Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Туда и обратно


Туда и обратно

Сообщений 31 страница 40 из 46

31

Глава тринадцатая
Минимум прогрессорства

Вечером Миша долго не мог уснуть, все думал, правильно ли сделал, отдав дяде Коле рисунки. Поверят ли, что увидел технику во сне? Слишком подробно нарисовал он танки, вплоть до антенн и некоторых приборов, названия которым сам не знал. Приятель Генка наверняка смог бы все подробно объяснить, а он, Миша, если что и расскажет, разве только в общих чертах. В конце концов, его сморил сон, а утром он проснулся не выспавшийся с тяжелой головой.
Отправившись со Светкой в школу, с опаской посмотрел на дверь соседа, однако тот не вышел. Миша вздохнул с облегчением: «Век бы его не видеть!». Миша не знал, что Павла Ивановича задержала милиция, предъявив улику в виде книги Троцкого. Соседа вызволили коллеги из НКВД, после чего устроили крепкий разнос за  самодеятельность с книгой. Оказывается, он должен был заниматься совсем другими делами.
В результате Павла Ивановича перебросили на другой участок Москвы, без долгожданного повышения в должности. Сосед, обиженный на весь белый свет,  перебрался на новое место жительство. В его квартиру, на радость жильцам, заселилась безобидная старушка.
Явившемуся в класс Мише первым делом бросилась в глаза стенгазета. Флаг безжалостно вырезали, заменив красным серпасто-молоткастым. Такая же судьба постигла Ту-160. Вместо самолета нарисовали трактор в знак того, что СССР самая мирная держава на Земле. Женя Шохин сказал, что директору позвонили из ЦК Комсомола, сообщив, что сегодня может быть проверка школьных стенгазет. Ввиду срочности директор распорядился Мишино произведение не уничтожать, а только, как следует, переделать. То есть, вырезать флаг и жуткий ракетоплан, заменив их на вполне себе соответствующие изображения. Что и было сделано. Было видно, что ребятам газета понравилась. Даже когда начался урок, они то и дело оборачивались и разглядывали танки из будущего.
- Что происходит, отчего вертитесь, как заведенные? – сердилась Нина Сергеевна. -  Не прекратите, директора позову, пусть он вам историю преподает.
Павла Павловича класс, мягко выражаясь, недолюбливал, поэтому быстро наступила тишина. Урок продолжался. Учительница рассказывала о том, как большевики в семнадцатом году взяли власть, а Миша, тем временем, вспоминал документальные передачи, также посвященные революции. Только по документам события выглядели  иначе. Недаром позже Ленин называл случившееся переворотом. Очень хотелось Мише  поправить Нину Сергеевну, но он сдержался. Во-первых, нет под рукой первоисточника, материала, на который можно сослаться, во-вторых, крепко запомнилась ему история студента, который вздумал «рубить правду» в институте, в результате чего оттуда и вылетел. Так что весь урок он терпеливо слушал рассказ учительницы, который практически не отличался от сюжета известного фильма, в котором революционные рабочие и матросы брали зимний дворец.
Следующим уроком шла физика. Георгий Николаевич объявил свободный урок.
-  Это не значит, что можно бездельничать и считать галок за окном, - уточнил он. – Вы неплохо поработали в течение года, поэтому за оставшееся до летних каникул время будете заниматься повторением и закреплением пройденного материала.
-  Жаль, - сказал Петька, - я уже решил, что можно будет на уроке заняться чем-нибудь интересным.
-  Например? – спросил Миша.
-  В карты перекинуться, в дурачка, - Петька извлек из кармана потасканную колоду. Зная, как в школе относятся к картежникам, Миша сказал: «Убери!».
-  Да ладно, я пошутил, - Петька спрятал карты в карман.
-  И так, свободный урок, - продолжал физик, - сейчас я засекаю время, через десять минут начинаю опрос. Вы должны будете ответить, что хотели бы изобрести или какое открытие сделать в области физики. И так, время пошло.
Георгий Николаевич уселся за стол, положив перед собой хронометр.
-  Какой из меня изобретатель! – испуганно произнес Петька. – Не знаю я ничего!
-  Так и ответишь, - сказал Миша, - мол, все уже до меня изобрели и открыли, мне, бедному, ничего не оставили.
-  Ага, оценит он шутку, - расстроенно сказал Петька, - еще двойку влепит!
-  Не влепит, на свободном уроке вообще оценки не ставяят.
-  Может, ты мне подскажешь что-нибудь? – попросил Петька.
-  Скажи, что хочешь быть астрономом и открывать новые звезды и галактики.
-  У нас урок физики, а не астрономии, - резонно возразил Петька, - ну, подскажи что-нибудь еще!
-  Астрономия тесно связана с физикой, - ответил Миша, - в космосе, между прочим, существуют нейтронные звезды и черные дыры.
-  А это что такое? – вытаращился не него приятель.
-  Это когда звезда огромной массы из-за гравитации проваливается внутрь себя и превращается в сверхплотный маленький комочек материи. Сила тяжести вокруг такого объекта притягивает к себе все, что оказывается вблизи, не позволяя вырваться из гравитационной клетки даже свету.
-  Может, и мне что подскажешь? – попросила отличница Валя Сладкова с первой парты.
-  Ты сама можешь придумать, - ответил Миша.
-  Ну, пожалуйста, Саша, ты такой умный! Расскажи еще что-нибудь про звезды.
-  Самая яркая звезда в классе, это ты, - ответил наш герой, за что и был назван  «дураком».
-  Десять минут прошли, - учитель поднялся из-за стола, - кто хочет выступить первым?
Как обычно, вперед всегда рвался спортсмен Женя Шохин. Пока он говорил что-то про микроскопические расстояния между атомов в материи, Миша в который раз подумал, что на таком уроке его прежний приятель, Генка Боровой, нехило бы разошелся. Голова у Генки была, как жесткий диск компьютера, набита всякими открытиями, загадочными случаями и описанием и характеристиками планет, как в нашей системе, так и недавно открытых в космических далях. Миша думал, какую тему выбрать? Можно рассказать о три «Д» принтерах, во многих случаях заменяющих станки. Сегодня это выглядело полной фантастикой. Но фантастикой он и так «накормил» класс, в докладе о Марсе. Нужна какая-то тема, которая могла бы подвигнуть современников к новым открытиям. Что-то такое, что могло бы хотя бы немного помочь  стране в будущем военном столкновении с фашистской Германией.
Женя свой доклад закончил, удостоившись похвалы Георгия Николаевича. Поднялась Валя Сладкова и, что вы думаете, принялась рассказывать о черных дырах, в которые иногда перерождаются сверхмассивные звезды. Пересказала слово в слово все, что он говорил Петьке.
-  Ну, у нее и память! – восхитился Миша. – Чешет, как в смартфон записала.
-  Что такое смартфон? – спросил Петька и тут же заныл: - Она мою тему украла! Что я теперь рассказывать буду?
-  Успокойся, поведаешь классу об искусственном интеллекте.
-  Это еще что за чудо?
-  Так и есть, почти чудо. Читал Карела Чапека «R.U.R»?
Миша не помнил, написал ли уже чешский писатель свое знаменитое произведение. Но решил, что проверять все равно никто не будет. Поэтому вкратце изложил Петьке понятия о науке информатике и думающих машинах, которые в будущем заменят человека на самых тяжелых и опасных участках.
-  Я так гладко не смогу повторить, - заныл Петька, - у меня память не такая, как у Сладковой.
-  Может, тебя и не спросят, - сказал Миша, - сиди себе и помалкивай.
Валя закончила доклад, усаживаясь на место, победно посмотрела на Мишу с Петькой. Нашему герою даже показалось, что вредная девчонка сейчас покажет ему язык, но обошлось.
-  Интересная идея, - прокомментировал выступление отличницы физик, - хоть и   фантастическая, тем не менее, вполне возможная. Молодец, Валентина. Кто еще расскажет нам о новых открытиях? Или пора взять журнал и вызывать к доске? 
Петька нахмурился, позориться у доски под взглядами всего класса ему очень не хотелось. Даже если за этот позор не ставят отметки.
-  Георгий Николаевич, можно я, - сказал Миша. – Только мне к доске надо, придется кое-что нарисовать.
-  Милости просим, - сказал несколько удивленный физик, - поделитесь с нами своей грандиозной идеей.
И Миша поделился. Он прекрасно помнил упрощенную схему квантового генератора, которую как-то видел в интернете. Приятель Генка рассказывал, что подобные схемы после изобретения лазера часто встречались во многих научно-популярных журналах.
-  И что же это такое? – Георгий Николаевич приподнял очки, с прищуром всматриваясь в чертеж на доске.
-  Это схема простенького гиперболоида, - ответил Миша, - только не такая, как описана в романе Толстого. Та схема работать не будет.
-  А ваша, значит, должна работать? – с сомнением произнес Георгий Николаевич.
-  Вполне, - ответил наш герой и принялся объяснять: - Это кристалл рубина, в торце зеркальное покрытие. Вот это назовем лампой накачки, в результате наш прибор будет излучать когерентный свет.
-    По-вашему, нужен обязательно рубин? – спросил физик.
-  Не обязательно, - ответил Миша, - можно накачать в колбу газ, получится газовый гиперболоид.
-  И им будет можно, как описано в романе Толстого, резать все, что угодно, включая сталь и камни?
-  Гиперболоид такой мощности, как в романе, сделать не получится. Оптика не выдержит. Зато  когда-нибудь можно будет сбивать с его помощью, самолеты и ракеты противника.
-  Вот даже как? – физик посерьезнел. Что-то в предложенном устройстве его зацепило. – Вот что, Саша, изобрази-ка мне эту схему на бумаге, я отправлю ее одному своему ученику. Он сейчас работает в Академии Наук, в физическом институте. Посмотрим, что он ответит.
Урок закончился, Петьку так и не вызвали. Потом был русский язык с литературой. Литературы Миша уже не боялся, потому что прочитал все, что было задано на дом. Во время урока Нина Ивановна зачитывала отрывки из сочинений, которое класс писал на прошлой неделе. Сочинение было на тему: «Кем ты хочешь стать в этой жизни». Мише запомнился отрывок из сочинения Аси Малкиной. Девочка удостоилась пятерки и особой похвалы учительницы, написав следующее: «Я уверена в себе, но слегка волнуюсь и ни на минуту не забываю о любимом вожде; одно воспоминание о нём бодрит и заставляет чувствовать себя крепкой и настойчивой в работе». «Что это, фанатизм или культ личности? – думал Миша. - Или то и другое вперемешку?». По его мнению, подобное преклонение унижает человеческое достоинство. Ему достаточно было вспомнить Северную Корею с чередой ее солнцеликих вождей. За уроком русского языка следовала геометрия, которую Миша обожал, потому что щелкал самые сложные задачи, как орешки, а последней шла физкультура. С которой у него также не было проблем. С последним звонком в коридоре Миша увидел директора и решил, что, как раз, сейчас начнется чреватый неприятностями разговор. Как ни странно, он ошибся. Павел Павлович двигался прямо на него, словно Миша превратился в невидимку. Директор все также, молча, отодвинул его, прижав к стене, словно по ней размазав. Так он выразил свое презрительное, а скорее, пренебрежительное отношение. Миша смотрел ему вслед, с трудом подавив желание чем-нибудь запустить в широкую спину в черном пиджаке, или немедленно высказать все, что думает. Но вместо этого прошептал: «Смеется тот, кто смеется последний». С твердой уверенностью, что последним смеяться предстояло именно ему.

