Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Государь поневоле


Государь поневоле

Сообщений 1 страница 10 из 661

1

Вечер добрый.

Прошу прощение, что долго не решался начать выкладываться на форуме и выложился сначала на СИ.
Не был уверен, что смогу поддерживать регулярные обновления, но сейчас возьму обязательства не прекращать выкладку пока не иссякнет читетельский интерес.

Кратко о произведении: много попаданцев в результате аварийного старта проекта по наблюдению за историей вселяются в тела людей XVII века перед Хованщиной. Хотя первоначально готовились на эксперименты с другими временами. Вместе с командой "темпонавтов" в тело молодого Петра Первого попадает случайный человек от лица которого и ведется повествование.

Буду благодарен за критику.
И прошу снисходительно отнестись к вордовской орфографии и грамматике.
______________________________

Пролог

Шумной, многоголосой толпой повели нас в царские покои. Шли гурьбой по галерее, я было испугался, подумал, что могут не выдержать переходы, но обошлось. Перед входом в мой терем, рядом с гвардейцами, стоял Алексашка. На мой вопросительный взгляд он украдкой, у самого пояса, показал большой палец. Повернулся тогда я к гостям и изобразил фирменный взгляд Петра. Те как на стену напоролись. Замерли.
– Всё! Далее мне провожатые не надобны. – И отвернулся.
Гвардейцы вместе с Меншиковым пошли оттеснять провожавших нас гостей обратно в большой дворец.
Елена как шла, не поднимая головы, так и замерла. Секунду я не мог решиться, что дальше делать. Кто она сейчас Елена-Прасковья или Елена-Елена, носитель или вселенец? Как мне себя вести? Но будь, что будет! Царь я или не царь? Подхватил молодую жену на руки и решительно вошел на свою половину.
Легкая как пушинка, Леночка обняла меня за шею и уткнулась в плечо.
Ногой закрыл дверь и понес её дальше в покои. Пройдя кабинет, зашел в спальню. У дальнего окна, напротив камина, стояла большая кровать, такая, как я и просил сделать – без пуховых перин, на пружинном матраце от Демидова. Напротив, на столике, стоял испеченный лебедь, два бокала и, в серебряном ведерке, бутылка шампанского, взятая у Лефорта. Я посадил жену на край кровати. Она вся сжалась, низко наклонив голову, кулачки прижала к груди.
– Елена, – я присел рядом, наклонился, пытаясь поймать её взгляд – не бойся. Не обижу. Или лучше тебя пока называть привычным именем Прасковья? – я улыбнулся и прошептал – Девушка Прасковья из Подмосковья.
Вероятно, Ленка-вселенец узнала цитату, и робкая улыбка стала для меня наградой. А её глаза всё-таки были полны слез.
Я положил руки ей на голову, снял венец. Господи, как туго затянули волосы! Осторожно стал распускать косу. Потом, нащупав застежку, расстегнул жемчужные бусы.
– Как ты только это терпела!
Начал расстегивать «платье». Девушка всхлипнула. Я замялся, продолжать или подождать. Нет, лучше подождать, пусть пока пообвыкнется, а я заодно схожу – сполоснусь. Разоблачить из свадебного наряда молодую царицу стоило большого труда. Хорошо, что её переодели после венчания. С венчальным платьем я бы, наверное, без помощников и не справился.
– Жарко! –  Я стал снимать и с себя всю эту «древнерусскую одёжу», в которую царя обрядили на пир. – Не устала ли ты, Прасковья, большой день стоять-то выдалось? Я и то умучился за день. Пойду, омоюсь. Ты не робей, хочешь тоже душ прими. Знаешь, что сиё есть?
Слабое покачивание головы.
– Мне Никита Демидов сделал – в мыльне вода как дождь из медного рога льется. Коли захочешь – приходи.
Молчание. Ну и как мне дальше с ней быть? Я, конечно, понимаю, для Лены-Прасковьи это первая ночь с мужчиной, но почему Ленка-вселенец спряталась, не объяснив ей, что и как. И зачем она оставила девочку одну  сейчас?
Оставшись в сорочке, я внезапно вспомнил, что молодая жена, скорее всего, голодная. Сам я успел украдкой перекусить окороком – спасибо, Алексашке, расстарался. Обернулся к ней.
– Ты кушать хочешь?
– Да.
Ну, наконец-то, хоть, шепотом, но ответила. А то от самого венчания молчит да плачет.
Оторвал ножку у лебедя.
– На. Ешь. Скоро приду.
….
И я ушел в мыльню.

