Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Людмила Кружилина. Стихи


Людмила Кружилина. Стихи

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Уважаемые коллеги!

По просьбе одного знакомого предлагаю на Ваш суд стихи и короткие миниатюры его покойной жены, Людмилы.
Тема не совсем обычна, поскольку этого человека уже нет в живых, но стихи - и то, что она пыталась с их помощью передать, остались.
Все выкладываю в той последовательности, и в той редакции, в которой мне передали файл.
Возможно, где-то неправильно разбил на отдельные темы - прошу прощения.

Единственная просьба, НЕ плюсуйте мне...

Отредактировано Барон фон Тар (24-11-2011 17:51:51)

0

2

Предисловие

  Мой творческий псевдоним взят из недр моего генеалогического древа в память моего 
прапрадеда, бравого гусара, взятого за стать и красоту на службу в Царское Село. На моей прабабушке по материнской линии, его единственной дочери, эта фамилия закончилась…
  Когда мне было лет 11-12, я прочитала весьма «убедительные» доводы Л. Н. Толстого о «вреде» поэзии. С тех пор считала для себя эту тему закрытой и неинтересной. Возможно поэтому, «в отместку» за мою приверженность мнению великого писателя, я неожиданно для себя недавно начала писать стихи. Хотя есть и другая причина, гораздо менее забавная: не смотря на серьёзные проблемы со здоровьем, я пока живу… Может, и благодаря поэзии тоже?..
                                                                                                    Людмила Кружилина.
                                                        ( Билингвы)                                                                 
                                                            1
           
Себя ищу я в прошлом и хочу увидеть,
Остановить, взглянуть в глаза, поговорить,
Сказать себе о многом, не боясь обидеть,
Услышать то, о чем успела позабыть…

Хочу пройти с собой, куда пути уж нету,
Увидеть тех, кого никак не воротить,
Попасть в один из ясных дней весны иль лета,
Благословить всех тех, кого не долюбить…
                                                                 2
                                                  Подражание” хокку”

Уйду  я тихо…
Как осенний лист, упав,
Сольюсь с природой.
Склонились  ивы косами
Густыми над рекой;
Умыта зелень росами,
Везде царит покой…
                                                                      3

В реке - кувшинки сонные,
Напевная  волна;
Стрекозы в паре, томные,
Бросают тень до дна…
                                                                         4
“Была ты раньше лучезарной ”-
Сказал приятель старый мой.
“Сейчас -  как камень заполярный” –
Добавил, проводив домой…
                                                                        5
Читал  “Часы” священник в храме,
Старушки подпевали хором…
Я мысленным встречала взором
Кого уж нету рядом с нами,..

И даже тех я узнавала,
Кто жил давным-давно на свете,  -
Их поглотило лихолетье, -
Во мне их память оживала;

И слышала я то, что прежде
Им было близким и понятным,
И голос батюшки приятный
Как будто вторил их надеждам…
                                                                      6
Люблю Одессу, как любила
Ее всегда. Но как же больно
Мне видеть: то, что сердцу мило –
Уничтожают, словно в бойне…

Ведь побережье нигде в мире
Не закрывается забором!
Сейчас – глаз целится, как в тире,
Чтобы увидеться вдруг с морем.

Одессу “маленьким Парижем”
Все называли раньше часто…
Теперь, лишь в центре я увижу
Вторженье  новостроек…- здрасьте!..
На что же  это все похоже!?
Но и хорошее есть тоже…
                                                               7
Бессонница – враг лютый мой.
Ее приходы участились…
Не нахожу ночной покой,
Хоть у  Морфея прошу милость.

И в утре вижу я врага,
И день уж полнится шумами, -
А я терзаюсь: сон-слуга
Ушёл неслышными шагами…

Но пожалел меня Пегас,
Дав мне испить от Ипокрены.
И вот уж страх совсем угас,
И в мыслях – тоже перемены:

Пишу теперь я по ночам,
И, вроде бы, не так уж скверно.
Но брать пример не надо вам:
Коль спится  - вы живете верно.
                                                                          8
Предателей в круг ада самый страшный
Поэт-провидец Данте поместил.
Они ж - не верят в свой удел ужасный,
На преступленья не жалеют сил. 

И радуются столь, когда восходы
Посеянного зла уже видны.
И продолжают вновь свои походы
Туда, где звуки  честности слышны.

Вот если удалось бы воедино
Их всех собрать и вместе разместить?
Видна была б отличная картина,
Как гаду гад желает отомстить!

Могли бы люди с совестию чистой
Добра побольше сделать в жизни быстрой…
                                                                         9
В слезах мы в этот мир приходим сами...
В слезах оставим тех, кто рядом был...
Немыми не утешим их устами...
Лишь Господа попросим дать им сил...
                                                                          10                           
И, всё-таки, как это странно:
Мой мир, столь близкий и желанный
Во мне угаснет вдруг…
И стану тенью бестелесной,
Невидимой и бессловесной,
Без горестей и мук…

Уж чувствую, как улетает
Мой разум, и сознанье тает,
Всего, что было – нет…
Не знаю, как, но понимаю,
Что я уже совсем другая,
Во тьме искрится  свет…
                                                                 11
                                                                             
Как хочется в мечте пребыть,
Что лучшие все грёзы
Сумеет время воплотить
В далёком небе звёздном!

А может быть, что там и есть
Тот рай, где чистым душам
Даруется в награду честь
Жить вечно в мире лучшем?..
                                                                             12
Я много не прошу от жизни:
Пусть те, кто дорог, будут рядом,
Пусть отодвинется день тризны,
Пусть вновь увижусь с лесом, садом…

Коль станет так судьбе угодно,
Пусть наверстаю, что возможно…
Ручьём прозрачным, ключеводным
Обмою души осторожно…
                                                                          13
Недалеко от леса, в чистом поле
Берёзы гордо парою стоят.
Им лет по сто, а может, и поболе…
О чём они друг другу говорят?

Быть может, им тоскливо жить отдельно?
Быть может, горько, что соседей нет?
И холодно одним средь зим метельных?
И жарко под лучами знойных лет?

Не то! Обласканы они судьбою.
Всё знает ветерок, ведь он им друг:
Наполнен шелест их листвы хвалою,
Благословеньем красоты вокруг!
                                                                      14
Мне кажется, живу я не впервые…
Иль это всё симптомы «дежа вю»?         
Мелькнут, как всадник, в памяти чудные
События, как будто наяву…

А может, шутит так со мною кто-то?
Не стану имя вслух произносить…
Иль может, вправду существует что-то,
Себя реально хочет отразить?..
                                                                     15
                                                                Отчаянье

Никчемна я, жалка… обидно…
Умчится время скоро…
А будущего нет, не видно…
Кружит зловеще ворон…

Надеждой мысли утешались,
Что слушать меня станут…
Смешны, пусты мечты, как шалость…
Есть только боль, что ранит…

Меня не поминайте лихом,
Сплетите мне веночки…
Лишь Господа молю я тихо
Стать луговым цветочком…
                                                                   16
Бывают люди – пессимисты.
Бывают также – оптимисты.
А я – весёлый пессимист,
Иль очень мрачный оптимист.
                                                                     17
Стоят на рейде корабли,
В ночи мерцают огоньками…
Им нет причала у земли,
За дно схватились якорями…

Проделав длинный путь морской,
Достигнув наконец-то цели,
Не обрели они покой,
И ждут,.. минуты, дни, недели..

Вот так и странники грустят,
Когда откажут им в ночлеге…
В степи порой под небом спят,
Костёр их греет в зябкой неге…
                                                                    18

                                                 Подражание античному

Спится ли морю вночи под луною в мерцании звёздном?
Сладостно спится: под волн рокотанье в свободном дыханье...
Могут его разбудить ливни, молнии вспышки, гром грозный.
Гневно тогда оно вздыбится штормом при ветра стенанье...

Рады ли солнца лучам на заре горы, лес и долины?
Рады: сияньем росы, пеньем птиц, ароматом душистым;
Пряностью трав и цветов наполняется щедро день длинный...
В тихой истоме приблизится вечер закатом огнистым...
                                                                 19

Я знаю место… Эхо там живёт!
На горке, возле леса, за рекою…
Изменит время всё, и унесёт…
Но этот уголок всегда со мною!

Тоскую в ностальгии без него,
Мечтаю каждый год там оказаться,
И радуюсь в восторге от того,
Что, наконец, могу с ним повстречаться!

Что за краса вокруг и благодать!
Покой и воздух, солнце, небо, воля!
Легко единство с Богом ощущать,
И восхвалять за всё достойно долю!..
                                                               20
                                                                К.Ф.З.
Соткал из нитей серебра дорожку
И по волнам раскинул месяц в море…
Вот пробежаться бы по ней немножко,
И покачаться, позабыв про горе!..

