Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 31 страница 40 из 95

31

Глава двадцать восьмая

ВСЕВЕД  И  СИЛОМЕР

Вся компания собралась на кухне у Нолика и  поглощала сдобные пироги в невероятных количествах. Двоечка считала, что сильное чувство голода явилось следствием последнего путешествия. То ли  результатом нервных стрессов, неизбежных для людей, привыкших к иному образу и темпу жизни, то ли, по мнению Полимера из-за разницы в составе продуктов питания.
Арифметический пес так объелся, что не смог даже  подняться с пола. Он жалобно смотрел на Двоечку, которая сказала: «Сам виноват, обжора!».
-  Я  так и не нашел Всеведа, - говорил Нолик, -   а  время на исходе. Братья теряют последние силы.
-  Здесь я тебе ничем не могу помочь, - сказал Арифметик.
-  Пообщаюсь-ка я пока  с Кощеем. Мы совсем про него забыли.
-  Это опасно! – отец посмотрел на сына с тревогой.
-  Я  мигом!
Кощей Бессмертный не поверил глазам, когда  перед ним в тронном зале появился мальчишка с эмблемой Вольных волшебников на груди.
-   Хорошо, что ты опять явился, - сказал Кощей, готовясь пустить в ход смертоносные заклинания, -  ответь напоследок, что еще тебе  понадобилось? Ты и так  украл  все, что хотел.
-  То был не я, а другой Вольный волшебник, - ответил Нолик, - я пришел  предупредить.
-  Вот как? О чем же?
-  Не строй козни против Лукоморья, царство это отныне  под нашей  защитой.
-   Все разорю, камня на камне не оставлю! – Кощей протянул к Нолику костлявые руки и что-то забормотал.  Пламя охватило мальчика, но не причинило  вреда. Едва огонь погас, он, в свою очередь, направил на  Кощея указательный палец. Старик упал и не смог подняться.
- Помогите! –  выдавил он.
- Я не могу лишить тебя жизни, но  способен забрать твои силы. Хочешь валяться здесь  до скончания времен?
- Нет, нет!
-  Помни о том,  что я сказал, и прощай!
Мгновенная вспышка, мальчик исчез.  Способность двигаться  вернулась к Кощею не скоро. Лишь к вечеру он встал, качаясь, и с трудом доковылял до трона. Отныне ни за что на свете не будет он  связываться с  мальчишками, которые называют себя Вольными волшебниками.
Долго бродил он по запутанным коридорам дворца, пока, наконец, не оказался возле одной  из дверей. В крохотной каморке за столом сидел  узник, древний старик, одетый в ветошь,  с седой бородой до пола.
-  Приветствую тебя, Мудрец!
-   Зачем пожаловал, злодей?
-   Маюсь  бездельем,   не ведаю, чем заняться.
-    Могу придумать для тебя что-нибудь забавное.
-   Например?
-  В далекой юности я был бродячим музыкантом и мечтал написать оперу на тему русских сказок.
-  Оперу?  Это интересно, продолжай!
-   Первую оперу я собирался назвать: «Одним ударом семерых».
- Напиши первую и вторую часть, которую назовешь «Смерть мухобоя».
-  А где взять исполнителей и певцов?
-  В качестве актеров используй призраков, у меня их полный подвал. Ты оперу напишешь, я бабу Ягу в гости приглашу, устроим театр наподобие Лукоморского «Стробоскопа».
-  Что мне за это будет? – поинтересовался старик.
-  Свобода передвижения в пределах дворца, годится?
-  Заметано!
Кто бы мог предположить, что Кощей Бессмертный прекратит вредить соседям и вскоре станет ярым поклонником оперного искусства?
В эту ночь Нолику приснился яркий сон.   Словно он перенесся во времени на год назад и  шагал по тропе с сачком в поисках бабочки Всезнайки.  Каким наивным он  тогда был!
Вдруг он  увидел на поляне хижину из листьев пряного дерева, и мальчика, сидевшего у входа. Мальчик посмотрел ему  в глаза и сказал: «Встретимся, когда прозреешь, Силомер».   Нолик проснулся. Теперь он знал, где искать брата. Он вышел на кухню. Было раннее утро, ярко светило летнее солнце. Отец сидел за столом напротив окна, задумчиво глядя на  зеленеющие деревья, дома, ползущие по дороге телеги.
-  Я ухожу, отец.
-  Надолго?
-  Думаю, скоро вернусь.  Что-то не так?
-  Хотелось бы знать, чем я теперь буду заниматься. К Пятиугольнику  меня  близко не подпустят.
-  Он тебе нужен, этот замшелый Пятиугольник? Не беспокойся, отец. Скоро дело найдется нам  всем. Даже слишком много дел.
Великий Арифметический волшебник  грустно улыбнулся.
-  Спасибо, утешил старика!
Полянка отыскалась быстро. Мальчик сидел все там же,  возле хижины,   отсутствующий взгляд его по-прежнему блуждал в неизведанных далях. Теперь Нолик знал, кого напомнил ему  тогда незнакомец: самого себя.
-  Здравствуй, Всевед, - поздоровался он.
-   Здравствуй, Силомер.
-   Пошли со мной, братья  ждут.
Всевед вздохнул, поднялся с земли и покачнулся, едва не упав.
-   Знаешь, сколько времени я  провел в этой позе? – спросил он.
-    Мы должны спешить.
-    Спешка, брат мой, мешает созерцанию.
-   А созерцание покрывает тебя мхом и лишает радостей жизни, - в тон ему добавил Нолик.
-   Ты все так же нетерпелив, Силомер!
Вскоре они добрались до каменного куба. Всевед дотронулся до  двери, та открылась.
- Фу, какая  духота. Три тысячи лет без проветривания, это чересчур, - Он  присел к столу и протянул к огню руки.
-   Вселенский холод! – пожаловался он.
Нолик присоединился к братьям.  Черные сполохи стали угасать.
Было видно, что  братья теряют остатки сил. Нолик испугался, как бы  они  не упали в обморок, прежде чем периметр закроется.
К счастью,  обошлось. Они с Всеведом успели вовремя. Черное пламя, наконец, погасло, отверстие затянулось. Братья, шатаясь, поднялись,  выбрались наружу и без чувств повалились на травянистый пригорок. Остались стоять Всевед и Нолик.
-  Из нас пятерых повезло только тебе, Силомер. Когда все случилось,   сквозь тысячелетия тебя перебросило в эту эпоху. Тысячелетия тебя не затронули,  прошли мимо. Ты отделался  потерей памяти и обгоревшей одеждой.  Теперь ты моложе нас на целых три тысячи лет. А мы  безумно устали,  постарели.  Мы жаждем покоя, и более не собираемся вмешиваться в мирские  дела.   
Когда братья придут в себя, мы отправимся  вглубь диких лесов и останемся там навсегда. Больше нам для полного счастья ничего не  нужно.
-  Это ваш выбор, брат, и я его уважаю, - ответил Нолик.
-  Прощай, Силомер!
-  Будь счастлив, Всевед.
  Они крепко обнялись, затем Нолик, он же Силомер,  решительно зашагал прочь.

                     ЭПИЛОГ

На пустыре рядом с библиотекой за одну ночь возникло стильное двухэтажное здание.  Надпись  над входом гласила: Туристическое агентство «Вольные волшебники»,   путешествия и приключения. Не упустите  шанс, знакомьтесь  с   не волшебным миром!
Прохожие, спешившие утром на работу, удивленно  качали головой. Поначалу реклама была воспринята как очередная шутка, коими  любят развлекаться жители Лукоморска.
Однако, приглядевшись к картинам, выставленным в витрине, люди стали понимать, что это не розыгрыш и вовсе не шутка. На движущихся картинах можно было видеть большие железные телеги, полные пассажиров. Они проносились по улицам с умопомрачительной скоростью. Металлические телеги с крыльями, как у птиц, летели по небу, другие, стремительные и изящные, плыли по морям.
  Вскоре у витрины собралась толпа. Кто-то открыл дверь и вошел в здание. В холле  за большим столом  сидел бывший член Пятиугольника Великий Арифметический волшебник.
- На самом деле можно отправиться в  путешествие? – поинтересовался посетитель.
-  Первые десять человек  участвуют в туре бесплатно. В дальнейшем цена будет зависеть от маршрута, - ответил Арифметик, -  в пределах от двухсот до трех тысяч лукомов.
-  Можно узнать, какие это маршруты?
Великий Арифметик протянул посетителю красочный буклет, отпечатанный  там,   на цветном лазерном принтере и затем размноженный   здесь при помощи умножалок.
Вскоре  явился второй посетитель, затем третий. Моментально набралось десять желающих. Все, как один выбрали самый простой тур. Никто не знал, что их ждет. Смутные слухи и раньше ходили по городу. О том, что неожиданно объявились Вольные волшебники, которые могут свободно перемещаться по разным мирам. Про склоку в Совете, в результате которой едва не передрались два древних бога. Хотя в точности никому ничего не было известно.
Репортаж, сделанный Хрячиком, так и не увидел свет, потому что  со словами: «Нечего зря будоражить людей!» запоминалку в тот же день  изъял у поросенка Геометр, член Пятиугольника.
Поэтому подвергнуть себя риску и  уехать надолго никто не решился. Впоследствии все десять путешественников  об этом сильно жалели.
Впрочем,  впечатлений и так набралось более чем достаточно. Прежде всего, Великий Арифметик вручил каждому памятку, в которой  разъяснялось, как следует себя вести в не волшебном мире:
Не применять формул, мощность которых превышает одну пятидесятую «ВВ», кроме  случаев, представляющих  угрозу для жизни.
Не предпринимать самостоятельных перемещений помимо маршрута. Общаться с  местным населением   только в присутствии гида.
Ни под каким видом никому не  рассказывать о Лукоморье.   В случае расспросов заучить простую  легенду:  сами из провинции, из глухой деревни,  ничего не видели и не знаем.
Не провозить в Лукоморск сувениры и механизмы, работающие на простых, не волшебных принципах.
Далее следовал перечень правил, как следует вести себя в магазинах, общественных местах, кинотеатрах и так далее.  В трудных ситуациях  предлагалось обращаться к гиду.
-  Что же, мы самостоятельно не можем шагу ступить? – возмутился кто-то.
-  В путешествии примет участие только тот, кто согласен с предложенными  условиями, - жестко ответил Арифметик, -  не нравится, можете оставаться дома. Мы никого за уши не тянем. 
-  Что же нам разрешается делать?
- Вы можете пользоваться запоминалками, отдыхать и набираться впечатлений.
В конце концов,  десять туристов прошли сквозь широкие двери вглубь здания и оказались в обширном помещении, напоминающем ангар. Здесь их  ждала  железная телега со стеклянными окнами. Туристы таращились на это невиданное чудо, когда к ним  подошла девочка-гид.
- Здравствуйте, меня зовут Двоечка.  – Представилась она.  – Наш автобус проследует через города Владимир и Суздаль. Предлагаю пассажирам занять места.
Автобус тронулся,  путешествие началось.
В это время в помещение агентства вошел человек, которого в Лукоморске все  знали, как Веника.
-  Привет Арифметику, - сказал он.
-  Здравствуй, Златогор.
-  Здорово вы придумали, людей на ту сторону возить!
-  Идея принадлежит Нолику.
-  Он на самом деле  Вольный волшебник? Мы, древние боги, в те давние времена воевали с их непобедимой империей. А я все ломал голову, где же мог его видеть?  Конечно же, на стенах крепости! Кстати,  где он сам?
-    Он скоро должен подъехать.
- Странное выражение: «подъехать»! Ведь вы умеете мгновенно перемещаться, не так ли?
-  Мы стараемся как можно лучше соответствовать образу жителей той стороны, и как можно реже  пользоваться волшебством.
Веник-Златогор вздохнул.
- Честно говоря, я сначала был против подобной затеи, а теперь понимаю, что вы  нашли единственно правильное решение.
Он замолчал. Великий Арифметик терпеливо ждал продолжения. Он уже догадался, о чем пойдет речь.
- Как бы  устроиться  на работу в ваше агентство? Вам ведь  нужны опытные люди. И люди, и боги, даже такие старые, как я.
-   Нолик предупреждал, что ты явишься с подобной просьбой.
-   И…?
-  Вражда между Вольными волшебниками и древними богами давным-давно ушла в прошлое. Нолик сказал, что с удовольствием возьмет на работу  и тебя, и твоего брата.
Лицо Златогора расплылось в широкой улыбке.

                  К О Н Е Ц

0

32

ВОЛШЕБНАЯ  ЛАВОЧКА

Данчик  любил гулять с мамой по лесопарку. Когда-то, давным-давно, здесь были дремучие леса, водились в изобилии кабаны и лоси, бегали ушастые зайцы, может, и леший бродил среди деревьев, но за последние  двести лет леса повырубили, оставив вокруг города  небольшие зеленые островки. Чтобы горожанам было, куда пойти  глотнуть свежего воздуха. Сначала появлялись деревни, потом, словно грибы,  вырастали  каменные дома. Небольшой кусочек некогда дикой природы сохранился недалеко от дома, где жил Данчик. Когда  спохватились, что без лесов город начнет задыхаться, тогда и  объявили  лесопарк зоной, охраняемой государством.
Приятель Петька из соседнего подъезда нашептал Данчику по большому секрету, что посередине заповедного лесочка на полянке находится волшебная лавочка. Ее якобы  в незапамятные времена поставил некий  славянский языческий бог, имени которого в памяти человеческой не сохранилось. Если кто на эту лавочку сядет, того ждут настоящие чудеса.
-  Какие такие чудеса? – недоверчиво спросил Данчик. Петька в ответ пожал плечами.
-  Этого никто не знает. Мне об этом рассказал Мишка, Мишке Гришка, а Гришке Федька первоклассник.
-  А Федька откуда узнал? Или сам выдумал?
-  Не хочешь верить, не надо, - надул губы приятель, - только кому-то из Федькиного класса на той лавочке один раз довелось посидеть.
-  И что с ним случилось? Может, просто лавочка оказалась покрашенной, вот он и выдумал про всякие чудеса? Потому что  штаны его чудесным образом поменяли цвет? Из коричневых зелеными стали?
-  Сам ты цвет поменял, и стал зеленым, - обиделся Петька и ушел домой. Данчик задумался. Как и всякому мальчишке в его возрасте, ему ужасно хотелось стать свидетелем каких-нибудь чудес. Вот и стал он с этого  дня бывать с мамой в лесопарке. На первый взгляд, вряд ли здесь оставалось место волшебству. Парк постоянно чистили и убирали, но все равно часто попадался мусор, бутылки, обрывки бумаги и пивные банки. Данчик удивлялся, зачем дядькам нужно непременно пить пиво в таком удивительном месте. Пили бы себе дома, а здесь слушали пение птиц и любовались ромашками. Много раз ходил Данчик с мамой по лесу, но поляны не видел. В конце концов, махнул рукой, решил, что все это Петькины выдумки.  Но  в лесопарк ходил по-прежнему. Уж больно хорошо здесь было.
Но вот однажды жарким июльским утром оказались они с мамой на маленькой уютной полянке. Мама присела на бревнышко отдохнуть, а Данчик устремился на другой конец поляны, где неожиданно увидел лавочку.
-  Мама! – крикнул он. -  Иди ко мне, тут лавочка!
Но мама в ответ только махнула рукой, словно не видела никакой лавочки.
Лавочку красили  очень давно, коричневая краска местами облупилась, открывая потемневшее дерево. Неожиданно наш герой обнаружил на лавочке  древнего старика, одетого старомодно, с клюкой в руке. Старик ему улыбнулся и сказал: «Не бойся меня, мальчик, присаживайся».
-  Я не боюсь, - ответил Данчик, подойдя ближе, - а вы кто?
-  Я хранитель, - отвечал старик, - и не каждому открываю это место.
-  Почему?
-  Только тех допускаю, у кого чистые мысли. Если, например, кто-то захочет заработать с помощью лавочки денег, больше на нее никогда не сядет.
-  А как же моя мама, - расстроился Данчик, - она что, тоже не сядет? Она лавочку не видит?
-  Взрослым сюда хода нет, - подтвердил старик, - они все думают о деньгах, и  том, как их добыть. Даже самые добрые взрослые думают об этом. Но ты, я вижу, устал? Присядь!
Данчик послушался, в тот же миг его собеседник исчез.  Наш герой удивленно повертелся направо и налево, старичка не было видно. Но вот он сидит на волшебной лавочке, где же чудеса? Или исчезновение хранителя и есть то самое единственное чудо?
«Петька обманул, и старичок обманул!», - расстроился Данчик. Ему стало грустно и обидно до слез. Он подумал, что чудеса  случаются только в сказках,  на самом деле их не бывает.
-  Сейчас бы попасть к Максиму, - подумал он, вспомнив двоюродного брата, - вот бы мы повеселились, поиграли и попрыгали!
Они с братом были неистощимы на выдумки.
К сожалению, Максим с мамой были сейчас далеко,  отдыхали в Египте.
Что-то мелькнуло перед глазами. Данчик обнаружил, что стоит на песчаном берегу ярко-синего моря, все вокруг было залито солнечным светом. Вдруг словно ураган налетел на него.
-  Данчик, ты откуда? – закричал Максим. Они принялись бегать по пляжу, кувыркаться и с разбегу плюхаться в соленую воду. Мама Максима в это время загорала неподалеку. Изредка она кидала взгляд на сына, при этом словно не замечая Данчика.
Наш герой от души веселился. Когда надоело бегать, принялись строить песчаные замки, наблюдая, как их постепенно разрушают волны. По морскому заливу скользили легкие яхты, неторопливо проплывали большие пассажирские лайнеры. Над водой с криками носились чайки.
-  Максим, собирайся, нам пора на обед! – позвала брата мама.
«А ведь моя мама  волнуется!», - подумал Данчик и вдруг увидел, что опять сидит на лавочке. Штанишки и футболка его были в соленой морской воде.
-  Где ты в такую жару лужу нашел? – удивилась мама. Заметив выступившие пятна соли, она покачала головой, но ничего не сказала.
Данчик едва дождался следующих выходных. Они с мамой снова пришли на эту поляну. Старичок издали приветливо помахал ему рукой и исчез.
На этот раз Данчик пожелал отправиться в Америку к тете Наде, маминой подруге.
Тетя Надя недавно вышла замуж за американца и жила с  ним в собственном доме в Калифорнии.
В Америку Данчик попал без всяких трудностей. Был поздний вечер, прямо перед ним оказался большой коттедж, окруженный плодовыми деревьями.
-  Здравствуйте, тетя Надя! – громко обратился к ней Данчик.
Но та  прошла мимо, даже не обернувшись в его сторону. Словно на голове мальчика была надета шапка-невидимка.Следом за тетей бежала большая черная собака, которая остановилась, посмотрела на него и зарычала. Шерсть у нее на загривке стала дыбом.
-  Бен, замолчи! – прикрикнула на собаку тетя Надя. Однако лохматый Бен никак не мог успокоиться. Он принялся ходить кругами вокруг Данчика, норовя ухватить за пятку.
-  Что это такое сегодня с собакой? – удивлялась тетя Надя.
В конце концов, нашему герою это надоело, и он вернулся в лес, на лавочку.
-  Мама, а я тетю Надю видел, - похвастался он, подбежав  к маме. Мама загорала на пеньке, наслаждаясь тишиной и ароматами трав. Она не заметила его недолгой отлучки.
-  Выдумщик! Тетя Надя в Америке и, скорее всего, сейчас спит. Когда у нас день, у них ночь.
-  Не ночь, мама, а вечер, - возразил Данчик.  -  Тетя Надя сказала своей собаке Бену, чтобы он попусту не лаял.
-  Я не помню, чтобы говорила тебе кличку ее собаки, - мама задумчиво посмотрела на сына и улыбнулась.
Откуда-то Данчик знал, что маме нельзя рассказывать про лавочку. Он даже Петьке не стал говорить о своих путешествиях. Хотя Петька несколько раз приставал с расспросами.
-  Сказки это, - отмахнулся наш герой. Окажись Петька, например,  в Америке и, Данчик был уверен, стянул бы что-нибудь из тамошних магазинов. Тем более, если его никто из взрослых не мог увидеть. Петька несколько раз высказывался на тему ноутбука, о котором долго и безнадежно мечтал. Не видать Петьке волшебной лавочки, не видать Америки, как своих ушей!
Но однажды Данчик встретил во дворе приятеля, тот был задумчивый и грустный. Оказалось, мама его серьезно заболела, срочно нужно лекарство, которое есть только в Америке.
-  Папа заказал, но когда его привезут? – сказал приятель. Данчик выяснил название лекарства и, ничуть не раздумывая, отправился к лавочке. Позволит ли ему лавочка сделать то, что он задумал?
В Америке искать пришлось долго. Спросить, где находится аптека, он не мог. Не знал языка, да и взрослые его не видели.
Наконец, он отыскал то, что нужно, взял лекарство с полки и вернулся назад. Он был уверен, что это его последнее путешествие. Ведь он совершил кражу! Но ничуть не жалел об этом.
Как обрадовался приятель, когда он вручил ему коробку с лекарством. Добавив при этом, что именно такое лекарство недавно привозила тетя Надя.
Когда в очередной раз они с мамой отправились на прогулку, Данчик пребывал в полной уверенности, что чудеса закончились. Каково же было его удивление, когда на лавочке он увидел давешнего старика.
-  Ты молодец, - сказал тот, - все сделал правильно.
-  Но я же украл…, - пробормотал Данчик.
-  Жизнь человеческая дороже денег, - ответил старик и добавил, -  теперь послушай внимательно. Время мое выходит, и больше меня здесь ты не увидишь.
Данчик пытался возражать, но старик его прервал.
-  Кто-то должен стать хранителем лавочки.
-  Но я…
- Это не так трудно, как ты думаешь. Заглядывай иногда летом на поляну. После зимы лавочку от грязи протереть нужно, мусор убрать. Что делать дальше, сам догадаешься.
-  Но я скоро вырасту, стану взрослым…. – возразил Данчик.
-  Я тоже взрослый, даже слишком, - вздохнул старик.
Так Данчик стал хранителем. Время от времени он заглядывал на поляну, иногда совершая дальние путешествия. Он брал с собой фотоаппарат. Мама удивлялась, откуда такие удивительные снимки, но он даже не пытался ей объяснить. Все равно бы не поверила, да и нельзя было говорить правду.
Однажды заметил на поляне ребят, сверстников, они усиленно что-то искали. Ему показалось, что лица у них испачканы чем-то черным.  Он собирался, было, подойти и сказать, чтобы они умылись, но потом понял, в чем дело. Они хотели денег. Чернота их души открылась только Данчику.  Лавочку они, разумеется, так и не нашли, жадность  застила глаза.
Вскоре наступила осень, за ней пришла зима. Данчик с нетерпением ждал лета, когда снова можно будет наведаться к волшебной  лавочке. Он знал, что будет молчать, хранить тайну. До тех пор, пока сам не станет, как тот старик и какой-нибудь мальчик с чистыми помыслами  не явится ему на смену.
А пока перед ним был открыт весь мир,  к тому времени он успеет обойти  земной шар, все его самые укромные и отдаленные уголки.

0

33

ВОЛШЕБНЫЙ  ПОСОХ

ГЛАВА  ПЕРВАЯ

На  даче

                 В середине августа месяца, вернувшись из летнего лагеря, Маша и Петя Ивановы,  ученики  седьмого «А» класса средней школы,  отправились к бабушке в деревню.
- Бабушка вас ждет, не дождется, - сказала мама.
- Попадете в самый ягодно-фруктовый сезон, - добавил папа. 
            Как давно они не видели друзей, соседских ребят Мишку с Гришкой!  Маша и Петя сели на электричку и меньше, чем через два часа обнимали и целовали бабушку, которая была им несказанно рада. 
           Они прошли в дом и уселись пить чай.  На столе стоял любимый бабушкин самовар и, по крайней мере,  десять видов варенья.
- Откушайте варенье из крыжовника, пальчики оближете, - предложила бабушка.  -   Вас, между прочим,  соседи заждались, Гришка с Мишкой. Надежда каждый день интересуется, когда мол, Маша с Петей приедут. А ребята ее последнее время постоянно заглядывают. Даже в огороде мне помогали. То воды принесут, то доску, какую приколотят. Молодцы, в общем, настоящие тимуровцы. - Маша с Петей не знали, кто такие тимуровцы, но по смыслу догадались. На Мишку с Гришкой это не очень было похоже. Воистину,  земля перевернулась!
                 После чая Маша и Петя отправились к соседям. Что и говорить, они тоже соскучились по друзьям. У соседей в огороде наши герои встретили тетю Надю, маму Мишки и Гришки.
                 -  Молодцы, что приехали, - сказала она. -  Проходите, ребята  в доме.
                 -  Ура, Маша с Петей! – хором воскликнули Мишка с Гришкой, увидев  наших героев.
                 -  А мы за лесом такую пещеру нашли, - затараторил Мишка, - глубокую. До дна так и не смогли добраться.
                 -  А в лесу  шалаш сделали, - поспешил сообщить Гришка, - целый дом.
- Ну, уж и дом, - недоверчиво произнес Петя.
- Два этажа, - гордо сказал Гришка, целую неделю пилили и сколачивали. Это наш наблюдательный пункт.
- И за кем же вы наблюдаете? – поинтересовалась  Маша.
- Ну, за дорогой, хотя ее оттуда и не видно…
- Мы  хотели планер смастерить, - признался Мишка, - и сигануть с вышки.
- Вот и соорудили двухэтажную вышку в лесу. Думали сделать пять этажей, да не получилось. Третий этаж завалился. Хорошо,  успели отскочить, а то бы придавило.
- Ну, ребята, вы даете, - сказал Петя, - и чем же закончилась история с планером?
- Не было никакого планера. Зачем его делать, если нет ни вышки, ни подходящей горы? Единственная  пригодная гора за соседней деревней, а это часа три топать. Далековато.
                Петя слушал и удивлялся. Год назад соседские ребята, не раздумывая, соорудили бы планер, и только после этого стали бы соображать, откуда на нем летать? Но вот прошел год, и оболтусы сильно изменились. Стали предусмотрительными, рассудительными, даже бабушке в огороде помогали.
- Ну, а как здесь насчет грибов? – поинтересовался Петя.
-     Полно грибов, - оживился Мишка, - на прошлой неделе дожди шли, так что грибов навалом, да каких!
-     Не пойти ли завтра за грибами? – спросила  Маша.   Предложение было встречено с восторгом. Решили  отправиться рано утром. До вечера договорились сходить на речку искупаться, что и сделали с удовольствием. Лес, река, солнце и песчаный пляж, что еще можно было желать для полного счастья?

