Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Парочка рассказов из истории Многорусья


Парочка рассказов из истории Многорусья

Сообщений 1 страница 10 из 12

1

Небольшая вводная - предложил как-то Ваш покорный слуга альтернативу, в которой монголы не идут на Запад, а идут куда-то еще. Монголы особо не интересовали, больше родные русские осинки и посконные поля интересны были. Вот и начали развивать в этом ключе. Возникла фигура Александра Тмутараканского. Ну а кто он таков - в следующих рассказиках.

0

2

Очерк современного историка о митрополите Андрее Русском (княжиче Изяславе Всеволодовиче из Ольговичей, ветви рода Рюриковичей)
В лето от Рождества Христова 1268 под стенами цареградскими сошлись две рати на сечу лютую. Но взгляд путника постороннего не отличил бы соперников друг от друга. Ибо были обе силушки русским. Первую рать, короля Галицкого, что Папу Римского признал, но справлял обряды православные, вел князь Димитрий Александрович. Сын Александра Ярославича, некогда прозванного Невским, Владыки Тмутараканского. Вторую рать, кесаря Русского, великого князя Киевского, Черниговского и Владимирского, вел князь Андрей Александрович, молодший брат Димитрию. И когда рати сечиться собрались вдруг гром небесный грянул и между ними смиренный мних с крестом в руке появился.
- Люди русские, - молвил мних, - на меня взгляните. Я – смиренный раб божий Андрей, в миру Изяслав Всеволодович, сын Всеволода Владимировича, внук Владимира Игоревича, правнук Игоря Святославича. Взываю к вам, что вы делаете. Уже на чужой земле брат на брата идет. Неужели Святополку окаянному уподобиться хотите?
Говорил долго мних. О том, что русичи внуки Дажьбожьи (и никто не удивился, что языческого бога Солнца поминает), что войны братоубийственные погибель земле Русской принесут. Что враги Руси не дремлют и княжьей междоусобице радуются. И чудо свершилось. Пали на колени ратники из обеих станов. Взмолились к Господу. А после Димитрий Александрович и Андрей Александрович протянули друг другу руки и облабызались по-братски…(Из летописи монастыря Феодора Стратилата)

