Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья


Нолик и его друзья

Сообщений 51 страница 60 из 95

51

СКАЗКА   ТРЕТЬЯ

           Странный  звонок

               
От физкультуры Витя не получил ни малейшего удовольствия. Игроки  не соблюдали правил, хватали мяч руками, дрались. Щуплого беднягу  Маркова катали вместо мяча по полю. Куда же смотрел судья? Судил Толик Тарасов из восьмого «Б». Он явно смотрел не туда, куда нужно. По мнению Вити, его первого следовало бы удалить с площадки. Тем не менее, все остальные игрой остались довольны. Когда кто-нибудь из игроков летел через голову от подставленной подножки, девочки на трибуне визжали от восторга.
-      Отличная игра, - сказал Петя Иванов после урока.
- Погоняли мяч знатно, забодай меня лягушка, - добавил Вася Мукоедов.
- Какая может быть игра без правил? – робко возразил Витя.
- Чудак, на кой ляд нам правила? – сказал Женя Буркин. – Главное, победила дружба!
И верно, они сыграли с восьмым «Б» со счетом  три-три. Может быть, не стоило возмущаться? Все-таки, что-то здесь было не так. Например, по дороге к дому Витя не обнаружил на улицах ни одной машины. И не встретил ни одного взрослого прохожего. Вася вышагивал рядом и насвистывал беззаботный мотивчик. На Витин вопрос он ответил следующее:
-         Ты на самом деле  с луны прилетел? Взрослых у нас нет. Взрослые за «двойки» пилить любят.
-      А учителя?
- Учителя всего лишь призраки, фантомы. Они появляются только на уроках.
- А родители?
Вася подозрительно покосился на приятеля.
-        Ты смеешься, или прикидываешься? Родители тоже призраки. Они приходят, чтобы приготовить  еду.
-        Давно это началось? -  с замиранием сердца поинтересовался Витя. Наконец-то в его голове стала складываться более-менее целостная картина.
-        За дурака  держишь? – фыркнул Вася.  – Сам все затеял, а теперь в кусты? Делаешь вид, что ты  ни при чем?
-     Я затеял? – растерялся Витя.
- Нет, Пушкин, Александр Сергеевич! Кто раздобыл артефакт, разве не ты? Кто обещал   вечную, беззаботную жизнь? А теперь словно чего-то испугался! По-моему, все получилось на «ура!». Надоедливые взрослые исчезли, мы никогда не состаримся. И в следующий класс переходить не нужно. Не жизнь, а малина!  Голова от всякой ерунды освободилась. Даешь футбол и комиксы! -  Вася наподдал ногой журнал комиксов, валявшийся на дороге. Журнал упорхнул на обочину. Витя успел прочитать название: «О том, как Джон с Кэтти веселились на дискотеке». Произведение с глубоким смыслом, ничего не скажешь!
- Ну, а кто делает всю грязную и тяжелую работу, например, мусор убирает?
- По-моему, ты должен в этом разбираться лучше меня.
- И все же? – не унимался Витя.
- Не знаю, утром тротуары  чистые. Может, ночью появляются призрачные дворники, какая разница?
«И призрачные токари, пекари, грузчики, и так далее», - подумал Витя. Оказывается, именно он был виновником катаклизма. Потому что  иначе  как катаклизмом, социальной катастрофой  назвать происшедшее язык не поворачивался. Но как, почему? И что это за артефакт, о котором упомянул Мукоедов? Нужно было спокойно во всем разобраться. У подъезда он попрощался с приятелем и оказался, наконец, дома. Здесь его ждал готовый обед, но, увы, ни мамы, ни папы он не застал.  Похоже, Вася говорил правду. Он включил телевизор, и снова  выключил. Может, что-нибудь почитать?  Содержимое книжного шкафа повергло его в шок. Масса учебников и методических пособий. Но каких! «О вреде классической литературы», «Упрощенные методы обучения истории в средних классах», «Азы работы с калькулятором, автоматизм арифметических действий», «Изучение  комиксов», «Комиксы и телевидение», «Комиксы и компьютеры», «О пользе ЕГЭ». Химия, физика. Везде одно и то же. Упрощенные, готовые результаты, вместо экзаменов тесты. И никаких подробностей.  Знания разжеваны, пропущены через фильтр и положены в рот. Глотайте и не кашляйте! А ведь мама работает в издательстве, выпускающем учебники. Неужели здесь  печатают только ЭТО?  Витя с ужасом представил, что проведет в суррогатном мире бесчисленные годы. Без родителей, с ненастоящими друзьями, у которых интересы какие-то  странные, словно обрезанные. Все стремятся получать колы и двойки, и не говорить лишнего. Чтобы, не дай бог, не подумали, что ты что-то знаешь! И развлекаются, развлекаются…
Он открыл портфель и с ожесточением вывалил учебники на стол. В школе он так и не просмотрел   содержимое портфеля. Оно было  хуже, чем можно представить. Три толстых тома комиксов. Надо отдать должное составителям, туда вошел даже роман «Война и мир». Занявший ровно восемь страниц. Наташе Ростовой были посвящены целых четыре иллюстрации, Андрею Болконскому две. Пьеру Безухову места не нашлось ввиду незначительности   персонажа.  Витя в сердцах швырнул «учебники» на пол.  Были там еще тетради, в которых наш герой обнаружил  короткие записи с множеством ошибок, сделанные небрежным почерком. Почерк, вне сомнения, был его собственный.  Почти на каждой странице были проставлены оценки, единицы и двойки. Витя догадался, что писал  двойник, и отметки получал, а затем каким-то фантастическим образом переселился в его родной мир. А его, Витю Кукина, оставил здесь вместо себя, подлец! Витя вспомнил сон, и волшебника.  Теперь он не сомневался, что волшебником был его  двойник из этого ужасного, тупого мира.
Ему стало страшно и неуютно.  И очень  одиноко. Взгляд его упал на телефон. А что, если позвонить кому-нибудь из ребят? Витя набрал номер Оли Пановой.
-         Мне сейчас некогда, - заявила Оля, - я читаю комиксы, заданные на дом.
-      Разве на дом что-то задали?
- Это задание  с прошлой недели, разве не помнишь? Впрочем, делать его не обязательно, - Оля хихикнула, -  получишь двойку, исправишь свою пятерку с плюсом.
На этом разговор закончился. Витя позвонил Пете Иванову.
-     Мы с Машей заняты, играем в «морской бой», - сообщил Петя.
-     Нашел  важное занятие! – фыркнул Витя.
- Ты разве забыл, что через неделю состоятся районные соревнования по «морскому бою»? Вот мы и готовимся.
- А шашки, шахматы? – растерялся Витя.
- Какие шахматы! – c другого конца провода донеслось откровенное негодование, - их отменили, как нагрузку, высушивающую мозги.
-  Ваши мозги сушить бесполезно, они всегда будут  мокрые, - съязвил Витя и положил трубку. Напрасно он так сказал. Друзья не виноваты.   Он позвонил Ане Метелкиной. Аня была отличной подругой, всегда готовой оказать бескорыстную помощь. Эрудированной, увлекающейся географией. Она прочитала уйму книг о великих путешественниках и географических открытиях.
Витя учил ее играть в теннис, Аня иногда помогала ему делать домашние задания.
Аня  занималась географией! Витя чуть не выронил трубку. Оказывается, Анна Дмитриевна задала им выучить наизусть (!) автобусные маршруты для нескольких улиц. Чтобы, значит, знали, на каком автобусе куда ехать.  Автобусное и троллейбусное сообщение в городе существовало, хотя управляли  транспортом водители-призраки. Воистину оказался прав классик, вложивший в уста  своего героя слова: «На что мне география, когда есть извозчики»! И все же Витя попытался  кое-что разузнать у подруги.
-     Не скажешь ли, Анечка, с чего у вас все началось? – спросил он.
-     Что, «все»? – не поняла педантичная Аня.
- Ну, перестройка, что ли, - сбивчиво пояснил Витя, ругая себя за косноязычие, - короче, когда из вашей жизни исчезли взрослые.
- Ты  сам все это затеял. Заявил однажды, что нашел некий волшебный артефакт, при помощи которого можно устроить так, что жизнь превратится в вечный праздник.
- Это мне известно. А что было дальше?
- Всерьез твои слова никто не принял, поэтому  ребятам было все равно. Все согласились. Мол, делай, что хочешь.
- И никто не был против?
- Отчего же, Маша и Петя Ивановы пытались возражать, а также Женя Буркин. Только потом они все забыли, потому что стали другими.  Мы  плохо помним, что было до перестройки. О тех временах обычно говорят или плохо, или ничего не говорят. А сейчас нам больше ничего не нужно, потому что все и так замечательно.
- А на что он похож, этот артефакт? – нетерпеливо спросил Витя.  Только бы добраться  до этой вредной волшебной вещи!
- Не знаю, - сухо ответила Аня, - ты его никому не показывал.
          Витя вздохнул. На этом след таинственного артефакта обрывался. По крайней мере, пока. Что ж, если понадобится, он перевернет верх дном всю квартиру, но непременно его отыщет. Он собирался еще поговорить с Аней, однако та заявила, что  должна выучить  несколько рекламных проспектов.  Пришлось Вите этим удовлетвориться. Он уселся на диван и задумался. Что  это за удивительная вещица, позволившая двойнику сотворить с миром  безобразную небывальщину, а потом сбежать? Видно, быстро ему набили оскомину рекламы, единицы с двойками и  тупое время провождение.
Подумать только, состязания по «морскому бою»!  Может, они ко всему прочему по рекламным буклетам  сочинения пишут? С ошибками в каждом слове!  Это же идеальный мир потребителей! – сообразил Витя.  Мозги здесь не в цене. Веселись, ешь и пей. И все.  Он нахмурился. Такой мир не для него. В это время зазвонил телефон.
-           Мы до тебя доберемся, - раздался в трубке хриплый шепот.
-      Кто это?
- Те, кого  не ждут. Думаешь, если ты далеко,  останешься безнаказанным?
«О, господи! – подумал Витя. – Видно, двойник еще кому-то насолил!».
- С кем я разговариваю? – спросил он.
- Зря ты использовал «Фтротер»…
В трубке раздались короткие гудки. Витя понятия не имел, что такое Фтротер, однако тон говорившего ему очень не понравился. Человек на том конце провода шутить не собирался. В голосе его звучала явная угроза.

0

52

СКАЗКА  ЧЕТВЕРТАЯ

                 Безнадега

Что оставалось делать? Больше всего нашему герою хотелось  вернуть все назад. Но, увы, пока это не представлялось возможным. Читать комиксы в виде домашнего задания Витя считал занятием абсурдным. Подходящим, разве что, для малышей, или умственно отсталых. Надеясь на чудо, он включил телевизор. Чуда не случилось. Шла реклама компьютерных игр.
«Играйте в стрелялки, стреляйте в игралки, убивайте виртуальных врагов пачками! Не думайте, не рассуждайте, за  вас все придумали!»  Танки, ракеты, звездолеты. Месиво цветов, какофония звуков. Реки крови. И вдруг, короткий перерыв. Нечто вроде новостей, но с припиской: «Без комменатриев». Призраки полицейских, выскочившие из стены ближайшего дома, молотят дубинками подростков. Судя по жалобным воплям, дубинки отнюдь не призрачные. Какие правила поведения нарушили несчастные школяры? Этого никто не объяснил. Потом Витя узнал, что так расправляются со злостными прогульщиками. И с теми, кто получает слишком много пятерок. Минута пролетела, новости кончились. Вновь замелькали рекламные кадры. Но он и так увидел достаточно. Отныне гулять по улицам придется с опаской.
Витя вздохнул и выключил телевизор. Он чувствовал себя  чудовищно одиноким. Он порылся в книжном шкафу, но из удобоваримого чтива нашел только потрепанную книжечку стихов Герберта Вормса, которую, скорее всего,  забыли выбросить на помойку.
Витя с удовольствием почитал, стихи и почувствовал внутреннее успокоение. Общение с поэтом, хоть и одностороннее, подействовало  благотворно. Особенно его поразило стихотворение, которое называлось «Странное». Казалось,  с поэтом тоже   случилось  нечто необычное:

    Сквозь мрак грядущего пройдя,
    Вернулся я домой,
    Но не узнал я ни тебя,
    Ни город свой родной.