0

32

Глава четырнадцатая
Дядя Коля и конструкторы из КБ

Дядя Коля, он же Николай Евгеньевич, на следующий день, собираясь на работу, так и не решил, как поступить с Сашиной тетрадкой. То есть, показать, конечно, нужно, очень уж талантливо и до странности подробно нарисованы грозные машины. К тому же, он был уверен, что таких машин еще нет ни в одной стране. «Приснятся же кому-то чудеса! – с раздражением думал он. – А мне потом ломай голову, откуда взял? Не хватало, чтобы первый отдел вмешался, отберут и надолго уложат в сейф. Обвинят, что секретные рисунки с собой по улицам таскаю! Еще и Харьковский танковый завод приплетут». Пока добирался, решил, что покажет узкому кругу людей, которых считал своими друзьями. Если начальство увидит, не поверит, что рисовал какой-то мальчишка, и уж, конечно, не станет приглашать подростка не только на секретное предприятие, но даже в КБ. Скажут, что не о чем с сопляком беседовать. А посему более правильно  показать рисунки кое-кому из инженеров, пригласив их к Мальцевым. На квартире, можно и пообщаться с парнем. Хоть по его словам, он мало что знает, все же, вдруг что-то полезное припомнит? Решив так, дядя Коля, насвистывая веселый мотивчик, показал пропуск, прошел через проходную и поднялся к конструкторам.
-  Привет, работники кульмана, труженики военпрома! – приветствовал он коллектив.
-  А, Николай, - пожал ему руку Борис Петрович, начальник отдела, - с чем прибыл?
-  На минуту заскочил, с ребятами пообщаться, потом в первый цех, обкатывать новое изделие.
Изделие сильно отличалось от нарисованного в тетрадке Мальцева. Так грубая поделка отличается от изящной, совершенной вещи. Но, все же, у реальной, хоть и грубоватой машины, что ждала в цехе на сборке, с рисунком было много общего!
Николай пригласил друзей в курилку, три конструктора вскоре дружно задымили «Казбеком».
-  Как дела, Коля? – спросил Петр Алексеевич, которого ребята в шутку иногда величали Петром Первым.
- Хочу вас после работы затащить кое-куда, - ответил Николай Евгеньевич.
-  Уж, не в ресторане ли премию обмывать собрался? – предположил Виталий Георгиевич, самый молодой из компании, тем не менее, один из самых «мозговитых» в коллективе, числящийся ведущим конструктором.
-  Премию обмыть можно будет позже, когда ее получим. А пока хочу познакомить вас с уникальным и очень интересным человеком.
-  Чем же тебя зацепил этот уникум? – спросил Дима, или Дмитрий Захарович, конструктор первой категории.
-  Давайте после работы заедем к Мальцевым, там все узнаете, - сказал Николай.
-  Не темни, друг, - сказал Петр Алексеевич, - у нас, у каждого, на вечер куча своих планов.
-  К тому же с новой головоломной машиной, которую мы должны, как можно быстрее, довести до ума, коллектив обычно задерживается, как минимум, часа на два. Какие после этого гости? – добавил Виталий, затягиваясь папиросой.
-  Я все понимаю, друзья, - ответил Николай, - обещаю, визит в интересах дела.
-  Какое дело у Мальцевых? – удивился Дмитрий. – У них батя знатный железнодорожник. Или ты предлагаешь наш танк оформить в виде вагона, чтобы по рельсам бегал?
-  А что, неплохая идея, - подхватил Петр, - представьте, танки по железной дороге сами на фронт покатят и на врага навалятся.
-  В качестве бронепоезда, - подхватил Виталий.
-  Ладно, - сказал Николай, - не хотел заранее показывать, но, видно, придется. Только чтобы начальству, до поры, ни слова.
С этими словами он передал тетрадку друзьям.
-  Только быстрее, увидит Борис, могут быть проблемы. Все комментарии вечером у Мальцевых.
-  Смотри-ка, наше изделие! – удивился Петр.
-  Не, наше грубее, этот вылизан, само совершенство, - возразил Дмитрий, не в силах оторвать от рисунка взгляда.
-  Откуда это? – спросил Виталий.
-  Художник младший Мальцев, сказал, что видел технику во сне.
-  Ничего себе! - Петр вернул тетрадку Николаю, - чудеса в решете! Может, ты  прав, что не хочешь пока открываться начальству. Могут начать всех трясти, как грушу, шпионов искать.
-  Ну, что, вечером идете со мной? Парень вряд ли много сможет рассказать, но все же?
-  От такого подарка разве откажешься, - сказал Петр. Приятели потушили бычки и вернулись в отдел, Николай поспешил на завод. Душа не лежала испытывать сырое изделие. Был бы танк таким, как на рисунке! Вместе с тем он понимал, для того, чтобы добиться полного соответствия, придется крепко потрудиться.
Вернувшись из школы и сделав уроки, Миша собрался отправиться на прогулку, тем более, на соседнем дворе снова затевался футбольный матч.
-  Ненадолго, - предупредила бабушка, - дядя Коля звонил, хочет с тобой пообщаться.
Миша пожал плечами, ну, раз хочет, значит, придется погулять часок, и  закруглиться. Интересно, о чем дядя разговаривать будет? Наверняка о новых танках. И снова пришло сожаление, что нет под рукой Генки Борового. Тот мог даже по отдельным узлам советы дать! Можно сказать, конструктор доморощенный. Генка  рассказывал, что в детстве отец подарил ему книгу «Танк», послевоенного выпуска.   Книга была толстая, целая энциклопедия, с великолепными черно-белыми рисунками,  схемами и подробными чертежами узлов, включая оптику, двигатели и боеукладку. Там  были описаны все танки, начиная с английских времен первой мировой типа «Марк» с боковыми спонсонами. А также Российских дореволюционных, таких, как экспериментальный трехколесный гигант и маленький одноместный, напоминающий большой артиллерийский снаряд.  И заканчивая танками второй мировой войны, нашими и иностранными. Генка книгу, похоже, выучил наизусть. И часто повторял, что обязательно станет конструктором бронированной  военной техники.
«Чем я могу быть полезен дяде Коле?» – думал Миша, ведь подробной информацией он не обладал. Не раскрываться же полностью! Как ему было известно из книг про попаданцев, стоило открыться, возникали серьезные проблемы. Да и ни к чему рассказывать о будущем сейчас, в канун жесточайших испытаний для страны. Только внутренние раздоры плодить. Гулять настроения не было, Миша уселся на лавочку возле подъезда, с усмешкой подумав, что похож сейчас на старичка, что вышел погреть кости на весеннем солнышке. Рядом пристроилась пожилая незнакомая женщина.
-  Здравствуйте, - поздоровался Миша, - я Саша Мальцев из сорок второй, вы кого-то ждете?
