Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Антиляп » Холодное оружие-2


Холодное оружие-2

Сообщений 401 страница 406 из 406

401

Котозавр написал(а):

А на импортном металле работали?

Мне лично встречался меч конца 16-начала 17 века выкованный из корейской стали (провели анализ металла).
В более позднее время - китайцы стали завозили, но возможность их покупки была не у всех, поэтому говорить о тенденции работы на импортном металле нельзя. Скорее это были единичные случаи, которые могли позволить только очень богатые мастера, как эксклюзив.

0

402

В качестве заклёпкометрии для некоторых и просто хорошей информации для других, выкладываю последнюю часть своей статьи в журнале "Клинок. Традиции и современность".


Единый стандарт холодного оружия в армии – триумф шашки.

/Продолжение/.

Изменения в армейских образцах холодного оружия на протяжении XIX века проходили достаточно часто, но они не были кардинальными, и основные типы холодного оружия не изменялись. К концу века в российской армии сложились тенденции к единообразию формы и вооружения. Это коснулось и холодного оружия. Нарастало  понимание, что палаши и сабли имеют существенные недостатки, которые не дают бойцам результативно применять их на поле боя – это и излишний вес, неудобство рукоятей, неправильное положение центра тяжести. К тому же отмечалось, что даже в одном подразделении часть конницы могла иметь сабли одного образца, другая - палаши и а третья была вооружена шашками. Изготовление одновременно такого количества видов оружия вызывало задержки.
Толчком для коренной реформы холодного оружия послужила направленная в Артиллерийский Комитет особая записка, написанная генерал-адъютантом Г.А.Плаутиным, в которой он высказывался о проблеме оружия в армии: «Как бы кавалерия наша ни была бы хорошо обучена фехтованию, и какие бы мы не сочиняли для этого правила, во всяком случае, нам тогда только можно будет ожидать какого-нибудь действительно важного результата от введения в войсках наших фехтования, когда оружие, которым она вооружена, будет хоть немного соответствовать требованиям того искусства, которое обучает владеть им. Оба вопроса, как о системе преподавания в войсках, так и вооружения их должны идти рука об руку; лучший боец, вооруженный таким оружием, которое парализует все его движения, также опасен для неприятеля, как и самый неуклюжий рекрут, вооруженный лучшей испанской шпагой.
Однако при создании нового оружия нужно было учесть все требования, предъявляемые как в кавалерии, так и в пехоте. На взгляд Г.А.Паутина это должно быть что-то среднее между прямым палашом и кривой саблей – нечто, чем можно будет колоть и рубить одновременно.
Артиллерийское отделение Военно-ученного Комитета признало, что «вопрос об улучшении устройства холодного оружия весьма важен, а мнения о вооружении нашей кавалерии холодным оружием заслуживающими самого полного внимания». И как водится, это прекрасное начинание не получило желательных последствий аж до 1874 года, когда о необходимости существенных изменений в образцах холодного оружия отписался генерал-майор А.П.Горлов, состоявший в то время при российском посольстве в Лондоне. Изучив опыт английского и немецкого перевооружения, генерал Горлов написал: «Нашей кавалерии не следовало бы оставаться со старыми саблями и рисковать понести страшные потери от неприятельского усовершенствованного оружия, которое не только в отношении уколов, но даже в рубке превосходит наше». Для представления своих соображений в практическом плане генерал-майор заказал в Англии по 3 экземпляра сабель – для легкой кавалерии, для драгун и для казаков, основанных на собственных теоретических выкладках. В этих саблях был существенно уменьшен изгиб, уменьшена толщина сечения клинка, улучшен центр тяжести и изменена рукоять. По прибытии в августе 1875 года в Петербург эти образцы были представлены лично Государю Императору, который внес некоторые замечания и приказал отправить их на испытание в учебный кавалерийский эскадрон и в учебный пехотный батальон.
Даже при том, что в российской армии уже стояла на вооружении шашка, подходившая под требования Паутина, до осознания, что это лучший вариант для перевооружения всей армии требовалось время. 
Толчок к перевооружению дали события 1877-1878 годов: во Франции был принят новый образец сабель с практически прямым клинком и приспособленным для укола острием, а в Англии в декабре 1877 г. был введен для кавалерии образец сабли очень похожий на тот, что был изготовлен под наблюдением Горлова в 1874 году на одном из английских заводов.
Эти улучшения в вооружении западных государств подтолкнули Главный Комитет по устройству и образованию войск учредить особую Комиссию по вопросу перевооружения, которая в январе 1880 года рассмотрела на заседании образцы Горлова.
