Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Волчок

Сообщений 1 страница 10 из 153

1

Этот фанфик на книгу «Отрок» Е.С. Красницкого родился не совсем обычным образом)))

Тогда я только пришла на форум Евгения Сергеевича и форумчане сразу мне предложили попробовать самой написать фанфик. Что я и сделала. Он был совсем коротеньким – страничка в ворде  - и назывался «Бурей и Юлька». В итоге он стал прологом. Но вот после его написания на форуме возник спор о Бурее.

Что он зверь, а не человек, если вкратце, и автору лучше побыстрее убить этого жуткого персонажа, причем особо жестоким способом. Я возмутилась тогда и заявила, что любой человек способен измениться в лучшую сторону. Убить все человеческое полностью в отрицательном персонаже - не под силу даже автору. Иначе персонаж просто перестанет быть живым. Собственно так и поступает большинство авторов - попросту убивая очередного злодея и подкладывая герою нового. А я привела пример разбойника Опты, который основал в итоге Оптину Пустынь. То есть он – ИЗМЕНИЛСЯ, и я верю,  Бурей тоже мог бы стать лучше, даже полностью измениться.

И тут Автор, видимо прочитав эти баталии, предложил мне пари – если я сумею в тексте убедить его, что Бурей действительно изменился, не каким-то фантастическим способом, а реально, чтобы Автор поверил в это, то он в книге Бурея убивать не будет.

Вот, что написал Евгений Сергеевич:
"Ну, что ж, Kaury, кажется разговор пошел серьезный, и я этому очень рад. Убивать-то Бурея будут не персонажи, а я. И убивать буду силой обстоятельств (а уж персонажи этим обстоятельствам подчинятся, никуда не денутся).
Так вот: если Вы сумеете это преодолеть, если Бурей у Вас в руках изменится так, что обстоятельства его не убьют, даю слово - Бурей выживет. И вопреки пророчеству Добродеи, и вопреки смерти, которую он носит за собой на собственном горбу. Только Ваши контробстоятельства должны быть реалистичны - Вы, надеюсь, уже убедились: ГГ моими стараниями в мистику и чудеса не верит, подо все находятся вполне материалистические объяснения. Психология вещь тоже вполне материальная, поведенческие реакции тоже, стереотипы тоже... Короче, Бурей может измениться, но это будет изменившийся Бурей, а не ангел с крыльями. Чтобы было яснее: разбойник Опта основал Оптину пустынь, но он остался Оптой, хозяином своей судьбы - он РЕШИЛ и стало так, как он решил. Это один и тот же процесс, и когда он решил возглавить банду, и когда он решил служить Ему. Возьму на себя смелость заявить: не сумел бы возглавить банду, не факт, что смог бы основать и пустынь.
Желаю успеха, Kaury. Безумству храбрых... снимаю шляпу, потому что это работает!

З.Ы. Если принимаете условия, вышлю в "личку" описание обстоятельств, которые придется преодолеть. Сразу предупреждаю: будет трудно, во всяком случае, я и сам из предложенной ситуации пока выхода (кроме насильственной смерти Бурея) не вижу."

Невозможно представить, как меня взволновала мысль переубедить самого Автора. Но отступать перед вызовом совершенно не хотелось, в результате чего и появился этот текст «Волчок». Какая же радость у меня была, даже гордость, когда на середине текста фанфика, примерно после пятой главы,  Автор на форуме написал, что пари я выиграла, и Бурей останется жить.

КЕС: "Ну вот, Kaury, Вы все и сделали - теперь рука у меня на Бурея не поднимется, да и в предложенных Вам мною обстоятельствах крышу у него не сорвет. А ведь я думал, что положение безнадежное и Вы выхода не найдете.

Милостивая государыня, госпожа Ольга, не сочтите за дерзость мою просьбу представить себе следующую картину: некто старый толстый и бородатый, в знак восхищения, склоняется перед Вами и колет усами тыльную сторону Вашей ладони.

И еще: ни в коем случае не заканчивайте писать Ваш фанфик! Я, да что там я, мы все очень, очень, очень ждем продолжения."