-  Я Таисия Егоровна, ваша новая соседка из сороковой, - ответила женщина, только сегодня въехала.
-  А где же Павел Иванович? – вскинулся Миша. - Уж не случилось ли с ним чего?
Он даже испытал укол совести, неужели сосед пострадал из-за той самой книги? А нечего было подбрасывать ее Мише!
-  Ничего с ним не случилось, - ответила Таисия Егоровна, - вчера переехал в другой район. Он вам нужен, что ли? Если так, адресок можно узнать у домоуправа.
-  Не нужен он мне, - ответил Миша, чувствуя облегчение от того, что противный сосед не пострадал. Убрался, и скатертью дорога! Больше всякие опасные книжонки подсовывать не будет!
А тут и дядя Коля подошел, и с ним трое мужчин. Все вежливо с Мишей поздоровались, после чего прошли в дом.
-  Нарисовал еще чего? – поинтересовался дядя Коля, снимая плащ и шляпу в прихожей.
Тут же засуетилась бабушка, стремясь накормить гостей.
-  Да вы не беспокойтесь, Софья Александровна, - сказал дядя Коля, - мы с друзьями уже перекусили в заводской столовой.
-  Хорошо, - сказала бабушка, -  придут с работы родители, я вас накормлю.
На том и порешили. А пока все четверо устроились в Мишиной комнате, дядька достал знакомую тетрадь.
-  Вопросы у нас к тебе, - сказал он, - поможешь разобраться?
Было ясно, что больше всего гостей заинтересовал танк Т-34-85. Миша пожал плечами.
-  Постараюсь, - сказал он.
-  По поводу командирской башенки вопрос ясен, - сказал Петр и указал на другой танк, Т – 62, - а это что за круглая штуковина на башне?
-  Не знаю, как увидел, так и нарисовал. Кажется, мелькнула какая-то мысль насчет прибора ночного видения, - сказал наобум, потому что и сам точно не знал. Но пусть товарищи конструктора напрягут мозги, вдруг до чего додумаются, на год-два раньше, чем в прошлой реальности. Хотя работы у них и так непочатый край. Успели  хотя бы радиостанциями все танки до войны оснастить.
-  Я вот чего хотел спросить, - сказал Виталий, - или рисунок в такой проекции, или танк короче, чем нужно.
-  Что ты имеешь ввиду? – спросил Петр.
-  Посмотрите внимательно, моторный отсек у него слишком короткий. Если наш двигатель расположить вдоль, видите, размер уплывает в плюс процентов на двадцать. Отчего, хотелось бы знать?
Конструктора вопросительно смотрели на Мишу. Он уже собирался сказать, что о начинке танков понятия не имеет, когда неожиданно вспомнил, что Генка говорил что-то о том, что двигатель в поздних вариантах расположили более удачно, а именно, не вдоль, а поперек.
О чем и сказал гостям. Те сразу заспорили между собой, пользуясь техническими терминами, которые нашему герою были, не более понятны, чем китайские иероглифы. На остальные вопросы ответов у него не нашлось, хотя было заметно, что даже такие крохи информации гостей немало порадовали.
Вскоре явились с работы родители, бабушка позвала гостей на кухню. Дядя Коля на минуту задержался и спросил: «Что-нибудь еще нарисовать можешь?».
-  С танками, пожалуй, все, - ответил Миша, - если только самолеты.
Дядя Коля на минуту задумался.
-  Самолеты, это не мое, - сказал он, - хотя есть у меня приятель с авиационного завода. Попробую до него достучаться. Когда рисунки будут готовы?
-  На следующей неделе неделе, не раньше, - ответил Миша, - у нас в школе на днях ожидаются  сразу три контрольные работы за четверть.
-  Добро, - сказал дядя Коля и присоединился на кухне к друзьям.
А Миша подумал, что неплохо бы поговорить с математиками и специалистами по радиотехнике по поводу вычислительных машин. Он хорошо запомнил то, о чем как-то с возмущением рассказал ему отец. В философском словаре одна тысяча пятьдесят второго года было написано: «Кибернетика буржуазная лженаука». Ну, как же, попробуй, признай, что машина может думать и обладать искусственным интеллектом! Такое определение для марксистско-ленинской материалистической философии никак не подходило! Поэтому первую ЭВМ, разработанную в СССР, не посмели назвать кибернетической вычислительной машиной, а дали упрощенное название:  «Электронный арифмометр». Отец особенно переживал, что вскоре власти, не понимая перспективности работ, прекратили финансирование отечественных разработок, сославшись на то, что у нас уже имеется лучшая в мире машина БЭСМ. Не отсюда ли, из-за недальновидного, глупого политического решения, началось отставание в наиболее значимом научном прорыве конца двадцатого, начала двадцать первого века? И способен ли он, Миша Петров, простой парень из обычной Московской школы, не ученый, не гений, каким-то образом повлиять на будущее, чтобы сделать его хотя бы немного лучше?

Отредактировано VICTOR (12-03-2020 11:38:21)

0

33

VICTOR написал(а):

Ну, как же, попробуй, признай, что машина может думать и обладать искусственным интеллектом!

А зачем такое определение давать? Машина и сейчас думать не может... стоит говорить о цифровом управлении - как пример: датчик влажности почвы дает сигнал о необходимости полива, и включается подача воды. Это работа простого автомата, реле влажности. ЭВМ же может не просто открыть кран, она может вычислить, сколько надо воды, в зависимости от влажности почвы, температуры воздуха, наконец, если начался дождь - ЭВМ это тоже учтет. То есть стоит говорить не об искусственном интеллекте, а о математической модели... И для демонстрации брать расчеты, для которых математическая модель есть, но требует огромных объемов вычислений. Скажем, тот же взлом шифров...
Думаю, как-то так.

Отредактировано Кадфаэль (12-03-2020 13:19:09)

0

34

Кадфаэль написал(а):

А зачем такое определение давать? Машина и сейчас думать не может... стоит говорить о цифровом управлении - как пример: датчик влажности почвы дает сигнал о необходимости полива, и включается подача воды.

В философском словаре 1952 года я сам читал о буржуазной лженауке кибернетике. И хотя в словаре 1953 года она уже не величалась лженаукой, отношение к будущим ЭВМ еще долго было, прямо скажем, непонятным. И название первой ЭВМ разработчикам, на самом деле, пришлось упрощать. Это исторический факт. Под влиянием "лженауки" иначе чиновники могли попросту зарубить проект. Возможно, первоначальное ошибочное определение повлияло и на решение стариковского ЦК Партии прекратить собственные разработки, заставив собственных ученых лямзить у американцев. И, в результате, сильно отстать.

