концепция. Вроде не такая уж и дикая страна? Хорошо, хоть привезли не в православную церковь. Остальное – проблемы будущего мужа. Впрочем, про то, что в России всё не как у людей, могла бы сообразить и раньше. Суета и спешка. Как-нибудь переживу и это.
     Стрельцы оттеснили толпу зевак на края площади и наша карета подъехала прямо ко входу в храм.
     Граф Ульрих помог выйти из кареты, предложил мне руку и мы вошли внутрь.
     Тут было полно людей. Поразило присутствие господина в зелёной чалме и халате. Этот то тут каким боком? Протокольная дань уважения?
     Зазвучала мелодия свадебного гимна и мы с графом неспешной походкой отправились к алтарю, где нас ожидали священник и пышно разодетый Савва. Не дойдя до них шагов пять, граф отпустил мою руку и куда-то отошел, а я встала рядом с будущим супругом и приготовилась к участию в фарсе.
     Седой священник улыбнулся, посмотрел на нас грустными глазами и произнёс:
- Царевич Савватий! Твоё решения взять в жены Грету Линдбаум хорошо обдумано? Не будет ли так, что наутро ты пожалеешь о случившемся.
- Нет, святой отец, - солидно ответствовал Савва.
- Грета Линдбаум! Твоё решения взять в мужья царевича Савватия хорошо обдумано? Не будет ли так, что наутро ты пожалеешь о случившемся.
- Нет, святой отец, - удивлённо ответила я. Ну, и ритуал!
- Царевич Святослав! Будешь ли ты беречь и уважать свою будущую жену, заботиться о ней, пока смерть не разлучит вас?
- Да, святой отец, - отчеканил Савва.
- Грета Линдбаум! Будешь ли ты беречь и уважать своего будущего мужа, заботиться о нём, пока смерть не разлучит вас?
- Да, святой отец,  - ошарашенно произнесла я. А где словоблудие про любовь?

     После небольшой паузы священник серьёзно посмотрел на нас и продолжил.
- Дети мои. Брак - это таинство, подвластное только воле божьей. А я, правом, дарованным мне господом, могу лишь перед людьми объявить вас мужем и женой. Отныне так это и будет признано всеми. Но, не только я, - все, кто вас любит, с этого дня будут возносить молитвы господу нашему, чтобы он освятил ваше супружество и подарил вам высшую форму духовного единения мужчины и женщины – любовь. Будьте счастливы!
     Теперь вы, Савва, можете публично поцеловать свою жену, дабы продемонстрировать присутствующим, что вы отныне связаны брачными узами.

    Губы у Саввы были сухими и горячими. Как-то не так я представляла себе свой первый поцелуй. Вокруг аплодировали и кричали что-то на разных языках.
     Потом подошли царь с царицей. Светлана опять полезла обниматься и целоваться. Не могу сказать, что это было не приятно. Но как-то странно. Очень. Слегка кружилась голова.
     Потянулись с поздравлениями остальные присутствующие. Удовольствие растянулось на час с небольшим. Лицо онемело от непрерывных улыбок и дежурных фраз. Савва, похоже, испытывал аналогичные чувства.
     Когда нас оставили в покое и, сквозь строй неофициальных «поздравителей», удалось пробраться в карету, я обессиленно рухнула на сидение. Муж, с перекошенной улыбкой, устроился рядом. Мы посмотрели друг на друга и расхохотались. Такие рожи!
- Больше нас мучить не будут. От общего большого застолья решено отказаться. Все приглашённые пируют в малахитовых палатах, а мы – рядом. Там будут те же, кого ты уже видела за обедом. Может ещё человек пятнадцать – двадцать. Запланировано несколько выходов к гостям, но это ненадолго. В любой момент можно встать и выйти отдохнуть в наши временные покои. Твой терем ещё не готов, а мой мама признала непригодным для семейной жизни.
     Если честно, я там не ремонтировался с момента постройки. Это скорее присутственное место для приказчиков с моим жилым флигелем.
- Хотелось бы во всё это поверить, - только и смогла ответить я.