Конечно, мне помогали писать многие форумчане, особенно Перунов А.Ю., который в итоге стал соавтором этого текста.  Это было целое приключение и первая моя попытка писать что-то, выкладывая публично.

Отредактировано Каури (13-04-2011 21:16:21)

+8

2

Пролог.

Пролог

Юлька развернула коня и снова попыталась пустить его в галоп. Огромный жеребец не желал слушаться, еле плелся шагом, прядал ушами, бока ходуном ходили. А тут и вовсе остановился, вскинул вдруг голову на могучей шее и издал пронзительное ржание.
Юная наездница упрямо сжала губы и, потрепав коня по холке, нагнулась к самой шее, заговорила с ним своим лекарским голосом. Жеребец прекратил вращать глазами и вроде бы прислушался. Рассказывая могучему животному, какой он сильный, какой храбрый, какой добрый, она потихоньку понукала его двигаться вперед. Не прошло и пяти минут, как благородный жеребец распластался в галопе, летя по полю вдоль реки. Маленькое тельце лекарки будто слилось с телом коня. На фоне далекого леса и первых лучей наступающего утра, конь, летящий с юной ведуньей на спине, казался призрачным и нереальным.
Бурей вздрогнул, отгоняя странные мысли и замахал рукой. Возвращайся, мол, довольно.
Юлька подлетела прямо к нему, с горящими глазами и широкой улыбкой на лице.
- Ну, как, дядька Бурей? – воскликнула она, с трудом восстанавливая дыхание. - Я победила?
Главный обозник неопределенно хмыкнул и придержал коня, не решаясь предложить Юльке помощь. Вечно она злится, что он относится к ней, как к ребенку. Будто взрослая очень!
Девушка ловко соскользнула на землю и встала перед Буреем, сунув кулаки в боки и притоптывая ногой. Ну вся в мать!
- Дядька Бурей! Отвечай же. Я тебе не обозник, над которым ты можешь куражиться, как вздумается. Говори прямо: ты победила и мне понравилось.
- Хм, - великан усмехнулся, - Ты победила, и мне понравилось, Ягодка. Но больше на него не садись. А то увидит кто. Никто не может сладить с ним кроме меня.
- Но я же только что!... – взвилась Юлька.
- Ну, Ягодка! Мала еще, чтобы понять, да и не женского это ума дело… 
Юная лекарка гордо вскинула голову, резко развернулась и легко вскочила на покладистого жеребца, которого ей выделили в крепости.
Суровый спутник почти сразу ее догнал и поехал рядом, искоса на девушку поглядывая.
Они представляли собой очень странную пару, однако в Ратном никто бы не удивился, увидев их вместе. Все знали об отношении Обозного Старшины к дочке Настены.
Некоторое время они ехали молча, направляясь в сторону Ратного.
- Чего хотел видеть? – наконец спросила ведунья все еще сердитым голосом.
- А что, Юленька, я уж просто так и повидаться с тобой не могу?
- Некогда мне просто так видаться, - буркнула она, скрывая, как приятно ей такое услышать. - Там у меня знаешь как, за всем пригляд нужен, помощницы вечно напутают что-нибудь. А сколько тяжелых! Глаз да глаз!
- Прямо никуда без тебя!? – хмыкнул Старшина.
- Никуда.
- А дядька Бурей пусть пропадает, как хочет?! – Хмыкнул он, легко управляя своим огромным скакуном.
- Ну, прям! Ты пропадешь! – рассмеялась девушка, заметно повеселев.
- Хм. Ну а Матвей как? Вроде соображает.
- Очень хорош, только язвит много.
- Ух! А ты, наверное, совсем мало!
- Ну, дядька Бурей! – Юлька обернулась и, скорчив умильную рожицу, заглянула ему в глаза, - Что позвал-то? Я же чувствую – неспроста!
- Чувствует она! – он нахмурился, в который раз подумав, правильно ли поступает.
- Ну, правда! Поднял в такую рань!
- А малец сказал, что ты не спала уже.
- Ну, дядька Бурей!
- Вот заладила! Ладно, Юленька. Подарок у меня для тебя есть.
- Какой? – всполошилась девушка. Глаза ее заблестели. - Где он?
Ее спутник скрыл понимающую улыбку. Знал, как охоча молодая лекарка до подарков. Жаль все же, что Настена не позволяет, сколько уже даров принять для дочери отказалась. А почему?
- Увидишь. – проворчал он. - Как раз за ним и направляемся.
Девушка с любопытством огляделась и поняла, что, скорее всего, они едут к медвежьей пещере, которую Бурей ей когда-то показывал.
И что за подарок ее там может ждать?! Спрашивать бесполезно – раз сказал «увидишь» значит, пока не доедут, ничего от него не добьешься. Упрямый, как бык! И смотрит исподлобья, и роста огромного, да еще этот горб… неудивительно, что все его боятся. А она? Мама говорит, что она просто привыкла, а то бы тоже боялась.