Чтоб каждый шаг тонально отозвался,
И прозвучала нежно, сокровенно
Мелодия, в которой отражался б
Мир вечных тайн и красоты вселенной!..
                                                           21
Мечтаю о небе,
Летать там хочу я!..
Подбитая лебедь,
Плыву в тьму ночную...

Найти б тёплый угол,
Чтоб зажили крылья!..
Листва жёлтым лугом
Дороги закрыла...
                                                                  22

Плывут по небу тихо облака,
Волшебные заснеженные горы...
В них мир таинственный издалека
Открылся перед изумлённым взором...

Огромные фигуры птиц, зверей,
Огромные цветы, дворцы, деревья,
Гиганты Атлантиды с дна морей,
Вознёсшись пеной, ожили издревле...

Причудливо меняя формы, там
Совсем иная жизнь, иные нравы:
Величественная свобода, храм,
Ковчег нетонущий извечной Славы...
                                                                23
Где моё счастье? В неведомой дали
Скрылось зачем от меня навсегда?
Ветер и аист ответ подсказали:
«За горизонтом, в цветущих садах».

Где же сады те? – спросила я снова.
«Их не найти, они в грёзах твоих»…
Как вы узнали про всё? –  «Тихим словом
Сны твои нам рассказали о них»…

Отредактировано Барон фон Тар (24-11-2011 17:47:39)

0

3

( На русском)     

Волненье жизни тем прекрасно,
Чем более оно опасно
И для души, и для ума, -
Гласят о том “столпов” тома.
А мне б хотелось лишь покоя,
Уединенья близ прибоя…
И больше – ровно ничего….

Красивей в мире не видала
Я, право слово, ничего:
С восходом солнца засверкала
Роса, приветствуя его!
На каждом листике, травинке
Брильянтов россыпи зажглись!
И в этом дивном поединке
Загадки жизни всей слились!..

Я  не спеша одна гуляла
Близ леса, лугом, вдоль реки,
И в лодке мимо проплывали
Отец с сынишкой - рыбаки.

Спускался тихий летний вечер.
Звезда на западе зажглась…
Я вспомнила у моря встречу,
Сквозь шум прибоя твой наказ:

“Как только в небе ты узнаешь
Звезды знакомой яркий свет, -
То знай, тебя я вспоминаю,
И шлю в ее лучах привет!”

С тех пор прошло уж лет немало…
Но вспомню я тебя всегда,
Когда увижу: засияла
Твоя приветная звезда!

Дождик, осень, хмурый день …
Капли рвутся прямо в дом…
Голый куст… Ужель  сирень?
Ну и пусть. Достану ром!

Сиамская красавица,
Ну, просто чудо-кошка!
Поверьте, петь ей нравится!
И танцевать немножко.
                                                     
                                                           Времена года.

Люблю рассматривать снежинки:
В них совершенство красоты!
А сестры их, крупинки-льдинки,
Хотя изящны, но просты…
Но как искрится снег под солнцем!..

                                                    ***

Весна  меня, скорей, печалит:
Мне чужды все ее мечты.
Но, лишь фиалки расцветают-
Мои любимые цветы-
Тогда и я вдруг оживаю!..

                                                      ***

О, лето! Как тебя любила,
Полна была я сил тогда!
Хотела, чтоб не уходило
Ты никуда и никогда!

С годами стало ты все строже
И беспощадней для меня.
Не оттого ли, что моложе
Не становлюсь день ото дня?

Теперь  готова ненавидеть
Твою жару, твой зной, угар!
Но стоит сосны, лес увидеть-
Ценю тебя, как высший дар!

И понимаю: лишь природа
Дать радость в жизни может мне.
Будь это даже непогода-
Покой и благость в каждом дне.

                                                         ***

А осени прекрасней нет, -
Сказал великий нам поэт.
И эту правду не оспорить,
И лучших слов не подобрать!
No comments... Надо замолчать

Кукушка вдали куковала негромко,
Цикады звенели, пестрели цветы…
Я долго читала. Подкрались потемки…
На встречу вечернюю вышли коты…

Мне б повидаться хотелось с тобой,…
Но -  не хочу я нарушить покой…

Увидала однажды багряной Луну!..
Ее лик был прекрасен и страшен…

О, как устала я барахтаться  в болоте,
От обитателей его сносить вражду!
Ведь птицей вольною могла я быть в полете,
И не испытывать гонения, нужду…

Меня, как пьявки, облепили с глаз до пяток,
И мою душу съесть хотят они со мной!
Но не дано им поглотить. Что Божье - свято!
Дадут ответ они за подлый свой разбой.

Коль в этой жизни нет совсем на них управы-
Господь воздаст им за их зло и клевету!
Смогу я обойтись без похвалы и славы,
Хоть жаль мне жизнь мою, здоровье, красоту…

Но для чего-то я испытываю это?..
Могу лишь догадаться, но не дать ответа…

                                              “Omnia mea mecum porto”

Во мне  неплохо уживались
Все разновидности искусства:
Хореографии училась,
Художницею быть могла я,
Актрисой драмы чуть не стала,
Была я также пианисткой,
Певицею “bel canto” стала,
Эссе писала, каламбуры,
И эпиграммы злыми были,
И композитором случилось
Мне быть, хоть опусов так мало.
Представить не могла я только,
Что сблизиться  с поэзиею
Я вдруг смогу с такой любовью!
Прошу не осуждать за это.
Меня, надеюсь, вы поймете…

                                                         Городские этюды.

Я дважды встречала такое явленье:
Каштаны созрели, и - тут же -  цветенье!
Так в августе было в горячей Софии,
И в Киеве, осенью, рядом с “Софией”!

                                                     ***

За Берлином наблюдала
С телебашни, за бокалом.
Город весь – как на ладони-
В состоянии погони.

                                                      ***

А в Варшаве, честно молвлю,
Везде видела  торговлю,..
И проспекты суетные,
Рестораны и пивные…

                                                        ***

Памятники  столь громадны
В Мюнхене пышно парадном!
Город весь – аккуратист,
Там и воздух очень чист.
                                                       
                                                         ***

Я ”Петербург”  еще застала,…
Точней сказать – его осколки,
Когда я раньше приезжала
В тот  Ленинград,…до “перестройки”…

                                                          ***

В Москве бывала я, как дома.
Сейчас – боюсь ее “надлома”…
Быть может, стоит съездить вновь,
Реанимировать любовь?

                                                          ***

Собор  кафедральный в готическом стиле
Во Вроцлаве очень велик и красив.
Внутри полумрак… Службу там проводили.
В арпеджио лился хорала мотив.

                                                                Мой псалом.

Жаль мне, жаль мне, очень жаль мне:
Жизнь уходит, как в песок…                 
В пальме, в пальме, в древней пальме*
Жить бы, чтоб узреть Восток!
Где Ты, где Ты, скажи, где Ты,
Мой Господь? Услышь меня!
“В горах, в море, в Солнца свете.
Слышу, слышу Я тебя”.
Для чего же, для чего же
Страждет так душа моя?
“Для того же, для того же:
Чтоб узрела ты Меня”.
                                    ~~~~~~~~~~~~~~~~~~   

* “Взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна!
благословен грядущий во Имя Господне, Царь Израилев!”
Евангелие от Иоанна, Глава 12, Стих 13.
***
Я не могу понять тебя…
Неужто я умом слаба?

                                                          “Кесарю - Кесарево”

Просила у врагов прощенья,
Хотя и не было вины.
Пути искала к примиреньям-
Они им вовсе не нужны.
Старалась  быть самим смиреньем-
И попранною вновь была.
Нашла пути к освобожденью:
Послать подальше их смогла!

                                         Подражание “танка”
                                                              Е.А.
Светлячки зажглись
Зеленью фонариков
Вечером в траве!
Взяли мы их на руки-
Яркий свет быстро угас…

Возможны в жизни иногда
Для нас приятные сюрпризы:
Чтоб в прах рассыпалась беда-
Надежды примеряем ризы.

И, главное, в такой момент
Не усомниться: правда ль это?
Поставить на добро акцент
И  восхвалить благие лета.

И сможет получиться то,
О чем мы даже не мечтали.
И не приблизится к нам зло.
Нам правду мудрецы сказали.

                       Экстремальному серфингеру, или “бегущему по волнам”

Вот это да! Вот так экстрим!
Посмотришь - холодеет кровь…
Кто он? Из тех, кто нелюдим?
Нашедших ощущений новь?

Он мчится наперегонки
С самою жизнью просто так!
И слышит гибели “звонки”
Шутя, играя, - вот чудак!