Так гласит история о начале подвижнической деятельности будущего митрополита Русского Андрея. Личность легендарная, потомок славных князей и ханов, правнук Игоря и Кончака, внук Владимира и Свободы, дитя княжьей междоусобицы. Дед его Владимир наделал много раздора среди потомков Рюрика. Изяслав был рожден в 1238 году где-то на Волыни, отец его потерял удел и вскорости умер. Отроком воспитывался наш безудельный княжич при дворе Даниила Галицкого, своего дальнего родича, и быть бы Изяславу, по княжьей доброте, удельным князьком, а не повезет, так воеводою. Но начал Данила с Римом заигрывать, Папу признавать, королевскую корону принял. А Изяслав поборником православия оказался и от опекуна ушел. И отправился на юг, в Тмутаракань.
В земле Тмутараканской в то время княжил Александр Ярославич, прозванный ранее Невским. Здесь надобно несколько слов о Тмутараканском княжении сказать. Со времен Святославовых, а то и ранее входила Земля Тмутараканская в Русь Святую. Но после половецкого нашествия и расселения степняков в Причерноморье русский контроль над землей был потерян и власть над землей была то у половецких ханов, то у византийцев, точнее у их наместников в Суроже.
В год 1220 на Сурож и Тмутаракань напал амир Хусам-ад-дин Чупан, главный амир и полководец султана Румского Ала-ад-дина Кейкобада. Половецкий хан Юрий Кончакович и союзный ему князь Мстислав  были вынуждены заплатить дань и затаили обиду. Тут и вспомнил хитрый Юрий, что его овдовевший зять Ярослав Всеволодович, ныне пребывавший во вражде с нынешнем тестем Мстиславом Удатным, остался без стола. И пригласил Ярослава сотоварищи прогнать бусурман. Была сеча великая. Многие русичи сложили свои буйные головушки под вражьими саблями, но ворога лютого в море сбросили. Ярослав воскняжился на Тмутараканском столе, выпросил себе епископа и начал задумываться о постройке монастыря, получившего позже имя его небесного покровителя Феодора Стратилата. Но недолгим было его княжение – помирился Всеволодов сын с тестем, вернул себе жену Ростиславу, а потом, два года спустя, вновь на новгородском столе княжить стал. В Тмутаракани же поставил Ярослав своего сына Феодора, но пока мальцу было два года, то забрал его с собой, а в посадники даровал верного боярина. Ну а монастырь не забывал, жертвовал на него и деньги, и рухлядь, и драгоценности. Десятком лет позже Ярослав, изгнанный новгородцами, вновь вокняжился в Тмутаракани, но опять не надолго. Добыл он вскорости Великое княжение Владимирское.
На Сурожь же  турки вновь в набег ходили, да не единожды. Но Ярославов посадник Михаил, ханы половецкие Юрий Кончакович и Данила Кобякович, да ставшие союзными им бродники с воеводой Плоскиней во главе те набеги отразили. В Тмутаракань новгородские лихие ушкуйники тянуться начали, во главе с Садком Сытинычем да Василием Буслаичем, кораблей построили, сами на побережье Румелии за зипунами сходили.
Годы прошли и к 1244 году изгнали новгородцы неблагодарные сына Ярославова, Александра, Невским прозванного, что спасал их ранее от шведов, Ордена и литвинов. Думал Александр, где ему стол взять, в родовой Переяславль было подался, но тут позвали его тмутараканцы – володей мол нами,  княже да защити от соседей диких. 
И сел Александр Ярославич на тмутараканском столе. Замирился с соседями – зикхами, с печенежским ханом Петром Юрьевичем, внуком Кончака, побратался. Вдвоем данью Сурож обложили, почитай весь Крым их власть признавать стал. С аланами подружились, злых касогов побили, орду Бачмана усмирили. Подошедший было вновь флот румского султана в море разбили.
А после задумался Александр, как ему свои рубежи оборонить, как стол удержать, ибо начали на него зариться и князь Черниговский, и новоявленный король Галицкий. Пришлось князю второго своего сына – Димитрия - в Галич послать, третьего – Андрея -  в Чернигов. Первенец - Василий оставался при отце, а последний - Даниил – был в родовой удел отправлен, и от щедрот стрыевых получил в удел город, именуемый Москвою. Много думал князь Александр, вспоминал «дела давно минувших дней», хоробров древних, заставы богатырские. Вспоминал недавних врагов своих – шведских и немецких рыцарей. И объявил, что отныне учреждает он Орден в честь Пресвятой Богородицы, а располагаться тому ордену неподалеку от княжьего стольного града, в селении. Что издавна звалось Фанагорией. Позже Орден Богородицы Фанагорийской не мало прославился. Встал во главе ордена верный Александра воевода Гаврила Олексич, что в битви при Неве некогда отличился. Вспомнив церемонии опоясывания гридней, а также традиции посвящения в рыцарский сан, начал Александр у себя рыцарство вводить.