Любопытство и нетерпение заставили отбросить эти мысли. Хотелось узнать, что же ждет ее. Потому попробовала зайти с другого бока:
- Мы едем к пещере?
Страшный спутник искоса на нее глянул и ухмыльнулся, не пожелав ответить. Лекарка недовольно вздохнула,  заерзала на седле и проговорила:
- Давай наперегонки!
- Хороший день,- не поддался Бурей,- куда спешить.
- Меня, между прочим…
- Да, да, знаю, раненые ждут. Ничего, успеешь ты к раненым.
Вообще-то, девушка редко себя так вела, но с Обозным Старшиной могла себе позволить побыть маленькой любопытной девчонкой. Редко он баловал ее подарками.
Юлька подозревала, что Настена ему не позволяет. И теперь любопытство, которому она дала волю, все сильнее ее разбирало. И чего Бурей развел такую таинственность. Что это может быть?!
Наконец, они подъехали к пещере и Старшина спешился. Не успела девушка остановиться, как он ловко сдернул ее с седла, словно пушинку, и поставил на землю.
- Знаю, ты не маленькая, - пресек он недовольство лекарки. И взяв за руку своей огромной лапищей, повел к густо разросшимся кустам, закрывающим вход в пещеру.
Место это было глухое, вдали от жилья и одна Юлька, наверное, побоялась бы сюда явиться. Но рядом со Старшиной было совсем не страшно. Деревья здесь росли так густо, что полумрак царил даже днем. Пещеру можно было увидеть, только подойдя совсем близко и раздвинув кусты. Если точно не знать, то и не найдешь. Юная ведунья сомневалась, что кто-то, кроме Бурея, о ней знает.
Чтобы пройти внутрь, девушке пришлось нагнуться, а Бурею и вовсе вползать. Однако внутри было просторней, и старшина снова поднялся в полный рост, лишь немного пригнув голову. Пока Юлька пыталась привыкнуть к темноте, он высек огонь и запалил лучину – пещера осветилась тусклым светом. Лекарка снова обвела взглядом пещеру и вдруг ахнула.
В глубине пещеры, у дальней стены стояла небольшая квадратная клетка, грубо сколоченная из тонких бревен, в которой находилось что-то живое. Через мгновение девушка поняла, что это ребенок и бросилась к клетке, но Бурей быстро схватил ее за локоть и удержал.
- Его волки воспитали, - сказал он, - настоящий звереныш. Стаю я прикончил и этого тоже хотел, но решил тебе показать – что в жизни бывает!
- Но это же ребенок, зачем его так! – охнула девушка, прижав ладошку к губам.
- Уже не человек, зверь!
Существо в клетке вдруг зарычало действительно по-звериному, обнажив зубы в оскале. Юлька невольно отшатнулась. Хотя ей тут же стало стыдно своего страха. Теперь, когда Старшина поднес лучину совсем близко, она смогла разглядеть пленника подробно. Мальчику, вероятно, не было еще шести лет. Его тощее тельце покрывал слой грязи, кое-где виднелись раны с запекшейся кровью, черная грива волос, никогда не знавшая ни расчески, ни ножниц, торчала во все стороны. А на грязном лице выделялись большие, пронзительно синие глаза.
- Ну что, насмотрелась, - спросил Главный Обозник сурово. Он уже жалел, что привел сюда девчонку. Не стоило. Только самому тошно стало.- Поехали уже. А то тебя раненые ждут.
У Юльки сжалось сердце.
- А с ним что?
- Вот тебя провожу и прикончу. Нехорошо его в клетке держать.
- Отдай его мне, дядька Бурей! – Вспыхнула лекарка. - Я его выращу!
Старшина вздохнул и вывел ее наружу. Помог забраться в седло и ласково потрепал по спине.
- Из него только волк может вырасти. Знаешь, что люди скажут? Что это оборотень и охоту на него устроят. Ты этого хочешь?
- Я его воспитаю, я смогу, он снова станет человеком! Мне мама поможет!
Бурей отвернулся и одним мощным прыжком взлетел на своего коня.
- Каким человеком ты его воспитаешь? – наконец глухо спросил он. - Таким, как я?
Девушка опустила голову, не нашла, что ответить. Дальше они ехали молча, каждый задумался о своем. Когда крепость уже была недалеко, Бурей остановил коня.
- Дядька Бурей, - решительно повернулась к нему лекарка, - не убивай его пока. Дай мне подумать до завтра.
- Ладно, Ягодка, - вздохнул Старшина, - только о пещере никому не рассказывай.
- Даже маме? – лукаво спросила она.
- Матушка знает. – Пожал плечом Бурей.
- И про него тоже?
- Нет, про него тебе первой сказал. Сама решай, кому поведать. А лучше помалкивай.
- Знаю. Не маленькая.

