Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Брат Великого Князя и другие рассказы


Брат Великого Князя и другие рассказы

Сообщений 31 страница 40 из 48

31

Mif +1 и ещё раз +1
Спасибо, разумеется северо-запад для Гаврилы Олексича.
Ошибки исправил.

Отредактировано Деметрий (05-02-2011 17:26:37)

0

32

pythonwin написал(а):

Деметрий, замечательно

Спасибо, я старался.

pythonwin написал(а):

только есть детерминизм

Куда же без оного.

pythonwin написал(а):

хотя развилка как понимаю в 80-90 гг 16 века и Ермак уже в силе?

Разумеется, развилка в том, что Борис Годунов - воспитатель царевича Димитрия. Не сочтут рекламой, если я предложу пройти по ссылке в моей подписи и там обнаружить в том числе и соответствующую тему?

pythonwin написал(а):

Вот в отношении царей 17-18 вв как-то сложно - среди Великих Князей не было правителей с именем Петр - Василий, Иоанн, Георгий, Дмитрий, Александр, Михаил, даже Андрей и различные славы (Святослав, Всеволод, Ярослав и т.д.), а вот Петра нет, тем более среди Калитичей.

Как бы Петр Первый (реальный) - он и в самом деле первый Петя. Но у всяких -славов такое имя среди крестильных бывало. Попадалось мне мнение, что Святополк Окаянный крещен именно Петром был. Кто там разберет, какие имена могли быть в ходу в данной альтернативе в 17-18 веках.

0

33

Деметрий написал(а):

pythonwin написал(а):

    только есть детерминизм

Куда же без оного.

Видимо, Автору еще предстоит научиться писать таким образом, чтобы детерминизм хотя бы не так явно бросался в глаза :)

Деметрий написал(а):

Разумеется, развилка в том, что Борис Годунов - воспитатель царевича Димитрия. Не сочтут рекламой, если я предложу пройти по ссылке в моей подписи и там обнаружить в том числе и соответствующую тему?

Честно скажу, не понимаю, как эту подпись вообще пропустили :)

Отредактировано Mif (05-02-2011 17:27:34)

0

34

Mif написал(а):

Видимо, Автору еще предстоит научиться писать таким образом, чтобы детерминизм хотя бы не так явно бросался в глаза

Иногда в альтисторических вещах детерминизм смотрится на месте. Надеюсь, в моем случае это так. Хотя бы с "донским атаманом Омелькой".

Mif написал(а):

Честно скажу, не понимаю, как эту подпись вообще пропустили

так вроде давно висит, претензий не было. Ничего неприличного нет. У многих коллег есть подобные.

0

35

Уважаемый Деметрий, с удовольствием поставил заслуженный "+". Художественная часть выполнена профессионально, криптоисторическая интрига подана тонко и достоверно.

0

36

Деметрий написал(а):

Mif написал(а):

    Честно скажу, не понимаю, как эту подпись вообще пропустили

так вроде давно висит, претензий не было. Ничего неприличного нет. У многих коллег есть подобные.

Так я лично ничего против не имею :)
А что по поводу других коллег - у многих видел ссылка на их страницы на Самиздате
Пмсм есть некоторая разница... :)

0

37

Сочинилось тут на одной альтисторической  площадке на первоапрельский конкурс. Вышло не очень смешно, зато альтернативно.
Итак,

Веселые стрелки под знойным небом Палестины

                                                                                     
В апреле иудейская пустыня ещё не похожа на адово пекло. Видны цветы, поют птицы, вдоль вод Иордана шелестят ветвями кустарники и деревья. Идущие в Иерусалим паломники не ищут приюта от жары. Не скрываются от полуденного солнца и семеро воинов, скачущих от монастыря святого Герасима по старой иерихонской дороге. Во главе их молодой рыцарь, на вид совсем юноша, которого и бородка на лице не старит. На нем зеленый плащ с покрывающим голову капющоном, из-под которого виднеется котта с вышитым на груди красным крестом. Ниже - кольчужный доспех. В руках у предводителя добрый тисовый лук со стрелой на тетиве. На поясе - меч, которые обыкновенно называют романским.
Не менее колоритны и спутники молодого рыцаря. Чего стоит хотя бы вон тот рыжий бородатый детина, поигрывающий тяжелым копьем. Такой ударом кулака может коня повалить. Или красавчик оруженосец весь разодетый в пунцовое. Или невесть как очутившийся в этой компании толстый монах, вооруженный сарацинской булавой с громадным наконечником. Рядом два лучника, один совсем ещё мальчишка с типичным саксонским лицом крестьянина, но одетый в богатый наряд, второй постарше, шрамы выдают в нем былого воина, взгляд суровый, вислые усы выдают норманнское происхождение. А что позабыл среди уроженцев туманного Альбиона явный сарацин в белом тюрбане и двумя дамасскими саблями за спиной? И почему остальные не пытаются ни пленить мусульманина, ни скрестить с ним оружие, наоборот ведут себя с ним как с закадычным другом.
- Вперед, друзья мои! - воскликнул предводитель. - За теми холмами доносится звон мечей. Поспешим.
Вскоре перед их глазами предстал десяток подданных Саладина, атаку которых отражали всего двое, на вид рыцарь с оруженосцем. Рядом лежали трупы убитых, судя по всему, пятерым христианским воинам сегодня было суждено найти свою смерть, но за собой в могилу они утащили, как минимум, каждый двух.
- Вперед, будем достойны нашего короля! Недаром его прозвали Львиное Сердце! С нами святой Георг!
Неожиданная помощь оказалась весьма кстати. Засвистели тетивы, полетели стрелы. Вот уже половина арабов попадала в дорожную пыль. Англичане вклинились в схватку, зазвенели клинки и вскорости враг был повержен.
- Благодарю вас, господа! - обратился к своим спасителям рыцарь на ломаной латыни. - Быть бы мне сегодня мертвому и не исполнить свой долг. Я - сэр Гай Гисборн, служу барону Роджеру де Ласи из Нотигема.
- Вдвойне приятно спасти земляка, - протянул ему руку предводитель отряда. - Позвольте отрекомендоваться, сэр Роберт Фиц-Ут, сын графа Хангингона и владетель Локсли. Позвольте проводить Вас в наш лагерь, после того, как мы отдадим последние почести Вашим соратникам.
Несколько часов спустя горел костер, жарилась баранина, звенели кружки с вином. Оруженосец сэра Гая, Алан, оказался добрым балагуром и сразу стал своим среди подчиненных сэра Роберта.
- Однажды мы с моим господином обратили в бегство сотню сарацин, - рассказывал юноша.
- Быть того не может, как?
- Все очень просто, мы побежали, они за нами.
Громкий смех разнесся на всю округу.
- Алан, а почему у твоего господина через седло перекинута лошадиная шкура? - спросил один из стрелков.
- Точно не знаю, сэр Гай не особо распространяется на эту тему. Связано с каким-то обетом. Могу лишь сказать, что иногда он её и вместо плаща использует.
- А вот мы с моим господином ещё в старой доброй Англии.., - взял слово Уилл, оруженосец сэра Роберта, - Это произошло когда король Ричард только вступил на трон. Граф Хантингтон, по просьбе Его Величества, принимал у себя в замке одного валлийского лорда. Тот был ещё выше и шире нашего Малютки Джона (последовал кивок в сторону рыжего бородача), а рожей походил куда больше на разбойника, чем на достопочтенного потомка ап-Гвинедов. А нраву такого спесивого, что на троих баронов хватит. Под началом у этого лорда Фергюса ходило до сотни вояк, которые очень пригодились бы королю Ричарду. Вот и пришлось старому графу всячески этого лорда ублажать. Ну а тот чувствовал себя господином в чужом доме. Перепортил едва ли не всех служанок, а под конец начал домогаться благородных дам и девиц. И поди дай ему отпор, коль он и его люди так нужны государю. Только сэр Роберт нашел способ разобраться с оным лордом. Выставил его таким дураком, каких и свет не видывал. Видели бы вы, как этот самый Фергюс три ночи бродил по нашим болотам в поисках входа в страну  туата де Даннан. Или как он пытался вытащить из камня меч, чтобы повторить подвиг короля Артура.
- Нет, ты лучше расскажи Алану, как мы встретили здесь неподалеку одного сарацинского ересиарха и заставили его плясать под кедром, - вступил в беседу рыжий Джон, - или о любимом занятии нашего рыцаря. Приглашать на обед, как и вас сейчас. Только с сарацин наш сеньор обычно берет плату. Все, что у них есть. Или пусть лучше брат Тук расскажет, как пристал к нашему отряду. Кто кого в воду уронил, твое преподобие? Ты сэра Роберта, или же он тебя?
- Обоим нам пришлось искупаться в водах Иордана, дети мои. Как сейчас помню, я сидел на берегу и предавался молитве...
- С бочонком вина, как обычно, - перебил его оруженосец Уилл, но монах не обратил на эти слова никакого внимания.
- Так вот, едва я произнес несколько раз Pater, Ave  и Credo, как Господь послал на берег сэра Роберта. По его просьбе я, со всем смирением, перенес его на тот берег, поскольку наш благородный господин не хотел замочить своих сапог. А потом попросил его оказать мне ответную услугу и вернуть меня на мой берег...
- К бочонку вина, - снова вставил Уилл.
- Ну а поскольку сэр Роберт не давал священных обетов и не принимал постриг, то, не обладая смирением, он проявил гордыню и сбросил меня в воду. На это я отвечал ему, что лицу духовному дозволено искупать в воде Иордана мирянина, но никак не наоборот. И искупал его.
- Троекратным полным погружением, а ещё поди и по дну поводил, пока мы не объявились, - закончил оруженосец. - Вот так брат Тук и прижился в нашем отряде.
И опять все залились смехом.
Алан при этом посетовал, что в схватке с неверными у него пострадала лютня, а то он спел бы какую-нибудь из своих баллад. Или переложил услышанные им истории.
Между тем, пока слуги предавались веселью, господа обсуждали что-то серьезное.
- Мне нужна помощь, - произнес сэр Гай Гисборн. - Увы, я лишился почти всех своих людей. - А между тем у меня срочное дело до Его Величества. Я очень рассчитываю на твой отряд, сэр Роберт.
- Почту за честь послужить Львиному Сердцу. Что мы должны делать?
- Пока сопроводить меня до королевского лагеря. Кругом не спокойно, а мне необходимо добраться до него как можно скорее.
Так поспешим, сэр Гай! Эй, ребята, отдохнули? Седлаем коней. Мы нужны королю.
И вновь пустыня, долгая дорога, пыль. Хорошо, что солнце ещё не так печет, но все же куда жарче, чем в старой доброй Англии. А ещё хорошо, что ни в этот день, ни на следующий, ни один из неверных не встретился на пути.
Ну вот и королевская ставка. Сэр Гай поспешил отрекомендоваться и вскорости удалился с капитаном стражи, остальные расположились среди воинов, начали искать знакомых, боевых товарищей, земляков. Сэр Роберт Фиц-Ут о чем-то беседовал с французскими рыцарями, обсуждая несчастную судьбу их короля Филиппа-Августа, спасшегося из плена, но подхватившего лихорадку. Брат Тут нашел собратьев по ремеслу и отправился с ними, возносить молитвы и, по меткому выражению Уилла, поглощать вино. Рыжий Джон увидал какую-то девицу, подмигнул товарищам и поспешил их покинуть. Остальные уселись под навесом, выпили по кружке вина и начали ждать, что будет дальше. Алан опять рассказал смешной случай, произошедший с ним и его господином на этой войне, стрелки ответили своей байкой. Историю, как сэр Роберт состязался с сарацинским эмиром, считавшего себя мастером лука здесь, похоже, слышали все кроме оруженосца сэра Гая.
- С тех пор Назир и служит лорду Фиц-Уту, - закончил свой рассказ Уилл, - поскольку нашел более меткого стрелка, чем его прежний господин.
- Король, король, -  послышалось по лагерю. - Король хочет говорить! Все собираемся на центральной площадке перед шатром и знаменами.
Толпа мгновенно поднялась и вместе с ней наши стрелки. Затрубили трубы. На площадке показался герольд.
- Его Величество король Иерусалимский Иоанн Львиное Сердце! - провозгласил он, давая дорогу человеку в темном одеянии со светлыми волосами и бородой.
Король пусть был ниже как своего отца Генриха Плантагенета, так и брата Ричарда, ныне занимающего английский трон, обладал атлетическим телосложением и производил впечатление настоящего бойца. Он был любим воинами, головы готовыми за него положить. И ведь превратности судьбы, он, тогда ещё принц Джон, последний сын Генриха и Элеоноры Аквитанской, вообще не должен был идти в крестовый поход. Ничего не предвещало ни подвигов, ни взятия Яффо, ни долгой осады Иерусалима, ни королевского венца. Все это должно было достаться царственному брату, обещавшему пойти в Святую Землю и вновь овладеть Гробом Господним. Но Ричард, решив объехать свои новые владения, свалился с лошади, долго провалялся в постели, да и сейчас до конца не оправился. Похоже, быть ему на всю жизнь хромым. Вот и пришлось младшему брату выполнять обещания старшего.
- Мне принесли радостную весть, - произнес король. - Саладин скончался.  Это был достойный противник, другого такого не будет. Теперь в нашем королевстве надолго воцарится мир.

Отредактировано Деметрий (02-04-2014 18:55:03)

+4

38

Деметрий написал(а):

В руках у предводителя добрый тисовый лук со стрелой на тетиве.

Сложно представить длинный английский лук у всадника, лучше не уточнять какой именно лук.

+1

39

Dimitriy написал(а):

Сложно представить длинный английский лук у всадника

А ещё сложнее Робин Гуда без тисового лука  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

0

40

"Веселые стрелки" заняли второе место из четырех участников.
Периодически подумываю, не развернуть ли в роман, под рабочим названием "Джон Львиное Сердце", но халтуру делать не хочется, а материала по той эпохе мало

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Архив Внутреннего дворика » Брат Великого Князя и другие рассказы