0

34

ГЛАВА  ВТОРАЯ

                                             Велес

                На следующий день, рано утром наши герои с Мишкой и Гришкой  отправились в лес. На небе не было ни единого облачка, день обещал быть солнечным и жарким.
- В какую сторону пойдем? – спросила Маша.
-    К болотам, в глухомань, - отозвался Мишка, - там самые грибные места.
-    И самые гиблые, - заметила Маша. От нехорошего предчувствия ей вдруг стало зябко.
-    Я в этих гиблых местах каждую тропинку знаю, - похвалился Мишка.
-    А я знаю наперечет кротовые норы, знаю, где живет лиса, а также могу вас вывести к запруде, которую построили бобры, - добавил Гришка.
-   Еще скажи, что с каждым бобром знаком персонально, - язвительно заметила Маша.
-   Не бойтесь, не заплутаем, - успокоил друзей Мишка, - зато грибов наберем. У  вас корзины вон какие здоровенные. Или хотите с пустыми руками вернуться?
                С пустыми руками ни Маша, ни Петя возвращаться не собирались. Бабушка выдала им огромные корзины. На вопрос, есть ли в доме корзины поменьше, она только развела руками.
                Что  касается Гнилой балки, а именно так назывались глухие, непроходимые леса к северу от деревни, места эти обычно избегали даже заядлые грибники. Ходили слухи, что ведет туда якобы  стратегическая дорога,  что расположена там некая секретная военная база, или подземный завод какой. На деле же в той стороне лежали сплошные  топи, либо заболоченные участки. Места были  непроходимые. Лес стоял плотной стеной, ветви повсюду переплетались наподобие колючей проволоки. Ни Маша, ни Петя никогда не слышали, чтобы через Гнилую балку пролегали  тропы. Леса тянулись дальше на север на десятки километров, буйностью своей, напоминая сибирскую тайгу. Разве что кедры здесь не росли, да зверья дикого было поменьше. Водились в основном, кабаны да зайцы. Только вот изредка случалось, что люди там пропадали. Поговаривали, несколько лет назад какой-то грибник бесследно сгинул в тех местах.
                Ни Маша, ни Петя не желали выглядеть перед друзьями трусами. Они подхватили свои внушительные корзины и решительно отправились к Гнилой балке. Кроме страха, было ведь и любопытство! Бобровую плотину они посмотреть бы не  отказались. А Мишку с Гришкой в этот день словно прорвало. Чем дальше они углублялись в лес, тем больше похвалялись.
-  Я эту балку вдоль и поперек излазил, - говорил Гришка.
- Да я там любой кустик с закрытыми глазами отыщу, - вторил брату Мишка.
-   Ты с открытыми глазами нас потом назад выведи, - в конце концов, не выдержала Маша. Мишка в ответ только презрительно фыркнул.  Братья болтали безумолку, а Маша с Петей пытались запомнить дорогу.  Лес становился  гуще, почва под ногами влажно захлюпала. Не было здесь ни тропинок, ни дорог, но вперед идти пока еще можно было, не пользуясь ножом или топором. Деревенские мальчишки топали себе беззаботно, и постепенно их уверенность передалась Маше и Пете.
-   Где же грибы? – спросила Маша, когда они ненадолго остановились передохнуть.
-   Потерпите немного, будут и грибы, - подмигнул Мишка.
               Они вышли на поляну. Маша с Петей ахнули.  Ровными рядами стояли подосиновики с красными шляпками, дальше виднелись подберезовики, еще дальше боровики, все как один, ровные и крепкие. Надо сказать, открывшаяся красота оказалась полной неожиданностью  для деревенских мальчишек. Но они быстро опомнились и бросились собирать грибы. Старались не отставать  и Маша с Петей. В радостной суматохе не сразу обратили внимание на потемневшую от времени маленькую избушку, что виднелась на противоположном краю поляны у самого леса. Они ее заметили, только набрав полные корзины.
- Ух,  ты, - сказал Мишка, - какая древняя изба!
-    Может,  скит староверов? - Предположил Петя, хотя смутно представлял себе, что такое скит и кто такие староверы. 
-    Если бы здесь жили староверы, мы бы давно об этом знали, - ответил  Мишка, - надо выяснить, кто здесь живет.
                 С этими словами он решительно направился к избе.
                 -   Вообще-то, я эту поляну впервые вижу, - осипшим голосом признался  Гришка. Видно было, что ему слегка не по себе. Он подхватил свою корзинку и поспешил за братом. Машу вдруг  охватило нехорошее предчувствие. Все это было очень похоже на странный сон, или на сказку. Нигде в мире  не было таких грибных плантаций. И подобные избушки встречались разве в сказочных фильмах, или на детских площадках.
                 -  Ребята, стойте! – крикнула Маша, бросаясь вслед за братьями. Но они ее не слышали. Они уже поднимались по скрипучим деревянным ступенькам. Маша  была уверена, что сейчас случится что-то ужасное.
                 -   Что с тобой? – спросил Петя, следуя за сестрой. Он не чувствовал никакой опасности.  Ребята в это время открыли дверь и исчезли  в избушке. Дверь за ними со стуком захлопнулась. Маша, наконец,  добралась до домика. Вблизи он производил  странное впечатление. Стены, сработанные из толстых бревен, потемнели от времени. Единственное окошко не пропускало свет и казалось абсолютно черным. Крыльцо, как таковое, отсутствовало, а к криво сколоченной двери вели деревянные ступеньки без перил.
                 Маша пыталась открыть дверь, но у нее ничего не вышло. Подоспел Петя. Они повторили попытку  с тем же результатом.
                 -  Ребята, Миша, Гриша! – позвала Маша, но ответом была тишина.
                -  Что делать? Я чувствую, с ними стряслась беда, - дрожащим голосом сказала Маша.
                - Какая тут может быть беда? –  возразил Петя.
                Маша без сил опустилась на ступеньки. При этом она случайно задела   массивный посох, стоявший у стены. Посох, набалдашник которого был выполнен в виде головы старика, упал на землю.
                -  Разве можно так толкаться, никакого уважения к старшим, - раздался скрипучий, словно деревянный, голос. Маша  испуганно подскочила. Они с Петей онемели от изумления. На их глазах дубовый посох превратился в неказистого старичка в полотняных штанах, лаптях, и  рубахе, подпоясанного веревкой.
                 -  Аккуратнее надо быть, молодые люди, - ворчливо сказал старичок, поднимаясь с земли, - да  повежливее. Мне, все же, как-никак, не одна тысяча лет.
                 Старик потер ушибленный бок.
-  Радикулит у меня, и без вас спина и бока болят.
                Маша и Петя стояли с разинутыми ртами, вытаращив глаза. А старик, тем временем, присел на ступеньку, как раз туда,  где только что сидела Маша.
                -  Не та нынче молодежь пошла, - сокрушенно заметил  он, - то ли бывало, раньше. И поклонялись, и дары подносили. А как старый стал, совсем  забыли. Иные и слыхом не слыхивали, кто такой Велес. Ну и ладно. Мне бы на пенсию выйти, да на теплой печке лежать, только у нас, древних богов, профсоюза своего нету.  А то бы я подал жалобу. Старика сто тысячелетнего, да по земле валять, где ж это видано?
- Простите, дедушка, я нечаянно, - вымолвила, наконец, Маша.
- Нечаянно, - брюзгливо повторил дед, глядя на ребят из-под насупленных бровей, - каково, а? Да передо мной народишко  всю жизнь трепетал, а вы: нечаянно! Стоит мне только дунуть, и улетите вы на другой конец земли, куда Макар телят не гонял. Хоть и старый я, а силой волшебной по-прежнему полон. Разве что маленькую слабость себе позволяю, поспать люблю.
- Зачем клюкой прикинулись? – поинтересовалась Маша. Старик на мгновение прервал свой монолог, подивившись такому неразумию.
- Вот сорванцы, - сказал он, - вы хоть знаете, где находитесь?
- На поляне с грибами, - ответил Петя, кинув взгляд на полные корзины.
- На поляне, - ехидно повторил старик, -  это гиблое место люди давным-давно обходят стороной. Капище здесь было,  волхвы когда-то приносили  богам богатые дары. В том числе, богу солнца Дажбогу, отцу его, богу неба Сварогу,  а также мне, Волосу, сыну Рода,  покровителю дикой природы  и домашнего скота. Не верите? Могу одарить богатством, стадом коров, к примеру.  Или принять обличье  быка, козла, даже  единорога. Могу и собственный, медвежий облик принять. Потому, как медведь мой тотем. Не желаете глянуть? Ладно, воля ваша. Вот такое это место, а вы говорите «поляна»!
- Все же, зачем  в клюку-то превращаться? – не унималась Маша.
- Прицепилась, яко лист банный, - проворчал старик, - ну, да чего там, объясню. В незапамятные времена, когда вера в старых богов ослабла, место это некогда священное, заняли злые ведьмы. Больно оно им приглянулось, и темных сил прибавило. Стало это место именоваться Кругом ведьм, а в избушке поселилась главная ведьма. Эти злыдни даже вход в нижний мир отыскали, в самую навь. Все святое испоганили.  Дажбог  разгневался и  ушел к отцу своему,  Сварогу на небо, многие из оскорбленных  богов под землей скрылись, где и по сей день, пребывают,  лешие по буеракам разбрелись, русалки да водяные попрятались по дальним омутам.  Пришли  времена христианские. А я это дело, чего греха таить, медведем в берлоге проспал, сбежать не успел. Когда проснулся, главная ведьма хотела меня к себе в услужение приспособить. Я с ней волшебной силой померялся, но одолеть не смог. Слишком много их было. Пришлось обернуться  посохом. В таком виде  они  ничего со мной поделать не могли.     Только  покинуть Круг ведьм с тех пор я  не могу.  Стоит мне, во что живое превратиться, тут  на меня заклятие и наложат. А в образе посоха я неподвижен, как камень. С тех пор счет годикам потерял.  Во сне время быстро бежит.
- В избушке наши друзья остались, - сказал Петя, - как бы    их оттуда вызволить?
- Вы шутите? – удивился  старик. – Там вход в мир подземный. Главная ведьма просто так назад никого не отпустит. Хорошо, если холопами сделает. А то превратит в змей или червей. Она это любит. Говорит, для экологии полезно, когда люди червями становятся. Я, правда, не ведаю, что значит «экология». Может, объясните старику, что это такое?
- Объяснять долго, - ответил Петя, - на это много времени потребуется. Скажи лучше, как Гришке с Мишкой помочь?
- Дело это не простое. А друзья ваши что, тоже грибов набрали?
- Набрали, - подтвердила Маша.
- За такое самовольство ведьма их по голове не погладит. Кстати, когда она с ними разберется,  доберется и до вас, ребятки.  Я  в посох обращусь, а вот вам как быть?
- Сейчас бы пневматический пистолет, или, хотя бы, газовый баллончик, - с сожалением заметил Петя.
- Не ведаю, что сие означает, - сказал старик, - только вас  ни меч, ни щит, никакая броня  не спасет.  Имеется у меня правда  одно соображение. И себе поможете, и меня выручите. Но  действовать нужно быстро.
- Выкладывай, дед, - сказал Петя.
- Я обернусь посохом, а вы меня отнесете за пределы круга. Там главная ведьма  будет  мне не страшна. А я за это служить вам обязуюсь верой и правдой. Целый год, - подумав, добавил он.
- А как же наши друзья?
- Поможете мне выбраться  отсюда,  думаю, что-нибудь скумекаем. Только решайте быстрее, чую я, скоро, ох,  скоро явится она из избушки. Тогда пиши, пропало!
- Что мы скажем тете Наде? – уныло произнес Петя.
- Не горюй,  Велес  нам поможет, - сказала Маша, - только сможем ли мы из этой глухомани выбраться и отыскать  дорогу домой?
- Ноги выведут, - сказал Велес.
                 Маша с Петей моргнуть не успели, как обратился он в дубовый посох. В это время  из избушки донесся глухой стук, дверь скрипнула.
                  -   Бежим! – крикнул Петя, подхватив обе корзины.  Маша, в свою очередь, схватила посох, и они поспешили прочь с ведьминой поляны.                                                                   
                Не обманул Велес. Выбрались они из леса, не заплутали.   Петя совсем запыхался с двумя корзинами. Когда они оказались на опушке, посох  вновь обернулся стариком.
                -  Что, притомились? -  заботливо спросил он.  -  Зато теперь нам ведьмы не страшны.
                -   Ведьмы-то позади, а дом соседки впереди, - сказал Петя, - там тетя Надя живет, мама Мишки и Гришки. Она нас сейчас  спросит, где, мол, ее ребята?
                -  Так, так, - задумчиво произнес Велес, наморщив лоб, - если она вам мешает, я могу обернуться медведем и проглотить ее.
                -  С ума сошел, – возмущенно воскликнула Маша, - тетю Надю глотать!
                Велес понял, что брякнул что-то неподобающее.
                -  Может, ее во что-нибудь превратить? – предложил он.  - Скажем, в свинью. Животное умное, полезное в хозяйстве. Бессловесное. Вопросов  задавать не будет. Не навсегда, разумеется, - продолжал он, заметив бурное негодование  Маши и Пети, - а до тех пор, пока мы не вызволим ваших друзей.
                -  И сколько времени может занять  вызволение? –  поинтересовался Петя.
                Дед почесал в затылке.
     - Может, дня два, а может, и все двадцать потребуются.
                -  Лучше решить проблему как-нибудь иначе, - сказала Маша, - свиньей становиться я бы никому не пожелала.
                -  Тогда можно превратить вашу тетю Надю в овцу. За то время, пока мы будем заниматься ее детьми, с нее можно будет даже состричь шерсть и связать прекрасные рукавицы! Это ведь немалая польза, - самодовольно заключил Велес.
                -  Тетю Надю вообще нельзя ни в кого превращать, -  возразила  Маша.
                -  Как  же быть, – огорчился старик, - может, вы подскажете?
                -  Ну, хорошо бы сделать так, чтобы она была уверена, что Мишка и Гришка ненадолго уехали в город к родственникам.
- Или в летний лагерь, - добавил Петя.
- Отлично, - Велес что-то пошептал в ладонь.
                 Таким образом, все образовалось, к великой радости и облегчению наших героев. Легко представить, как бы терзала их совесть, если бы добрейшая тетя Надя разгуливала по двору в виде овцы или свиньи. К счастью, обошлось. Проходя мимо соседского дома,  Маша и Петя почувствовали  себя не в своей тарелке. Они ждали неудобных вопросов. Но тетя Надя  приветливо помахала им с огорода рукой. Ребята облегченно перевели дух.   Оставался еще один вопрос.
                -  Дома нас ждет бабушка, - сказала Маша старику, - как  тебя ей представить?
                -  Дедушкой! – радостно воскликнул старик, так громко, что куры испуганно убежали в кусты, а Петя чуть не выронил тяжелые корзины. Маша прыснула от смеха. Велес насупился.
                -  Не вижу ничего смешного, - сердито заметил  он, -  таким дедом, как я, гордилась бы любая бабушка, и любая внучка, разве нет?
                -  Конечно, - поспешила успокоить его Маша, - только дело в том, что у нас был настоящий дедушка, Андрей Ермилович, папин папа. И он давно умер.
                -  Так в чем  дело, - не понял Велес, - я приму его облик, и весь сказ.   Разве ваша бабушка не обрадуется? И  мне интересно, ведь семейной жизни у меня никогда не было.
                Петя снова чуть не выронил корзины, представив себе возвращение деда с того света. Поистине, дремучим  богом был Велес!
                -  Нет, так не пойдет, - заявила Маша. При этих словах старик вновь насупился и стал мрачнее тучи.
- Поясни, почему? – спросил он.
- Так не бывает, чтобы люди являлись с того света, - терпеливо пояснила Маша.
- Для нас, богов дело это пустяковое, - пренебрежительно отозвался старик.
- Совсем даже не пустяковое, - возразила Маша, - это тебе не к соседям в гости сходить. Бабушка сразу  раскусит, поймет, что никакой ты не Андрей Ермилович.
- Можно и на нее морок навести, как на вашу соседку, - не слишком  уверенно заметил Велес.  Очень уж тяжело решались эти мелкие, по его мнению, проблемы.
- Давай лучше без заморочек, - сказал Петя, - а то от морока у бабушки может случиться обморок, а там и до инфаркта рукой подать.
- Будет лучше, если ты явишься в дом в виде посоха, а оживать будешь только тогда, когда рядом кроме нас с братом никого не будет, - решила  Маша.
- И сделай посох поменьше и полегче, - добавил Петя.
- Придется слушаться вас, - скрепя сердце, согласился старик, - как и обещал, ровно год, но ни мгновением больше.
                 Маша вздохнула, отгоняя тревогу. В конце концов, год срок не малый.  Может, за год слегка образумится языческий бог? Как хотелось Маше в это верить!
                 Вскоре они добрались до дома с полными корзинами грибов и маленьким дубовым посохом в руках. Деревянное лицо старика, выполненное в виде набалдашника, казалось, лучилось обидой. Губы были крепко сжаты, брови насуплены. Впрочем, это  уже было не  важно. Одно дело явиться в дом с каким-то посохом, и совсем другое – с ожившим дедушкой Андреем Ермиловичем!
                Бабушка детей заждалась. Обед давно был готов,  и грелся на плите, а к чаю, бабушка испекла обожаемый всеми черничный пирог.
                 -  Сначала щи и картошка с курицей, - сказала бабушка. Маша с Петей предпочли бы начать с пирога, но с бабушкой спорить было делом безнадежным. Пока дети обедали, старушка не переставала удивляться, как им  удалось набрать столько грибов.
- Не иначе, место грибное отыскали? – спросила она.
- Набрели случайно, - махнула рукой Маша.
                 Наконец, они покончили и с первым, и со вторым. Бабушка поставила на стол пыхтящий самовар и отправилась на кухню за пирогом. Было слышно, как она гремит кастрюлями и о чем-то сама с собой рассуждает.
                 -  Как давно я не ела черничного пирога, - мечтательно произнесла Маша.
                 -  У меня слюнки текут, - признался Петя. Наконец, появилась бабушка. Вид у нее был растерянный.
                 -  Ничего не понимаю, - она развела руками, - только что пирог был на месте!
                Она посмотрела на Машу и Петю, словно надеясь получить у них ответ.
                -   Мы не трогали, - сказала Маша. Действительно, они даже не выходили на кухню.
                -  На кухне окна открыты, может, какая собака пирог утащила, - предположил Петя.
                -  Чтобы собаки пироги таскали, – усомнилась бабушка, - впервые  слышу. Скорее я в проделки домового поверю.
                Сказала и вернулась  на кухню.
                -  Что ты говоришь, Петя, какая такая собака? –  спросила Маша.
                -   Это я для бабушки сказал, -  ответил  брат, - не собака и не домовой, посмотри лучше на посох!
                Маша ахнула. Набалдашник в виде головы  был вымазан чем-то черным, весьма смахивающем на черничное варенье. На деревянном лице расплылась блаженная улыбка.
                -  Этот трухлявый лесной пень слопал весь пирог! – с негодованием воскликнул  Петя.
                 -   Я ему сейчас задам, - сказала Маша, - сразу забудет свои языческие замашки!
                  Она встала из-за стола и со всех сил  швырнула посох на пол. Раздался громкий стук, однако Велес и не думал оживать. Вместо этого по избе разнесся тонкий заливистый храп. Противному старикашке эти падения ничем не грозили. Ведьмы в свое время тщетно пытались вытрясти его из посоха. Теперь он мирно похрапывал, объевшись черничным пирогом. Посох можно было швырять на пол, сколько угодно, и все без толку.
                 -  Ну и слугу мы с тобой заполучили, - саркастически заметила Маша. Если бы бабушка сегодня топила печку, Маша бы, пожалуй, сунула посох в огонь. Может, тогда бы вредный старик, наконец, проснулся. Но бабушка  готовила на плите. Печь она топила только зимой и осенью, когда было холодно.
                 Маша поставила посох на место.
                 -  Что скажешь? – спросила она брата, но в это время в дверь постучали. И кто бы, вы думали? Петя открыл дверь и отступил назад. Все внутри у него оборвалось. На пороге стояла тетя Надя. Вид у нее был растерянный, в глазах читались сомнение и недоуменный  вопрос.
                  Сейчас спросит о ребятах, решил Петя. Но тете Наде нужна была бабушка, и Маша с Петей предложили ей пройти на кухню.
                -  Это же надо, - донесся  ее голос  с кухни, - ко мне двоюродный брат сегодня приехал из Азовска. Я его спрашиваю, как там мои сорванцы, а он в ответ  удивился. Говорит, сорванцов твоих и духу не было. Но я же помню, позавчера с ними по телефону разговаривала,  узнавала, как доехали. Теперь в толк не возьму, привиделось мне все это, что ли? То ли я с ума сошла, то ли весь мир окружающий перевернулся? -  Дальше тетя Надя с бабушкой принялись обсуждать все подряд: исчезновение черничного пирога, заморозки в начале лета, изобилие колорадского жука на грядках. И единодушно сошлись во мнении, что во всех нынешних напастях виноваты ученые, запускающие спутники и отравляющие атмосферу.
                -  Пожалуй, пора уносить ноги, -  Петя  подхватил посох и поспешил во двор.
- Как бы разбудить старого хрыча? – говорила Маша, следуя за ним.
- В сарае должны быть инструменты, - сказал Петя, - попробую подействовать на него молотком, или пилой.
- Не слишком ли жестоко? – поинтересовалась Маша. - Что-то мне это начинает напоминать фильмы ужасов.
- Не бойся, – отозвался Петя, - скорее всего, древнего деда ничем не проймешь, даже атомной бомбой. Он же бог!
                В сарае Петя зажал посох в тиски и вооружился ножовкой по металлу.  Но вскоре выяснилось, что посох намного тверже стали. Он только казался дубовым. Не брали его ни пила, ни ножовка, ни сверла.  Все инструменты моментально тупились. В конце концов, Петя запыхался и бросил бесполезное занятие.
                -  Видно, придется ждать, когда старикан проснется сам, - сказал он. Маша в это время заметила на столе старую фару от автомобиля.
                -  Попробуй посветить ему в глаза, – предложила она. Петя с сомнением пожал плечами,  но все же отыскал трансформатор и подсоединил фару к розетке.
                Лишь только яркий свет коснулся набалдашника, выражение блаженства на деревянном лице сменилось недовольной  гримасой. Послышалось надсадное кряхтенье, затем знакомый скрипучий голос произнес: «Какого лешего вы меня беспокоите каждую минуту?». Старик уселся на табуретку и потер руками заспанные глаза. 
                 Маша все ему объяснила. При этом она решила не упоминать черничный пирог.
                 -   Из-за таких пустяков, из-за вашей соседки, которую давно нужно было превратить  в послушное животное, вы меня разбудили? – проворчал Велес. -  Ничего бы не случилось, если бы я поспал еще дня три-четыре!
                 -  Никаких трех-четырех дней, - сердито заявила Маша. Нервы у нее были на пределе. – Приступай к делу немедленно! Во-первых, тетя Надя должна быть спокойна за своих мальчишек, а во-вторых,  пора заняться их спасением. Хватит тянуть резину!
                 Ворчливый старик отметил про себя, что словосочетание «тянуть резину» в современном мире по смыслу должно было означать долгий и приятный сон. Выражение ему  понравилось, он решил его запомнить, чтобы как-нибудь блеснуть в обществе знанием  тонкостей русского языка. Он тяжело вздохнул.  «Потянуть резину» можно будет потом, когда все уладится.

Отредактировано VICTOR (31-08-2011 09:17:18)

0

35

ГЛАВА   ТРЕТЬЯ

                         В  Круге  ведьм

                - Повторяю, дело это нелегкое, ну, да ничего, авось справимся, - старик  пошептал в ладонь.
                -  Первый вопрос с повестки дня снят,  - заявил он, - я, правда, представления не имею, что такое «повестка дня».
- Откуда тогда  взял это выражение? – спросил Петя.
- Так человече выражался, который недавно к ведьмам в лапы угодил. Тоже за грибочками явился.
- И что с ним стало? – спросила Маша.
- Ведьмы решили, что «повестка дня», «профсоюзы», «жаловаться в полицию» есть не что иное, как отборные ругательные слова, и сильно разгневались. А попасть ведьмам под горячую руку не пожелаю даже злейшему врагу. Этот чудак вдобавок какими-то «связями» в МУРе ведьм стращать начал. Они ему за «связи»  и влепили по первое число.
- Что же все-таки с ним сделали? – не унималась Маша.
- Кто ж его ведает, - беззаботно ответил Велес, ковыряя в ухе волосатым пальцем, - утащили его  к себе. Может, в гриб превратили, а может  в насекомое.  Но думается, нет его среди живых.  Точно сказать не могу, давненько в подземное царство не спускался.
- Давай ближе к делу, - поторопил  Петя, озабоченно осматривая инструмент. Было ясно, что сверла придется затачивать заново, а ножовочное полотно годилось только на выброс.
- К делу, так к делу, - согласился Велес, - но прежде позвольте поинтересоваться, чем это таким резким и ярким вы мне в глаза светили?
- Фарой автомобильной, она работает от электричества, - пояснил Петя.
- Не мог бы ты пояснить подробнее? – попросил старик.
- Давай договоримся, - сказал Петя, - сначала освободим   друзей, потом  возьмем тебя  в город, и там ты все увидишь своими глазами. И фары, и автомобили, и самолеты с вертолетами.
- Хорошо, хорошо, - Велес кивнул седой головой, - тогда,  прежде всего, превратим вас…
- Ни в кого я превращаться не желаю! – заявила Маша.
- Как же иначе? – удивился старик. – Вы должны иметь облик ведьминых слуг, то есть ведьмаков, или ведьмячек. В человеческом обличье вы там  минуты не продержитесь.
- А нас не смогут распознать? – спросил Петя.
- Я уж постараюсь.  Здесь требуется колдовство высшего уровня. В леших вас, скажем, превратить, или в русалок, было бы делом простым.
- Вот и давай в леших, - согласился Петя.
- Я бы не отказалась в виде русалки поплескаться в речке, - мечтательно произнесла Маша.
- Это сделать никогда не поздно, - сказал Велес, а сейчас нельзя. Леших, водяных, кикимор болотных, и русалок, бабоньки-колдуньи весьма почему-то недолюбливают. Потому нашей древней братии  пришлось со священного места убираться.
- Кого же они тогда «долюбливают»? - пробурчал Петя.
- Исключительно, только себя, - ответил старик.
- Эгоистки, значит, - подытожил Петя.
- Во-во, - дед кивнул головой, - ну что, начнем?
- Стоп, стоп, - сказала Маша, - мы что, так по деревне и пойдем в виде ведьмаков?
- Ну и что? – не понял Велес, и тут до него дошло. Он хлопнул себя по лбу.
- Вот ведь склероз старческий! Пока доберемся до Круга, пока суд  да дело, заклятье ослабнуть может. Конечно же, колдовать нужно возле Круга.
- Я вообще-то не это имела в виду, - возразила Маша.
- Не важно, - ответил старик, поднимаясь с табурета, - коли, вы так торопитесь, отправляемся в лес.
                 Маша не поверила своим глазам. Там, где он сидел, деревянная поверхность обрастала опятами. Минуту спустя их стало так много, что вполне хватило бы на жарево.
                 -  Ах, это, - сказал Велес, заметив ее удивление, - любят меня грибочки. Где сижу, там они завсегда расти начинают. Даже на камнях. В сезон, разумеется. Ну, что, отправляемся?
                  Не успели наши герои ответить, как старик хлопнул в ладоши, и они оказались в самой гуще леса, на краю Круга ведьм.
                  -  Теперь слушайте внимательно,  я в посох обернусь, так что  придется вам действовать самостоятельно. Обличье постараюсь сделать настоящее, комар носа не подточит. К избушке пойдете, стукнете четырежды и скажете: «По ведьминым делам». Дверь откроется. Хватайте ваших друзей и бегите с ними в лес.
- Откуда ты знаешь,  эти слова? – спросил Петя.
- Не одну сотню лет провел рядом с избушкой, всякого наслышался, – ответил Велес и добавил, - ежели дверь сама откроется, не входите, иначе выйти не сможете. Обязательно нужно постучать.
- А если ребят там нет, если их уже  заколдовали? – спросила Маша.
- Решайте сами, как быть. Ведьмы про меня знать не должны.  Я им показаться могу только в виде посоха.
                Маша и Петя посмотрели друг на друга, и  чуть не упали в обморок. Маша едва сдержалась, чтобы не завизжать. Таких чудовищ  могла породить разве что самая буйная и извращенная  фантазия. Косматые, обросшие шерстью, с корявыми, точно ветки деревьев руками и ногами, вот какими они стали! А лица, во что превратились их лица! Невероятных пропорций, они походили  на шершавую кору, только посередине выделялся крючковатый нос, щель рта и белки глаз. 
                  Оправившись от шока, Маша с Петей подхватили посох, взялись за руки и ступили в Круг ведьм.
                  Поляна выглядела опустевшей.  От грибов остались  срезанные под корень ножки.
- Урожай убрали, - заметил Петя. Маша кивнула.
                -   Эй  вы, бездельники, ступайте-ка на тот край поляны, да посмотрите, не осталось ли где грибов, - раздался рядом повелительный голос. Они увидели не старую еще женщину со злым лицом и метелкой в руках. Одета она была в желтую хламиду, видом своим, напоминая обыкновенного дворника. Петя собрался  отчитать ее за грубость. С его языка готовы были сорваться слова: «Чего это вы тут раскомандовались, тетенька?». И  уже  открыл рот,  но в это время «тетенька» оседлала метлу и лихо взмыла в небо. Вмиг она превратилась в точку и исчезла.
                 -  Ты с ума сошел, - сердито сказала Маша, - я же видела, ты чуть с ней не поругался. Хорошенько, братец, запомни, где мы с тобой находимся. И придержи  язык.
                 -  Прости, я ее поначалу принял за обыкновенную тетку из соседней деревни, - смутился Петя.
                 -  Больше не ошибайся, - сказала Маша, -  и поспешим  к избушке. А то вздумается нашей знакомой  вернуться и проверить, как мы выполняем поручение.
                 Дверь избушки открылась с первой   попытки. Ребята  вошли, намереваясь как можно скорее покончить с  нелегким делом.  Что они ожидали увидеть внутри? Людей, прикованных к деревянным стенам толстыми цепями? Или чудовище, их стерегущее? Или  саму хозяйку Круга, загадочную главную ведьму? Ничего этого здесь не было.
               Едва они произнесли волшебную фразу: «По ведьминым делам», постучали и вошли внутрь, как оказались на оживленной улице большого города. Только город был необычным. Наши герои очутились среди торговых рядов. В воздухе стоял разноголосый гомон, плыли пряные запахи разных трав и кореньев, коими в изобилии были завалены прилавки. Они оглянулись. Сзади все так же стояла избушка. Однако местность изменилась. Небо было низкое, серое, неподвижное, точно нарисованное на огромном куске холста неведомым художником. За прилавками стояли жутковатого вида продавцы.  Торговля кипела. Кроме трав и кореньев, здесь продавались различные предметы, среди которых Маша и Петя заметили крысиные хвостики, банки с пауками, какие-то горшочки  и множество других вещей.  На улице толпились покупатели. Боже правый! Людей среди них не было, зато чудищ всяких на любой вкус! Крылатых, длинноухих, длинноногих, толстых, с глазами, как большие дыни. Описывать их можно было  долго.
                -   Скажи, сестренка, какой нынче на дворе  век,  витязей и змей-горынычей, или космических кораблей и компьютеров? - Спросил  ошеломленный Петя.
                -   Что   делать, - растерялась  Маша, - куда идти?
                - В тылу врага, прежде всего, необходимо провести разведку, - отозвался Петя.
- Но как?
- Ты сможешь запомнить это место и  отыскать обратную дорогу?
- Мне кажется, избушку мы найдем без труда, она слишком приметна, - Маша указала на огромный плакат, украшающий крышу. Петя так привык к виду всяческих реклам, что не сразу обратил на него внимание. Там корявыми буквами было выведено: «Дом главной ведьмы».
- Отлично, - сказал Петя, - в таком случае, остается самая малость, а именно получить интересующую нас  информацию.
- Ты предлагаешь обратиться в справочную, позвонить «ноль девять»? – съязвила Маша. – Где здесь телефон?
- Не смейся, - серьезно отозвался Петя, - информацию мы получим от любого страшилища, вон их вокруг сколько! Не забывай,   язык до Киева доведет.
- Так они тебе все и выложили!
- Попытка  не пытка.
                 Однако Маша оказалась права. Лохматый ведьмак, которого они, не долго думая, остановили, общаться с ними не пожелал. На вопрос, что это за город, и где найти  хозяйку, существо хрюкнуло картофелеобразным носом и ответило: «У хозяйки  спрашивайте!». После чего исчезло в толпе.
- Вот и пообщались, - хмуро произнес Петя.
- Общаться лучше с женщинами, они более болтливы, - заметила Маша.
- Может, ты права, когда это касается людей.
- Это касается всех, - ответила Маша. Однако женщину искать не пришлось. Ведьма сама их нашла. В дальнем конце торговых рядов появилось очередное страшилище, напоминающее гоголевского Вия. Грязное, лохматое, с руками до земли и глазами-бельмами. Бельма медленно вращались, вращался и длинный, как у Буратино, нос. Ведьма нюхала воздух. Временами слышался ее визгливый голос: «Русским духом потянуло, поваляюсь-покатаюсь, человеческого мясца поевши. Поиграю чьими-то косточками!». Направлялась она   прямо к Маше и Пете.
- Ну, что, займемся допросом этой мадам? – попытался пошутить  Петя. Но шутка не удалась.
- Да она нас при первом вопросе-допросе слопает, и  не подавится, - ответила  Маша, - и печку топить не будет, сырыми съест!
                 В ее голосе слышалась  паника.
                 -  Первым приемом самбо является бегство, - заметил  Петя, - давай-ка, скорее, покинем это веселенькое местечко!
                 Так они и поступили, оставив чудище с носом, похожим на бородавчатый  хобот далеко позади. Маша оглянулась, ей показалось, что жуткое создание достало сотовый телефон и, глядя в их сторону, с кем-то разговаривает. На секунду оно даже напомнило Маше бдительного полицейского, или агента секретной службы из очередного кинобоевика.  Впрочем, Маша решила, что сотовый телефон ей померещился. Откуда здесь быть спутниковой связи?
                Оторвавшись от преследования, наши герои отправились дальше вдоль торговых рядов, которым, казалось, не было конца.    Вскоре  Маша и Петя оказались на площади, где ведьмы пели и плясали под  перестук  деревянных ложек  и бубнов, на которых играли страховидные музыканты, некоторые  были похожи на лохматых карликов, другие на  волков.
                Маша и Петя, разумеется, не могли пройти мимо подобного зрелища. Чем-то оно напомнило им  день города. Маша пожалела, что не взяла с собой фотоаппарат. Вокруг собралась внушительная толпа.  Ведьмы с метелками  вытворяли  такое! Подпрыгивали, на лету кувыркались и пели   частушки:

                              Ах, метла моя, метла
                              Не может быть  сомненья,

                              Рас прекраснейшее средство
                              Для передвиженья!
               
