Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Завещание предков


Завещание предков

Сообщений 781 страница 787 из 787

781

***
Маленькая берёзка рядом с надгробием. Тёплый гранит памятника с фотографией. С неё на меня смотрят отец и мать. Всегда молодые и живые. Строгий полковник и добрая учительница.
- Здравствуй мама, здравствуй отец.
Березовая листва приветливо зашелестела.
- Вы ведь знаете всё, что со мной произошло.
Легкий ветерок качнул ветку берёзки, будто говоря – да.
- Я видел наших предков и сражался за них.
Ветка опять качнулась.
- Но я не смог отвести всю беду от земли нашей. Не хватило сил. Простите меня.
Ветер покачал ветки и стих. И я ощутил легкое прикосновение, похожее на поцелуй. Так меня в детстве мама целовала.
- Спасибо мама. Спасибо отец. Я всегда чувствовал вашу поддержку. Всегда!
Я погладил теплый гранит.
- До свидания. Передайте всем нашим предкам, что я чту их и уважаю.
Затихшая было листва берёзы, снова зашумела. Зашептала, прощаясь и как в прошлый раз благословляя.
***
Поворот на Владимирское. У трассы, на перекрестке две машины ДПС. Правильно, такое мероприятие без присмотра оставаться не должно. Патрульные внимательным взглядом провожают меня. Хм, думал, остановят.
На въезде в село каменная церковь. Когда она построена, не знаю, но видно очень давно. Проезжаю село и на выезде с другой стороны, катясь под горку, появляется странное чувство. Притормаживаю и смотрю влево. Да, вон там и стоял град из легенды. Нет, не из легенды. Он был, я знаю. Правда река течёт не так, и берег зарос деревьями, но я уверен, что Китеж стоял именно тут.
В стекло кто-то постучал. Лейтенант ДПС палочкой показывает мне выйти. Выхожу. Лейтенант вглядывается и начинает улыбаться.
- Вы меня не узнаёте товарищ капитан? Помните, два года назад, в центре подготовки вы нам свою стрельбу из пистолета демонстрировали.
Лейтенанта я не помню, но киваю и жму ему руку. Он продолжает улыбаться и говорит:
- Решили отдохнуть? Там вся стоянка машинами забита, но местечко мы вам найдём. Поезжайте, я сейчас всё организую.
Благодарю лейтенанта и сажусь в девятку. Уже трогаясь, слышу, как летёха бубнит в рацию:
- Встретьте ваз ноль девять, цвет синий. Номер - Анна два три семь Миша Владимир. Определите на нормальное место. Как понял?
Переезжаю мост через Люнду и, почти сразу, поворачиваю на огромную стоянку, которая забита машинами до отказа. Легковушки всевозможных марок перемешаны автобусами разных калибров. Это сколько же народу собралось сегодня на Светлояре? И куда приткнуть свою девятку, не знаю, но откуда-то сбоку выскакивает сержант и, вглядевшись в мою машину, машет жезлом, показывая мне куда ехать. Он трусит перед машиной, а я улыбаюсь, глядя на его взмокшую спину.
Место действительно нашлось. Благодарю сержанта, тот машет рукой и скрывается за рядом машин. Прихватываю сумку с пустыми бутылками. Их беру всегда, когда приезжаю на Светлояр. В них я набираю воду из святых родников и из самого озера. Вода никогда не портится, и очень вкусна.
От стоянки начинается берёзовая аллея с песчаной дорожкой. По ней до озера остаётся пройти совсем немного. Но на аллее настроение немного падает. И есть от чего. Вдоль всей дороги выстроились торговые палатки. Продают всё. От сувениров, до икон.
Икон!
Тут и картины, и макраме, корзины, диски с фильмами…. Ох не место им тут, не место. Будь моя воля, выгнал бы их вон, не просто к селу, но и дальше, за трассу. Тут же святое место!
Сцепив зубы, иду мимо палаток и лотков, стараясь не замечать даже татуировщиков, расположившихся между берёз. И ведь у них есть клиенты.
И тут вдоль спины проскакивает разряд. Я замираю посередине дорожки - навстречу мне идёт Софья…
Меня толкают и наваждение спадает. Это не Софья, просто очень похожая девушка, одетая в старинный русский наряд. Она проходит мимо нескольких торговых палаток и склоняется над лавкой с сувенирами. Вздохнув, иду дальше. Эта встреча с незнакомой, очень похожей на Софью Горину, опять разворошила мне память. Прошлое никак не хочет отпускать меня.
По дороге встречаю других женщин, одетых в старинные платья. Они, похоже, из самодеятельных коллективов, что выступают на деревянных площадках, сколоченных на берегу озера.
Вот и Светлояр. Вокруг стоит многоголосый гвалт, как на вокзале. Обхожу многочисленные загорающие тела и спускаюсь к воде.
- Ну, здравствуй, русская загадка.
Рядом прыснули смехом две молодые девчонки, а я, ополоснув руки и умывшись, поднимаюсь и, обходя отдыхающих, иду вдоль берега. Сюда приезжает много народа не только посмотреть на святыни, но и искупаться в всегда чистой и прозрачной воде. К удивлению вода Светлояра никогда не цветёт. В любое время лета можно приехать и окунуться в освежающей воде. Вот и сейчас в озере с удовольствием барахтается народ и визгливая ребятня. Но я сегодня купаться не настроен. Иду и смотрю по сторонам. Слева на небольшой поляне сделан помост, где приехавшие на праздник самодеятельные коллективы, начали выступать со своими номерами. Слышу, как льётся красивая песня:
Липа вековая над рекой шумит,
Песня удалая вдалеке звенит.
Луг покрыт туманом, словно пеленой;
Слышен за курганом звон сторожевой.