    Все стало странным и чужим,
    И запахи, и цвет,
    И даже смерть врага, и дым
    Моих лихих побед…

Потом Витя включил радиоприемник и убедился, что реклама господствует  и в эфире. Иногда рекламная трескотня сменялась спортивными новостями или комиксами. Изредка сообщалось о каких-то взрывах, пожарах и авариях.  Щекотали, так сказать, нервы. У дикторов были хорошо поставленные голоса, читали они с выражением. «Добавить бы  качественное содержание!», - с сожалением подумал Витя.
          Давным-давно Чехову Антону Павловичу пришла в голову мысль выбросить все лишнее из произведения Дюма «Граф Монте-Кристо». Идею эту Чехов претворил в жизнь. Что же вышло? Книжонка страниц на сто пятьдесят. По всей видимости, первый в мире комикс. Но до чего убогий! Кстати говоря, позже Чехов признавал, что эксперимент не удался.
          Вите приходилось читать сей опус. С первых страниц он убедился, что все краски, все очарование, созданное великой силой мысли Дюма-отца, все духовное наполнение, составляющие суть любого талантливого произведения, бесследно исчезли. Скорее это было скучное пособие на тему: «Как совершить побег из неприступной, прекрасно охраняемой тюрьмы. И каким образом изящно и красиво отомстить своим врагам».
Таким же бездушным, лишенным живого начала был и этот мир, и все, что его составляло, в том числе теле и радиопередачи. Содержание Интернета было еще более убогим. Отсутствовала переписка и форумы. Здесь это никого не интересовало. В компьютере он обнаружил игры-стрелялки. «Стреляй и не думай!», - всюду встречался этот странный лозунг. Такими были интересы населявших этот мир  несчастных бессмертных детей, которым  не дано  повзрослеть.  С этой мыслью наш герой  отправился ужинать, после чего улегся спать.
Во сне ему явился виновник  происходящего, а именно, собственный двойник. Волшебный маскарад на этот раз отсутствовал, лицо   было открыто и лучилось самодовольством.
-      Как тебе у нас, нравится? – поинтересовался он.
-      Ужасно! – непроизвольно вырвалось у Вити.
- И мне  так показалось, - согласился двойник, - поэтому и пришлось сбежать.
- Верни меня обратно!
- Но приятель, тогда и мне придется вернуться. А вот этого я совсем не хочу. Мне в твоем мире неплохо. Родители живые, а не призрачные. Любят,  заботятся. Только с отметками  пока проблемы. Двоек и троек нахватал. Пришлось от папы нотации  выслушивать. Ну, да ничего. Нотации  не комиксы. А на успеваемость наплевать.  Лучше быть троечником здесь, в живом мире,  чем там…! – улыбающаяся физиономия его перекосилась, превратившись в  неприятную гримасу.
- Негодяй!
- Ха-ха-ха! – рассмеялся двойник.  -  Можешь говорить, что угодно. Все равно ничего не изменишь.
- Что такое «фтротер»?
Двойник посерьезнел.
-  А, тебе  кое-что известно! Но это  не поможет. Артефакт исчез, и никто не знает, где он. Даже я! Попробуй его отыскать! Желаю  успеха!
Витя проснулся. В лицо светило весеннее солнце, за окном чирикали шустрые воробьи. В первую минуту он решил, что все случившееся сон. Однако, поднявшись с постели,  убедился, что это не так. Треклятый мир был более чем реален. Он хотел позвать маму, чтобы рассказать ей о своих странных снах, но вдруг с тоской понял, что мама не придет. Потому что, хоть он и проснулся, зловещие сны продолжались наяву.
Завтрак ждал его, как обычно.  Иногда на кухонном столе рядом с тарелкой появлялись записки от мамы. С пожеланиями хорошего аппетита, или с напоминанием о заданных уроках.
«Сынок, слишком не усердствуй, тройки и четверки нам не нужны», - писала мама. Мама, которая наравне с отцом пилила его за каждую тройку, а уж если дело касалось двойки…
Витя позавтракал и задумался. Во всем, несомненно, был виноват загадочный артефакт. Где искать этот проклятый фтротер? И что он вообще из себя представляет? В школу идти не хотелось, да и зачем? Может, заняться поисками в квартире? Сказано  сделано. В этот день он заработал пятерку за посещаемость.    Оказывается, прогульщики подвергались опасности быть задержанными призрачной полицией, которая, не задумываясь, пускала в ход вполне осязаемые резиновые дубинки. Если бы не это, никто бы  не ходил в школу. Впрочем, Витя об этом не думал, он провел день в тщетных поисках артефакта. Полиция домой не наведывалась, а потому он пока ничем не рисковал.
Поиски Витя начал с книжного шкафа и полок. Хуже всего было то, что он понятия не имел, как выглядит артефакт. Может, это что-то вроде заговоренной иголки, какие  в деревнях  иногда втыкали рядом с входной дверью, чтобы в дом не проникли ведьмы, колдуны, или иная нечисть. А иголку искать в квартире, все равно, что в стоге сена.  И вообще, как обнаружить то, не знаю что? Разве что, пойти туда, не знаю куда, как  говорилось в известной сказке.
Понадеявшись на госпожу удачу, Витя принялся разбирать содержимое шкафа. Художественная литература здесь полностью отсутствовала, за исключением вышеупомянутого  сборника стихов Герберта Вормса. Остальное место занимали разнообразные учебные пособия. То же самое обнаружилось на книжных полках.           Затратив больше двух часов, Витя кое-как запихнул книги  и журналы на место, и уселся на диван.
             Он вынужден был признать, что потерпел  неудачу. У него крепла странная уверенность, что дома  он ничего не найдет. Может быть, артефакт похож на обычную вилку, или чашку. Или, к примеру, на зубочистку. А что, волшебная зубочистка, чем плоха идея? Почистил зубы, и они стали наподобие стальных кусачек. Хрусть! И перекушена проволока. Хрусть, и ложка пополам. Вот бы все диву дались! «Если драться не умеешь, кусайся!», - придумал Витя для себя девиз. Но все это относилось к области фантазии, а что он имел на самом деле? Ничего! Поиски в квартире окончились безрезультатно. Нужно было придумать что-то  иное, но что? Если бы кто-нибудь  подсказал! К сожалению, приходилось рассчитывать только на себя.