***
     Всю дальнейшую дорогу мы ехали молча. Каждый думал о своём. Я почему-то про Матеуса, которого теперь наверняка вышибут из университета. Жалко парня. И ещё про Марфу, к которой у меня появилось много вопросов.
     По приезде сразу отправились в своё новое жилище. В папином замке места не на много больше. Нам выделили целый этаж левого крыла дворца. Наплевав на платье, уселась в огромное кожаное кресло в гостиной, не испытывая ни малейшего желания отправляться на свадебный пир.
- Так бы тут и сидел, - расслабленно произнёс Савва, развалившись в кресле напротив, - Какое наслаждение не слышать этого гама и не видеть эти восторженные рожи.
- Боюсь, что в ближайшее время нам такое счастье не светит, - хихикнула я и как в воду глядела.

     В дверях возник Святослав и объявил, что в малахитовых палатах назревает бунт, и родители тоже просят появиться хоть на пять минут.
     Мы с Саввой тяжело вздохнули, улыбнулись друг другу и чинной парой двинулись на праздничный эшафот.

***
     Через несколько часов пытки свадьба увенчалась её апофеозом – длительным и нудным ритуалом вручения подарков новобрачным. Старательно выслушав полные титулы дарителей и их однообразные речи, мы вернулись туда же, где и были – приятную маленькую гостиную в салатовых и бледно розовых тонах.
     Хотелось спать. Точнее вообще ничего не хотелось. Только тишины и покоя.
     Савва, похоже задремал в своём кресле.
     За стеной слышались тихие разговоры, а также звон и шорох сгружаемых ценностей, которые теперь являлись нашей собственностью.
     Наконец всё стихло. Побродив по коридорам нашла спальню и ванную комнату чудовищных размеров с неглубоким бассейном посередине, изображающим корыто для мытья тела. Умывать лицо следовало перед зеркалом над странной конструкцией, изображавшей половину медного таза, приделанного к стене. С чем-то похожим я уже встречалась дважды, но сейчас поражали масштабы и совершенство всего, что здесь было.
     Слегка отмокнув в тёплой воде и насухо вытершись полотенцем, я выбрала простую розовую сорочку из галереи, разложенной на скамье у стены, набросила бордовый халат, потому что он очень напоминал тот, что я носила дома, и отправилась будить мужа.
     Савва спал, раскинувшись на кресле и слегка похрапывая при этом. Когда я дотронулась до его руки, он внезапно исчез, оказавшись у меня за спиной.
- Извини. Привычка. – произнёс он ещё сонным голосом, потягиваясь до хруста в костях. – ты не испугалась?
- Нет. Почти нет. Вы тут все такие бешеные?
- Не думаю. Меня Свят несколько лет натаскивал. У него получается быстрее.
- А кто это?
- Святослав, мой старший брат. Он с детства помешан на военном искусстве. А мне всегда больше нравилось с людьми договариваться, чем сносить им головы.
- Странная система. Меня научишь?
- Попробую. Говорят, ты неплохо фехтуешь на саблях. Там в конце коридора зал для всяких таких дел. И учебное оружие есть.  Меня не будет, так Марфа пришлёт тебе напарницу. Только потом не жалуйся. У неё такие кудесницы попадаются…
- Это мы ещё посмотрим. Пойду лягу в постель. Что-то устала от всей этой суеты.
- Я мигом.

     Забравшись под одеяло, старательно стала вспоминать разговоры с мамой на щекотливую тему близости с мужем. К сожалению, всё сказанное касалось супружеских будней, а не первой брачной ночи. С чего бы это?
     Наверно в первой брачной ночи есть что-то такое, чего лучше не знать заранее? Да ладно. Не изувечит же он меня. Все как-то проходят через это и ничего. Живы. А иногда даже счастливы. Говорят, что потом это жутко приятное занятие.
     Всё равно как-то страшновато.
     Потом явился Савва и я, распластавшись на кровати, постаралась максимально расслабиться, как на приёме у лекаря.
     Близость с супругом оказалась довольно болезненным, немного странным и очень утомительным занятием. Когда всё закончилось, Савва ещё долго держал меня в объятиях, пока я не уснула.
     Утром всё произошедшее оставило воспоминания близкие к неприятной лечебной процедуре. Как это ни удивительно, но Савва не воспринимался в качестве их причины. Не могу исключить, что когда-нибудь мы даже станем друзьями.

