Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Лыжная тройка с превышением - 2


Лыжная тройка с превышением - 2

Сообщений 301 страница 310 из 745

301

27 декабря 2019 года. Снежинск - Кельпа
В девяностые годы расположенный за полярным кругом Снежинск по масштабам преступности мог с легкостью соперничать не только с "бандитским" Петербургом или широко разрекламированным центральным телевидением Тольятти, но и со старательно не афишируемой, но куда более криминилизированной Москвой. Гремели выстрелы, взлетали на воздух машины и здания, а уж труп с ножом в сердце или печени был и вовсе рядовым явлением. Снежинск жил под лозунгом "ни дня без убийства.
В основном бандиты отстреливали друг друга, местные авторитеты отражали набеги столичных группировок и выходцев с Кавказа. Бои шли за контроль над угольными и (кто бы мог подумать) флюоритовыми шахтами и отличались особой жестокостью, то ли в силу суровых климатических условий, то ли благодаря постоянному притоку свежеоткинувшегося спецконтингента. Полиция во внутренние дела "воров", "пацанов" и прочих "урок" демонстративно не лезла, но в тихую сливала информацию местным. Может, благодаря этому, а может по злобе и решительности "снежинские" превзошли противников, но свою территорию они отстояли.
Что, впрочем, пошло Снежинску только на пользу: к началу нулевых в помпезных могилах и безымянных оврагах упокоились не только "варяги", но и наиболее отмороженная часть местной "элиты". А потому когда федеральные власти принялись наводить порядок большая чистка Снежинску не потребовалась. Вчерашние главари ОПГ уже числились добропорядочными бизнесменами и предпринимателями. А поскольку эти люди контролировали до восьмидесяти процентов городской экономики, то теперь старые порядки их не устраивали категорически. А потому преступный мир держался под жестким контролем.
Регулярно назначался очередной смотрящий, основной задачей которого было следить, чтобы рэкетиры, кидалы и прочая мелкая шушера не перегибала палку. Уголовному дну были отданы доходы от мелкого рэкета, лохотронов, проституции и даже наркотиков. Это ведь только обычным людям кажется, что наркотики - золотое дно. А на самом деле дождик из денег льется на тех, кто держит в руках основные потоки. А в каком-нибудь Снежинске затраты на мелких пушеров, курьерская доставка и прочие расходы съедают львиную долю от весьма ограниченного оборота. И плюс риск. Нет, "пахан" такими делами не побрезгует, но люди серьезные с дурью возиться не будут, уголек и надежней, и выгодней. Так что наркоту отдали "дну".
Взамен потребовали тишины и спокойствия. Обкладываете ларёчников данью? Да на здоровье! Но чтобы никаких утюгов на живот и паяльников в задницу! Лучше отстаньте, ларьком больше, ларьком меньше - по фиг! Обираете прохожих в переулках? Ваше право! Но без черепно-мозговых и прочих тяжких телесных. А ежели дело до жмурика дойдет, сам вслед за жертвой отправишься. Девочками торгуешь? Какие вопросы? Но "товар" не красть, не ломать и не сильничать. Неужто добровольцев на хватает? Половина баб в городе на всё согласны! И так во всём. Чтобы опера не перегружались, следаки писали отчеты о низком уровне преступности, а федералы вообще не помнили, где этот самый Снежинск находится. Серьезный бизнес тишину любит.
Через пару-тройку лет смотрящий отъедался, начинал борзеть и плотоядно поглядывать вверх по иерархической лестнице... и в компании ближайших подручных отправлялся на зону, топтать нары. А оттуда присылали новую кандидатуру. В порядке, так сказать, ротации.
Система гарантировала акулам отсутствие сюрпризов "снизу", а при необходимости и исполнителей для особо грязных дел. А низам - куда им деваться? Пищи, но беги!
Сиплый не был ни "большим человеком", ни смотрящим, ни даже авторитетом. Да и с чего? Особыми способностями не блистал, подсел по малолетке за хулиганство и пьяную драку, на пересылке простыл, получил через это совершенно незаслуженное погоняло, оттарабанил двушку от звонка до звонка, по выходу пристал к пацанам, благо размеры и силища впечатляли. Побегал пару годков рядовой торпедой, а прошлым летом неожиданно даже для самого себя подломил рояль. Не, то есть реальный музыкальный инструмент, в натуре! Обносили хату на Береговой, а тут стоит что-то в ящике. Ну и прихватили, КАМАЗу не тяжело. На это пианино у Назгула, уже год стоявшего на городе, мигом нашлись планы. А Сиплый через то прорвался в бригадиры, ибо и добыл, и вовремя предложил прикопать находку на заброшенном кордоне. Бригада была пока маленькая: сам Сиплый да Пенёк. Но лиха беда начало.
Сегодня Сиплый был не в настроении. С утра Пенёк поведал, что каким-то Кельпинским синякам пригрезились снежные человеки и саблезубые тигры. И то, и другое Сиплый считал выдумкой яйцеголовых фраеров, но в груди неприятно защемило: Кельпа находилась по пути к кордону с прикопанным роялем, а всё, связанное с инструментом, било Сиплому по нервам. Почесав репу, бригадир звякнул Назгулу и сообщил, куда и зачем собрался.
- Сгоняй, - согласился смотрящий. - И помни, ты за это фортепиано яйцами отвечаешь!
В Кельпе неприятные предчувствия только усилились. Первый же встреченный синяк подтвердил информацию.
- Ты чё, в натуре, - бил себя в грудь Лох, отчаянно трусивший, но не собирающийся сдавать друганов снежинским беспредельщикам. - Я этого Ети видел, как вот тебя! Больше тебя, мохнатый, рожа вся в волосах. Пельменя одной рукой поднял, да как зарычит: "Телефон давай!". Пельмень трубку отдал, а страшила этот улыбнулся так нехорошо. Если бы из-за угла тигр не выскочил, кранты Пельменю!
- Чё за тигр? - уточнил Пенёк.
- Саблезубый! Святой мамой клянусь! - Лох перекрестился. - Он за Ежом гнался, а тут йети. Как они набросились друг на друга! А мы ноги в руки и бегом!
- И кто победил? - скривился Сиплый.
- Не знаю, - пожал плечами Лох. - Мы удрали. Оно нам надо, на обед победителю идти?
Последняя тирада убедила Сиплого, что доля истины в словах синяка имеется. Иначе бы всё знал. И кто победил, и где обглоданные косточки Пельменя прикопаны, и как сам голыми руками всем морды набил: тигру, йети и Пельменю. Бригадир выругался и рванул на кордон. Там сейчас всё снегом засыпано, но это неважно. Главное убедиться, что нет на месте ни тигров, ни йетей, ни кого-либо другого.