0

35

Глава пятнадцатая

День рождения

Валя Сладкова считалась в классе первой красавицей, к тому же, училась на «отлично». Случались, правда, и четверки, но редко. Папа Валентины работал в МИДе, часто ездил за границу. Мама работала в научном издательстве начальником отдела. Валентина считалась завидной невестой, за ней пытались ухаживать многие мальчики, в том числе из параллельных классов. Одним из ухажеров был спортсмен Женя Шохин, вот только ни одному поклоннику девушка не дала повода считаться ее женихом. Ей по-настоящему не нравился никто из мальчиков. В последнее время ее заинтересовал сосед со второй парты, Саша Мальцев. Недавно, во время лесного похода, она вдруг обратила на него свое внимание. Спрашивая себя, почему так случилось, Валентина с удивлением поняла, что Саша неожиданно сильно изменился. На физкультуре поразил одноклассников тем, что только при помощи рук забрался по канату под самый потолок. Такого, кстати, не смог проделать даже спортсмен Женя. У девочки был острый музыкальный слух, она прекрасно играла на пианино. Благодаря слуху, она слышала все переговоры Саши со своим приятелем и соседом по парте, Петькой. Ее поразили высказанные идеи об искусственном интеллекте, черных дырах и гиперболоиде. Даже физик, всеми уважаемый Георгий Николаевич всерьез заинтересовался схемой, которую Саша изобразил на доске. Откуда такие знания? Казалось, Мальцев полон информации по всем областям науки, словно убеленный сединами пожилой профессор. Может, он гений, как Леонардо Давинчи или  Эйнштейн? Загадка разбудила любопытство, Валентина стала внимательнее к нему присматриваться.
Пятнадцатого мая у нее день рождения, на который каждый год собирались друзья.
«Неплохо бы пригласить Сашу, - подумала она, - решено, так и сделаю!»
-  Кто такой этот Саша? – недовольно скривилась мама, когда девочка сообщила, что решила его пригласить.
-  Его отец заместитель директора железнодорожного депо. Дочка, зачем тебе это?
Мать с дочерью сидели в большой гостиной комнате на шикарной тахте. Посередине располагался фигурный полированный немецкий стол, в окружении таких же красивых стульев. Возле тахты стояла голландская радиола «Филипс», с корпусом из красного дерева, оригинальное управление было сосредоточено в одной единственной ручке, в том числе громкость, смена диапазонов и настройка радиостанций. Шкала частот располагалась под крышкой, здесь же было установлено электрограмофонное устройство, позволяющее проигрывать пластинки, используя усилитель радиоприемника. Радиолу, последнее слово западной техники, папа девочки в прошлом году привез из Германии. В  перечне городов на шкале настройки Москва, как таковая, отсутствовала. Рядом на столике высилась стопка пластинок на семьдесят восемь оборотов. Некоторые из этих пластинок не столь давно продавались в магазинах сети «Торгсин», на них стоял штамп «Обменный фонд». Это означало, что менялись они исключительно на ювелирные изделия из серебра и золота. У стены напротив тахты, стояло черное, сверкающее лаком, немецкое пианино «Бехштейн», Валентина уже два года занималась с преподавателем и в музицировании добилась  несомненных успехов.
-  Мама, мне этот мальчик интересен, – заявила Валя.
-  Надеюсь, это у тебя не серьезно? – в голосе матери появился холодок. Евлампия Алексеевна, так же, как и ее муж, Вилен Никитич, мечтали о достойной паре для своей единственной дочки. Кроме музыки, приглашенные учителя дополнительно занимались с ней языками, немецким и английским. Профессор Серегин преподавал математику и физику.
-  Надеюсь, Аркаша не обидится, что ты позвала этого Сашу из семьи  железнодорожников?
-  Пусть только попробует! – в голосе девочки проскользнул металл. Родители спали и видели Аркашу, единственного сына посла в Швейцарии, в качестве жениха для любимой дочки. Вот только сама дочка еще ничего не решила.
-  Мама, не беспокойся, я не собираюсь за Сашу замуж, - сказала Валентина, добавив мысленно слово «пока», - он очень интересный мальчик, недавно на уроке физики поразил нас своими знаниями. Мне кажется, даже моего преподавателя, профессора Серегина, Владимира Олеговича, он мог бы поставить в тупик.
-  Вот как? – поджав губы, с недоверием произнесла Евлампия Алексеевна. – Он что, в самом деле, непризнанный гений? В таком случае, пусть приходит, посмотрим, что это за фрукт. Надеюсь, перед гостями нам за твоего одноклассника не будет стыдно?
-  Ну, что ты, мамочка, - сказала Валя, - он воспитанный и хулиганить не станет.
-  Я в этом не сомневалась, абы бы кого ты не позовешь. 
-  Конечно, нет, мамочка.
-  Ты музыку сделала? Через час Нинель Семеновна придет.
-  Сделала, - с этими словами дочка упорхнула в коридор, к телефону. Ей не терпелось пригласить Сашу, хотя, можно было сделать это завтра в школе.
Узнав, что сын приглашен на день рождения к дочке известного МИДовского работника Вилена Никитича, папа озаботился подарком и принес откуда-то французские духи.
-  У нас на днях распродажа была на работе, - словно оправдываясь, сказал папа, - я не выдержал и купил.
Мама махнула рукой.
-  Пусть дарит, - сказала она, - вещь стоящая!
-  Сколько заплатил? – спросила бабушка.
-  Потом скажу, на ушко, - ответил папа.
Таким образом, Саша Мальцев, он же, Миша Петров, прихватив подарок и надев  единственный выходной костюм, явился в квартиру к Сладковым.
Разделся в прихожей и вручил Валентине духи. Именинница познакомила его с родителями, которые своим высокомерным выражением напомнили ему нового директора. Единственным одноклассником, кроме Саши, был Женя Шохин, его все девочки, как правило, приглашали на день рождения.
Был здесь  некий Аркаша, тощий и длинный, с густой шевелюрой, похожий на Чарли Чаплина. Судя по разговорам, Аркаша учился в какой-то крутой школе при МИДе. И еще двое ребят, Дима и Кирилл, о которых Миша вообще не мог составить никакого впечатления. Единственное, чем они выделялись, дорогой, с иголочки, одеждой. Хотя было ясно,  ребята тоже не простые. Также были здесь и несколько ярких девиц. Мише всех представили, имен он не запомнил, слишком много было  впечатлений. Родители Валентины, рассадив гостей за столом, незаметно испарились. Прислуга, женщина средних лет, заранее сервировала стол и, в свою очередь удалилась  на кухню. Мише досталось место напротив Валентины. Аркаша сидел рядом с ней и что-то тихо говорил на ушко. Та мило краснела и кивала головой.
В такой обстановке Миша чувствовал себя скованно. Длинный Аркаша, взяв на себя роль тамады, разливал девочкам вино и спрашивал, кому какую закуску положить. Он же произнес первый тост, в котором по-восточному многословно восхвалил именинницу, красавицу и отличницу. Тост был произнесен, народ выпил и налег на закуску. Миша сделал только один глоток, решив ни в коем случае не напиваться. Он и в прежней жизни не любил спиртное. Он заметил, что Аркаша как-то недобро на него косится и слегка напрягся. «Как бы этот Аркакша ни замыслил, какую гадость» - с опаской подумал Миша.
Аркаша поднялся с бокалом вина в руках и обратился к собравшимся:
-  Все мы давно знакомы и хорошо знаем друг друга. Но сегодня у прекрасной Валентины новый гость. Хотелось бы услышать от него тост, посвященный прекрасной хозяйке.
Валентина смотрела на Мишу, широко раскрыв глаза, явно ожидая чего-то необычного.