К предложенным клинкам драгунской и казачьей шашки, аналогом которых послужили кавказские шашки, претензий не было. Эфес же драгунской шашки был сочтен неудобным для носки, как в пешем, так и в конном строю. Комиссия попросила Горлова спроектировать два новых образца - для легкой кавалерии и для казаков, сделав эфесы более удобными: для легкой кавалерии уменьшить размер эфеса, который на тот момент состоял из трех дужек, а для казачьей сделать приспособление для некоторой защиты руки. Комиссия рекомендовала приспособить к рукоятям казачьей шашки крестовину восточного образца.  На счастье генерал-лейтенант А.П.Горлов не пошёл на поводу комиссии, и предложил придать ей четырехгранную форму с тупыми ребрами для большего удобства при обхвате рукояти, а также снять с заднего ребра рукояти оковку, которая не прибавляла прочности, а только увеличивала вес шашки и холодила руку на морозе.
На следующем заседании комиссии А.П.Горлов представил новую рукоять казачьей шашки, а эфес кавалерийской сабли оставил без изменений, заявив, что при дальнейшем уменьшении гарды она перестанет защищать руку от уколов, и не будет иметь практического значения. По его мнению, лучше было бы вовсе отказаться от такой гарды и сохранить только одну дужку наподобие драгунской, которая достаточно защищает руку от рубящих ударов, легка и удобна в носке. В виду этого комиссия решила вовсе отказаться от трехдужечной гарды.
Горлов пошел еще дальше: поскольку представленные им образцы клинков казачьего и кавалерийского оружия очень похожи между собой, он предложил принять казачий образец и для регулярной кавалерии. Изготовление же на заводах клинков только одного образца для всех частей (кроме кирасирских) упростит и удешевит производство. Предложение было Комиссией принято.
И так, 8 апреля 1881 года последовало Высочайшее утверждение вновь проектированных образцов, однако введение в армию нового холодного оружия затянулось еще на несколько лет.
В первую очередь возникли пререкания с Златоустовской оружейной фабрикой при установлении допусков в изготовлении клинков. При проектировании шашки образца 1881 года и при первоначальном изготовлении некоторого их количества в Инструментальном отделе петербуржского патронного завода, вес клинков равнялся от 618,5 г до 695,3 г. Впоследствии при изготовлении этого оружия на Златоустовской оружейной фабрике из-за более грубого валового производства вес всех частей шашки возрос. Из-за неоднородности пудлинговой стали, употреблявшейся в Златоусте как сырой материал для переплавки в тиглях, получалась неоднородная по качеству клинковая сталь, и фабрика постоянно требовала увеличения размеров частей, получив же увеличенные допуски, держалась высших пределов. Так вес клинка дошел до 746,5 г, а общий вес шашки с эфесом и ножнами до 1,638 кг, что было на 310 грамм больше изначального макета.
«Такое увеличение веса, - писал генерал-лейтенант А.П.Горлов, - для холодного оружия, находящегося всегда на солдате и на лошади, составляет весьма ощутимую для них прибавку груза. Прусские военные писатели осуждают нашу кавалерию, говоря, что она есть не что иное, как плохая пехота, сидящая на тяжело навьюченных лошадях. Нет сомнения, что каждый грамм веса, который можно снять с солдата и лошади, составляет в нашей кавалерии действительный выигрыш, а снятие 310 грамм есть выигрыш значительный».
Еще одной проблемой для Златоустовской оружейной фабрики стали нормы проб изгибом. Так как шашки образца 1881 года были более узкие и легкие, то груз в 20,5 кг не выдерживали, получая при этом остающийся изгиб. В результате пробы были облегчены до 19,5 кг. Практическим путем было доказано, что клинки с более широким долом успешнее сопротивлялись изгибу, и Горлов распорядился впредь изготавливать клинки с широким долом.
В первые годы брак при изготовлении шашек образца 1881 года на Златоустовской оружейной фабрике доходил до 20%. Для нахождения причины такого массового брака были проведены многочисленные опыты по переплавке, проварке стали, отковке кованцев, а также закалке последних. Был ужесточен отбор стали, особое внимание было обращено на режим нагрева при протяжке кованцев. Полагая, что качество можно повысить материальной заинтересованностью рабочих, было введено понятие «хороший» и «худший» клинок. «Хорошим» считался клинок соответствующий всем размерам, но обладавший наименьшим весом, более правильно и чисто откованный, за него кузнецу платили 7 копеек. «Худший» клинок расценивался в 5 копеек. Помимо этого руководство завода обратилось к правительству с просьбой предоставить средства на приобретение специального оборудования для прокатки клинков и фрезерной обработки.
