Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мир Гаора -2

Сообщений 781 страница 786 из 786

781

573 год
Осень
10 декада
Аргат

*   *   *

Тяжёлые осенние тучи накрыли Ургайю. Безостановочные холодные дожди то и дело перемежались ледяной крупой.
Моорна зябко поёжилась, переложила из руки в руку сумку с тем немногим, что брала с собой и что ей разрешили забрать. Надо дождаться автобуса, а плащ тонкий, почти летний, но… но другого у неё просто не было, и нет, и не будет. У неё вообще больше ничего не будет. Нет, она дышит, смотрит, слушает, поглощает пищу и пьёт жидкость, но – это не она. Она не живёт. И она одна. Совсем одна. На пустынной дороге ждёт редкого на этом маршруте автобуса. До остановки её довезли на… казённой, да, именно так, машине и велели ждать автобуса, а уже в Аргате она сможет взять такси до дома. И нарушения рекомендованного маршрута весьма нежелательны. О да, ей не угрожали, её предупреждали. «Вы всё поняли?» Да, она всё поняла, она всегда была послушной девочкой.
Пискнув тормозами, передней остановилась небольшая, забрызганная свежей грязью легковушка. Скользнув по ней невидящим взглядом, Моорна отвернулась: она ждёт автобуса и только его. Короткий гудок, мигающие фары… И наконец открылась дверца со стороны шофёра и наполовину высунувшийся мужчина бросил с властной уверенностью:
– Садись.
– Я жду автобус, – со спокойным равнодушием ответила, по-прежнему глядя в сторону, Моорна.
– Не дури, – мужчина явно злился, но столь же явно сдерживался. – Я случайно ехал мимо и увидел тебя. Садись, ну…
Моорна молча повернулась к нему спиной.
Помянув всех аггелов, мужчина вышел и, перешагнув весело журчащий вдоль бордюра ручеёк, подошёл к Моорне. Уже тоже молча взял её за руку повыше локтя, другой рукой отобрал у неё сумку с вещами и повёл к машине. Ещё раз выругавшись сквозь зубы, он почти насильно запихнул её на место рядом с водительским, обежал вокруг машины, плюхнулся за руль и рывком сорвал легковушку сразу на максимальную скорость.
– Дура, – повторил он через несколько мгновений, когда павильончик автобусной остановки остался далеко позади. – Я из-за тебя ноги промочил. Я же говорю, ехал мимо.
Моорна не ответила.
– Ну же, не хмурься. Сейчас я отвезу тебя домой…
– Нет, – разжала губы Моорна. – Ты высадишь меня на автовокзале.
– Зачем?
Его удивление звучало вполне искренне, и Моорна ответила:
– Таковы инструкции.
– Такая ты послушная? Что с тобой там сделали?
– Я дала подписку о неразглашении, – спокойным до безжизненности голосом ответила Моорна. – И ты тоже… брат.
Он дёрнулся, как от удара.
– Тебе это сказали… там?
– Я дала подписку о неразглашении, – повторила Моорна. – К автовокзалу возьми правее, брат.
Она говорила по-прежнему спокойно, но уже с более живыми интонациями, и последнее слово прозвучало почти оскорблением, нет, ругательством. Он смолчал, только крепче сжал руль, но выполнил разворот. И до автовокзала они молчали, и молчание было враждебным.

+6

782

На автовокзале, убедившись, что брат уехал, Моорна брезгливо передёрнула плечами и пошла к остановке. Не будет она тратить последние гемы на такси, доедет и на автобусе, ну и что, что с пересадками, зато… нарушать – так нарушать! Мёртвое оцепенение постепенно, но ощутимо отступало, сменяясь весёлой злобой. И… и да, спасибо этой сволочи, кровному брату, что выдернул её обратно в жизнь, да, она живёт, хотя бы… хотя бы назло им. Кому? Да всем, включая брата и тех, по-садистски вежливых… а вот и её маршрут, а там совсем немного пройтись пешком.
В автобусе было тесно, но тепло от этой тесноты, и привычно. Именно этим маршрутом она всегда возвращалась из поездок. Ещё в Университете ездила на экскурсии и практикумы, а потом от редакции и сама по себе… Да, завтра же в редакцию. Она, уезжая, толком ничего не объясняла, сказала только, что полтора сезона, а то и больше её не будет в Аргате, и всё, как-то её завтра встретят… Или сегодня? Нет, сегодня не сможет, надо отдохнуть, привести себя – она невольно усмехнулась – в нормальное состояние, снова перешагнуть черту, уже обратно, оттуда сюда.
– Да, мне на следующей…
Дождь снова стал ледяной крупой, и Моорна, спрыгнув на тротуар с высокой подножки, пошла быстро, почти побежала, сберегая накопленное в автобусе тепло и ничего не замечая вокруг, настолько привычным до автоматизма был маршрут.
Спасибо Огню, всё как всегда, будто… будто ничего и не было. Она сразу включила обогреватель, поставила воду на чай, а в ванной пустила на полную мощность горячую воду, а пока чай… или кофе, нет, лучше травяной сбор от простуды… и горячая ванна, просто, но надёжно, и никаких таблеток не надо, всё снять, это в грязное, это повесить, промокшие туфли набить газетой… спасибо Огню, всё как оставила, так и лежит… будто ничего и не было… даже её единственный цветок на окне не засох и… да, значит, Торса, как и обещала, заезжала раз в декаду поливать, хорошо, что она оставила ключи ей, а не брату, а как он настаивал, даже требовал, но нет, соглашаться надо только на что-то одно, уступив в одном, во всём остальном стой намертво, до Огненной черты…
Моорна уже лежала в горячей, пахнущей травами ванне, погрузившись почти по плечи и маленькими глотками отпивая из большой чашки толстого фарфора – мамина память – тоже пахнущий травами горячий чай и ощущая, как её отпускает, нет, выходит из неё, растворяясь в горячей пене, промозглая сырость и…
Она услышала, как дважды повернулся ключ в дверном замке, стукнула дверь, но ни удивиться, ни испугаться не успела. В ванную ворвалась, как была – в шубе и тюрбанчике – Торса.
– Слава Огню! Ты вернулась!
– Ещё нет, – серьёзно ответила Моорна. – Но я в пути.
– Отлично!
Торса чмокнула её в щёку и выпрямилась.
– Фу, как жарко. Ты лежи, грейся, а я у тебя немного похозяйничаю.
Когда она вышла, Моорна поставила опустевшую кружку на край ванны и опустилась поглубже в остывающую, уже не горячую, а приятно тёплую воду. Ну вот, ещё долей пять и надо будет вылезать. Вроде там в комнате Торса говорит по телефону, наверняка заказывает еду и выпивку, потому как в кухонном шкафчике пустота. Они посидят, поболтают о… о чём-нибудь, Торса поймёт, должна понять.
Заказанное Торсой доставили как раз к выходу Моорны из ванной, и они сразу сели за стол. И уже сидя за накрытым – Торса заказала полный обед на двоих – столом, Моорна сказала:
– Я дала подписку. О неразглашении.
Торса кивнула.
– Тогда слушай. Что тут без тебя было.
Да, за полтора сезона в Аргате, несмотря на летний застой и осеннюю раскачку, много чего могло произойти, и страшного, и смешного. Рассказывала Торса живо, интересно и действительно о важном, что поможет войти сразу в курс дела и не оказаться наивной провинциалкой, что недопустимо для журналистки в столичной газете.
– Ну и о твоих, – они как раз перешли к десерту, и Торса приостановила рассказ, выбирая себе взбитые сливки с шоколадом или с орехами, – ты же не собираешься менять редакцию?
– Я просила оставить место за мной, – спокойно ответила Моорна. – Не думаю, что Арпан меня не примет.
– О, Арпан! – Торса рассмеялась. – Он и Туал теперь безумные герои, помнишь?
– Конечно, помню, – Моорна улыбнулась совсем свободно. – Которые век роман не стареет. Там ещё… безумные герои или героические безумцы. И что такого они натворили?
– О, ну да, ты это пропустила. Твоё «Эхо» забабахало офигенный фитиль. И…
– Чей? – живо перебила её Моорна.
– Да всё того же, – небрежно бросила Торса. – Ну этот, Никто-Некто. Так вот, и не о чём-то, а о спецвойсках.
Моорна напряжённо кивала, слушая весёлый и – спасибо Огню – достаточно подробный рассказ Торсы. Да, конечно, встать перед спецовиками, загораживая собой… и всё зная о них… это… да, безумный героизм или героическое безумие… и завтра же, сегодня ей надо отлежаться, прийти в себя, посмотреть обязательно «календарь искусств», разметить посещения выставок и вообще подготовиться, чтобы прийти в редакцию к… да, своим не с пустой головой, будто… будто она действительно съездила куда-то по своим делам.
– Вот так, подруга, – закончила свой рассказ Торса. – Так что…
– Статья… у тебя?
– Да нет Завтра в редакции посмотришь. Ну, я побегу. А ты отлежись, я тебе там на кухне оставила на перекусы.
– Да, спасибо, а…?
– Какие счёты между друзьями, – отмахнулась Торса.
И уже в прихожей, одеваясь, как бы между прочим, бросила:
– Шкафы со скелетами в каждом доме, только не путай, перед кем какой открывать, и сама лишний раз не заглядывай.
Прощальный взмах руки, затянутой в перчатку дорогой и подчёркнуто искусственной кожи, хлопнувшая дверь.
Моорна перевела дыхание и побрела убирать со стола, разбираться на кухне с подарками Торсы, составлять план-календарь на … да, уже зимний сезон, наводить порядок в доме и в своей памяти. «Не вспоминать запретного», – сказал Психолог. Ну и не будем. Тем более, что это больно, неприятно и… постыдно. Стать «утробушкой» для ургорки – стыд и позор. И с братом, теперь её настоящим кровником – кровным родичем-врагом она когда-нибудь рассчитается. За всё. Когда-нибудь. А сейчас не думать об этом. И заставить себя жить дальше так, будто ничего и не было. Тёмная яма, непроглядная чернота в полтора сезона… а вот твоё предательство, брат мой, твою подлость, я буду помнить, и не я, так сам Огонь рассчитается с тобой, воздаст тебе. Тебе были нужны средства на твою очередную попытку разбогатеть, и ты решил продать сестру. Как в древних легендах. Не в рабство, такого права у тебя ни по законам, ни по обычаям не было и нет, а в – её передернуло судорогой отвращения – в «утробушки», безгласный безымянный и бесправный инкубатор семени. Что ж, забыть, что и как с тобой делали чужие безликие и безымянные, это да, это возможно, забыть боль и отвращение. Ты была для них только «объектом», ну так и они тебе… тоже… как это, да, объекты воздействия, не больше.
Моорна оглядела кухонную нишу. Да, в пылу мыслей она сама не заметила, как убрала, разложила, вымыла и протёрла. Тогда… тогда она сейчас, пока держится настроение, уберёт и в комнате, а уже потом возьмётся за календарь. Чтобы завтра прийти в редакцию с готовым планом. И полтора сезона выкинутых из жизни и памяти – это совсем немного. Она справится. Потому что ей надо жить, надо дождаться.