«Хотите тост? Получите!»
-  Валентина! – сказал он, обращаясь к девушке, одновременно поглядывая на Аркадия. Тот чуть заметно скривился в гаденькой улыбке. Что, мол, хорошего, может сказать этот мальчишка, который, в отличие от собравшихся, далек от элиты и учится в обычной школе.
-  Предлагаю тост за счастье, для этого нужно совсем немного, - продолжал он, - чтобы душа твоего будущего мужа оказалась столь же красивой, как и ты сама.
Сказал, а потом вспомнил, в эти безбожные годы рассуждать о душе, было не принято.
На минуту установилась тишина.
-  Спасибо! – Валентина широко улыбнулась, зазвенели бокалы.
-  У меня идея, - сказал вдруг Аркадий, - на определение уровня интеллекта.
-  Что за идея? – заинтересовались гости.
-  Пусть каждый загадает загадку, а мы определим, у кого она самая умная, и кто   проигравший.
-  А какая будет награда победителю? – спросила одна из девушек.
-  Поцелуй хозяйки пира, - ответил Аркадий.
-  Я за, - сказала Валентина, - а если выиграет дама?
Аркаша пожал плечами.
-  Поцелуешь кого-нибудь из девочек.
Народ зашумел, требуя уточнить условия. А именно, каким образом определить, чья загадка окажется самой интеллектуальной.
-  Решим голосованием, - предложил кто-то.
Аркаша сказал: -  Вот вам моя загадка: снаружи черные, внутри красные, стоят на комоде.
Народ зашумел, пытаясь отгадать, но никто не смог найти ответ.
-  Аракаша такой выдумщик, - сказала Мишина соседка, - всегда что-нибудь интересное придумает!
Наконец, Валентина сказала: - Аркадий, открой тайну твоей интеллектуальной загадки, что это такое, снаружи черные, внутри красные, да еще стоят на комоде? Я никогда не видела на нашем комоде ничего подобного.
-  Ответ простой, - сказал Аркадий, - это галоши.
-  Что? – зашумел народ. – Но почему на комоде?
-  Мои галоши, куда хочу, туда ставлю! -  самодовольно улыбнулся парень.
«И это элита нашей мысли и культуры?» - подумал Миша, окидывая взглядом жующие, потные лица. Благодаря Сашиной памяти, он вспомнил, что такое галоши. В веке двадцать первом о подобной обуви уже никто не знал, за исключением стариков.
- Говорят, наш новенький товарищ, - между тем, продолжал Аркадий, снова   повернувшись к Мише, - умнее, чем профессор из Академии Наук. Давайте послушаем, чем он нас порадует.
«Привязался, как банный лист, - с раздражением подумал Миша, - глупости, типа того, что выдал Аркаша, от меня не дождетесь». Миша знал  несколько загадок, которые никто из присутствующих не смог бы отгадать. Он мог бы даже рассказать математический анекдот, который услышал как-то от Генки. Про «е» в степени «х». Но сейчас нужна загадка, не простая, а научная, на знание математики, физики или русского языка. Чтобы оказаться победителем, а не проигравшим. Миша полагал, что проиграть должен Аркаша со своими глупыми галошами. Что-то такое вертелось у него в голове, оставалось только поймать ускользающую мысль. Наконец, вспомнил. Эту загадку он прочитал в старой художественной книге о летчиках. Сейчас эта книга еще не написана. Ее напишут лет через двадцать, а вот загадка оттуда, как раз та, что нужно. Вот и удивим общество!
-  В русском языке, - сказал Миша, - имеется  три слова, заканчивающиеся на буквы «зо». Это «Пузо», «Железо» и еще одно, угадайте, какое.
Разумеется, угадать никто не смог. Валентина назвала «ариозо». Миша объяснил, что ариозо слово итальянское и в данном случае не подходит. В конце концов, она сказала: - Саша, мы этого слова не знаем. Давай отгадку.
- Третьего слова на «зо» в русском языке нет, - сказал Миша.
Секундная тишина разразилась протестующими возгласами.
-  Так нечестно!
-  Что за глупая загадка!
-  Признать его проигравшим! – громче всех крикнул Аркаша. Однако хозяйка праздника решила иначе.
-  По-моему, более интересной и познавательной загадки придумать невозможно.
-  А целовать победителя? – крикнул кто-то.
-  Все потом, - улыбнулась Валентина, - сейчас предлагаю танцы.
Она включила радиолу и поставила пластинку. Полились звуки замечательного танго «Брызги шампанского». Миша танцевать не умел, потому остался сидеть за столом, наблюдая за кружащимися парами.
-  Почему победитель не танцует? – услышал он. Одна из девушек стояла рядом и смотрела на него с улыбкой. Розовое платье почти до пола, серебряная розочка на груди, коралловые бусы. Довоенная прическа, какие Миша наблюдал в старых фильмах. Не сразу он понял, что его, таким образом, приглашают на танец.  Девушка явно профессионально занималась танцами, что позволило неуклюжему партнеру отчасти скрыть неумение и не отдавить ей ноги.
-  Меня зовут Марианна, - сказала она, несмотря на легкую улыбку, глаза девушки оставались серьезными. Ей что-то от него нужно?
-   Валентина рассказала нам, как ты поразил своими знаниями физика, - продолжала девушка. -  Расскажешь, о чем шла речь?
-  Я предложил новую схему гиперболоида, - ответил Миша.
-  Это как у Алексея Толстого? А нам покажешь?
-  А что, в вашей компании есть инженеры-физики?
-  Глупый, - сказала девушка, теснее прижимаясь к нему, - у нас много красивых, перспективных, девушек. Разве не так?
-  И что? – Миша прикинулся «валенком».
-  Хороший инженер, изобретатель, может многое иметь, - продолжала партнерша.
-  Что именно?
-   Дом, машину, деньги и симпатичную жену. Только не в этой стране.
-  Я не инженер и не изобретатель, а всего лишь ученик обычной средней Московской школы, - сказал Миша, который понял, откуда ветер дует, -  что касается схемы гиперболоида, это шутка, я ее вычитал в журнале «Знание-сила» и решил разыграть нашего добрейшего Георгия Николаевича.
Он с тревогой усомнился, выходит ли уже этот популярный журнал. Если нет,  можно запросто спалиться.
Марианна перестала улыбаться и нахмурилась. На ее красивое лицо будто наползла черная грозовая туча.
- Видно, Валька ошиблась, ты просто заурядный…. – прошептала она, но Миша услышал. И с облегчением обнаружил, что пластинка закончилась. Больше к нему за этот вечер никто не подошел, ни Валентина, ни Марианна, даже ревнивый Аркаша, и тот перестал на Сашу коситься. Вскоре он собрался домой и ушел, по-английски, не прощаясь.
Его с каменным лицом проводила сама хозяйка, послав на прощание воздушный поцелуй. А обещанный поцелуй зажала, о чем Миша ничуть не пожалел.
«Значит, можно много чего иметь, только не в этой стране?» - мысленно повторил он слова Марианны. «Уши вам от дохлого осла, а не лазер!». В голове снова  прокручивались пустые застольные разговоры, девушки, обсуждая Парижские моды, ничуть не стесняясь парней, громко рассуждали о тряпках: трусиках, платьях, нижнем белье и прочих предметах женского туалета. Кто что купил, кому чего обещали привезти из заграницы родители. Парни говорили о технике, в том числе радиоле «Филипс», кто-то из гостей громко доказывал, что фирма «Грюндиг» лучше. Затем разговор перекинулся на фотоаппаратуру, квартиры и коттеджи. Аркаша похвалился, что у его отца есть свой дом на Средиземноморском берегу. И, конечно же, автомобиль фирмы «Форд».
Миша шагал домой и думал, что в такой грязной, отвратительной компании делает неплохой парень, спортсмен Женя Шохин. Или любовь полностью затмила ему разум? Казалось, эти люди явились сюда из годов девяностых конца двадцатого века, когда престижно было носить малиновые пиджаки и толстые золотые цепи.