Одновременно с изменениями в производстве проходила доработка самих шашек. Последний и самый окончательный вариант был принят только в 1883 году, когда был одобрен подробный чертёж оружия и составлена полная инструкция приёмки. Отличия от первоначального образца были существенными: дол солдатского клинка стал шире, его боевой конец был сделан более режущим, а обух несколько толще; у казачьей шашки изменился способ крепления эфеса, наконечник ножен удлинили, чтобы предохранить ножны от ударов шпор всадника. Это оружие стали именовать шашками образца 1883 года системы 1881 года.
Интересно отметить, что при валовом изготовлении клинков к шашкам образца 1881 года Златоустовская оружейная фабрика ходатайствовала о разрешении изготавливать ей клинки разной длины, аргументируя тем, что пригонка одежды не встречает особых трудностей, то пригонка оружия согласно росту и силе людей также является вполне возможною. Однако фабрике в этом было отказано.
Меньший размер клинков был утвержден в 1885 году для артиллерийских шашек. Если драгунская шашка имела в длину 870 мм, то длина артиллерийской – 768,4 мм.
Доработка шашек продолжилась и после – в 1888 году утвердили новый образец ножен солдатской драгунской шашки с гнёздами для штыка.
С принятием на вооружение шашек Горлова в русской армии одержала верх столь любимая многими военачальниками склонность к единообразию. Драгунская шашка заменила все прежние образцы боевого оружия. Она сменила кавалерийские сабли у уланов, палаши у кирасиров, шашку азиатского образца в драгунских полках Кавказской инспекции, офицерскую саблю у офицеров пехоты. Шашка была принята также на вооружение жандармов, чинов полиции и пограничной стражи.
Несмотря на все достоинства, новая шашка была принята далеко не всеми военными. Нижегородский драгунский полк обратился с просьбой оставить ему азиатскую шашку образца 1834 года. Командование и император удовлетворили ходатайство прославленного полка и в 1889 году вернули нижегородцам их привычное оружие, полученное когда-то как знак боевого отличия. Вскоре такое же решение было принято в отношении Северского драгунского полка. Уважая традиции знаменитых гвардейских полков, решено было оставить им кирасирский палаш и кавалерийскую саблю для ношения в мирное время при парадной форме. Сохранилась в войсках и шпага. Её, как и прежде, носили при определенной форме одежды генералы, военные чиновники и офицеры.
Любовь офицеров «горловская» шашка тоже не вызвала. Для этого она была слишком «простой», без всяких украшений. К тому же даже облегченная офицерская шашка оставалась довольно тяжелой. «Крайне будничный вид» и вес было решено изменить в 1909 году. Комиссия при оружейном отделе Главного артиллерийского управления, возглавляемая оружейным конструктором капитаном В.Г.Федоровым предложила несколько изменённый и облегченный вариант прежней шашки. Эфес шашки украсили растительным орнаментом и вензелем императора, в правление которого владелец оружия получил первый офицерский чин. Клинок также украсили императорским вензелем и гербом. Приказом Военного министерства № 102 от 1909 года  модель была утверждена как шашка офицерская образца 1881/1909 года.
Когда Советская власть в 1927 году озаботилась вопросом о вооружении Рабоче-Крестьянской Красной Армии, основным холодным оружием была утверждена модель прежней казачьей шашки нижних чинов образца 1881 года.
Однако когда обратились в Златоуст, оказалось, что в 1925 году городской совет постановил переименовать Оружейную фабрику главного завода в фабрику имени М.В.Фрунзе. Вместе с названием фабрика поменяла и специализацию – основной продукцией стали столярные инструменты, пилы, столовые приборы и вкладыши к сенокосилкам, по заказам медицинских учреждений изготавливали хирургический инструмент. Поэтому, когда в 1927 году встал вопрос о восстановлении оружейного производства, оказалось, что нет даже чертежей шашек, не говоря об образцах. Выйти из затруднительной ситуации помог С.М. Буденный,  выславший в Златоуст из Москвы собственные шашки, с которых и были сняты чертежи.
Производство восстановили быстро и уже к 1929 году были изготовлены два варианта шашек образца 1927 года: шашка для командного и начальствующего состава и шашка для красноармейцев и младших офицеров, которая отличалась гнёздами для штыка на ножнах.
В 1940 году для строевых офицеров кавалерии, конной артиллерии и командиров других войск, которым полагалась лошадь, был принят новый образец шашки, за основу которой была взята всё та же офицерская драгунская шашка образца 1881/1909 годов. Новое оружие получили и советские генералы. Генеральская сабля образца 1940 года официально именовалась шашкой, хотя имела большую кривизну и носилась как сабля – лезвием вниз. Такая путаница в наименовании генеральских шашек образца 1940 года сохранилась до сих пор.
После упразднения кавалерии в 1955 году, с вооружения Советской Армии были сняты все шашки. Сейчас шашки используются только как атрибут флагоносцев во время парада и не являются более боевым холодным оружием, оставшись только прекрасной страницей в истории холодного оружия.