Вот тогда-то Изяслав Всеволодович в княжестве Александра и появился. Был опоясан князем, получил службу в дружине, но затем в Орден Богородицы попросился. И хоть молод был, но слава юного княжича по земле Тмутараканской пошла. Во ногих сечах он прославился, воеводу Гаврилу Олексича от вражьего копья спас, своей грудью закрыл. Тяжелы были раны молодого Изяслава, но выходили его лекари заморские. Думали витязи Ордена Богородицы, что вновь вернется к ним побратим боевой, Гаврила Олексич задумывался, что когда на покой уйдет, на свое место княжича поставит, ну а сам князь Александр размышлял, что не плохо бы женить княжича на своей дочери вскорости, а потом выделить в удел земли, что около Дона лежали. Но княжич сложил свой меч и пешком направился в монастырь Феодора Стратилата. Попросился в послушники, позже принял постриг. И с тех пор стал смиренным иноком Андреем. С этим именем он и прославился в истории.
Прошло еще несколько лет. Не лишним будет напомнить читателю, что в это время Византийской империи как таковой не было. Константинополь лежал под властью латинян – их империя так и называлась Латинской. Православный же император, вместе с двором и высшим духовенством удалился в Никею. И никейцы всячески хотели вернуть былую мощь Византии. Вот тогда-то и обратили они свой взор на северного русского соседа. Зная, что князь Галицкий от Папы корону получил и едва ли не в католичество перешел, решил император привлечь русичей тем же способом. Великого князя Владимирского кесарем Русским объявил. Александра же Тмутараканского пожаловал в кесари Боспорские. И хана Петра Юрьевича не забыл, кесарем Куманским звать повелел.
И вот тогда то и пошли русские рати на Царьград. Тмутараканцы создали много кораблей, едва ли не больше, чем за триста лет до того у Олега. Во главе их войска пошел Василий Александрович. Цесаревич, князь Сурожский. Ордена Богородицы Фанагорийской хороборы на освобождение Царьграда в первых рядах войска тмутараканского пошли. Новоявленный кесарь русский, к тому времени подчинивший Киев и Чернигов, собрал большую рать и желая угодить Александру, а себя и царевича подвергать риску не желая. Поставил воеводой над ней Андрея Александровича. Половцев повел сам хан-кесарь Петр Юрьевич, предпочитавший титуловать себя каганом. Поднял он всю степную орду, а также бродников, берендеев, черных клобуков.
Но и латиняне не дремали. Пообещали Льву, Данилову сыну, что ныне в королях Галицких состоял, еще и корону Венгрии, а может и Литвы в придачу. И пошла рать Галича на Царьград. Лев Данилович сам в поход не рвался, у него соседи западные – Венгрия да Польша так и норовили кусок оттяпать, да и Орден немецкий не дремал, и брат, в Литве княживший, тоже на корону зарился. Отправил во главе рати Лев верного воеводу – Дмитрия Александровича.
О том, что было дальше потом многое говорили по всему миру. Монах Андрей, Изяслав Всеволодович, в то время был отправлен в Никейскую империю, по делам духовным. Как он появился под стенами Константинополя остается только гадать. Но его появление во время грозы действительно остановило две русские армии. Можно так же гадать, его ли слова вдохновили Дмитрия Александровича объединиться с братьями, или кровное родство взыграло, но армии объединились и дали решающий бой войску Латинской империи. Бой был жестоким. Сыновья Александра все, кроме Димитрия, нашли в нем свою гибель, был тяжело ранен и хан Петр, возглавивший объединенные рати. Константинополь устоял, но силы его защитников таяли с каждым часом. Исход войны решили подошедшие войска Никейской империи и русский флот, ибо Александр рискнул и сам привел оставшиеся тмутараканские войска. Победа! Александр вновь показал, что он великий полководец, но как же омрачнена была радость князя. Из сыновей двоих уж нет, хан Петр умер у него на руках во дворце императоров Византии, не дожив дня до торжественного вступления православного императора в Константинополь.