Ему, пожалуй, невдомек,
Что рисковать так – просто грех.
Всего-то хочет паренек
Адреналин в награду…- смех!

Конечно, нет ему судьи.
Над ним – один лишь только Бог.
И признан будет он людьми
Коль уцелеет…  Хоть бы смог!

Понять так трудно: что же это было?
Вошел в трамвай на остановке человек.
Он молод. Мне ж неведомая сила
Внушила, чей в нем дух живет не первый век…

И видно, что об этом он не знает.
Ведь я почувствовала это не умом:
Скиталец Вечный это… Он мечтает
Найти скорее, но - не обретает дом…
_____________________________________________________________________________
Огромные белые пчелы летят.
Деревья все в белом. Февраль. Снегопад.
Дома под перинами белыми в ряд.
Балконы надели пушистый наряд.

Детишки – в восторге. Хотят погулять.
Но многих не выпустит строгая мать.
А вот коммунальщикам ¬– впору рыдать.
Работа такая: все надо убрать.

Сродни мои приобретения
Пожарам, или наводнениям…

Хоть отличаем мы от правды лесть,
Нам, грешным, слушать все ж ее приятно…
Тут, главное, не позволять залезть
Ей в душу к нам, чтоб не остались пятна.

Моё открытье: человек
Произошёл от обезьяны
Лишь тот, кто прожил весь свой век
Без Торы, Библии, Корана.

«Скажи мне, как мог приключиться
С тобой, мой сын, такой позор?
На недостойную девицу
Ты обратил с любовью взор?»

Не правда ли, довольно часто
Встречается такой сюжет?
Но случай знаю я контрастный,
Пожалуй, ярче его нет.

У N поклонник был завидный.
Была довольна его мать.
С симпатиею очевидной
Её в дом стала приглашать.

Все понимали, что был рад он.
Но застывал, потупив взгляд:
Не страшен столь всем бесам ладан,
Сколь новый для него наряд!

Вы удивитесь, в чём тут дело?
Но вызов моде он бросал.
И, если мог бы,своё тело
В одни лохмотья одевал!

Себя считал он выше, чище,
Отгородясь от суеты:
«Вы посмотрите! Принц и нищий
Пред вами! Принц сей, мама, -  ты!»

Купила мать ему билеты
В театр, премьеру посмотреть.
Но он пожертвовал балетом,
Костюм не захотел надеть…

Затем, уже в другой час встречи,
Пришла с цветами его мать.
Вместо него… И в этот вечер
Он не хотел наряд менять.

Мог позвонить он, скажем, в среду,
Чтоб прогуляться пригласить.
Что, мол, зайдёт после обеда
Дней через десять, может быть…

Конечно же, вновь не приходит.
Причина вся тому одна…
Уже и мама не заходит,
Звонит, что от стыда больна…

Добра желая его маме,
Пришлось N им двоим сказать,
Что перегружена делами,
И что её не надо ждать.

Сказать ещё хочу я к слову,
Что симпатичен N он был.
С ней о романе Гончарова
Он интересно говорил…

С тех пор пример хороший знаю.
В любом из нас живёт порой
Илья Обломов. Подтверждаю:
Настолько схож с ним  наш герой…

Как вам история такая?
В ней правда всё, залогом честь.
Я маму с сыном вспоминаю,
Коль повод для того вдруг есть.

В лесу приятно заниматься,
Режим вокальный соблюдать.
Там любим с мамой прогуляться,
И отдых с делом совмещать.

Сосновый бор амфитеатром
Спускается перед рекой.
Не в каждом оперном театре
Есть зал с акустикой такой.

Однажды, стоило закончить
Мне вокализ – спешит мужик.
«Не вздумал ли он нас прикончить?»
От мысли холодок возник...

Но нет, с улыбкой этот дядя
Подходит к нам и говорит,
Что служит пастухом при стаде,
Коров тут рядом сторожит.

И с искренним восторгом маме
Он комплимент такой сказал,
Что поделиться хочу с вами,
Незабываемым он стал:

«У дочки тенор* – просто чудо!
Впервые слышу я живьём!
Коровы замерли! Все люди
Про вас узнают завтра днём!»

Придя  домой, мы все смеялись,
И умилялись простотой.
Певцам немногим удавалось
В лесу снискать успех такой!
                     ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
• Тенор – высокий мужской голос.

0

4

Невыносимо слышать самомненье
Глупцов, производящих впечатленье
Своим бахвальством на таких же,
Как они сами, иль ещё глупей.

Невыносимо видеть озлобленье
Всех тех, кто управлять с остервененьем
Стремятся теми, кто их ниже
Лишь потому, что силами слабей.

Невыносимо знать, как отчужденье
Разрушить может всё без сожаленья
Меж тех, кто всех казался ближе,
Дороже, искреннее и умней.

Хотелось бы сказать лишь о хорошем,
Ведь в жизни к радости мы все стремимся;
Но чаще сталкиваемся с печалью,..
Всегда так было…

Годами пребываем в ожиданьях
Прихода лучшего к нам в дне грядущем;
Пока не осознаем с удивленьем,
Что всё уж в прошлом...

Мысли мои! Отчего вы вседневно
Сердце мне раните, гоните сон?
Скорбь умножают познанья*… Ведь верно…
Истинно правду открыл Соломон…

             ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

*«…и кто умножает познания, умножает скорбь».
Книга Екклесиаста, глава 1, стих 18.

Нет, не забыть мне этих глаз…
Коровьих глаз… Больших, печальных…
И нет того, кто б жизнь им спас,
Отвёл от мук многострадальных…

Уж рядом мясокомбинат...
Насыщен воздух смрадом смерти.
Они ж, несчастные, молчат…
И понимают всё, поверьте.

Иль кажется, иль впрямь слеза
Скатилась по коровьей морде?
Сама я плачу… Мне нельзя
Помочь им в их бессилье гордом.

Их за решёткою везут,
Словно злодеев сверх опасных.
Смиренно, тихо они ждут
Своих убийц в халатах красных…

Зачем жесток так этот мир?!
Сплошные жертвоприношенья!
Там, где одним утеха, пир,
Другим – отходов погребенье…

Когда смотрю на кадры старых лент,
И вижу множество людей спешащих,
Вдруг понимаю, что давно их нет,
И слышу голос вечности манящий…

                                                          Детство
                                                                     
Каким  чудесным был тот день!
Мы в ведомственный сад ходили.
И, наломав тайком сирень,
Поспешно ноги уносили.

В пять лепестков найдя цветки,
«На счастье» весело жевали.
Домой вернувшись, на замки
Плотнее двери закрывали.

Благоухал большой букет.
Мы радовались, и боялись:
Коль кто-то знает наш секрет –
В милицию чтоб не попались!..

                                                             Маме.

Тебя люблю я больше жизни,
Хоть вслух того не говорю…
Прости меня без укоризны,
Что мало радости дарю…

Припоминаю дискотеку,
Круиз, веселье на корме…
Как устоять здесь человеку,
В такой искристой полутьме?

Звучали песни итальянцев,
Была в движенье, как в огне!
Пока один из иностранцев
Вопрос не задал робко мне:

«Вы служите искусству, так ли?»
«Да, вы узнали?! Польщена…»
И думаю, в каком спектакле
Недавно слышал он меня?

«О, наконец-то с балериной
Мне познакомиться пришлось!»
Какой удар! Вот так картина!
Тут даже появилась злость:

«Так, значит, нравятся вам танцы?»
«От них в восторге полном я!»
«Адью!» - сказала иностранцу:
Взыграла ревность «соловья».

Смешно и грустно это вспомнить…
Как много я бы отдала,
Чтобы сейчас суметь исполнить
Те пируэты, что могла!

Бывала я судьбой отвержена
Не раз, не два, а больше.
На жизнь теперь сама рассержена.
А это – ещё горше…

Под моим окном орех
Ветви тянет гордо вверх.
Прилетают иногда
Птицы разные сюда:

Вот сорока прилетела,
Посидела, поглядела,
Что-то там себе узрела,
В клюв взяла, и улетела.

Вот синичка, чудо-птичка,
А за ней – её сестричка.
Покатались на ветвях,
Словно дети на санях!

А вот голубь очень редко
Тут сидит, не любит ветки.
Он гуляет по карнизу,
Созерцает тех, кто снизу.

Ну, а серый воробей –
Горожанин всех мудрей.
Он везде всегда бывает,
Первым новости узнает;

Всем расскажет, просветит,
И, чирикнув, улетит.
Хорошо, что в городах
Можно видеть всяких птах!