Выбираю себе место и присаживаюсь. Слушаю напев и смотрю на озеро, где солнце играет бликами поднятых купальщиками волн. Меня хлопают по плечу, и я вижу довольного Куклина.
- Иваныч, я рад, что приехал!
- Тихо, дай послушать.
Васька замолкает и присаживается рядом.
Этот звон унылый давно прошлых дней
Пробудил, что было, в памяти моей.
Вот все миновало, и уж под венцом,
Молодца сковали золотым кольцом.
Только не с тобою, милая моя,
Спишь ты под землею, спишь из-за меня.
Над твоей могилой соловей поет,
Скоро и твой милый тем же сном уснет.

Песня кончилась.
- Хорошо спели, - вздыхает Куклин, - и песня хорошая, только слышу её в первый раз.
- Да, - соглашаюсь я, - спели  хорошо.
Мимо проносится маленькая девчонка, гонящаяся за скачущим по склону мячиком. Мы с улыбкой провожаем её, а с помоста звучит другая песня:
Ой, то не вечер, то не вечер,
Мне малым-мало спалось, 
Мне малым-мало спалось,
Ох, да во сне привиделось...

Закрываю глаза и наслаждаюсь любимой песней.
Мне во сне привиделось,
Будто конь мой вороной
Разыгрался, расплясался,
Разрезвился подо мной.

Моя кобыла была всегда спокойной и серьёзной. Были жеребцы, вот эти резвились.
Налетели ветры злые,
Со восточной стороны.

Эх. А ведь правильно, монголы с востока пришли.
Ой, да сорвали чёрну шапку
С моей буйной головы.
А есаул догадлив был —
Он сумел сон мой разгадать.
"Ох, пропадёт, — он говорил,
Твоя буйна голова".

Сны мне никто не разгадывал. Сам всё потом понимал.
Ой, то не вечер, то не вечер,
Мне малым-мало спалось,
Мне малым-мало спалось,
Ох, да во сне привиделось...