Отредактировано VICTOR (28-03-2020 19:45:16)

0

36

Глава шестнадцатая

Управляющий «дзета»

Миша проснулся от того, что на кухне бабушка гремела посудой, готовила завтрак, а тарелка радио вещала о последних новостях: «В Советскую Россию вернулся писатель Александр Куприн».
«В Китае, неподалеку от Пекина, на мосту Логоуцяо (мост Марко Поло) произошел вооруженный инцидент. На китайский гарнизон напали японские милитаристы».
«Под НьюЙорком, в Лейкхорсте, потерпел катастрофу германский дирижабль «Гинденбург».
«В сражении под Гвадалахарой республиканская дивизия Листера разгромила итальянский экспедиционный корпус и заняла город Бриуэгу».
Пора было вставать, Миша с трудом поднялся. Вчера он вернулся домой поздно и, пока не рассказал, как проходил день рождения, спать не ложился.
Поднялась Светка, обозвав его «сонным бурундуком». Почему так? Потому что ей так захотелось, ответила она. «Вроде тех галош, которые куда хочу, туда и ставлю» - подумал он. Рассказ свой он, как мог, сгладил, не стал описывать богатую обстановку и  девушек, обсуждающих новинки моды.
-  Главное, тебе понравилось, - резюмировала бабушка. -  Может, ты к Вале Сладковой неравнодушен?
-  Ага, влюбился братец, втрескался, втюрился, - хихикнула вредная Светка и тут же заработала братский подзатыльник.
-  Еще и девушек обижает, - пожаловалась она.
-  А ты не подначивай и не дразнись, - сказала бабушка.
-  Скоро женихом и невестой звать буду!
-  Валю, как и Асю, все ребята в классе считают красавицами. Но мне, ни та, ни другая не нравятся.
-  И хорошо, - сказала бабушка, - рано тебе об этом думать. Ты так и не сказал, подарок Вале понравился?
-  Очень, - ответил Миша, будучи вовсе не уверен. Духи затерялись среди прочих, надо сказать, дорогих и шикарных подарков. Но бабушке, чтобы не расстраивать, говорить об этом не стал.
Ольга Степановна предупредила о предстоящей контрольной по алгебре. Миша почему-то ничуть не волновался, с удивлением вспоминая, как в веке двадцать первом  накануне контрольной не мог заснуть. Возможно, он оставался спокоен, потому, что все происходящее вокруг до сих пор казалось большим спектаклем, когда под конец главного героя ожидает счастливая развязка. В самом деле, порой складывалось впечатление, что он наблюдает за происходящим со стороны. Гораздо больше всяких контрольных его волновало, как там, в будущем родители и друзья. Знает ли друг Генка, что случилось с приятелем?
Контрольную он написал хорошо, на твердую четверку. В дверях кабинета физики Миша столкнулся с  Георгием Николаевичем. Тот предложил поговорить, не в классе, в коридоре, пока не закончилась перемена.
-  Невероятно, но энтузиасты из физического института запустили твой гиперболоид, - сообщил физик, - такой прибор означает переворот в науке.
-  Я рад, что смог принести пользу нашей стране, - ответил Миша.
-  Интересные у тебя сны, - серьезно сказал Георгий Николаевич, - кстати, тему сразу засекретили.
-  Правильно, лучше об этом молчать.
-   На мой взгляд, открытие вполне тянет на Сталинскую премию.
- Георгий Николаевич, деньги меня не интересуют. Ребятам я скажу, что это всего лишь розыгрыш.
-  Я рад, что ты это понимаешь, если приснится еще что-нибудь такое, - он сделал неопределенный жест, - рад буду выслушать.
Беседу прервал звонок на урок. Как только Миша сел за парту, Петька тут же спросил: - О чем говорили?
-  Мне пришлось извиниться за розыгрыш, - сказал Миша, - схема гиперболоида  всего лишь шутка. Я ее из журнала взял, из «Знание-сила».
Миша заметил, что Валя с первой парты, с застывшей на губах презрительной усмешкой, навострила ушки. Вспомнил, что друг Генка как-то высказался: «Бабы любят здоровяков и гениев». Только не тех, которые «продвинутые знания» черпают из научно-популярных изданий.
«Не надо было ходить на день рождения, - подумал наш герой, - не те у них  ценности. Платья, шмотки, коттеджи. Выгодное замужество. Не мое это».
На следующем уроке они писали сочинение, Миша выбрал любимую свободную тему. В сочинении описал недалекое будущее, космические корабли, летающие на орбиту, автоматические станции, изучающие иные планеты, реактивные пассажирские лайнеры, способные быстро добраться до любой точки земного шара. Писал только о хорошем, недостатки, естественно, опустил. Которых в СССР было немало, прежде всего, постоянный товарный дефицит. И если в нынешнем, тридцать седьмом году ситуация в целом была понятна, в семидесятых и восьмидесятых вызывала вопросы. Дефицит, скорее всего, был вызван перекосом промышленности в сторону военного производства. Народ вынес на своих плечах непомерную тяжесть военных лет.
Огромное количество самолетов, танков и ракет выжимало из страны последние соки. Тысячи безнадежно устаревших танков  будет пущено к концу века на переплавку или оставлено ржаветь в глухомани. А ведь для производства этого железа люди отдавали последнее.
Миша часто задумывался, останься он здесь навсегда, может ли чем-то еще помочь стране? И приходил к выводу, что больше почти ничего не знает. В сорок первом возьмет в руки винтовку и оправится на фронт, вот и вся помощь. Долгие размышления, в конце концов, привели к неожиданному результату. Вечером, когда уселся за уроки, в голове вдруг раздался голос, который Миша идентифицировал, как «управляющий дзета».
-   Здравствуйте, подопытный, - сказал голос.
-  Отстаньте от меня! – мысленно воскликнул Миша. Уроков задали много, нужно было выучить длинное стихотворение, чтобы запомнить его, требовалось, как минимум, часа три.
-  К сожалению, в спешке мы допустили ошибку. Следовало отправить в прошлое  матрицу не твою, а Гены Борового. У твоего товарища имеется весь необходимый набор  знаний, которые у тебя, к сожалению, отсутствуют.
-  Ну, и отправили бы Генку, - рассердился Миша, - а меня верните обратно!
-  Поступим иначе, - ответил управляющий.
-  Это как? – с подозрением спросил Миша.
-  Эксперимент необходимо продолжить. Всю необходимую информацию мы загрузим в твою память.
-  Я хочу вернуться домой! – мысленно закричал наш герой. - К маме и папе!
-  Миша Петров в настоящее время благополучно проводит время дома за компьютером, - ответил безжалостный голос, - а ты всего лишь ментальная копия его матрицы, и вернуть тебя обратно никак не выйдет. Все, что мы можем сделать, это стереть твою матрицу. В этом случае здесь останется Саша, который забудет Мишу Петрова и все, что узнал от тебя о будущем. Ты этого хочешь?
Миша испугался, такой вариант ему совершенно не понравился. 
«Вот, значит, как, - подумал он, - выходит, я здесь насовсем. Ну, подарил я ученым схему лазера, что дальше? Взять, например, полупроводники. Перед его мысленным взором неожиданно открылась страница с подробным описанием процесса получения чистого кремния, германия, селена.
«Ничего себе! – подумал Миша. – Выходит, у меня в голове теперь целая научная библиотека!». В попаданческой литературе таких людей изолировали и мучили с утра до вечера, записывая все, что они могли сообщить. Как поступить, чтобы не угодить в застенок? Может, записывать в тетрадь и отослать ученым? Найдут «писателя», приедут, арестуют и примутся выяснять, откуда он все это знает. К кому еще попадешь, один только Ежов чего стоит, разбираться не будет, к стенке запросто поставит, как шпиона. Известность и слава в моем положении только вредна. Надо посоветоваться с Георгием Николаевичем, поделиться очередным «сном» или вообще открыться. Человек он неплохой, порядочный. Подскажет, как быть. Следующим шагом будут полупроводники.  Транзисторные  радиостанции, вот то, что нужно нашей армии. Насколько помнил Миша, первые транзисторы появились вскоре после войны. Если они  появятся в СССР до войны, будет просто замечательно! Физика у нас послезавтра, - думал наш герой, - набросаю в тетрадке подробный техпроцесс, заодно приложу описание транзистора».
Сделав уроки и выучив длинное стихотворение, Миша проверил запас новых знаний, который его буквально шокировал. Любой запрос вызывал подробную информацию, словно поисковик в интернете. Стоило подумать «Антибиотики»,  технология получения возникла перед мысленным взором. «Атомная бомба» -  пожалуйста, многостраничное описание процессов изготовления, начиная со сложнейших центрифуг.
«Разве правильно будет, если все эти знания обнулит случайная немецкая пуля?» - думал он. Ему казалось, что остаться в Москве и двигать науку он сможет только при одном условии: а именно, если полностью откроет свои знания, включая, будущие политические пертурбации. При этом ясно понимал, что допустить это никак нельзя, жизнь птички в золотой клетке слишком опасна, в любой момент можно лишиться головы, когда хозяин решит, что узнал все, что хотел.
«До войны еще четыре года, - подумал он, укладываясь спать, - что-нибудь за это время придумаю».

Отредактировано VICTOR (18-03-2020 14:16:18)

0

37

VICTOR написал(а):

В философском словаре 1952 года я сам читал о буржуазной лженауке кибернетике. И хотя в словаре 1953 года она уже не величалась лженаукой, отношение к будущим ЭВМ еще долго было, прямо скажем, непонятным. И название первой ЭВМ разработчикам, на самом деле, пришлось упрощать. Это исторический факт. Под влиянием "лженауки" иначе чиновники могли попросту зарубить проект. Возможно, первоначальное ошибочное определение повлияло и на решение стариковского ЦК Партии прекратить собственные разработки, заставив собственных ученых лямзить у американцев. И, в результате, сильно отстать.

Ну так не надо говорить о "кибернетике", что кстати, переводится как "наука управлять". Потому, кстати и "кормчий" - то бишь, рулевой, а не потому, что на корме, и не потому, что кормит, или кормится. Да и губернатор - оттуда же...

Происходит от латинского gubernator, из древнегреческого κυβερνήτης (руководитель) от κυβερνάω (руководить, управлять).

Губернатор
Стоит говорить об машинах, управляющих технологическими процессами с учетом множества параметров, автомобилями (следование по белой полосе на дороге, либо по кабелю под дорогой) Наконец, управляющие умным домом. Скажем, выходя с работы, звоню домой, набираю дополнительно несколько цифр (как вариант - к микрофону прислоняется генератор, выдающий управляющий сигнал). И, приходя домой вижу наполненную ванну и закипающий чайник... Управляющая машина же позаботится о комфортной температуре в доме, о своевременном включении света, вентиляции, увлажнении воздуха, если понадобится, откроет дверь тем, кто знает правильный пароль (звонок), либо имеет ключ (минирадиопередатчик в кармане) если необходимо, позвонит в скорую, либо в милицию...