+6

403

Еще одна старая статья для конференции:

Старинные клинки в мечах регулярной армии Японии XX в.

После разгрома Квантунской армии в августе 1945 года многие из офицеров, участвовавших в боевых действиях, получили необычные памятные награды в виде японских мечей, которые были изъяты у японских офицеров. Некоторые из этих мечей впоследствии передавались в музеи всего Советского союза, другие хранились ветеранами и после их смерти пополнили антикварный рынок.
В подавляющем большинстве и музейные и частные образцы японских уставных офицерских мечей типа 94\98 (модели 1934/1938 гг.) и мечи военного использования (мечи вольнонаемных офицеров) датируются временем их использования – середина ХХ века. Однако, как говориться, есть нюанс. И этот нюанс мы попытаемся рассмотреть в нашей статье.
Для начала расскажем, что же представляли собой мечи японской регулярной армии во время Второй Мировой войны.
Уставные мечи японской регулярной армии разделяются на два вида: «гунто» – в переводе обозначающие «военный меч» (гун – военный, то – меч) и «син-гунто» – новый военный меч (син – новый, гун – военный, то – меч).
Мечи гунто, принятые на вооружение японской армии в периоды Мэйдзи (1868-1912 гг.) и Тайсё (1912 – 1926 гг.) напоминали западные, так прототипами для их создания были немецкие сабли модели 1852 г. (М1852) и американские кавалерийские сабли.
В 1926 году наступает период Сёва и молодой император Хирохито, провозглашает девизом своего правления «Сияющий мир» (Сёва – сияющий мир). В 1930-е годы в Японии под влиянием идеологии традиционализма и национализма, которая все больше набирала силу, пришли к мысли, что мечи сухопутной армии и флота должны в полной мере олицетворять традиции японских самураев.
Перевооружение японской регулярной армии на новое холодное оружие связано с деятельностью военного министра генерала Угаки, который сделал вооруженные силы Японии соответствующими понятию «национальные». Благодаря ему, 14 февраля 1934 года (9 год Сёва, 2594 НСЭ) был выдан императорский указ № 26, который изменил правила военной формы одежды и вооружения, утвердив новый армейский меч по образцу традиционных японских мечей тати. Неофициально этот син-гунто получил название – тип 94, по последним цифрам года принятия его на вооружение по НСЭ. В предыдущем журнале мы уже писали о системе НСЭ. Но для тех, кто не имел возможности приобрести прошлый номер журнала, сделаем маленькое отступления, чтобы было понятно, почему в Японии был введен еще один (помимо японского традиционного и григорианского) календарь, названный Национальная система Эр: копируя грегорианский календарь, где за базовую точку отчета взято одно событие – рождение Христа, император Хирохито в 1927 году принял новую японскую систему летоисчисления – Национальную систему эр (НСЭ). Первый год в Национальной системе эр начинается с 660 г. до н.э. – это, по легенде, год основания Японии. Таким образом, в Японии стали использовать две системы летоисчисления – старая, где за точку отчета берется дата вступления на престол нового императора и провозглашения девиза правления (действует до сих пор) и новая – Национальная система эр (НСЭ). НСЭ вводится в первую очередь для наименований предметов военного назначения. 
Син-гунто (новые армейские мечи) отличались от гунто (армейских мечей), стоявших на вооружении японской армии с 1876 года тем, что эти мечи по форме и размеру клинка, оформлению рукояти и технологии крепления хвостовика в рукояти практически копировали катаны. А по форме подвеса – тати, так как крепились двумя кольцами на подвес со стороны обуха.
А 31 мая 1938 года (2598 год НСЭ) указом № 392 были внесены некоторые изменения – на ножнах было убрано вторую обоймицу с кольцом для подвеса. Эту измененную модель назвали Тип 98.
Но оба типа – 94 и 98 носились офицерами японской армии вплоть до капитуляции 2 сентября 1945 года. 