Мне пришлось немало потрудиться, чтобы придумать, как устроить из царской мыльни привычный для меня санузел. Ещё больше времени ушло на то, чтобы убедить матушку-царицу построить мне отдельный терем рядом с дворцом, по специальному проекту. Да «выбить» денег на него у сестрицы-правительницы.
Унитаз сделали медным, фаянс должного качества пока не получался. Вся сантехника из бронзы и латуни, трубы разве что опять медные. Брюс, хохмач, предлагал мне позолотить чугунный вазон в его лаборатории, благо опыты с гальванопокрытием металлов прошли удачно, а медь отдать ему на проволоку. Алексашка же вообще сказал, что любой уважающий себя монарх должен гадить исключительно в чистое золото. Скоморохи, блин, клоуны. Петруша тогда сразу оживился насчет чистого золота, но я его привычно загнал в «подсознанку». На самом деле наиболее дорогим были незаметные глазу резиноизделия. На них ушла почти треть привозного сырья, стоившего раза в два дороже золота по весу. Ванну отлили из чугуна, и покрасили традиционно – белой эмалью. Такую же раковину и поддон для душа. Тут же поставили деревянную купель и сауну. Получилось, что мыльня у меня занимала место почти столько же как и спальня.
Каменки как таковой не было. Печь топилась из коридора – одним углом сауну, а другим оставшуюся площадь. Горячую воду для меня грели в специальном котле в подклетях и догревали небольшой печкой на чердаке, куда она подавалась перепадом давления от водонапорной башни. На догреве постоянно дежурил гвардеец из молодых, следивший за верхним котлом и, заодно, работая противопожарной сигнализацией.
В сенцах я окончательно разделся и зашел в саму мыльню.
Душ был чудесен. Наскоро смыв пот, я решил понежиться минут –дцать и дать время Елене  привыкнуть к статусу царской жены. Да и самому немного успокоиться, чтобы не пугать девушку молодыми гормонами.
– Государь.
Я обернулся. На пороге душа стояла Ленка.

<CENSORED>

Не знаю, сколько ещё это продолжалось, но я очнулся, когда угли в камине уже прогорели. Леночка спала на мне. А я боялся пошелохнуться и разбудить своё сокровище.
Потихоньку повернулся и осторожно положил свою девочку рядом на кровать. Она, не просыпаясь, вздохнула и крепко обняла меня.
Сон у меня пропал. Я накрыл, как сумел, нас одеялом и нежно поцеловал жену в лобик. Задержался, вдыхая аромат волос. Аромат любимой женщины. Только сейчас я понял, как мне повезло. Надо было провалиться сквозь время в сознание малолетнего царя, потерять семью, друзей, весь свой привычный мир со всеми его удобствами и проблемами, чтобы найти, наконец, свою единственную. Ту, ради которой не жалко и руку себе отгрызть, только бы не потревожить её сон. За эту ночь я сильно внутренне преобразился, и уже не отделял себя от Петра. Я и стал Петром. Впитал все его детские страхи, немерную жажду действовать и природную ярость, всю нежную любовь к матери и к этой девочке, что спала рядом. Я ощущал себя с Петром, уже как единая личность, помнящая обе свои прошлые жизни.

А заснуть так и не смог. Я начал вспоминать свою жизнь до переноса в том, старом, мире.

+26

2

Oss
Приветствую вас на форуме! Надеюсь, что форумчане смогут помочь вам в создании книги.

0

3

Oss, присоединюсь к приветствию Админа. Выше произведение уже вызвало первые положительные отзывы, надеюсь, мы в нём не разочаруемся.
Удачи!

0

4

Cobra написал(а):

Oss
Приветствую вас на форуме! Надеюсь, что форумчане смогут помочь вам в создании книги.

Спасибо!
Продолжаю.
следующие три главы вводные
Глава первая, знакомящая с героем в момент удара судьбы и новых надежд.

Банк продавали. Грубо и в открытую «сменили крышу» и указали на покупателя. Разжиревшие на антикризисных подачках госбанки поглощали всё, до чего могли дотянуться. Вот и до нас «дотянулись». В конце февраля нам приходил уже представитель покупателя и разговаривал с сотрудниками. Выбирал – кого оставить, а кого и «отправить на пенсию».
В тот день, опоздав на полчаса, я прочел в почте краткое сообщение шефа: «зайди ко мне. СРОЧНО!». Ну, раз шеф так «кричит», то надо идти. Взял блокнот и поднялся к нему на 7-й этаж.
– Вика, шеф у себя? – спросил я у сидевшей в «предбаннике» секретарши.
Вика только помахала, молча, рукой. Типа «заходи-заходи быстрее».
Стукнув для приличия, вошел в кабинет.
– Разрешите, Виталий Палыч?
– Дверь закрывай. Садись. Кофе будешь? – я кивнул – Вика, кофе и мне опять чай. – Крикнул он по громкой связи.
Шеф чего-то набирал на компе. Я ждал. Минуты через три зашла Вика. Молча, расставила чашки и исчезла.
– Димыч, ты в курсе ситуации? – Спросил Палыч, когда я отхлебнул кофе.
– Вы про поглощение?
– Да.
– Плохие новости для меня?
– Для меня не лучше… Ты уже что-то ищешь?
– Да не особо Виталь Палыч.
– Мне дали «офер» . Извини – он смутился – тебя пока взять не могу. Может через полгода. Протянешь?
– Если «парашют позолотят». Когда мне оформляться?
Шеф внимательно посмотрел на меня и сказал:
– Сейчас! Вот – подвинул папку – соглашение о расторжении контракта – почитай. Главное на последней странице. Впиши сумму и поторгуемся.
Я читал соглашение. Стандартные формулировки, полтора года назад сам такой договор Ленке впарил. Даже сумму компенсации удалось ей резануть вдвое. Ничего, муж у неё богатый гаишник – выкрутятся. Знал бы, что сам окажусь на её месте, не играл бы в лояльность родному банку, думаю, за четвертак отката смог бы повысить ей «выходняк». Я вообще-то откатами никогда не баловался, но ведь всё бывает в первый раз. Дошел до последней страницы. Неплохо в целом. ДМС всей семье на два года оставили, кредит на машину по старым процентам буду платить. Я написал сумму и, молча, передал договор шефу.
Палыч оценил величину запрошенного и поднял на меня глаза.
– А ты не много ли требуешь, Дмитрий Дмитриевич? Я ведь тебя уже через полгода заберу.
– Нормально шеф. Банк мне отпуск только за последний год оплатит, а у меня там больше сотни дней. Учтите оклад за два месяца и бонус за прошедший год.
– Хм. Разумно. ОК, думаю, что это реально.
Шеф вернул мне контракт со своей визой, и я подписал оба экземпляра.
– Тогда я пошёл собирать вещи? – Я сделал попытку подняться.
– Подожди, тут с тобой ещё хотят пообщаться.
Он взял телефон и набрал номер.
– Да. Поговорил. Реальная. Нам подняться? Хорошо ждем.
Палыч положил трубку.
Через пять минут дверь кабинета распахнулась, и к нам влетел Рабков.
– Привет. Сиди-сиди (это он мне).
Рабков пожал всем руки и прыгнул в свободное кресло.
– Дмитрий. Я очень извиняюсь за случившиеся, но поймите это не вина нашего банка. Я ведь тоже уже не первый зампред и тоже сегодня последний день.
Я напрягся, очень странно, не такая большая была моя должность, чтобы такой «нереальный босс» приносил мне извинения от имени банка. А в отсутствии Президента банка – Рабкова можно было считать и «ацки нереальным боссом»  – главой нашей «шараги».
Не ожидая моего ответа, он продолжил:
– Я хочу вам предложить небольшую работу на следующий месяц или два. У вас ведь нет планов.
– Нет. – Естественно я не стал говорить ему, что хотел в марте слетать к родителям.
– Так вот, так вот… – Рабков посмотрел на Палыча и тот передал ему мой контракт. – Ага. Сумма реальная. Палыч не жмись – удвой. У него ведь семья, ипотека. Скажешь из моего фонда.
Рабков помолчал, ожидая, когда мой шеф исправит сумму компенсации.
– Да, так вот, так вот… Дмитрий. – Зампред посмотрел по сторонам. – Вы, сегодня, где обедаете?
– Пока не решил.
– Замечательно! Так вот, так вот...  – он написал что-то на стикере – Я жду Вас здесь, в половине первого… поговорим.
И Рабков унесся к себе.
– Ну, Димыч, ты зла не держи. Так тоже бывает. – Шеф встал, и мне тоже пришлось подняться. – Иди, попрощайся со своими, а контракт тебе из эйчара Вика принесёт.
Я повернулся уходить.
– До встречи, шеф! Буду ждать известий от вас к сентябрю.
– Димыч, записку дай сюда. – Он догнал меня в дверях. – Запомнил? Хорошо.
Не взглянув на записку, Палыч поджег её и бросил в пепельницу на журнальном столике у двери. Он вышел из кабинета вслед за мной.
– Вика, всё сделала?
– Да, Виталий Палыч.
– Ну, будь! – шеф протянул мне руку.
– До свидания.

Я спустился на свой этаж. Судя по лицам моих сотрудниц, все уже знали всё. Я, молча, прошёл в свой закуток. На душе было паршиво. Жена конечно расстроится. Потерять работу по нынешним временам и в моем возрасте не лучшее оправдание для того, чтобы быть больше с семьей. Ладно, посмотрим, что Рабков предложит к осени. Волноваться будем летом, когда придет «вторая волна». Если придет.
– Дим, ты как? – В дверях стояла Яна, мой зам.
– Так, как будто только что уволили, и я не могу решить что сначала – вещи собрать или за «проставой» прощальной бежать. Наверное, надо бегунок подписать сначала.
– Там Вика на «поляну» уже всё принесла, сказала – это от шефа. Дим, дай знать когда – я соберу всех наших.
– Хорошо давай на половину двенадцатого забьемся. Я хочу после «ланча» быть готовым свалить, как только документы получу.
– Дима, – из-за спины Яны выглянул Вадим – вот, шеф просил за тебя всё подписать.
Офигеть! Буквально выкидывают из банка! Даже обходной лист за меня подписали! Хорошо хоть ноут оставили, а то уже, наверное, и доступа уже нет в сеть. Я сел на место и «тронул клаву за пробел». Доступ в сеть пока был. Быстренько воткнул флэшку и перекачал туда свой пожарный архив, подготовленный специально для таких случаев. Это было не так быстро, и пока шел процесс, я стал разгребать завалы из документов. Учебники и материалы семинаров в одну кучу, а личные бумаги в другую. Всё что, по работе оставалось бумажного, скинул в «господина Шрёдера». Отдельно собрал сувенирчики и офисные феньки.
К 11 принесли две коробки от Ник-Ника для моих вещей. Я быстро покидал туда всё, что успел собрать. Оставалось ещё полчаса свободными. Залез в инет – почикал там закладки и историю, посмотрел погоду. Проверил самиздат – обновлений не было. На ВВВ тоже нового не много – почти полдень… Инет неожиданно отрубился – всё, из локалки меня выкинули. Скучно… грустно.… Почти десять лет отработал, а уволили за несколько часов. Позвонил жене, сказал, что сегодня отпросился пораньше и сына из школы заберу сам. Об увольнении говорить ей по телефону не решился.
В 11-30 был «отвальный стол». Прозвучали дежурные фразы. Странно то, что я даже прослезился – жалко стало уходить практически в неизвестность, место в банке было насиженное и коллектив уже почти родной.
В полдень мне пришлось ехать на обед с Рабковым, хотя девчонки предлагали сводить меня «посушиться» на прощанье.

Ресторан, где назначил встречу зампред, казалось, был сделан из одних «понтов». Швейцар на входе посмотрел на мое пальто с плохо скрываемым презрением. А после реакции гардеробщика на полтишок чаевых я однозначно почувствовал себя «свиным рылом в калашном ряду». Не смотря на то, что я пришел минут на 10 раньше, рабковский водила – Дюша уже меня ждал у входа в зал. Поручкались, и он повел меня в один из кабинетов на третий этаж. Рабкова  к моему счастью ещё не было.
– А где Босс, Андрей, он разве не с тобой?
– Жди.
Ждал минут 15. Рабков пришел не один, с ним был папик лет 60-ти и откровенно семитской наружности.
– Дмитрий, хорошо, что вы уже здесь. – Рабков как всегда был «ракетой» – Знакомьтесь. Михаил Натанович – это Дмитрий Мартов из нашего аудита. Дмитрий, Михаил Натанович наш будущий акционер.
По тому, как он выделил последнее слово, я понял, что вижу реального хозяина госбанка, ну или его «очень доверенное» лицо.
– Женечка, закажите нам чего-нибудь легкого.
Рабков вышел к официантам. Похоже, представительный господин, стоявший у входа в кабинет вместе с тремя официантами, был хозяином ресторана. Он кивнул Рабкову в ответ на его просьбу, и тот час же официанты упорхнули на кухню. Ресторатор сам зашел в кабинет, поправил скатерть и подкатил тележку, на которой лежала пыльная бутылка. Показал её Натанычу и подъехал ко мне.
– Дмитрий, Вы любите красное вино? Рекомендую – очаровательный вкус, урожай ХХ-го.
– Михаил Натанович, я в винах слабо разбираюсь. – Я мельком взглянул на бутылку. – Тем более я за рулем. Если можно, то мне что-нибудь безалкогольное – попросил я.
Хозяин ресторана степенно кивнул и начал открывать бутылку. Пришли официанты, принесли салаты и бутылку какой-то буржуйской минералки для меня.
Мы приступили к Трапезе  с «неспешной светской беседой».

– Итак. – Михаил Натанович дождался, когда последний официант заберёт остатки десерта и выйдет. – Дмитрий, у вас хорошие рекомендации. Я предлагаю вам немного поработать вне стен банка в моей компании. Задачи у Вас будут похожие. Деньгами не обижу. – При этих словах мое сердце радостно забилось. – Ну, а остальное Вам расскажет Женя. Рад был познакомиться.
Мы все встали, провожая Натаныча. Когда он ушел Рабков шумно выдохнул и махнул бокал вина.
– Дмитрий, вам крупно повезло. Если уже Михаил Натанович САМ сделал вам предложение.
Он, не дожидаясь официанта, налил себе ещё один бокал вина и сразу его выпил.
– Так вот, так вот… Вам предлагается поработать у САМОГО и это большая честь. Считайте, что кризис в этом случае не ваша забота. От вас потребуется только одно – ваша честность. Ну и профессионализм, конечно. Так вот, так вот… работать вы начнете не раньше мая, а пока я расскажу об испытательном задании.  Да… по компенсации пакет Вам будет вдвое больше чем в банке, но то же с мая… ну а всё остальное обговорим после завершения задания. Так вот, так вот…  о задании… это проверка… Обычная проверка. Вы знаете фонд «К звездам». Ах, да, вы же проводили проверку венчурных активов банка. Так вот, так вот… у этого фонда есть проект, называется «ВМ – Экспериментальная геологоразведка» – вот его операции и надо проверить. Михаил Натанович очень, ОЧЕНЬ, надеется, что вы найдете там нарушения. Их надо обязательно найти. Вылетайте как можно скорее.
– Это не в Москве?
– Нет где-то в Сибири. Тут билет – дата открытая, но лучше, если вы успеете на сегодняшний ночной рейс. – Рабков стал выкладывать на стол «подарки» – Тут карточка на расходы и письмо руководителю проекта. Тут телефон, у него в памяти задание. Посмотрите обязательно в самолете. В офис не заезжайте. Ноут и вещи вам к машине вынесет Дюша. Так что не теряйте времени – проведите вечер с семьёй.
– Я могу идти?
– Да-да. Дмитрий идете. Помните, что рассказывать о новой работе и вашем задании никому не стоит.
Я кивнул и поднялся. Рабков вяло подал мне руку, не вставая с места.
– И, кстати, Дмитрий.
Я остановился в дверях. (Что-то часто меня сегодня останавливают на выходе)
– Мы выкупили вашу ипотеку, и, в случае, если вы не пройдете испытательный срок, то кредит придется  вернуть досрочно. До свидания.
«Б…яа! Такие добрые дяди! Если фактапов  «на проекте» не найду, то жить мы будем на улице – продать в кризис загородный дом можно только с большой скидкой. Как бы ещё и не остаться с долгом.»
Полтора часа назад я чувствовал себя почти сломленным жизнью лузером, пятнадцать минут назад казалось, что мне сказочно повезло с увольнением. Теперь ситуация выглядела весьма рискованной, но не безнадежной. Как бы чисто на проекте не вели бы учет, я надеялся хоть что-то нарыть. Но такие «сказочные» предложения, ясен пень, не делаются без подвоха. Ситуация, почти как у Гришема в его «Фирме».
Вечером дома мы устроили небольшой праздник. Я заехал за сыном, а потом в «Якиторию» и взял домой немного больше обычного заказа. Растопили камин. Поели. Побаловался с детьми. Сходили все во двор и запустили оставшиеся с Нового Года фейерверки.
Потом жена собирала в дорогу «баул», пока я укладывал детей спать. И Настя, и Андрей как-то не отходили от меня в тот вечер. Наверное, чувствовали, что больше меня не увидят. К 22-00 я насилу вырвался от них, поцеловав напоследок каждого. Завтра в школу и в сад детей повезет уже сосед.
– Мить, ты надолго в командировку? – Я так и не сказал жене, что меня уволили.
– Не знаю, Олькин. Вряд ли дольше чем на 2 недели.
– Звони.
– Постараюсь.
Я подошел, обнял её, поцеловал. Она начала привычно для меня отвечать, но тут зазвонил мой новый мобильник.
– Да?
– Это Андрей, от Рабкова. Вы готовы?
– Да, сейчас дети уснут, и жена отвезет меня в аэропорт.
– Не беспокойтесь. Я у ваших ворот. Евгений Николаевич просил проводить вас.
– Хорошо, сейчас буду. Скажите охране, чтобы пропустили вас в поселок.
– Я уже у ваших ворот, если откроете их, то я смогу заехать.
– Оля, открой ворота. – Я выключил сотовый – За мной прислали машину.
– Ты уже? – Она загрустила.
– Да. Пора. – Я старался не замечать появившиеся в её глазах слёзы.
Мы попрощались, и спустя два часа я сидел в Боинге, вылетающем в Красноярск.

Отредактировано Oss (02-08-2011 21:08:26)

+16

5

Глава вторая, командировочная, где герой вспоминает старую любовь, но находит лишь новое разочарование.

А во второе воскресенье командировки я позвонил домой и сказал, что задержусь ещё на неделю или две.

Площадка проекта, где и велась основная документация по активам, находилась в тайге, недалеко от Краснокаменска. В самом городке располагались только дирекция и бухгалтерия проекта. На объект меня не повезли до особого подтверждения допуска, и мне пришлось пока работать только с теми документами, что были в офисе.
Я не могу сказать, что моему приезду в офисе проекта сильно обрадовались. Более того, когда я вышел в документах на имя бывшего президента банка и даже нашел пару договоров с его личным поручительством, мне откровенно начали «крутить дурочку» – все ответы на запросы предоставлялись исключительно в трехдневный срок согласно регламенту проверки. Прошло 15 дней, а ничего «стоящего» я таки не нарыл. На предварительный отчет от Натаныча пришло короткое сообщение – «Мало. Плюс две недели».
Я загрустил. Теперь мне уже не казалось таким легким выкрутиться из передряги. Я запросил документацию по технической стороне проекта и акты приемки по настройке оборудования и обучению персонала.
На следующий день после этого запроса меня вызвал руководитель проекта. Я не видел его со дня моего приезда. Похоже, он вообще улетал в Москву.
– Проходите Дмитрий. Ничего если я так по-простецки, без отчества.
Я кивнул. Прошёл в кабинет и сел на ближайший к выходу стул.
– Дмитрий, вчера мне окончательно подтвердили Ваши полномочия. Но чтобы удовлетворить последний запрос, я буду вынужден отправить вас на объект.
– Почему? Все документы ведь должны быть здесь, в офисе.
– Это вопрос обеспечения коммерческой тайны – часть документов находится на объекте.
– Хорошо, заодно и инвентаризацию фиксов сделаем. Когда выезжать?
– Понимаете, Дмитрий, вы не сможете покинуть объект ранее, чем через 3 недели.
– Отчет оттуда я смогу переслать?
– Сможете при первой возможности. Но не гарантирую.
– У меня нет выбора. Программа проверки должна быть выполнена полностью. Если здесь нет необходимых документов…
– Неужели вы думаете, что деньги потрачены зря?
– Я не думаю. Я просто не вижу актов по настройке установленного оборудования, на которые есть ссылки в проводках. Действительно ли все 35 миллионов евро доплаты были потрачены здесь, а не в Москве или Ницце.
Мой собеседник при этих словах разве что не позеленел.
– Хорошо. – Выдавил он из себя. – Но потом не попрекайте меня, что я держу вас лишнее время на объекте. Уедете оттуда только со мной!
– Я готов к этому.
– Завтра в 12-00 вылет. До встречи.
– До свидания. – Я вышел, не пожав руки, которую мне, впрочем, никто и не думал подавать.
Так как в офисе делать было нечего, я, собрав все бумаги и захватив ноут, поехал в корпоративную гостиницу.

+9

6

Гостиницей на проекте был обыкновенный жилой дом, в котором банку выделили один этаж. До этого дня я был единственным постояльцем и занимал трехкомнатный люкс. Подходя к «отелю», я заметил микроавтобус с логотипом Банка. В «холле» меня ждал сюрприз.
– Лена?
– ДимДимыч? Ты что здесь делаешь?
– Я работаю, а ты?
– Я тоже работаю. Значит снова вместе… – она грустно улыбнулась
Я смутился. Всё-таки осенью 2008-го из всех сотрудников я выбрал на увольнение именно её. Выбрал, конечно, трусливо убирая эту «стерву». Я хорошо чувствовал, что только она сможет «подсидеть» меня. Честно говоря, Ленка была лучше меня и по образованию, и по профессиональным знаниям, да и по лидерским качествам, наверное, тоже. А я тогда банально воспользовался возможностью убрать конкурента.
– Наверное, нет, Лена. Я здесь осуществляю контроль инвестора. Так что мы по разные стороны баррикад.
– Жаль. Я думала, ты в команде.
– Ты уже устроилась в номер?
– Нет. Какие-то проблемы.
Из соседней квартиры вышла Наталья Петровна – «хозяйка» гостиницы.
– Дмитрий Дмитриевич, как удачно, что вы подошли. Тут такая накладка получилась, девушка вот в заявке указана была как мужчина и её мы разместили у вас в номере, в соседней комнате. Вы не против?
– Я-то не против. А вот что девушка про это думает? Может мне перейти в многоместный к технарям?
– Девушка тоже не будет против. – Сказала Лена. – Одну ночь потерплю, а завтра уже на объект улетим.
– Вот и ладненько. – Обрадовалась «хозяйка». – У ребят-то мест нет, нам одну комнату залили жильцы сверху. Вы люди интеллигентные, денек сможете потерпеть.
Не стал дальше стоять, забрал ключ и ушел к себе. Неожиданная встреча разбудила давно забытое и, чтобы как-то успокоиться, я лег на кровать. Хоть у нас с Ленкой и был когда-то роман, но он был ещё до моей женитьбы. Тогда я и не рассматривал её как жену, а она была почти замужем. Потом Лена ушла из той фирмы, где мы работали, а я женился. Когда три года назад она пришла ко мне в управление, я, было, обрадовался,  так как понадеялся на возможный флирт без обязательств, но был жестко обломан. Освоившись на месте зама Ленка начала оспаривать мои решения и тянуть «лидерское одеяло» на себя. Мы даже с ней раза два крупно поссорились, до крика и слёз с её стороны. Лежа и смотря в потолок я размышлял – осталось ли что-либо у неё ко мне? И стоит ли попытаться сойтись с ней хотя бы здесь в командировке.
Минут через 20 после встречи в холе, я услышал, как она вышла из своей комнаты и зашла в душ. Наш люксовый номер был просто переделан из двушки, где проходной зал оставили общим, а из комнаты и кухни сделали спальни.  Слышимость в номере была хорошая, до полного натурализма. Звук принимаемого девушкой душа всколыхнул острое желание добиться её сегодня.
Ещё через некоторое время Лена постучалась ко мне в комнату.
– Да-да. Заходи.
– Дима, а где здесь можно покушать?
– Обычно все готовят здесь сами. В центральном номере есть кухня и столовая. Я иногда хожу в кафе.
– Покажешь где оно?
– Хорошо, давай минут через 10. Хватит, чтобы собраться?
Она кивнула и ушла. Я торжествовал – первый шаг сделан и без всяких моих усилий. Надежды, надежды.
Потом мы пообедали. И, вернувшись в гостиницу, разбежались по своим комнатам. Ленка совершенно проигнорировала мои «заходы». Разозлившись на себя, на неё и разочаровавшись в своей удачливости, я завалился читать. Потом задремал. Проснулся от стука в дверь – Серега, начальник техподдержки, пригласил меня на ужин в центральном номере. Кажется, у кого-то из его ребят родился сын.
На ужине главной, конечно, была Ленка, она вовсю флиртовала с технарями, перетанцевала (и не по разу) с каждым из пятерых. Я обиженно сидел в углу и, более для проформы, тянул мартына с оранжджусом. Настроение было поганое, романтическая ночь воспоминаний, которую я рассчитывал провести с Леной, похоже, обламывалась. Мои вялые попытки влиться в компашку жестко пресекались девушкой. Хорошо, что ко мне подсел Михалыч, уже старый и полноватый айтишник, оказавшийся вирпилом с 15-летним стажем. Мы разговорились на почве общей страсти к полетам у дисплея. Оказалось, что я даже помню его тему по И-185 на «сухом». Мы так зацепились языками, что и не заметили, как народ напился до бесчувствия. Вот была, потом, забота растаскивать по комнатам ребят. Ленка спала в углу, в обнимку с Серегой. Мы их оставили напоследок. Михалыч забрал своего начальника. А я повел Ленку, благо та очнулась и смогла сама стоять на ногах.
Как только зашли в номер, я посалил девушку на диван в общей комнате. Достал ей нарзанчинку, так как Лена начала сильно икать.
– Димыч… ИК! ты сволочь,… почему … ИК! дал мне напиться… ты специально хочешь воспользоваться моей бесп… ИК! беспомощ-сью….
– Ты бы Лена спать ложилась. Сама-то сможешь?
– ИК! Смогу! А ты хочешь мне подушечку поправить?… ИК! не выйдет! я замужем!
Она показала кольцо.
– Хм, когда это тебя останавливало? Да и не прельщают меня упившиеся сорокалетние тетки…
– Сволочь… ты… ты… Ик… мне всего… – тут её вырвало и она ломанулась «звать ихтиандра», но не добежала.
Блин-н-н!…
Как назло, в ту же минуту в дверь позвонили. Пришла «хозяйка».
– Вот свиньи! – она увидела Ленкин «след» – Дмитрий Дмитриевич, я ведь буду жаловаться. Мне что убирать всё это? И за этим я сюда нанималась? – начала она мне выговаривать.
Я молча достал из кармана пятитысячную и отдал ей. Это сразу поменяло настроение.
– Ну, хорошо. Я сейчас приберусь. Если эта отдаст свою одежду, то к полудню все будет готово.
– Лена, сними платье, Наталья Петровна постирает и погладит.
– Хорошо. – Из санузла показалась рука держащая комок с платьем.
Когда хозяйка ушла, я постучался к Лене.
– Ты там как?
– Номано… – и я услышал шум душа.
Я ждал Лену, хотелось тоже помыться, где-то с полчаса – смотрел телек. Потом мне естественно потребовалось выпустить наружу свое спиртное. Пришлось вызванивать «хозяйку» и открывать центральный номер. После этого ещё полчаса посидел перед экраном. Наконец решился постучаться опять к Лене.
– Эй, алло. Вы собираетесь выходить?
Ни какой реакции. Только вода шумит. Я минуту постоял, раздумывая нужна ли ей помощь, и дернул дверь. Та была не заперта. Зашёл.

<CENSORED>

Большего разочарования и обиды я, наверное, ещё никогда не испытывал! Это было хуже всякого «облома»! Вот тебе и «ночь воспоминаний»!
Укрыв Лену, я в стыде ретировался. Собрал свои и аккуратно развесил её вещи. Ушёл к себе спать.

Утром приехал её муж. А муж у Ленки был отставным подполом ГАИ и при этом человеком исключительно ревнивым и злопамятным. Меня разбудили звуки скандала этого бегемота и его жены. Она и не думала оправдываться, просто отрицала всё и обвиняла самого Сергеича в своих мытарствах.
К счастью от больших разборок с «гаишником» меня спасло то, что Наталья Петровна, вовремя поняв как сделать денежки, ушла в несознанку – типа: «я ушла, забрав белье в стирку, когда Ленка была в душе, а Дмитрий Дмитрич, уже спал». Стоило это мне ещё одной открытки «5 тыс. лет Хабаровску». Так что Ленке досталось от мужа в основном за пьянку. Со мной он даже не поздоровался.

+16

7

Плюсик авансом. Начало хорошее, но как-то слишком лиричное и слишком не про историю.
Надеюсь, что любовная линия альтернативу не заслонит.
А где на СИ выкладывалось?

0

8

St-range написал(а):

А где на СИ выкладывалось?

http://samlib.ru/o/osin_a_n/

0

9

О как! А я не нашел... Похоже пора прекращать искать по zhurnal.lib.ru и обращаться к samlib.

0

10

pythonwin, большое спасибо за отзыв.

попробую в продолжениях больше раскрыть те моменты, которые вызывают Ваше неприятие и, наверное, недопонимание.

pythonwin написал(а):

Что не понравилось в этой АИшке:
1) Петра Алексеевича уже несколько заездили, также он хорошо освещён историками.
2) Петр очень спорная фигура – о нём можно говорить часами и это без всяких попаданцев.

Трудно не согласиться. Буду стараться лучше раскрыть свое виденье этого времени и личности Петра.

pythonwin написал(а):

3) В самом произведении пропущена главная интрига – конечно читатели будут болеть за Петра, но уже сейчас видны крест над собором святой Софии и Россия до Рейна.

Извините, но мне не видны. Попробую в продолжениях показать почему.

pythonwin написал(а):

4) Главный исторический персонаж с моей точки зрения выбран неверно – Петра ждали и ждут читатели – нет конфликта. Вот «помощник» из будущего к Ивану Алексеевичу может дать очень оригинальный сюжет:
- все попаданцы готовились прогрессировать через Петра, а тут «наш» попал в Ивана V.

Не рискнул бы за такое взяться, все-таки все сыновья Алексея Михайловича от Милославской были слабы здоровьем – мало времени на реформы. Да и становления из объекта дворцовой политики субъектом даже у Петра заняло лет 15 как минимум.

pythonwin написал(а):

5) Главная же проблема АИшки, как раз в методе попадания:
- разговор с самим собой хорошо показывает шизофрению у ГГ
- нормальный человек из 21 века, особенно «ярый материалист», очень запросто посчитает, что либо он спит, либо сошел с ума. А человек крайне религиозный скорее посчитает кроме вариантов о сне и сумасшествии, ещё что он и попал в Ад или потерялся где-то на Том Свете.
- нормальное отношение довольно религиозного Петра к разговору с самим собой однозначно будет им классифицироваться как бесовщина
- успокоить и отмести все подозрения не получится – «бесу верить нельзя»
- реакция матери Петра на Натальины разговоры однозначно приведёт к очитке её детей Патриархом, митрополитами, епископами и святыми старцами
- если Петр продолжает чудить, то слухи мол «Царя подменили» и «Петр не Царь, а Антихрист» получат своё распространение ещё задолго до реформ и провести радикальные изменения, скорее всего не получится
- после очитки скорее реальный Петр стал бы более осторожным и отчасти нерешительным.

«Темпонавты» не вполне «нормальны». ГГ читал материалы проекта и частый гость был на ВВВ. Остальные изначально готовились к «наблюдениям». Это я постарался раскрыть.
По результатам «всепьянейшего собора» верить в сильную религиозную основу Петра не получается. И отчитка не поможет –ПМСМ. Он хорошо видел истинную борьбу за власть с привлечением церкви с детства и попам вряд ли безоговорочно верит. Патриарх и другие иерархи ради власти поддержали даже реального Петра. А что до «Антихриста» - в реале Петра и его сподвижников так и славили задолго до реформ и до сего дня после них. Тоже мало помогло.

pythonwin написал(а):

6) Много лишней лирики – мужику лет под полтинник, а гормоны как у двадцатилетнего парнишки.

Так тоже бывает.

pythonwin написал(а):

7) Очень слабая моральная сторона прогрессорства в данной АИшке – переселенцы не вызывают сочувствия – они «убили» души настоящих хозяев телес.

Не все вселенцы одинаковы. «Справедливый» выход из шизофрении я описал в конце пролога . Надеюсь получится показать и другие результаты борьбы двух личностей при вселении.

Отредактировано Oss (03-08-2011 01:03:21)

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Государь поневоле