Отредактировано ВВГ (15-02-2020 17:54:03)

+9

302

ВВГ написал(а):

А поскольку эти люди контролировали до восьмидесяти процентов городской экономики, то теперь старые порядки их не устраивали их категорически. А потому преступный мир держался под жестким контролем.

Что-то лишнее.

+1

303

Кусок про Морозова (посты 264, 265) идет вот здесь.

Повторяю его в скорректированном виде.

27 декабря 2019 года. Замятин. Морозов
Савва Тимофеевич Морозов был личностью уникальной. По крайней мере, в Замятине.
Историческое имя в детстве служило поводом для насмешек. Пока насмешники не прочувствовали на себе последствия гнева маленького Саввочки, каждый класс, добравшийся по программе до истории начала двадцатого века, считал своим долгом посмотреть на полного тезку знаменитого промышленника. Ну и не промолчать, конечно.
Нет, особой силой Морозов никогда не отличался, зато бросался в драку, не задумываясь и не жалея, ни себя, ни противника, ни подвернувшиеся под руку предметы. Только за пятый класс Морозову-папе пришлось повесить на место две сорванные со стен классные доски, реанимировать четыре искалеченные парты и купить восемнадцать разбитых о головы одноклассников стульев (предметы, которые Саввочка мог поднять хотя бы двумя руками, восстановлению не подлежали). По мере взросления вполне заслуженная кличка "Псих бешеный" сначала сократилась до просто "Бешеный", потом расширилась до "Волчара бешеный" и в конце концов окончательно сформировалась в форме "Волчара". С каждой трансформацией прозвища желающих трепать языком становилось всё меньше. А после того, как массивная деревянная указка шампуром вошла в живот девятиклассника и вылезла из спины, пора безбашенных драк для Саввочки закончилась. Пострадавший остался жив и практически здоров только благодаря присущему особо выдающимся дуракам невероятному везению, но послужил наглядным примером для всех без исключения любителей острых ощущений.
В начале девяностых Савва занялся бизнесом. Эпоха первоначального накопления капитала в стране была в самом разгаре, но наиболее "теплые" места уже поделили и прихватизировали. Морозову это не помешало. Занимался он всем без разбору от торговли продуктами и видеотехникой до пошива спецодежды и общественного питания. И везде добивался успеха. Любимым приемом Саввы Тимофеевича было купить за бесценок убыточное предприятие и в кратчайшее время превратить его в прибыльное. Хлебозавод, текстильный комбинат, мебельная фабрика, универмаг, кинотеатр... Хватка у Морозова оказалась железной, и свою линию он прогибал всегда, не мытьем, так катаньем. Эпоха драк давно прошла, но характер остался: в любую схватку Савва лез, не щадя ни себя, ни противника, ни подвернувшихся под руку... Ну, кто подвернулся, того и не щадил. Конкуренты как бы сами собой разорялись, "варяги" "совершенно экономическими" методами изгонялись с рынка сначала Замятина, потом области, а в дальнейшем - докуда руки дотянулись. Административные и налоговые "наезды" на Морозова глохли в ворохе бумаг или кончались снятием с должности наехавшего. А "наезды" криминальные... По слухам Морозов собственноручно перестрелял не то две, не то три ОПГ, мешавшие ему работать. Скорее всего, враньё, но поручиться никто бы не рискнул. Про указку помнили. И опять же, бандюки-то пропали.
Но это дела дней минувших. Сейчас Савва Тимофеевич по меркам родного города был почти олигархом. А может, и без "почти". Только официально владел чуть ли не половиной городской торговли, двумя десятками собственных производств, охранной, риэлтерской и юридической фирмами и много чем ещё, в том числе и не особо афишируемым. По тем же слухам именно он был истинным хозяином завода непонятной фигни. Замятинская мэрия у него с ладошки кушала, в глазки заглядывала и на задних лапках скакала. А как иначе, если без одобрения Морозова мэра не то, что не выберут, в кандидаты не допустят! И хотя приклеившаяся намертво детская кличка вслух более не произносилась, приветливую улыбку Саввы Тимофеевича уважали (и, чего скрывать, боялись) куда больше, чем зловещий оскал Волчары в лихие прошлые времена.