                 Далее следовали  притопы, прихлопы, взвизгивания и междометия. Некоторые куплеты казались полной абракадаброй:

                              Них, них, запалам бада,
                              Эшехомо, лаваса, шиббода.
                              Вихада, ксара, гуятун, гуятун,
                              Лифа прадда, гуятун, гуятун!

               Что  за праздник здесь отмечали, какой-нибудь демонический день торговли? Этого Маша и Петя так и не узнали. Потому что в следующий  момент  послышались крики, всколыхнулась волна паники: «Каменюк с северного входа  ворвался, разбегайтесь, спасайтесь!». С той стороны  донеслась медленная тяжелая поступь. Маша с Петей ахнули: задевая макушкой небо, шагал каменный исполин, похожий на гранитную скалу. На черном лице красными углями горели два злобных глаза. Земля под его ногами тряслась и прогибалась. Торговые палатки качались,  рассыпались и  падали на землю. Артисты  кинулись врассыпную. Только метелки просвистели в воздухе. Площадь опустела, зрители смешались с толпой. Образовалась давка. Все хотели быть от чудища как можно дальше. А оно, между тем, приближалось километровыми шагами. Слышались панические крики:
- Кто-нибудь, сообщите хозяйке!
- Она уже знает.
- Его  трудно заколдовать, он не поддается!
- Бегите, лохматые братья, иначе сгинете под каменными ногами!
                 И бежали. Кто мог, тот улетал. Чудовище  приближалось, царапая макушкой небо. Ребята с удивлением увидели, как сверху сыпятся серые куски. Неужели небо здесь и впрямь было нарисовано на картоне? Или сделано из камня?
                Но нужно было что-то предпринимать, ибо сюда уже доносился обреченный визг тех, кто угодил под каменные ступни.
Петя лихорадочно шарил взглядом по окрестностям. Должен  же быть какой-то выход! Взгляд его наткнулся на бухту толстого каната. И тотчас  созрела дерзкая мысль.
                -  Помогай! – крикнул он Маше. Если чудище не поддается колдовству, может быть, его можно одолеть более простым  способом? Маша мгновенно сообразила, чего добивается  брат. Вдвоем они размотали канат и положили его поперек дороги. Петя  использовал  крепкие столбы  наподобие телеграфных, которые оказались здесь как нельзя кстати. 
               -    По моей команде натягивай  канат, - сказал сестре Петя.  Она кивнула в ответ. Ее била крупная дрожь. Чудище заслонило собой свет, на город опустился мрак. Показалась гигантская нога,  с грохотом опустилась  рядом. Земля заходила ходуном, ребята едва устояли.
               -  Вот я и добрался до вашего ничтожного базара! – донесся сверху громовой голос, похожий на камнепад. Чудище праздновало победу.
               -  Давай! – крикнул Петя. Они с Машей натянули канат как можно выше, и быстро обмотав вокруг столбов, крепко  завязали.
               В следующее мгновение великан сделал шаг. Столбы с надрывным треском   вылетели из земли,  великан пошатнулся и рухнул на землю. Наших героев подбросило вверх, настолько силен был удар. Грохот стоял невообразимый. Пыль поднялась до неба. Когда все стихло, Петя вскочил на ноги и первым делом отыскал Машу. Она сидела на земле, терла,  запорошенные глаза и без конца чихала.
                Чудовищное создание раскололось на мелкие куски, и теперь никому не могло причинить вреда. Осколки валялись повсюду.
               -  Мы его одолели, Маша! – крикнул Петя.
               Из той части неба, которую задел великан, пошел дождь. Там,  где он падал на землю, прямо на глазах  вырастали грибы. Маше эта картина напомнила недавний эпизод, когда под Велесом  обросла грибами табуретка. Она тяжко вздохнула. Суждено ли им отыскать друзей и выбраться отсюда? В это время она заметила вдалеке  неясные тени, которые  приближались к ним, охватывая полукругом.
                Петя схватил сестру за руку. Рядом, откуда ни возьмись, возникла та самая ведьма с носом, как хобот. К величайшему удивлению ребят она  достала трубку сотового телефона.
               -  Вы  думали, мы здесь  дремучие? У нас и телевидение есть, - сказала она, заметив их взгляды, - в моей любимой кулинарной передаче рассказывается о рецептах приготовления  мальчиков и девочек. С укропом,  перчиком,  лаврушкой!
               Ее бельмастые глаза мечтательно закатились, хоботообразный нос задвигался. Петя в отчаянии оглядывался, прикидывая, куда  бежать. Но отовсюду надвигались угрожающие фигуры, подстерегая каждый их шаг. Казалось, на этот раз спасения нет. Ведьма, тем временем, сказала в трубку: «Госпожа хозяйка, гостей задержали».
                -  Сейчас явится хозяйка, - продолжала она, - ужо она вам пропишет! Если бы не она, я бы вас давно слопала, кем бы вы там ни были.
                Земля в двух шагах от ребят вдруг  вспучилась и наружу полезла шляпка гриба.  Он увеличивался на глазах и вскоре достиг двухметровой высоты. В ножке гриба открылась дверца и оттуда вышла молодая, нарядно одетая женщина. Как ее вид контрастировал  с жутковатым населением этой странной ярмарки!
                -   Меня зовут Мери-Лу, а вы кто?  - сказала   она.
- Хозяйка, они опасны, нужно их немедленно вымочить в уксусе и  обжарить с чесночком, - подало голос хоботоподобное создание, - они явно не те, за кого себя выдают!
- Замолчи, Грымза, ты свободна, можешь идти.
                 Та, кого назвали Грымзой, с недовольным ворчанием удалилась. Исчезли и тени, стерегущие в отдалении.
                 Из рваного неба капал дождь. Струйки воды стекали по коричневой шляпке гриба. Наши герои тоже мокли, а ведьме было хоть бы что. На нее не упало ни одной капли.
                 -  Кто вы такие и как здесь оказались? – спросила Мери-Лу, строго глядя на Машу и Петю. -  Я бы сказала, что по виду вы помощники грибных сборщиц, и место вам на поляне. Но что-то мне  кажется подозрительным. Странно.… Да вы на самом деле люди! Она взмахнула рукой, и чуждое обличье слетело с ребят, как шелуха.
                -  Так-то лучше, - продолжала она,  взгляд ее не предвещал ничего хорошего, - какое вам избрать наказание? Впрочем, вы можете сделать это сами.
                -  И много у нас вариантов, госпожа ведьма? – поинтересовалась Маша.
                -  Немного. Можно превратить вас в птиц,  чтобы вы зашпаклевали небо. Иначе дождь будет идти все сильнее, пока оно окончательно не отсыреет.
-    Значит,  небо ненастоящее? – спросил Петя.
                 -  Что за глупости? Это настоящее подземное небо. Шабаши на Лысой горе так редки, а место там неудобное, вот мы и обосновались здесь, изгнав всяких Дажбогов, Велесов и им подобных. Очень удобное место для магической ярмарки.  Тысячелетние жертвоприношения  напоили здешнюю землю великой силой, так что жить здесь и работать одно удовольствие.
                 Она вновь строго посмотрела на ребят.
- Но я отвлеклась. Что  вы у нас  забыли, несчастные,  и кто столь мастерски придал вам этот внешний облик?
                 Отпираться было бесполезно, пришлось все рассказать. Умолчали только про Велеса. Выдумали деревенскую бабку-колдунью.  Мери-Лу задумалась.
                 -  Вы нарушили наши законы, - сказала она, наконец, - но в то же время избавили  от каменного злодея. Поэтому я дам вам шанс. Но вы должны его отработать, так что слушайте. Существуют  два домика: Главной ведьмы, кстати говоря, она перед вами,  и второй  Северный, через который к нам порой пробирается всякая нечисть. И это несмотря на могущественные охранные заклинания.
- При чем здесь мы? – не поняла Маша.
- Не спеши, девочка, я не закончила говорить. Северный домик для нас загадка. Не мы его строили, он стоял здесь с начала времен. Что там, за ним, мы можем только догадываться. Возможно, там  живет сама  богиня холода и мрака Морена. И если в других местах подземного мира  у нас есть свои агенты, то о царстве Морены мы ничего не знаем. Никто из тех, кто рискнул туда зайти, обратно не вернулся. Впрочем, таких смельчаков  было немного, да и было  это  давно. Теперь  вам придется  туда отправиться.
- Вы считаете, что мы с Петей способны справиться со   злыми богами типа Морены?
- У вас  нет выбора, - сухо ответила Мери-Лу, тряхнув каштановыми волосами, - или вы идете в Северный домик, или я отдаю вас Грымзе. Так что?
- Только не Грымзе, - поспешно ответил Петя.
- Вот видите, - усмехнулась ведьма, - честно говоря, никто не ожидал, что вы  одолеете   великана. Мы спешно готовили для него волшебное зелье, но пока оно варилось, он  мог разрушить ярмарку до основания. И что самое неприятное, вдобавок обвалил бы небо.
- Обвалил небо? – обескуражено повторила Маша.
- Конечно! Или вы не видите, какое у нас слабое небо? Оно держится на древней забытой магии. Стоит его слегка  задеть, подземные воды  проливаются дождем. Как там, у христиан: «Разверзлись хляби небесные». Так вот, порой  эти хляби  устраивают нам   тропические сезоны дождей.
                Мери-лу окинула брата с сестрой внимательным взглядом.
                -  Прежде чем отправить  в Северный домик, придется превратить вас…
                -   Меня постоянно  хотят  во что-то превратить, - запротестовала  Маша, - а я не желаю ни в кого превращаться!
                -  Как же иначе? В человеческом облике разгуливать там слишком опасно.
- Мы согласны, - сказал Петя, стараясь не замечать хмурого взгляда сестры. Выбора у них все равно не было.
      - Может,  дать вам в провожатые Грымзу? Хотя у  нее слишком здоровый аппетит, так что, если вы  сумеете вернуться, то не иначе, как в ее желудке.
- Справимся сами, - поспешно ответил  Петя.
                 -  А друзей наших вы освободите? – спросила Маша, имея в виду Мишку и Гришку.
                 -  Сделаете дело, вернетесь,  там будет видно, наградить вас и ваших друзей, или наказать, - последовал ответ. Ведьма  извлекла из складок одежды сотовый телефон и сказала: «Проводите мальчика и девочку к Северной избе». После чего пожелала ребятам успеха и шагнула внутрь гриба. Гриб начал уменьшаться и закапываться в землю.
- Разве ведьмы пользуются телефонами? – напоследок  спросил Петя.
- Мы что, хуже других? – ответила Мери-лу. – Телефон, это прекрасное дополнение к магии. Или у вас в городе мало ведьм часами  болтают по телефону?
                 С этими словами она захлопнула за собой дверцу.  Огромный боровик  стал   маленьким и вскоре исчез.
- Вот это транспорт, - ошеломленно пробормотал Петя.
- Пошли, голубчики, - раздался рядом знакомый голос. Ребята шарахнулись от Грымзы, как от ядовитой змеи.
Хоботообразный нос  с силой втянул воздух.
-   С каким  удовольствием я бы вас скушала, - сказала та, облизываясь, - у меня есть замечательная поваренная книга. Там такие удивительные  рецепты! К сожалению, приходится блюсти дисциплину. Ступайте-ка, птенчики, за мной.
                 Вскоре они добрались до Северной избушки. Ярмарку уже привели в порядок, убрав все следы погрома. Там снова шла бойкая торговля,  и сновали страховидные покупатели. Маша с Петей часто ловили на себе недоуменные, голодные, а порой  злые взгляды. Однако Грымза словно распространяла вокруг себя ауру, от которой шарахались окружающие. А ее длинный нос,  похоже, пугал не только Машу и Петю.
                Северная избушка оказалась точной копией южной, только надпись на  плакате  была другой: «Осторожно, злые великаны! Непредсказуемая магия!».
                -  Не очень-то обнадеживает, - заметил Петя. Перед входом в домик располагался полосатый шлагбаум. Рядом стояли мохнатые ведьмаки с резиновыми дубинками в лапах. На  шлагбауме, в свою очередь, было написано: «На блокпосту предъяви…». Что именно требовалось предъявить, для ребят так и осталось тайной за семью печатями. Увидев  Машу и Петю, ведьмаки вытаращили глаза и разинули рты.
- Это привидения? – спросил один.
- Откуда здесь люди? - произнес второй.
- Пропустить! – скомандовала Грымза. Ведьмаки моментально подняли шлагбаум и вытянулись по стойке «смирно».
- Так-то лучше, - сказала ведьма, - совсем дисциплину забыли! На следующей неделе непременно проведу с вами учения.
                Она повернулась к ребятам.
                -  Ступайте, и пока не уничтожите всю злобное колдовство  по ту сторону избушки, назад не показывайтесь. Желаю удачи!
                Маша и Петя посмотрели друг на друга и обомлели. В очередной раз их заколдовали. Теперь они казались вытесанными из камня.
- Ну и страшна же ты, сестренка, - заметил Петя.
- Спасибо за комплимент,  но и ты выглядишь не лучше, - отозвалась Маша. Не долго думая, ребята вошли в домик.

0

36

ГЛАВА  ЧЕТВЕРТАЯ

                                     Дворец  Морены

                     -   Как ты думаешь, мы отсюда когда-нибудь выберемся? – спросил Петя. Маша пожала плечами. Вопрос был риторический. Надолго ли их хватит? Вскоре они проголодаются,  кто тогда накормит их в стране злых каменных великанов?  Когда проснется Велес, неизвестно. Особой надежды  на него возлагать не приходилось.
               Что же обнаружили наши герои, попав в таинственную избушку? Им открылась широкая долина, вся в цветах, в воздухе было разлито головокружительное благоухание.
               -  Разве в таком прелестном месте могут быть злые чары? – воскликнула Маша.
- Всякое бывает, - глубокомысленно заметил Петя, - вспомни  сказку о пряничном домике.
- Может, ты и прав. Мы должны быть осторожны. Но в какую сторону идти?
               Насколько хватало взгляда, все пространство вокруг пестрело цветами. Красные, черные, голубые цветы росли в определенном порядке, что, как и на грибной поляне, наводило на мысль о плантации. Кто и зачем здесь их посадил?
               -  Посмотри, на горизонте  темнеет здание, то ли замок, то ли дворец, - заметил Петя.
               -  Значит, туда нам и нужно, - сказала Маша, крепко сжав в руке посох. С посохом она чувствовала себя спокойнее. Хотя старикан и не думал просыпаться. Рассеянный  свет, скупо проникающий сквозь картонное небо, на него не действовал, а автомобильной фары под рукой, к сожалению,  не было. Приходилось пока с этим мириться. Запасшись терпением, они направились  в сторону далекого дворца.
                 В этом необычном месте расстояния оказались обманчивыми. На земле  до горизонта пришлось бы шагать очень и очень долго. Теперь же брат с сестрой добрались до цели  за  час.
                 Дворец был великолепен. Стрельчатые окна, белые колонны. Стены, облицованные коричневым мрамором. Лужайку перед дворцом украшали несколько фонтанов, источающих влажную прохладу. Ухоженные клумбы  поражали удивительными по красоте цветами.
                  К дверям дворца вела широкая лестница.
                 -  Ты думаешь, нам откроют двери и пригласят внутрь? – спросила Маша.
                 -  Почему бы и нет? – отозвался Петя. – Если бы здесь был  звонок, я бы непременно им воспользовался.
- Может быть, постучать?
- А если нас тотчас схватят?
- Ты предлагаешь торчать здесь до вечера?
- Не забывай о судьбе наших деревенских друзей. Они  тоже  вошли без долгих раздумий. А теперь их приходится выручать.
- Мне кажется, ведьмы не такие уж злые. Мери-Лу, та вообще милашка, - заметил Петя.
- Грымза тоже милашка?
- Грымза исключение, - не совсем уверенно ответил  Петя.
- Так что  будем делать, может, попробуем забраться во дворец через окно?
                 Как это часто бывает,  помог случай. Послышался гулкий топот, к дворцу приблизилась колонна каменных людей, выглядевших в точности, как наши герои. Эти существа прошагали мимо Маши и Пети и поднялись по лестнице к дверям. На брата с сестрой они не обратили ни малейшего  внимания.
                 -  Прибыли слуги ее величества Морены, - раскрыв каменный рот, громко возгласил человек, возглавлявший колонну. Двери медленно отворились.
                 -  Скорее за ними, - сказал Петя. Они с Машей прошмыгнули внутрь, после чего двери так же бесшумно закрылись.
Внутри царил мягкий полумрак. Из холла на второй этаж  вела  лестница, а сверху доносился тонкий девичий голосок, под звуки пианино распевавший  детскую песенку:

                   В пластиковом домике Барби  живет,
                   Плюшевый песик сосиску жует,
                   Игрушечный приемник песни поет,
                   Разлегся у порога  пластмассовый  кот.

                   Игрушечная тучка над домиком висит,
                   Дождик пластмассовый по крыше стучит,
                   Торопится прохожий под кукольным зонтом,
                   И кукольный грохочет над домиками гром.

                 Маша удивилась, откуда юной певице в этом далеком царстве  известно про  куклу Барби. Ответ на этот вопрос она получила позже.

                   И каркает ворона из черного картона,
                   Сейчас бы ей поужинать картонным червяком,
                   А Барби одевается, в костюм принаряжается,
                   Сегодня встреча у нее с игрушечным дружком.

                   И чистит она зубы, и красит она губы,
                   А песик рядом крутится, сосиску пожевав,
                   Он ей сказать старается, что хочет с ней отправиться,
                   Но только получается игрушечное: «Гав!».

                                 В это время по лестнице спустилась высокая худощавая дама в темном, как ночь платье, и в цветочных тапочках. Мертвенным холодом повеяло от нее, а вокруг темной фигуры как будто сгустился мрак. Строгим взглядом она окинула каменную толпу в холле.
                -  Странно, я как будто заказывала восемь, а не десять слуг, - сказала она, - впрочем, тем лучше. Работы хватит всем. -  Она вытянула указательный палец в сторону каменных людей, стоявших к ней ближе всех.  – Ты и ты! Ступайте наверх и полейте  цветы на подоконниках, а также протрите пыль. Не терплю пыли, от нее проклятая аллергия мешает колдовать. Постоянно сбиваюсь и забываю заклинания.
               Эту тираду она произнесла скорее для себя, потому что каменные люди не отличались развитым интеллектом.  Как потом выяснилось, придворные маги изготавливали этих каменных слуг из гранитного массива, расположенного в нескольких километрах к северу от дворца. Для того чтобы они выполняли грязную черновую работу.
              Строгая мрачная женщина распределила обязанности   для всех слуг, пока, наконец, очередь не дошла до Маши и Пети.
              -  А ведь я уже всю работу раздала, - пробормотала она, - но не отправлять же вас обратно. Все же, маги на  вас эвон, сколько времени затратили! Вот что, голубчики. Наверху моя племянница Соня   от скуки  сочиняет глупые песенки. Вечно  жалуется на тоску и одиночество. Отправляйтесь туда и составьте ей компанию. Будьте внимательными слушателями,  потому что она мечтает о широкой аудитории, о друзьях. Разве каменные люди не могут стать прекрасными друзьями? –  женщина залилась злым смехом, весьма довольная собственным остроумием. – Ступайте, ступайте! – махнув рукой, сказала она. Ребят не нужно было упрашивать. Они поспешили наверх, обгоняя более медлительных собратьев.
                Отыскать племянницу оказалось делом не сложным. Девочка продолжала петь,  в приятном бархатном голоске  проскальзывала едва уловимая грусть:

                   Вот часики настенные пробили ровно пять,
                   Заторопилась Барби, пора, пора гулять,
                   И дверь уже открыла, и плащ уже одела,
                   Вдруг кукольное небо внезапно потемнело.

                   С игрушками коробку закрыли и убрали,
                   Лишь дети наигрались за долгий вечер с ней,
                   Уснула кукла Барби, а пес свернулся рядом,
                   И только кот гоняет пластмассовых мышей…

                Маша и Петя отворили массивную двустворчатую дверь и оказались в просторном светлом помещении с большими окнами.
                У современного синтезатора «Yamaha» сидела худенькая миловидная девочка в платьице из зелено-желтых живых  цветов.
               - «Не удивлюсь, если обнаружу здесь компьютерный игровой зал», - подумал Петя, глядя на синтезатор.
               Увидев вошедших, девочка перестала петь и сказала с недовольной гримасой: - Значит, теперь тетушка Морена прислала мне каменных истуканов. Она думает, что этим смягчит меня, и я раскрою ей секрет магической музыки. Пусть не надеется! Эй  вы! - девочка кивнула ребятам. - Становитесь вот здесь. Недавно я имела глупость пожаловаться тетке, что некому меня слушать. Она решила, что каменные балбесы  самая подходящая аудитория, - девочка горько улыбнулась, - но разве у вас есть сердце? Вы вообще можете что-нибудь чувствовать? Вас можно  оскорблять,  вы обидитесь? А я хочу, чтобы вокруг меня были не камни, а обычные  люди. Пусть  обижаются, радуются, смеются и даже плачут. Пускай, потому что они живые. Не такие, как вы! Я скорчу  вам смешную  рожу, и что? – она состроила  отталкивающую уродливую гримасу и высунула язык. Маша вспомнила, как  строила  рожи в спину физику, когда он писал на доске формулы, а весь класс покатывался в беззвучном хохоте. Вот и теперь, глядя на девочку, они с Петей едва удержались от смеха.
              -  С таким же успехом можно строить рожи  платяному шкафу или зеркалу. Зеркалу даже интереснее,  хотя бы над собой посмеешься, - продолжала девочка. -  Тетка воображает, что я научу ее брать волшебные аккорды. Как бы не так! Ведь если у меня не останется тайн, на что я буду годна?  Только людоедам на пиршество. Тогда они не вспомнят, что я все же прихожусь им дальней родственницей. Никому здесь нет до меня дела, а я постоянно живу в страхе, да и как можно не опасаться людоедов?  И если во мне нет ничего людоедского, то в тетушке ничего  человеческого. Она носит человеческое обличье, словно маску. Видели бы вы ее настоящий облик. Однажды я  увидела, а  после этого три ночи заснуть не могла. А она  еще поиздевалась: «Ты наш  поросеночек, мы тебя к осени зарежем!». И смеется. И с удовольствием зарезала бы, но у меня секрет, которым она мечтает завладеть. Вот, смотрите, я набираю три магические ноты. Видите, что получается? Комната осветилась золотистым сиянием. Я могу сделать почти все, что угодно, кроме одного: убежать отсюда. Потому что мне некуда бежать, меня нигде не ждут,  детство  я провела здесь. И вся красота вокруг создана мной. Вы думаете, это тетушка вырастила цветы, украшающие окрестные поля? Как бы не так, это моя работа. Разве такие как она способны чувствовать  красоту?  Она может только творить зло.  А для меня это удовольствие и стоило оно всего лишь нескольких аккордов. Если я извлеку другие аккорды, цветы завянут и рассыпятся прахом. Да что я вам все это рассказываю, каменным остолопам? Ведь у  вас нет даже никакого самого элементарного желания!
               -  Отчего же, - не выдержал Петя, которому эта исповедь  запала в душу, - для начала мы бы не отказались  перекусить!
               Девочка чуть не упала со своего стульчика.
               -  Но каменные люди не могут так говорить! – изумленно воскликнула она, - или вы не те, за кого себя выдаете?
               Она быстро сыграла короткую красивую мелодию. Музыка действительно обладала отменной магической силой: с Маши и Пети второй раз за сегодняшний день   слетела фальшивая личина.
               -   Да вы просто славные ребята, мальчик и девочка! – воскликнула Соня, - вы не представляете, как я вам рада, ведь я с детства не видела обыкновенных человеческих лиц.
               -  Вы нас раскрыли, теперь нас съедят, - грустно сказал Петя.
               -  Тем более, сюда кто-то идет, - добавила Маша. Соня тоже услышала шаги за дверью и торопливо провела пальцами по клавишам. Маша и Петя снова обрели «каменный» вид. В это время вошла тетя Морена.
               -  Ну,  как тебе новые друзья, по душе? – спросила она с издевкой, окинула комнату  злым взглядом и вышла, не дождавшись ответа.
               -  Теперь не скоро вернется, - сказала Соня, возвращая ребятам естественный вид.  – У меня к вам так много вопросов, но сначала действительно давайте  перекусим.
               Прозвучало несколько басовых нот, и на столике  рядом с синтезатором появились разнообразные кушанья.
- Ешьте, не стесняйтесь, - предложила девочка.
- Откуда у вас синтезатор? – не удержался от вопроса Петя.
- Ах, этот рояль, - сказала девочка, - тетя привезла из Японии. Я, правда, не знаю, что такое Япония. По-видимому, это дворец волшебников, расположенный далеко на востоке, за скалами.
- На востоке, - подтвердил Петя, - только не дворец и не за скалами, а гораздо дальше.
                 Они с Машей принялись за еду. Угощение оказалось выше всяких похвал. Наконец, они насытились. Соня одним аккордом убрала грязную посуду со стола.
                 -  Ты, по-видимому, можешь все? – спросил Петя, наблюдая, как со столика исчезают остатки трапезы.
                 -  Ну, что вы, - засмеялась девочка, - конечно же, я не всемогуща. Вот тетя, другое дело. Людям за пределами дворцовой долины нужно ее, ох, как остерегаться! Но об этом поговорим потом, а сейчас лучше расскажите о себе. Но что это за звуки, кто здесь храпит?
                 За последними событиями наши герои совсем забыли о Велесе, а теперь он напомнил о себе громким храпом. Маша подняла  руку с посохом.
- Это он храпит.
- Разве посох может храпеть? – удивилась девочка.
- Да не посох это, а древний бог, - сказал Петя и вкратце поведал об их с Машей похождениях.
- Давайте попробуем его разбудить, - предложила Соня.
- Это очень нелегкое дело, - сказал Петя.
- Какой соня, - засмеялась девочка, - испытаем-ка на нем мое волшебство.
                 Однако здесь ее ждало разочарование. Не менее получаса она старательно извлекала из инструмента различные звуки, пытаясь разбудить старика, но все ее усилия оказались тщетными. Наконец,  озадаченная, она бросила  это занятие.
- Странно, - сказала она, - до сих пор у меня всегда все получалось.
- Он же бог, - повторил Петя, - и его магия очень сильна.
- Но как же его  разбудить?
- Ну, например, при помощи автомобильной фары.
- Если бы я знала, что такое автомобильная фара.
- Это такая железная штука со стеклянной лампочкой, - начал было объяснять Петя, но вскоре махнул рукой. Если человек никогда не видел автомобиля,  то объяснить ему, что такое автомобильная фара, было занятием неблагодарным. Впрочем, Соня, как оказалось, все же видела автомобили по телевизору, и не только автомобили, но и многое другое. В том числе рекламу куклы Барби.
- Соня, а почему бы тебе куда-нибудь не уехать, – спросила Маша. – Разве можно всю жизнь сидеть в этом дворце?
Это же безумно скучно!
                -  Конечно, скучно, - согласилась девочка, - и, кроме того,  очень страшно.
- Тогда в чем дело?
- Людоеды меня не отпустят. Вы просто не представляете, куда попали. Здесь обитают не люди, не ведьмы и  не обычные  колдуны. В дворцовой долине  издревле обосновались древние злые духи в образе  ужасных людоедов. Никто не может их укротить. Отсюда очень трудно бежать. Моя мама когда-то пыталась убежать от милых родственников вместе со мной, и ей это почти удалось. Но вскоре они добрались до нее.
- И что же было дальше? – спросила Маша.
- Как видите, я здесь, а где моя мама, никто не знает. Я даже боюсь об этом подумать, - в голосе Сони прозвучала глубокая печаль. Она была очень, очень одинока! – Может быть, людоеды ее съели. Они  злые и бездушные. Каждый месяц они оживляют камни в ближайшем горном массиве и отправляют чудовищных великанов на юг. Они мечтают о безграничной власти. Я слыхала, на юге стоит магическая преграда. Но иногда эти великаны  сквозь нее прорываются.
- Такое случилось недавно, - подтвердил Петя, - эти каменные гиганты  могут причинить массу неприятностей.
- Это еще цветочки, - собеседница невесело улыбнулась.  - Людоеды зовут себя ботанами. Дело в том, что на дворцовом поле растут не только  цветы, но и масса других удивительных растений. По сути дела, настоящий ботан-то, это я! Какие они ботаны? Видели бы вы, как приходят они ко мне и униженно просят сотворить для них какое-нибудь растение с заранее заданными свойствами. Я им никогда не отказываю, за исключением тех случаев, когда растение предполагается ядовитым, или из него хотят приготовить черное магическое зелье.
- Хотела бы я собрать здесь гербарий, - задумчиво сказала Маша, - я ведь тоже отношусь к ботановой братии, и очень надеюсь стать настоящим, серьезным ботаном.
- Боюсь, это невозможно. Если, конечно, вам жизнь дорога, - ответила девочка. - Кроме моей тетушки Морены здесь обитает множество других злых духов, закорюки,  например. Они вас заметят сразу и мгновенно сцапают.
Насколько мне известно,  за пределами дворцовой долины существует очень большой мир, населенный людьми. Слышала я о Японии и Германии, о Москве, Озерах и даже Петушках. По моим представлениям, все они одинаковы.
- Вообще-то,  не совсем так, - усмехнулся Петя.
- Не мешай говорить, - Маша сделала попытку наступить брату на ногу, но тот вовремя отодвинулся.
- Людоеды, называющие себя ботанами, внешний мир ненавидят лютой ненавистью. По их словам, в незапамятные времена вся земля принадлежала им одним. Теперь они мечтают вернуть себе прежние владения и с  этой целью ведут  планомерную работу. Прежде всего, они используют людей в гастрономических целях. Люди у них считаются самым вкусным кушаньем на свете. Ботаны организуют целые экспедиции, целью которых является добывание, как они выражаются,  «голов скота».
                  При этих словах Машу и Петю передернуло.
                 -   Мы знаем, что бывают загадочные исчезновения, - сказал Петя, - но все они приписываются несчастным случаям или проискам бандитов. Да и вообще, для нескольких миллиардов населения какие-то десятки, сотни или даже тысячи  людей всего лишь капля в море.
                 -  Вот именно, - девочка кивнула головой, - на это и рассчитывают злодеи. Они действуют тайно, себя не афишируют, поэтому вряд ли кто-нибудь сумеет догадаться о настоящей причине исчезновений. Но  это не все.
Дело в том, что  ботаны  больше всего на свете опасаются, что люди доберутся  до основ волшебства, они видят в них будущих сильных и опасных конкурентов.
- Но люди не верят,  ни в какое волшебство! – протестующе воскликнула Маша.
- Ой, ли? – сказала девочка. – Что-то у вас развелось множество  всяких экстрасенсов и ясновидящих. Но речь сейчас не о них.  Потому что человечество в своих научных устремлениях неминуемо должно нащупать сначала простейшие магические приемы, а затем овладеть  и серьезным колдовством. Так вот, у демонов основное правило: забирать из большого мира, прежде всего тех, кто  двигает вперед науку, то есть гениев и просто талантливых людей. Физиков, химиков, математиков. Демоны, в том числе моя дражайшая тетушка Морена ревностно следят за  наукой в большом мире. У тетушки  даже телевизор есть, его зовут так же, как меня: «Соня». Если где-то там некий академик открывает что-то новое, он  лучится гордостью, он много вещает с экрана телевизора о важности своей работы. Ну, например, недавно  один из них сообщил, что создал  установку, при помощи которой  люди скоро смогут летать по воздуху без всяких пропеллеров и реактивных двигателей. Видите, как много  я  знаю, насмотрелась передач! Ученый говорил еще об экологически чистом  неиссякаемом источнике энергии. Бедняга не подозревал, что все бумаги, записи, вообще вся информация об этой установке таинственным образом исчезнут, а сам он в виде бифштекса под томатным соусом  будет  вскоре съеден за праздничным столом.  Потому что съесть человека, сделавшего хотя бы маленький шажок в сторону освоения волшебных технологий,  у демонов считается выдающимся  праздником. Все людоеды из окрестных дворцов собираются здесь, у тети Морены. Демоны веселятся, сбрасывают фальшивые личины доброты и человечности и превращаются в такое…. Не дай бог их в это время  видеть, слышать,  а главное,  попасть под руку. Потому что от крови они пьянеют, а от крови гениев  тем более.  Боюсь, вам никогда не избавиться от вонючих бензиновых автомобилей,  угольных электростанций, засоряющих воздух, от грязной нефти. И от опасного атома. Демоны вам этого не позволят сделать. Скорее заставят вернуться к паровозам. Под любым предлогом.
                 На минуту воцарилось молчание.
                  -  Ну, сестричка, - сказал Петя, - готовься к тому, что теперь кроме Мишки и Гришки нам придется освобождать от гнета  все человечество.
- Ничего себе,  замахнулся, - отозвалась  Маша, - кто бы нас самих отсюда освободил!
- В то, что ты сказала, нелегко поверить, - признался Петя.
- Тетя Морена хитра, она все делает тайно. И если ночью кто-то из рода человеческого проснется в холодном поту и увидит перед собой во мраке сгустившуюся тень, не исключено, что в следующий раз он очнется здесь, в дворцовой долине, на кухне, на разделочном столе. Или, в лучшем случае, в комнате ожидания. И это будут его последние впечатления. Потому что вскоре их прервет шеф-повариха по имени Кляша. Я называю ее то Клушей, то  Клячей, это ее здорово злит. Но она  тоже не смеет причинить мне вред, потому что я владею тайной волшебной музыки.
                В это время монолог девочки был прерван очередной порцией громкого храпа. Деревянный набалдашник  в виде головы зашлепал губами  и что-то пробормотал.
                -  Придумала! – воскликнула Соня. – Я наведу на вашего старика страшнейшее сновидение, в котором ведьмы лишат его магической силы, бессмертия, и посадят в жуткую зловонную яму с пауками.
                Однако привести в действие сей полезный замысел, девочка не успела. В коридоре послышались шаги. Она в одно мгновение вернула Маше и Пете вид безмозглых истуканов.
                Вошла тетушка.
                -  Дорогая племянница, - обратилась она к девочке, - сегодня у нас произошло знаменательное событие. Демоны закорюки из соседнего дворца притащили академика, первого в нашем списке. Он занимался связью звуков с  магическим  состоянием пространства. Эту ночку ему придется  поголодать. Самые вкусные академики получаются натощак. Назавтра назначено пиршество во дворце закорюк. Кляша уже там, готовит приправы. Утром  она  займется академиком вплотную. Я хочу, чтобы ты отправилась туда и напоследок побеседовала с узником. Он ведь работал как раз по твоей тематике. Что-то вроде музыкальных заклинаний. И прихвати с собой каменных слуг. У закорюк небезопасно. Могут слопать вместо академика тебя, ха-ха! – с этими словами тетушка покинула комнату.
                - Я же говорила, - грустно сказала Соня, - очередному бедному академику крышка.
- Мы должны ему помочь! – горячо воскликнула Маша.
- Мишке и Гришке мы уже помогли, - мрачно добавил  Петя, - осталось помочь академику. До кучи.