К себе девушка вернулась в глубокой задумчивости. Ох, как не просто - решать самой судьбу человека! Жить ему или умереть…
Ну и подарок Бурей придумал. И где ж тут подарок, скажите на милость? Вот и пойми после этого мужчин!

К Настене она смогла вырваться только ближе к вечеру. Мать выслушала проблему молча, не перебивая, а потом спросила:
- А сама-то что думаешь?
- Думаю, что себе заберу и воспитаю, - решительно сказала дочь. - Я смогу. Я справлюсь! Ты же знаешь!
- Знаю. А нужно ли это? Бурей-то прав. Окрестят оборотнем и все равно убьют. А о тебе при этом что скажут?
- Что же теперь – пусть помирает? Ты бы видела его глаза! Если отмыть, облик человеческий вернуть, мне кажется, он очень красивым будет.
- Красивым! Это что, игрушка тебе?
- Не игрушка! – Девушка нахмурилась и задумалась, подперев щеку кулачком.

Настена подвинула ей миску с едой, Юлька рассеяно зачерпнула и тут же взвилась:
- А он там голодный уже сколько дней! И вообще, раз Бурей его поймал, значит это его холоп. А раз сам мне сказал, что подарок, значит теперь это мой холоп. Значит, мне и решать, что с ним делать. Я его к себе заберу, и прятать буду, пока в приличный вид не приведу. Никто о нем и знать не будет.
Старшая лекарка ласково улыбнулась:
- Будто дел у тебя других нет! Ну а знать, все равно узнают. Иголку в сене не утаишь!
- Мама!
- Пора тебе самой решения принимать. Вот и думай! Раз взрослой себя считаешь!

В крепость в этот день Юлька решила не возвращаться, стемнело уже. Мать ей напомнила, что утро вечера мудренее, и посоветовала - утром подумать на свежую голову.
Спала она беспокойно. То снилось, как Минька бьется с огромным врагом из последних сил, а она бестолково мечется за его спиной и ничем помочь не может. То Обозный Старшина, почему-то очень веселый вытаскивал клетку из пещеры, а в ней вместо мальчика, матерый волк сидел, только глаза синие-синие…
Проснулась в слезах.
Настены не было – видно по делам уже ушла. Юлька ахнула, выглянув за дверь – солнце то уже высоко – как же ее угораздило так долго спать. Надо срочно к Бурею и сказать все, что матери сказала! Что это теперь ее холоп, раз подарок, и она его себе забирает.
Бежать по деревне не хотелось, а добраться до Старшины нужно быстрее. Девушка выскочила из дому и увидела Серого, привязанного у крыльца, на котором из крепости приехала. Мигом отвязала и вспрыгнула ему на спину.
Около дома Обозного Старшины остановилась с бешено бьющимся сердцем, окликнула холопку:
- Где Бурей?
- Так с утра уехали, с луком – на охоту верно!
У Юльки сердце и вовсе остановилось, но руки и ноги уже сами разворачивали коня и пускали по улице галопом, а в голове билась мысль: «Успею! Должна!»