Впрочем, людей без слабостей не бывает. Кто-то западает по изысканным кулинарным блюдам, кто-то - по украшениям стоимостью в пожизненную зарплату квалифицированного рабочего. Кому-то свет не мил, если его везде и всюду не сопровождает парочка сногсшибательных красавиц, увешанных драгоценностями, как новогодняя елка игрушками. Некоторые жить не могут без вечернего литра элитного виски. Вот только не надо о "причудах зажравшихся мажоров"! Те, что победней - не лучше! Один в сарае вечный двигатель собирает, другой из продающегося в магазинах дерьма пытается кулинарные шедевры создавать. Третий отпуск с женой проводит. А четвертый хлещет паленую водку, как ребенок халявную пепси-колу. То же самое, вид сбоку, разница только в суммах! А некоторые и вовсе охренели: то на Эверест лезут, то в джунгли Амазонки, то в Якутскую тайгу, то в Полярную ночь.
Савва Тимофеевич ничем подобным не страдал. Ел то, что повар приготовил. Носил обычный костюм, не самый дешевый, конечно, но и не "шедевр от кутерье". Женщинами, естественно, не брезговал, но без фанатизма. По молодости всяко бывало, но на текущий момент Савва Тимофеевич готовился отпраздновать тридцатилетие брака, коим был более чем доволен. В период кризиса среднего возраста завел было молоденькую любовницу, но быстро убедился, что "этим молодым неумехам" до его жены "как до Пекина раком", перевел девочку в статус "приемной дочки" и на этом успокоился. Путешествиями тоже не увлекался, хотя в студенческие годы с группой друзей, отправившихся на зимние каникулы погулять по Кольскому, прошел все сложнейшие перевалы Хибин. К спиртному же Морозов был равнодушен. Нет, принципиальным трезвенником не являлся, но и специально повод для выпивки не искал. На корпоративе, приеме или "деловой" встрече мог принять на грудь, но почти без последствий.
В этом "почти" и заключалась проблема. Ибо Савва Тимофеевич от природы был азартен. Эту свою черту он обуздал рано, а потому казино и букмекерские конторы могли лишь облизываться на его деньги. Да и в обычной жизни никак она не проявлялась. Но будучи подшофе Морозов мог вдруг завестись и заключить совершенно бредовое пари на невероятную для простого смертного сумму.
Благодаря такому пари и состоялось знакомство олигарха с Артемом Кузнецовым. На Новый год Савва Тимофеевич отметил удачную сделку в компании МЧС-ников. Каким-то образом речь зашла за Эльбрус, его коварство, регулярных несчастных случаях, и Морозов вдруг заявил, что в Замятине любой ребенок на этот Эльбрус за два дня залезет. Зачем он это брякнул, и на каком основании, сам не понял. Но прозвучало. И пари было заключено. Только добавились ещё день на спуск и один взрослый в группе. А утром Савва Тимофеевич сообразил, на что подписался и на какую сумму попал. Но поздно, за базар отвечать надо! Тем более, если споришь с без пяти минут заместителем министра.
По приезду домой Морозов развил бурную деятельность, поэтапно вызывая к себе (то есть, вежливо приглашая, конечно) председателей федерации альпинизма и туристско-спортивного союза и директора центра детско-юношеского туризма.
Альпинист открестился сразу: мол, в лагеря школьники не ездят, разряды с восемнадцати лет присваиваются, а за два дня на пять с половиной тысяч во всем мире зайдет человек несколько. Но федерация готова принять от уважаемого Саввы Тимофеевича посильную помощь для организации летних альпсборов в Алла-Арче или Дугобе, а лучше и там, и там.
Председатель ТССЗ, колоритный старичок восьмидесяти с небольшим лет, гордо выпятил грудь и поведал, что в молодости он сам сделал бы требуемое восхождение без малейших проблем, он даже перевал Ферсмана в Хибинах ходил. То есть, хотел пройти, но не выпустили, но соседний-то прошел! А теперешние туристы никуда не годятся! Вспомнив пресловутый Ферсмана (полторы веревки простых скал и комфортное катание на спуске), Савва Тимофеевич интерес к разговору потерял, но высоко оценил тот факт, что денег дедушка Замятинского туризма не попросил. В связи с чем майский городской слет туристов был профинансирован в невиданном ранее размере. Правда, в дальнейшем эту затею Морозов забраковал: деньги небольшие, но снова оплачивать организацию общетуристской пьянки смысла не имело.