+2

45

Владимир Лисуков написал(а):

Она сидит в седле (ноги связаны под брюхом лошади), руки связаны за спиной, дополнительно фиксирована к седлу (чтобы не сползла на бок при движении).
"Как тюк" - сказано в сердцах из-за унизительного положения привязанного к седлу и связанного, то есть совершенно беспомощного "как тюк" человека.
Впрочем, если так это воспринимается, попробую исправить, хотя эта сцена не научный отчет, где всё точно описано, а субъективные ощущения человека, которого ударили по голове и связали. Сомневаюсь, что при этом возможна точность формулировок. Надо искать какой-то компромисс.

Так может как то там вот это вставить и уточнить. Я вот лошадник сам, в кино на коняке снимался в кавалерийском строю, как красноармеец в массовке со всеми прибамбасами, шашка, карабин, гимнастерка, будденовка, переходы на лошадях до сорока км до обеда, но у меня картинка не сложилась как-то. Ну, там сами решайте. Автор рулит.

Отредактировано Опер (09-10-2019 21:39:02)

0

46

Опер написал(а):

Так может как то там вот это вставить и уточнить. Я вот лошадник сам, в кино на коняке снимался в кавалерийском строю, как красноармеец в массовке со всеми прибамбасами, шашка, карабин, гимнастерка, будденовка, переход ына лошадях до сорока км до обеда, но у меня картинка не сложилась как-то. Ну, там сами решайте. Автор рулит.


Буду менять. Но я не пишу "от головы". Надо настроиться, увидеть и почувствовать ситуацию. Когда это всё подряд, то относительно легко. А включить конкретный эпизод даже не знаю как получится.

0

47

Переписал спорный эпизод в 23 главе.

0

48

Глава 25.

***
      Сегодня ничего не предвещало событий, способных хоть как-то развеять тоску ежедневной рутины.
     Два дня назад, с дозором, проверил брод и объехал дальние пастбища за Великой рекой. А вчера приказал перегнать туда часть скота.
     Поздно вечером обсуждали план набега на Тамань – маленький городишко у моря, разведанный неделю назад. Не ради добычи – просто чтобы вспомнить, что это такое.
     Добровольцами были все! Гвалт стоял!!! Не гвардия, а куча баб на посиделках! Нет ничего хуже для военного, чем мирная жизнь. Мало этого, так и Дамирины девки заявили о своих претензиях на участие. Наорал на всех. А кое кому пришлось и по шее дать. Завтра устрою манёвры. Ещё пару месяцев такого безделья и лучшие воины превратятся в стадо. 
     Приказал сотникам бросить жребий. Обошлось без шума, хотя споры были.
     На следующий день после всей этой нервотрёпки, с десятком разведчиков, какую глупость не сделаешь со скуки, отправился проверять ситуацию на ближайшем переходе к Тамани.
     Где-то на середине пути они нам и встретились - три десятка всадников на низкорослых тонконогих лошадях.
     Отослав гонца за подкреплением, что, кажется, сделали и чужаки, приготовился потянуть время, а если не получится, то дать дёру. Но, похоже, у потенциального противника был абсолютно тот же план. Они остановились и с интересом рассматривали нас издали.
     Подкрепление к обеим сторонам прибыло практически одновременно. И опять мы все стояли и таращились друг на друга.
     Наконец из рядов чужеземцев выехали двое: невысокого роста, но с впечатляющим размахом плеч, воин на изумительном черном жеребце и седой мужичок на серой лошадке. Похоже, нас приглашают для переговоров.
     Я окликнул Максуда, у которого, вроде бы, кто-то из дальних родственников был родом с Кавказа, и мы выехали навстречу переговорщикам.
     Вблизи воин оказался ещё массивнее и, на удивление, молод.
- Я – Равазан, князь воинов Кавказа, - произнёс он и выжидающе взглянул на меня.
- Я – Айдар, глава рода воинов народа тартар.
- Родственники, значит, - улыбнулся, Равазан и соскочил с коня, после чего расстелил на земле небольшой ковёр, притороченный к седлу, - Присядем? В ногах правды нет, - добавил он, усаживаясь.