Серый, почувствовав настроение хозяйки, несся во весь опор. На улицах Ратного люди расступались, качали в след головой, мол, к больному спешит лекарка. А девушка и не замечала их.
Как домчалась до пещеры, как все кочки в лесу и коряги перепрыгивала, от веток уворачивалась, сама не осознавала.
У пещеры вздыбила коня, останавливаясь, соскользнула с потного боку. Краем глаза увидела коня Старшины, и на подгибающихся ногах бросилась ко входу.

Внутри теплилась лучина, воткнутая в стену. Бурей резко развернулся к ней с ножом в руке, но, узнав лекарку, нож опустил и ухмыльнулся.
- Что, Юленька, пожар где?
Девушка не ответила, пытаясь заглянуть за его спину, что было сделать довольно сложно. Бурей посторонился, и она увидела, что клетки нет. Точнее, лежат бревнышки от нее, да часть стенки. Видно старшина как раз ее разбирал. Глаза Юльки заметались по полутемному пространству пещеры. Тельце найденыша лежало у дальней стены, маленькое и неподвижное. Девушка охнула и опустилась на землю на подогнувшихся ногах. Как будто все силы ее оставили.

Отредактировано Каури (14-04-2011 00:21:00)

+12

3

- Ну что ты, Ягодка, - Бурей опустился возле нее на корточки и погладил по голове своей огромной рукой, - сама не своя! Что случилось-то?
- Ты… ты же… обещал! - срывающимся голосом крикнула Юлька, на глазах выступили злые слезы.
Бурей неловко прижал ее к себе и продолжал гладить вздрагивающие плечики.
- Ну-ну, - бормотал он, - ну хватит, Ягодка. Будет тебе убиваться-то. Будто кого родного потеряла. А что я обещал? До завтра тебе подумать? Так и думай! Времени до вечера еще много. Столько всего передумать можно!
Юлька и порыдать могла в его объятиях, потому что с ним наедине никогда не стеснялась свои чувства показать, но, когда последние слова добрались до ее затуманенного сознания, резко отстранилась.
- Так ты ж его… Дядька Бурей!
- Нет, жив еще. Только успокоил малость. Очнется скоро. А ты что ж, Ягодка, надумала чего?
Юлька, не отвечая, вскочила и подошла к маленькому найденышу. Стала деловито его осматривать, как будто перед ней обычный больной, ждущий ее помощи.
- В порядке он, - буркнул Бурей, внимательно за ней наблюдая.
- Вижу, дядька Бурей. Теперь он мой холоп. Ты мне его подарил.
- То есть как – холоп?.. Звереныш это и больше ничего!
Юлька вскочила перед Буреем и подбоченилась, как накануне.
- Подарил или нет, дядька Бурей, отвечай!
- Я … , это… Только показать хотел! – Старшина даже слегка растерялся от ее напора.
- Ты говорил: подарок меня ждет!
- Ну, говорил…
- Значит, он теперь – мой! – Юлька решительно сверкнула глазами.
Бурей глядел на нее угрюмо и задумчиво, потом махнул рукой:
- Твоя взяла, Ягодка. Только зря тогда я клетку разобрал.
- Не зря. В клетке он не будет жить!
Бурей вздохнул. И потянулся за веревкой, брошенной на полу.
- Ты чего, дядька Бурей!... – вскинулась Юлька.
- Свяжу его. А то очухается скоро. Глазом моргнуть не успеешь, как в лес кинется!
- Я его усыплю, - сказала Юлька.
-Угу, - пробурчал Бурей, - но только связанного.
Пока Бурей вязал приходящего в себя пленника, Юлька вышла, поискать нужных трав. Когда вернулась, мальчишка уже лежал спеленатый как младенец, с кляпом во рту, и бешено вращал глазами.
Юлька опустилась рядом с ним на колени и начала говорить ласковым голосом медленно, певуче, поглаживая мальчишку по голове. Пленник стал прислушиваться и страх и ярость стали постепенно уходить из его глаз.
Бурей смотрел, смотрел, потом плюнул и стал выбираться наружу.