Величественная дубрава!
О чём таинственно молчишь?
Сколь многих поколений славу
Ты помнишь, но не говоришь…

Тебе уж не одно столетье…
Ведь для тебя года – пустяк!
Хотя… Не вечно долголетье,
И ты узнаешь, что’ есть мрак…

Вот где-то чуть усохли кроны,
А где-то – точит ствол дупло;
Твой скрип ветвей – как жалоб стоны…
Но не тоскуй! Ещё светло!

Закат приблизится не скоро,
В тебе ещё так много сил!
Услышишь много птичьих хоров,
Узнаешь, кто тебя любил…

Подумать только!.. Ты ли это!?...
Нет слов... Уж лучше промолчу...

Порадовать, согреть могла!
Моим стремленьям не внимали.
Мой фейерверк украсил дали!
Кого лишили вы тепла?

Кто выиграл? Кто потерял?
Брильянту бисер предпочли вы,
Уму – невежество спесивых,
Роллс Ройсу – старый самосвал.

Бездарность, алчность правит бал...
Я хуже от того не стала.
Меня овацией встречала
Природа! Сам Господь слыхал!

И это – правда без хвальбы,
Без суеты пустой борьбы...

Я – талисман, что помогает
Другим. Но как найти ответ,
Где талисман, что охраняет
Меня?.. Его, наверно, нет...

Семицветным  полукругом
Вот уж сколько тысяч лет
Улыбаясь, как подруга,
Дарит радуга привет!

В ней – земле напоминанье,
Что потопу вновь не быть,
И что Свыше обещанье
Не забыто! Можно жить!

Как рыба или птица в сети
Попала я... Не убежать!
Как и они, смириться с этим
Не в силах, выход рвусь искать!

Всё крепче и теснее узы.
Совсем сдавило... Чем дышать?
Как шар, забитый кием в лузу,
Должна недвижимо лежать...

И снова приговор! Не каждый
Повинен в том, что может жить.
Какой же суд посмеет дважды
Один проступок осудить?

Растерянность, печаль со мною.
Смогу ли это одолеть?
Своей измученной душою
Устала вновь себя жалеть...

Но всё же теплится надежда,
Что Свыше добрая рука
Не даст моим закрыться веждам,
Чтоб славить Небо, лес, луга...

                                              Доктору Марцинковской Н. В.

Крутая нравом, супер-профессионал,
Наталия Вадимовна спасает
Больных, недуг которых в страшный плен забрал,
И приговор смертельный отменяет.

Даруй ей, Господи, здоровье, крепость сил!
Она всегда необходима людям,
Кто к жизни возвращён, и Ангела просил
Хранить её! И мы хранимы будем.

И пусть ей также помогают рядом те,
Чьё мастерство, умение столь важно:
Медсёстры! Их самоотверженность в труде,
Старание заботиться о каждом!

Мечтаю вновь попасть в тот сад,
Ведь в нём – частица рая!
Свежо, покойно, мирно, лад
В далёком милом крае.

Растёт там липа – великан,
Ствол – чуть не в пять обхватов!
Взметнулся вверх огромный стан,
Верхушку в небо спрятав.

И в самый жаркий, знойный день
Под кроною прохлада…
Как дорога её мне сень,
Души моей отрада…

Хотела полюбить весь мир,
Но он мне оказался чуждым;
Хотела званой быть на пир,
Но поняла: зачем? Не нужно…

Везде лишь суета сует,
Разгул невежества и злобы;
А где ест ум – там счастья нет…
Не разучиться думать чтобы…

Рассыпались мои года,
Как бусинки, сорвавшись с нитки,…
И раскатились – кто куда –
По топям, лужам, кочкам зыбким…

И не собрать их, не вернуть,
Ведь что упало – то пропало…
Увяз в болоте жизни путь…
Смогу ли всё начать сначала?

Хочу рискнуть. Учил мудрец:
Коль привела в тупик дорога,
По ней вернись назад. Конец
Началом станет понемногу...

Раскрыть бы двери, выйти в сад,
Вдохнуть свободно воздух чистый,
Одеться в праздничный наряд,
Вернуться в жизнь лучом златистым!

Я осознала быстротечность времени
Ещё совсем ребёнком, в девять лет:
До звёзд – рукой подать!.. и шелест зелени
На дуновенье ветерка в ответ;

В ночное небо глядя, понимала я,
Что завтра – растворится, как вчера,
Сегодня – не вернёшь,..  крупинка малая
От вечности растает до утра...

Я к зеркалу не подхожу:
Оно меня не любит...

С болезнью не осталось сил бороться.
Что толку? Ведь она заведомо сильней.
Как камень, брошенный на дно колодца,
В холодном сумраке влачу остаток дней.

Ещё вчера сулила жизнь спасенье.
Казалось, позабуду всё, как страшный сон.
Увы, не заслужила исцеленья…
Невелика потеря, невелик урон!..

Всё так же будут дни, и будут ночи,
Всё так же будут радости, и будет боль...
Кому-то – повезёт, другим – не очень…
Но все уйдут, будь то бедняк, будь то король…
                                                                           Р. М.
О том, что ты уедешь скоро – знала.
Приветствовала это всей душой.
Тебе там будет лучше, понимала.
Но почему скорблю так? Что со мной?

Не потому, что выросли мы вместе.
Нас детство породнило навсегда.
А потому, скажу тебе без лести,
Что увезёшь с собой мои года…

Хоть виделись с тобою мы всё реже,
Была спокойна: ты – недалеко.
А встретившись, смеялись: мы всё те же!
Понять могли друг друга так легко!

Теперь вдруг пустота образовалась.
С тобою не увижусь больше я…
Будь счастлива! И знай, со мной осталась
Ты в памяти… Не забывай меня!

Не вовремя я родилась,
   Не вовремя…
Вся жизнь моя не удалась,
  Вся жизнь моя…

Родиться б раньше на сто лет,
  Родиться бы…
Иль лет на тридцать позже свет
  Увидеть бы…

А лучше было бы всего,
  А лучше бы,
Жить в древней Иудее… Бог
  Живым там был!..

Его б увидела хоть раз,
  Хоть раз один,
И Он навек меня бы спас,
  Бог Триедин!..

Сейчас меня не слышит Он,
  Увы, увы…
Зову, молю Его!.. Как сон
  Мечты мои...

Всё меньше телефонов в памяти держу,
Всё меньше адресов, куда ходила,
Всё меньше тёплых рук, которые пожму,
Всё меньше добрых лиц, кого любила…

Магнолии благоухали,
Цветами крупными маня.
По набережной мы гуляли.
Я знала, любишь ты меня;

Казалось, будет жизнь прекрасной,
И ждёт лишь радость впереди!..
Не получилось. Жаль… Напрасно
Умчались в лету наши дни…

Блеснул надежды лучик!.. Стала  сразу
Казаться привлекательною жизнь.
Как будто свыше услыхала фразу:
«Последний шанс не упусти, держись!»

Как бы я хотела
Обновить всё тело,
И ходить без боли,
Вырвавшись на волю!

Радоваться жизни,
Убегать от ливней,
Умываться ветром,
Спеть о непропетом!

Снова быть весёлой,
Как когда-то в школе,
Плавать в море брассом,
Стать поэтом - асом!

Много ль или мало
Вдруг я пожелала?
Это только грёза…
Есть лишь злая проза…

Я в роскоши купалась,
Точнее – умывалась,
И эта роскошь – слёзы,
Как ливни сильных гроз…

В лучах я грелась славы,
Точней сказать – отравы,
Что клеветою ржавой
Клеймила чья-то злость…

Понять я всё хотела,
И, кажется, сумела:
Всё – суета пустая…
Давно так повелось…
_________________________________________________________________________

Всё, что я ценила,
Чем так дорожила,
Вражеская сила
Выбила из рук.

Заманила в сети,
Отхлестала плетью,
И порою летней
Ввергла в бездну мук.

Но со мною всё же
Те, кто всех дороже.
Огради их, Боже,
От потерь, разлук!

Не позволь злым стрелам
Долететь до цели,
У стрелков умелых
Вырви меткий лук!

И воздам хвалу я
В милость неземную,
Что в годину злую
Есть Спасенья круг!

Опять не сплю… Вновь карусель
Из мыслей в голове кружится…
Проклятье ль это?! Где купель,
Чтоб, окунувшись, исцелиться?

Снотворное глотаю. Слон
От дозы бы такой свалился.
Мне ж – ничего! Пью самогон
«  Вдогонку»… Слон бы точно спился!

А мне – лишь чище голова.
Ну, хоть чуть-чуть бы отключиться!
Ни жаворонок, ни сова…
Уж солнце встало. Как трудиться?!