     Оригинальный взгляд на родственные связи. Но деваться некуда. Да и … какие бы они не были воины, мы не хуже.
     Ну, сел. Будем в гляделки играть или разговаривать? Синие глаза Равазана буравили насквозь. Молод ты ещё смущать.
- У вас что мор был? Такой молодой и уже глава рода? – усмехнулся Равазан.
- Я думал, что мы сначала про погоду поговорим, про виды на урожай или приплод.
- Если бы у меня за спиной не было сотен повозок с ранеными и немереного количества женщин и детей, я бы с большим удовольствием. А так …
- Вы пришли занимать наши земли?
- Нас гонят в вашу сторону. Не знаю, что южнее Хребта, но севернее больше людей нет.
- Так не бывает.
- Я тоже так думал полгода назад, до того, как погиб отец. Мы такие армии годами водили за нос, истребляя по частям. А тут… Даже огонь с неба не так страшен, как бой с братьями. Они превращают наших людей в послушных рабов, способных на любое безумство. Мы не были готовы к этому. Вот и бежим, как зайцы.
- Но разведчики докладывали про город у моря. Там люди, как люди.
- Наверно наблюдали издали. Я понимаю, о чем ты говоришь. Там центр города – пепелище. Кругом валяются не убранные трупы. А «нормальные люди» хватают всех встречных и делают из них себе подобных. Джан, - Равазан кивнул в сторону напарника, - чует, но сделать ничего не может. Только предупредить. Мы с трудом оторвались. Обоз идёт медленно.
- Почему я должен тебе верить?
- Ты не похож на глупца. Конечно же не должен. Сам решай, что тебя может убедить в моей правоте. Нужны заложники – я к твоим услугам, - сказал Равазан и, после секундной задержки, добавил, - и вся моя семья тоже.

     Услышанное оказалось таким неожиданным и диким, что даже не понятно было, о чем думать. И почему-то хотелось верить этому человеку.
- Не надо мне заложников. Будешь моим гостем. Пусть твои люди проводят моих разведчиков и покажут то, про что ты рассказываешь, а мы переправимся за Великую реку.  В наше стойбище. Дай обозу команду двигаться за нами.
- А почему мы понимаем друг друга?
- Видишь у меня талисман на шее? Наш нынешний князь Иоанн, младший брат моего побратима, подарил. Я не знаю, как это работает, но собеседники понимают друг друга. Даже если разговариваешь с кем-то на одном языке, и то польза есть. Точнее воспринимаешь тонкости сказанного. Очень полезная штуковина.
- Мне бы такую.
- Наш князь любит говорить, что в жизни нет ничего невозможного. И, что интересно, у него всяческое невозможное постоянно получается. Хотя бы и в виде этого талисмана. Сразу скажу - устройство именное. Даже если бы захотел, ни продать, ни подарить не могу. Для тебя это будет просто кусок металла. Хочешь получить работающий талисман – договаривайся с князем.  Думаю, ты скоро его увидишь. Твоих людей мы не прокормим. Вам надо идти дальше на север.
- Там же Россия?
- Почему там? Ты уже в ней. На южном рубеже. Веди своих людей, а я распоряжусь, чтобы вам освободили место на стойбище. Шатры есть?
- Мало. Только для раненых и детей.
- Потеснимся.