В последний куплет начинает вплетаться перезвон колоколов, постепенно переходящий в призывной набат. С удивлением открываю глаза и оглядываюсь.
Никого! Я у озера один. Куда-то подевались все люди, да и пейзаж изменился - не было тротуара вокруг озера, набранной из плотно пригнанных досок, не было лестниц ведущих к купальням, ни деревянной церкви на холме, не было ничего, что напоминало о действительности, а из-за холма небо освещало огромное зарево, и звучал набат. Вдруг он смолк и на смену ему, зазвучала молитва, сопровождающаяся тихим гулом. Я бродил по берегу, не понимая - что происходит. Молитва становилась громче и, наконец, из-за холма появились люди.
Рука сама поднялась, и я осенил себя крёстным знамением. От того что я видел, пробирало холодом всё тело. К озеру шли люди в старинных одеждах. Впереди несли икону Владимирской Божьей Матери, а за ней…
Господи! Тело опять прострелило холодным разрядом. Я что, вернулся? За иконой шел отец Григорий, то есть Кулибин Иван Петрович. А следом женщины, старики и дети. Держа в руках свечи и смотря вперёд, они пропевали слова молитвы. Отец Григорий прошёл мимо меня, а я не смог ничего сказать. Но он меня и не услышал бы. Никто бы не услышал. Я для них не существовал. Люди проходили сквозь меня и шли дальше, к озеру. Кулибин подошел к кромке воды, но не остановился и шагнул дальше. Я увидел, что нога его встала в воду, но ничего не нарушило спокойную и ровную поверхность озера. Отец Григорий сделал второй шаг, и опять вода сохранила ровную поверхность. Люди ступали в озеро и шли по воде, только легкий туман, стелящийся по поверхности, расходился в стороны.  Голова крёстного хода повернула влево и пошла вдоль берега. Люди все как один вступали в озеро и шли. Я видел всех, они проходили мимо. Многих узнавал. Прошла Агафья, на руках маленький Глеб. Следом прошел Третей…
А люди всё шли и вступали на поверхность озера ничем не нарушая его ровной глади. Отец Григорий прошел по кругу, ведя за собой всех жителей города и остановился, пропуская на озёрную гладь последних. Всё усиливающийся гул превратился в громкий топот и из-за холма вылетели всадники. Это были монголы. Со злобными криками они подлетели к берегу, но у кромки воды осадили своих коней и замерли. Поднявшийся по краям озера туман, словно одеялом укутал всех китежан. С громким «аминь», молитва оборвалась. Монголы взревели, и с берега в людей полетели тысячи стрел. Но только стрелы пересекли береговую линию, как сразу вспыхнули множеством огней и яркими безобидными искрами опали вниз.
Что-то сверкнуло. Над озером простерла свои руки Богородица. Она подняла их вверх, и туман медленно опустился в воду. Мелькнуло лицо Кулибина. Он посмотрел прямо на меня, прямо в глаза, перекрестил, и я услышал его слова:
- Храни тебя Господь, страж святого Китежа!
Образ растворился вместе с туманом и озёрная гладь опустела. Наступившая тишина взорвалась криками монгол. Они с ужасом нахлёстывали своих коней, и через мгновение последний всадник скрылся за холмом.
Кто-то стал трепать меня за руку.
- Иваныч, а Иваныч, да что с тобой такое?
- А? - Я обернулся и обнаружил, что стою почти в воде, а Куклин держит меня за локоть.
- Ты чего? – тревожно спросил Васька. - Вдруг как сомнамбула встал и к озеру. Если я не схватил бы тебя, то в одежде в воду так и залез бы. Что с тобой, а?
- Нет, всё в порядке, - отмахнулся я.
Вот так и привиделось!
Среди  гомонящих и купающихся людей опять послышались перезвоны колоколов, и я жадно вгляделся в водную гладь. Благовест становился всё громче и громче. И тут, в глубине озера отразились сверкающие купола множества церквей. Рука держащая меня разжалась и раздался шумный выдох Васьки. Благовест постепенно смолк, и окрестности опять наполнились плеском воды гомоном народа и льющейся со сцены песней.
Все, видение пропало. 
- Ты ЭТО видел? -  потрясенно пробормотал Васька. - Нет, ты ЭТО видел? Это же Китеж нам показался.
- Я видел! – кивнул я. - Всё видел!
Да, это был Китеж. Всё правильно, и легенда не врала. Китеж действительно погрузился в воды Светлояра. Китежане покинули горящий город, оставляя врагу лишь пепелище. Китеж не умер, он ушел вместе с его жителями, в верящих душах и смелых сердцах. Теперь Город-легенда иногда показывается в воде озера и льётся вдоль берега священный благовест, и лишь человек с чистой душой, в котором нет греха, услышит его и различит отражение белокаменных стен и золотые купола множества церквей в водах озера Светлояр.
Значит, я страж Китеж-града и нет во мне греха.
Пискнула мобила. На экране сообщение «Папа, ты где?». На сердце потеплело и я повернулся к Куклину, всё ещё потрясённо смотрящему на середину озера.
- Вот что, Сергеич, у меня срочное дело. Я поеду, ты уж не обижайся. Лады? А воды мне набери.
Тот кивнул и, не отрывая глаз от Светлояра, протянул мне руку. Крепко пожав её, я быстрым шагом направился к стоянке. М-да. А выехать такая же проблема, как и припарковаться. Совсем немаленькая стоянка была забита транспортом до отказа, а машины всё прибывали и прибывали, парковались уже вдоль обочин. Сплошной поток машин создал огромный затор, напрочь лишив возможности выехать из стоянки.
На помощь мне пришёл тот самый сержант, что показывал мне место для машины. Он вдруг улыбнулся мне, поднёс руку к кепи и… перекрестился. Потом, встряхнул головой и, яростно размахивая жезлом, создал коридор, по которому я потихоньку проехал к выезду со стоянки.
Все обочины были забиты машинами вплоть до села, но даже там народ парковался, не решаясь сунуться дальше, и шёл к озеру уже пешком.
Наконец  выезд на трассу. В потоке прибывающих машин, моя единственная едущая от Светлояра, и на меня удивлённо смотрят патрульные.
Я выжимал из машины всё. Гнал, мысленно подстёгивая каждую лошадку под капотом. Знал, что всё равно успею, приеду вовремя, но ничего не мог с собой поделать.
***
Рядом с моим домом стоит иномарка. Я врываюсь внутрь дома и замираю.
- Здравствуй, папа.
Моя дочь повисает на шее.
- Папа, папочка, - шепчет она, - прости меня, я не знала, я думала что...  Мама мне всё рассказала. Всё. Что это не ты нас бросил…  а наоборот… ты меня простишь?
Я глажу её по голове, как когда-то давно, ещё маленькую.
- А я на тебя и не сердился никогда, Настюша.
- Настюша, - повторила дочь за мной, – меня никто так кроме тебя не называл.
Из комнаты кто-то вышел, и дочь отстранилась. Я повернулся и увидел высокого молодого парня, державшего мою саблю. Он осторожно положил её на стол и шагнул навстречу. Настя шмыгнула носом и, показав на парня, сказала:
- Познакомься, папа, это Илья, мой жених.
- Здравствуйте, Владимир Иванович.
Мы крепко пожали друг другу руки. Я кивнул на саблю:
- Интересуешься оружием?
- Да, - кивнул парень, - у моего отца коллекция есть, но не он её собирал, это семейные реликвии. У нас щит есть древний. По наследству передается.  У него даже легенда есть.
- Легенда? Интересно…
- На нем оттиснут герб – среди двух дубов Георгий-победоносец поражает змея. А легенда гласит, что тот, кто держит этот щит, непобедим. Вы мне не верите…
- Ну почему же, верю. Как твоя фамилия, Илья?
- Лисин.
Вот ведь как бывает! Надо же, Илья Лисин. Мой щит стал семейной реликвией у потомков Ильи Макаровича Лисина.
Дочь толкнула нас в разные стороны.
- Ильюш, подожди ты со своими ножиками и досками, я папу давно не видела, а ты …
И укоризненно на него посмотрела.
- Папа, - Настя обхватила мою руку, - расскажи мне как ты тут жил без меня.
Я улыбнулся. Всё-таки ты права, бабушка Мяга, любовь созидает, а я знаю, что надо рассказать.