Когда Юлька вылезла из пещеры, Бурей заканчивал обтирать ее лошадь травой.
- Почти загнала беднягу, - попенял он Юльке.
- Ну не загнала же!
- Хм. Как там звереныш, уснул?
- Конечно. Поможешь мне его довезти?
- А куда ж мне деваться, Ягодка, - тяжело вздохнул Бурей. – Только у меня условие – сначала матушке покажи.
- К ней и повезем, - решила Юлька.

Настена долго осматривала нового Юлькиного холопа, пока девчонка поила Бурея квасом. Оба ждали, что скажет Настена. Бурей – угрюмо, а Юлька с тайной надеждой, которая проскальзывала во всех ее торопливых движениях.
Настена вышла к ним неспешная и величественная, села напротив и улыбнулась:
- Ну что, рты пораскрывали? Кваску мне налейте, что ли.
Юлька, сдерживая рвущиеся вопросы, встала и налила матери квасу.
Настена пригубила и обратилась сперва к Бурею:
- Что, Бурей, правда ли, что ты Юльке холопа этого подарил?
- Правда, матушка! – покаянно вздохнул Бурей.
- Налей, Юлька, пива, что ли, своему благодетелю – отблагодарить надо.
Юлька, зная мать, засветилась вся, бросилась за пивом. Бурей смотрел ошеломленно, не понял – хвалит его Настена, или наоборот хочет сказать «Что ж ты натворил, дуралей!»
- Пей, Серафим Ипатьич. Хоть и глупость совершил, да все обошлось. Не совсем это звереныш. Недолго он пробыл в стае, наверное, одну зиму. Все исправить можно, точнее Юлька сможет. Двух месяцев не пройдет, как с детьми будет заводилой бегать. Сильный мальчишка оказался, не смогли его волки в своего оборотить и ума не лишили. Может, даже детство свое вспомнит, хотя это не обязательно. Ему ж семи еще нет.
Бурей отпил пиво, отставил кружку и шумно поднялся.
- Благодарствую, матушка. Ну, я пошел тогда.
- Иди, Буреюшка!
Оставшись вдвоем с дочерью, Настена покачала головой:
- Повезло тебе, Юлька. Видно почувствовала ты его сущность, хоть сама не поняла. Вот и боролась за его жизнь вслепую, как котенок. Учиться тебе еще, доченька!
- Спасибо мама,- Юлька порывисто ее обняла.
- Ну-ну, как звать-то его будешь?
- Пусть будет пока Волчок, а потом посмотрим.
- Смотри, дочка. Не собачку себе завела. Человека взялась воспитывать.
- Знаю, мам. И Минька говорит: «Мы в ответе за тех, кого приручили!».
- Прав твой Минька.
- Я справлюсь, мам.
- Должна. А сейчас забирай Волчонка и езжай в крепость. А то опять до темноты дотянешь. И не бойся. Полюбил он уже тебя своим детским сердечком. Чувствует, что жизнь ты ему спасла. За мать тебя почитать будет. А уж остальное от тебя зависит.
Волчок, вымытый и одетый Настенной, опять спал. Настена помогла Юльке устроить его перед седлом, закрепив концы ткани на спине дочери.
- Я его покормила, не переживай, - сказала Настена напоследок. А спать будет еще долго – много пережил за последние дни. Может даже несколько суток.
- Мам, - нерешительно спросила Юлька, - а я, правда за два месяца его вылечу?
- Не знаю, Юль, может и быстрее. Но учить говорить и ходить заново придется.
Ну, езжай уже, заждались там тебя в крепости.
Юлька ехала не спеша, не хотела растрясти Волчка, хоть и знала, права мама, не проснется он ни сегодня, ни завтра.

В крепости ее действительно ждали. Холопки загомонили разом, рассказывая, что без нее делали, Матвей отодвинул их плечом, предложил помочь с Волчонком, сказал, что без нее никаких серьезных происшествий не случилось, но надо ей глянуть на двух раненых, так, на всякий случай. Юлька передала ему Волчка, указала, где его положить, и порадовалась, что вопросов не задают. Так только, посматривают с любопытством, но не более.
На лавочке сидел Мишка и с ленивой улыбкой на нее поглядывал. Видно от дел отдыхал перед ужином. Юлька спешилась и отдала коня подбежавшему отроку. Подошла к Мишке и села рядом.
- Здравствуй, Юль! – поздоровался боярич,- Откуда дровишки?
- Здравствуй, Минь. И не дровишки это вовсе. Это холоп мой новый. Бурей отдал, ребенок хилый и больной, к тому же круглый сирота, а я его вылечить смогу. Будет у меня помощник.
- Будет у тебя обуза, - возразил Мишка, но тут же, поспешно добавил, - но дело твое. Нравится – возись.
Юлька услышала за спиной шуршание и поняла, что замысел ее удался. Холопки явно подслушали и теперь разнесут по всему Михайловску, а там и до Ратного дойдет. И никто вопросов каверзных не задаст.
- Хороший мальчишка, Минь. Только болел долго. Придется заново разговаривать учить. Помнишь, как тебя.
Мишка пожал плечом и поморщился.
- Угу. Плечо меня, Юль, со вчерашнего дня беспокоит. Посмотришь?
- А что же Матвей? – всполошилась Юлька, - Ладно уж, пойдем, посмотрю.
* * *
Уже через месяц маленький Волчок сносно изъяснялся и вполне прилично ходил. Ребенком он оказался очень смышленым и серьезным. Хвостом за Юлькой не таскался, но следил издали преданными глазами, готовый в любой момент броситься на ее защиту. Матвей к нему привязался и относился как к младшему брату. Роська стал требовать, что бы ребенка окрестили. Юлька была не против. Таким образом, как только Волчонок выучил пару молитв, с легкой руки Роськи, Юлькиного протеже торжественно отвезли к отцу Михаилу. Волчка окрестили Владиславом, а крестным стал Роська. В связи с чем, Роська взялся обучать Влада грамоте.
Впрочем, многие продолжали звать его Волчком, когда Роськи не было в пределах видимости.

+13

4

Каури
Честно в свое время выпустил как-то всю предысторию - спасибо и +
она не менее захватывающа чем само произведение.

+2

5

AL1618, спасибо   http://read.amahrov.ru/smile/JC_ThankYou.gif

+1

6

Каури, ловите тапочку!
Святой король Владислав Сербский, сын святого короля Стефана, царствовал 7 лет. Он отличался добротой и милосердием к больным, странникам и бедным и построил монастырь в Милешеве, где скончался в 1239 году и там же был погребен.
Это Его именем Православная Церковь крестит младенцев в конце сентября-начале октября. С пятнадцатого века.
В 12 веке имя "Владислав" не может быть в святцах. Не родился ишшо.(112цать какойто год на дворе!)  Посему Волчок - не Владислав.

А в манеру изложения КЕС - попадание точное!

Отредактировано Максимыч (13-04-2011 22:23:37)

+1

7

Максимыч написал(а):

Посему - не Владислав

Максимыч, ого, спасибо, сейчас буду думать)))))

0

8

Каури
Мне очень понравилось, и я отлично понимаю КЭСа .Кстати сегодня был у меня с ним разговор..........в том числе и о вас.
Он сказал что понимает вас........он и сам побоялся когда ему предложили познакомится со Стругацким))
Впрочем уверяю вас дяденька он весьма симпатичный и интеллекта и такта немалого.Жену вот свою я с ним познакомил))))

+1

9

книготорговец написал(а):

Жену вот свою я с ним познакомил))))

С Эдиком Красницким?  http://read.amahrov.ru/smile/whistle.gif

книготорговец написал(а):

я отлично понимаю КЭСа .

0

10

книготорговец написал(а):

Мне очень понравилось

Спасибо большое))))

книготорговец написал(а):

Кстати сегодня был у меня с ним разговор..........в том числе и о вас.Он сказал что понимает вас........он и сам побоялся когда ему предложили познакомится со Стругацким))Впрочем уверяю вас дяденька он весьма симпатичный и интеллекта и такта немалого.Жену вот свою я с ним познакомил))))

Ох, надо же!!!!!!!!!!!

0