Император Византийский был благодарен, Александра братом назвал, рядом с собой посадил, из одной чаши с ним пил. Однако многие историки сходятся на том, что болезнь Александра и кончина его через полтора года связаны с отравлением на том самом пиру. Известно, что в дальнейшем византийцы пытались вернуть себе Крым, стравить половцев и русских, поднять на мятеж аланов, спровоцировать даже Румский султанат на новое нашествие. Но все попытки их были тщетны.
Вернемся, однако, к нашему герою. Андрей остался в Константинополе и некоторое время провел при дворе Вселенского патриарха. В 1270 году мы вновь встречаем его в Тмутаракани, куда он прибыл незадолго до смерти Александра. Согласно летописи, именно он принял у князя последнюю исповедь. После этого начинается хождение Андрея по всей Руси. Он обходит пешком всю страну от Тмутаракани до Новгорода и везде призывает русичей к примирению. «Не должен брат на брата идти, когда вороги за воротами» - приписывают ему слова. Еще пять лет спустя мы находим Андрея в Киеве, где он, тогда уже епископ, призывает князей к походу в поддержку князя тмутараканского Димитрия Александровича. В тот год как раз Тмутаракань, едва оправившись от нападения турецкого флота, подверглась нападению войск хорезмшаха. Всем известны героические подвиги Ордена Богородицы Фанагорийской, до последнего защищавших монастырь Феодора Стратилата.
Проходит еще десять лет. Владыко Андрей, едва ли не самый авторитетный пастырь на Руси, становится митрополитом. С его воззваниями массовое крещение половцев, связывают походы русских князей на Кавказ, победу в войне с Булгаром, основание монастыря Феодора Стратилата на Дону, в том месте, где некогда был крупный хазарский город Саркел (многими десятилетиями позже оборона уже этого монастыря вошла в русскую историю, но не об этом сейчас речь). Скончался Владыко в Киеве, в 1325 году, похоронен в соборе Святой Софии.
О его роли до сих пор не умолкнут споры историков. Сейчас, когда ведутся разговоры о канонизации Владыки, следует внимательно изучить все эти мнения. Многими утверждается, что именно благодаря Андрею прекратились княжьи междоусобицы на Руси. И что он является вдохновителем процессов, приведших в дальнейшем к созданию нашего государства. Другими он возводится чуть ли не в идеологи русского крестового похода. Ну а третьими принижается, а то и вовсе  отрицается роль Андрея его участия в эпизоде под стенами Константинополя. Эти авторы считают, что безудельный княжич Изяслав решил сделать духовную карьеру и весьма в этом преуспел, пользуясь своим происхождением и родственными связями. Им не кажутся доказательством ни летописи, ни воспоминания современников, ни сохранившиеся записи и проповеди самого Андрея. Мы же полагаем, что истина где-то посередине. Безусловно, княжеское происхождение во многом помогло Владыке достичь сана митрополита. Точно известно, что он присутствовал во время взятия объединенным войском Константинополя. Роль его как примирителя русских ратей отмечена во многих летописях, помимо цитированной в начале нашего очерка, а также в известной византийской хронике Филофея Диомида.  Так же не подлежит сомнению роль Андрея в примирении Рюриковичей. Мы считаем, что само происхождение нашего героя – этому объяснение. Кому как ни ему, потомку Ольговичей, внуку злосчастного Владимира Игоревича, по сути жертве княжьих междоусобиц, не знать, к чему могут приводить братоубийственные распри. Но неуемную энергию князей куда-то следовало применять, и не мудрено, что Андрей, вольно или не вольно, тут историки спорят уже второй век, воспользовался опытом Папы Римского Урбана Второго, вдохновив князей на кавказскую экспансию, войну с Булгаром и Хорезмом. Духовные же подвиги пастыря – строительство монастырей, участие в завершающем этапе крещения половцев, сомнению не подлежат. Обобщая все это, можно характеризовать Владыку Андрея как незаурядного сына своей эпохи, личность неординарную, человека во многом послужившего на благо нашего отечество.