Конец книги.

+2

782

К посту 780. "Но сколько именно (-) мне [не известно]."      "НЕИЗВЕСТНО" - слитно.   /   "По мере того(ЗПТ) как из меня испарялся адреналин,"   /   "В сумерках(ЗПТ) словно тени(ЗПТ) бродили забрызганные кровью ратники,"   /   "Все равно герб Владимира (-) лев с короной и серебряным крестом пока [не известен]."     "НЕИЗВЕСТЕН" - слитно.   /   "- Люди ценнее с[Е]ребра и золота, - добавил черниговский князь".

+1

783

К посту 782. "Тропа [не широкая], местами ссужается настолько,"     "НЕШИРОКАЯ" - слитно.   /    "Что именно делали, пока [не понятно], но можно предположить,"     "НЕПОНЯТНО" - слитно.

+1

784

Всё, книга ушла в редакцию.

0

785

К посту 784.  "обратил внимание на припавшего к крупу князя Борис[А]."   /   "- И у меня три с лишним десятка. [Не густо], - подвёл итог я."      "НЕГУСТО" - слитно.

+1

786

Шикарная книга! ВВС, если уж ЭТО не понравится редакции, то тогда коментарии в их адрес будут излишни. Удачи!

0

787

Готова обложка.
http://sh.uploads.ru/t/PzNG8.jpg

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Завещание предков