***
     Нормально разместить десятки тысяч человек силами одного рода – задача невыполнимая. Слава аллаху, это только на одну ночь. Завтра проводим до основных наших пастбищ и назад.
     До чего же беженцы истощены и измотаны дорогой! Оседлые люди. Для них степь – пустыня. Но самое страшное – бесконечная вереница повозок с ранеными, удушающе зловонная и раздирающая душу стонами и криками несчастных. С этим тоже что-то можно сделать, но сами останемся ни с чем. Всё же половину лекарских наборов придётся отдать, иначе не дотянут до главного стойбища. А там помогут и отправят в Град.
     В потёмках объявился чуть покачивающийся от усталости Равазан и буквально рухнул у костра. С отвращением взглянув на еду, он залпом выпил кружку воды и … заговорил о женщинах.
- Послушай! Наши женщины – гордые. Самые гордые женщины на свете. Говоришь что-то приятное – даже виду не подаст, как она к этому относится. Но она тебя слушает! А ваши смотрят, как на недоумка?! Что мы уроды по-вашему? Я говорил по-русски. Джан научил. А они даже не улыбаются? Наверняка же смешно звучит.
- Вы для них никто. Мы род воинов. Наши старики служат в Граде.  Там же обучают детей и молодёжь. То, что мы здесь – отдельная история. Пока наши женщины не увидят какие вы в бою – внимания не дождётесь. Многие из них и сами неплохие рубаки, а лучшие, я уже не говорю про мою сестру, и вовсе пригодны служить в гвардии.
- Ясно. Где можно похоронить мёртвых?
- Много?
- Не очень. Человек восемьдесят.

     Ничего себе не много! Что же у тебя творилось раньше?

- У подножья большого холма. Там обычно хоронят.
- Тогда я пошел. Утром идём дальше. Надо за ночь успеть.
- Сдохнешь. Съешь что-нибудь.
- Не лезет. Насмотрелся на раненых, на умерших от голода детей и не могу. Почему мне Аллах не подарил счастье умыться кровью этих уродов?! Чем я прогневил его?!!

     Теперь передо мной сидел не смертельно уставший правитель, а совершенно другой человек, напоминающий барса в клетке, который пока ещё не сумел найти выход, но не смирился со своей участью.
- Думаю скоро тебе представится такая возможность. Иван прислал гонца. За Великой рекой собралось огромное войско. Ты поспи хотя бы. Пойду отправлю людей на помощь.
- Я сам должен присутствовать.
- Отроют могилы – позовём.

***
     Днём вернулись разведчики. К городу подобраться не удалось, но и издали было видно то, на что раньше не обратили внимание. Ворота приоткрыты. Над городом дым. Стражи не стенах почти нет.
     Выстроил гвардию и объявил, что отдых окончен. Отряды для набега – новая структура войска. Командиры - ко мне в шатёр.
     Ибрагим получил задачу перегнать весь скот на правобережье и следить за переправами. Рамиз – патрулировать побережье Великой реки севернее нашего стойбища, а   Карим поступает в моё подчинение.
     Всем приказал готовиться к бегству в Град. На стоянках не дымить. Каждая группа к завтрашнему дню готовит свой маршрут движения. Следует предусмотреть непроходимые или слабо проходимые места для отсечения нападавших и увод от основных сил.
     Мы с Каримом проводим кавказцев. Должны вернуться завтра к вечеру.
     После совещания Ибрагим с Рамизом рванули строить своих людей, а мы с Каримом, разослав охранения, неспешно двинулись параллельно растянувшемуся до горизонта обозу.
     Через пару часов объявился проспавший всю ночь Равазан, свирепо зыркнул на меня исподлобья, но потом глубоко вздохнул и криво ухмыльнулся.
- Мне надо было там быть.
- Я знаю. Но ты уверен, что, например, сегодня, не придётся саблей махать? От мёртвого князя мало проку. Ты хоть что-то съел?
- Всё, что дали.
- Ну, и ладно. До вечера головной дозор встретится с нашим охранением и вернётся назад. Тогда и попрощаемся.
- Я твой должник.
- Ты сначала в Град попади. А кто это там такой шустрый?