*   *   *

Отредактировано Зубатка (11-07-2018 18:44:27)

+4

783

574 год
Зима
*   *   *
Дамхар

Низкое ярко-красное солнце катилось по кромке леса. Гаор невольно жмурился и даже отворачивался, но помогало это мало. Ну, вот думал же, что надо и боковые шторки как на лобовом стекле придумать и приспособить, а всё недосуг да недосуг, вот и… а, аггел траханый, чуть поворот не проскочил. Он выругался сквозь зубы, сдавая назад, чтобы фургон вписался в поворот, не задевая снежные валы на обочинах. Солнце теперь было сзади, и впереди на белом снегу раздражающе тёмная тень фургона, тоже… помеха.
Сам понимал, что злится не из-за … всего вокруг, а из-за себя самого, вернее, на себя: больно туго, с надрывом шла «Высокая кровь». И материала… ну, не навалом, но хватает, и задора, желания вмазать по сволочам и паскудникам, так, чтоб им, гадам, Коцит желанным показался, а вот не идёт, каждая фраза с натугой, вымучивается. Вот мешает что-то, а что? И почему?
Фургон подбросило на бревне, уложенном поперёк дороги и присыпанном сверху снегом. Эт-то что ещё за… Гаор выругался уже по-фронтовому и выкинул из головы все не относящиеся к дороге мысли, потому что мина – хоть из бревна, хоть… ладно-понятно – это уже серьёзно. И на кого она поставлена, тоже догадаться нетрудно, только вот неразборчивы они, мины-то, кто заденет, того и шарахнет, ни званий, ни формы не разбирая.
До очередного посёлка он добрался вполне благополучно, сдал заказанное, принял бланки, но ночевать не остался: хоть и короток зимний день, но надо график блюсти.  А если такие… брёвна-мины на всех просёлках, то время придётся пересчитать. Вот же додумались, аггелы траханые. А ведь неплохо получается. С ходу наехать, так подбросит, а то и опрокинет. Вот тебе и задержка, и шум, чтобы успеть подготовиться.
Ехал он теперь медленнее, напряжённо, ну, почти по-фронтовому вглядываясь в быстро теряющуюся в сумерках дорогу. И в следующий и последний на сегодняшний день по графику посёлок он въехал уже не просто в темноте, а ночью, так что пришлось будить и управляющего, и старосту, и ещё мужиков старосте в подмогу, заказ-то немалый, и от всех выслушать, что они о нём и его шофёрском мастерстве думают. Ни оправдываться, ни – тем более – отругиваться Гаор не стал и, наскоро похлебав чуть тёплого варева в отведённой ему для ночлега избе, завалился на полатях. И выехал до рассвета.
И хоть ехал теперь медленнее и с оглядкой, мысли всё равно упрямо крутились вокруг не дающейся статьи. Вот непруха! А ведь всё так хорошо было. Даже про «фабрику маньяков» хоть глухо, обмолвками, но дошло, что есть, напечатали, что шум от неё пошёл. Эх, увидеть бы, хоть на мгновение, хоть одним глазом глянуть, как он – его текст – смотрится в печатном виде. Но… нету чудес и мечтать о них нечего… Была такая песенка… Так что… а чтоб вас, аггелы, опять бревно?! Ну, ну… И на самой глубине мелькнула догадка, что это «минирование» тоже результат его статьи. А если так… то, что же после «Высокой крови» будет? Значит, что? Через силу, хрипя и харкая кровью, но надо… а раз надо… Так почему не идёт? Чего не хватает? Материала? Да нет, тут даже из училищных уроков истории кое-что в дело пойдёт, а уж нагляделся и наслушался, и на собственной шкуре прочувствовал вполне и даже кое в чём слишком. Так чего, злобы мало? Да нет, этого у него с избытком накоплено.  Размажет сволочей, а вот… вот спина у него неприкрытая, нет сзади… кого? Тылового обеспечения? Так его и раньше не было. Защиты? Да точно, защиты нет. Не его, а вот ему кого защищать. Против кого – это без сомнений, а вот за кого он? Это надо обдумать, без этого прицел сбивается.
Принятое решение сразу и успокоило, и взбодрило. Гаор даже немного поёрзал на сиденье и как-то по-новому, более внимательно вгляделся в дорогу. Хоть и знакома до шага, а бдительности не теряй, сержант, твоя война продолжается.

+6

784

спасибо

+1

785

Зубатка написал(а):

. Так вот, и ни не о чём-то, а о спецвойсках.

Отредактировано Orry (11-07-2018 18:30:18)

+1

786

Orry
Спасибо. Нашла и исправила.

0