Приват-доцент Таманского университета Юрий Аскольдович Полубоярцев

+2

3

Приятная вещица.

А вообще, кроме черновиков Серебрякова и 8-летнего заклёпкомеряния на ФАИ, что-то на тему Многорусья появлялось?

Отредактировано Ядыгар (16-08-2010 17:34:22)

+1

4

Деметрий написал(а):

Тмутаракань, едва оправившись от нападения турецкого флота,

Не попадалось упоминаний наличия у Конийского султаната значимого флота. Или в этом мире иначе?

0

5

Ядыгар написал(а):

А вообще, кроме черновиков Серебрякова и 8-летнего заклёпкомеряния на ФАИ, что-то на тему Многорусья появлялось?

Ну вот на Самиздате кое что есть: http://zhurnal.lib.ru/f/forum_a_i/index_9.shtml, у Фрерина хорошие вещи были. ЕМНИП и на ВВВ обитают. А на ФАИ, увы, заглохло.

0

6

Рассказ старого витязя
   В старости любил дед Брянчило, боярин Брянчило Коснятич, Игнатий в крещении, посидеть на завалинке перед закатом, взяв в руки нож и деревянную чурочку, или палку. повырезать игрушек для внуков. Хоть и был боярином, но руки работы не чурались. Дела дед внукам мечи, ну а внучкам -куклы. Ну а внуки тут же окружали любимого деда да просили рассказать сказки про Змея Горыныча, Белого Волка над волками князя, Марью Моревну да Соловья Разбойника. А еще про те времена, когда был дед молодым витязем да совершал подвиги ратные. Вот и сейчас облепили его Ванька да Ероха, а потом подошли Марьюшка и Настена, резво прибежал Митька, везя на загривке младшенькую Любушку.
   - Про что хотите послушать, сорванцы? - улыбнулся дед, сажая младшую внучку на колени.
   - Про Кощея, - закричала старшая внучка Марьюшка, - про то как похитил он красну девицу...
   - Не надо про Кощея, деда, третьего дня сказывал, - тут же вмешался бойкий Ваня, - расскажи лучше, как Илья Муромец в землю тальянскую хаживал...
   - Дед, а расскажи лучше, как ты молодым был, люта ворога бил, - одернул младшего брата старший Митрий, - как ты хоробром стал. Да про пращуров наших.
   - Да уж много раз вам про то сказывал, - Брянчило поправил бороду, - но тебе, Митяй, скоро самому меч на пояс повесят, так что послушать будет полезно. Да и остальным не повредит. Слушайте, пострелята...
   Давеча я сказывал, что род наш из варягов начало берет. С незапамятных времен осели наши пращуры в Новагороде. Были воинами знатными. От Тверда Городиныча, деда моего, гривна златая мне досталась. А получил тут гривну его деда дед от самого князя Владимира Святославича. А сын его, получается что прапрапрадед мой, на дочери Коснятина Добрынича, посадника новгородского был женат. Вместе с князем Ярославом Владимировичем в Швецию ходил, а потом на Киев - против Святополка Окаянного. Были наши предки боярами Новгородскими, да не такими, что сейчас на сундуках с золотом и рухлядью сидят, а на коня без подмоги сесть не могут. А воинами могучими да смелыми...
   - Вот только бедными, - поддакнул Митрий.
   - Цыц, больно языкастым стал. И в кого растешь? - дед замахнулся, но вместо подзатыльника погладил внука по голове.
   - Вестимо в кого, в тебя, деда, - внучок ловко увернулся от следующего замаха руки.
   Дед между тем продолжал
   - Прав Митюха, обеднел наш род. За мощной не гонялся, но и честь свою не ронял. А на землю Тмутараканскую пришел как раз дед мой Тверд Городиныч. Он в дружине князя Ярослава Всеволодовича десятником был. Было это почитай лет семьдесят назад. Может и более. В те годы Тмутаракань непонятно чьи владением была. От Руси ее половцы отрезали, но сами в ней не жили, кочевали по округе. Ромейский кесарь посадника прислал. А жили здесь и наши русичи, и аланы, и ромеи, да и кого только не было. И христиане православные, и италийцы-еретики, и язычники. Князя Ярослава его тесть бывший на подмогу позвал - владыка всей Белой Кумании, хан половецкий Юрий Кончакович. В те годы на Сурож да Тмутаракань из-за моря царь Салтан пришел, хотел христиан бусурманить. Церкви православные порушил, свои бусурманские поставил. В те же годы Царьград латиняне завоевали, а император православный вместе с патриархом в Нике укрылся. Тогда хан Юрий и позвал русских хоробров на помощь. Отозвался князь Ярослав, пришел из Новгорода с дружиною верной. Одолели супостатов. В знак победы построил князь в честь небесного покровителя монастырь Святого Феодора Стратилата, а хан - церковь Святого Георгия Победоносца. Князь Ярослав то в Новгороде княжил, то изгоняли его бояре-баламуты, и он в Тмутаракань возвращался. Либо в Переяславль. А под старость стал он Великим Князем во Владимире.
   Прошло лет двадцать и воскняжился в Тмутаракани его сын Александр, прозванный Невским. Про него я вам третьего дня сказывал. В той битве при Неве дед мой Тверд голову сложил. В Тмутаракань же прадед ваш пришел, Корзень Твердович, Михаил в крещении. Хоробр славный был. Сражался славно и получил от Александра гривну златую. Так что три гривны в нашей семье. Эта вторая, а третья - моя. Батяня мой пока молодой был, стал хоробром в Ордене Богородицы Фанагорийской, князем Александром основанными. В этом ордене и мне быть довелось. Ну а потом даровали бате эту усадьбу, родилось у него трое сыновей и две дочери.
   Ну а вот теперь и про меня рассказать можно. Было мне лет как, Митюха, тебе сейчас, когда батя даровал мне коня, да отправил в Фанагорию. Пробыл я там унотом пару лет, а потом стал полноценным воином. Много было у меня друзей боевых, брат мой Ратша там же служил, вот об одном друге рассказать особо хочется. Ибо стал он одним из тех, кем гордится по праву земля наша. Был это сам Владыко Андрей...
   - Не может быть, - ахнули внуки.
   - Может, пострелята. Тогда он еще постриг не принял, звался Изяславом, по батюшке Всеволодовичем. Знаете вы наверное, что был он княжеских кровей, прадед его - Игорь-князь, что в Чернигове княжил, а другой прадед - сам хан Кончак, Белой Кумании великий хан. Но остался Изяславов отец без удела, захирел их род от княжьей междоусобицы. Изяслав поначалу на Волыни жил, у Данилы-князя, который потом чуть в латинство не впал, от католиков корону принял, да королем назвался. Это не по душе многим пришлось, другу моему в том числе. Отправился он к Александру, вскорости и в нашей дружине оказался. Я с ним почитай из одного котла ел, да одним плащом укрывался. Рубились мы плечом к плечу ни в одной битве. И вот однажды князя Александра попросил о помощи царь Грузинский, на которого бусурмане войною пошли, полцарства взяли, в том числе и стольный град Тифлиз. Передовые отряды ворогов уже и на на земли союзных нам зикхов и касогов зарились. Вот и пошли мы на войну против шаха Джелаля. По горам касожским, с верными проводниками добирались, пока не вышли к землям, ворогом занятым. Ужас, что там творилось. Вороги люты за собой только выжженную землю оставляли. В колодцы тела убитых сбрасывали. Наши витязи никогда такой жестокости не видели.
   Встретили мы вражью рать около Рустави. Было их раз в десять больше, чем нас, но русич перед ворогом никогда не вздрогнет. Изяслав вспоминал, как некогда дальний пращур его, князь-барс Святослав Игоревич говаривал, хоробров своих напутствуя, подбадривал нас. Встали мы крепкою стеной, отражая налет вражьей конницы, подняли их на копья, да сбросили. Много наших ратников полегло, но выстояли мы. Принесли свободу братьям православным. Изяслав в той битве нашего воеводу Гаврилу Олексича от копья вражеского грудью своей закрыл. Потом полгода княжич наш от ран тяжелых мучился, приставил к нем сам Александр-князь своего верного лекаря-фрязина, да царь грузинский лекаря-армянина прислах. Выходили нашего Изяслава. Как мы радовались, помню славный пир закатили. Думали, что еще долго будет в дружине нашей княжич ратствовать, подвиги во славу русского оружия совершать. Гаврила Олексич на покой собрался уходить, а Изяслава думал заместо себя поставить. Ходили об этом такие разговоры. Но вот только пропал княжич, больше не видели его.
   Прошло несколько лет. Довелось мне с братьями, Ратшей да Переярком, как-то по заданию княжьему мимо монастыря Феодора Стратилата проезжать. Дело было к ночи, так что мы в монастырь ночевать попросились. Пустили нас братья-мнихи, накормили, напоили, горницу указали. И вдруг среди мнихов Ратша Изяслава углядел. Кинулись к нему, что мол ты тут делаешь, друг любезный. И услышали в ответ. Что не мол больше княжича Изяслава. А есть смиренный монах Андрей...
   Лет десять с тех пор прошло. Брата моего Ратшу во время отражения половецкого набега вражьей стрелой сразили, мы с Переярком жениться успели, отцами стали. Сынов да дочек растили. Переярок в морскую рать подался, под его началом ладья ходила. Ну а я службу в Ордене оставил, поселился в своем имении, да держал под началом полусотню воинов, чтобы в лихую годину их поднять против ворога лютого по зову княжьему.
   Ну и знаете вы, что князь наш Александр получил от императора Византии титул кесаря Боспорского, хан половецкий Петр Юрьевич - кесаря Куманского, а Великий Князь Владимирский стал кесарем русским. Все это ромеи предприняли не просто так, не такие они люди. Нужна стала им наша помощь, дабы из Царьграда латинян прогнать.