0

37

ГЛАВА  ПЯТАЯ

                                Кто такие   закорюки

                         -  Я уже  не помню, когда последний раз покидала свою комнату, - сказала Соня, - разве, чтобы посмотреть телевизор. Не хочется лишний раз встречаться с людоедами. Да и каменные люди раздражают. Сегодня, когда вас увидела, едва удержалась от  разрушительного заклинания. Чтобы  осталась одна только каменная пыль. Потом передумала и хотела просто вас прогнать.
- Мы бы не ушли, - ответил Петя.
- Вижу,  вы упрямы, - девочка усмехнулась, - сегодня вам придется составить мне компанию. Признаться, я  сомневаюсь в успехе. У ботанов длинные руки и они не так-то легко расстаются с добычей.
- Если бы ты разбудила нашего старика…
- Что бы такое придумать пострашнее?
- Пусть ему приснятся торжествующие ведьмы, которые  его схватили и тащат в вечное рабство, - сказала Маша.
- Попробую, - Соня принялась извлекать из синтезатора угрожающие басовые звуки,  от которых у наших героев мороз пошел по коже. Велес по-прежнему сладко похрапывал, и ребята решили, что эксперимент не удался. Однако эффект неожиданно превзошел все ожидания. Посох вдруг вырвался у Маши из рук и  превратился в седобородого старика, который с диким воплем распахнул дверь и выскочил вон.
- Нужно его вернуть! - Воскликнула Маша. - Он всю нечисть переполошит!
- Не стоит за ним сейчас бегать, - спокойно сказала Соня, -  резвый старик, даром, что ему много тысяч лет. Пусть людоеды за ним погоняются, вряд ли они смогут причинить вред древнему богу. А мы в это время под шумок проведаем академика и подумаем, чем можно ему помочь.
- А если его схватят? – с сомнением спросила Маша, прислушиваясь к топоту и крикам, доносящимся  из-за двери.
- У вашего приятеля слишком  мощная магия. Такого голыми руками не возьмешь. А для нас момент самый  подходящий. Закорюки днем спят и просыпаются только к ночи. Так что мы имеем  реальный шанс, вытащить ученого из беды. Я думаю, нужно отправляться немедленно.
- Значит, мы  бросим старика здесь? – спросил Петя.
- Повторяю, ему ничего не грозит, - терпеливо повторила  Соня, -  мы обязательно вернемся сюда вместе с академиком. И разыщем вашего Велеса.
- А синтезатор ты возьмешь с собой? – поинтересовалась Маша, решив, что у страшных закорюк их будет защищать музыкальная магия.
- Нет, - ответила Соня, - к сожалению, он привязан к шнуру.
- Понятно, - сказал Петя, -  без электричества работать  не может. Интересно, откуда оно здесь?
- Меня в это не посвящали, - девочка пожала плечами.
- Идем мы, или нет? - спросила Маша.
- Отправляемся, -  Соня  извлекла несколько торжественных аккордов. В стене, рядом с входной дверью, из-за которой до сих пор доносился шум, появилась еще одна дверь, только не коричневая, а голубая.
- Голубой цвет символ закорюк, - пояснила Соня, поднимаясь со стульчика, - как хорошо, что они спят, иначе нам пришлось бы туго.
- А кто такие эти закорюки? – опасливо спросил Петя. Ему отчетливо представилась Грымза.
- Многорукие чудовища. Насколько мне известно,  рук у них может быть от двух до тридцати. Кроме того, эти руки имеют  возможность при необходимости вытягиваться, а при потере конечности быстро отрастают заново. От закорюк трудно убежать, они опутывают жертву руками, словно сетью, и  в этом случае помочь может только  магия.
- Почему тогда твоя тетя тебя так спокойно туда отправила, ведь ты же человек, а не демон?
- В сопровождении каменных людей чудовища мне не страшны, - пояснила Соня, - разумеется,  настоящих каменных людей.
- А мы, значит, поддельные?
- Ну, что, идем? – нетерпеливо спросила Маша. Соня распахнула голубую дверь,  они вошли.
                 Сколько же забот появилось у наших героев!  Сначала попали в беду Мишка с Гришкой, потом сами Маша и Петя оказались затянутыми в водоворот событий. И, наконец, некий академик, приблизившийся к разгадке магической силы музыки. Он представлялся ребятам седовласым степенным мужчиной, в очках, с умным проницательным взглядом. Маша и Петя, разумеется, рвались спасти этого несчастного из рук преступных чудовищ-людоедов. Для Сони же он представлял  интерес, как открыватель  магических формул, связанных с музыкой. Девочка втайне надеялась, что этот гениальный человек сможет научить ее чему-то новому. С такими вот устремлениями и надеждами наша троица вступила во дворец   закорюк. Для этих демонов день  был временем сна.
                 Большинство рукастых чудовищ спали стоя, напоминая  гротескные статуи. Некоторые достигали потолка, другие выглядели  карликами. Их было очень много, и нашим героям приходилось пробираться  сквозь застывшую толпу, словно через лесные дебри. Соня шла впереди и показывала дорогу. По ее словам, комната, где содержали несчастных узников, располагалась неподалеку. До последней минуты эти люди не подозревали об ожидающей их участи, ели, пили, веселились и даже проводили  время в обществе прекрасных девиц, облик которых легко принимал любой демон. Самые ценные экземпляры ночь выдерживались без еды,  считалось, что после этого они приобретают особо пикантный  вкус.
                 -  Обычному человеку убежать отсюда невозможно, - заметила Соня, - дворец плотно окутан волшебством. Хотя специально создано впечатление, что уйти можно в любой момент, и что жертва проводит здесь время добровольно. На самом же деле, войти легко, а вот выйти задача чрезвычайно трудная.
                 Маша и Петя  переглянулись. О том, каким способом им предстояло  выбираться из дворца, они еще не думали.
                -   Мы пришли, - сказала Соня, остановившись перед  дверью с массивной бронзовой ручкой. 
                На голубой двери с черной окантовкой  наши герои увидели табличку, на которой был изображен  череп с человеком в зубах.
                Соня открыла дверь, и они вошли. Заслуженным  академиком оказался молодой бородач, одетый в джинсы  и черную  кожаную куртку с огромным количеством железных заклепок. Бородач мирно дремал на диванчике. Кроме диванчика другой мебели здесь не было.
- И он еще спит! - осуждающе произнесла Маша.
- Что-то он не тянет на академика, - заметил Петя.
- Он такой же академик, как я царица Савская, - сказала Маша. Соня не знала, кто такая царица Савская, но смысл уловила.
- Может, мы ошиблись дверью? – предположил Петя.
- Да нет, это точно академик! – заявила  Соня.
- Давайте его разбудим, - предложила Маша. Соня вернула Маше и Пете человеческий облик, после чего ребята энергично растолкали бородача. Он сел на диване, зевая и протирая глаза.
- Ну и гостеприимство, блин! – сказал он. – Это называется: телки после концерта автограф попросили, чуть на части не разорвали. А теперь я их должен ждать в этой  дыре. А вы кто такие?
- Я Маша, а это мой брат Петя и Соня, наша подруга.
                  -  С нимфетками не связываюсь. Полный отстой,  ни выпивки, ни друзей, скука! И как меня сюда занесло? Я им говорю: «Автограф взяли, пора  честь знать, а они отвечают, мол, нужно ждать до завтра». Завтра я им скажу: «Адью!» и отвалю домой.
                   Соня из этого сленга мало что уяснила, а Маша задала прямой вопрос: «Скажите, вы случайно не академик?».
                   Бородач прямо-таки затрясся от смеха.
                  -  Академик, ну вы, в натуре, даете! Хотя если иметь в виду название нашего ансамбля, то, пожалуй, меня можно назвать и академиком.
- Как же называется ваш ансамбль? – спросила Маша, догадываясь, что у местных демонов вышла накладочка.
- У нас было несколько названий, - ответил бородач и начал перечислять: «Волшебная тусовка»,  «Магический музон», «Академики рока», «Забойные колдуны», и еще «Магипопс». В общем, сплошное волшебство.
                Ситуация прояснилась. По всей видимости, музыканта подвела слишком громкая реклама. Именно реклама привлекла к нему демонов, как акул привлекает запах крови.
               -  Позвольте узнать ваше имя, мистер академик, - сказала Соня.
               -  Можете называть меня  академиком или ассенизатором, мне все равно, - ответил бородач, - а зовут меня Павел Николаевич, для друзей просто Паша.
              -  Значит, после концерта группы,  э… «Музовая попса» к вам подошли  некие особы и попросили автограф? – спросила Соня, напрочь  перепутав название.
              -  Да не особы, а классные телки! Я к ним прилип, как гвоздь к магниту, и любой на моем месте поступил бы так же.
              -  Целенаправленное внушение, - пояснила Соня, - высвобождаются подсознательные стремления, которым ни один нормальный человек противиться не может.
- И мышеловка захлопнулась, - подытожила Маша.
-   О какой мышеловке идет речь? – нервно спросил Павел, - если понадобится, я отсюда за минуту смоюсь.
-   Они все так думают, - невесело заметила Соня.
-   Что же не смылся? – спросила Маша.
-   Обещал телкам, что буду ждать  до рассвета.
               Ребята обменялись многозначительными взглядами. Парень не подозревал, куда вляпался.
               -  Нужно показать будущему бифштексу, кто к нему заявится утром, - решила  Соня, которая, наконец, поняла значение слова «телки»,  и оно ей весьма не понравилось.
- Но как это сделать? – спросила Маша.
- Он сам все увидит и поймет, когда мы вернемся  ко мне той же дорогой, какой  добрались  сюда.
               Но «академик» вдруг заупрямился.
- Вы можете проваливать, а я собираюсь дождаться красоток. Вы бы их видели!
- Пойдешь с нами, встретишься с ними гораздо быстрее, - сказала Соня, - только боюсь, они тебе покажутся не такими привлекательными.
              Маша вспомнила Грымзу и хмыкнула. Вот бы ее видел  этот недалекий бородач!
              -  Это другое дело, - сказал Павел, - если вы меня к ним отведете,   нам по дороге.
              Первый шок музыкант испытал  за дверью, в коридоре дворца. Во-первых, Маша и Петя вновь приняли каменный облик.  Он шарахнулся от ребят, как от медузы Горгоны и хотел  юркнуть обратно, но дверь уже была намертво запечатана. Это постаралась Соня. Во-вторых, его взгляду предстали закорюки.
              -  Это что за чуваки? – спросил он внезапно осипшим  голосом.
              -  Это ваши милые поклонницы в своем истинном виде. Скоро они проснутся, и вы последний раз в жизни насладитесь их обществом.
              На улице уже стемнело. Многорукие чудища пришли в движение. Раздался рев, царапающий нервы.
               -  Бежим! – крикнула Соня. Они побежали, уворачиваясь от многочисленных когтистых лап. Наконец, они достигли голубой двери. Демоны к этому времени окончательно проснулись, дворец сотрясся от ужасающего рева. Маша была в отчаянии, у голубой двери их ждали два десятируких гиганта. Однако Соня на бегу пропела заклинание. Гиганты, до этого махавшие всеми двадцатью конечностями, сразу стали вялыми и малоподвижными. Так что ребята ухитрились проскочить невредимыми через голубую дверь. Только музыкант замешкался,  в следующий миг две руки мертвой хваткой вцепились ему в джинсы.
                 -  Тащите, или мы его потеряем! – крикнула Соня. Ребята    схватили  Павла за руки. Чудища не отпускали. Раздался треск рвущейся материи. Павел  вместе с Соней буквально  влетел в комнату. Штанины  джинсов остались у закорюк.
                 -  Да я их сейчас, блин! – воскликнул музыкант, порываясь вернуться.  Но ребята держали крепко, пока Соня не произнесла заклинание, и голубая дверь не исчезла.
                 -  Крутое кино, - сказал Павел, - я так  и не усек, что же все-таки это было?
- Что было, то было, - ответила Соня, - то ли еще будет!
- Но где же наш Велес? – спросила Маша. Ни посоха, ни старика здесь не было.
- Нужно его отыскать, - сказала Соня, - и побыстрее. Еще немного,  здесь такое начнется!
- Отправляйтесь с Машей на поиски, - сказал Петя, - а я останусь с Павлом.
                 Девочки поняли его невысказанную мысль: «Как бы музыкант чего не натворил». Маша и Соня, не мешкая, выбежали за дверь. Павел же, обнаружив синтезатор, сел на стульчик и  в упоении ударил по клавишам.
- Крутейший аппарат! – восторженно воскликнул он.
- Остановись! – воскликнул Петя. – Нас услышат!
                Куда там! Музыкант дорвался до своего любимого занятия.  Ужасающая какофония, напоминающая лязг гусениц вперемешку со звоном битого стекла наполнила помещение.
                -  Эксклюзивная вещь: «Армагеддон на луне», - донесся голос Павла сквозь децибелы. – Погоди, сейчас я тебе сыграю  «Взрыв сверхновой»!
                Петя почувствовал, что волосы у него стали дыбом, а барабанные перепонки вот-вот полопаются.
                Маша и Соня, тем временем, торопливо шагали  по коридорам дворца.  По дороге им попались несколько демонов. Но те не обратили на девочек никакого внимания.  В первой же зале им открылась следующая картина: у большой черной доски на стене с важным видом прохаживался Велес. В руках он держал мел и тряпку, а на доске можно было увидеть начертанные мелом непонятные знаки. Рядом на тумбочке  стоял  современный телевизор «Сони». Аудитория, состоявшая из самых разнообразных демонов, что называется, развесив уши, внимала Велесу. Старик, явно польщенный всеобщим вниманием, разливался соловьем. Похоже, он читал демонам лекцию по теории колдовства. В первом ряду девочки увидели  тетку Морену.
              -  И так, мы видим, что соответствующие заклинания и вещие сновидения неразрывно связаны между собой, и могут влиять на дальнейшую судьбу индивида, - говорил Велес, соединяя на доске меловой линией два знака. Он обернулся к аудитории и заметил  Машу и Соню.
               -  Под каменной личиной узнаю Машу, - сказал он, отряхивая ладони от мела, - вторую девочку не имею чести знать.
               -  Это моя разлюбезная племянница, - словно ворона, каркнула Морена, - но что вам здесь понадобилось?
- Велес, уходим, - обратилась к старику Маша.
- Далеко вы собрались? – поинтересовалась Морена. – Никуда отсюда не уйдете!
                 Хоботообразные носы, мохнатые длинные уши, бесформенные головы размером с тыкву, согласно закивали.
                 -  И старика вашего не отпустим. Слишком много знает. Его место здесь, мы назначаем его главным преподавателем волшебных наук. Правда, учитель Велес?
- Вообще-то, я должен уйти, - без особой уверенности произнес тот.
- Но учитель, скоро утро, мы приглашаем тебя на пиршество! – загудели демоны.
- Пиршество отменяется! – громко заявила Соня.
- Где академик? – зашипела Морена, почуяв неладное.
- Академика мы забираем с собой, - вставила Маша.
- Хватайте их! – воскликнула тетушка, вскочив с места. Десятки рук вскинулись, словно в приветствии и буквально опутали Соню, Машу и Велеса. Велес превратился в огромного бурого медведя, зарычал страшно и отгрыз часть рук. Но тут же появилось  вдвое больше конечностей. Велес снова обратился в старика.
- Мне с ними не справиться, - горестно сказал он, - вон их сколько, а я один.
                 Демоны торжествовали. Они завыли и завизжали. Те, кто еще сохранял человеческий вид, в том числе и Морена, стали превращаться в нечто такое кошмарное, чего не выносил взгляд. Маша почувствовала, что сейчас упадет в обморок. Большинство людоедов раскрыли чудовищные пасти, усаженные рядами треугольных зубов.
- Велес, сделай  что-нибудь! – в отчаянии воскликнула она. Но старик не мог пошевелиться, со всех сторон стиснутый сетью рук.
Помощь явилась с совершенно неожиданной стороны. Вдруг налетел шквал звуков. Казалось, во дворец ворвалась танковая колонна. Стены задрожали, стекла из окон вылетели с жалобным звоном. Телевизор упал на пол и разбился. Маша решила, что это землетрясение и в ужасе зажмурилась. Демоны замолчали и попадали со стульев на пол. Глаза их закатились, уши увяли, острые зубы исчезли, руки ссохлись и отвалились. Неожиданно наступила тишина.
                 -  Неужели мы еще живы? – Маша с удивлением открыла глаза. Соня стояла с выражением величайшего изумления на лице.
- Вы посмотрите, что он натворил, - тихо сказала она.
- О ком речь? – не поняла Маша.
- Колдовство, - прокряхтел Велес, отряхиваясь от остатков рук, - волшебное извержение звуков. Звукопад.
- Они мертвы? – спросила Маша, оглядывая неподвижных демонов.
- Убить их нельзя, - ответил Велес к великому разочарованию Маши и Пети, - музыка повергла их в спячку, по крайней мере, лет на пятьдесят.
- Музыка? – Маша подошла к окну. – Цветы! – воскликнула она. – Посмотрите на цветы!
                Повсюду, куда хватало взгляда, цветы завяли и превратились в пыль.
                -  Кто  мог сотворить такое? – спросила Маша, заранее зная  ответ.
                -  Это академик, - тихо сказала Соня, окидывая печальным взглядом, пожухлое серое пространство за окном, -  он каким-то непостижимым образом извлек ужасающую магию из моего синтезатора.
                -  Какой он академик, - сказала Маша с  презрением, - по-моему, он может производить только шум. Он разрушитель.
                -  Тем не менее, - Соня покачала головой, - я понятия не имею, как можно проделать такое.
                -  Самое время взглянуть на вашего академика, - предложил Велес.
                -  Надеюсь, ты не уснешь по дороге? – спросил Петя старика.
                -  Изволите шутить? После того, как мне приснился такой страшный сон? – сказал Велес. – Да я теперь неделю не смогу спать.
                Соня усмехнулась. Ребята, разумеется, знали, какой это был сон, но предпочли помалкивать.
                Они беспрепятственно прошли мимо нескольких спящих демонов и вскоре  добрались до комнаты Сони.  Павла они застали намертво припечатанным к стене, а комнату мерила шагами разъяренная тетя Морена. Они не заметили, как она ускользнула из зала.
- Тетя, - опешила Соня, - что вы здесь делаете?
- Ты, негодная, могла бы не задавать глупых вопросов, - зашипела в ответ та, - мы тебя воспитали, вырастили, не съели, в конце концов, а где благодарность? Связалась с авантюристами, заколдовала всю  дворцовую долину! Ты думала, богиню Морену  легко одолеть?
- Я не могу двинуться с места, эта мегера меня чем-то опутала. Помогите! – подал голос Павел.
- Это я-то мегера? – ярость на лице тетушки сменилась вдруг растерянностью. – Где моя магическая сила? Негодяй, это твоя работа! Горе мне, горе!
- Не переживай, Морена, - успокоил ее  Велес, - у нас, древних богов, ничего нельзя отобрать навсегда. Просто тебе придется немного подождать.
- Тебе легко говорить, старый медведь, а я даже не могу избавиться от человеческого облика, который приняла последний раз, - ответила богиня. Волшебство ее действительно иссякло, потому что Павел вдруг освободил из невидимых пут сначала одну руку, затем другую. Наконец, он освободился совсем и покинул стену, к которой был приклеен, как муха к паутине.
- Да замолчи ты, старуха, достала своими воплями, - сказал он.
- Старуха? – разъяренная Морена  потеряла дар речи. Она открывала и закрывала рот, не в силах вымолвить ни слова. Чаша ее терпения  переполнилась, она, как и полагается слабой женщине,  упала в обморок и осталась лежать на полу, никому не страшная. По крайней мере, на ближайшие несколько лет.
- Так-то лучше, - сказал Павел, - а теперь кто-нибудь скажет, как выбраться из этого отстойного места?
- Это не легко, - сказала Маша, - путь лежит через северную избушку, дальше через Круг ведьм.
- Бабушка, поди, извелась, - сказал Петя, - а мы про нее и забыли.
- У меня концерт завтра, то есть сегодня, - нервно сказал Павел, - нужно что-то придумать.
                Он вновь уселся за синтезатор.
                -  Лучше не трогайте инструмент, - обратилась к нему  Маша, - вы тут своими импровизациями все разнесете в пух и прах и не оставите камня на камне.
                -  Разве это плохо, - усмехнулся музыкант, - будет стимул скорее отсюда свалить!
                И он заиграл одно из своих ужасных дребезжащих произведений.  Маша скорее почувствовала, чем увидела, что в комнате  все мухи и комары сдохли и упали на пол. Звуки дергали нервы, точно струны.
                -  Это новая вещь, мы должны были ее исполнить сегодня, - объявил Павел, - она называется «Возвращение в преисподнюю».
                Маша протерла глаза. Музыкант вдруг сделался прозрачным и искривился, точно синусоида. Вокруг него вспыхнуло ослепительное пламя,  и он исчез. Наступила тишина.
- Как вы думаете, он вернулся домой? – с надеждой спросила Маша.
- Вряд ли, - тихо ответила Соня, - ведь его волшебство неосознанное. Он как ребенок, забавляющийся опасными игрушками. Его могло занести куда угодно.
- В ту же преисподнюю, например, - сказал Велес, - хотя, если подумать, мы и так находимся в подземном мире, что по христианским представлениям, и является преисподней.  Возможно, когда-нибудь мы его встретим, если заберемся достаточно далеко.
- Еще одного спасать придется, - вздохнула  Маша.
- Сначала спаситесь сами, - сказала Соня.
- ?
- Посмотрите на юг. Эта жуткая музыка, эта дикая какофония звуков вызвала магический циклон, и теперь он неотвратимо надвигается на нас со стороны северной избы. То есть оттуда, откуда вы сюда явились.
                 На горизонте  сгущалась зловещая тьма.
- Бежать придется в противоположную сторону, все дальше и дальше углубляясь в подземный мир.
- Она права, - подтвердил Велес, - сквозь циклон не пробиться, разорвет в клочья, сотрет в порошок. Там смог бы уцелеть разве только посох, - добавил он.
- И как долго нам предстоит бродить по подземному царству? – озабоченно  поинтересовалась Маша.
- Пока не отыщется выход домой, - ответил Велес.
- Ничего себе, перспектива, - сказала Маша, - старик, ты ведь волшебник, тем более, бог!  Неужели ты не можешь произнести заклинание и  вернуть нас к бабушке?
- Надежда на успех есть, - осторожно сказал Велес, - но в случае неудачи вы рискуете навсегда остаться в каком-нибудь волшебном закоулке подземного мира. Может быть, это место вам даже понравится. Возможно, оно будет напоминать ирий, или другими словами,  райские кущи. Но застрянете вы там навечно. И ваши друзья Мишка с Гришкой скорее всего также  никогда не покинут Круг ведьм.
- В таком случае лучше мы пойдем дальше, - решила  Маша.
- Вообще-то, если использовать малое заклинание, а оно очень надежно, - с хитрым прищуром добавил  Велес, - можно вашу бабушку навестить прямо сейчас, но ненадолго, часа на полтора, не больше. Затем снова сюда вернуться.
- То есть, ты предлагаешь нам передышку, тайм-аут? – спросил  Петя.
- Вот, вот, он самый, аут, - подтвердил старик.
- Что же ты молчал, – воскликнула Маша, - у бабушки всегда завтрак, обед и ужин наготове, а я  успела проголодаться. Соня, ты с нами?
- Здесь оставаться нельзя никому, - ответила Соня, - так что у меня одна дорога, куда вы, туда и я.
- Быть неподвижным посохом мне надоело, - сказал Велес, - да и подкрепиться не мешает.  Кушал  я последний раз  тысячу лет назад.
- Ладно, - согласился Петя, - будешь у нас знакомым лесником из заповедника.
- Что-то я о заповедниках поблизости ничего не слышала, - заметила Маша.
- На то они и заповедники, чтобы о них поменьше знали, - ответил Петя, - поехали, дядька Велес. - Тот не заставил себя ждать, и пошептал в ладонь. Окружающий мир вокруг волшебным образом изменился. Они очутились рядом с деревней. Слышно было кудахтанье кур и лай собак.
- Классно, - сказала Маша, - жаль, что  это всего лишь на час-полтора.
- Не будем терять времени, - деловито заметил Петя. Они направились домой. Соня с любопытством озиралась по сторонам. Она шарахнулась от пробежавшей собаки, но больше всего испугалась гусей, которые сердито на нее зашипели.
- Какие злые существа, - сказала она, когда они оставили гусей позади, - совсем как наши демоны.
     -  Интересно, бабушка ничего не заподозрит? – пробормотал Петя, когда они подошли к дому.
                 Вопреки опасениям, бабушка встретила их, как ни в чем не бывало. Если бы она знала, откуда они явились!
                -  Нагулялись, голубчики? – спросила она. – Прошу всех в дом, завтрак готов. Яйца вареные, блинчики со сметаной.
                 Когда только она успевала  все приготовить! Бабушка тем временем  окинула взглядом наших героев и шепнула Маше: «А кто этот странный дед? Лохматый, помятый, рубаха на нем, как у разбойника. Истинный лешак!».
                 -  Это егерь из заповедника, дядькой Власом зовут, - ответила Маша, - да ты, ба, не беспокойся, он добрый.
                 Бабушка покачала головой и перекрестилась.
                 -  Чудной он какой-то, ваш дядька Влас, ну, да бог с ним. В моем доме двери открыты для всех, пусть заходит.
                 Уселись за стол и дружно навалились на блины со сметаной.
                 -  Давненько я столь вкусно не трапезничал, - сказал Велес, вытирая рукавом сальную бороду, - помнится, году эдак в пятитысячном от сотворения мира,  на  комоедицы, весенний праздник пробуждения медведя,  поднесли мне такоже блинчиков. Только те с медом были.
                 Бабушка выразительно посмотрела на Машу и незаметно постучала пальцем по виску. Заговаривается, мол, егерь-то ваш! Маша ничего не ответила и уставилась в тарелку. Блинчики были превосходны. Соня тоже сочла нужным похвалить угощение.
                -  Во дворце у меня выбор был невелик, - сказала она, - что по телевизору видела, то волшебной силой творила. Да только все ненастоящее получалось, невкусное. То недосоленное, то недоперченное.
               -  Большая часть нынешней еды с синтетикой, - пояснила Маша, - отсюда плохое качество.
               А бабушка про дворец как услышала, да про волшебство, совсем запуталась, не знала, что и думать. Может, ее разыгрывают?  Что за гостей  привели любимые внуки? Уж, не из сумасшедшего ли дома сбежали дядька Влас и  эта Соня, одетая  как будто в сплошной коврик из цветов? Словно  лесная дива, или навья какая! Бабушка вздохнула и снова незаметно перекрестилась.    «Бог с ними, - решила она, - вреда от них пока нет. Поедят и уйдут восвояси!». А Соня, между тем принялась рассказывать про  жизнь людоедов. Как они были кровожадны, и какие закатывали пиры. Маша и Петя не знали, как заставить ее замолчать. Но бабушка решила, что над ней подшучивают, и отнеслась к словам девочки  спокойно. Потом Соня вспомнила про Павла и сказала, что он нарушил магическое равновесие. Поэтому  на дворцовую долину и обрушился разрушительный циклон.
                 Наконец, компания насытилась.
                -  Мир вашему дому, - сказал Велес, поднимаясь из-за стола, - благодарствуем за чудесное угощение.
                Ребята также поблагодарили бабушку, и вышли на улицу.
               Велес  пошептал в ладонь.
               Во дворцовой долине их встретили мрак и тишина.
- Поспешите за мной, - сказал Велес, - скоро здесь даже воздух застынет, и нечем будет дышать.
Они старались не отставать от старика. А тот мчался, словно молодой жеребец. Маша не спрашивала, куда они направляются, это было ясно и так.  Скорее всего,  их ждала очередная избушка. И точно. Не прошло  часа, как наша компания достигла цели. На этот раз плакат на избушке гласил: «Город правдивых. Демонам вход воспрещен. Осторожно, защитное заклинание!».
- Мы можем пройти? – спросила Маша.
- Мы же не злые демоны, – бодро ответил старик, -  это заклинание не должно нас касаться, так что смелее!