Директор ЦДЮТа, высокий спортивный мужик средних лет, долго распинался, как хорошо развит детский туризм в городе (и как важно его поддержать, финансово, конечно), какие в его, директора, кружке хорошие дети, как они блестяще выступают на соревнованиях... Заодно сообщил, что сам много раз водил группы на Эльбрус, и там нет ничего сложного. Морозов воспрял духом и перевел разговор в плоскость конкретики. И вот тут начали вскрываться интригующие подробности. Дети, наверное, были хорошие, но в походы не ходили. Совсем. Вместо этого бегали на многочисленных соревнованиях, недавно заменивших в разрядных требованиях путешествия. Для задачи, которую ставил Морозов, беготня эта ничего не давала. К тому же и там успехи были не впечатляющими. Да, ездили на Россию. Заняли семнадцатое место из восемнадцати команд. В предыдущий раз пятнадцатое из пятнадцати участников. Мда... На Эльбрус же директор водил не детей, а коммерческие группы, и по очень интересной схеме: в первый же день поднимал группу на Приют одиннадцати. А на второй день "туристы" сами просились вниз: высота делала своё дело. Инструктор давал себя уговорить и уводил всех вниз. Деньги, естественно, не возвращались. Морозову стало противно: святым он себя не считал, но до столь мелкого жульничества на доверии никогда не опускался. Он уже собирался выгнать (вежливо попрощаться, конечно) мошенника, когда в потоке самовосхваления директора прозвучало:
- На области мои дети стали первыми! А на городе - вторыми.
- Стоп! А кто первый на городе? - Савва Тимофеевич нутром почуял добычу.
- Кузнецов, - словно выплюнул директор. - Седьмая школа.
- А на области твои отыгрались? - прищурился Морозов.
- Кузнецовские там не выступали. Поход у них, видите ли...
- Кто такой Кузнецов?
- Да приехал тут неизвестно кто, неизвестно откуда, - скривился ЦДЮТовец.
Встреча с Артемом Кузнецовым состоялась через неделю. Это городские чиновники прилетают по первому свистку, забыв про выходные и праздники. А тут пришлось ждать, пока пресловутые "волчата" вернутся из Хибин. Зато Савва Тимофеевич успел собрать информацию и успокоился.
Приехавший "неизвестно кто" оказался мастером спорта, самым молодым в истории России. А его предыдущее место проживания - столицей всеми любимой Родины. Причины переезда сходу установить не удалось, но ничего криминального за Артемом точно не числилось. Занимался тем же, чем занялся здесь - водил детей в походы. И хорошо водил! За три года замятинские дети прошли полтора десятка маршрутов по Кавказу, Алтаю, Уралу, Фанским горам, а сейчас "покоряли" Хибинские тундры, включая тот самый перевал Ферсмана, о котором так горевал ветеран местного туризма.
Кружок свой назвал "волчата", что выглядело издевкой над большинством школьных турклубов, носивших гордые "кошачьи" имена: "Барсы, "Тигры", "Пантеры", "Ягуары" (с фантазией в ЦДЮТе было не очень). Почему "Волчата", а не "Волки"?
- Так мы маленькие ещё, - смеялся Артем. - На волков не тянем. Но зубки у нас острые.
Из столь популярных в городе соревнований "волчата" участвовали лишь в первенстве города среди школ, входившем в Спартакиаду школьников, явно по настоянию администрации школы. На этом первенстве маленькие зубастые волчата с впечатляющей легкостью обыгрывали натасканных именно на эти дистанции барсов и тигров. Буквально рвали. Как Тузик грелку.
Сдавали в школу очередной кубок и на год забывали о соревнованиях. Ни "область", ни "Россия" ребят не волновали.
К началу переговоров Савва Тимофеевич был полностью уверен в их результате. Тем не менее, разговор он начал с мягкого упрека:
- Не особо ты торопился.
- Время не тянул, - пожал плечами Артем. - В походе были. Вчера вечером приехали.
- Знаю, что в походе, - кивнул Морозов. - Ферсмана прошли? А то тут Плетнёв распинался о его крутости.
- Герман Алексеевич? - улыбнулся Артем. - Серьезный дед! До сих пор ориентирование бегает. Даже призы берет среди шестидесятилетних. А Ферсмана прошли, конечно.
- Молодцы. А скажи мне, Артем Валерьевич, слабо твоим ребятам на Эльбрус залезть?
- Да нет, - Кузнецов ответил сразу, без сомнений. - Гора несложная. Главное, акклиматизацию грамотно организовать.
- Вот на акклиматизацию времени и нет. Два дня до вершины! Точнее, трое суток от старта до финиша.
- Савва Тимофеевич, давайте конкретно. Что надо, как надо, какие ограничения.
Морозов рассказал. В подробностях. С кем спорил, о чём спорил... Даже сумму пари скрывать не стал. Артем надолго задумался. Сидел, упершись взглядом в чашку с чаем, мешал ложечкой сахар. Пять минут, десять... Савва Тимофеевич терпеливо ждал. Наконец, Кузнецов отмер, залпом выпил остывший чай, поднял глаза:
- Технически и физически это не так уж и сложно, моим пацанам точно по силам. По времени - люди и за три часа бегают. Но мы этим людям не чета. К тому же они круглогодично из гор не вылезают! С другой стороны, у нас не три часа, а три дня. Была бы акклиматизация... А кто нам мешает? Старт назначен на третье августа? Первого июля уматываем на Памир. На Кавказе до второго не имеем права появляться, а про другие горы речи нет. Месяц торчим в горах, отрабатываем маршрут, ночуем до шести тысяч включительно. Второго августа утром стартуем в Оше, а вечером высаживаемся на поляне Эммануэля. Третьего поднимаемся на скалы Ленца, четвертого - на седло, ставим лагерь и делаем "крест". То есть обе вершины. Сваливать в тот же день не будем, зачем ломаться? К обеду пятого будем в Терсколе. Два с половиной дня. Полдня и ночь на резерв. И не просто восхождение, а обе вершины плюс сквозное прохождение седловины. Куда эффектней?! Хотя… Нет, старт второго августа в Оше - не оптимальная стратегия. Весь день уйдет на перелеты, пересадки и заброски. Логичней стартовать из Оша первого, заночевать в Мин. Водах, раз в горы нельзя, а с утра доехать до места. Второго получится почти день отдыха и третьего - в бой. Надо ещё расписание самолетов глянуть. Ну да это уже мелкие технические детали! Доработаем.
- Состав?
- Один взрослый. Я. Шесть десятиклассников, в том числе одна девушка. И семиклассник. Чистая детская группа.
- Семиклассник? - удивился Морозов.
- Олег Лабжинов.
Савва Тимофеевич кивнул: про этого даже он слышал. Усмехнулся:
- Теперь про плюшки. Что нужно?
- Помощь в оформлении похода. МКК нас на Эльбрус не выпустит. На Памир - тем более. Куча дурацких правил.
- МКК - это что?
- Общественная организация при городском клубе. Справки о походах выдает.
- Выпустят и выдадут. Ещё что?
- Финансирование всего мероприятия. Хотя бы частичное. Сами не потянем, в общих вагонах ездим.
- Полное. Ты же слышал сумму пари! Ещё? Вам и вознаграждение положено.
- Ещё снаряга нужна! - выдохнул Артем. - Если с вознаграждением - то на десять человек и не только горную, а всю! Лыжи в Уфе закажем, волокуши нормальные. Рюкзаки, палатки, спецуху... Одежды по два комплекта, дети растут. Чтобы нам лет пять ходить и ни о чем не думать! В деньгах это тысяч по сто пятьдесят с человека!
Кузнецов уставился на Морозова, явно шалея от собственной наглости. А ведь слышал сумму пари, должен понимать, что все его просьбы - копейки. Но нет, не представляет такие деньги. Для него это просто "цифирки на бумажке". Савва Тимофеевич улыбнулся:
- Договорились. Заказывай всё самое лучшее.
Процесс подготовки Морозов контролировал сам. Конечно, были и выделенные сотрудники, и привлеченные консультанты, но личное впечатление ничем не заменишь. Да и не жалел Савва Тимофеевич о затраченном времени, хотя из всех предприятий, реализованных за долгие годы, именно это меньше всего нуждалось в контроле. Дети пахали, как проклятые. Пять тренировок в неделю и выход в лес на выходные.
Особенно Морозова впечатлил пятидесятикилометровый переход с неподъемными с его точки зрения рюкзаками, завершившийся на старте того самого первенства школьников. И само первенство. Бездарно организованное, с многочисленными накладками и нестыковками, суетящимися и бестолково носящимися судьями и командами. И единственным островком спокойствия: всё время между марш-броском и стартом "волчата" спали. Потом встали и вышли на дистанцию.
Разница с противниками была заметна невооруженным взглядом: "волчата" не суетились, не носились взад-вперед, не хватались по двое-трое за каждый карабин, не орали друг на друга благим матом и просто матом. Каждый знал свои обязанности и выполнял их четко и быстро, без суеты и спешки. Действия отдельных людей сливались в четкую слаженную работу команды. За всю дистанцию ни одного лишнего слова, вообще ни одного слова, кроме обязательных по регламенту фраз. Спокойно, не торопясь, внешне даже лениво команда от этапа к этапу наращивала преимущество, не обращая внимания на попытки судей придраться хоть к чему-нибудь.
Судейство же было настолько предвзятым, что один раз Морозов не выдержал и собрался вмешаться. Всё понятно: и своим помочь хочется, и справедливость понятие относительное, но иметь один секундомер для всех, и второй, тикающий в пять раз быстрее, для одной команды! Да ещё на этапе, где и так в контрольное время уложились всего две команды и то с трудом... Даже слов нет! Не успел. "Волчата" запалили костер за считанные секунды, с запасом перекрыв нормативы даже по подставному секундомеру. А вечером, забрав очередной кубок, умчались на дистанцию ночного ориентирования.
И так полгода. А потом дети исчезли на Памире, чтобы, вынырнув второго августа, за два дня взлететь на седловину Эльбруса и сбегать на обе вершины, заставляя без пяти минут заместителя министра удивленно крякать и чесать затылок.
Группе оставалось только спуститься в Терскол, и, несмотря на резко ухудшившуюся погоду, спорщики уже не сомневались в исходе пари. Но через три часа Артем вышел на связь с Приюта Одиннадцати. И ошарашил:
- Савва Тимофеевич, тут японцы пропали. Надо искать. А здесь одни новички, кроме нас некому. Мы всё понимаем, времени мало, но погибнут ведь...
Морозов горько вздохнул: вот так и проигрываются уже выигранные партии. Не бросят "волчата" попавших в беду, хоть японцев, хоть кого. Такие люди. Правильные. Не умеют иначе. И ответил одним словом:
- Идите.
Повернулся к оппоненту:
- Вот такие у нас дети. Проиграл я. Со спасами не успеют.
Тот пожал плечами:
- Ты думаешь, раз чиновник, то сволочь? Считаешь, не знаю, что такое спасы? Я альпинист, между прочим, хоть и не мастер спорта. В общем, признаю поражение. Дети твои уже на Приюте, - и он с уважением закончил. - К тому же, они успеют. Даже со спасами. Волчата!
Волчата успели. Нашли японцев, довели до Приюта и ушли в ночь, чтобы, несмотря на неработающие подъемники, воющую пургу наверху и ливень внизу, войти в Терскол рано утром, за два часа до истечения оговоренного срока. Доползли до гостиницы и на сутки завалились спать.
С тех пор Морозов ни с кем из "волчат" не встречался, хотя из виду не выпускал. Кадры решают всё, а подбирать и готовить их лучше смолоду. Или хотя бы присматривать.
А сегодня позвонил Кузнецов и попросил встречи. Что удивительно хотя бы тем, что по сведениям Саввы Тимофеевича Артем сейчас должен топтать снег где-то на Крайнем Севере. Можно было помариновать просителя до понедельника или даже до после праздников, но Морозов такую практику не одобрял. Плох тот предприниматель, что не умеет раздвинуть текучку. К тому же неизвестно, с чем Кузнецов заявится. Окажется, к примеру, что они на маршруте пару тонн золота нашли. Так это Савве Тимофеевичу нужнее, чем волчатам. Так что Морозов назначил встречу на одиннадцать, предупредил секретаршу и до "без десяти" об этом забыл. И без того дел хватает.

+7

304

И следующий кусок.
27 декабря 2019 года. Рим
- Не понял! - Сиплый остановил машину. - Это что в натуре? Она изо льда, что ли? Пойди, глянь!
Кордона не было. То есть, возможно, он был, но проезд перегораживала стена высотой в три человеческих роста, если не больше. Снег перед стеной был расчищен и свален с наружной стороны получившегося рва. Подъехать можно, но только в одном месте. Лезть к самой стене Сиплый не решился. Пенёк вылез наружу, пересек ров, потрогал стену, повернулся к бригадиру:
- Лед! Без базара!
- Не ори! - негромко приказал Сиплый. - Сюда иди.
Он не считал себя слишком умным, но Пенёк иногда поражал своей тупостью и недисциплинированностью. Гремучая смесь! Впрочем, у этого сочетания были и положительные стороны. К примеру, сам Сиплый щупать стену не пошел бы ни за какие коврижки.
- А где наш рояль? - поинтересовался вернувшийся Пенёк.
- В кустах! - огрызнулся Сиплый.
Фразу "рояль в кустах" он слышал в пересылке, ещё до получения погоняла. Два футцана ботали на какой-то странной фене. Суть разговора Сиплый не уловил (хотя и пытался), но фразу запомнил, и время от времени применял в самых разных ситуациях. Иногда даже по делу.
- В каких кустах? - не понял Пенёк.
- Неважно, - отмахнулся бригадир. - Не нравится мне это. Давай волыны достанем.
Пенёк вытащил из кабины "Сайгу". Сиплый вздохнул. Пеньку проще, судимости у него нет, ствол официальный, по охотничьему билету куплен. А Сиплому ежели возьмут с волыной - новая ходка. Вот и довольствовался стареньким "Макаровым": больше для попугать, чем для боя, зато не так заметно. Впрочем, если удастся укрепиться в бригадирах, можно и посерьезней что завести: Назгул прикроет.
- Ексть!
Сиплый проследил за взглядом Пенька и сам опешил. Метрах в десяти от машины по дороге шла девушка. Самая обычная. Разве одежда немного странного покроя, но в той же Кельпе многие сами шьют, уж больно цены на фирменные вещи кусаются. Вот и эта в явном самостроке. Сплошной мех: куртка, штаны, унты... Волос из-под шапки не видно. Лицо свежее, раскрасневшееся то ли от мороза, то ли от движения. Симпатичная, но не слишком молодая, лет двадцать пять - тридцать. Хотя кто их, баб, знает. В общем, обычная телка. Только что она забыла в полусотне километров от ближайшего жилья?
Именно этот вопрос Сиплый и озвучил прежде, чем пришел в себя.
- Что делаю здесь я? - удивилась девушка, останавливаясь метрах в трех от машины. - Живу я здесь. А вот что здесь делаете вы?
- И давно вы здесь живете?
- Скоро десять лет. Видите, какую стену построили.
- Ты, бикса, пургу не гони! - взвился Пенёк, но умолк, получив от бригадира тычок в бок.
- Понимаете ли, ещё летом здесь стоял кордон, - когда надо, Сиплый умел говорить культурно.
- Было такое, - кивнула девушка.
- А мы там хранили кое-какие вещи.
- И какие же?
- Некоторые стройматериалы... - начал перечислять Сиплый.
- Это гидростеклоизол, что ли? - усмехнулась девушка. - Боюсь, вы его потеряли.
- Это не главное...
- Где наш гроб с музыкой? - не выдержал Пенёк.
- Вы, ребята, либо крест снимите, либо трусы наденьте! - расхохоталась девушка. - А твой обормот на фене ботать пытается или просто бакланит для приколу? - доверительным тоном спросила она у Сиплого. - А рояль я вам не отдам. Привыкла к нему за девять лет. А вы и играть-то не умеете.
Сиплый нутром чуял, что хамить этой странной чувихе не надо, но его никто не спрашивал.
- Ну всё, сука! - взревел Пенёк, бросаясь к девушке.
Та чуть отшагнула в сторону, потянула "торпеду" за вытянутую руку, и здоровенный накачанный детина кубарем покатился прямо под ноги словно из ниоткуда появившемуся зверю. Тот придавил Пенька лапой; морщась, обнюхал и, подняв голову, посмотрел на девушку. "Это надо съесть? - было написано на морде. - Или ну его на фиг?"
- Придержи его, Пузик, - хмыкнула та. - А то он какой-то нервный.
- Саблезубый должен быть белый, - прошептал Сиплый, пытаясь вытащить из кармана пистолет. - Синяк говорил - белый!
- Будет и белый, - пообещала девушка. - Котят у нас много.
И в тот же момент Сиплого подняли, перевернули в воздухе и потрясли. Почти вытащенный "Макаров" упал на снег.
- Йети! - застонал бригадир.
Дальнейшее шло почти мимо сознания. Их тащили через проход в ледовой стене, вели через двор, где звероватого вида люди махали копьями, стреляли из луков и арбалетов, швыряли дротики, а маленькая девчушка жонглировала кирпичами. Потом запихнули в какой-то сарай, и начали колоть. Допрашивали трое: два мужика и баба. Спрашивали, даже не повышая голоса, но присутствующие здесь же йети, саблезуб и жонглерка одним своим видом отбивали желание молчать. Особенно жонглерка, постоянно наматывающая на палец гвоздь-двухсотку. Намотает. Размотает. Намотает. Размотает. Снова намотает, и опять размотает... А на подвижном полуобезьяньем личике светится желание полакомиться свежей человечинкой. А тут ещё лежащий неподалеку черно-белый зверь при каждой запинке поднимает голову и смотрит на человека пристальным немигающим взглядом. И оба кололись. Взахлеб. Наперегонки.
А часа через три оказались у входа в другой сарай, побольше.
- Тюрьмы у нас нет, даже двери нигде не запираются, - доверительно сообщил огромный мужик. - Но не думаю, что вы попытаетесь отсюда сбежать.
И втолкнул Сиплого в сарай, полный саблезубых тигров. Пенёк влетел следом.
- Постарайтесь не злить котят, - донесся голос конвоира. - Они сытые, но вы обидели маму Галю. Их маму! Так что сами понимаете...