0

53

СКАЗКА  ПЯТАЯ

            Новая  ученица

Витя с удовольствием не пошел бы в школу и на следующий день. Школа его стала попросту раздражать. Она не давала никаких знаний. Возможно, оттуда могли бы выходить захудалые, плохонькие менеджеры, или скорее, рекламные агенты. Потому что единственное, что волей-неволей вбивали здесь в голову, это всяческую рекламу.
Но сегодня в школе должен был появиться собственной персоной профессор МГУ Думский. Там, в нормальном мире, ребята его  обожали. Обычно, на лекциях стояла такая тишина, что можно было услышать звук пролетающей мухи. Профессор покорял эрудицией, а, кроме того, был превосходным рассказчиком. Он читал лекции по основам социальной психологии для тех, кто собирался потом поступать в МГУ.  На его лекции класс являлся полным составом, хотя они считались факультативными.
Так что, пришлось Вите бросить в портфель чистую тетрадку, пару томиков рекламы (на всякий случай), и отправиться на занятия.
Первым  уроком была  химия.
Алиса Михайловна начала урок довольно интересными сведениями о синтетических материалах, которые необходимы в быту. В том числе, о красителях, которыми наносят изображения на рекламные щиты. (Не обошлось-таки без рекламы!). Но если Витя старательно записывал все, что она говорила, остальные ребята откровенно скучали. В классе было шумно, каждый занимался своим делом. Петя Иванов  соорудил бумажный самолетик и запустил его под потолок. Разве можно было прежде вообразить такое! Самолетик описал большой круг и опустился на последнюю парту к Жене Буркину. Тот отправил его обратно.
Витя подумал, что Алиса Михайловна почти не поддалась катастрофическим переменам. Ее урок выпадал из общей серой череды, был  интересен и наполнен полезной информацией.
Когда в классе стало особенно шумно, а бумажное творение Пети Иванова опустилось к учительнице на стол, Алиса Михайловна забрала журнал и молча удалилась сквозь стену.
«Выставила бы говорунов за дверь, - раздраженно подумал Витя, - или пригласила  директора!». Впрочем, продолжение следовало. Открылась дверь, появился директор. Как обычно, он молчал, пристально уставившись в класс. Витя,  решил, что  сейчас последует хорошая взбучка. Но не тут-то было.
-  Молодцы! – похвалил Иннокентий Алексеевич. -  Вы вели себя  правильно. Мы все боремся с пережитками до перестроечных знаний. К сожалению, иногда они вновь и вновь проявляются в самых неожиданных ситуациях. Обещаю принять самые жесткие меры к тому, чтобы подобное не повторилось. Нам придется пригласить другого преподавателя, который будет вести уроки химии на современном уровне, в соответствие с нынешними требованиями. То же касается уроков физики и математики.
Математику мы вообще собираемся отменить. Нечего перегружать мозги формулами, когда достаточно уметь работать с калькулятором.
Произнеся эту замечательную речь, директор удалился.  Он вышел через дверь, а  не так, как  другие преподаватели. Витя  отметил эту странность. Впрочем, загадок было и так более  чем достаточно.
В свете событий на уроке химии, физику директор сегодня отменил. Витя огорчился. Ему очень хотелось посмотреть, как преподает здесь Георгий Михайлович. Физик вряд ли стал бы   учить  ребят  трудно сочетаемому  винегрету из рекламы и азов механики.
Вите припомнился случай, когда на его уроке две девочки на задней парте слишком увлеклись болтовней. Георгий Михайлович уставился на них поверх очков и с чувством продекламировал: «Что за смех, веселый, звонкий, это вышли две болонки. Нам болонки спляшут, хвостиком помашут!».
Если же какой-то неудачник получал двойку, Георгий Михайлович, отправив его обратно за парту,  вполне мог процитировать Некрасова: «И пошли они, солнцем палимы, повторяя, суди его бог, разводя безнадежно руками».
Вместо отмененного урока, как обычно, играли в бестолковый футбол. Витя играть не пошел, а отправился бесцельно бродить по школе, и ноги сами привели его к библиотеке.
Дверь была открыта. «Интересно, полки здесь забиты такой же чепухой, как и мой книжный шкаф?», - подумал он. Однако в следующий момент все мысли о книгах вылетели у него из головы. Потому что за столом читального зала сидела незнакомая девочка. Она показалась ему  необыкновенно красивой. В нарядном клетчатом платье, с короткой  прической, которая ей очень шла, девочка казалась похожей на лесную фею. В ней была некая волнующая тайна, такими тайнами полны далекие галактики. Девочка сосредоточенно перелистывала толстый том. При этом взгляд ее казался отсутствующим, а губы беззвучно шевелились. Вите стало неудобно столь бесцеремонно ее разглядывать.  Он отвернулся и пошел дальше. В  конце коридора он уселся на скамеечку и принялся размышлять, чем же  так привлекла его незнакомка. И решил, что  просто она была фантастически красива.  Вите   захотелось с ней познакомиться. Хотя вряд ли  у него хватило бы   смелости. Его всегда приводила в ужас одна только мысль о том, чтобы подойти к незнакомой девчонке и спросить: «Привет, новенькая, как дела?». Отважься он на подобное, и сердце сразу ушло бы в пятки. Но как же тогда быть? Если бы у него были нормальные друзья, он попросил бы кого-нибудь из них навести справки. Кто она, откуда? Хотя понимал, что в таких делах нужно действовать самому. Если не хочешь, чтобы вместо тебя знакомство заводили твои друзья.
В  раздумьях Витя  просидел до самого звонка, после чего отправился на урок профессора Думского. По дороге к классу он повстречал  в коридоре учительницу математики Александру Петровну.  Она о чем-то беседовала с физиком.
Фраза, которую он услышал, надолго врезалась в память.
- Здесь стало дурно пахнуть! – громко сказала она. Кем бы она ни была, человеком, или призраком, Александра Петровна всегда оставалась, верна себе. Потому что отличалась принципиальностью, правдивостью, и терпеть не могла обманщиков.  Витя на секунду отвел взгляд, и вот уже коридор перед ним пуст. Ни физика, ни Александры Петровны. Одно слово, призраки! Он с острым сожалением понял, что больше никогда не увидит   этих замечательных преподавателей. Зато навстречу ему горделиво вышагивал директор, в строгом черном костюме, белой рубашке при галстуке. Директор смотрел на  учеников исключительно сверху вниз. Это  позволял ему высокий рост. Витю он как будто  и не заметил, только оттолкнул плечом.   Тот поспешил в класс. Едва он уселся за парту, сквозь закрытую дверь явился знаменитый профессор Думский.
Был он стар и дряхл, носил очки с толстыми стеклами,  и старомодную бородку клинышком. Среди учеников старших классов находились злопыхатели, которые не любили социальную психологию. Эти злодеи пытались присвоить ему кличку «тугодумский». Потому что любимой присказкой профессора было: «А теперь давайте поразмышляем, подумаем». Кличка не прижилась, хотя в жизни профессор отличался фантастической рассеянностью. Злые языки говорили, что в прошлой жизни он был известным в двадцатом веке академиком Каблуковым, который перед тем, как войти в трамвай, непременно снимал галоши.
Однако когда он начинал читать лекции, сразу  преображался.  Куда только девались медлительность и рассеянность?
-  Начинаем лекцию на тему: «Реклама и общественное сознание», - объявил профессор.  «Опять реклама!», - приуныл Витя.
-  Общество создавалось для потребления, удовлетворения потребностей  каждого члена, - продолжал Думский, - таким образом, факторы, мешающие этому приятному процессу, наносят прогрессу человечества непоправимый вред. Поэтому все наши с вами усилия должны быть направлены на совершенствование и развитие рекламы…
Витя повернулся к Пете Иванову, который задумчиво выводил в чистой тетрадке каракули. Этот процесс вполне соответствовал отсутствию мыслительной активности в Петиной голове.
-  Петь, ты случайно не знаешь, что за новая девчонка появилась в школе? – спросил Витя.
- В каком классе? – в свою очередь, поинтересовался приятель. Мысли его зашевелились и  приняли вполне определенное  направление. Он изобразил в тетрадке смешную девчонку с длинными косичками, потом пририсовал длинный уродливый нос и лохмы. Затем появилась  ступа и надпись: «Баба Яга».
- Если бы я знал! – вздохнул Витя.
- Она тебя что, околдовала? – ухмыльнулся Петя. – Кстати, где ты ее видел?
- В библиотеке, там дверь была открыта.
Петя вдруг сделался серьезным.
- Вот что, друг, - сказал он, - библиотеку директор еще вчера закрыл на неопределенное время, а ключ спрятал у себя в сейфе.
- Но я  видел…
- Скорее всего, это было  заблудшее привидение. Из тех, кто здесь когда-то учился, или будет учиться. В наше время такое случается. Говорю тебе, дверь давным-давно заперта накрепко. Потому что в библиотеке полным-полно классики, всяких там Достоевских, Чеховых и прочих. Они плохо сказываются на потребителях.  Поэтому  не забивай голову глупостями. Красивых девчонок и в нашем классе хватает.  Если они тебе  не нравятся, сходи в седьмой «Б». Только смотри, чтобы «бэшники» тебе бока не намяли. Впрочем, куда тебе, ты же у нас робкий…
«Кого  все-таки я видел в библиотеке?», - думал Витя.
Профессор Думский, тем временем,   продолжал читать свою нудную лекцию. Женя Буркин и Вася Мукоедов  резались на последней парте в «крестики-нолики». При этом они громко и яростно обсуждали результативность каждого хода. Игра эта не слишком поощрялась, ибо все же требовала некоторого напряжения ума.
Аня с Олей разговаривали о достоинствах и недостатках приобретенных на прошлой неделе нарядов.  В классе стоял обычный гвалт.
Незадолго до звонка профессор неожиданно поднял руку, призывая к тишине.
-  Сейчас я проставлю некоторым из уважаемых учащихся оценки, - объявил он.
- Как, за что?  - послышались вопросы. На лекциях отметки обычно не ставились. Тем более, по факультативным предметам.
-  За поведение, адекватное вниманию, с которым вы меня слушали.
И пока класс соображал, что бы это могло значить, профессор открыл журнал.
-  Мукоедов Василий – два балла, Буркин Евгений – два.  Марков Александр – три балла.
У бедняги Маркова при этих словах вытянулось лицо.
- Метелкина Анна – два балла, Панова Ольга – два.
Профессор внимательно посмотрел на Витю, и тому показалось, что на губах старика мелькнула усмешка.
-  Кукин Виктор – пять баллов, - и добавил, разведя руками, -  Вместо покупки новых вещей, молодой человек,  вы тратите драгоценную энергию на углубленное обдумывание изучаемых предметов. Вы на неверном пути. Мысли должны скользить, а не углубляться. Кстати, давно ли вы приобретали новые вещи, и получали при этом удовольствие? – Витю вопрос застал врасплох, и профессор это заметил. -  Как видите, я попал в точку, - сказал он. Класс зашумел.
-     А мне двойку! – закричал кто-то.
-     А мне?
-      И мне тоже!
- Хорошего понемногу! – ответил профессор, после чего выставил оценки в дневники. Витя не знал, радоваться, или огорчаться. В его дневнике красовалась уже третья пятерка! (Вторую он заработал за прогул). Ему было все равно, он не воспринимал эту реальность как свою родную, настоящую. Он был уверен, что когда-нибудь вернется назад, и все станет таким, как прежде.
После уроков он все же решил последовать совету профессора и заглянуть в магазин. В вещах он не нуждался. Что касается продуктов, в холодильнике было почти все. Кроме самого важного. Витя Кукин был неисправимым сладкоежкой. И сейчас он испытывал   дискомфорт, который постепенно делал жизнь  невыносимой. А дома, кроме сахара, увы, другие сладости отсутствовали.  Ему во сне и наяву грезились плитки шоколада, горы зефира, печенья, конфеты в коробках и без оных.
Деньги здесь были не в ходу, Витя случайно выяснил это из обрывков разговоров одноклассников.  Оказывается, можно было просто зайти в магазин и взять, что пожелаешь.  Это называлось «купить».  Такая система приводила его в восхищение. Ну, чем не коммунизм?
И так, наш герой, предвкушая неслыханное удовольствие, отправился  в супермаркет. В зале его немного смутили серьезные женщины в форменных одеждах, вернее, их призраки, сидевшие за кассовыми аппаратами. Если есть кассы, значит, должны быть и деньги? К сожалению, в магазине в тот момент почти не было покупателей, и не у кого было выяснить этот щекотливый вопрос. Робкая его натура протестовала против слишком смелых экспериментов, однако, истосковавшийся по сладостям желудок взял верх над голосом разума. Витя набил тележку доверху. Начал  со сгущенного молока, и шоколадного крема, а закончил огромной коробкой конфет с любимой  помадно-сливочной начинкой.
С внутренним трепетом он остановился рядом с полной кассиршей, которая строго посмотрела на него поверх очков. От этого взгляда Вите стало неуютно, однако отступать было поздно.
-       Что стоишь, показывай! – сказала кассирша. Витя начал было перекладывать на столик коробки со сладостями, но оказалось, что показывать нужно совсем другое.
-        Дневник давай! – нетерпеливо сказала женщина. Она буквально выхватила из его рук дневник.
-      Две пятерки! – ахнула она.
- И что? – промямлил Витя, уже осознав свое поражение.
- С такими грязными оценками больше здесь не появляйся, по крайней мере, пока их не исправишь. А теперь убирайся!
«Понятно, почему двойник отсюда сбежал», - печально подумал Витя.
Сконфуженный и пристыженный, он готов был покинуть магазин, но в этот момент его неожиданно окликнули.
-    Эй, мальчик, подожди!
Витя оглянулся и остолбенел. Через торговый зал к нему направлялась та самая новая девушка, которую он видел в библиотеке. На ней по-прежнему было клетчатое платье и симпатичные туфельки. Для ранней весны одета она была не по сезону легко.
Она подошла и посмотрела на тележку. Потом взгляд ее переместился на расстроенное  лицо нашего героя. Она сразу все поняла.
-      Вот мой дневник, - сказала она, - эти продукты оплачиваю я.
И добавила: - Я тоже обожаю сладости.
-      Проходите, - буркнула кассирша, увидев двойки в ее дневнике.
-     Спасибо! – с чувством поблагодарил Витя.
- Не за что, - ответила прекрасная незнакомка, - вообще-то, я бы не отказалась от чашки чая с этими замечательными конфетами.
- Тогда я приглашаю тебя на чай! – сказал Витя,  удивляясь собственной смелости.
По дороге  Витя узнал, что новую знакомую зовут Катя.
Что она недавно приехала в город из глухой сельской деревушки, и теперь будет учиться с ним в одном классе. Витя подумал, что хорошо бы она оказалась соседкой по парте.
Дома они вдоволь напились ароматного чая с наивкуснейшими конфетами.
Вите хотелось больше узнать эту девочку. В какой школе она училась, что заставило  уехать из села. Однако так уж вышло, что вопросы задавала Катя. О себе она рассказывала мало. Здесь ей нравилось все. Просторная квартира, картины на стенах, книги, мебель. Создавалось впечатление, что девочка раньше жила в тесной пещере.
-  Я тебя видел недавно в библиотеке, - сказал Витя. На мгновение улыбка исчезла с ее красивого лица, оно стало похоже на бесстрастную маску. Затем она вновь улыбнулась.
-  Должна признаться, что никогда не была в вашей библиотеке.
Витя вдруг почувствовал приступ необъяснимого страха.  Кого же он тогда видел? Или эта красавица на самом деле призрак? Но Вите не приходилось слышать, чтобы призраки за обе щеки уписывали конфеты. Рассудив так, он успокоился.
- Хочешь посмотреть мой компьютер? – спросил он.
- Конечно! – обрадовалась Катя. – Я ведь о компьютерах  имею самое смутное представление.
К счастью, в компьютере кроме стрелялок отыскался  старенький двухмерный тетрис.
Увидев это чудо, Катя от восторга захлопала в ладоши. При этом руки их соприкоснулись, и Витя с облегчением понял, что никакой она не призрак. Вот только можно ли в наше время отыскать такую глухомань, где бы люди не видели  компьютеров? Эти портативные устройства использовались повсеместно: охотниками в тайге, скотоводами и геологами в горах, чукчами в своих северных чумах.  Учеными  в Антарктиде на полярных станциях.
Как бы там ни было, Витя объяснил девочке, как обращаться с компьютером, после чего она надолго выпала из окружающего мира.
Витя воспользовался паузой, чтобы вернуться на кухню и вновь как следует приналечь на сладости. Наконец он насытился и вернулся в комнату.
-        Забавная штука этот компьютер, - заметила Катя, - жаль, у нас таких нет.
-     А там, где ты остановилась?
- У бабушки? Самое сложное устройство в ее квартире, это старенький телевизор.
- Приходи ко мне чаще, - предложил Витя, - я раздобуду много интересных игр.
- Спасибо за предложение, - поблагодарила Катя, - обязательно приду, а теперь мне пора.
- Я тебя провожу, - сказал Витя.
Оказалось, она жила  неподалеку, рядом со школой.
Ярко светило солнце, на деревьях набухали  почки. Мир казался удивительно прекрасным. Впервые Витя забыл о неприятностях. Потому что эта девочка была не такой, как все остальные. Она отличалась живым умом, и трудно было представить, что ее интересы ограничатся рекламными буклетами.
Когда они оказались  у ее подъезда, из кирпичной стены неожиданно вывалились две темные фигуры в форме со знакомыми нашивками министерства внутренних дел.
-     Сержант Петров, - козырнул самый высокий.
- Предъявите дневники! –  потребовал второй.  В руках они крутили массивные резиновые дубинки. Витя не на шутку испугался. Дневник он с собой не взял. И это было хуже, чем показать свои пятерки. Витя представил, как его отведут куда-нибудь в глухой переулок, или даже в отделение, где никто не услышит вопли,  и как следует, отдубасят.
- Вот мой дневник, - бесстрашно сказала Катя, - а этот мальчик со мной. Он тоже учится  на двойки и единицы.
- А где его документ?
- В школе, на проверке у завуча, - не растерялась Катя.
Грозные фигуры отодвинулись. Сержант Петров улыбнулся девочке и вернул дневник.
-       Извините, ребята, - сказал он, - гуляйте себе спокойно. Наше дело задерживать нарушителей общественного порядка, тех, кто не хочет хорошо учиться. А вы, я погляжу, молодцы!
Он снова козырнул, стражи порядка растворились  в стене.
Витя перевел дух. Поджилки у него тряслись до сих пор.
-       До свидания, Витя, -  девочка подала ему руку на прощание.
Он, наконец, пришел в себя.
-    До свидания.
И посмотрел наверх.
-     Какой у тебя этаж?
-     Только не нужно ко мне приходить, - встревожилась Катя. -  Бабушка хоть и призрачная, но очень строгая.
-       А телефон у тебя есть?
- Телефон можешь записать, -  Катя продиктовала номер.
- Скажи хотя бы номер квартиры,  -  попросил Витя.
- Но зачем? Бабушка вполне может встретить тебя шваброй!
Витя и сам не знал, зачем.  В голове его крутилась неуловимая, ускользающая мысль. И смутное желание узнать  номер.
-   Обещай, что не придешь, пока я сама не позову, - сказала Катя.
- Обещаю!
- Квартира триста двадцать, этаж последний.
Она снова улыбнулась  и исчезла в подъезде.
Витя задержался у подъезда, обдумывая последние события. Получалось, что свобода его передвижения  по городу была ограничена. Если бы не Катя.… Ведь продавщица в магазине вполне могла вызвать полицию. Как ни  крути,  ему придется либо сидеть дома, либо  переломить себя и заполучить полный дневник  двоек. Как это просто, и вместе с тем, как трудно!  Он посмотрел на подъезд, и тут новая мысль пришла ему в  голову. В доме был, разумеется, последний, шестнадцатый этаж, но ни одна квартира на этом этаже не имела номера триста двадцать. Последней шла двести сороковая. Триста двадцатая квартира в доме отсутствовала.

0

54

СКАЗКА  ШЕСТАЯ

               Те же будни       

Вопросов накопилось чересчур много, и все они пока не имели ответа. Вите это порядком надоело. Кого он видел недавно в библиотеке, Катю, или ее двойника? В мире, населенном призрачными учителями, родителями, водителями общественного транспорта, и стражами порядка,  можно было встретить кого угодно. Теперь выходило, что могли существовать еще и призрачные квартиры. Но для чего, почему? Витя решил отложить непонятные вопросы в дальний ящик памяти. Потому что так будет легче жить. Пускай себе там пылятся, до поры.… Глядишь, когда-нибудь и ответ найдется.
Едва он переступил порог дома, раздался звонок. Витя поднял трубку.
-      Недолго тебе осталось радоваться, негодяй! – услышал он.
-       Что вам от меня нужно?
- Чтоб ты провалился вместе с изуродованным тобой миром! – донеслось из трубки.
- Я ничего не уродовал, - возразил Витя.
- Хочешь отвертеться? – прорычал голос.
- Очень мне нужно вертеться! – хмыкнул Витя.  -  Мне, между прочим, этот мир надоел еще больше, чем ваши звонки. – «Кто это, может быть? – подумал он.  – Голос незнакомый, странный акцент. Англичанин, немец, прибалт?».
- Зачем  ты активировал фтротер?
- Это сделал мой двойник.
В трубке раздались гудки. Кому он объясняет, перед кем оправдывается?  Витя вздохнул. Сумасшедшие разговоры в бредовой реальности.
Этим вечером Витя вновь предпринял попытку отыскать загадочный артефакт. Знать бы, как он выглядит! Витя выпотрошил шкафы с вещами, открыл диван, проверил балкон. Все было напрасно.
Он поужинал, после чего лег спать посреди Мамаева побоища.
Утром он обнаружил записку от мамы, в которой та его отругала за беспорядок в квартире. Впрочем, за ночь мама все прибрала, квартира по-прежнему сверкала чистотой.
Витя уныло поковырял вилкой завтрак. Есть не хотелось, не хотелось вообще ничего. Хотелось вернуться к живым людям, к папе, маме, к друзьям. Чтобы окружали не призраки, не те, кто зубрит рекламы, не те, чей интеллект остановился на уровне «морского боя». Как бы там ни было, придется отправляться в школу, зарабатывать двойки. Иначе не избежать неприятностей. Что  может закончиться нешуточно: тюрьмой, или исправительной колонией. (Для отличников!).
Первым уроком сегодня шла физкультура. Урок проходил почти так же, как в нормальном мире. Разминка, бег, прыжки в длину. Витя даже забыл на время о своих бедах. Хотя в спорте особыми талантами не блистал. В беге был далеко не первым, в прыжках тоже. Но, по крайней мере, не было необходимости притворяться и скрывать свои знания и возможности. Первым к финишу пришел Петя Иванов, за ним Вася Мукоедов. Потом Женя Буркин. Затем все остальные. Замыкающим был Саша Марков. Витя с удивлением понял, что Саша Марков в этом мире далеко не спортсмен. Даже девчонки бегали быстрее него. Быстро бегала, и дальше всех прыгала и новенькая, Катя. Она ничем не показала, что  знакома с Витей. Разве что, незаметно  кивнула ему головой. К его радости, ее посадили за соседнюю парту. Это выяснилось на следующем уроке, рекламоведении.  Витя снова и снова удивлялся, сколько  времени на уроках занимает реклама. Она пронизывала буквально все предметы.
Вела урок рекламоведения Алла Ивановна, а на последней парте рядом с  Женей Буркиным восседал призрак директора. По-видимому, этому предмету в школе уделялось особое внимание.
Первой к доске отправилась новенькая.
-  Расскажи нам, Катя, как следует рекламировать бытовую технику, - обратилась к ней Алла Ивановна. Катя отвечала бойко. Витя диву давался, как хорошо она вызубрила задание по рекламе. Он ничего не знал, но чувствовал себя спокойно. Пусть поставят двойку, тем лучше. Но оказалось, что он ошибся. Двойку нужно было заслужить! Катя получила единицу и с гордым видом вернулась на место. Следующим к доске отправился  Буркин. Впервые за все время, проведенное здесь, Витя услышал, как в классе воцарилась напряженная тишина.
-  Что ты можешь сказать о рекламе стиральных порошков? – спросила Алла Ивановна.
- Не знаю, - произнес Женя, - я вчера физикой зачитался.
Витя ожидал, что Женя сейчас получит свою двойку, но получилось  наоборот.
-  Вам известно, - сказала Алла Ивановна, - что рекламоведение считается важнейшим предметом не только в нашей школе и в районе, но и в масштабах страны. Этому предмету  правительство уделяет особое внимание.  Плохо, Женя, садись. Ставлю тебе пятерку. 
Вот тут Витю проняло. Он рекламу терпеть не мог, но нельзя же было получать  одни пятерки! Что оставалось делать? Он понятия не имел, о чем его спросят, и что нужно ответить. Он чувствовал себя мерзко. Как студент на экзамене, к которому совершенно не подготовился.
К доске отправилась Маша Иванова. Отвечала она почти так же бойко, как Катя. Витя слушал вполуха.
И вдруг, Катя протянула руку и положила Вите на парту записку. Витя удивился, однако развернул бумажку.
«Реклама сладостей. Изделия из шоколада, мармелада.  Пастила, зефир,  карамели…». Бумажка была исписана четким убористым почерком. Витя посмотрел на соседку, ожидая разъяснения, однако та сделала вид, что не заметила его взгляд.
Он дочитал записку до конца. Это был конспект ответа по рекламе сладостей. Тема оказалась Вите настолько близкой, что он даже проглотил слюнки. С какой стати Катя решила, что его спросят именно об этом? Мистика, да и только!
-  Кукин, к доске! – объявила Алла Ивановна. С замиранием сердца Витя поднялся из-за парты. Мельком заметил он хмурый взгляд директора, сверлящий спину. Мысли о записке вылетели у него из головы. Он уже видел в своем дневнике очередную  пятерку. Возможно, даже с плюсом.
-  И так, Витя, расскажи нам о том, как рекламировать сладости, - словно сквозь вату услышал он голос Аллы Ивановны.
Витя выпалил содержимое записки меньше, чем за минуту. И подумал, между прочим, что не отказался бы ни от одного из перечисленных яств.
-  Наконец-то, ты начал исправляться, Кукин, - сказала Алла Ивановна, - если бы  так не торопился, получил бы единицу. С чувством нужно отвечать, с расстановкой. Не глотать фразы, это не шоколадные конфеты. Садись, двойка.
«Как можно вкладывать чувства в рекламу?», - думал Витя, возвращаясь на место. И вновь заметил недоброжелательный, тяжелый взгляд директора. Что-то этот взгляд означал, но что?
Катя сосредоточенно листала учебник. Она даже не посмотрела в его сторону.
Дальше Алла Ивановна принялась вызывать всех подряд, не пропустив никого. О какой только рекламе не шла речь! Средства для похудения, потом для того, чтобы набрать вес. Для повышения волосатости, и для удаления лишнего волосяного покрова.
«Интересно, что случится, если принять сразу и то, и другое?», - думал Витя, выслушивая многоречивые выступления. Алла Ивановна выставила несколько пятерок тем, кто не выучил урок.
Директор сидел за последней партой и отмечал что-то у себя в блокноте.  В конце урока он объявил:
-       Ученики, не успевающие  по рекламоведению, будут исключаться из школы.
Класс загудел. Быть исключенным из школы означало оказаться в лапах полиции. Все, кто получил сегодня четверки и пятерки, вынуждены были серьезно призадуматься.
-      Вот что ты натворил, Витя, своим волшебным артефактом, - сказала Катя, когда он провожал ее после уроков домой.
-       Это не я натворил.
-     Но так  говорят в классе.
- Что они знают! - вздохнул наш герой, и поведал подруге свою незамысловатую историю. Про сон, волшебника-двойника, и о том, как однажды утром все вокруг изменилось.
- Как все запутано, - заметила Катя.
- К сожалению, я ни разу не видел этого артефакта, - снова вздохнул Витя, - а двойник во сне молчал, как партизан. Конечно, ему сюда возвращаться неохота!
- Твой двойник  бессовестный тип!
- Послушай, а откуда ты узнала, какой мне зададут вопрос?
- Считай, что это  интуиция, - с улыбкой ответила Катя.  Они остановились у ее подъезда. По улице мимо проехал призрачный автобус.
- Твоя бабушка по-прежнему свирепствует?
- Пуще, прежнего, - Катя подала  на прощание руку.
«Сколько загадок, – думал Витя. – Так я и поверил в интуицию! И квартира, которой нет, и мифическая бабушка со шваброй. Если бы у меня здесь были настоящие, живые друзья, а не тупоголовые рекламщики.  Петя, Маша, Вася, Оля с Аней. Мы быстро распутали бы этот клубок! Или мне кажется, или Катя еще большая загадка, чем этот неуловимый артефакт!».  И вдруг ему пришла в голову мысль прямо сейчас  выяснить, в какой квартире остановилась девочка. По крайней мере, одной загадкой станет меньше. Что касается бабушек, Витя их никогда не боялся. Это же не полицейские с дубинками!
Он открыл дверь и оказался в полутемном подъезде. Больше всего он боялся, что Катя уехала на лифте. Тогда ничего узнать не удастся. Он замер и прислушался.
И услышал ее голос, доносившийся   с площадки между вторым и третьим этажами. Похоже,  она разговаривала по сотовому телефону. Витя с удивлением понял, что не может понять  ни слова. Девочка говорила на неизвестном языке!  Наш герой был твердо убежден, что мог бы узнать почти любой язык. Испанский, английский, итальянский, немецкий, польский и многие другие. Но фразы, которые слетали с нежных девичьих губок, были ему совершенно незнакомы. Он никогда прежде не слышал такого  языка. И это было странно. Кроме тенниса, Витя делал неплохие успехи в английском. Имелось у него также маленькое хобби: любил он послушать иностранные радиопередачи. И, как правило, всегда  на слух мог определить, какая страна вещает. Он почти никогда не ошибался, хотя японский, китайский и корейский языки  различить было непросто. Может, у Вити были скрытые таланты полиглота?  Но передачи на  этом  языке он не слышал никогда.  Витя поднялся на один лестничный пролет, прижался к стене и затаил дыхание.
Неожиданно  раздался скрежещущий звук, что-то сверкнуло.  Может быть,  подъехал лифт? Витя поднялся еще на один пролет. Площадка  оказалась пустой. Кабина лифта стояла на месте.  В воздухе витал неповторимый аромат тропического леса. Витя поднялся выше, но так никого и не встретил. Ни Кати, ни  суровой бабушки со  шваброй.

0

55

СКАЗКА  СЕДЬМАЯ

         Тайна  открывается

Дома Витя попытался собраться с мыслями. В который раз он пожалел, что  не с кем посоветоваться.   В своем мире, как бы он  поступил в подобной ситуации? Витя ясно представил, как они обсуждают последние события с Машей, Петей, Васей. Он словно наяву услышал Васин голос: «Нужно подстеречь эту загадочную особу в момент, когда она вновь появится на лестничной площадке». А что, идея неплохая!   «Вот тут-то, я ее и застукаю!», - решил Витя. Может, позвонить ей?  Номер не отвечал. Кто же она такая?
Утром Витя поднялся пораньше и добрался до места уже в половине восьмого. Оставалось ждать, хотя полной уверенности в успехе не было.
Примерно без четверти восемь раздался звук, какой  сопровождал исчезновение Кати. В воздухе образовался проем, словно отворилось невидимое окно. Вите открылся удивительный пейзаж: гигантские папоротники, огромные пальмы.  И берег моря, залитый ослепительными лучами солнца.
Появилась Катя с рюкзачком за плечами и с улыбкой на лице. Улыбка ее исчезла, едва она увидела Витю. В следующий момент из фантастического окна вслед за девочкой выскочили два не менее фантастических создания. Это были металлические раки в рост человека. Они крепко схватили Витю за руки, так что он не в состоянии был пошевелиться.
-         Теперь ты наш! – знакомо проскрипело одно из чудовищ.  Витя узнал  голос из телефонной трубки.
- Отпусти его, Итхон, он никуда  не денется, - сказала Катя.
- Слушаюсь, Катрхэн, -  в один голос ответили оба рака. Металлические захваты исчезли.  Витя перевел дух. Его била внутренняя дрожь. А если бы страшные создания утащили его туда, на неведомый морской берег? Он был уверен, что назад бы  точно не вернулся.
- Теперь исчезните, - приказала Катя, - я с ним разберусь сама.
- Но госпожа…
- Прочь!
Кем бы ни были  твари, роботами или живыми существами, они отличались исполнительностью. Оба учтиво поклонились, попятились назад, и пропали вместе с фантастическим пейзажем.
-       Что будем делать?  - обратилась девочка к Вите.
- Нам нужно поговорить, лучше всего это сделать в спокойной обстановке у меня дома, -  ответил тот,  - ведь здесь у тебя нет ни квартиры, ни злой бабушки.  Или эти железяки, похожие на раков,  и есть твои бабушки?
- Итхоны?  -  Катя казалась  изумленной, потом прыснула от смеха.  -  Это всего лишь слуги, помощники, вроде ваших компьютеров.
- Роботы?
- Нет, в них нет никаких деталей, их сотворили целиком из кристалла.
- Ты инопланетянка?
- Я жительница земли, такая же, как и ты, - серьезно ответила девочка, -  наверное, ты прав, и, как у нас говорят, пришло время откровений. У тебя остались конфеты?
- Я действительно пришла издалека, - начала Катя свою повесть, когда они уселись на кухне пить чай.
- Откуда?
- Расскажу по порядку. Мой отец великий ученый.  Он, и его помощник Энхрот много лет трудился над волшебным кристаллом, куда  заложили мудрость и энергию целого поколения. Кристалл понадобился  для того, чтобы сделать людей еще более счастливыми,  окончательно избавить от болезней и несчастий.  Он позволил бы  человеку могуществом превзойти   бога. К сожалению, отец забыл о том, что существует такое понятие, как  жажда власти. Хотя у нас давным-давно нет ни королей, ни вельмож. Мы все равны друг перед другом. По всей видимости, кому-то такое положение дел было  не по нраву.
- Зачем  понадобился  кристалл, если вы и так счастливы?
- Люди всегда чем-то недовольны.  К сожалению, фтротер  вызвал катастрофу, исчезли  взрослые, все наши мамы и папы.
- Совсем, как здесь, - пробормотал Витя. Катя кивнула.
- Исчез и сам кристалл.
- Но почему?
- Я разобралась в причине происшедшего, хотя для  этого потребовалось несколько лет. Мы с ребятами выяснили, что в ход эксперимента вмешалась чья-то злая воля.  Видимо, отец перед тем, как исчезнуть, понял, что что-то пошло не так. Он отправил фтротер как можно дальше из нашего мира.  Туда, где  его никто не смог бы найти.   Нам с друзьями пришлось очень постараться, чтобы отыскать его.  К сожалению, нам стало известно, что тот, кто во всем этом виноват, тоже ищет кристалл. Очень может быть,  он и сейчас бродит  где-то неподалеку.
- Где  же находится   артефакт?
- Представь себе, в будущем.
- Прости, не понял.
- Будущее здесь, у вас. Не удивляйся, Витя, но нас с тобой разделяют десятки миллионов лет. Я пришла из далекого прошлого.
- Десятки…
- Чтобы вернуть  исчезнувших родителей, мы, дети нашего мира, поклялись преодолеть бездну времен, и во что бы то ни стало заполучить  фтротер обратно.
- Не проще ли  было сделать другой? – спросил Витя.
-         Даже у отца  работа отняла много лет. 
-      Значит, все-таки тебя я видел в библиотеке?
- Для дочери великого ученого открыть запертую дверь не составило труда.  Нужно было   выучить ваш язык, обычаи. Удобнее всего это было сделать, прочитав энциклопедии и другие справочные издания.  Заодно я ознакомилась с художественной литературой.  Из классиков больше всего мне понравился  Пушкин. Кроме того, пришлось изготовить  документы. В том числе, дневник с двойками.
- Разве можно  все это сделать за один день?
- Запоминать и хранить информацию помогает виртуальная матрица. Вот, погляди, - она дотронулась до  головы, в руках у нее оказался маленький светящийся шарик. Она показала его Вите, потом спрятала обратно.
- Это волшебный кристалл,  информационный  аналог  компьютера, только намного удобнее. Он всегда находится при мне.
- Но миллионы лет назад не было ни компьютеров, ни человека!
- Кто же  тогда я, по-твоему? – грустно улыбнулась Катя.
- А динозавры? – вскричал Витя.
- Динозавры населяют нашу землю, так же как  другие животные  вашу. Не понимаю, что тебя удивляет.  Вы как дети, ваша наука не может точно ответить, что происходило всего лишь несколько тысячелетий назад, а ты пытаешься рассуждать о геологических эпохах. Это даже не смешно.
- Ты сказала, злоумышленник тоже отправился сюда за камнем, - вспомнил Витя, - кто бы это мог быть?
-        Не знаю.   Но не представляю, что случится, если кристалл вновь окажется в его руках. Нельзя допустить, чтобы это произошло.
- У меня к тебе   куча вопросов!
- Боюсь, у нас мало времени.  По нашим расчетам, артефакт должен появиться здесь в течение ближайших двух часов. После этого  я немедленно отправлюсь обратно.
- А я, что будет со мной?  Неужели мне придется вечно прозябать в этом ужасном месте?
Катя, казалось, на мгновение смутилась.
-  Вы сами во всем виноваты, - ответила она. – Пойми, Витя, я явилась  не для того, чтобы исправлять ваши ошибки или знакомить  с  миром далекого прошлого.  Твой двойник оказался махровым эгоистом. Удивительно, что ему удалось так быстро настроиться на фтротер.
-       Но  каким образом  двойник смог им управлять?
-       Видимо, есть люди, которым не нужно для этого  прикладывать большие усилия.  Таким оказался и  твой двойник.
-       Значит,  фтротер это нечто вроде волшебной лампы Алладина?
-       Гораздо хуже, - печально ответила Катя, -  могущество его неизмеримо.
-    Могу я хотя бы узнать, как он выглядит?
-    Наподобие маленького кубика Рубика.
-     Почему этот рак, Итхон назвал тебя Катрхэн?
- Это мое настоящее имя. Имя Катя  очень на него похоже,  поэтому я стала Катей.
- А это твой настоящий облик? – неожиданно спросил Витя, прикоснувшись к ее руке.  -  Там, у себя ты такая же красивая?  Или, может быть,  ты похожа на динозавра?
Катя покраснела.
- Я самая настоящая.  А динозавры милые существа, по крайней мере, некоторые из них.
- Все же, как ты  оказалась здесь?
-       Для того чтобы попасть к вам, понадобилась очень сложная энергетика.  Тем не менее, нам с друзьями, в конце концов,  это удалось.
В это время беседу прервал звонок в дверь.
-     Кого это принесло?  - удивился Витя.
-     Может,  это кто-то из  друзей?
Витя хмыкнул.
-        У меня нет друзей. Все ребята здесь похожи на роботов. Знай себе, зубрят рекламу и играют в футбол. И больше ничего не хотят знать.
-     Давай  посмотрим, кто там.
Дверь открыли,  вошел директор собственной персоной.
-        Здравствуйте, Иннокентий Алексеевич,  -  приветствовал его Витя.
-       Здравствуйте,   -   сказал  директор, окинув их внимательным взглядом.    -   Решил я пройти по квартирам, посмотреть, чем мои ученики занимаются.
-       Вообще-то, мы собирались учить рекламоведение,   -  не моргнув глазом, соврал Витя.
-     Похвально, похвально!
- Чаю не хотите?   -  предложил Витя скорее  из вежливости.  Угораздило  директору явиться в такое время!
Директора препроводили на кухню.  Пока Катя хлопотала с чаем,  Витя  пытался понять, какое событие на самом деле заставило Иннокентия Алексеевича заявиться  в гости. Ибо ни в той, ни в этой реальности директор никогда не ходил по домам.  Изредка этим занимались классные руководители. Да и то, только в начальной школе.
Директор пил чай, а Витя думал, что на призрака он не тянет. Ходит через двери, а не сквозь стены. Чай пьет вприкуску с конфетами. Какой же это призрак? Призраки вообще ничего не пьют и не едят.
Затянувшееся молчание прервал  тихий треск и вспышка света.
Посреди кухонного стола возник маленький  кубик. Одни грани его были  серыми, другие черными.  Кубик одновременно казался выпуклым, и в то же время словно бы вывернутым внутрь. Более странной вещи Витя   не видел. Пока Витя с Катей глазели на артефакт, директор протянул руку и забрал кубик.
-     Вот и все, друзья мои, -  довольно сообщил он. -  Как говорили древние,  финис  коронат  опус. Что означает, конец -  делу венец. Ты ведь понимаешь латынь,  Катрхэн?
-    Но как, почему? -  в один голос воскликнули наши герои.
- Потому что облик, который вы видите, всего лишь  маска, которая понадобилась мне, чтобы выполнить задуманное.  Позвольте представиться, временно исполняюший обязанности директора школы,  бывший друг и соратник отца Катрхэн,    магистр высочайших  энергетических наук  Энхрот.
Он провел рукой по лицу. Облик его заколебался,  стал меняться.  Через минуту перед ними сидел человек с ястребиным выражением лица. Глаза его были полны злобы, но в то же время выдавали  могучий  интеллект. Он обратился к Кате на неизвестном языке.  Та побледнела.
-       Да, это я все устроил, я,  Энхрот. Меня никогда не ценили, всегда я был на вторых ролях. Теперь все изменилось. Этот мир как раз то, что мне нужно. Здесь я буду первым, величайшим волшебником всех времен. Я стану для аборигенов  богом. Безграничные возможности, которые дает фтротер, и абсолютная власть, это то, о чем я  мечтал.   Добренькие ничтожества, которые меня окружали, не способны были оценить и понять высоту моих замыслов. И никогда бы не согласились стать моими подданными.  Но здесь  идеальные условия, я создам самое гармоничное общество, которое когда-либо существовало на планете. Общество счастливых потребителей. Я дам людям почти все, что они пожелают. Любые материальные блага. Себе  оставлю  власть, власть над мыслями, жизнью и смертью каждого из них.
-     А где директор?  -  спросил Витя.
- Директор на месте, он  призрак,  -  скривился Энхрот, -  что ему сделается!
- Значит, это ты убил наших родителей?  -  сказала Катя.
- Мне пришлось от них избавиться. Они мне мешали. А дети… Вы добрались сюда, ну и что?  У вас нет шансов!
- Убийца!  -  воскликнула Катя.  -   Отец называл тебя другом!
- Дружба кончается там, где начинается власть,  -  жестко ответил Энхрот.  -   Кто владеет фтротером, владеет вселенной.  Разве подобная цель не оправдывает средства?
- Ты сумасшедший!  -  с ненавистью воскликнула Катя.
«Неужели все потеряно?  -  тем временем, думал Витя. -  Может,  огреть его по голове сковородкой?».  Он с сомнением посмотрел на плиту, где стояла большая сковорода.  Прикинул  шансы, и решил, что они исчезающе малы. А если действовать  иначе?  Катя упоминала, что на артефакт настраивались в течение долгого времени. А двойнику удалось это сразу. Витя лихорадочно соображал, чувствуя, что нащупал важную мысль. Они с двойником были  идентичны! Значит, он тоже может быстро настроиться на волшебный кристалл?
Энхрот  в это время продолжал самозабвенно вещать.
-       В этом мире создали удивительную технику.  Телевизоры, компьютеры, автомобили.  Людям не хватало только  меня,  всемогущего  правителя. Я перестрою мир, объединю технику и волшебство!
«Что бы пожелать?  - думал Витя, пристально глядя на кубик, зажатый в руке Энхрота. -  Может, отправить его обратно в прошлое, пусть восстанавливает то, что разрушил?».
Глаза Энхрота  наполнились изумлением, округлились.
-       Что это, что такое?  - завопил он.  Фигура его начала таять, размываться.  -  Нет,  нет!
Он растаял, кубик с тихим стуком упал на стол.  Катя сидела, ни жива, ни мертва. Она еще ничего не поняла.
-       Все кончено,  - сказал Витя, -  можешь забирать свой фтротер.
Наконец, до нее дошло.
-    А  Энхрот?
-        Теперь он  не опасен. Я отправил его назад.
- Ты?  -  только и спросила она,  гладя на него круглыми глазами.  Он кивнул. Катя молча взяла кубик, встала  и направилась к выходу.  Витя подумал, что мог бы с помощью  кристалла вернуться  в свой мир, но было поздно. Раздался  лязгающий звук,  открылась дверь между мирами.  Пахнуло соленой свежестью. Мелькнул знакомый пейзаж:  морской берег, пальмы, папоротники. Металлические раки в напряженных позах.  Вите даже показалось, что он заметил вдалеке силуэт динозавра с гребнем на спине. Но длилось это меньше секунды.  Последовала слабая вспышка, и все исчезло.  Он остался один в пустой кухне.

0

56

СКАЗКА  ВОСЬМАЯ

Возвращение

«Ни слова не сказала на прощание!», -  возмущенно думал Витя.  Он хотел позвонить ей по телефону, но понял, что это бесполезно. Легче дозвониться на луну, чем через миллионы лет в прошлое.  Она ушла в свою волшебную страну, от которой ныне не осталось ни следов, ни,  легенд.  Атлантида погибла двадцать тысяч лет назад, и даже о ней нет достоверных сведений. Кроме диалогов Платона. А здесь эпохи! Права была Катя, когда говорила, что мы похожи на неразумных детей. Мы ничего не знаем о своем прошлом.   Даже ближайшую историю кое-кто из  правителей фальсифицировал,  как хотел. Вносил коррективы, прославляя себя, выдумывал знаменитых предков, искажал хроники. Что  говорить о временах более отдаленных?  Когда любые находки, не вписывающиеся в рамки традиционной науки, объявляются подделками, либо попросту замалчиваются? Витя читал как-то о непонятных инструментах, о деталях механизмов, которые иной раз обнаруживались в угольных пластах. Об окаменевших следах, оставленных людьми миллионы лет назад. Если факты невозможно объяснить, легче их  не замечать.
«Если бы у меня был  фтротер, - подумал Витя, - я бы облазил  прошлые столетия, и узнал  все тайны истории.  А потом отправился  дальше, вглубь веков, туда, где живет Катя».
Вечером, за ужином Витя обнаружил на столе записку. Сначала он подумал, что это обычное послание от мамы.
Но после первых строк понял, что записка от Кати. Сердце его подпрыгнуло и застучало, словно молот по наковальне.
«Прости, что не попрощалась, - писала Катрхэн, -   нельзя было ждать ни минуты. Волшебство фтротера слишком неустойчиво, им могли   снова завладеть злые люди, мечтающие о власти и славе. Я и мои друзья бесконечно благодарны тебе за помощь. Ты неплохой парень, и если бы судьба распорядилась иначе, наша дружба могла бы продолжаться   дальше. К сожалению, нас разделяет невообразимая бездна времен. В моем сердце навсегда сохранится память о тебе и о днях, проведенных в вашем удивительном мире. Представляешь, когда я рассказываю о пережитом, друзья  мне не верят! Не верят, что могут существовать компьютеры с трехмерными игрушками.  Что, не прибегая к волшебству кристаллов, можно летать по небу и даже добраться до луны. Не верят, что за пятерки могут наказать и побить дубинками.
Витя,  я оставила тебе на память маленький подарок, какой, узнаешь позже.  А теперь прощай навсегда.
Руководитель проекта «Спасение родителей»,  твой друг навеки, Эннаин Катрхэн.
Мезозойская эра, Меловой период, восемьдесят миллионов пятьсот сорок одна тысяча двести тридцатый  год   до рождества Христова.
P.S. У нас все в порядке, мы вернули наших мам и пап».
У Вити, словно камень свалился с души. Все-таки Катя о нем вспомнила! Но тут же печаль переполнила его с новой силой. Что ждет его?  Одиночество, прозябание, без друзей и родных.  Было от чего прийти в отчаяние.
«Я не сдамся, - решил Витя, -  буду бороться.  Что-нибудь придумаю. Безвыходных ситуаций не бывает». Успокоив себя этой мыслью, Витя отправился спать.
Разбудил его мамин голос.
-  Вставай, лежебока, - сердито говорила она, - совсем от рук отбился, школу проспишь, опять двоек нахватаешь!
Витя открыл глаза. Сначала он подумал, что это сон. Но когда увидел рядом рассерженную маму, понял, что, наконец, вернулся.  Конечно же, Катя позаботилась о нем! Он вскочил с постели и бросился  обнимать маму. Как он по ней соскучился!  Мама очень удивилась.
-  Что это с тобой сегодня? – спросила она. – Ты, случайно, не заболел?
-  Я в полном порядке! – воскликнул Витя и побежал в ванную принимать душ.  Настроение у него было чудесное. Телевизор Витя смотрел с удовольствием, от рекламы, правда, его воротило. Он ненавязчиво  выспросил маму о последних событиях. Оказалось, двойник был типичным представителем мира двоечников. Уроки не делал, школу часто прогуливал.  Любил  гонять в футбол, но при этом постоянно  жульничал. За что ему от ребят иногда перепадало.  Близко  ни с кем не общался, короче, был бука букой.
Витя даже не огорчился, когда папа молча сунул ему под нос дневник, полный двоек и троек. Потому что это были не  его  двойки. Он знал, что в самое ближайшее время  их исправит.  Только одно его печалило, мысли о Кате. Потому что до нее было дальше, чем до Луны или Марса.
-      Домашнее задание опять не сделал?  - спросила мама.
-      Не беспокойся,  все будет в порядке, - ответил он.
- Ну-ну,  - мама покачала головой. Видно, двойник часто давал подобные обещания. Перед тем, как отправиться в школу, Витя позвонил Васе и узнал, что   задано на дом.    Математика, физика, химия.  Конечно, все это не выучить за те двадцать минут, что оставались до начала занятий. Как бы сегодня не нахватать еще двоек! И вдруг…. Знания стали  всплывать в его голове, словно пузыри воздуха из воды.  Витя вдруг понял, что знает все по этим предметам. Не только то, что задали на сегодня, но  вообще все. 
Он мог   в подробностях рассказать теорию относительности, вывести формулы самых сложных органических соединений. Доказать теоремы, которые не проходят даже в последнем классе. Витя  обнаружил, что мог бы свободно общаться на всех, без исключения,  языках планеты.   На латыни, или даже на родном языке Катрхэн.
Перед его мысленным взором  вдруг стала разворачиваться замечательная картина: чертежи волшебной установки, меняющей свойства пространства-времени. Теперь Витя знал, как преодолеть бездну лет, разделяющих его и Катю. Пришла уверенность, что когда-нибудь он своими руками построит такую установку.
Он еще не знал, что к тому времени его, пожилого, с тронутыми сединой висками, уважительно будут звать Виктором Николаевичем. Что станет он  выдающимся ученым, лауреатом Нобелевской премии.
Он растерянно дотронулся до затылка и увидел в ладони  маленькую призрачную звездочку, матрицу волшебного кристалла, аналога  компьютера. Прощальный подарок Кати.  Теперь он знал, чем будет заниматься все предстоящие годы.

0

57

ЦАРЬ  ГОРОХ  И  КОМПЬЮТЕР

            Жил-был  за девятью горами, за девятью морями в Тридевятом царстве Царь Горох. Обожал он заморские диковинки. По его просьбе привозили ему купцы из стран чужедальних   удивительные вещи. Хранились в царской сокровищнице помимо злата,  серебра, жемчугов да самоцветов всякие  волшебные  штучки, весьма полезные в  хозяйстве. Сапоги-скороходы на  бензиновом ходу, ушанка-невидимка, и даже ковер-самолет реактивный, весьма побитый молью, однако действующий. Царь Горох иногда облетал на нем свои владения, хотя далеко забираться не отваживался, слишком ветхой выглядела  вещица. Было и золотое блюдечко с серебряным яблоком, которое купцы называли непонятным словом «телевизор». Вот в этом-то «телевизоре» углядел однажды царь очередную волшебную забаву.
Созвал он ближайших бояр на совет.
-  Советники мои драгоценные, - молвил,  -  прослышал я о чуде заморском, необыкновенном. Именуется то чудо    «компьютер». Хочу заполучить я, сей компьютер для своей сокровищницы. Что скажете, бояре?
           Надо сказать, имелись у царя  шесть ближайших советников. Работой  особо не перетруждались, однако  получали на службе выгоду немалую, и частенько давали советы, иной раз  даже дельные.
Первый советник отвечал за общее ведение хозяйства. Второй за казну царскую. Третий ведал садоводством и разведением цветов, которые его величество весьма обожал. Четвертый заведовал охотой.  Пятый советник поставлен был воспитателем над царевичами и царевнами. Общался он в основном с мамками и няньками, которым давал регулярные нагоняи. Шестой боярин, самый старый, служил еще у прадеда нынешнего царя. Был он туговат на ухо и говорил очень редко. Но если высказывал мнение, то способен был разрешить самый трудный вопрос.
Вот поднялся  советник по хозяйству.
-  Для чего надобен в хозяйстве нашем этот необыкновенный «компьютер»? – спросил он.
Поднялся следом казначей.
-  Во что обойдется казне сие приобретение?
-  Сможет ли,  компьютер горшки глиняные, парники, али оранжерею  собой заменить? Будем тогда в нем цветы выращивать, - подал голос третий боярин, цветовод.
-  Не дать ли нам подходящую кличку  одному из лучших щенков? – предложил начальник охоты.  -  Будет у нас свой «Компьютер», и не придется  валюту на покупку тратить.
-   Замечательная мысль, - добавил дядька-воспитатель.  И только шестой советник по-прежнему  молчал. Непонятно было, понял ли он вообще, о чем идет речь.
-  Компьютер умеет и знает все.  Как хозяйство вести, как казне прибыль принести. Как цветы выращивать, каким образом лучше кабана или волка затравить. И как царевен и царевичей воспитывать, тоже знает лучше всех вас, вместе взятых, - ответил царь Горох. -  Вот вам мой наказ: отправляйте  советники, немедленно гонцов за тридевять морей, за тридевять земель, пусть добудут мне сие чудо заморское.
Много ли, мало ли прошло времени, вернулись, в конце концов, гонцы. Прежде, чем  царю показывать, решили бояре посмотреть, что собой представляет  этот компьютер?  Распаковали коробки, извлекли железный ящик. Все подсоединили, как в инструкции было велено. Ожил ящик, спрашивает человеческим голосом: «Что вам надобно, господа бояре?».
-  Каким образом хозяйство дворцовое вести лучше, знаешь ли?  -  строго спросил завхоз царский.
-  Не только дворцовое, но и в масштабах всего государства могу хозяйствовать, - ответил компьютер. И тут же поведал, какие налоги следует ввести, какие отменить. И какая выгода казне отсюда проистекать может. Замолчал завхоз в превеликом изумлении. Не ожидал он услышать столь толковые мысли.
-  Ведомо ли тебе, диво заморское, как надобно за садом ухаживать? – поинтересовался садовод. -  Как розы да тюльпаны выращивать?
Спросил, и тут же получил подробный ответ, когда  семена сажать, чем удобрять  и как поливать.
Казначей же не знал, что спрашивать, потому как  совет ценный о том, как казну пополнить,  уже услышал.
Подал слово охотник, только оказалось, что о собаках охотничьих, да о способах охоты  ящику этому удивительному известно гораздо больше, чем  советникам-боярам.   То же случилось с воспитателем. Начал компьютер толковать о системах воспитания. Аглицкую, да немецкую  помянул, да еще какую-то «мериканскую».  Насчет языков такое завернул, что боярам страшно стало.  Выходило, знакомы ему были все языки земные.  Мог ящик этот разговаривать по-китайски, и по-малайски, и даже на наречии  папуасов, хотя кто такие папуасы, и в каких землях обитают, советники спросить не решились.
Тут они приуныли, решили, что окажутся теперь без надобности. Принялись громко  на жизнь жаловаться, мол, время нехорошее настало, лишатся они  работы,  отправит их царь-государь прочь со двора в провинцию,  в свои вотчины на жалкие пенсионные крохи. Ни новую карету не купишь, ни захудалый, какой дворец себе отныне не построишь. Вот тут поднялся с места старый-престарый шестой советник.
-  Ведомо ли вам, - спрашивает,  -  о чем нельзя говорить царям?
-  Лгать нельзя!  -  сказал воспитатель.
-  Лестью, да подхалимажем заниматься,  - добавил суровый охотник.
-  Неразумны вы, бояре, словно  дети малые. Царям ни в коем разе нельзя говорить правду.  Железный этот мудрец все знает, да только прост он и бесхитростен.   Дворцовым интригам не обучен, а потому дадим ему наказ, которого он ослушаться не догадается,  -  сказал  старик и обратился к компьютеру, - Как царь-батюшка явится, для  наивысшего блага государственного посоветуй ему  следующее… -  Наклонился старик к железному ящику и что-то  прошептал. Вскоре явился и сам царь.
В присутствии советников   спросил чудо заморское: «Справишься ли со всеми делами в государстве?».
-  Справлюсь, ваше величество!  - бойко ответил компьютер. 
-  Каков же будет первый твой совет?
-  Отправляйся, царь, на пенсию. Рыбалкой займись, да на печке полеживай.  А весь груз государственных дел на меня переложи. Я сяду на твое место и весьма разумно все обустрою. Обещаю, царство твое вскорости  станет крепче прежнего, процветающим и могучим.
-  Кого ты, железяка, на пенсию хочешь отправить?  -  аж подскочил  царь Горох.
-  Так будет лучше для всех, ваше величество, меня ни подкупить нельзя, ни прельстить словами лживыми, ни уговорить на неразумные действия, - последовал ответ.
-  А меня, значит, можно? Измена!  - закричал царь.
-  Руби железяку!  - радостно завопили советники. Принялись ретиво крушить заморское чудо, кто булавой, кто саблей,  кто мечом.  Только треск по дворцу пошел. А шестой советник сидел себе в сторонке, да качал головой.
-  Люди, люди, -  бормотал он, -  ничуть вы не умнее этого железного ящика.
С той поры царь Горох больше не вспоминал про компьютер, да и в телевизор  почти перестал заглядывать. Очень не хотелось ему на пенсию. Понял, видно, что без заморских чудес неплохо  проживет.

0

58

ТЫСЯЧА  ЛЕТ  И  ОДИН  МИГ

Гена Иванин и Катя с братом Петей торопились в школу. На первом уроке им предстояло писать сочинение по русскому языку.
-  Посмотрите, ребята, японцы, - сказала вдруг Катя.
-  Ты чего, японцев не видела? – отозвался Гена.
-  Это не японцы, а китайцы, - возразил Петя.
-  Тоже мне, китаевед нашелся! – фыркнула сестра.
Ребята стояли на перроне метро и ждали поезд.  Китайские, или японские туристы прошествовали мимо, возглавляемые гидом.
-  Какие-то они странные, - заметил Петя, - все в одинаковых плащах и шляпах. И, обратите внимание, ни одного фотоаппарата или камеры. Разве   туристы такие бывают?
-  Какое тебе до них дело, - сказала сестра.
-  Может, это вообще не туристы, а  пришельцы из космоса, посмотрю, что они будут делать дальше, - Петя  решительно направился вслед за странной группой.
- Всюду ему летающие тарелки и пришельцы мерещатся!  Любопытной Варваре на базаре нос оторвали, - недовольно пробормотала Катя, однако последовала за  братом. Не отпускать же его одного, мало ли что может случиться!
Туристы, тем временем, свернули в тупичок за колонной и стали  подниматься по лестнице.
-  Давай вернемся, - предложила Катя, - Гена  без нас  уедет, на сочинение опоздаем.
-  Пусть едет. Здесь раньше не было лестницы! – возбужденно ответил Петя. – Я хочу посмотреть, куда она ведет!
Он поспешил наверх, Катя следом. Неожиданно раздался тихий музыкальный звук, лестница исчезла.  Исчез проход, а вместе с ним и наши герои.
Миг спустя лестница вновь появилась. Петя с Катей медленно спустились на перрон. Оба были одеты в одинаковые плащи и широкополые шляпы.
-  Не могу поверить, - сказала Катя, - мы вернулись домой!
-  Ты уверена? – отозвался брат. – Ведь прошло целое тысячелетие. Я все забыл, даже по русски говорю с трудом, представь,  дорогу домой вряд ли  смогу отыскать!
Они озирались, словно видели станцию метро впервые в жизни.
-  Разве нам нужно что-то искать?  Ты же у нас теперь доктор волшебных наук. Достаточно щелкнуть пальцами  и…
-  Здесь не принято прибегать к волшебству. И вообще нет волшебников.
-  Удивительно!  Ведь без этого умения мы бы давно умерли от старости.
-  Умереть можно не только от старости. Помнишь, в стране людоедов, девятьсот лет назад, мы убегали от злого великана по огненному мосту? – спросил Петя.
-  Такое не забывается. Сейчас бы я этого великана одним щелчком…
-  Все-таки нам повезло, что мы окзались тогда в Кернуэлле. Если бы не магистр волшебных наук Оурмпокс, неизвестно что бы с нами стало.
-  Даже не верится, что мы учились у него почти четыреста лет! И хотя поначалу ничего не получалось, все же ты стал доктором, а  я  бакалавром.
- Если бы не ты, мы  не отбились  бы  от свирепых колдуний на равнинных землях.  Кажется, это было  недавно, всего лишь двести лет  назад.
- Если нас сейчас кто-то услышит, подумает, что мы спятили, - со смехом сказала Катя.
-  А помнишь, с чего все началось? Те туристы из Кернуэлла. Группа практикантов-волшебников под эгидой магистра Оурмпокса. Они занимались изучением отсталых  стран, не знающих волшебства.
-  Честно говоря, сейчас я не уверена, что увязалась бы  за ними. Слишком много испытаний нам выпало.
-  Мы действительно вернулись  в тот же день и час, откуда ушли?  Тогда наш одноклассник,  скорее всего, должен быть  здесь. Я  не помню, как его зовут.
-   Его зовут Гена и, кстати, вон он идет, - ответила сестра.
Действительно, к ним направлялся Гена Иванин.
-  Поезд задерживается, - сказал он, - как бы на урок не опоздать. Ой, а что это с вами, когда вы успели переодеться и что за странные плащи и шляпы на вас?
Он присмотрелся к нашим героям и ахнул. Не так были удивительны иероглифы, украшающие их одежду.  Больше всего поразило выражение глаз ребят, проживших тысячу лет.
-  Я сейчас, я вернусь…, - испуганно пробормотал он и убежал прочь.
-  Ну вот, началось, - грустно сказал Петя, - как-то нас встретят мама и папа?
-  Что-нибудь придумаем, - беспечно отозвалась Катя, - не забывай, мы  можем  многое. Захотим,  люди поверят всему, что мы скажем. Или просто перестанут нас замечать. И вообще, зачем нам этот опаздывающий поезд? Надеюсь, ты помнишь заклинание мгновенного перемещения?
-  Еще бы я его забыл, сколько раз оно нас выручало, - ответил брат, - только не хотелось бы  с первых минут возвращения прибегать к волшебству. Честно говоря, я совершенно  не помню, как выглядят люди на улицах,  автомобили, автобусы, да и сами улицы. Может,  поднимемся на поверхность,  прогуляемся?
-  Хорошая идея, но, кажется у нас сегодня контрольная?
-  Сочинение, - поправил брат, - что нам стоит, потом  вернуться к началу урока? Щелкнем пальцами, скажем заклинание…
-  Ты прав, идем! –  согласилась  Катя.
Два великих волшебника, доктор и бакалавр,  отправились заново знакомиться с городом их далекого детства.

0

59

ТЕЛЕФОН

Толику очень хотелось иметь сотовый телефон. Почти  все ребята в классе были счастливыми обладателями мобильников  и смотрели на других свысока. Как, например, задавака Настя Белкина. Приложив крошечный аппарат к  ушку, она  прошла  мимо Толика, словно того вообще не существовало. И это было обиднее всего.
И вот, после уроков, по дороге к дому Толик увидел валявшийся на земле изящный телефончик. Мальчик огляделся вокруг. Может быть, сейчас нагрянет растеряха-хозяин? Но на пустынной улице не было видно ни одного  прохожего. После минутного колебания Толик поднял аппарат. Именно о таком он мечтал и даже иногда видел во сне. Лишь одно смущало:  у телефона есть хозяин. И каким бы он ни был растяпой, находку придется вернуть.
-  «Пусть побудет у меня хотя бы денек-другой, - подумал мальчик, - а там посмотрим.  Хозяин сам виноват, я бы ни за что не потерял такую замечательную вещь!». Не раздумывая, он нажал  кнопку.
-  Привет!  - раздался громкий голос.
-  Кто это? – от неожиданности Толик чуть не выронил трубку.
-  Как это, кто?  - ворчливо ответил голос.  -  Сам меня включил, а теперь спрашивает!
-  Это… ты?
-  Нет, не я,  -  обиделась трубка,  -  а Пушкин Александр Сергеевич.
Толик растерянно молчал. Может быть, это хозяин  телефона его разыгрывает? Сейчас как гаркнет: «А ну, парень, отдай-ка его назад!».
Голос, между тем, спросил:
- Чего молчим?
-  А что я должен говорить?
-  Ничего ты не должен, просто пожелай. Что бы хотел услышать, с кем пообщаться?
-  Не знаю, - Толик остановился у своего подъезда и пожал плечами. – Я как-то об этом не думал.
-  Придется мне за тебя подумать, - вздохнув, сказала трубка, -  вообще-то, я могу соединиться с кем угодно. Хочешь, позвоню, скажем, президенту Америки?
-  Но я не знаю, о чем с ним разговаривать!  - испугался Толик.  Он робел даже перед  завучем, не говоря уже про директора, а тут президент большой страны!
-  Говори, о чем хочешь. О природе, о погоде. О каникулах. У президентов ведь тоже, наверное, бывают каникулы?
-   Хэлло! -  неожиданно донеслось из трубки. У Толика затряслись руки. На таком высоком уровне наверняка не приходилось разговаривать даже заносчивой  Насте  Белкиной. Что сказать?  Толик выпалил единственную фразу, которую хорошо заучил по-английски: «Do you speak English?».
На другом конце провода  на секунду  воцарилось молчание, затем раздался раскатистый смех.  После чего послышались короткие гудки.
-  Не умеешь ты общаться с президентами, -  заметила трубка. -  Вот бы тебя спросили, знаешь ли ты русский язык?
Толик хотел, было ответить, что, разумеется, знает. Но вовремя вспомнил о  тройках и двойках по русскому и стыдливо промолчал. Интересно, у президента Америки, когда он учился в школе, по английскому были  только пятерки?  Он вошел в подъезд.
-  Теперь помолчи, - обратился он к невидимому собеседнику, - иначе тебя мама отберет и сдаст в полицию.
На пороге квартиры Толика, как обычно первым встретил Жулька. Пес без мальчика откровенно скучал.  Встречи сопровождались  восторгом и заливистым лаем. А также помахиванием хвоста и облизыванием  шершавым собачьим языком. Вот и теперь Жулька носился вокруг Толика, бурно выражая свою радость.
- «Хорошо, что у меня есть такая замечательная собака, - подумал мальчик, - если бы телефон навсегда остался со мной, я был бы счастлив!». Трубку он предусмотрительно спрятал в кармане, чтобы мама не увидела. Лучше родителям о ней пока не знать.
Толик наспех пообедал, после чего уселся за уроки. Заниматься  не хотелось, было, огромное желание достать заветную вещицу. Но он мужественно себя пересилил и сделал все уроки.
-  Я пошел гулять, -  сказал он маме, взял Жульку и вышел во двор. На улице наш герой немедленно достал из кармана телефон. И вдруг, откуда ни возьмись,  появился Вася Птичкин из третьего «Б».
-  Эге, да у тебя  телефон, да какой симпатичный! – сказал и протянул руку. – А ну, дай посмотреть! -  И забрал трубку. Жулька немедленно почувствовал неладное и зарычал.
-  Угомони собаку, не то вам обоим уши пообрываю, - сказал Вася и нажал на кнопку. -  «Как пить дать, отнимет!», - расстроился Толик. Однако вместо гудка из трубки донесся громкий треск.
-  Телефон неисправен, ты его где, на помойке нашел? – Вася вернул трубку  и отправился по своим делам.
-  Эй, ты действительно сломался? – испугался Толик.
- А ты поверил? – раздалось в ответ. – Так я и стану работать на этого грубияна!
-  А с прежним хозяином тебе было хорошо? – с замиранием сердца спросил Толик.
-  Я от него слова доброго не слышал, - совсем по-человечески вздохнула трубка, -  тяжеловато ему будет до меня добраться, далеко он.
-  Оставайся у меня! – обрадовался мальчик.  – Тебя-то мне всю жизнь и не хватало!
-  Рано или поздно, хозяин меня найдет.
-  Кто твой хозяин, уж не президент ли Америки, с которым я говорил?
-  Он не президент, а гораздо хуже, злой волшебник.
Толик замер на месте.  Как ему не пришло в голову, что таких телефонов пока не существует? Конечно, дело пахнет волшебством!
-   Где живет этот волшебник?  - спросил он.
-   Не хотелось бы о нем вспоминать, - ответила трубка, - он злой и противный,  меня  не ценил и частенько грозился разбить о первый подвернувшийся камень.
-  Тебя, разбить?  - мальчик был ошеломлен. Разве можно уничтожать такую удивительную и полезную вещь?
-  Когда ему надоедает очередная волшебная игрушка, он ее ломает и придумывает что-нибудь новое. Но я оказался настолько интересным, что он  уже больше года  никак не решится меня сломать. Боится, что ничего лучше у него не выйдет. Так что, вряд ли он оставит меня в покое. В его стране я единственный мобильный телефон, поэтому остальные волшебники ему ужасно завидуют.
-  Значит, он живет в  сказочной стране?
-  Самая сказочная из всех стран, страна снов, - ответил телефон, - тем, кто там обитает, этот мир, наоборот,  представляется снами. Однажды мой хозяин поссорился  из-за меня  с другим волшебником. Они так рьяно колдовали, насылая друг на друга всевозможные чары, что, в конце концов, оба уснули. Так крепко, что  между мирами образовалась прореха, в которую я и угодил.
-  Ты хочешь сказать,  что-то может вывалиться из сна? – удивился Толик.
-  Или туда провалиться, - подтвердил собеседник.
У мальчика это с трудом укладывалось в голове. Получается, страшные сны, которые изредка ему снятся, могут превратиться в  реальность? Вдруг оттуда посыпятся чудовища, великаны, всякие демоны  и прочие ужасы?
-  К счастью, такое происходит чрезвычайно редко, - успокоил его  телефон, - для этого нужно, чтобы как минимум, два волшебника колдовали из всех сил. Это очень тяжелый труд. Волшебники на самом деле изрядные лентяи, им приятнее заниматься пустяковыми фокусами, чем колдовать в поте лица.
-  Значит, твоему хозяину пока  лень  тебя искать, - сказал Толик, - разговаривать с тобой интересно, но можно мне кому-нибудь позвонить?
-  Конечно, - последовал ответ, - звони на здоровье. Кстати, можешь послушать, о чем разговаривает твоя хорошая знакомая.
Толик присел на скамеечку рядом с детской площадкой и поднес трубку к уху.
-  Как дела, Настя? – услышал он незнакомый девичий голосок.
-  Неплохо, разве что, скучновато, - ответила Настя. -  У нас в классе ребят мало, да и те  недотепы.
- А девочки?
- Что девочки?  Модно одеваться не умеют, на уме только уроки. Скучно!  На мальчишек  смотреть не хочется, все какие-то коротышки, - сказала Белкина, и Толик живо  представил, как она задрала курносый носик, - а самый неинтересный Толик со второй парты.
Толик ахнул: это она о нем!
-  Чем же он плох? – поинтересовалась собеседница.
-  Постоянно на меня пялится, а  у самого даже сотового телефона нет!
-  Как будто в телефоне счастье!
-  Конечно, во мне! – гордо вставил телефон.
-  Кто это сказал? – в один голос воскликнули девочки.
-   Нас подслушивают? – спросила Настя.
-  Толик со второй парты замечательный мальчик, и телефон у него теперь есть, - сказала трубка и отключилась.
-  Зачем ты это сказал? – спросил Толик. – Еще подумают, что это я подслушивал! – Цвет лица у него стал пунцовый.
-  А разве не так?
-  Ну, знаешь! – возмутился мальчик. – Я сам должен решать, что кому говорить, а что нет.
-  Не сердись, больше не буду, - примиряющее ответил телефон.
Пора было возвращаться домой, Жульке не хотелось уходить со двора, он носился вокруг и выражал свой протест лаем. Толик решил с ним немного поиграть. Он гонялся за псом с рычанием, изображая свирепого зверя. Жулька делал вид, что боится, и убегал прочь. Обоим было весело и хорошо.
Хорошее настроение не оставило нашего героя и дома, потому что у него было все, о чем мечтал.
Ночью ему приснился волшебник. Глаза у него гневно сверкали, руки со скрюченными пальцами тянулись к мальчику:  «Верни  телефон!».
-  Телефон мой, я с ним подружился, - отвечал Толик.
-  Тогда я заберу у тебя собаку!
-  Только попробуй!
-  И попробую!
Наутро Жульки дома не оказалось. Толик осмотрел квартиру, заглянул во все углы и шкафы, пес как в воду канул. Мама с папой удивлялись, но ничем помочь не могли.
В школе Толик не находил себе места, отвечал невпопад, получил две тройки.
-  Что с тобой? Ты на себя не похож, - на переменке, улучив момент, когда никого рядом не, оказалось, осведомилась трубка.
-  Жулька сбежал, - убитым голосом ответил мальчик.
-  Он не сбежал, его забрал хозяин.
-  Его надо вернуть!
-  Вернуть его можно, обменяв на меня. Ты же не захочешь со мной расстаться?
Разумеется, Толик об этом и не помышлял! Но и верного Жульку  он бросить не мог. Разве можно  забыть преданного пса?
-  Смотри,  Настя Белкина, -  шепнула трубка, - давай ее удивим!
-  Что я должен делать? – растерянно спросил мальчик.
-  Сделай вид, что разговариваешь!
Толик так и поступил. Трубка из черной превратилась в серебристую, с замечательным сиреневым отливом. Кнопки стали рубиновыми, дисплей засветился мягким золотистым светом.
У заносчивой Насти в буквальном смысле слова отвисла челюсть.  Она прошла,  поминутно оглядываясь.
    -  То ли еще будет! – самодовольно сказала трубка.
Из школы Толик возвращался с надеждой, что Жулька объявится. Мама в ответ на его невысказанный вопрос развела руками.
-   Что надо сделать, чтобы вернуть Жульку? – оставшись в комнате один, спросил Толик.
-  Вечером положи меня под подушку. Тогда я отправлюсь в страну снов к  хозяину, а твой пес вернется домой. Но ты же этого не хочешь? Нам предстоят великие дела! Мы всем покажем, какой ты крутой. Я помогу тебе заработать много денег и стать  богатым.
-  Это как? – спросил Толик.
-  Для этого достаточно в нужное время подслушать нужные разговоры. Потом намекнуть кое-кому о том, что тебе известно. Люди сами дадут столько денег, сколько ты захочешь!
Мальчику  показалось, что на другом конце провода сидит  злой волшебник и подбивает его на  некрасивые поступки. Толик слушал болтовню телефона, а на душе у него все сильнее скребли кошки. Он думал о том, что,  наверное, мог бы нечестными способами получить кучу денег. Стать богатым, разъезжать на шикарной хромированной машине, но при этом потерять совесть. Ведь Жулька был одним из его самых близких друзей, который  никогда не покривит душой и не предаст. А он, Толик, неужели готов предать?
- … шикарный дом на берегу моря,  яхта, - бормотала трубка.
-  Замолчи! – сказал Толик, и сразу воцарилась тишина. Казалось, телефон обиделся. Ну и пусть! Было уже поздно, и Толик не колеблясь, сунул его под подушку.
-  Не надо, одумайся, не хочу! – протестующе пискнул голос. Подушка заглушила  остальные звуки.
С души  мальчика, словно камень свалился. Он представил, как посмотрит завтра в преданные собачьи глаза, ощутит на лице влажный шершавый язык, и так с улыбкой и заснул.

0

60

СТРАШНАЯ   СКАЗКА

У маленького Витька неожиданно испортился висевший над кроватью   коврик.  Словно  на коврик набросилась моль и в одну ночь проела  до дыр. Вообще на коврики Витьку не везло.  На том, который раньше висел над кроватью, было изображено   чудище, которое ему постоянно снилось. Мальчик пожаловался маме, ковер немедленно сняли.  Другой коврик так притягивал к себе пыль, что у Витька началась аллергия.
-  Может, обойдемся без ковра? – предложил папа.
-  Хочу коврик!  - заныл Витек. Почему-то  голая стена у кровати его раздражала.
-  Может быть, прабабушкин…, - начал, было, папа.
-  Ни за что! – воскликнула мама.
-  Хочу прабабушкин!  -  заныл  сын.
-  Разве ты забыл старые истории, в которых утверждалось, что владельцы старинного ковра, в конце концов, бесследно пропадали? - сказала  мама.
-  Глупости!  - ответил папа.  -  Сказки!
Так в комнате Витька появился старинный ковер. Подарили его на свадьбу то ли маминой прабабушке, то ли прабабушкиной прабабушке.  Удивительно было то, что выглядел он так, словно его только что принесли из Центрального универмага. На нем была изображена живописная деревня на окраине леса. Дальше, за лесом, виднелись голубые холмы, там тоже можно было различить крохотные домики.  Витек, едва увидев, сразу влюбился в этот ковер. Ночью он часто просыпался, пытаясь разглядеть рисунок. В какой-то момент он  увидел, что пейзаж обрел рельефность. Казалось, до деревни  рукой подать,  а в окнах домиков зажглись огоньки. Мальчик встал с кровати и протянул руку к коврику. Рука не встретила преграды. Он ощутил холодный лесной воздух, напоенный ароматами трав. Не удержался и, как был в одной майке и трусиках, отправился к деревне.
-  Прапраправнучек явился! – всплеснула руками древняя старушка, открыв перед ним дверь. В избе мальчик увидел древнего деда. Оказалось, это его прапрапрадедушка. Они усадили Витька за стол и напоили ароматным чаем из  самовара.
-  Это место, где  люди живут вечно, - сказала старушка, - сюда могут попасть только члены нашей семьи.
-  Значит,  я тоже могу с вами остаться?
-   Тебе рано. Всему свое время. Сначала мы дождемся твоих мамы и папы.
-   А как же я? Мне придется остаться одному? – воскликнул мальчик.
-  Это случится не скоро, - успокоила  старушка, - сначала ты должен вырасти, многое  понять  и многому научиться. А сейчас я  познакомлю тебя  с другими родственниками.
Они отправились на улицу, и заглянули в соседний дом. Там жили еще более древние старики. Увидев мальчика, они очень обрадовались. Потом был следующий дом, и  еще один. Чем дальше они шли, тем более ветхими казались старики. Они напоминали Витьку силуэты, вырезанные из желтой  бумаги. В следующем домике старики  вообще ничего не понимали, постоянно переспрашивая, как его зовут.
Наконец, прапрапрабабушка решила, что с него  довольно.
-  Мы могли бы навестить еще многих предков, - сказала она, - деревня  большая. К сожалению, скоро рассвет,  тебе пора  возвращаться.
- Вот мама удивится, когда узнает, где я побывал! – воскликнул Витек. Старушка странно посмотрела на него.
-  Твоя мама давно знает о нашей деревне, - ответила она, - ей ты можешь довериться. Но больше не говори никому, иначе случится беда.
Витек пообещал молчать и вскоре оказался в своей кровати. Он долго не мог уснуть, ворочаясь с боку на бок.
Утром мама сказала:
-  Сегодня к нам приедет твоя двоюродная бабушка Мерта,  она очень хотела тебя увидеть.
Бабушка Мерта оказалась  энергичной и разговорчивой старушкой, поэтому Витек так и не улучил минутку, чтобы поговорить мамой. Вечером гостью положили в одной комнате с мальчиком, где кроме кровати, был  диван.
- Ты ведь туда ходил? – спросила бабушка, указав на коврик.
-  Откуда вы знаете? – удивился мальчик.
-  Я  посвящена в тайну  и тоже хочу жить в домике на опушке леса. Отведи меня туда!
Бабушка так его упрашивала,  что, в конце концов, Витек согласился.
Он взял ее за руку и повел в лес. Неожиданно с бабушкой произошла разительная перемена. Одежда ее почернела, в руках, откуда ни возьмись,  появилась сверкающая коса.
- Как давно я этого ждала! – воскликнула она.
- Вы меня обманули! – обиженно сказал Витек.
-  Этот коврик давным-давно похитил у меня один из членов вашей семьи! Спасибо тебе, сама бы я войти сюда не смогла. Сегодня я, наконец,  разберусь с твоими предками.
-     Но почему? Тебе не жалко стариков? – спросил Витек.
-  Когда станешь большим,  поймешь, что смерть это не конец, а продолжение пути,  - ответила Смерть,  - Жизнь вечна, а я помогаю людям познать эту простую истину.   Прощай, мальчик, мне пора.  Когда-нибудь свидимся.
Сказала и решительно  направилась к деревне.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Лукоморье » Нолик и его друзья