Отредактировано VICTOR (11-09-2011 09:02:30)

0

38

ГЛАВА  ШЕСТАЯ

                                  Город  правдивых

                       Кто поставил здесь избушку, не помнил даже Велес. Оказавшись  внутри, путники  увидели старуху, сидевшую у противоположной двери. Старуха вязала свитер. На груди у нее висела кожаная сумка, и вообще она выглядела, как кондуктор  в автобусе.
- Билетики берем, - сказала она, увидев вошедших.
- Что делает здесь эта старуха? – удивилась Маша.
- Это не старуха, а  защитное заклинание, - пояснил Велес.
- А она нас пропустит? – спросила Соня. Велес почесал в затылке.
- По идее, она должна задерживать только злых демонов, - он  обратился к старухе: «Бабушка, разрешите пройти».
- Я тебе покажу бабушку, старый хрыч, без билетов не пущу! – отрезала та.
- Мы готовы билеты купить, - сказала Маша.
- Чем платить собираетесь?
- А что нужно?
- Вы должны пройти через арку и поклясться вслух, что не несете в себе зла, - ответила старуха. Путники только сейчас заметили  в избе большую арку наподобие тех, которые установлены в аэропортах.
- Чего ждете, идем что ли, - сказал Велес, шагнул в арку и громко произнес: «Я бог  добрый, покровитель лесных угодий, охотников и скотоводов. Злых демонов стороной обхожу». Ребята последовали его примеру. Все прошли через арку и поклялись, что не связаны со злыми силами.
                Старуха, между тем, как сидела поперек двери, так не двинулась с места. Только сверкала глазами на путников исподлобья.
- Что же ты, давай свои билеты, - обратился к ней  Велес.
- Нету билетов, - скрипуче ответила та, - и никогда не было. Не предусмотрены. Потому как кроме людоедов, закорюк,  и прочих черных демонов с той стороны  никто  явиться не может.
- Но мы же не демоны, вы должны нас пропустить, - сказал Петя.
- Щаз! – издевательски ответила старуха и уткнулась в свое вязание. Ребята замерли в растерянности. Они не знали, как  поступить.  Велес пошептал в ладонь. Старуху вместе со стулом, на котором она сидела, подняло в воздух и припечатало к стене.
- Скорее, - сказал Велес, - заклинание действует всего несколько секунд!
                 Путники  не заставили себя ждать. Последнее, что они услышали, покидая избушку, были истошные крики: «Караул, безбилетники, зайцы, хватай их, держи!». Но хватать было некому, и вся компания благополучно выбралась в город.
                Городок оказался старинный, с деревянными избами и хоромами, похожими на дворцы. У ребят невольно вырвались восторженные восклицания.
                  Только небо над сказочным городом оставалось таким же, низкими и серым. Одеты жители были по старинке, в нарядные рубахи, порты и сапоги. Кое-кто ходил в лаптях. Велес на фоне горожан видом своим не выделялся. Чего нельзя было сказать о ребятах. Впрочем, цветочная одежда Сони всем нравилась и всегда приходилась ко двору.
                Здесь было много мелких магазинчиков и лавок. Лавочники громко расхваливали товар, завлекая покупателей.
                -  Нравится мне этот город, - сказал Велес, - дома добротные, деревянные. Нет, вы посмотрите, какое чудо! – воскликнул он, указывая на полные товаров прилавки, - золотой век, страна изобилия!
                -   Вы правы, - добавил какой-то прохожий, - кроме того, царь наш самый справедливый и правдивый на свете.
                Маша и Петя хотели спросить у него, что это за город  и кто в нем живет,  но  тот нырнул в толпу и был таков.
                -  Здесь, похоже, нет ни волшебников, ни колдунов, - заметила Соня.
                -  В нижнем мире без магии никогда  не обходились, - возразил Велес и вдруг воскликнул: «Какой чудесный источник!». Он имел в виду фонтан, украшающий городскую площадь. Фонтан был высечен из мрамора в виде крылатого серафима.
                -  Это не источник, а всего лишь фонтан, - поправила старика Маша.
-  Нет, источник, -  заупрямился Велес, - и я на весь город могу повторить,  что никогда не встречал источника прекраснее!
-  Ты прав, о мудрейший, - сказал проходивший мимо горожанин, - у нас здесь все самое прекрасное, но прекраснее и справедливее всех наш распронаиправдивейший царь Правдолюб четвертый.
И снова человек нырнул в толпу, прежде чем путешественники сумели у него что-нибудь разузнать.
- Какие-то они здесь странные, - заметила Маша.
- Остерегись, девочка, - тут же сказал другой прохожий, - у нас принято только хвалить, но никого нельзя называть странным.
                И этот советчик моментально улизнул от них.
                -  В таком случае, это должен быть самый настоящий город подхалимов, - разочарованно сказала Маша.
                -  Вы можете получить все ответы вон на той улице, - очередной горожанин с ухмылкой  показал направление, и убежал.
- Наконец-то хоть один дельный совет, - заметил Петя, - нужно пойти туда и все выяснить.
-   Вы идите, а я пока полюбуюсь источником, - сказал Велес.
- Соня, ты с нами? – спросила Маша. Втроем ребята отправились на указанную улицу. Улица казалась пустой. На одном из домов они увидели табличку: «Улица Допрошайка».
- Ничего себе, название, - озадаченно произнес Петя, - что бы это могло значить?
                 Маша подумала, что в название улицы вкралась ошибка, и на самом деле она называется: «Попрошайка». Но нищие здесь  отсутствовали, так же, как и  прохожие. Поэтому  Маша предпочла промолчать. В это время из переулка выступили солдаты в кафтанах с алебардами в руках.
                 -  Вам не понравилось название? – вкрадчиво поинтересовался один из них.
                 -  Вообще-то в нашем городе всем все нравится, а сомневающихся… - произнес второй  и схватил Машу с Петей за руки. При этом первый солдат подхватил  алебарду коллеги  и словно клещами, другой рукой вцепился в  Соню, которая попятилась назад.
- Кто вы такие? – спросил Петя.
- Мы  охрана его величества  царя Правдолюба четвертого, - последовал ответ. Стражники повели ребят вглубь улицы. У Маши шевельнулось нехорошее предчувствие.
- Куда вы нас ведете? – спросила она.
- Разве вы не знаете? – удивился стражник  и пояснил: «Эта улица заканчивается площадью, на которой расположен царский  дворец, а также детектор лжи».
- Что, что? – Петя не поверил своим ушам.
- Вы как будто из поднебесья свалились, - сказал разговорчивый стражник, - детектором лжи у нас называется большой черный камень, который уже лет как триста лежит посреди площади. Это единственная волшебная вещь в городе. Царь не одобряет колдовство, потому что при помощи заклинаний можно скрыть лживые помыслы. Так что, всем волхвам давно поотрубали головы. Ну, а камень любую ложь тут же выявит, таково его свойство. Да что я вам рассказываю! – воскликнул он. – Сами должны все знать.
- Но мы не знаем, - ответила Маша.
- А вот это уже явная неправда, - удовлетворенно сказал стражник и больно сжал руку девочки, -  вы маленькие лгунишки!
- Мы не лгунишки, - обиженно сказал Петя.
- Молчи, несчастный! – прикрикнул  стражник. - Сейчас все расскажете черному камню, а потом я сдам вас дежурному палачу.
- Не давите так, больно же! – пожаловалась Соня, которую тащил за собой второй стражник.
- Потерпи, недолго осталось, - пропыхтел тот, - скоро палач избавит тебя от всех болей и земных неприятностей.
- Нас не за что отдавать палачу, мы ничего плохого не сделали, - заявил Петя.
- Там поглядим, плохие вы, или хорошие, - ответил стражник. Улица привела их на широкую площадь. Площадь полукольцом охватывал красивый трехэтажный дворец, построенный из коричневого камня, с большими круглыми колоннами. Посередине площади, вымощенной булыжником, лежал огромный черный каменный куб. Из-за камня вышел здоровенный человек  в красном капюшоне с прорезями для глаз и с большим блестящим топором в руках.
- Вот и чудненько, - пробасил палач, поигрывая мощными бицепсами, - а то у меня топор от безделья ржаветь начал. Постоянно приходится его точить и чистить, а он все равно ржавеет. Как бы царь за ненадобностью не отправил меня на пенсию.
- Все шутишь, - сказал первый стражник, - сам знаешь, злодеи никогда не переведутся.
                 За ним подоспел второй, ведя Соню за руку.
                -  Ты прав, пожалуй, безработица мне не грозит, - ответил  палач, оглядывая ребят,  и замер в непринужденной позе, опершись о топор. Весь его вид говорил о том, что ждать придется  недолго.
- Ну и порядочки, - пробормотал Петя.
- Не порядки виноваты, а наше любопытство и неосторожность, - сказала  Маша. Возразить на это было нечего, и Петя промолчал.
- Хватит впустую болтать, - гаркнул первый стражник, - камень ждет, отвечайте на вопросы!
                В тот же миг камень стал  белым.
                -  Вопрос первый, и потому самый главный, -  прокурорским тоном возгласил   первый стражник, - как вы относитесь к нашему царю?
                Палач подхватил тяжелый топор и положил его на плечо. Видно было, что он приготовился вот-вот пустить топор в дело.
- Никак, - ответила  Маша.
- То есть, как это, никак? – опешил стражник. – Так не бывает!
                Он посмотрел на камень, который по-прежнему сверкал ослепительной белизной.
                -  Правда, никак! – пробормотал он. Удивленный палач даже придвинулся ближе, чтобы лучше слышать.
                -  А как вы относитесь к нашему министру истины? – последовал второй вопрос.
                -  Мы с ним также не знакомы, - ответил Петя. И вновь камень остался белым.
                -  Как это возможно, - растерялся стражник, - жить в городе и не знать ни царя, ни его уважаемого министра?
                -  Ну, вообще-то с министром вы уже немного знакомы, - подал голос палач.
- Да мы его в глаза не видели, - возразила Соня. По белой поверхности камня пробежала рябь.
- Ага, - оживился стражник.
- Интересно, - задумчиво произнес палач, - кстати, похожий случай произошел со мной совсем недавно. Дежурю я как-то вечером на площади. Никого нет, скучно. Вдруг вижу, направляется сюда  какой-то тип в лохмотьях. Я обрадовался, работа сама в руки прет! Кричу ему: «Стой!». Он замер вот здесь, у камня. Я задал главный вопрос, про нашего царя. А он печально на меня посмотрел и тоже ответил, что царя нашего никогда не видел. Но добавил, что обязательно должен увидеть. Потому что целых сто лет выбирался из могилы, чтобы посмотреть на внука человека, по чьему приказу его лишили головы. Спокойно так снял голову и с этой головой подмышкой удалился. Только тут я его узнал. Сто лет назад я действительно его казнил по приказу Правдолюба второго.  Причем, тогда он благополучно ответил на оба вопроса, но царь в то время спустил план по казненным, и я как раз к концу года не добрал одного человека.  Если память мне не изменяет, он был библиотекарем.
- Вредная профессия, - заметил стражник.
- Отчего же?
- Он слишком много знал.
- Так он и удалился, - продолжал палач, - а голова его из подмышки глядела на меня, и в глазах ее, казалось, была печаль всего мира.
- Впечатляющая история, значит, это был оживший покойник?
- Нет, всего лишь привидение. А я еще собирался опробовать на нем свой топор,  ха-ха! Вот и спрашивается, можно ли срубить голову дважды, и можно ли вообще отрубить ее привидению? Скорее всего, я смог бы это сделать, если бы сам был привидением.
- Придет время, все мы превратимся в привидения.
- Как знать, - спокойно заметил  палач. Стражник задумался.
- Что же все-таки с вами делать, - продолжал  он, обращаясь к ребятам, - отпустить? Но с этой площади никто еще не уходил с головой на плечах. Не хотелось бы нарушать традицию. Вот вам еще один вопрос, на этот раз последний. Как вы относитесь к нашим порядкам?
                Петя хотел  сказать что-нибудь хорошее, но камень мгновенно отозвался на его мысли мельканием черных полос. Говорить неправду было не только бесполезно, но и опасно.
                -  Не нравятся мне ваши порядки, - сказал Петя, - безвинные люди гибли и гибнут на этой площади.
                -  Вольнодумец! Это другое дело, - удовлетворенно воскликнул стражник, - это по-нашему. Эй, палач, руби ему голову!
                На жуткое мгновение время словно остановилось. Палач поудобнее перехватил топор, на  лицах стражников застыли довольные ухмылки. Ужас сковал ребят. Но в этот миг с балкона дворца донесся резкий голос: «Остановите  казнь! Ведите их во дворец!». Стражники испуганно вытянулись по стойке «смирно». Палач с досадой опустил топор.
                -  Повезло вам, - заметил стражник, - государь потребовал вас к себе. Но не спешите радоваться, скорее всего, вам предстоит участвовать в празднике лжецов, а это всего лишь отсрочка смертного приговора. А теперь следуйте за мной.
                 Маша перевела дух. Гроза на время миновала. Ребят привели в большой роскошный зал с  выложенным мраморными плитами полом и красивыми колоннами. Навстречу им с трона поднялся царь, волоча за собой по полу мантию. Одет он был в расшитый серебром камзол и такие же штаны. Обут в сафьяновые сапоги, на голове была корона с бриллиантами.
               -  Я прекрасно слышал весь разговор, - сказал он, приветливо улыбаясь, - и захотел посмотреть на людей, которые не знают своего царя.
- Но вы не наш царь, - возразила Соня.
- То есть, как это не ваш, тогда спрашивается, чей же?
- Мы явились издалека, - пояснил Петя, - мы здесь проездом.
- Проездом! – воскликнул царь. – Большей чепухи я ни от кого не слышал. В нашем городе нет, и не может быть путешественников. И никто никогда не бывает здесь проездом.
- Тем не менее, такие путешественники перед вами, - возразил Петя.
                Соня в это время молча разглядывала зал, в ее взгляде читался неподдельный восторг.  Вот кому были по душе путешествия после многолетнего заточения во дворце тетушки Морены. И это, не взирая на  смертельные опасности, подстерегающие наших героев на каждом шагу!
                Царь Правдолюб четвертый  Пете не поверил.
                -  Выдумщики и хитрецы! – сказал он и демонстративно погрозил пальцем, - знаете, когда можно солгать. Камень истины далеко,  тем не менее, обман очевиден.
                Петя хотел возразить, но царь его перебил.
                -  Хорошо, хорошо, лучше  молчите. Сделаем вид, что я вам поверил. В таком случае, что же вас привело в мой город?
- Мы бежали от демонов-людоедов, - объяснила Маша.
- Ага, от людоедов, - царь довольно потер руки, - это становится занятным.
- А что, у вас все жители говорят только правду? – вдруг спросила Соня.
- Конечно, - ответил царь, - дело в том, что давным-давно моего прадеда сгубила великая ложь. Его обманули, подсунув, на обед бледные поганки. Некий негодяй убедил его, что это новый вид опят, выведенный им лично  и имеющий небывало приятный вкус.
- И ваш прадед так легко поверил? – удивилась Маша. – Но в таком случае, как это принято у всех царствующих особ, кто-то должен был попробовать эти грибы прежде, чем царь их съел.
- Их попробовал повар. Спустя сутки оба отправились в мир теней. Позже выяснилось, что это был банальный заговор. Но дед мой, с того дня ставший царем,  объявил беспощадную войну всякому обману. Он учредил пост министра истины, а для начала казнил злодея грибовода, ставшего причиной трагедии. После этого он собрал придворных кудесников и приказал изготовить детектор лжи, тот самый, который вы видели на дворцовой площади.
- И, конечно же, кудесников после этого казнили, - добавила Маша.
- Вот я и поймал вас на слове, - обрадовался царь, - вы прекрасно знаете историю города!
- Я знаю историю вообще, - пояснила Маша, - а жестокие правители повсюду ведут себя одинаково.
- И что же было дальше? – спросил Петя.
- Дальше, все было проще простого. К камню тащили всех подряд. Как оказалось, у каждого находились какие-нибудь черные мысли. Каждый таил в себе хотя бы маленькое, но недовольство.
- И все эти несчастные лишились головы.
- Вы сами все знаете, - сказал царь, - в таком случае вы должны знать и о ежегодном празднике лжецов, который проводится вот в этом самом зале. Это единственный случай, когда лжецы имеют шанс получить за свой обман любую мыслимую награду.
- И много ли было таких  счастливчиков?
- Пока ни одного. Очередной праздник состоится завтра. Услышав ваши разговоры на площади, я подумал, что вы, пожалуй, вполне нам подходите.
- Вообще-то, мы бы лучше поучаствовали в этом празднике в качестве почетных гостей, – сказала Маша.
- Увы, у меня слишком мало участников, всего лишь двое, - ответил царь с показным сочувствием, - да и тех пришлось доставить во дворец силой. Люди стали меня бояться, словно я зачумленный. Так что ваша команда непременно должна принять участие  в празднике. Тем более, это будет юбилейный, трехсотый праздник. Возражения я не принимаю!
- Каким же образом определяется победитель? – спросила Соня с живым интересом. Видно было, что ситуация ее забавляет, что она не воспринимает происходящее всерьез.
- Если министр истины не сможет опровергнуть вашу ложь, вы выиграли. Но до сих пор никому это не удавалось.
- Что случалось с проигравшими?
- У нас наказание одно. Им всем отрубили головы. Просто и эффективно.
- Я смотрю, эта часть тела в вашем городе не имеет никакой  ценности, - заметила Маша.
- Ценю ваше чувство юмора, - ответил царь.
- В этой игре слишком жесткие условия, - заметил Петя.
- Не жестче, чем сталь, из которой изготовлено лезвие топора. Правила установлены не мной, и не мне их менять. Сейчас вас проводят в комнату для гостей, а утром извольте в этот зал, - царь махнул рукой стражнику. Тот повел ребят по широким коридорам дворца.
- Давно у вас этот палач? – поинтересовался Петя.
- Почитай, лет триста работает дежурным палачом, - ответил стражник.
- Как, один и тот же целых триста лет?
                 Стражник пожал плечами.
- Не слышал, чтобы его когда-нибудь меняли.
- Хотела бы я посмотреть на его лицо, - задумчиво сказала Соня.
- Этого делать ни в коем случае нельзя. Было предсказано: как только палач снимет балахон, тут и царю, и царству конец.
- Кто же это предсказал?
- Кудесники, которые камень сработали. Они же и палача привели невесть откуда. Потом по приказу царя их казнили.
- А вы своим царем довольны?
- За такие вопросы, милые девочки, можно лишиться головы, - сказал стражник и добавил, - конечно, довольны! Наш царь самый справедливый и правдивый. Светоч истины!
- Это мы уже слышали, - поморщилась Соня, - неужели здесь все разговаривают плакатными штампами?
- Иначе нельзя, - ответил стражник, - опасно для жизни. Но что-то я с вами разоткровенничался, а мы почти пришли.
                 Ребятам бросились в глаза плакаты, развешанные по дворцу. Все они гласили примерно одно и то же: «Монарх всегда прав. Усомнившийся, да  будет  предан немедленной казни!».
- Круто, - сказал Петя.
- Куда уж круче, - отозвалась Маша, - диктатор!
- Кто такой диктатор? – нервно спросил  стражник.
- Писатель, - пояснила  Маша,  - тот, кто диктует писцу свои мысли.
                Стражник  успокоился  и в полном молчании довел их до гостиной комнаты.
                 В просторном помещении  с широкими окнами располагались три мягкие удобные постели, небольшой столик, стулья. Из окон открывался вид на площадь и все то же  серое картонное небо. Стражник пожелал ребятам спокойного сна и ушел.
- Навь, - сказала Соня.
- Что это значит? – спросил Петя, подойдя к окну.
- Подземный мир, корни древа. Все мы живем под землей.
- Откуда тогда здесь солнечный свет?
- А разве ты видишь солнце? – с улыбкой ответила девочка. – Я тоже могу сделать свет, - она пропела несколько музыкальных нот. Помещение на несколько мгновений озарилось яркими огнями. В ту же секунду в комнату ворвался давешний стражник, который, не успев далеко уйти,  увидел бьющий из-под двери ослепительный свет.
- У вас что, пожар? – спросил он, да так и застыл с разинутым ртом. Сполохи огня гасли в воздухе.
- Волшебство, - прошептал он, - чур, меня, чур!
                И выскочил вон. Соня засмеялась.
                -  Как они здесь боятся колдунов. А камень на площади и неизменная фигура палача рядом с ним  их не пугает.
                -  Зря ты наколдовала, - заметила Маша, - как бы они с тобой не разделались до праздника.
                Не успела Соня ответить, как рядом раздался знакомый голос: «Не разделаются, не волнуйтесь!».
- Велес! – обрадовались  ребята. – Где ты был?
- Как где, наслаждался видом прекрасного источника. Но, в конце концов, мне это надоело, и я решил присоединиться к вам.
- Мог бы сделать это пораньше, - укорил старика Петя, - мы тут чуть головы не лишились.
- Чуть не считается, - ответил старик, -  я ведь здесь. Какие  трудности?
- Трудностей хватает, - сказал Петя, усаживаясь на край постели. Постель была мягкая и приятно пружинила. Девочки тоже уселись.
- Они здесь извели своих волшебников, - сказал Велес, - так что достойных противников у меня не предвидится. Что бы ни случилось, я смогу вам помочь.
- Разве подземный  мир должны населять люди? – спросил Петя, которому не давал покоя вопрос,  где же призраки, души умерших?
- Подземный мир, или навь, велик, - ответил  Велес, - как видите,  здесь кроме людоедов и прочей нечисти имеются города и живут люди. В иных местах, запретных для смертных, обитают бесплотные призраки. Издавна поселились здесь некоторые боги. Как-нибудь я поведаю вам о них, а может быть, мы кое-кого   встретим на своем пути. Но я вижу, вы меня  не слушаете?
- Сейчас бы перекусить, а потом спать, - сказала Маша, - я ужасно устала!
- Это не проблема, -  Велес  пошептал в ладонь.
                 Столик наполнился яствами. Когда ребята насытились, старик убрал остатки еды.
                 -  Больше ничего не желаете? – спросил он. Всем хотелось  спать. И хотя до вечера было далеко, устроились на ночлег. Велес, по своему обычаю, превратился в посох и приткнулся  в углу.
                 Не спалось только Соне. Слишком много впечатлений обрушилось на нее после того, как она покинула родной дворец.   Теперь в голову лезли непрошеные мысли. Ведь завтра им придется придумать неопровержимую ложь!  Но ни одна подходящая идея не приходила в голову. Она поднялась с постели. Был  вечер, на улице стало заметно темнее. Мысли не давали спать, и девочка решила прогуляться по дворцу.
                Если, конечно, у дверей не дежурит стражник. Стражник дежурил, но спал крепким сном, опершись на алебарду. Девочка долго бродила по пустым коридорам, освещаемым тусклым светом факелов. Она старалась запомнить дорогу и не заблудиться, тщательно обходя стражников. Неожиданно она оказалась в большом сумрачном зале,  единственным источником света здесь служила свеча на столе. До нее донеслись голоса. Она затаилась за колонной и прислушалась. Разговаривали двое мужчин, в которых Соня без труда узнала царя и палача. Вскоре глаза ее привыкли к полумраку,  и она смогла как следует их разглядеть. Они сидели за столиком друг напротив друга и вели беседу.
                 -  Ваше величество опять чего-то опасается, - сказал палач. Лицо его, как всегда было скрыто капюшоном.
                 -  Я опасаюсь только одного, - нервно ответил царь, - что исполнится вторая часть пророчества  волхвов. Какого рожна  они его выдумали, мало им было одной части!
                 -  Ваше величество может спать спокойно. Разве кто-нибудь  догадается о том, что  именно нужно сказать? Люди  на празднике всегда изощряются, забывая о самом простом.
                 -  Выходит, вылить ушат грязи на своего царя, это самое простое?
                 -  Это была бы самая простая  и самая неопровержимая истина, и, тем не менее, ее бы пришлось признать ложью. Беспроигрышный вариант.
                 -  К счастью, страх перед твоим топором удерживает людей  от правильных  слов. И приводит их прямиком на плаху. Надеюсь, так будет всегда.
                 -  Триста лет прошло, пришло время  отменить эту службу истине, которая тебе так надоела.
                 -  Только после праздника, - живо ответил царь, - я жду, не дождусь этого момента. Мы узаконим ложь. Как я устал строить из себя правдоборца,  и скрывать интриги в потаенных глубинах души!
                 Соня тем временем потихоньку попятилась назад, к выходу.  Она задела кресло, стоявшее у стены, раздался шум.
                -  Кто там? – царь вскочил из-за стола и бросился  к стене, где затаилась девочка.
                -  Крысы, ваше величество, - беззаботно отозвался палач, - говорил я вашему деду, нужно было оставить в живых  хотя бы волшебника-крысолова. Но он меня не послушал.
                Соня вполголоса пропела несколько  нот и стала неотличима от теней, колышущихся на стене. Царь прошел мимо девочки, не заметив ее, затем вернулся назад.
                 -  Что-то мне в последнее время стала мерещиться всякая чепуха, - сказал он.
                 -  Существует прекрасное средство для  успокоения нервов, ваше величество.
- Какое же?
- Мой топор, - ответил палач и громко расхохотался.
- Странно было бы услышать от тебя что-нибудь иное, - недовольно сказал царь, - порой мне кажется, что у тебя вообще нет нервов, а вместо сердца еще один топор. Интересно было бы как-нибудь срубить тебе голову, если она у тебя вообще есть. Кто ты, почему живешь вот уже триста лет? Сними балахон, я посмотрю  на твое лицо.
- Вы не хуже меня знаете пророчество. Если я сниму балахон, ваше царствование закончится, мой господин.
- Ладно, гори она огнем, твоя голова, я не любопытен.
                 Соня осторожно обогнула кресло и вернулась в гостиную. Поход по дворцу прошел не без пользы, по крайней мере, она узнала самое главное. С этой мыслью она  заснула.
                 Утром ребята были разбужены звуком труб. Они поспешили к окну. По краям площади выстроились трубачи в нарядных кафтанах, а между их рядами в сторону  дворца торжественным шагом  направлялся все тот же палач в красном одеянии с праздничным топором, отделанном золотом. Трубачи играли так громко, что, казалось, ревет турбина реактивного лайнера. Соня поморщилась.
                -  Слишком уж важное место занимает здесь этот таинственный здоровяк, - сказала она, - как будто он выше самого царя.
                -  Загадочная фигура, - согласилась Маша, - вообще-то  ростом он действительно выше не только царя, но и любого горожанина. Сущий великан.
                -  Давайте скорее завтракать, - предложил Петя, - у нас мало времени.
                Едва они успели перекусить, явился давешний стражник, чтобы проводить их в тронный зал.
                -  Мы так и не придумали, что сказать, - озабоченно произнес Петя.
                -  Может, Велеса попросим? – предложила Маша, взглянув на  набалдашник посоха. Но деревянная голова в ответ лишь слегка качнулась. Ясно было, что из старика лжец никакой. Приходилось  выкручиваться самостоятельно. 
                Наконец, они оказались в зале. Царь был уже здесь, в черном кафтане, расшитом изумрудами  и золотой короне с бриллиантами. Придворные испуганно жались по углам и о чем-то перешептывались.
                Царь вышел на середину зала и произнес короткую речь.
                -  Дорогие мои подданные, дорогой народ, - начал он, окинув взглядом присутствующих.
- Что-то не вижу народа, - шепотом заметила Маша.
- Сегодня мы присутствуем при самом значительном событии в нашем государстве за последние триста лет. Волшебники, создавшие камень правды, перед смертью предсказали, что в трехсотлетие правления династии в стране  воцарится хаос, и рухнут незыблемые устои власти. Я уверен, господа волшебники ошиблись. Министр истины, прошу.
                  Маша проглядела все глаза, пытаясь отыскать министра истины. Вперед неожиданно выступил палач, сверкая праздничным топором.
                  -  Мне, как совмещающему должность палача и министра истины, - сказал он, - надлежит открыть юбилейный праздник. Да будет же он открыт!
                  Торжественно запели трубы. Когда установилась тишина, палач сказал: «Ввести участников!».
                   Ввели двух насмерть перепуганных горожан.
                   -  Только сегодня по закону вы имеете право высказать  ложь. В случае удачи вас ждет  награда, в противном случае…
                   Первый  участник, судя по одежде, был простым крестьянином.  От страха он потерял дар речи.
                   -  У вас есть пять минут, после которых вы будете считаться проигравшим, - обратился к нему палач. На царском лице сияла довольная улыбка. Все шло по плану. Когда указанное время  вышло,  крестьянин с трудом выдавил из себя следующую фразу: «Недавно видел я гору из чистого золота, вершина ее была усыпана бриллиантами».
- Ну-с? – царь обратился к палачу.
- Чистая  правда, ваше величество, - ответил тот, - эту гору видно даже отсюда, из окон дворца.
                   Обратив взгляд  в окно, присутствующие увидели вдалеке сверкающую желтизной гору.
                   -  Вы проиграли, - с улыбкой сказал царь, - утешьтесь,  ваше имя навсегда  останется в анналах истории. Увести!
                   Беднягу  уволокли под руки. Самостоятельно идти он не мог.
                   -  Как это возможно? – удивилась Маша. – Откуда взялась золотая гора?
                   -  Камень обращает желаемое в реальность, - донесся шепот со стороны посоха.
                    -  Ничего себе, - сказала Маша, -  если любая ложь сразу становится явью, задачка усложняется.
                    Второй горожанин, напуганный не меньше первого, а это был толстый лавочник, также  потерпел фиаско. Он заявил, что небо над городом затянуто изумрудно-зелеными облаками. И если до этого облака вообще отсутствовали, теперь небо оказалось затянуто зеленой пеленой.
                    Пришла очередь наших героев.
                    -  Прошу, - палач поманил ребят, те были вынуждены выйти на середину зала. Среди придворных усилился шепот. Обсуждали необычную одежду путешественников. В том числе платье Сони, похожее на цветочный коврик.  Время пошло. Ни Маша, ни Петя не могли ничего придумать. Проклятый камень любую выдумку мог показать в натуре.
               - Еще одна минута, и праздник завершится! – торжествуя, возгласил царь.
               Неожиданно Соня громко сказала: «Вот наша выдумка. В этом городе правит самый несправедливый царь на свете, законы здесь драконовские, а люди боятся вымолвить лишнее слово. И хотя провозглашена борьба с ложью,  повсюду вот уже триста лет царят обман, лицемерие и жестокость. А самый главный человек здесь, стоящий выше царя, палач!». Зал замер. Слышно было жужжание мухи. С лица царя сошла улыбка, оно сделалось белее мела.
               -  За такие речи придется по всем законам срубить вам голову! – крикнул он.
               -  Сначала ответьте, ложь это, или, правда! – Соня возвысила голос. – Если правда, значит, ваше величество самый настоящий тиран и всегда обманывал свой народ, если же это ложь, значит, мы выиграли, и я в награду требую отмены смертной казни!
- Это правда, - тихо ответил  царь.
- Но ваше величество, вы понимаете, в чем признаетесь? – спросил палач.
- Не могу же я отменить смертную казнь, а поэтому во всеуслышание заявляю: «Вы проиграли, это сущая, правда!».
                Раздался ужасающий грохот, дворец затрясся. Все бросились к окнам. Площадь была покрыта дымом и пылью. Магический камень разлетелся на мелкие кусочки. Он не мог  служить неправедному царю!
               -  Вот и сбылось пророчество, - мрачно сказал палач и неожиданно снял красный капюшон. Присутствующие ахнули.  Всеобщему взору открылась  могучая четырехликая фигура. В одной руке бывший палач держал медный рог для вина, в другой вместо топора вдруг появился сверкающий меч.
               -  Наконец-то я могу посмотреть на все четыре стороны, - сказал четырехликий бог.
               -  Свантевит! – выдохнул царь, - но почему ты?
               -  Потому что твой прадед триста лет назад лишил жизни моих жрецов, - грозно ответил бог, - ведь это они изготовили камень истины. А теперь я должен отнять жизнь у его правнука.
- Нет! – в ужасе воскликнул царь, пятясь назад.
- Лекарство, которым  лечили других, тебе не по душе? – насмешливо спросил четырехликий бог. Сверкнул меч, брызнула кровь. Голова царя покатилась по мраморному полу. Дворец затрещал. Велес вдруг превратился в огромного орла, схватил ребят могучими когтями  и вынес их через окно на площадь. И вовремя. Вновь оглушительно загрохотало. Дворец развалился, превратившись в груду щебня.
- Как будто в него шарахнули вакуумной бомбой, - сказал Петя, едва они ощутили под ногами булыжное покрытие площади.
- Кто такой Свантевит? – спросила Маша.
- Четырехликий бог, оракул и пророк,  верховное божество неба.  Свантевитом его называли жители запада, - ответил Велес, - те, кто жил по берегам Одера. У нас, на Руси,  он именовался  Святовидом.
- Что будем делать дальше? – спросила Соня.
- Идти нужно, - сказал Велес, - здесь нам делать нечего.
- А куда делся этот, четырехликий? – спросила Маша, опасливо поглядывая на руины дворца.
- Кто ж его знает, - пожал плечами Велес.