Можно провести демонстрацию работы вычислительной машины.
Для этого делаются картонные карточки, наподобие каталожных, и на них пишется "программа сложения чисел".
1. читать карточку №10, и записать число оттуда на карточку №20, читать карточку №2
2. читать карточку №11, и записать число оттуда на карточку №20 под первым числом, читать карточку №3
3. сложить числа на карточке №20, результат записать на карточку №30, читать карточку №4
4. карточку №30 выдать как результат работы программы.

Демонстрация: выдаем карточки №№10 и 11, предлагаем написать на них многозначные числа, и вкладываем надписаные карточки обратно в "колоду".
Вызываем добровольца, согласного быть "вычислителем", предлагаем взять первую карточку, и выполнить то, что на ней написано.
Садимся и ждем результат...

VICTOR написал(а):

Тысячи безнадежно устаревших танков  будет пущена к концу века на переплавку

Несогласовано.
Если будет, то тысяча. Если тысячи, то будут...
Ну и насчет ненужности - это из "сегодня" видно, а из "тогда" - видно, что надо еще...

Лицом к лицу лица не увидать...
Большое видится на расстояньи
(с)С. Есенин

Отредактировано Кадфаэль (16-03-2020 16:50:11)

0

38

Глава семнадцатая

Три знакомца

Как ни размышлял Миша о своей непростой судьбе, выходило, что нужно кому-то открыться. Родителям? Это закончилось бы больницей и кучей врачей, начиная от невролога и кончая психиатром. Кому-то из одноклассников? Если раньше, в походе, он бы мог довериться Жене Шохину, то теперь делать этого не стал бы ни за что. Вроде парень честный, открытый, но что он делает в той компании, которая собралась на день рождения Валентины? Даже если это безумная любовь, такому человеку нет доверия. Петьке? Не смешите мои тапки! Петька, конечно, хороший друг, обязательный, по-своему надежный. Вот только болтает слишком много, почти как девчонка. А болтун это находка для шпиона. Если с лазером получилось удачно, придется попробовать и другие открытия и изобретения протолкнуть. Пусть этот молодой ученый, бывший ученик учителя физики, станет академиком, Мише ничуть не будет завидно. Главное ведь не в  деньгах и не в званиях. Единственное, чего он боялся, не успеть поделиться тем, что неведомые экспериментаторы загрузили в его голову и глупо погибнуть на войне. Вот об этом он и собирался поговорить с Георгием Николаевичем.
У Светки сегодня занятий нет, везет ей, отсыпается дома! Миша спешил в школу, и не заметил, как нос к носу столкнулся с тремя знакомцами. До школы было рукой подать, но эти трое, презрительно на него глядя, встали в узком проходе между забором и домом. Длинный Аркаша, Дима и Кирилл. «Двое из ларца, одинаковы с лица, - подумал Миша, - наверняка  братья-близнецы». Руки в карманах, с дубинкой только Аркадий. Поигрывает, вертит тяжелой палкой, нехорошо щурится.
-  Что, профессор, моя невеста тебе приглянулась?
-  Вообще-то, я не профессор, а Валентину можешь себе оставить.
-  Неужели отвергнешь несчастную девушку, а она ночами не спит, о тебе думает?
-  Вряд ли, - ответил Миша, - я вообще-то, в школу спешу, дайте пройти.
-  Каков нахал? – Аркаша оглянулся на приятелей. -  Надо наказать.
-  Давай, у нас время тоже не казенное, - сказал один из братьев, кто именно, Дима или Кирилл, Миша не понял. Да это было и не важно. Потому что довольно-таки массивная палка устремилась к его голове. Миша отскочил, палка пронеслась в каком-то сантиметре от лица. Попади Аркаша, валяться бы Саше-Мише на земле, а потом, в лучшем случае, неделю-другую в больнице. Миша, действуя на рефлексах, нанес жестокий удар мыском ботинка по коленной чашечке противника. Тот взвыл и  заваливался набок, двое из ларца набросились на Мишу с кулаками. Его выручила двойная сила, о которой нападавшие не подозревали. Вроде бы не такие мощные удары одного за другим отправили их в нокаут. Мише отбили плечо, скорее всего, будет большая гематома. Аркаша кряхтел, извивался, как большой червяк, ругался и пытался  подняться, но не получалось. Братья еще не пришли в себя. Миша перешагнул через них и поспешил в школу. Опаздывать на первый урок не хотелось. Он думал о том, что большие папочки и мамочки вряд ли оставят избиение любимых чад без последствий. При их деньгах и связях его даже посадить могут. За злостное хулиганство. Свидетелей-то нет, скажут, что он первый напал. Неожиданно его догнал Петька.
-  Здорово ты их отметелил! – восторженно сказал приятель. – Кто эти придурки?
-  Случайные знакомые. Они ходили на день рождения к Сладковой, - сказал Миша. Хоть один свидетель нашелся! Когда они зашли в класс, Валентина удивленно уставилась на него.
-  Как видишь, это я, - сказал Миша, - что это у тебя красивые глазки на лоб полезли, словно перед тобой тень отца Гамлета?
Она наверняка была в курсе событий и очень удивилась, увидев его в классе, целого и невредимого. Синяк под рубашкой был не заметен, только руку поднять больно. Но это пустяки, пройдет.
Уроки были на повторение. Как говорит народная мудрость: «Повторение мать учения». Отметки не ставили, и вообще было довольно скучно. Миша подумал, что такие уроки идут на пользу только двоечникам, которым знания нужно повторять и закреплять.
Последним уроком шла физкультура.
-  Алексей Германович, - обратился Миша к физруку, - я сегодня заниматься не смогу.
-  Это почему? – удивился тот.
Миша задрал рукав рубахи, открывая синяк.
-   Где ты так приложился? – спросил физрук. – Может, тебе к врачу надо?
-  Упал неудачно. А к врачу не нужно, само пройдет.
-  Ну, смотри. Посидишь на лавочке в зале, посмотришь, как одноклассники занимаются.
В конце урока в зал заглянула пионервожатая Софа. Поманила Мишу пальцем.
-  С кем подрался? – спросила она. – Ступай к директору, тебя Пал Палыч  срочно вызывает.
Пришлось идти. Директор сидел в кабинете за столом, и, казалось, искрил от избытка эмоций. Эдакий Зевс-громовержец.
-  Доигрался? – сказал он, когда Миша вошел.
-  Что вы имеете в виду?
-  Он еще спрашивает! От тебя, Александр, одни проблемы. Ты хоть знаешь, кого сегодня избил? Хулиган! Таким типам, как ты, нет места в советской школе.
-  Меня втроем встретили, один был с дубинкой.
-  Ко мне мамаша Аркадия явилась, достойная, кстати, женщина, начальник отдела в политическом издательстве. Кричала, что ты ее сына изуродовал. А если она в суд подаст за хулиганство?
-  Я защищался, - сказал Миша.
-  Ничего себе, защита, коленку отпрыску разбил, а у обоих приятелей сотрясение мозга. Ты, случаем, джиу-джитсу не занимался? Молчишь? И что мне теперь с тобой прикажешь делать?
В это время дверь открылась, в кабинет заглянул Петька.
-  Можно войти?
-  Я занят!
-  Пал Палыч, - сказал Петька, бочком зайдя в кабинет, - я в школу за Сашей шел, догнать хотел, и все видел. На него эти трое набросились, а длинный палкой ударил. Если бы попал, пробил бы голову, палка тяжелая была.
-  Ясно, можешь быть свободен, Иванов.
-  Пал Палыч, Саша не виноват….
-  Я сказал, свободен! – повысил голос директор. Петька ушел.
-  Вот что, Петров, я тебя предупредил. Если такое повторится, вылетишь из школы. Уяснил?
-  Так точно, - по-военному ответил Миша и был отпущен из кабинета. При этом подумал, что, все же, директор оказался не таким плохим человеком. Мог ведь совсем выгнать, тем более родители у подростков чиновники высокого полета.
«А с другой стороны, - подумал наш герой, - нужны ли работникам МИДа подобные скандалы? Если начнут серьезно разбираться и выяснится, что сынки сами виноваты, на работе у мамочек и папочек могут возникнуть неприятности. Скажем, командировку в Италию или Швейцарию отменят. Так что, до суда вряд ли дойдет. Лишь бы эти трое, подлечившись, снова в драку не ввязались. 
Учиться осталось меньше двух недель.  Завтра поговорю с Георгием Николаевичем, может, он что придумает».
Домой Мишу провожал Петька, не побоявшийся сунуться к директору и проявивший себя, как настоящий товарищ.
-   Мне Валька сказала, что Кирилл третий год занимается в секции бокса, - по дороге домой сообщил он.
-  Ну и что? – Миша пожал плечами, ему было все равно.
-  Как это что? – возмутился приятель. – У него второй разряд по боксу, а ты его, что называется, одной левой сделал.
-  Вот и Палыч поинтересовался, не занимался ли я джиу-джитсу.
-  А что это такое?
-  Японская борьба, - сказал Миша. Неожиданно перед внутренним зрением появилась пачка потертых листов: «ДзюДзюцу, японское искусство рукопашного боя с оружием и без оного». И даже год указан 1912.
«Такое впечатление, что мне в голову загрузили некоторые приемы, - подумал он, - одной силой с тремя отморозками не справиться, тут ловкость нужна».
-  А ты занимался? – Петька вытаращился на приятеля.
-  Шутишь, - ответил Миша, - я от директора впервые про эту борьбу услышал.
-  Жаль, - вздохнул Петька, - я думал, ты мне какие-нибудь хитрые приемчики покажешь.
-  Мы пришли, пока, - Миша протянул приятелю руку. Равиль дворник шустро орудовал метлой, сгребая с тротуара мусор. На лавочке возле подъезда, грелась на солнышке Таисия Егоровна из сороковой квартиры, Миша с удовольствием с ней поздоровался. Противного соседа нет, и, кажется, словно дышать стало легче!
-  Школьный труженик пришел, - встретила его сестра.
-  Голодный, сейчас накормлю, - засуетилась бабушка. Обе ахнули, когда он снял рубашку.
-  Откуда синячище? – спросила бабушка.
-  Подрался, наверное, из-за невесты, - предположила Светка.
-  Чепуха, - сказал Миша, упал неудачно, стукнулся плечом о бордюр. – Через  неделю-другую заживет.