Для названий деталей японских армейских мечей периодов Мэйдзи и Тайсё (гунто), прототипами которых послужили европейские сабли, использовалась европейская терминология, в терминологии новых армейских мечей (син-гунто) японцы вернулись к старым традиционным названиям: цуба, менуки, мекуги-ана и т.д.
Офицерские мечи этих типов изготавливались частным образом или покупались в офицерских клубах, которые продавали мечи, сделанные частными кузнецами и военными арсеналами.         
Военнослужащие, которые имели право носить син-гунто – это офицеры и должностные лица уровня офицеров, унтер-офицеры, тюремные начальники, курсанты и вольнонаемные силовых подразделений.
Изготовлением клинков для син-гунто занимались как частные мастера-оружейники, так и промышленные компании, и небольшие фабрики. Причем технология изготовления существенно отличалась, как и стали, из которых ковали клинки. В Японии продолжали работать несколько мастеров высшего класса, которые использовали для ковки клинков традиционную японскую сталь – тамахаганэ, которая выплавлялась из железосодержащих песков, с последующей закалкой в воде. Другие мастера использовали в своей работе заводскую сталь, которую выплавляли из импортируемого с Запада металлического лома. Остальную традиционную японскую технологию изготовления клинков мастера соблюдали – в результате получались клинки на которых можно видеть все традиционные японские узоры стали (дзи-хада) и закаленного лезвия (хамона). Все эти кузнецы изготавливали клинки для традиционных японских мечей, однако клинки нередко вставляли и в армейские образцы типа 94 и 98.
Были также кузнецы, которые работали только для выполнения заказов армии. Они именовались «Рикунгун Тосё» (с яп. – мастер армейских мечей). Это были в большинстве мастера невысокой квалификации, призванные на военную службу, но выполнявшие воинскую повинность с помощью работы в мастерских по изготовлению холодного оружия. Их продукция не отличалась высоким качеством, так как материалом, который они использовали, была сталь, получаемая по различным западным фабричным технологиям из западного металлолома или импортируемой железной руды.
Но основным способом производства клинков для уставного оружия регулярной армии были крупные частные мастерские, которые объединялись на подобие немецкого Золингена. На клинках можно встретить надписи, указывающие из какой стали делались изделия: «мантэцу»  (железо из Маньчжурии), «железо Каймэн» (из Манчжурии тоже), «сталь против ржавчины от Тайка» и «нержавеющая сталь из Ниисин» (стали с добавлением легирующих элементов), «сталь из орудия боевого корабля «Микаса». Кузнецы этих мастерских использовали машинные технологии проката металла с дальнейшей закалкой клинков в масле.
Но постепенно производство оружия концентрируется на заводах – Арсеналах: двух Токийских артиллерийских (Первом и Втором), Армейском арсенале Нагоя, Арсенале Коисикава (Токио) и  в Арсенале Кокура. На Арсеналах использовалось полностью механизированное производство, не предусматривавшее использование традиционных японских технологий. Клинки этих заводов шли на «тиражные» мечи, такие как сержантские син-гунто и кавалерийские сабли. Основной целью этих заводов было обеспечение армии Японии дешевым холодным оружием.
Многие офицеры японской армии покупали для своих мечей клинки у мастеров-оружейников, но были и те, которые воспользовавшись почти полным соответствием по размерам и форме син-гунто с традиционными катанами, покупали или брали наследственные старинные клинки и вставляли их в оправу новых армейских мечей.
Конечно, после капитуляции Японии много мечей японской армии было сдано американцам. Фуллер пишет, что в ряде послевоенных изданий, как на английском, так и на японском языках, содержались утверждения, что во Второй мировой войне не использовались «древние» клинки (т.е. периодов Кото (до 1596 г.) и Синто (1596 – 1876 гг.)). Однако в американских и европейских коллекциях подписные клинки датируемых до ХХ столетия встречаются достаточно часто.