Ведь я совсем уже без сил!
Всё – тошно, всё мне надоело!
Мне б в лес, к природе, в глушь! Как мил
Тот чудный край, душа там пела!..

Подойди ко мне поближе,
Расскажи, что сердце гложет.
Всё пойму я, всё увижу.
Мой совет тебе поможет.

Хоть сама я не всесильна,
Но живу не так уж мало.
Своим опытом обильным
Поделюсь, чтоб легче стало.

И поймёшь ты, что невзгоды
Могут быть порой полезны:
После бурь и непогоды
Выйдет солнце, тьма исчезнет…

Жизнь контрастами нас учит,
Чтобы стали мы мудрее,
Чтоб добро ценили лучше,
Чтоб не становились злее.

Лишь страданья очищают
Лучше всяких испытаний:
Обновляют, возвышают,
Укрепляют дарованьем!

И становится понятно,
Что во всём есть воля Божья:
Радость, горе, неприятность –
Только грани в целом сложном…

Вы – звёзды все, и вас так много,
Во тьме мерцаете извне!..
Но первый солнца лучик строгий
Вас растворяет в светлом дне…

                                                                       Папе
Задувает ветер свечку,
Зажигаю её вновь…
Не стучит твоё сердечко,
Не бежит по жилам кровь…

У надгробья – шелковица
Осыпается, созрев…
Ты любил её… И птицы
Тебе дарят свой напев…

Декабрь, зелёная трава,
Температура плюс двенадцать.
Моя не помнит голова
Такого... Но скажу вам вкратце:

По всем приметам весь июнь
Приятным должен быть, прохладным;
Январь в снегу ж седой, как лунь, –
Июлю жарить безоглядно;

Февраль студёный, гололёд –
Быть августу несносно знойным...
А, впрочем, нет плохих погод,
Где места нет раздорам, войнам...

Я знаю случаи, когда
Враги становятся друзьями,
И, восхищаясь этим сами,
Бывают “не разлей вода”.

Но правило, увы, в другом,
Ведь это только исключенье:
Гораздо чаще, к сожаленью,
Брат брату может стать врагом...

Теперь я каждый новый год встречаю
С тревогой, что же ожидает в нём?
И мысли заповедью утешаю:
Положено сегодняшним жить днём!

Я била жизнь свою о камни,
И боли не боялась.
Характер, что дала судьба мне,
Всё выдержит, казалось.

Гордилась тем, что несогбенна,
Хоть  находилась в рабстве.
И верила: в том, несомненно
И есть моё богатство.

Ждала, что наконец настанет
Желанный день свободы,
И справедливость громом грянет,
Очистят скверну воды.

Надежды, что добро сильнее,
И зло преодолею,
Наивны... Я теперь умнее...
Огонь мой еле тлеет...

Страшней безумия, пожалуй,
Воинствующий атеизм:
Своё отравленное жало
В нём выпускает сатанизм.

Как просто жить легко, свободно,
В гармонии с собой самим,
Трудиться в радость многоплодно,
И пользу приносить другим!

Как посто быть зоровым, крепким,
И не зависеть от невзгод,
Владеть умом и волей цепко,
Чтоб мир согреть от непогод!

Как просто всю закономерность,
Устройство счастия познать,
И, ближних возлюбив, их верность
Воспринимать, как благодать!

Как просто, жизнь пройдя спокойно,
Без муки в мир уйти иной,
И с чистой совестью, достойно,
Душою обрести покой!

Не правда ли, как просто это?
Так почему же, почему
Сложней задачи в целом свете
Не представлялось никому?..

В чудовищной стране – чудовищные нравы:
Кто хочет честным быть, не может воровать,
Тот – пыль, ничтожество, и на него облавы
Со всех сторон, стремленье затоптать.

Презренье к старости, растленье молодёжи,
Неуваженье к прошлому, безумье тех,
Кто захватили власть, и жаждут уничтожить
Добро, порядочность, чтоб возвеличить грех.

Они пекутся только о своей утробе,
Готовы землю проглотить, и свой народ;
Бесчинствуют, как вражьи оккупанты в злобе.
Но и до них дойдёт возмездия черёд!

Себя бессмертными мерзавцы возомнили,
Хоть сами скоро превратятся в тлен и прах,
И, души дьяволу продав, уже вступили
В пучины бездны, где мучения и страх.

                                                            Блеск

Всё, что блестит, всё, что сверкает,
К себе притягивает взгляд…
Природа утром свой наряд
Росы сверканьем обновляет…

Блестит огонь, блестит вода,
Собой луч солнца отражает;
Когда ж зима в права вступает,
Сверкает снег, – кристаллы льда…

Такая в блеске красота
Восторгом души наполняет,
И вдохновеньем возвышает
Сверкающая чистота…

Бывает и весьма опасным
Сверкающий, манящий блеск,
И негатива чёрный всплеск
Таится в том, что так прекрасно…

Как солнце, золото блестит,
Как звёзды, серебро сверкает.
Безумье, алчность порождает
Металла блеск, его магнит…

Брильянт сверканием своим
Цветами радуги играет,
И красотою вовлекает
В порок: кровавый шлейф за ним…

Но высший блеск, что возвращает
На путь гармонии людской –
Блеск добрых глаз, что со слезой
Молитвы к Богу обращают…

Я в жизни чувствую себя чужой:
Незваный гость, который засиделся,
И, вовремя не поспешив домой,
Вдруг понял, как ужасно надоел всем…

Нет ничего на свете нового,
Всё много раз уже происходило.
Что тут ещё сказать? Что в голову
Придёт неведомое? Всё уж было.

Сама себя здесь опровергну я:
Ведь всякому судьбой дано немало.
Так стоит ли молчать? Наверное,
Конца не будет там, где есть начало.

Жизнь продолжается. И каждому
В ней уготована своя  дорога.
Но повезёт тому, кто к главному
Найдёт свой путь: душой познает Бога...

Скромнее стали все мои желанья,
Возможности сошли почти на нет.
Есть только грусть, что не сбылись мечтанья,
Едва зажёгшись, угасает свет.

Несправедливость привнесла страданья,
Развеяла впустую много лет...
Зла не держу, не жажду воздаянья:
Не мне судить и принимать ответ.

Стремлюсь очистить душу в упованье
Уйти от скверны, это не секрет.
Благодарю судьбу за испытанья,
За Истину, что даровал Завет,

За лиры звук, позволившей сознанью
В сонетной форме изложить признанье...

Жизнь под руку идёт со смертью.
Тут важно, чья рука сильней:
Коль выдержишь все круговерти –
Продлишь свой путь на много дней.

Прости меня за то, что было,
Что не было, прости.
Прости за то, что не простила,
И разошлись пути.

За то, что у твоей могилы
Слезу не пролила.
За то, что я тебя забыла,
Остыла, как зола.

0

5

Опал

Вот перстенёчек  золотой,
Собою обрамляет камень:
Опал…. Он очень непростой…
В туманной мгле искрится пламень….

Его носить опасно тем,
Кто жаждут власти и наживы:
Не разрешат своих проблем,
Злодей не сможет стать счастливым…

Но людям благородным он
Во всех делах помощник главный:
Предскажет правду вещий сон,
Изобличится недруг тайный…

Велик и многогранен свет:
Исполнен смыслом всяк предмет…

Какое чудо! Цапля на реке!
Стоит, где мель, поджав изящно ногу;
Взлетели утки; ястреб вделеке
Кричит истошно; скрылась мышь под стогом;

Шурша травою, уж скользнул к воде;
Готовятся лягушки к серенаде;
Звучит природа музыкой везде,
Шагает лето в праздничном параде!

Отчего столько скорби узнала душа?
Отчего столько ран получила?
Оттого, что тернистой дорогою шла,
И бесплодно растратила силы...

Отчего всех люблю, не смотря ни на что?
Отчего всех прощаю, жалею?
Оттого, что понятно мне главное: то,
Что я жить не сумею, став злее...
                                                     Сонет
                                                               
Когда мы молоды, здорово тело, -
Душа свободна, весела, легка.
Минуты быстротечны. То, что грело, -
Иллюзия, беспечностью хрупка.

Лишь только глянем – время подоспело:
Оказывается, жизнь коротка.
Дряхлеющую плоть отбросит смело
Душа, как кокон, взлётом мотылька.

И унесётся в вечность, где ненастье
Исчезнет, словно утренний туман,
Где радость встретит лаской и объятьем.

Покается пред Истиной обман,
И лишь потом вознаградится счастьем
Достойнейший из избранных, кто зван.

Я плотскую любовь переросла,
И эту тему для себя закрыла;
Сказать о ней красиво бы смогла,
Но не хочу. Не в этом моя сила.

Мне кажется, сумела я достичь
Любовь, что выше всех страстей на свете.
Шлю небесам за то хвалебный клич:
Главней любви к Творцу и ближним нету!       

Уснула Истина, зевает Правда
В том, кто к наживе обнаружил страсть;
Была бы Совесть заступиться рада,
Но её съела алчущая пасть...

                                               Вместо эпиграммы

Вы – не хозяин мне, не господин,
И я у вас не в услуженье.
Не вам судить души стремленья,
Есть надо мною только Бог один!

                                                  Эпиграмма

Самозванцы оседлали трон,
Декларируют себя царями;
Бутафорский трон – всего картон,
Были, есть и будут холуями.

Я думаю о том, что было,
Я думаю о том, что будет...
Какой ответ нашла?

Всё, что безоблачно и мило
В иллюзиях находят люди...
Печалится душа...

Дельфин в неволе, цирковой артист!
Его работа – людям развлеченье.
Апплодисменты под весёлый свист
Сопровождают трюков исполненье.

А хорошо ли сытно в клетке жить,
Служить наживкой прибыли хозяев?
Мечтает по морям свободно плыть,
Играючи, в пучине исчезая!

Он человеку другом был всегда,
Спасал его при кораблекрушенье!
Но заточенья мутная вода
Доверие разрушит, без сомненья.

Как чист, прозрачен воздух осенью!
Исчезла дымка лета без следа.
Багряно-золотистой проседью
Покрыты лес, луга, в прудах вода.

Не слышен щебет птиц, покинувших
Свой край до наступления весны.
И грусть, и радость чувств нахлынувших
Педвосхищают зимней сказки сны.

Месяц-перевёрнутый рожок!
Дай мне наглядеться на тебя!
Клонишь ты головку на восток,
Может, где-то там моя судьба?...

Ты не разлучаешься с землёй,
Воды подчиняются тебе,
Бледным светом борешься со мглой,
Времени отсчёт таишь в себе...

Сколько тысяч лет уже подряд
Всходишь и заходишь так же ты,
Так же завораживаешь взгляд
Всех, кто тебе шлёт свои мечты?...

Радостнейший праздник бытия
Смог лишь ты один предугадать...
Ночью тихой слышишь ли как я
Славлю мирозданья благодать?...

Как заложница собственной чести
Нахожусь в добровольном плену,
Отрекаюсь от злобы и мести,
Презираю бесчинства войну.

Сколь нечасто дыханье свободы
Открывает манящая даль,
Очищает объятьем природы,
Расплавляет калёную сталь.

Вразумляется истины слово,
Зажигается солнечный свет;
Безусловно, всё это не ново,
Но отраден прозренья ответ.

Удивительный ход возвышенья
Укрепляет бессильную плоть,
Отметает ущербность сомненья,
Искушенья оплот побороть.

Надоело печалиться,
Надоело страдать,
Невозможно избавиться,
Повернуть время вспять…

Не ходить бы дорогою,
Что в тупик привела,
И успела бы многое,
Избежала бы зла…

Я не ною, не жалуюсь,
Не ропщу на судьбу,
Лишь душою усталою
Отвергаю борьбу.

Ничего в ней хорошего,
Разрушенье одно…
Эпизоды из прошлого
Легли камнем на дно…

Чистый, серебристый
Ручеёк бежит,
Лучик золотистый
Сквозь листву дрожит;

Незабудки нежный
Слушают распев,
Ветерок прилежно
Вторит свой припев;

Прыгнула лягушка,
Брызнула вода,
Ласточки-подружки
Здесь кружат всегда;

Чистым небосводом
Тешится земля,
Радостна природа,
Лес, луга, поля;

Середина лета,
Яркая пора,
Все оттенки света
Вспыхнули с утра.

Людей молотит, как снопы,
Перерабатывает вечность,
И поглощает бесконечность
Шум, гам умолкнувшей толпы.

Всей сущности круговорот
Сколь совершенен, столь и страшен;
Цветами разными окрашен,
Но предсказуем оборот.

Прошу тебя, не торопись,
Ещё есть время;
Взгляни в ночную неба высь,
Галактик племя…

Возможно, буду скоро там
Душой извечной;
И лишь во сне приду я к вам
Живой, беспечной…

Интересно, больно ли реке,
Когда вниз срываясь водопадом,
Разбиваясь яростным каскадом,
Восхищая зрительские взгляды
Мчится к морю в дерзком марш-броске?

Мамочка, побудь со мной,
Расскажи мне сказку!
Снова в детства дом родной
Возвращусь я с лаской.

И почувствую себя
Без тревог и горя;
Победит добро, любя
Сказочных героев.

Убаюкает меня
Мир фантазий дивных;
И спасусь я от огня
В царстве снов былинных…

Люблю я осень золотую,
Ковры из листьев, и туман,
И песню маяка простую,
И спелый, глянцевый каштан;

И хризантем прощальных пряность,
Морской, прохладный, лёгкий бриз,
Природы томную усталость,
И первый иней, как каприз…

«Ты думала, тебе так просто
Удастся от меня уйти?
Не будь наивной! На погосте
Заканчиваются пути!»

Так вопрошала смерть-злодейка
Меня уже в который раз.
А я, как уж, или как змейка,
Скользнув, пыталась скрыться с глаз.

Смеялась смерть, иль забавлялась,
Но ослабляла чуть узды.
Иль, может, гнев сменяла жалость?
Нельзя понять её ходы.

Такая вот игра-коррида
Мне предначертана судьбой.
Здесь всё всерьёз, легко лишь с виду,
Погоня следует за мной.

Поверить трудно, но довольна
Такой судьбою я вполне:
Узнала цену жизни вольной,
И смерть уже знакома мне.

Как в призме преломляется луч света,
Так жизнь представлена глазам поэта:
Его душа терзаема ответом,
Наполнена ветрами, стужей, летом,
Грозою, солнцем, мудрости советом,
Звучаньем музыки, любви заветом!

0

6

ULTIMA RATIO* В «ПОСЛЕДНЕМ ДВОРЕ»

                                                        ( Непридуманная история)

В каком это было году – точно не помню.  То ли в конце «перестройки», то ли в начале 90х. Театр, в котором я служу, тогда ещё работал в полном режиме, т. е. в «лучших советских»  традициях: каждый день спектакли, а то и несколько, много производственных и шефских концертов. Особенно – по праздникам. Об одном из таких концертов этот рассказ.
На День 8 марта (тогда он ещё не был выходным  днём) руководство Психоневрологического Диспансера  (в народе – «свердловки»)  решило поздравить своих женщин-сотрудниц не просто торжественным собранием, а и пригласить артистов нашего театра с концертом.
В назначенное время от театра отъезжал автобус с артистами. Я тоже была занята в этом концерте, но договорилась с нашим заведующим труппой, что доберусь туда самостоятельно.
Приехав на несколько минут раньше, я беспрепятственно  заехала на своём «Москвиче» во двор диспансера (ворота были открыты), и оставила его возле какой-то трансформаторной будки. Жду… Автобус припаздывает, погода не весенняя, падают редкие снежинки, сыро. Начинаю слегка мёрзнуть. Автобуса  всё нет…  Принимаю решение найти клуб (или актовый зал, не знаю, как он у них называется), и ждать своих в тепле. Оглядываюсь в надежде определить, где клуб. Никаких признаков! Огромный двор диспансера пуст, только деревья, спросить не у кого. Наконец – вышли две женщины. В тапочках, под наброшенными пальто видны казённые халаты. Понимаю – пациентки. Может, они подскажут?
Направляюсь к ним:
  - Скажите, пожалуйста!…
Не выслушав до конца мой вопрос, они испуганно шарахнулись в сторону.
Ну и дела… У кого же спросить?
Издали вижу – идёт женщина- врач: не в тапочках,  в сапожках, из-под пальто выглядывает белый халат, с папкой бумаг в руках. Уж она-то подскажет!
- Будьте любезны, скажите, пожалуйста, где находится ваш клуб?
- ?!?..
- Ну...  может, я не правильно называю: ваш зал для собраний? Или  актовый зал?
Доктор стала очень заинтересованно меня рассматривать и сочувственно улыбаться:
- А…  зачем вам нужен клуб?
-   Понимаете, я – артистка, и сегодня для вас состоится праздничный концерт…
Доктор ещё более заинтересованно всмотрелась в меня… После своих размышлений она очень нежно спросила:
- И…  давно это с вами?..
- Простите, что?..
Доктор почти что с любовью и тёплым соучастием:
- Давно ли вы себя почувствовали… артисткой?..
Я ощутила некоторый дискомфорт… Доктор призадумалась, наверное, соображая, из какого я отделения …  Как же мне доказать, что я не их пациентка?
- Вы мне не верите… Но я действительно артистка!
- Да ну!? И чем же вы занимаетесь?
- Я – пою!
- А-а-а!.. Так вы ещё и поёте!?..
Чувствую, что ситуация усложняется.  Нахожу правильный ход:
- Видите эту машину? Я приехала на ней сама.
Доктор только молча покачивает головой…
Жестом фокусника достаю из кармана ключи от машины и показываю ей.
- Ну-у, мало ли от чего могут быть ключи…
Подхожу к машине и отрываю дверцу. Доктор с недоверием  наблюдает.
- А сейчас включаю зажигание!
Эффектно!..  Доктор растеряна.
-  А сейчас проеду пару метров!
Еду.  Останавливаюсь.
- Ну, как? Теперь вы мне верите?
Доктор - явно разочарована,  я  - довольна, что мои аргументы убедительны.
- Может, показать вам права? Там и фотография есть!
Доктор сразу теряет ко мне профессиональный интерес:
-    Не надо… Идите в последний двор, там зал.
Смотрю, куда она показывает, но других дворов не вижу.  Двор наглухо закрывает одноэтажная постройка.
- А где же проход в последний двор?
- Идите-идите, где тупик -  там и есть последний двор!  Найдёте!
Направляюсь туда и убеждаюсь, что никакого прохода дальше нет, и признаков клуба (то бишь зала) – тоже нет! И театрального автобуса тоже ещё нет… Что же делать? Раздумываю: вероятно, конец двора носит здесь «кодовое» название «последний двор».
Пока оглядываюсь в поисках приличествующей клубу двери – из одноэтажного корпуса появляется огромная санитарка с ведром и тряпкой и начинает мыть крыльцо. Подхожу к ней.
- Будьте добры! Мне сказали, что где-то здесь находится клуб. Как туда попасть?
- А ты, деточка, уже попала! Заходи!
Захожу за ней, и сразу попадаю в кабинет врача… За столом – благодушный мужчина средних лет. Задаю ему свой «подозрительный» вопрос о концерте.
Огромная санитарка заняла собою весь дверной проход…
Благодушный доктор мне предлагает снять пальто, здесь, мол, тепло, а торопиться нам некуда, и мы спокойно обсудим мою проблему… О, Боже!  Я – в ловушке! Здесь «трюк» с машиной не получится…
- Послушайте, я уже доказывала вашей коллеге, что я – не ваша больная! А концерт уже сейчас начнётся! Неужели вы не знаете?! Обычно об этом всех ставят в известность … Странно… И вы тоже не знаете…
- А вы, деточка, не волнуйтесь! Всё будет хорошо, вот увидите!
- Да как же мне не волноваться, если я опоздаю?!
Огромная санитарка приняла «боевую стойку»… Соображаю:
- Вот я вам сейчас называю телефон проходной театра, вы туда звоните, и убеждаетесь во всём лично! Хорошо?
Доктор оказался покладистым и набрал номер… Надо было видеть весь спектр чувств на его лице, когда он получал ответы на свои вопросы! Несколько раз он переспрашивал, действительно ли это театр?! Тут уже я посочувствовала ему, и предложила убедиться через справочную, что номер достоверный. И что сделал доктор?..  Правильно, позвонил в справочную 09!
Когда огромная санитарка проводила меня в клуб, мои коллеги уже были переодеты, загримированы, и концерт начался. Я едва успела подготовиться к своему выходу.
Честно сказать, я думала, что при такой  «информированности» сотрудников зал будет пустым. Ничего подобного, был полный аншлаг!
Концерт прошёл на «ура!»
*лат. – последний, решительный довод

                                              Я – ПЁС, КОТОРЫЙ ГУЛЯЛ САМ ПО СЕБЕ

                                                                             1
                                                        Как я нашёл свою семью

Ох, и досталось же мне во вчерашней схватке!.. Этот мерзавец Полкан подкараулил меня со всей поселковой сворой таких же придурков-псов, как и он сам, и потрепали меня не на шутку… Тётя Нина, моя основная хозяйка, перевязала мне перегрызенное горло бинтом, наложив на раны какое-то лекарство, кстати, очень противно пахнущее… Лежу теперь, хриплю, задыхаюсь… Вспоминаю всю мою жизнь…
Вообще-то, у меня были две жизни. Первая, до того, как я оказался в этих местах, мною забыта…. Как будто, её и не было… Зато вторая, уже здесь, -  была хорошей. Есть что вспомнить!
Моя первая встреча с моей семьёй (да-да, именно семьёй, хоть они - люди, а я – симпатичный пёс, помесь шпица с лайкой) началась со знакомства с Валерой. Я увидел его, едущего  на велосипеде, и сразу понял: вот мой новый хозяин! С  трассы, где я оказался один, брошенный, и всеми забытый, он ехал куда-то вниз. Я побежал за ним.
Валера не возражал, не отгонял меня, и наш союз был заключён.
До чего же мне понравилась эта местность! Такая красота вокруг, раздолье! Вот мы пересекли мост через речку, и оказались в посёлке, построенном для сотрудников санатория, который был рядом. Вокруг – лес, на территории санатория – старинный парк (здесь когда-то было поместье), вот здорово!  А вот и дом тёти Нины, Валериной мамы. Вышла вместе с Валей, женой Валеры, навстречу… Нормально! Меня приняли приветливо, и я остался.
Валя назвала меня Шариком, хотя я себя считал благороднее этого имени… Ну да ладно, я согласился. Но тут же дал всем понять, что я – свободолюбивый пёс, не какая-то комнатная болонка. В дом не пошёл, остался на воздухе. Тем более что было лето, шубка моя густая, красивая, и ночевал я на крыльце. Это уже потом, когда все гости уехали, мы остались с тётей Ниной вдвоём, и настала зима, -  я ночевал в доме… А когда приезжал Алексей, брат тёти Нины, и построил мне мой собственный домик, я вообще предпочитал находиться только в нём…  Хорошо было!.. А, впрочем, по порядку.

                                                                           2
                                        Моё знакомство с родственниками-дачниками

На следующий день я впервые встретил своих недругов, поселковых собак, которые встретили меня «в штыки»: этого придурка-Полкана, позора всех английских пород (тоже мне, колли) и остальных его подхалимов. Жалкие уроды!.. Один на один никто со мной не захотел встретиться, зато всей сворой - они храбрецы.  Я только презрительно от них отвернулся, когда побежал за Валерой. Он на велосипеде поехал в соседнюю деревню, которая по сути уже стала дачным посёлком (из коренных обитателей там осталось только четыре дома).
Мы добирались через лес, настоящий, «берендеевский», как из сказки… Как я был тогда счастлив!..
Когда уже показалась деревня, мы встретили тётю Шуру и Люду, её дочку. Они шли нам навстречу… Знакомство было приятным. Я понял, что они все -  родственники, а это значило, что моя семья стала больше.
  Люда сказала:
- Какой симпатичный пёс! Назовём его «Рыжик»!
Мои пушистые  хвост колечком, спинка, лоб и стоячие ушки -  рыже-бежевого цвета, а остренькая мордочка, манишка, живот и кончики лап – почти белые… Мне это имя гораздо больше понравилось, и с тех пор меня все так и звали…. Хоть я и мал - но вполне удал! Но главное моё качество – отвага. В этом потом все убедились… А ещё все поняли, что я – независим! При всей моей любви к моей семье, никто не мог посягнуть на мою свободу! Я всегда ходил с теми, с кем хотел, только тогда, когда сам того хотел, и туда – куда мне нравилось. Не было во мне собачьего подобострастия,  заискивания, желания угодить ради еды… Еду я вообще никогда не клянчил, и с достоинством ел то, что мне давали. Вот меня и назвали псом, который гулял сам по себе. Как независимого кота какого-нибудь!
  Хотя, с котами у меня особые отношения. Но об этом – потом…
А тем временем мы все вместе пришли на дачу. Нас встретила Клава. Ура! Она тоже родственница, и мы понравились друг другу.
Мне здесь тоже очень понравилось!  Так и стал жить на два дома…  Я сразу облюбовал себе местечко между кустом жасмина и пионами. Тут было очень приятно отдыхать в тени, когда бывало особенно жарко… А ещё мне нравилось сидеть или лежать на лавочке возле палисадника. Иногда на ней любил посидеть и соседский петух. Моё место было справа, и я разрешал ему сидеть только слева. А вот его хозяйку, которую все называли «Шарманка», я недолюбливал. Уж очень она громко разговаривала грубым голосом, и часто от неё пахло водкой…
По ночам я старался исправно нести свою собачью службу, охраняя дом. Конечно же, лаял, отпугивая всех видимых и невидимых недругов, вступал в перекличку с окрестными псами… Люди думают, что мы лаем на луну. На самом же деле ночью мы становимся полноправными хозяевами не только земли, но и неба, и наши голоса наполняют всю вселенную!… Какое это удовольствие!… Но моим девчатам это не нравилось, и они заманивали меня в сени, где я, конечно же, вынужден был молчать…
Постепенно я познакомился со всеми обитателями всей округи. Где я только не побывал!
Изучил все леса,  луга, поля, все соседние и дальние деревни. И  в основном – самостоятельно. Ну и конечно я всегда сопровождал моих дачниц, когда они куда-то ходили: в лес, на речку, за ключевой водой из неглубокого колодца под горкой, в магазин, на почту, в гости, везде!
  Иногда я начинал скучать, если долго не видел тётю Нину.  Лежал, с тоской смотрел в направлении санатория, мой взгляд затуманивался… Дачницы понимали моё настроение, и не обижались, когда я подхватывался, и убегал туда…
А на следующий год летом приехали ещё и тётя Мария с дочкой Ларисой, тоже родственники, и я был очень доволен, что семья стала ещё больше. Поэтому лето стало моим любимым временем года…

                                                              3
                                           Как мы ходили по ягоды и по грибы

Очень мне нравилось ходить в лес! Когда мы шли через деревню, я по пути успевал хорошо развлечься: погонять котов (для «порядка», хоть и не испытывал к ним особой антипатии), а главное – подразнить огненно-рыжего пса на цепи возле дома бабки Марфы.
Я подбегал к нему почти вплотную, на сколько позволяла его цепь, и говорил ему по-нашему, по- собачьи всё, что о нём думал… Что с ним творилось! Этот косматый дурачок впадал в истерику! До хрипоты! А однажды и вовсе потерял голос на несколько дней. Сам виноват: я же не заставлял его так надрываться… Каких только гадостей он не говорил! Хорошо, что люди не понимают нашего языка… Тётя Шура кричала «Фу! Нельзя!», запрещая мне к нему приближаться. Куда там!  Я ведь сам хозяин-барин, и не мог отказать себе в таком удовольствии…
  В лесу я сразу настраивался на охотничий лад. С удовольствием облаивал белок, которые  убегали на верхушки сосен, иногда находил чью-то нору, и пытался туда добраться за добычей… А когда мои дачницы просили меня найти им ягодную полянку, или грибы – я это тоже делал с большим удовольствием. Уж как они удивлялись, что я всё сразу находил и показывал! А я удивлялся, почему они такие неумёхи, и сами без меня мало что находили… Когда они отдыхали - я тоже отдыхал, но следил, не приближается ли кто чужой. И если кого-то слышал – сразу становился защитником, никого не боялся!
Вот тут я хочу раскрыть один секрет.
Когда нам встречался  кто-то с собакой, я первый начинал угрожающе рычать, чтоб не подходили близко. Но если встречи нельзя было избежать, и наши пути пересекались, я начинал оскаливать зубы, и при этом прижимался к ногам моих хозяек. Они думали, что я так делаю оттого, что сам побаиваюсь, и начинали отгонять чужого пса. Но они просто не понимали нашей, животных, психологии. У нас кто больше – тот и сильнее.  Я-то ведь небольшой. Зато, прижавшись к ногам моих девчат, я становился с ними одним целым, и казался гораздо крупнее, а значит, и сильнее… Вот так-то…
Но такие неприятные моменты случались в лесу нечасто. Зато в санаторном посёлке я всегда держал круговую оборону…
Однажды мы ушли в дальний лес, где было много земляники. Я находил моим барышням всё новые полянки, они очень радовались, и меня тоже уговаривали поесть ягод. Я из деликатности не мог им отказать, и съедал несколько штучек. Как они умилялись! Потом мне это всё надоело. И я придумал, как их заставить поскорее вернуться домой: просто облаял свежие следы кабанов, которые перерыли довольно крупный участок  поля, где зрел овёс, возле бровки перед лесом. Моих дачниц как ветром сдуло! Уж я-то в душе над ними посмеялся!… Зато когда мы возвращались обратно, я с удовольствием ловил полевых мышей и с аппетитом их съедал. Вот это лакомство! Не какая-то там ягода…

                                                                    4
                                                              Я и коты

  Так что же общего у меня с котами?… Наверное, - независимость … Хотя по самой природе мы антагонисты… Сказать, что я к ним плохо относился, – неправильно. Просто любил их погонять, чтоб знали, кто здесь главный. Но устойчивой неприязни к ним не испытывал. Даже после того, как соседская кошка, приехавшая вместе с дачниками (кстати, весьма симпатичная, «русская голубая»), расцарапала мне нос.  Тогда  я её прогнал с моего любимого места в нашем палисаднике. Она совсем потеряла всякое приличие и вздумала встречаться с женихами между жасмином и пионами! Я её быстро отвадил, но мой нос пострадал…
Мои дачницы решили меня подлечить, и смазали ранку одеколоном. Ужас! Такого запаха я не мог вынести, и сбежал на луг, где сам себя подлечил нужными травами. И на следующий день даже следа не осталось…
А вот мышей я любил не меньше котов! Во-первых - они были моим деликатесом, во-вторых – я охотился за ними даже более искусно. Когда я улавливал мышиный запах, то не поджидал их долго, а заставлял выбраться наружу. Я начинал рыть нору, иногда доставал их сам, а когда они пытались убежать – ловил и съедал целиком, не оставляя жёлчный пузырь, как коты. Если трава была высокой – я подпрыгивал (точнее – вертикально «взлетал») одновременно на четырёх лапах, и приземлялся точно на добычу, чем очень восхищал моих зрителей: ведь в душе я был артист, и любил цирковые эффекты… Однажды одна мышка спасалась от меня, убегая через противоположный ход в нору. Я вначале растерялся, не мог понять такой хитрости, но по смеху и жестам моих дачниц быстро сориентировался, и моё охотничье реноме не пострадало…

                                                                   Эпилог

Так я и жил… Осень сменялась зимой, и мы с тётей Ниной до весны жили только в посёлке. Я любил её провожать на работу в санаторий, а после работы встречать и вместе возвращаться домой…
Время проводил хорошо,  ведь все уже признали меня коренным обитателем… Полкан со своей шайкой всё реже мне докучали. В основном мы соблюдали вооружённый нейтралитет…
Когда выпадал снег, я любил по нему побегать, поваляться в сугробах. Чтобы размяться – часто убегал в лес побегать и потренировать свои охотничьи навыки. С наступлением весны -  радовался пробивающейся травке, и ел те её побеги, которые мне были полезны…
  Как-то, в один злополучный день, у меня уже состоялся неравный бой с моими противниками. Очень крепко мне тогда досталось… При помощи тёти Нины и других санаторных работников, с большим трудом я всё же выздоровел… Но характер мой не изменился.  Как и прежде, я оставался  бесстрашным…
Зато вот вчера… Такого ещё не было!…
Не смогли мне простить эти уроды, что подросшая за зиму красавица коккер-спаниель Джулька всем предпочла меня…
А ведь уже снова весна… Скоро настанет лето, и снова приедут дачники…
Как я за ними соскучился! Как мне хочется с ними повстречаться, побегать по лесам и лугам, походить с ними на речку, под горку за водой, просто посидеть с Шарманкиным петухом на лавочке, вдохнуть благоухание цветов в палисаднике, погонять котов, половить мышей, подразнить огненно-рыжего пса бабки Марфы, просто порадоваться жизни!…Как мне хочется им всем сказать, как я их люблю!…
   Ох, что-то мне совсем плохо… Наверное, не суждено…

+1

7

Стихи Есенина
Куда-то поезда уходят,
И дни как один пролетают.
И вроде бы все хорошо,
Но только тебя не хватает
А мы ведь не можем быть вместе,
Я знаю, и ты это знаешь.
И вроде бы все на месте,
Да только тебя не хватает.

0

8

Барон фон Тар, стихи интересные. Где то простые, где то нет. Где то приходится напрягаться.
В целом - очень "мелодично", душевно, лирично.
Особенно эпилог прозы зашел  :)

Перекинул себе на смартфон, в выходные будет над чем в гамаке погрустить, с рюмкой чая.

Отредактировано Дачник (16-08-2019 19:08:52)

0

9

Пробирает...
Хорошие стихи.  Мягкие,  приятные. Уютные. ..
Перечитаю их потом еще. 
// Олег,  прости за "+",  тему начал читать с самого низа страницы, как у меня открылось. ..

0

10

Коллеги, обратите внимание  на даты выкладки!  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Поэзия » Людмила Кружилина. Стихи