   Ну а град православный от латинских еретиков очистить - то дело святое. Поднялись со всей земли Русской славные хоробры, воины могучие, статные да отважные. Повели нашу рать сыновья Александровы - Василий, князь Сурожский, да Андрей, который кесарю русскому служил. Да вот только не все воины русские Царьград освобождать пошли. Лев Данилович, король Галицкий, по зову латинян рать им в подмогу направил. А поставил над той ратью княжича Дмитрия, еще одного Александрова сына. Ибо кесарю нашему пришлось трех своих сыновей - Димитрия, Андрея и Даниила отправить кого в Галич, кого во Чернигов, а кого в Новгород, дабы союз с тамошними князьями закрепить.
   - Димитрий - это нынешний кесарь наш? - не преминул спросить Митька.
   - Он самый, ты не перебивай, пострел, а слушай...
   Горе земле Русской, когда ее сыны друг на друга встают. Но увы, много раз такое было. Не мне судить, но говорят, что проклят был Рюрик, первый князь наш, за то, что братьев своих убил. И с тех пор в роду его, что ни поколение, то братоубийство случалось. Вольное ли, невольное, кто разберет? А тут сошлись на чужбине две рати русские, а во главе их - братья родные, сыновья отца одного. Да и мы нет-нет, да увидим во вражьем войске лицо знакомое. И злоба берет, и обида. И не хочется кровь русскую проливать в войне латинян против кесаря ромейского. И осовободить град святой хочется. Вот-вот знак дадут в битву идти.
   И тут словно чудо случилось. Небо облаками покрылось. Гром прогремел, молнии сверкнули. А потом посреди двух ратей узрели мы монаха в черной рясе с крестом в руках. Я в первом ряду на коне сидел и лицо монаха показалось мне знакомым. А как он заговорил, так точно узнал я бывшего соратника, Изяслава Всеволодовича, монаха Андрея. Присыдил нас Божий человек. Заговорил, что не дело кровь родную проливать, про былые междоусобицы напомнил, в том числе и те, что его дед Владими Игоревич да прадед Игорь Святославович учиняли. Олега Гориславича, предка своего припомнил. О том, что не дело брату на брата идти заговорил. Много говорил Андрей, а мы слушали. А потом кончился дождь, очистилось небушко, да засияла радуга. А мы тут на колени встали да молиться начали. А потом поднялся с колен княжич Димитрий, подошел к брату своему Андрею и расцеловал его. И мы брататься пошли.
   А на следующий день мы единой ратью на Царьград пошли. Была сеча жестокая. Латиняне как звери лютые дрались. Из наших князей и Василий, и Андрей Александровичи убиты были. Войско Петр Юрьевич возглавил...
   - Деда, а ты за эту войну гривну золотую получил, - спросил внучок Ванька.
   - Да, мне ее сам Александр Ярославич пожаловал. Он как раз с войском подошел, с кораблями, пехотой да конницей. Это после третьего штурма Царьграда было. Три раза мы на приступ ходили, два раза - латиняне на нас. Ну а после третьего штурма мы взяли таки город, сломили вражью силушку. А гривну мне пожаловали за то. что мой отряд за отрядом латинян в городские ворота ворвался и ворота удерживал. Много людей погибло, в том числе и Мишаня, первенец мой...
   Дед перекрестился, смахнул слезу...
   - Что-то устал я, детушки, - может в дом пойдем?
   - Деда, а дальше, - промолвили Марьюшка с Настенькой.
   - А что дальше? Освободили мы град Константинов. Александру слава и почет. Петр Юрьевич, хан половецкий, кесарь Куманский вскорости умер, в Царьграде. Андрей-монах его напутствовал. Мне с Андреем в Царьграде пару раз свидеться пришлось, отслужил он панихиду по Мишане моему.
   Вот только ромеи не зря коварством своим славятся. По возвращению в Тмутаракань заболел наш Александр. Скрутила его лихоманка в одночасье. Долго он болел, в постели не вставая. Потом, казалось отпустила его Морена Кощеевна, показался князь перед народом, на коня сел. Радовались мы, но не долго, умер князь-кесарь наш на следующий день. Последнюю исповедь у него Владыко Андрей принял. Тогда еще не Владыко, иеромонах.
   Ну а дальнейшем батя пусть ваш сказывает. Он в Киев в составе посольства ездил, когда князь Димитрий Александрович о подмоге против бусурман просил. Встретил он там Владыку Андрея, тот поддержку обещал. А потом воззвал всех русских князей на помощь нашей земле Тмутараканской, на войну против бусурман. И поднялась земля русская... Пойдемте, пострелята, уж вечер настает. Солнышко вот закатилось...
   - Деда, а про ту войну расскажешь?
   - Завтра. Завтра расскажу. Приходите опять на заваленку.