+1

39

Кадфаэль написал(а):

Тысячи безнадежно устаревших танков  будет пущена к концу века на переплавку

Спасибо, исправил

0

40

Эпилог

Разговор затянулся. Георгий Николаевич предложил русский пропустить, повел Мишу в буфет, где они за чашкой чая продолжили обсуждение животрепещущего вопроса.
-  Значит, ты, и начало войны с Германией увидел? – спросил физик.
-  Увидел, - подтвердил Миша, - только срок как в тумане был. Нет у меня уверенности, что  Гитлер нападет именно летом сорок первого. Прежде, в тридцать восьмом году, будут бои на озере Хасан, а после война с Финляндией.
-  Страшные вещи тебе открываются, Саша, впору в бога начать верить, - задумчиво произнес Георгий Николаевич, -  в одном я уверен, такие знания мы не вправе  скрывать. И под пули тебе лезть нельзя.
-  Я не боюсь оказаться на фронте, - сказал Миша, - но, помнится, в фильме «Чапаев» Петька сказал: «Пуля дура».
-  А Василий Иванович ответил: «Но, ты же не дурак!» - усмехнулся физик. – Вот и мы с тобой, не дураки, должны что-то придумать. Я бы предложил следующее: восьмой класс закончишь и пойдешь к моему ученику, работать будешь в физической лаборатории. Тебя возьмут лаборантом.
-  А как же школа? Я учиться хочу! Меня родители пилить будут!
-  Никуда не денется школа, - отмахнулся Георгий Николаевич, - пойдешь в вечернюю, закончишь десятый класс, поступишь в институт. Я с Петром, это мой ученик, начальник лаборатории, поговорю, расскажу, как ты открытиями фонтанируешь, прямо-таки рог изобилия. На фронт тебя не отпустит, будешь новинки и изобретения в производство внедрять. Как тебе такой вариант?
Мише ничего не оставалось, как согласиться. Вариант и, в самом деле, был неплохой.
-  А Петьку можно с собой взять? – спросил он.
-  Ты в нем уверен?
Миша рассказал, как Петька за него заступился перед директором.
-  Вон оно что, - сказал физик, - а я еще думал, почему Палыч тебя из школы не погнал. Ему ведь потом звонили откуда-то сверху, грозили карами. Я постараюсь сделать так, чтобы никто не узнал, где ты будешь работать и учиться. Те ребята вряд ли, так просто, от тебя отстанут. Что касается твоего приятеля, поговори с ним, согласится, провентилируешь вопрос на месте. Лаборатория расширяется. Уверен, им второй лаборант не помешает. Вдвоем и в вечернюю школу пойдете. И еще совет, устройся сразу в общежитие. Я Петра предупрежу, чтобы местечко выделили. Дома тебя опять-таки злодеи могут найти. И до самого последнего дня не говори никому, что уходишь. Надо еще экзамены за восьмой класс сдать.
-  Экзаменов я не боюсь, - сказал Миша.
-  Значит, договорились. Сейчас иди, у тебя следующий урок, какой?
-  Геометрия, - ответил Миша и отправился в класс.
-  Ты опять с нашим физиком болтал? – спросил Петька.
Валентина, как обычно, насторожилась. Слушает, пусть!
-  Он обещал принести задачник с решениями.
-  С какой радости?
- Я сказал, что хочу после десятого класса поступить в Университет на физический факультет.
-  Что будущий великий физик сделал с моим женихом? – сквозь зубы прошипела Валентина.
-  Он получил то, что собирался сделать со мной, - ответил Миша, - хотя я с ним  не думал ругаться.
- Тебе это припомнят, - сказала она, - вместо Университета окажешься там, где  валят лес. А я буду смеяться над неудачником.
Петька хотел сказать что-то, Миша его остановил.
-  Валька, знаешь, как можно рассмешить Бога? – спросил он.
-  Я вообще-то неверующая, - ответила та.
-   Рассказать ему о своих планах.
-  Эй, на первой и второй парте, - строго прикрикнула Ольга Степановна, - кто там больше всех болтает? Петров, ступай к доске. Будешь решать задачу на равенство треугольников.
У доски Миша получил пятерку. Закончился урок, а за ним и учебный день. До экзаменов осталась неделя, после чего нашему герою предстояло начать новую, самостоятельную, жизнь. В августе он устроился работать к Петру, бывшему ученику Георгия Николаевича, куда позже перетянул школьного друга. Осенью они вместе поступили в вечернюю школу, в девятый класс. И устроились в общежитии при лаборатории. Открытия, которые были сделаны с Мишиной помощью,  позволили за короткое время оснастить танковые и авиационные части надежной радиоаппаратурой. На экспериментальном заводе собрали реактивный двигатель. Вскоре такие двигатели пошли в серию. С Америкой удалось договориться о  поставках в СССР столь необходимого для авиации алюминия. Новые двигатели стали устанавливать на новейшие истребители со стреловидным крылом, которые на несколько лет раньше, чем в иной реальности, получили обозначение «Миг-15». Миша торопился, при этом ясно понимая, что далеко не все успеет сделать.
Мировая война началась в положенное время. В тридцать девятом году Германия напала на Польшу, после Финской кампании был заключен знаменитый пакт, позволивший СССР отодвинуть начало войны. Летом сорок первого германские войска, перейдя границу, столкнулись с незнакомой техникой. В небе появились стремительные, похожие на стрелы, серебристые самолеты, врага обескуражили новые танки, оборудованные совершенной радиоаппаратурой. И, хотя противник захватил Киев, дальше продвинуться не смог. Рухнули планы, прописанные в «Барбароссе». Советский Союз оказался далеко не таким отсталым, каким представлялся руководству рейха. Миша с другом Петькой, все же, отправился на фронт. Петр Васильевич, начальник лаборатории, в это время всерьез и надолго угодил в больницу. Никто даже не подумал оставлять двух молодых лаборантов в Москве. Обоих после посещения военкомата направили под Киев, где в жестоких боях следы нашего героя затерялись. Вскоре захватчиков погнали на запад. В сорок втором году в степях Казахстана была испытана первая советская атомная бомба. И ни единого шанса на победу у Гитлера и его приспешников больше не было. Петр Васильевич к тому времени стал академиком, а человек, подаривший стране технологии из будущего, так и остался неизвестен. Как знать, может быть «управляющий дзета», все же, вернул его назад, в свое время?

                                         Конец

Отредактировано VICTOR (27-03-2020 14:27:38)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Туда и обратно