Найти и определить подобные клинки достаточно сложно. Во-первых − большинство японских мечей, хранящихся в военно-исторических, исторических и краеведческих музеях рассматриваются именно как оружие армии противника, не принимая во внимание, что в уставной военной оправе японских мечей образца 1934/38 гг. могут быть старинные клинки, которые представляют культурную и историческую ценность, поэтому ориентироваться на музейные источники проблематично, наоборот, музейные коллекции сами требуют детального исследования и уточнения атрибуции. Во-вторых − многие пытаются «раздеть» мечи и лишить их уставной «одежды», для того, чтобы продать клинок отдельно от оправы. В-третьих – отличить внешне, не разбирая рукоять, без оценки и перевода хвостовика, очень сложно. Ложную (закаленную в масле или наведенную травлением) и настоящую линию закалки (хамон) на взгляд может распознать только практикующий эксперт, но даже ему иногда надо сделать технико-технологическую экспертизу, чтобы по твердости закаленной кромки (якиба) и тела клинка (хада) сделать правильную атрибуцию.
Узнать старинный меч в оправе можно еще по художественной гравировке на клинке, называемой хоримоно. Таким хоримоно может быть прямой обоюдоострый меч, являющийся символом божества Фудо-мёо или надпись 八幡大菩薩 Хатиман Дайбосацу (Великий бодхисатва Хатиман). В японской синтоиской традиции Хатиман – это божество, которое считалось покровителем воинов. Кроме того, Хатиман отвечал за кузнечное дело, и поэтому в некоторых его изображениях фигурирует кузнечный молом. В эпоху Камакура (1185-1332 гг.) Хатиман выступал как покровитель основанного Минамото Ёритомо военного правительства – сёгуната. А с усилением военного сословия культ Хатимана значительно расширяется как «бога лука и стрел», то есть как покровителя воинов или бога войны. Харимоно могут быть достаточно разнообразны, но в связи с трудоемким процессом резьбы по металлу в середине ХХ века он уже не применялся.
Одним из примеров такого древнего клинка в оправе типа 94 был найден в Киеве в музее Великой Отечественной войны. Меч принадлежал командиру отдельного батальона Квантунской армии в горде Чэнчэ (Жэхэ) Тамио Кобаяси. При капитуляции Тамио Кобаяси, отдавая меч командиру батальона 36 стрелковой дивизии 17 армии Забайкальского фронта капитану Бегишеву Абиду Сафиуловичу, обратился к советскому офицеру с неожиданной просьбой – сохранить самурайский меч, который являлся семейно-родовой реликвией и никогда не был использован как оружие, а был лишь талисманом, который три столетия передавался от поколения к поколению. Бегишев, в свою очередь, передал меч на хранение в Музей Великой отечественной войны города Киева, где остался работать после демобилизации в 1959 году.
Меч Тамио Кобаяси интересен тем, что он был изготовлен мастером Цугухиро (Tsuguhiro) из провинции Вакаса (若狭国次廣作), который работал с 1469 по 1487 год. Сам меч был изготовлен как тати – длинный меч для всадника и позднее, вероятно уже в период Токугава (1602-1868 гг.), был переделан в катану, путем обрезки хвостовика. Таким образом, возраст клинка превосходит 525 лет – больше полувека! И такой древний ценный родовой клинок был вставлен в оправу уставного армейского син-гунто типа 94/98 (модель 1934/38 гг.) наследника рода Тамио.
Сам Тамио Кобаяси в 1988 году приехал в Киев, чтобы увидеть сохраненную семейную реликвию.
Поиск и атрибуция подобных древних клинков, датирующихся XV-XVIII веками, продолжается и сегодня. Подчас сами коллекционеры, купившие армейский японский меч периода Второй Мировой войны, не знают, какая древность скрыта под уставной военной оправой середины ХХ века.
http://s7.uploads.ru/t/sIzgS.jpg
http://sh.uploads.ru/t/z3Lfn.jpg

+5

404

Ника написал(а):

Таким образом, возраст клинка превосходит 525 лет – больше полувека!

Половины тысячелетия.

Ника написал(а):

Кроме того, Хатиман отвечал за кузнечное дело, и поэтому в некоторых его изображениях фигурирует кузнечный молом.

Молот.

0

405

Ника написал(а):

Сейчас шашки используются только как атрибут флагоносцев во время парада и не являются более боевым холодным оружием, оставшись только прекрасной страницей в истории холодного оружия.

Ника их называют ассистентами, а вместе  с  знаменщиком,  знаменным взводом ( группой). Военный устав, Глава 8. Положение Боевого Знамени воинской части в строю, вынос и относ его.

0

406

Ника написал(а):

Сейчас шашки используются только как атрибут флагоносцев во время парада и не являются более боевым холодным оружием, оставшись только прекрасной страницей в истории холодного оружия.

Кстати, не только. Ещё и состоят на вооружении конных подразделений Президентского полка. Правда, всё равно остаются церемониальным, а не боевым оружием.

https://rg.ru/i/gallery/93c14e19/18_c09b986e.jpg

http://michael.net.ru/img/150829kr/_DSC2510.jpg

Отредактировано Dingo (31-10-2018 21:49:07)

+1


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Антиляп » Холодное оружие-2