0

39

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

                                           Царевна  и  змей

                     Следующее место,  куда попали наши герои, мало, чем отличалось от города правдивых. Разве что народу на улицах было поменьше. Тихие улицы  несли на себе  некий мрачный отпечаток. Но Соня ничего не замечала.
              -  Мне понравилось путешествовать, и быть туристом, - заявила она, - теперь я хочу пройти по лавкам и что-нибудь купить.
               -   Что именно? – поинтересовалась Маша.
                -   Насколько мне известно, у вас эти вещи называются сувенирами, - ответила Соня, - что-нибудь  на память.
- Я бы предпочла  фотоаппарат, или видеокамеру, – ответила Маша, - чтобы  сделать на память снимки.
                -   А мне нравятся интересные безделушки, - возразила Соня, - например, фигурки людей, животных. Я бы хотела купить их и иметь при себе.
- Чтобы что-то купить, нужно иметь деньги, местную  валюту, - заметил Петя.
                -  Во все времена валютой служило золото, - сказала Маша, - Велес, не мог бы ты изготовить  нам несколько золотых украшений?

- Это просто, - отозвался Велес, пошептал в ладонь и преподнес  девочкам полную пригоршню колечек, бус, сережек и браслетов.
- Какой смысл болтаться по магазинам, когда старик и так нашепчет вам все, что пожелаете? – недовольно заметил Петя.
- По магазинам интереснее, - возразила  Маша, - мы пошли. Встречаемся в центре города, у фонтана.
- А вдруг здесь нет фонтана? – спросил Петя.
- Тогда у ворот царского дворца, - уточнила Соня, - уж дворец-то здесь непременно должен быть.
- Есть тут дворец, - подтвердил Велес, зевая. - Я, пожалуй,  пока вздремну,  утомился я с вами.
                 Сказал и превратился в посох. Петя остался один. Так с посохом в руке он и побрел по городу. Он заметил, что все без исключения прохожие  выглядели  озабоченными.
                -  Вы не скажете, отчего здесь все такие грустные? – обратился он к  девочке, которая куда-то торопилась с сумкой в руках.
             -    Разве вы не знаете? - удивилась та. - Каждый месяц мы отдаем чудовищному морскому змею самую красивую девушку в городе. И представьте, на сей раз выбор пал на дочь царя, царевну Марью. Сегодня ее должны отвезти на берег, и весь народ по этому поводу скорбит.
             -    Эдак скоро здесь вообще не останется девушек, - заметил  Петя.
- Вы  правы,  незнакомец.
- Но насколько я помню, - продолжал Петя, - в таких случаях всегда появляется сказочный  герой, Иван-царевич, или скажем, Бова-королевич, который должен убить змея и спасти царевну.
- Вы как будто сквозь небо к нам свалились, - грустно отвечала  девочка, - Иван царевича змей еще месяц назад съел. Битва была у моря, мы все так надеялись, а поганое чудище возьми царевича, да проглоти.
              Она безнадежно махнула рукой и поспешила по своим делам.
              -  И в сказках иной раз не все ладно складывается, - пробормотал Петя.
            А Маша и Соня, влекомые любопытством и жаждой приключений,   шагали по узким улочкам, оживленно обсуждая архитектуру деревянных домиков. Неожиданно прямо перед ними выехала из переулка и остановилась большая черная карета, украшенная золотой эмблемой крылатого змея. И без того редких прохожих словно ветром сдуло. Дверь в карете открылась, и оттуда на булыжную мостовую  грузно выбрался толстый человек в бархатных одеждах. Девочки сначала приняли его за короля.
                -  Откуда вы взялись, красавицы? – вежливо обратился к ним человек. Девочки захихикали. Впервые их назвали красавицами.
- Мы издалека, - ответила Маша.
- Так-так, - толстяк важно кивнул головой, - значит, вы из  самого дальнего, бедного квартала. То-то я смотрю, вас здесь раньше не встречал. А вы, однако, милашки!
                -  Вы бы лучше представились, - сказала Соня, - не- вежливо обращаться к незнакомкам, не назвав своего имени.
                – Вы совершенно правы. И я исправлю свою оплошность. Перед вами первый царский порученец Никита. Позвольте  узнать, милые девушки, что вы делаете здесь, в самом богатом районе города? А заодно я бы не отказался услышать ваши имена.
                  Девочки охотно представились. После чего Маша сказала, что они собирались приобрести сувениры.
                 -  Сувениры? – удивленно произнес царский порученец. Слово ему было незнакомо, однако он постарался не выказать своей неосведомленности.
                 -  Я могу отвезти вас в такое место, где очень много сувениров, и где вам будут весьма рады.
                 -  Вот как, какое же это место?  - спросила Соня, в восторге от того, какие здесь радушные и добрые придворные.
- Это царский дворец, - ответил толстяк.
- И нас туда вот так, запросто пустят? – удивилась Маша.
- Разумеется! – толстяк указал на распахнутую дверь кареты. Девочки забрались внутрь, придворный следом. Дверь захлопнулась, карета тронулась. Карету провожали сочувственные взгляды редких прохожих.
- Опять Никита-лиходей в свою паутину девчонок заманил, - заметил кто-то.
- Чтоб его самого змей проглотил и не подавился, - с чувством добавил другой. 
                 Петя, найдя город довольно мрачным и неприветливым,  направился  туда, где  должен был располагаться царский дворец.  Выяснить дорогу оказалось минутным делом. Словоохотливый  прохожий, мужик в лаптях и посконной рубахе, перепачканный сажей, с молотом на плече, судя по виду, кузнец,  охотно объяснил Пете, как пройти к центру города. И добавил, что цены на кузнечные работы падают, народ совсем обнищал, а чтобы сына оженить, невесту придется искать в соседнем царстве. Потому как всех девок в городе ненасытный змей пожрал. От него Петя вновь услышал, что царевну сегодня собираются отвезти на морской берег чудищу на завтрак.
              -  Моя была б воля! – кузнец сердито сверкнул глазами  и взмахнул увесистым молотом. Петя в испуге отпрянул. Такого силача и змей мог напугаться.
              -  Вы, дяденька, вон какой здоровый, что ж не расшибли змею башку-то? – спросил он. Кузнец тяжело вздохнул.
              -  Я бы рад, - ответил он, - да одной силы маловато будет. Змей-то волшебный, его только волшебник одолеть сможет.
              Кузнец внимательно посмотрел на посох в руках мальчика и, в свою очередь, опасливо отодвинулся.
             - Я смотрю, малец, ты и сам не промах. Посох Волоса у тебя в руках. Вот кто змея укротить смог бы.
              Разговорчивый мужик поспешил  дальше, а Петя задумался. Велес пока не проявил особых талантов волшебника. Так себе, серединка на половинку. То грибы под ним вырастут, то гигантской птицей обернется. Ну, и по мелочам: морок навести, золотых украшений раздобыть. Кстати, золото нужно еще проверить, какой пробы. С него станется, может дешевый сплав подсунуть. Не без юмора старикан! В остальном  впечатление такое, словно после многих веков из древнего бога песок сыпется, куда ему против змея!  Петя покачал головой и направился дальше. 
                У входа во дворец вышагивали часовые с саблями наголо. Дворцовая площадь казалась вымершей. Несколько раз Петя прошел ее вдоль и поперек.
                -  Сколько  можно ждать? – пробормотал он и стукнул посохом о булыжник. На сей раз, Велес спал чутко.
- Опять что-то случилось? – спросил он.
- Ничего не случилось.
- Тогда зачем беспокоишь, - недовольно проворчал Велес, приготовившись снова обернуться посохом.
- Надо найти Машу и Соню, - сказал Петя, - я не собираюсь торчать здесь до вечера.
                 Велес пошептал в ладонь.
                -  Во дворце они, - ответил он, - предлагаю превратиться в птиц. Тогда мы их живо разыщем.
- Валяй, - согласился Петя.
В это самое время из ворот дворца выкатилась большая черная карета с эмблемой змея. В карете на сиденье с мягкими подушками вальяжно развалился придворный толстяк Никита. Рядом расположилась бледная царевна, переодетая фрейлиной, а в дальнем углу сидели Соня и Маша в роскошных царских одеждах. Здесь же находились два здоровых молодца в красных кафтанах с саблями наголо, которые не спускали глаз с наших героинь.
- Я кричать буду, - предупредила Маша.
- Кричи, цыпочка, кричи, - ласково согласился Никита, - змей обожает, когда у него в пасти кричат.
- Неужели ваш змей не сумеет отличить настоящую царевну от подставной? – спросила Соня.
- Не  «ваш», а общий, - поправил толстяк, - город общий, значит и змей общий.
                 Маша промолчала, потому что устала доказывать, что они никогда в этом городе не жили.
                -  А вдруг не отличит, - продолжал Никита. – Царю нашему, батюшке идея пришлась по душе. Слопает тебя змей, а про настоящую царевну забудет навсегда. То-то у нас радости будет!
- Как же, надейтесь, - хмыкнула Соня.
- А  если поганый-то заметит подмену, предложим тебя. Авось за царскую дочь сойдешь. Вон вы, какие похожие!
                Соня действительно очень походила на царевну. Та поджала губы и хмуро посмотрела на девушку.
- Мне эта идея не нравится, - сказала царевна.
- А ты, Марья молчи, - цыкнул на нее  Никита, - не женская это забота  за царя решать.
- Это мы еще посмотрим, - упрямо ответила  царевна.
                 Карета, тем временем выехала за город и вскоре достигла побережья. Редкие прохожие качали головами  и озабоченно смотрели вслед.
                 В дворцовых покоях  царь нервно выхаживал от стены к стене. Он не мог ни спать, ни есть.
                 -  Нужно было собрать войско и двинуть на змея, - рассуждал он, - плохой я отец, если не могу защитить собственное чадо. С другой стороны, змей солдатиков пожрет, уйма народу погибнет, а принцессу все одно пришлось бы  отдать! Силен змеище, Иван царевича слопал, не подавился!
              Царь принялся бегать по покоям, словно слепой,  натыкаясь,  то на шикарную трех спальную кровать с бархатным балдахином, то на столик и изящные тонконогие стулья.
                В это время в одно из окон ударило что-то массивное. Со звоном посыпались разноцветные стекла. Царь в страхе за свою священную особу спрятался за кровать. Выждав минуту, и убедившись, что все тихо,  он осторожно выглянул из-за балдахина и ахнул. Посреди комнаты  стоял  тщедушный старичок в лаптях и простой рубашке со штанами, подпоясанный веревкой. А рядом с ним юноша, одетый совсем уже странно, во все синее. Кафтан, не кафтан, порты, не порты, а леший знает, что. На ногах вообще нечто несуразное. Царь мысленно обозвал обувку юноши лаптями кудесника. Кинув взгляд на окно, царь убедился, что стекло полностью разбито и огорчился. Таких стекол нынче достать было невозможно.
                -  Ты утверждал, что попадем прямо к царю, - обратился юноша  к  пожилому спутнику, - ну и где же он, царь?
- Где, где, - ворчливо отозвался старик, - в Караганде!
Царь не знал, что такое Караганда, но  догадался, что это где-то очень далеко, возможно за семью морями. В подобной ситуации пора было звать стражу. Однако его величество промолчал, справедливо полагая, что гости не простые, а великие волшебники, если смогли пробраться в опочивальню подобным образом. 
Старик, тем временем, оглядел комнату и ухмыльнулся.
- Загляни-ка в постель, не там ли царь-батюшка?
Царь понял, что сейчас его найдут. Отступать было некуда, поэтому он схватил с туалетного столика золотую корону, водрузил на голову и постарался принять величественный вид. Затем, набравшись храбрости, вышел к незваным гостям.
-  А вот и их царское величество, - довольно промолвил старик и поковырял в ухе волосатым пальцем.  Царя передернуло. Ну и манеры у старикашки!  Но делать было нечего, и он обратился к незваным гостям  по этикету, как к иноземным послам: «С чем пожаловали, гости дорогие?».
Старик сразу взял быка за рога.
- Две наши девицы должны быть здесь, у тебя во дворце.
- У меня  много прислуги, парней и девиц, - ответил царь, -  я не в состоянии доглядывать за всеми.
- Как же мы их отыщем? – растерялся  юноша. Царь пожал плечами.
- Я могу поручить это кому-нибудь из моих министров.
- Нужные нам девицы  вряд ли входят в штат ваших слуг, - сказал юноша, -  они появились в городе только сегодня.
- Боюсь, вам их придется долго искать, - ответил царь.
                Старикашка в лаптях словно прочитал его мысли.
                 -  Говори, куда девок подевал! – громогласно рявкнул он. Откуда только взялся такой голосище в тщедушном теле?
- Охрана! – крикнул царь, отступая за кровать. Распахнулась дверь, доставая сабли из ножен, вбежали два стражника.
Старичок  вдруг обернулся огромным медведем, и заревел так, что из окон повылетали все оставшиеся стекла. Царь зажал уши ладонями и спрятался за кроватью. Краем глаза он увидел, что сабли отважных стражников обломались о непробиваемую медвежью шкуру. А сами стражники могучими пинками были отправлены за дверь. Царь тряхнул головой и протер глаза. Может, ему это  померещилось?
               -  Так скажешь, или нет? – вкрадчиво спросил старик. Каким-то непонятным образом он оказался  рядом. Царь от испуга аж подскочил.
               -  На берегу они, отправил я их змею вместо царевны. Впрочем, - добавил он, - царевна тоже там, на всякий случай.
               -  Велес, нужно немедленно отправляться на  берег, - заволновался  юноша. Царь не верил глазам. Оба странных гостя исчезли, словно их и не было. Может, действительно почудилось? Но разбитые окна говорили о другом. Да и пол был усеян цветными  осколками.
               -  Велес? – пробормотал царь и покачал головой. Неужели его дворец посетил один из древних богов?
                Карета остановилась там, где заканчивалась грунтовая дорога. Картина была  идиллическая. Песчаный пляж, синее штилевое море, чайки над водой. Туристический рай, да и только!  Вид портил  высокий деревянный столб, вкопанный в песок у самой воды, к которому, по всей видимости, привязывали очередную жертву змея.
                -  Могу я искупаться? – поинтересовалась  Маша. Она  не помнила, когда последний раз была на море.
                -  Еще чего, - сказал толстяк, - вдруг утонешь, что тогда делать?
                Ему не терпелось покончить с этим трудным делом. Поэтому он схватил Машу и живо прикрутил к столбу толстыми веревками. Охранники  ему помогали.
- Грубиян, - сказала Маша.
- Выскажешь это змею, когда он начнет тебя жевать, - ответил Никита, - лучше подумай,  как лучше войти в роль царевны, иначе придется, потом отрубить тебе голову.
- За что? Я не сделала ничего плохого.
      -   Неужели ты воображаешь, что тебя оставят  в живых, если царевну съест змей?
- Слишком многие в последнее время  хотели лишить меня головы, -  заметила Маша, - да только у них ничего не вышло.
- Смотри, как бы тебя самого змей не слопал, - обратилась к Никите  Соня, -  он наверняка  обожает жирные блюда.
- Мужчины его не интересуют, - ответил  толстяк, на всякий случай, отодвигаясь от Маши подальше. Солдаты также отошли в сторону. Затем Никита  велел Соне забраться в карету к принцессе.
                 В это время  море забурлило, зашумело,  на берег выполз огромный страшный змей. Зеленого цвета, размером с пригородную электричку, с ужасной зубастой пастью и глазами, словно прожекторы. С мощными  когтистыми лапами.
                 Теперь  Маша испугалась по настоящему. Она решила, что пришел  ее последний час. Однако змея оказалось не так-то легко обмануть.
                -  Кого мне подсунули? – рыкнул он так, что земля затряслась.  На берег набежала огромная волна, окатив Машу тучей брызг. Вот  и  искупалась,  подумала она.
                -  Принцессу, змеюшка, принцессу, - льстиво отозвался  Никита. Однако голос его предательски дрогнул.
                -  Смотри, откушу тебе кое-что, жирный обманщик, - пригрозил змей, - прекрати меня дурачить, или худо будет. Отвечай, где принцесса?
                 Пришлось Никите позвать Соню. Руки его тряслись, когда он открывал дверцу кареты. Мельком он увидел, что бледная принцесса забилась в дальний угол. Соня   даром времени не теряла. Пока толстяк общался со змеем, она выяснила у  царевны, каким образом змей  отличит ее от других девушек.
                 -  Неделю назад он прислал мне обручальное колечко. Может на самом деле  собирается   взять  в жены? Во всяком случае,  по колечку он меня безошибочно узнает, - сказала  принцесса и показала золотое кольцо, надетое на средний палец.
- Никита знает о кольце? – быстро спросила Соня.
- Может, и знал, да забыл.
- Скорее дай мне кольцо, - сказала Соня, - и мы все    уладим.
- Мне не нравится, когда простолюдины рядятся под царских особ, - высокомерно ответила  Марья, - с какой стати я должна тебе верить?
- Боюсь, в змеином брюхе все уравняются, и простолюдины, и царские особы, - заметила  Соня, протягивая руку, - ну же!
                 Царевна секунду колебалась, затем отдала кольцо. В это время толстяк позвал Соню. Выйдя из кареты, та незаметно опустила колечко  в карман Никите и тихо пропела заклинание. Внешность царедворца мгновенно изменилась. Он стал неотличим от царевны, ну, разве, малость потолще. Но главное,  в кармане у него лежало колечко, которое подействовало на огромную рептилию, как радиомаяк на самолет. Толстяк изменился в лице, видя, с каким вожделением смотрит на него чудище.
- Не тронь, - визгливо крикнул он, - отойди!
Но змей  не думал отступать.
-    Попалась!  - радостно взревел он, схватил несчастного Никиту и поволок в океан.
Петя и Велес в виде огромных птиц летели в поднебесье. Они уже приближались к цели. Петя с ужасом думал, что  могло за это время случиться с Машей и Соней. Карету он заметил издалека. Затем увидел змея, который быстро удалялся от берега. Змей держал в лапах царевну, которая визжала, и махала руками.  Велес и Петя, не сговариваясь, словно ястребы  спикировали вниз. Ох, и поклевали они злодея! На мелководье змей не мог нырнуть в пучину, поэтому отбивался изо всех сил. Но что он мог сделать увертливым птицам, тем более  лапы его были заняты добычей. В конце концов, он не выдержал и бросил лже-царевну. После чего наддал ходу,  и вскоре исчез в пучине.
Велес схватил Никиту и понес к берегу. Петя следовал за ним.  Царевна вышла из кареты и свысока оглядела изодранного сановника. К нему вернуося прежний облик, бедняга сидел на песке, охая и стеная. Змей крепко его помял.
Она перевела холодный взгляд на Петю с Велесом.
- По  какому праву вы бросились спасать этого презренного червя? - спросила она. - Вы   вмешались  в государственные дела. Я прикажу вас бросить в темницу. Кто вы, собственно говоря, такие? Проходимцы, авантюристы!
Принцесса вполне могла выполнить свою угрозу. На дороге показались царские солдаты. Двое охранников подошли ближе  и положили руки на  рукоятки сабель. Маша и Петя не ожидали от спасенной принцессы подобного коварства. Они ошеломленно молчали. Но Велес молчать не собирался.
-  Измельчал род  людской, - с сожалением заметил  он, - эгоистами стали, злыми вершителями неправедных дел. Как ты можешь такие речи молвить, негодная. Мы ж тебя от морского гада уберегли!
-  Не меня, а Никиту, -  возразила царевна Марья, - а его спасать никакой нужды не было. Давно пристает он ко мне,  в женихи набивается!
- Что в этом плохого? – поинтересовалась Соня.
- А то, - ответила царевна, - что скоро появится очередной Иван-царевич, а Никита будет мешать, под ногами путаться.
- Как это, очередной Иван-царевич, - удивился Петя, - его же змей проглотил?
- Думаете, - за тридевятью морями только один Иван-царевич? Да их там пруд пруди. Каждый квартал сюда новый является, моей руки просить. Змей-то съел, кажется, четырнадцатого по счету. Невелик убыток, один из четырнадцати!
- А остальные куда делись? – спросила Соня.
- Остальным я от ворот поворот дала, - надменно ответила  принцесса, - ни один не приглянулся.
- Пора уносить ноги, - заметил Петя, имея в виду  приближающихся  солдат, - не то нас  арестуют.
- Обязательно арестуют, - подтвердила принцесса, - я своих решений не меняю.
- Уходим, - решил Велес.
- Далеко не уйдете, - сказала принцесса.
                Велес направился вдоль берега, ребята последовали за ним. Солдаты и двое стражников  поспешили следом.
- Стойте, остановитесь! – закричали они.
- А вон и очередной Иван-царевич, - заметил Велес, оборачиваясь. На белом скакуне в белом плаще скакал  к царевне юный витязь, на голове его блестела золотая корона.
- Будем надеяться, этому она не откажет, - заметила  Маша.
- Такая жена не подарок, - заметил Петя. Солдаты, тем временем догнали путников.
- Именем царя! – возгласил усатый воевода, выступая вперед. – Взять их!
Велес пошептал в ладонь.   
                 Ревущая стена огня отгородила наших героев от стражников. Воеводе опалило усы. Было слышно, как он ругается.
                -  Ну, дед, верно, ты знаком с напалмом, - восхитился  Петя. Огненная стена протянулась далеко направо и налево, казалось,  не было ей конца.
                -  С Ярилой знаком, Перуна-громовержца знаю, и иных богов древних, но вот напалма среди них что-то не припомню, - озадаченно произнес  Велес, - подскажите, в каких землях этому огненному богу поклоняются?
                -  Одно время ему поклонялись во Вьетнаме,   а вообще-то это не бог, это горючее вещество.
                -  Куда мир катится! -  Воскликнул  Велес. - Как это можно веществу поклоняться? Идолу  одно дело, а веществу никак нельзя!
                -  Мы уходим, или нет? – обратилась к нему  Маша. - Что-то жарко стало.
                В самом деле, огонь  не думал утихать.
                -  Мое заклинание крепкое, - самодовольно произнес  Велес, - огонь этот никто не пройдет, а если  пройдет, только  угольки останутся.
                Солдаты, тем временем, прикатили бочку с водой и принялись заливать огонь. Зашипело, словно клубок змей, поднялся пар. Сквозь облако пара на эту сторону проскочили несколько стражников. Слегка обваренные, красные, как раки, но живые и не в виде угольков.
- Что же  твое заклинание, дед? – ехидно поинтересовался Петя.
- Про воду я как-то не подумал, - смутился  Велес.
- Сдавайтесь, демоны! – закричали стражники, обнажая сабли.
- Вы меня рассердили, - заявил  Велес,  обернулся огромным медведем, встал на дыбы и оглушительно рявкнул.  Стражники от страха попрыгали обратно через брешь в огне, а секунду спустя  огонь запылал пуще прежнего.
- Куда теперь пойдем? – спросила Маша.
- А как же сувениры? – вспомнила Соня.
- Какие там сувениры, уходить надо, - сказал Петя. Он  обратил внимание на большие блестящие чешуйки,  прилипшие к  ладоням.
- Смотрите, чешуя змея,  чем не сувениры?
                 Соня поморщилась. Петя стряхнул одну чешуйку на землю. Неожиданно та превратилась в большой  овальный щит, покрытый блестящей зеркальной чешуей. У  Велеса от удивления отвисла челюсть.
- Щит дракона! – воскликнул он.
- А что это такое? – спросила Маша.
- Такой щит не в состоянии пробить ни одно оружие, - пояснил  Велес, -  я о нем слышал, но  никогда прежде не встречал.
- Вот вам и сувениры, - обрадовался  Петя, - берите  чешуйки, в хозяйстве пригодятся.
Чешуйки разобрали, последняя досталась Велесу. Сначала он отказывался, древнего бога и так не брало ни одно оружие. Но Маша убедила старика, что и на него может найтись управа.
- На каждое ядие есть свое противоядие, - сказала Маша, - а вдруг найдется такое копье или стрела, которые смогут тебя погубить? Тогда и пригодится непробиваемый щит.
- Откуда взяться такому оружию, - усомнился  тот, - я, по крайней мере, об этом ничего не слыхал.
- Достаточно вспомнить историю  Ахиллеса, которого поразили в пятку, - не унималась  Маша.
- У меня пятки крепкие, - ответил Велес, - и вообще, при чем здесь пятки?
- Как-нибудь  расскажу тебе греческий миф про Ахиллеса, - пообещала Маша.
               В конце концов, Велеса  убедили взять последнюю чешуйку. Старик долго ворчал, как будто чешуйка  была тяжелой  гирей. Но в дальнейшем  эти чешуйки сослужили всей компании добрую службу.
                 Разложив по карманам необычные сувениры, путники отправились дальше.