+4

7

Ядыгар написал(а):

Не попадалось упоминаний наличия у Конийского султаната значимого флота. Или в этом мире иначе?

Писалось под влиянием вот этой ссылочки на некоторого Ибн Биби http://www.vostlit.info/Texts/rus4/Bibi/frametext3.htm

0

8

Прочитал, +1

0

9

Деметрий написал(а):

Позже Орден Богородицы Фанагорийской не мало прославился.

вместе.
Любопытный тайм-лайн. Разворачивать в художественное произведение не будете?

Деметрий написал(а):

Пробыл я там унотом пару лет, а потом стал полноценным воином.

Звучит как-то... неудачно. Настоящим, истинным...

Отредактировано Анатолий Спесивцев (16-08-2010 20:09:29)

0

10

Деметрий написал(а):

Дела дед внукам мечи, ну а внучкам -куклы.

Делал

Деметрий написал(а):

Ну а внуки тут же окружали любимого деда да просили рассказать сказки двт про Змея Горыныча, Белого Волка над волками князя

Деметрий написал(а):

За мощной не гонялся, но и честь свою не ронял.

мошной

Деметрий написал(а):

Рубились мы плечом к плечу ни в одной битве.

не

Деметрий написал(а):

Передовые отряды ворогов уже и на на земли союзных нам зикхов и касогов зарились

одно лишнее

Деметрий написал(а):

Потом полгода княжич наш от ран тяжелых мучился, приставил к нем сам Александр-князь своего верного лекаря

нему

Деметрий написал(а):

И осовободить град святой хочется.

освободить

Деметрий написал(а):

Ну а (о) дальнейшем батя пусть ваш сказывает.

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Парочка рассказов из истории Многорусья