     Прямо на нас нёсся отряд сабель в сто из вояк, с которыми довелось схлестнуться за Великой рекой. Нёсся тупо, без малейших признаков военного искусства.
     Профессионал, даже в охреневшем состоянии, сначала стреляет, а потом уже разбирается, что это было.  До нас не доехал никто. Но даже сбитые с лошадей, утыканные стрелами чужаки пытались дотянуться до отправившихся их добивать воинов.
- У нас нет столько лучников, - вздохнул Равазан, отправляя саблю в ножны, - приходилось рубиться лицом к лицу. Столько людей потерял!

      Как-то мне перестаёт нравиться наша поездка. Что за психи? Почему со стороны центрального стойбища?
- Карим! Артиллерийской сотне полная готовность. Шли гонцов к Ибрагиму и Рамизу. Пусть срочно собирают своих людей и присоединяются к нам. Пошли несколько человек разными путями.
     Карим кивнул и умчал выполнять поручения. Никогда не замечал суеты в мыслях и поступках и эмоций на его лице. Если что – доведёт людей в Град.
     Ближе к вечеру вернулся один из головных дозоров. Никого из наших они не встретили, но случайно натолкнулись на двух Дамириных сестёр, одна из которых почти мёртвая. Вторая тоже не очень, но успела рассказать, что чужаки внезапно полезли со всех сторон. Они уводили часть нападавших на женскую тьму (так у них называется женский табор, не пожелавших эвакуироваться в Град) и столкнулись лоб в лоб с каким-то другим вражеским отрядом.
     Очнулась ночью. Пошарила кругом и обнаружила, что их сотник ещё жива. Её Лохматка вернулась, так что удалось взвалить подругу на лошадь и куда-то поехать. Больше ничего не помнит.
     Та-ак. А у нас обоз и раненые. И тянемся мы, как улитки.
- Что думаешь, Равазан? Назад дороги нет. А впереди война и мы ведём туда женщин и детей.
-  Если остановимся, нам точно конец.
- Согласен.
- Мне кажется, что эта сотня отбилась от своих и напала на первых попавшихся нас. Основные силы движутся на север. Пристроимся за ними, а потом ударим в слабом месте и прорвёмся.
- Если бы это были мы с тобой и наши воины – так бы и сделали. А как будут прорываться повозки с ранеными? Стариков и женщин с детьми ещё можно поторопить. Скот – бросить. Но перегруженные повозки? Да и много их всех. У нас сил не хватит даже на прикрытие.
- Уходите. Это мои люди, а не ваши. Зачем всем погибать.
- Будешь ерунду говорить, точно уйдём. Думать надо.

+1

49

Владимир Лисуков написал(а):

Переписал спорный эпизод в 23 главе.

Вот теперь все понятно. Но на будущее указывается не номер главы, а номер поста и новшество выделяется наклонный шрифтом (последнее не обязательно, но желательно).
И ещё такое пожелание : так как теперь эпизоды пишутся от лица разных героев, желательно в начале эпизода указывать от чьего имени будет вестись речь.

Отредактировано Ника (10-10-2019 21:53:50)

0

50

Ника написал(а):

И ещё такое пожелание : так как теперь эпизоды пишутся от лица разных героев, желательно в начале эпизода указывать от чьего имени будет вестись речь.


Некоторая неуверенность читателя в том, понимает ли он о чем речь, желательна, так как заставляет думать, вчитываться в текст и помнить о деталях прочитанного. А в таком состоянии нет серьёзных проблем понять от чьего лица ведётся повествование. Всюду расставлены подсказки.
Отдаю себе отчёт, что роман получился тяжелым для восприятия, но я, прежде всего, писал его для тех, кто привык регулярно напрягать свою центральную нервную систему или потенциально к этому способен. )

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Конкурс соискателей » Сказка для взрослых