0

40

ГЛАВА  ВОСЬМАЯ

                                           Пуп  земли

                   -  Что дальше? – спросил Петя, обращаясь к Велесу. – Сколько  нам еще здесь бродить?  Между прочим, через неделю в школе начинаются занятия. Тебе хорошо,  в школу идти не нужно. А нам как быть?
                   Путники шагали по лесной дороге.
                -    Ценю твою тягу к знаниям, но пока я помочь не в силах, - ответил Велес.
- Что же делать? – спросила Маша.
- Нужно отыскать выход на землю, в мир яви.
- Но мы по-прежнему  ничего  не добились. Мишка с Гришкой остались с этими ужасными ведьмами! – воскликнула Маша. При одном воспоминании о Грымзе девочку передернуло. Велес хитро посмотрел на нее.
- Тем не менее, мы выполнили требование ведьм. Подручные злой Морены надолго погружены в сон, а сама она почти лишилась волшебной силы.
- И что это может значить? – спросил Петя.
- А означает это лишь то,  что ведьмы должны были  освободить мальчишек вне зависимости от того, вернеесь вы к ним, или нет.
- Значит, ребята уже дома? – обрадовалась Маша. Велес почесал в затылке.
- Я тут поколдовал немного и выяснил,  что ваши друзья сами не захотели уйти.
- Не может быть! – воскликнул Петя.
- Чепуха, - добавила Маша. Соня, не знавшая Мишку с Гришкой, с интересом прислушивалась к разговору.
- Это на самом деле так, - ответил Велес, - мальчишки выпросили у ведьм работу на волшебной ярмарке и вовсю торгуют  заговоренными снадобьями.
- И как долго они собираются этим заниматься?
- До начала учебы, то есть, еще неделю,  они так же, как и вы, не собираются пропускать школу.
- Но зачем это понадобилось Мишке и Гришке? Что-то я не замечала у них особой тяги к работе.
- Ведьмы обещали  в виде оплаты чем-нибудь их одарить. Только кроме удачи и счастья они ничего другого дарить не имеют права. Ведьмы не могут обучить их никакому волшебству.
- Но почему?
- Потому что  тогда мальчишкам придется навсегда остаться в подземном мире. Забрать с собой наверх колдовское умение они не могут.
                 Маша и Петя  представили, как сорванцы Мишка с Гришкой  колдуют в деревне. Это  был бы  полный караул. Но, во всяком случае, насчет ребят можно было теперь  не беспокоиться. Пришло время  подумать, как выбраться из переделки самим.
- А куда мы, собственно говоря, направляемся? – поинтересовался Петя.
- Нам предстоит попасть в  город, который называется Пуп Земли, - ответил Велес.
- Откуда взялось такое причудливое название? – удивилась Маша.
- Дело в том, что в этом месте подземного царства  находится ствол и корни мирового дерева, - пояснил Велес. – именно вокруг этого ствола и построил бог Чур свой город.
- Чур? – удивилась Маша. – Мы говорим иногда  «Чур, меня!». Это как-то связано с этим богом?
- Еще как, - подтвердил  старик, - бог Чур всегда стоял на страже порубежных владений, защищал людей  от нечистой силы. Если кто-то пожелает вам зла, скажите  «Чур, тебе на язык!», и пожелание не сбудется.
- Но почему он назвал город «Пуп Земли»? – спросил Петя.
- Тебе же объяснили, потому что здесь расположено   мировое дерево, - сказала Маша.
- Совершенно верно, - подтвердил Велес. – Однажды  в подземном царстве прошел слух о великане-дровосеке,  который вознамерился срубить это дерево. Поэтому  боги и попросили Чура построить вокруг ствола свой город. Сквозь защитные заклинания  ни одному великану не пробиться.
- Откуда мог взяться великан-террорист? – спросил  Петя.
- Говорят, все оттуда же, от злой Морены. Ведь если мировое дерево рухнет, разрушится явь, явный мир, и правь, мир небесный. Останется только мир теней, и тогда, скорее всего, могущество и власть  Морены  возрастут безмерно.
- Вот ты говоришь, мир теней, - сказал Петя, - сколько мы здесь ходим, никаких теней  не встречали.
- Лучше бы вам их не встречать, - ответил  Велес, - приятного, надо заметить,  мало. Все дело в том, что мы пока бродим по окраине. Дальше, за городом бога Чура  течет огненная река. Кто ее перейдет, назад не  вернется. Там, за рекой    обитают тени умерших. У этой реки много притоков с самыми любопытными свойствами.
- Например? – спросила Маша.
- Например, около одного из притоков живет племя амазонок, потомков скифов. Если в руки им попадает  мужчина, они бросают его в  приток огненной реки, и он превращается в женщину. Хотя эти амазонки выглядят скорее как  девочки. Боги даровали им долгую жизнь, почти бессмертие, поэтому они всегда юные, и не стареют.
- А в душе, скорее всего, самые настоящие старые ведьмы, злые и сварливые, - пробормотал Петя.
- Не могу с тобой не согласиться, - подтвердил  Велес, - если женщине тысяча лет от роду, она становится совершенно невыносимой, независимо от внешности. Меня самого однажды чуть не бросили в эту реку. И будь я обычным смертным…
- Тогда бы мы тебя звали не Велес, а Велеся, - пошутил Петя. Соня хмыкнула.
- Долго еще добираться до города? – поинтересовалась  Маша. Она устала и проголодалась.
- Должны успеть до темноты, - сказал Велес.
- А выход на земную поверхность, где он может оказаться? – вдруг  спросила Соня. Маша с Петей удивились. Они не догадались задать самый важный вопрос.
- Выходов должно быть несколько, - ответил Велес, - говорят, подняться наверх можно и через ствол мирового дерева. Только нужно знать, как это сделать. Но добраться до дерева не так-то просто. Там слишком много защитных заклинаний.
- Может быть, устроим привал, - предложила Маша, - я валюсь с ног от усталости.
                  В это самое время впереди, там, где лес сливался с однообразным серым небом,  показалась могучая фигура великана. Путники остановились, с тревогой всматриваясь вдаль. Земля задрожала, великан приближался семимильными шагами.
                 -  Это, случайно, не каменный посланник моей тетушки? – предположила  Соня.
                 -  Это один из великанов-волотов, - ответил Велес. – Самым могучим  из них считался Святогор, но слишком тяжелым он  оказался  для  матери сырой земли.
                -  Знаю, знаю, - перебил его Петя, - однажды Святогор с Ильей Муромцем нашли здоровенный гроб. Муромцу он оказался великоват, а Святогору пришелся в самый раз. Так он в том гробу и остался, не смог выбраться. Сыра земля забрала у него силушку.
               -   Давным-давно это было, - серьезно подтвердил Велес, - в незапамятные времена, когда на русской земле жили сказочные богатыри, а люди поклонялись нам, древним богам.
               Великан, тем временем, подошел к  путникам. Вид его был страшен. Одет он был в одежду, пошитую из шкур животных,  лицо заросло бородой, из огромного рта торчали кривые клыки.
               -  Меня зовут Чудила, - громогласно представился он, - не встречали ли вы в этих местах четырех путников, двух девчонок, одного мальчишку и с ними старика?
               -  Встречали, - ответил Петя и указал назад, в ту сторону, откуда они пришли, - они направились туда.
- Спасибо, - обрадовался великан, - да поможет вам Перун!
                 С этими словами он поспешил дальше.
                -  А ведь он явился по нашу душу, - сказал Петя, провожая великана взглядом, - интересно, кто его послал?
                -  Кто его может послать, кроме богини Морены, - ответил Велес.
                -  Это  похоже  на тетушку, - согласилась Соня, - она очень злопамятна.
- Он слишком доверчивый, - заметила Маша.
- Скорее слишком тупой, - поправил сестру Петя.
- Нам надо спешить, - сказала Соня, - скоро великан сообразит, что его надули и вернется.
- Я превращусь в медведя, а вы сядете  мне на спину, - предложил Велес, - так мы быстро доберемся до города. А в городе великан нас не достанет.
                На медвежьей спине путешествовать оказалось  удобно. Медведь бежал  резво, и казалось, все опасности остались позади. Однако  вышло иначе. Вскоре  великан  снова показался позади.
                -  Вы меня обманули, - издалека закричал он, - немедленно остановитесь, иначе брошу в вас куском скалы!
                 Пришлось остановиться. Соня пропела несколько музыкальных нот и исчезла. Даже тени не осталось.
                -  Вас должно быть четверо, сейчас я вас пересчитаю, - заявил великан. Он начал поочередно загибать толстые пальцы и от напряжения даже закатил глаза. Видно, арифметика давалась бедняге нелегко.
                -  Вас только трое! – наконец, воскликнул он в величайшем недоумении. – И, кроме того, один из вас медведь. А насчет медведя никаких указаний я не получал.
                 -  И что ты теперь собираешься предпринять? – поинтересовалась  Маша.
                 -  Попробую поискать в другом месте, - неуверенно ответил Чудила. Наша компания отправилась дальше, а великан  остался стоять на дороге, растерянно хлопая глазами.
                Через некоторое время Велес остановился и вновь принял человеческий облик. Соня также появилась, ее волшебство было  кратковременно.
- Город недалеко, - объявил Велес.
- Вы меня все-таки надули! – раздался громогласный крик. Огромная нога, обутая в гигантский лапоть, опустилась рядом с ужасающим грохотом. Земля дрогнула, вековые ели в лесу закачались.
- Чур, меня! – крикнул Велес. Путешественники уже вступили во владения  бога Чура, поэтому слова, произнесенные Велесом, возымели неожиданное действие.
                Чудила наткнулся на невидимую преграду и расквасил об нее свой огромный нос. От неожиданности он так и сел на землю. Казалось, произошло землетрясение. Земля заходила ходуном.
                -  Мы под покровительством бога Чура, - торжественно произнес  Велес, хотя ребята уже и так все поняли.
                -  Почему мне все время не везет, - неожиданно заныл великан, - за что ни возьмусь, ничего не получается. Недавно меня Иван-царевич вот так же обманул. Бедный я, бедный! Морена меня по голове не погладит, она обещала превратить меня в лилипута, если  не выполню задание.
                Маше стало его жалко.
                -   Зачем ты послушал Морену, - сказала она, - от этой злой богини одни неприятности.
                -  Теперь я и сам это вижу, - уныло ответил великан, -  очень не хочется становиться карликом.
                -  Морена тебя обманула, у нее почти не осталось  волшебных сил, - заявила Маша.
                -  Вот как, - обрадовался волот, - в таком случае, может быть, вы примете меня в свою компанию?  Скучно бродить одному по здешним лесам, а  вы такие добрые и, мне кажется, не обидите бедного Чудилу.
- Неужели тебе совсем нечем заняться? – спросил Петя.
- Нечем, кроме охоты и рыбалки. Ну, с бабой Ягой   можно иногда поболтать. Еще тысяча другая лет, и я умру от скуки.
У меня никогда не было друзей, возьмите меня с собой!
                -  Мы идем в город, а путь туда великанам заказан, - возразил Велес.
- К тому же,  ты нас можешь  случайно раздавить, - заметил Петя.
- Не смотрите, что я такой большой, я могу вам пригодиться.
- Может, и пригодишься, - задумчиво проговорил Велес, - есть у меня одно волшебство, которое касается роста. Готов ли ты уменьшиться в размере? Тогда и в город сможешь попасть.
- Только не нужно делать меня карликом! - испугался Чудила. - Я хочу стать таким же, как вы.
                 Велес долго шептал в ладонь. Великан, и без того высокий, вдруг стал, стремительно расти,  и макушкой ударился в небосвод. Небо затряслось, сверху полетели камни, хлынула вода. Чудила взревел и схватился за голову. Лицо его исказилось от боли.
- Простите меня, я забыл, что это заклинание читают с конца, задом наперед, - принялся оправдываться Велес.
- Ну и читай скорее, - сказал Петя, - а то голова его вылезет наружу, и кто-нибудь на поверхности умрет от страха.
                  В это время  сверху хлынул настоящий водопад, а голова несчастного Чудилы действительно исчезла в тверди неба. Велес снова принялся шептать в трясущуюся ладонь. На этот раз он все сделал  правильно. Великан стал быстро уменьшаться. Вскоре он сравнялся ростом с путешественниками. Он все еще держался за голову, на его затылке можно было видеть здоровенную шишку.
- Ну, спасибо, удружил ты мне, дед, - обратился он к Велесу с кривой усмешкой.
- Прости, я не хотел, - ответил тот.
- Мне всегда не везет, - признался  Чудила, - я просто-таки притягиваю неприятности.
                  Маша с опаской посмотрела вверх. Дыра в небе постепенно затягивалась. Ливень сменился моросящим дождиком.
                  -  Теперь можно  отправляться, - сказал Велес. Бывший великан  потирал шишку огромной лапищей. Даже при нормальном человеческом росте кулаки у него выглядели более чем внушительно.  Петя окинул нового попутчика критическим взглядом.
- Ну и здоров же ты, братец, - заметил он.
- Наконец-то мне повезло, - радостно произнес Чудила, - теперь у меня есть, с кем поболтать.
                 После многолетнего одиночества и вынужденного молчания, бывший великан говорил безумолку. Его интересовало все. Кто они такие, куда путь держат, и почему с ними в компании оказался древний бог Велес. Получив обстоятельные ответы  на все  вопросы, он не угомонился. Он принялся жаловаться на свою одинокую жизнь, на невезение, на тяжелую судьбу.
                  -  Хватит ныть, - не выдержал, наконец,  Петя, - теперь у тебя есть друзья, которые всегда готовы прийти на помощь.
                  Великан обиженно замолчал. Он считал, что именно друзья должны обязательно выслушивать все его жалобы.
                Вскоре они увидели на дороге большой камень, на котором была нарисована стрела-указатель и написано: «Пуп Земли».
- Город рядом, рукой подать, - объявил Велес.
- Я больше не могу сделать ни шага, - сказала Маша. Соня поддержала подругу. Она тоже очень устала, хотя и старалась не подавать виду.
- В таком случае, можно переночевать здесь же, у дороги.
                 С помощью заклинаний сотворил старик сначала легкий ужин, а когда путники насытились, приготовил мягкие пышные ложа из душистой травы. Петя улегся  и посмотрел в безоблачное небо.
- Жалко, здесь нет звезд, - заметил он.
- Что такое звезды? – спросила Соня.
- Это горящие угольки на черном небе, - ответил Петя.
- Зачем тебе угольки на небе, когда гораздо лучше они смотрятся в костре или  в печке? – спросила  девушка.
- Когда увидишь, поймешь.
- Еще наглядитесь на звезды, когда выберемся отсюда, - заметил Велес.
- Кто первый будет дежурить? – поинтересовалась Маша, подавляя зевок.
- И, правда, кто-то должен сторожить, - сказал Петя.
                 Первым сторожить вызвался Чудила. Вскоре все спали, а бывший великан, польщенный оказанным доверием, восседал на камне с надписью  и вглядывался в ночь, попеременно то направо, то налево. Ночи здесь были светлые, так что ему хорошо была видна дорога, по которой они  сюда добрались. Вскоре он услышал топот копыт, по дороге кто-то ехал.
               -  Эге, да это же Чудила, но какой ты стал маленький! – сказала Морена, появляясь из темноты на каменном скакуне. -  Ты выполнил то, о чем я тебя просила? – ледяным тоном поинтересовалась она.
               -  Нет, - ответил Чудила, - теперь они мои друзья, и я охраняю их покой.
               При этих словах у богини исказилось лицо, но она подавила свой гнев. Напротив, на ее губах вдруг заиграла улыбка.
              -  В таком случае, теперь и я желаю им только добра, - сказала она.
- Тогда зачем ты явилась?
- Моя любимая племянница, Соня очень по мне соскучилась, так же, как и я по ней. Я приехала забрать ее с собой в город бога Чура. Разве ты не позволишь мне это сделать?
- Ну, если она, в самом деле, так скучает, - неуверенно ответил  бывший великан.
- Просто-таки сохнет от тоски! - воскликнула богиня, пустив скупую слезу. Чудила даже растрогался.
- Забирай, конечно, забирай, - сказал он, - только она очень устала, разве можно ее будить?
- Это не проблема, -  живо ответила богиня, - мы ее не разбудим. -  Она обернулась во тьму. – Подойди сюда! -  Из мрака появился каменный человек, один из слуг  Морены. Не все, ох не все волшебство утратила богиня!
- Забирай девчонку, - приказала она и добавила, обращаясь к горе-стражу: «Счастливо оставаться, дружок!». И  пропала в ночи вместе со слугой и  племянницей. А Чудила-волот остался сторожить, преисполненный  глубокого удовлетворения. Он был доволен, что сделал доброе дело, соединив тоскующие сердца.
                 Вскоре проснулся Петя. Он окинул спящих товарищей взглядом.
- А где Соня? – спросил он.
                 -    Приходила тетушка Морена и забрала ее, - с радостным  видом сообщил Чудила.
- То есть как, забрала? – воскликнул Петя. – Почему  ты позволил ей это и  не поднял тревогу?
- Тетушка сказала, что смертельно тоскует по племяннице, -  ответил великан, начиная понимать, что  сделал что-то не так.
- Она тебя обманула, - сказал Петя, - а ты поверил. Теперь Соня в смертельной опасности. Тетушка наверняка захочет, свети с ней счеты.
                Проснулись Маша с Велесом.
- Чудила, он и есть Чудила, - сказала Маша, узнав об исчезновении подруги.
- Это осложняет дело, - озабоченно произнес Велес, - куда, говоришь, они направились?
- В город Чура, - ответил расстроенный волот. Мысленно он поклялся при случае насолить, как следует коварной тетушке.
- Ну, почему все меня обманывают и обижают? – воскликнул  он.
- Не расстраивайся, - успокоила его  Маша, - в следующий раз будешь умнее.
- В следующий раз я задам Морене хорошую трепку, - ответил  великан, сжимая огромные кулачищи. Маша подумала, что сильно не поздоровится тому, кто подвернется волоту под горячую руку.
- Что может сделать Морена Соне? – спросила она.
- К примеру, она может оклеветать Соню перед богами, и тогда девушку с позором упекут в темницу, - сказал  Велес.
- Бедная Соня, - пробормотала Маша.
- Я думаю, темница  была бы наименьшим злом, - заметил Петя.
- Как сказать,  слова зачастую ранят хуже, чем нож.
- Надо ее выручать. Может быть, двинемся прямо сейчас?
- Валяйте, - согласился Велес, - ступайте прямо по дороге, а я еще немного вздремну. – Сказал, и обернулся посохом.
- Во, дает, старикан! – воскликнул Чудила, впервые увидевший Велесово превращение.
- Он и не такое может, -  Маша  взяла посох в руки. – Ну, что, отправляемся?
                  И вся компания поспешила к городу, которому бог  Чур дал столь экстравагантное название: Пуп Земли.
                   Город оказался тесным скоплением красивых деревянных зданий. Путников встретила  тишина. Город спал, только в центре, в самых больших хоромах, окна были ярко освещены. Наши герои, недолго думая,  направились прямиком туда.  Им открылась интересная картина. В просторном  зале, освещенном множеством свечей,  за длинным столом, уставленным разнообразными яствами, пировали языческие боги.  Среди удивительных существ, многоголовых, многоруких, звероподобных и прочих, ребята увидели  Морену, рядом с ней  безобразную старуху, которая могла быть только бабой Ягой. Также среди этого сборища присутствовал давешний знакомый бог Свантевит, активно поглощающий  пищу и вино всеми четырьмя глотками. Увидев вошедших, он в четыре глаза подмигнул Маше и Пете. Бывший палач разгулялся не на шутку.  Как видно, пир начался засветло. Компания была изрядно навеселе. Меж гостями сновали служанки с подносами. Во главе стола  восседал хозяин дома, бог  Чур, покровитель и оберегатель границ поземельных владений. Заметив  вошедших, Чур поднялся со своего места  и произнес следующее:
                 -  Друзья мои, с давних пор, когда  отступник Денница погубил Лазурный мир, или Персть, созданный отцом нашим, который все мы  так любили и берегли, мы следуем нерушимой традиции. Когда пришлось нам, Перуну, Велесу, Огню, Стрибогу, и Ладо в жестокой битве отстаивать Свароговы владения. Раз в тысячелетие собираемся мы вместе, находя радость в общении и обсуждении минувших событий. И где бы мы ни находились, на небе, в  морских  водах, или под землей, непременно являемся сюда, за этот пиршественный стол. Позабыли нас люди, не приносят  идолам  обильные жертвы, не льется сладкая жертвенная кровь. И самих идолов уж нет, заброшены они и засыпаны землей. Давно предоставлены мы сами себе. А посему должен сказать я, что великой радостью является для меня тот день, когда встречаю  я вас всех у себя в доме. И сейчас, далеко за полночь,  увидел  я еще одного желанного участника  пира. Это мудрый Велес, покровитель дикой природы  и подземного мира, которого мы все любим за ум, рассудительность и справедливость. Воздадим же ему хвалу, и выпьем в его честь  хмельного вина!
                -  Где  он, Велес-то? – подал голос невзрачный мужичок, сидевший по соседству с Чуром, в котором Маша угадала лешего, - я вижу здесь только незрелых юнцов. Или он нашел способ омолодиться?
                -  Друзья мои, да вот же он, в этом посохе, - ответил бог Чур, и добавил, - не пора ли тебе проснуться, старый медведь?
                - А что здесь делает великан? – скрипучим голосом спросила вдруг баба Яга, - насколько я знаю, великанам сюда вход воспрещен. Или не поклялся один из них недавно срубить мировое дерево?
- Великанам нет места в моем доме, - подтвердил  Чур.
- Тогда как же он сюда попал, где  твои хваленые  охранные  заклинания?
                 Только теперь Маша обратила внимание на стоявшую у стены большую железную ступу. И как это баба Яга смогла признать  в Чудиле бывшего великана? До чего  вредная  старуха! – сердито подумала она.
                 -  Он  был великаном, - ответил Чур, делая ударение на слове «был», - теперь  он человек.
                 -  Человек, - не унималась баба Яга, пуская длинным носом пузыри в корчаге с вином,  - а силушка у него великанья. Вот возьмет он топорик размером с избу  и срубит дерево-то. Взгляни на его кулачищи, разве у людей такие бывают?
                 Чудила растерянно посмотрел на свои руки, толстые, как два бревна.
                -  Чего привязалась, старая, - обратился к ней  Петя, которому стало обидно за своего простоватого спутника, - посмотри лучше на свой нос, таких длинных и неудобных  носов  ни у кого нет.
               -  А до тебя я еще доберусь, - взбеленилась  Яга, - ишь, выискался, защитничек! Людей вообще не люблю, а таких шустрых, в особенности.
               -  Чем же, бабушка, вам люди не по нраву? – спросила Маша.
               -  Нас всех люди бросили и забыли, - подала голос Морена, - разве это справедливо? Заброшенные идолы жаждут отмщения!
               -  Вот раньше времена были, - прошамкала Яга, - скушаешь, бывало, богатыря,  эдакого обеда на неделю хватает. А теперь людишки мелковатые пошли, - она пристально посмотрела на Машу и Петю, - пожевать нечего, кожа да кости. Что вяленое, что свежее, одно и то ж.
              Маша  почувствовала, что ее начинает  мутить. Отовсюду доносилось чавканье, мелькали служанки  с подносами. Некоторые боги спали, уронив головы на стол.
- Куда вы дели Соню? – обратилась она к Морене.
- Моя племянница решила остаться со своей любимой тетушкой, - захихикала та и добавила, - в надежном месте!
- Можно, я ее слегка стукну? – спросил Чудила, у которого  Морена вызывала  неодолимое желание поработать кулаками.
- В присутствии богов нужно вести себя корректно, - заметила  Маша.
- Ты не успеешь замахнуться, как тебя заколдуют, надолго и всерьез, или просто испепелят на месте, - добавил Петя.
- А жаль, - сказал Чудила, переминаясь с ноги на ногу.       
- На будущее  запомни, дружок,  женщин лупить нельзя, - назидательно сказала Маша.
- Она не женщина, она хуже змеи, -  Чудила  мрачно посмотрел на самодовольную Морену.
- А боги не очень-то вежливы, - заметил Петя, - могли бы  за стол пригласить.
- Мы для них всего лишь незваные гости, - грустно отозвалась Маша.
                В середине зала со своего места поднялся многоликий бог Поренута.  Был он  покровителем  морских путешественников. Четыре его лика следили за ветрами, дующими со всех сторон света, пятое же, расположенное на груди, смотрело вниз. Таким образом, он  мог заранее обнаруживать подводные камни и мели, подстерегающие мореходов.
                -  Люди, вне сомнения провинились, - возгласил он, -  Они возгордились и решили, что обойдутся без нас. Забыли о своих корнях, уходящих в седую древность. Но мы  собрались на веселое пиршество, а потому негоже  заниматься отмщением. Я   предлагаю  иное.
                 -  Что  предлагаешь, говори! – раздались нетерпеливые выкрики.
                -   Я не держу на людей зла,  мне все равно, поклоняются они мне, или нет. Если нет, тем хуже для них. Много, много кораблей  стало уходить ко дну. Гораздо больше, чем в те времена, когда я брал их под свое покровительство. Заносчивые люди, так или иначе,  волей-неволей приносят морю жертвы, только этими жертвами теперь являются они сами. Жертв и так слишком много. Поэтому  я хочу предложить  развлечение. Устроим на людей  веселую охоту, как на оленей или кабанов. Без обращения к   могущественной магии. Оружием будут луки, стрелы, копья. Средством передвижения наши собственные ноги. Кроме луков, можно использовать небольшие молнии. Дадим этим людям  час на то, чтобы уйти подальше, а потом посмотрим, смогут они от нас скрыться, или нет.  Если эти ребята выдержат испытание, я готов наделить их каким-нибудь чудесным даром. Например, никогда не тонуть в воде. Ну, а если нет, мы в их память устроим поминальный пир, призвав   бога  могил Тризну.
                 -   Если они победят, я наделю их богатырской силушкой, - заявил  Сильнобог.
- А я научу не бояться лютой стужи, - сказал бог Карачун, худой мужчина с вытянутым злым лицом, на его груди на цепочке висел серебряный череп. Маша вначале приняла его за Кощея Бессмертного.
- А я, дорогие родичи,  мог бы помочь вам растянуть удовольствие от охоты, - добавил Числобог. У него было два лица, одно круглое, как солнце, что означало день, другое в виде месяца, соответствующее ночи. Числобог был хозяином времени и вполне был способен  превратить  один  день  в месяц или даже  год.
- А я дал бы людям возможность пить на пирах столько меда, сколько они захотят, и, если пожелают, при этом не пьянеть, - заявил бог Услад, - а также видеть по ночам только приятные  сны.
- А я покажу им выход на поверхность, -  добавил Чур.
- Какой еще выход, - заскрипела зубами Морена. - Разве можно  нарушать устои мироздания?  Денница некогда попробовал, и что из этого вышло? Никто и никогда не должен возвращаться из подземного царства мертвых. Кроме нас, бессмертных богов, разумеется.
- Мертвые не должны возвращаться, - уточнил бог Чур, - а эти ребята пока живы.
- Вот именно, пока! – злобно огрызнулась Морена.
- Незачем им возвращаться, - прошамкала баба Яга, - пущай себе живут тут. Здесь тоже неплохо, и скучать не приходится.  Даже концерты иногда случаются.