Отредактировано ВВГ (16-02-2020 00:23:59)

+14

305

М-да... не обдулись бы со страху достославные "жыгиты"...  http://read.amahrov.ru/smile/camomile.gif

0

306

Cherdak13 написал(а):

М-да... не обдулись бы со страху достославные "жыгиты"...

Не решаться. А вдруг их за это сожрут!

+1

307

ВВГ написал(а):

Не решаться. А вдруг их за это сожрут!

Хто? Снежнобарсики? Не-а... побрезгуют! Но поприжать лапами, брезгливо пофыркивая - запросто! Я прямо представила, как один из тех "лыцарев большой дороги" тихенько сползает вниз по стеночке, разглядывая гомотериев вблизи...  http://read.amahrov.ru/smile/scare.gif    http://read.amahrov.ru/smile/girl_brainy.gif

0

308

Cherdak13 написал(а):

Не-а... побрезгуют!

Но бандюки-то этого не знают.

0

309

С гвоздем-двухсоткой по-моему перебор. Не намотать его девочка на палец, даже неандертальской. Гвоздь крепче пальца, кость сломается. А вот согнуть-разогнуть вполне.

Отредактировано Настуран (16-02-2020 10:07:56)

+2

310

Я как вспомнила, как я однажды зацепилась за такой гвоздь портфелем и поломала его, пытаясь отцепить тот портфель...  Пальцы не сломала, но поцарапала изрядно.   http://read.amahrov.ru/smile/girl_laugh.gif   А теперь пытаюсь представить Оторову, сгибающую и разгибающую тот гвоздь...  http://read.amahrov.ru/smile/girl_fun.gif    http://read.amahrov.ru/smile/camomile.gif

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Михаила Гвора » Лыжная тройка с превышением - 2