- Концерт, концерт! – заголосило сборище.
                 В это время со своего места поднялся седовласый Перун. Лицо его раскраснелось от выпитого вина. Сидевший рядом бог пиров Корс постоянно доливал хмельного меда  в  Перунову чашу.
                 -  А я на род человеческий обижен, - заплетающимся языком сказал Перун, - богов своих забывать нельзя, и предавать такоже. А нас предали. И мне далеко не все равно, стоит ли мой идол в капище, и приносятся  ему сладкие жертвы,  или же погребен глубоко в земле и безнадежно забыт.
- Нехорошо забывать, - поддакнула Морена.
- А посему, - распаляясь гневом, продолжал Перун, - не стал бы я обещать никому из рода человеческого  наград. Погонять, как диких зверей, сколько угодно, а награды ни одной! А еще лучше, не бегать по холмам и лесам, а пожечь гостей незваных молниями, и делу конец.
- Сожги, сожги, - поддакнула Морена.
- Спали до угольков, - буркнула баба Яга, - жаль, конечно, мясцо пропадет, нынче здесь это такая редкость!
- Маша, щит, - шепнул Петя. Велес, который только что проснулся, ни о чем, не спрашивая, первым сотворил щит дракона. Маша и Петя прикрыли щитами Чудилу, у которого не оказалось драконьей чешуйки. В следующее мгновение Перун взмахнул рукой. Молнии с оглушительным треском ударили в зеркальные щиты и отскочили обратно. Этого никто не ожидал. Многие боги были обожжены и попадали со своих мест. Раздались крики. Больно жгли Перуновы молнии!
- Бежим, пока они не очухались, -  Петя выскочил  за дверь. Остальные поспешили следом. Тяжелые щиты, к сожалению, пришлось бросить.
- Если Перун разбушевался, лучше держаться от него подальше, - сказал Велес, в то время, как они бежали по длинному коридору.
- Я думал, злее, чем Морена  никого нет, - заметил  Чудила, трогая обгоревший подбородок. Казалось, его гладко  выбрили. Теперь он стал почти неотличим от  подростка.
                Коридор, освещаемый  неверным светом факелов, установленных вдоль стен,  вдруг закончился тупиком, и дверью в стене.
- Кажется, мы заблудились, - сказал Петя.
Не долго думая, Маша распахнула дверь.  Путники увидели  сцену, посередине которой  прикованная  к полу тяжелой цепью, сидела за роялем Соня. Наши герои застыли, ошеломленные. Первой опомнилась Маша.
- Велес, освободи ее, - приказала она.
                Велес ухмыльнулся,  пошептал в ладонь и  метнул тонкую молнию. Молния ударила в цепь, которая  рассыпалась на звенья.
- Соня, иди скорее сюда! – крикнула Маша. Соня бросилась к ребятам.
- Куда, зачем? – загудело, забормотало в воздухе. – А концерт?
                Неожиданно вспыхнул свет, ребятам открылась феерическая картина: весь сонм языческих богов в огромном зрительном зале. Здесь были боги с бычьими, птичьими головами,  о трех, четырех и даже о пяти головах. А дальше, в последних рядах, угадывались совсем уже невообразимые создания. Все они оставили пиршественный стол, чтобы послушать волшебную музыку. Видя, что исполнительница вот-вот улизнет,  они поднялись со своих мест, глаза их грозно засверкали.
                -  Чудила! – крикнула с первого ряда Морена. – Задержи их, и я тебя награжу.
                Чудила  направился  к тетушке.
- Ты куда? – спросила Маша.
- Высказать  все, что о ней думаю, - ответил бывший великан.
- У нас нет времени, надо уходить, - сказала Маша. Рядом с Мореной Маша заметила Перуна и испугалась, что вот-вот могут посыпаться молнии. Но неожиданно на смену Соне на сцене появился их старый знакомый музыкант Павел. Он уселся за инструмент. Рояль, конечно  не волшебный синтезатор, тем не менее, когда Павел громко объявил: «Падение астероида», Маша поспешила захлопнуть за собой дверь. Из-за двери донеслась бешеная какофония. Стены задрожали.
- Павел сел на своего любимого конька, - с улыбкой заметила  Соня.
- Ты вернулась! – воскликнула Маша, обнимая подругу.
- Тетушка сказала, что ты ее верный раб и выдал меня  по первому требованию, – обратилась Соня к  великану.
- Я не раб,  а свободный волот,  и мне очень жаль, что так  случилось. Твоя тетушка нас обманула. Я очень хочу, чтобы ты по-прежнему со мной дружила и верила мне.
- Я тебе верю, - ответила девушка. Чудила улыбнулся своей зубастой улыбкой. Соня отшатнулась.  Чем-то он напомнил ей  закорюк. Впрочем, скоро ей предстояло кардинально изменить свое мнение. Чудила был добрейшим малым, а своей наивностью, порой,  напоминал ребенка.
- Если мы будем здесь стоять, нас непременно схватят, -  сказал Петя, - давайте уносить ноги, пока наш друг Павел  испытывает прочность этого дома.
- А им нравится, - заметила Соня.
- Возможно, у них уши железные, - пошутила Маша, - я бы  пяти минут не выдержала.
- Поторопитесь, - сказал Петя, - у нас мало времени.
- Тебе не кажется, что мы должны забрать с собой и Павлика? – укоризненно обратилась Маша к брату. – Нехорошо оставлять его здесь, на растерзание  демонам.
- Во первых, это не демоны, - вмешалась в разговор Соня, - а во вторых, ты ничего не поняла.
- Что же  я не поняла?
- Исполнились его самые фантастические  мечты. Полный зал поклонников, и каких! Таких слушателей не было ни у кого во всем мире. И они сидят, затаив дыхание и развесив уши. Что еще нужно музыканту? Разве в вашем городе он  найдет подобную аудиторию?  Да его не вытащить отсюда  даже под страхом смерти!
- Но как он здесь оказался?
- Он перенесся туда, куда вела его музыкальная фантазия. В город Пуп Земли, обитель забытых  богов. И, как, выяснилось, нашел то, что искал.
- Кто-нибудь знает, где в этом доме выход? – спросила Маша.
- Ступайте за мной, я вас выведу, - отозвался  Велес. Они поспешили  за стариком. Дверь за ними трещала под напором самых жутких звуков, которые только  могла вынести человеческая психика. Похоже, было, что  на сей раз, Павел превзошел сам себя.
                Впереди их, однако, ожидало препятствие. У двери, ведущей на улицу, стоял здоровяк Сильнобог. Он не был таким ретивым поклонником музыки, а потому решил постеречь беглецов. Покровительствовал этот бог крепким мускулам  и кулачным боям. После пира держался он на ногах не слишком крепко, но, тем не менее, противником был грозным.
                -  Не пройдете, - заявил он, усмехаясь и поигрывая бицепсами
- Да я тебя сейчас… - сказал  Велес.
- Давай, давай, старик, с хилыми я еще не боролся, - отвечал Сильнобог, - хилые от меня всегда разбегались.
                Однако, опередив Велеса, к нему подскочил Чудила.
                -  А это что еще за червяк, что-то лицо его мне знакомо, - сказал бог, глядя на волота с высоты своего роста. Он не мог предположить, что сила  Чудилы несмотря на нынешние скромные размеры, осталась прежней. Недаром волоты некогда, играючи   забрасывали на небо к богам огромные камни.
               -  Ты не прав! -  Чудила  стукнул без размаха.
               «Хрясть!», и Сильнобог согнулся пополам. Еще одна плюха, и проход был свободен.
               -  Ты его, случаем, насмерть не зашиб? – озабоченно спросил Петя, глядя на неподвижное тело.
               -  Он все же бог, - ухмыльнулся Чудила, - когда-то я был у него в услужении, а нынче он меня не признал. А зря.
               Они, наконец, очутились на улице.
               -  Концерт закончился, - сказал Велес, - через минуту здесь будет Морена, пышущая злобой,  яростный Чернобог с копьем,  Яга, она же  богиня войны  в железной ступе, и многие другие. И пощады от них не ждите.
              -  Велес, может, обернешься птицей и унесешь нас отсюда? – предложил Петя.
- Боюсь, это не поможет, - ответил Велес. – Нас догонят.
- Что же  делать?
- Малое заклинание, - сказал Велес, - но если вы хотите задержаться в надземном мире подольше, хотя бы  часа на три-четыре,  я не берусь точно определить место, где мы окажемся.
- То есть, мы рискуем очутиться на дне моря, или даже на луне? – спросила  Маша.
- Ну, это ты хватила. Можно промахнуться от силы версты на две-три. И ни в какие опасные места мы ни в коем случае не попадем, так устроено заклинание.
- О чем речь? – поинтересовался Чудила и поглядел на свои большие кулаки. – Видно, скоро опять придется пускать их в ход!
- Три километра пустяки, - сказала Маша, - я  слышу в доме голоса, надо спешить.
                 Велес пошептал в ладонь. Боги, гомонящей толпой высыпавшие на улицу, обнаружили на земле  Сильнобога.
                -   Это ж надо было так напиться, - брезгливо заметила Морена, - хотя, что взять с неотесанного мужика!
                Путников же след простыл. Боги рассыпались по округе, но поиски оказались тщетными. Тогда Морена забралась к Яге в ступу и долго с ней о чем-то шепталась.
                Наши герои оказались в городе, в саду за школой. И отклонение составило «всего лишь» пятьдесят километров.
                -  Вот оно, твое хваленое волшебство, - заметила Маша, - до начала занятий еще несколько дней. Мама с папой дома. Что они скажут, когда нас увидят?
                -  Значит, не должны увидеть, - спокойно ответил Велес, -  не ходите домой, и все.
                -  Что же нам, полдня здесь околачиваться? – спросил  Петя.
                -  Давайте посетим вашу школу, - предложила Соня, - мне очень хочется там побывать.
                -  Вообще-то, идея не так уж  плоха, -  Маша критически оглядела спутников. – Но сначала  нужно сменить  одежду на более современную.  Велес, это касается и тебя. Вы с Чудилой за дворников, или сантехников еще смогли бы сойти, но лапти будут выглядеть совершеннейшим анахронизмом.
                -  Пустяки, - пытался отмахнуться Велес. Но Маша стояла на своем, и Петя ее поддержал.
                -  Переоденьтесь, - сказал Петя, - иначе ни в какую школу мы не пойдем. Не хватало еще осрамиться.
                Велес покумекал, пошептал в ладонь. Маша тяжело вздохнула. Лапти превратились в красные сапоги с загнутыми носами. Из одежды Велес выбрал джинсовые костюмы. На старике такой костюм смотрелся довольно комично, но Маша была и этому рада. Вряд ли бы удалось заставить строптивого бога вновь  поменять наряд. Соне решили оставить ее цветастое платье. Оно было идеально скроено из живых цветов под любое время, под любую эпоху. По желанию оно могло удлиняться или укорачиваться. Кроме того, от него порой исходили волны такого упоительного  аромата,  что у Маши начинала кружиться голова. Единственное, в чем нуждалась Соня, были туфли. Велес сотворил их плетенными из лыкового волокна, однако,  вполне современной формы.  И раскрашены они были в желто-зеленый цвет. Чудила же, если бы не старомодные сапоги, вполне мог  сойти за старшеклассника. По крайней мере, издалека. Правда, выражение  лица у него было   зверское, а улыбка  могла шокировать кого угодно.
               -  Поменьше разевай  рот, - посоветовала  Маша, - чтобы не привлекать лишнего внимания.
              -  А я думал, что у меня самая обаятельная улыбка во всем подземном царстве, - расстроился Чудила.
              -  У тебя слишком обаятельная улыбка, - ответила Маша, - я не хочу, чтобы люди, которых ты обаял ходили за нами толпой.
              -  Я буду скромным и постараюсь поменьше улыбаться, - бывший великан  оживился, и тут же растянул рот до ушей, открыв частокол  острых зубов. Маша   тяжело  вздохнула. Чудила был неисправим.
                На школьном дворе наша компания неожиданно наткнулась на группу репортеров. У ворот стоял фургон с надписью: Телевидение, программа «Проблемы образования».
                -  Наконец-то явились ученики, - обрадовано обратилась к ним  молодая девушка с блокнотом и ручкой в руках.  -  Петр, неси сюда камеру, - она махнула рукой напарнику.
- Иду, Оля, – отозвался парень.
- Все так заняты субботником, поговорить  не с кем, - пожаловалась Оля, - ваш директор обещал кого-нибудь прислать для интервью, но мы  ждем уже  полчаса, а никого нет.
                Парень, которого Оля назвала Петром, включил  камеру.
                Чудила в происходящем ничего не понимал, но ему было интересно, и он не мог удержаться от улыбки. Соне также было любопытно, она смотрела во все глаза.
                - Итак, ребята, - обратилась к ним бойкая Оля, - вы, разумеется, соскучились по занятиям. Но для начала давайте знакомиться. Меня зовут Оля, а вас?
                  Маша, Петя и Соня назвали себя, а Чудила сказал: - Я вообще-то волот великан и имя мое…
- Его зовут Володя Великанов, и он будет учиться вместе с нами в седьмом классе, - перебила его  Маша.
- А это наш дедушка Влас, - добавила она, предупреждая дальнейшие расспросы. Велес важно кивнул. Журналистку такой ответ вполне устроил.
                -  Теперь, пожалуйста, скажите, какой у каждого из вас любимый предмет, -  попросила она.
- Литература, - не задумываясь, сказал Петя.
- Биология, - ответила Маша.
- Волшебная музыка, - сказала Соня.
- Вы, вероятно, имеете в виду волшебные  звуки   музыки, - поправила ее Оля, и повернулась к великану. Пока Чудила соображал, что бы эдакое сказать, вмешался Петя.
- Володя у нас физкультурник-тяжелоатлет. Занимается культуризмом, это его любимый предмет,   - пояснил он.
- О! – только и смогла произнести журналистка, угадав под джинсовой курточкой  могучие бугры мышц. Она посмотрела на Чудилу с невольным уважением.
- Извините, но нам пора на субботник, - заторопилась Маша, боясь, как бы  кто-нибудь из друзей не сболтнул  что-нибудь лишнее.
- Понимаю, - разочарованно произнесла Оля, убирая блокнот в сумочку, и вдруг обратилась к Соне.
- Простите,  не могли бы вы в частном, так сказать, порядке ответить, из какого материала пошито ваше платье? – она не удержалась и даже дотронулась до плеча девушки.
- Цветы совсем, как живые, - воскликнула она, - но таких цветов я никогда не видела. А какой аромат!
- Это на самом деле, живые цветы, - улыбаясь, ответила Соня.
- Вы шутите?
- Это новый вид китайского шелка, с объемной отделкой, - поспешила вмешаться Маша и потащила Соню за собой. Велес  что-то прошептал, в руках журналистки появился  такой же цветок, как и  на платье. Наши друзья поспешили к школе,  оставив телевизионщиков стоять,   разинув рты.
- Не хватало только огласки, - сердито заметила  Маша.
- Я не мог удержаться, - виновато сказал Велес.
- Эта Оля показалась мне приятным собеседником, - заметила Соня.
- Симпатичная, - пробасил Чудила, - вы обратили внимание, как она на меня смотрела?
                Маша покосилась на него.
               -  Только бы мама и папа не увидели эту передачу по телевизору. Что они тогда подумают? Ведь мы должны находиться сейчас у бабушки в деревне! –   Петя в ответ только вздохнул. Как говорится, комментарии были излишни.
В школе  шел субботник. Родители и школьники мыли и скребли в классах окна, полы, стены. В холле наши друзья нос к носу столкнулись с директором.
- Пока остальные драят школу, Ивановы, прохлаждаются, дают интервью, и общаются с представителями телевидения, - неодобрительно обратился к ним  Иннокентий Алексеевич, и окинул внимательным взглядом всю компанию.
                 При виде Чудилы брови его поползли вверх. Бывший великан радостно ухмылялся. Ему здесь все нравилось: крашеные стены, мраморные лестницы и даже резковатый  свет неоновых  ламп.
                 -  Могли бы явиться на субботник пораньше, - заметил директор, - ваши друзья  давно убираются в  классе.
                 -  Мы идем как раз туда, - не моргнув глазом, ответила Маша. Директор ничего не сказал, еще раз посмотрел  на Чудилу, покачал головой  и ушел. Маша и Петя задерживаться в школе  не собирались, но непременно хотели увидеть друзей.
- Какой строгий у вас директор, - заметила  Соня. – А вообще-то, школа  мне нравится. Я была бы рада  здесь учиться.
- Начинать учиться нужно с первого класса, - сказал Петя.
                 -  Ты еще не видела наших друзей, это замечательные ребята, - сказала  Маша. – Вася Мукоедов увлекается боксом, на него можно положиться, как на скалу, не подведет. А Оля Панова,  Аня Метелкина…
-   Пойдемте  лучше  в класс, - поторопил сестру  Петя.
- Если меня немного уменьшить, как Чудилу, я вполне могла бы учиться в первом классе, - сказала Соня.
- Мне нравится эта идея, - осклабился великан, - я бы гулял с тобой за руку, как с маленькой сестренкой.
- Нельзя злоупотреблять волшебством, - строго заметил  Велес.
- Но почему? – спросила Соня. Видимо, мысль об учебе крепко засела в ее головке.
- Потому что, если вдруг вмешается  злая тетя, и, предположим, слегка добавит заклинаний, ты можешь, к примеру,  навсегда превратиться в лилипута.  Как тогда тебя расколдовать?
- Но при чем здесь  тетушка? – не поняла Соня.
- Притом, что я чувствую присутствие древних богов, - ответил Велес, озираясь по сторонам.  Они как раз поднялись по лестнице на второй этаж.
- Что они, вездесущие, откуда им здесь взяться? - беззаботно заметила  Маша.
- Кое-кто из богов не успокоится, пока не доберется до  нас, - ответил Велес. – Боюсь,  вокруг нас заплетается плотная паутина заклинаний.
- Может, нам лучше убраться отсюда? – предложил  Петя.
                 Велес не ответил, напряженно к чему-то прислушиваясь. Второй этаж, где они оказались, выглядел, по меньшей мере, странно. Некоторые двери, ведущие в классы, отсутствовали, на их месте, слева и справа, клубился плотный туман. А впереди было вообще нечто невообразимое: коридор заканчивался черной кляксой во всю стену.
- Вот и пообщались с друзьями, - вздохнул Петя.
- Что все это значит? – спросила Маша.
- Это значит, что здесь опять постаралась моя любимая тетушка, - ответила  Соня.
- Если бы туман имел голову, я бы надавал ему оплеух, - сердито произнес Чудила.
- Для того, чтобы бороться с туманом,  нужно иметь волшебные кулаки, - заметила Соня.
- Назад дороги тоже нет, - сказала Маша. Ребята обернулись и увидели позади такую же кляксу. Они с надеждой взглянули на Велеса. Тот казался озабоченным. Он подошел к туманной стене, которая была  справа, и прикоснулся к ней ладонью. В тумане образовался проем размером с дверь. Наши герои к величайшему изумлению увидели там шеренгу школьников в праздничных одеждах.  Молчание было прервано вышедшей вперед солидной женщиной.
- Учащиеся, и  педагогический коллектив нашей школы  горячо приветствуют знаменитых героев, путешественников по сказкам Машу и Петю Ивановых. А также их друзей, великана Чудилу, музыкальную волшебницу Соню и бога Велеса, покровителя охотников и скотоводов.
- Кто вы такие? – растерянно спросила Маша.
- Я Анна Ивановна, преподаватель литературного класса, а это мои ученики.
- Но мы не знаем никакой Анны Ивановны, - промямлил Петя.
- Разумеется, - ответила женщина, - ведь вы видите перед собой школу, какой она будет через сто лет.
- Разве такое возможно? – удивилась  Маша. Соня смотрела во все глаза. Сколько удивительных  событий случилось с ней  после вынужденного безделья при дворе злой тетушки!
- Конечно, возможно, - ответила  Анна Ивановна. Школьники за ее спиной дружно заголосили: «Возможно, возможно!». За этой живописной группой  Маша увидела сквозь большие окна огромные разноцветные здания. Следующий век, подумать только!
- Мы все вас очень любим, - продолжала учительница, - и приглашаем к себе. Уверяю, вам здесь понравится.
- Понравится, понравится! – подхватили школьники.
- Пойдемте, ребята, - сказал Чудила. – Вы только посмотрите, сколько у нас сразу будет друзей! Они все такие добрые, я отсюда чувствую.
- Однако  Морену в двух шагах раскусить не мог, - заметил Петя.
- Так то Морена, - Чудила развел руками.
- Погоди, Чудила, - сказала Маша, - не нужно торопиться.
- Правильно, - поддержал Велес, - дело в том, что назад вернуться вы не сможете.
- И все же, откуда вы нас знаете? – спросила Маша.
- Сейчас я вам кое-что покажу, - ответила Анна Ивановна. Кто-то из учеников подал ей книгу. Наши герои с изумлением прочитали на обложке название: «Волшебные приключения Маши и Пети».
- Здесь описаны все ваши приключения, - сказала учительница.
- Тут что-то не так, - насторожился   Петя. – Значит, в книге имеется и этот эпизод, не так ли?
- Разумеется, - подтвердила Анна Ивановна.
- Тогда вам должно быть известно, останемся мы у вас, или отправимся дальше.
                Учительница сникла.
                -  Не стану вас обманывать, - ответила  она, -  вы отказались. И все же мы надеялись. Ведь вам предстоят такие испытания! Я бы на вашем месте грядущие невзгоды  поменяла на светлое, радостное будущее. Еще раз предлагаю, идите к нам, друзья! Скажи Петя, тебе понравилось бы стать  царицей?
                -  Вы видимо, оговорились, не царицей, а царем, - поправил ее   Петя.
                 Школьники  будущего с восторгом  смотрели на наших героев. Многие держали в руках такую же книгу, какая сейчас была у Анны Ивановны.  Но разве могли  Маша и Петя выбрать вместо  удивительных приключений  сытое спокойное существование? И потом,  как же мама и папа, что будет  с ними?
                Простоватый Чудила подался вперед, так ему хотелось сразу обзавестись кучей друзей. Маша, Петя, Велес и  Соня  вцепились ему в куртку. Джинсовая ткань затрещала, но друзья все же сумели его остановить у самой черты, отделяющей один век от другого.
                 -  Простите нас, - сказала Маша, - но мы должны остаться в своем времени. Здесь наши родители и наши друзья.
                 -  И препятствия, которые мы обязаны преодолеть, - добавил Петя,   – потому что это наши трудности.
                  - Что ж, в таком случае прощайте. Желаю успеха, царица, - сказала  Анна Ивановна, пристально посмотрев на Петю.
                 Туманная дверь в будущее закрылась.
- Какого лешего она меня назвала царицей, - сердито произнес  Петя.
- Она оговорилась, - успокоила брата Маша.
- Притом дважды, - буркнул Петя, - что-то ей известно, знать бы, что?
- Не поминай лешего всуе, - строго  заметил Велес.
- Как бы я хотел поближе познакомиться с этими ребятами, - вздохнул Чудила.
- Не горюй, - сказал Петя, – сейчас  найдем наш класс, седьмой «А», и я тебя перезнакомлю со всеми своими одноклассниками.
                После ремонта многие классы поменяли местами, а, кроме того, кое-где вместо дверей по-прежнему клубился странный туман. Маша принялась  читать надписи на дверях:
- Пятый «А», шестой, восьмой.
- Ты пропустила седьмой, - заметил Петя, - смотри внимательнее.
                 Пришлось возвращаться  назад. Однако между шестым и восьмым «А» дверей не оказалось.
                -  Когда же  тетушка оставит нас в покое? - возмутилась Соня.
                -  Не оставит, не оставит, - эхом прокатился по коридору неприятный  голос. Наши друзья оглянулись, но никого не увидели.
- Мара, прекрати валять дурака, - строго произнес  Велес.
- Изваляю дураков, - донесся тот же мерзкий голосок.
- Не обращайте внимания, - сказал Велес, - волшебница из нее сейчас никакая.
- Наверняка она подбивает других богов делать нам пакости, - заметила Соня.
- Ребята, посмотрите налево, - взволнованно обратился к ним Петя.
                 На этот раз проход открылся по левой стороне.
- Наверное, опять  будущее, - пробормотал Петя.
- Подумать  только, книги о нас читают! - сказала Маша.
                 Они остановились у прохода, остерегаясь переступить  невидимую черту. Даже недалекий Чудила, строго-настрого предупрежденный о непоправимых последствиях, топтался  в двух шагах позади. Что же им открылось? Знакомый школьный двор, залитый солнечным светом. Имелись, правда, незначительные отличия. Деревянный забор, вместо  бетонного.  И сам дворик был меньше нынешнего. За забором виднелись деревянные домишки, которых  в настоящее время не существовало. По двору бегали мальчишки в серой форме, подпоясанные широкими кожаными ремнями с большими металлическими пряжками, в серых форменных фуражках. Здесь же, с левого края, стояли ворота с вратарем, который со скучающим видом глазел по сторонам. Школьники азартно гоняли мяч. Было ясно, что они играют в футбол. Две команды от двух классов. Футбол был единственной слабостью Пети. При виде лопоухого коротышки, который, сложив на груди руки, привалился к штанге ворот, Петя забыл обо всем на свете и ринулся в бой. Но теперь отличился Чудила. К чести великана, он успел ухватить огромной лапищей воротник Петиной куртки. И даже поднять его над полом. Петины ноги бешено, как пропеллеры,  замелькали в воздухе. Если бы не Чудила, он давно был бы рядом с вратарем и, скорее всего, перехватил  мяч, который сейчас преспокойненько вкатился в ворота.
                -  Раззява! – крикнул  Петя. Глаза вратаря полезли на лоб, он услышал этот крик.
                -  Сашка, лопух, такой мяч пропустил! – сердито закричали школьники. Петя, наконец, остановился, Чудила осторожно поставил его на пол.
- Ты чуть было не остался навсегда в прошлом, - мягко заметил  Велес.
- Это прошлое? – промямлил Петя.
- Посмотри на  плакат, - сказала Маша. Петя оторвал взгляд от игроков, которые обступили горе-вратаря Сашку,  и увидел на школьном здании красный транспарант: «Дело Ленина-Сталина живет и побеждает!».
- Нельзя же быть таким фанатом, - укорила брата Маша, - как ты мог?
- Ничего себе! - пробормотал Петя. Ему стало стыдно.
- Тебе пришлось бы там жить, - многозначительно добавил Велес, - скорее всего, тебя поместили бы в детский дом. И к  нынешнему дню ты превратился бы в древнего старика.
- Но почему, как?
- Проделки Морены, - сказал Велес, - по ее наущению Числобог разорвал здесь время. И теперь у нас одна дорога, если мы не хотим навсегда застрять в прошлом или будущем.
- Куда же нам следует направиться? – спросила Маша.
- Во тьму.
- Но что ждет нас там, во мраке?
- Гибель, ха-ха! – вновь раздался знакомый скрипучий голос.
- Выход всегда должен быть, - покачал головой Велес. – Что-нибудь придумаем.
- Думайте, думайте, недолго думать осталось!
- Разве Числобог злой? – спросила Маша. На этот раз ответила Соня.
- Он не злой и не добрый,  просто он послушал мою тетку. А может быть, ему  стало любопытно, как мы выпутаемся из этой неприятной ситуации. Не забывайте, боги  объявили на нас охоту.
- Вперед нам идти нельзя, – тем временем продолжал  Велес.
- Но сзади точно такая же тьма тьмущая, - заметила  Маша.
- Такая, да не такая, - возразил Велес. – Мара рассчитывает на нашу глупость. Она думает, что мы пойдем напролом. Мы же отправимся назад. С этими словами Велес развернулся и бодро затопал по коридору. Ребята потянулись за ним.
- Не нравится мне это, - заметил Чудила. – Врагов не видно, некому даже бока намять.
- Успеешь почесать кулаки, - пообещал  старик и скомандовал: «Ныряем!». В следующий миг он исчез в черной кляксе. Маша без колебаний отправилась следом, за ней Петя. Потом Соня. Ей было страшно, но она  смело перешагнула грань, отделяющую свет от мрака. Замыкающим шел  Чудила.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья