Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Случайный билет в детство.


Случайный билет в детство.

Сообщений 661 страница 670 из 686

661

Ranelon написал(а):

По-удивлялись

Ворд только в этом случае ошибку не выдал, а в остальном спасибо.

0

662

Наконец мы дошли до нашей полянки. На ней были установлены в ряд четыре больших палатки. На том же самом месте! М-да, а чего тут удивляться? Просто по-другому не поставить. Так как в основном спят ногами к выходу, то из-за уклона, всегда ставили палатки фасадом к реке. Напротив палаток костер, в обрамлении из валунов, а вокруг сидит толпа народа и слышна песня под гитару.
Нас увидели. И на душе потеплело - навстречу вышла Елена Михайловна. А она почти не изменилась. Такая же стройная и…
Ой! Смотрю ей за спину…
Вот действительно сюрприз так сюрприз! Следом идет Витя, то есть Григорьев Виктор Александрович, руководитель группы «Палитра». А за ним… вот кого я точно никак не ожидал увидеть тут, так это Генку Кима.
Как-то все вокруг закружилось, посыпались вопросы, Щупко рассказали о случае на плотине. Я тут же получил одновременно выговор и похвалу. Затем мы уселись кружком – рядом со мной Марина и Ильяс, напротив Елена Михайловна с Виктором и Кимом. Савин присел возле Марины. Остальные ребята разбрелись по поляне.
Мы сидели вокруг костра и разговаривали. В трех метрах на гитаре играл Алексей, тоже из «Палитры», но музыка нам не мешала.
- Ну, рассказывай.
- Что? – улыбнулся я.
- Ты вроде в военное поступал? - Спросил Генка Ким. – Вот с этого момента и начни.
- Поступил, - начал я, - учился, закончил, служил, и по сей день служу.
- Вот это по военному! – засмеялся Ким. – А подробней нельзя? Или военная тайна.
- Подробней? – я задумался.
Что им рассказать? Прикольные случаи из жизни? Так они только со службой и связаны. А в силу особенностей могут быть поняты не совсем корректно. Вот Расулов поймет. И тот, кто в МВД служил, тоже поймет. А детали спецопераций рассказывать как-то не принято. Этим пресс-служба занимается.
- Серега у нас скромняга, - сказал Савин. - Про недавний захват самолета слышали?
По виду присутствующих ясно - слышали.
- Конечно! – Кивнул Григорьев. – В прессе и на ти-ви об этом долго говорили.
- Так Сергей принимал непосредственное участие в освобождении заложников.
Изумленно пялюсь на Олега. Откуда он может знать об этом? Потом перевожу взгляд на Расулова. Ну, конечно же, от него. Укоризненно смотрю на Ильяса.
- Не смотри так, - махнул рукой тот. – Раз Олег ляпнул, не подумавши, то рассказывай, тут все свои.
Пришлось рассказать об операции, умолчав об некоторых особенностях.
- Страшно было?
Я кивнул, и пояснил - страшно всегда. Просто со временем к страху привыкаешь.
- А бомбу обезвредили саперы… - отмазался я от участия в разминировании. - Да, я там Коротова встретил!
- Василия Владимировича?!
- Да. Он нам очень помог. Террориста лично задержал!
Ребята заголосили, обсуждая эту новость. Постепенно разговор, к моему облегчению, незаметно свернул на воспоминания о школе и учителях – кто, где и как сейчас живет. Так как я единственный ничего об этом не знал, то в основном рассказывали мне.
- А я уже давно не Щупко, а Григорьева. – Рассказывала Елена Михайловна. - Мы поженились в девяностом. Двое детей. Взрослые уже. А у тебя, Сергей дети есть?
Почувствовал, как немного напряглась Марина.
- Недовелось. Даже женат не был. Все на службе, да на службе, - посетовал я, - а ждать могут не многие…
- Я, между прочим, тебя всегда ждала! – возмутилась Марина.
Я ей улыбнулся и приобняв, поцеловал в щечку.
- Ну а песен больше не пишешь? – спросил Виктор.
- Песен?
Вопрос Григорьева поставил меня в тупик. Бляха муха, как это понимать? Тут ведь никто не знал про то, что я песни пытался писать. И то, что на гитаре играю…
Или их не предупредили, что розыгрыш закончен?
На всякий случай ответил нейтрально:
- Мне как-то не до песен было…
- Зря, у тебя хорошо получалось, - посетовал Григорьев. - Я помню, как мы тут с тобой соревновались - кто больше песен знает. Очень мне тогда обидно было, что какой-то школьник больше меня песен знает.
Вокруг деликатно посмеялись.
- Кстати, Лёх! – крикнул Виктор. - Дай-ка гитару.
Виктору передали инструмент. Он взял пару аккордов, а потом начал играть… «Луну и солнце».
С ума сойти. Вновь мысли спутались. Ведь все что пел, слышали только мои сослуживцы. Конечно, одноклассники могли выйти на них, и в целях розыгрыша… ну нет, ребята в отряде тертые, и ничего про меня не сказали бы.
Что не произойдет последнее время, все враз напоминает о той жизни, что показалась мне за несколько секунд полета сквозь плотину. Как будто доказывает. Только все косвенно, как-то…
И этому всему хоть какое-то разумное объяснение найти...
В этом времени «Луна и солнце» просто стих. А на музыку я его наложил там, в видении, сне, галлюцинации… и Григорьеву под репертуар отдал!
Мне не верилось, что та десятидневная жизнь, уместившаяся в десяток секунд, все-таки была. Впрочем, есть одно доказательство. Неоспоримое. Если найду, то…
Поднимаюсь, мягко отстранившись от Марины.
- Пройдусь, - шепнул я ей, - ноги разомну. Нет-нет, ты сиди.
Красиво льется песня. Ребята заслушались, а я пока проверю кое-что. Посмотрел на склоны, реку и деревья. Надо сориентироваться. Закрыл глаза, вспоминая – где было то кострище. Затем отошел еще на несколько шагов. Вроде тут. Носком туфли потыкал в еле видный в траве валун. Нет, тот был меньше. Поискал еще. Ага, вот. Присел и сковырнул камень – ничего. Посидел немного присматриваясь к травяным бугоркам. Потом вздохнул, и ковырнул грунт в выворотне.
И все стало ясно.
Это был не сон и не галлюцинации.
Это была настоящая жизнь. Пусть не объяснимо вместившаяся в десяток секунд, но факт остаётся фактом - никто кроме меня тут не закапывал коньячную бутылку. От бумажной наклейки ничего не осталось, но это неважно.
И что теперь?
Захотелось побыть одному. Посидеть в тишине. Осмыслить «прошедшую» жизнь.
Я посмотрел на гору и решительно полез по склону. Еле заметная тропка, петляющая меж деревьев, вывела меня на маленькую поляну, с которой мы сломя голову летели когда-то. Приняв правее, лезу дальше. На самую вершину горы. На пике «Лысого Горшка» ничего не изменилось. Да что тут измениться?
Уселся на самый край обрыва, свесив ноги. Полюбовался на «обалденную красоту». Закрыл глаза и попытался отрешиться от всего. Помедитировать, так сказать. И заодно подумать.
Итак, моё невероятное попадание в прошлое – неоспоримый факт. Вот, как и почему это произошло…
Для того чтобы хоть как-то осмыслить и понять недавнее событие, надо причесать все факты и выстроить из них логическую цепочку.
Все действия друзей вполне объяснимы и логически укладываются в сценарий розыгрыша, кроме пацана, его спасения, моего пролета сквозь плотину и кусочка жизни в десяток дней.
Но имеется несколько фактов выпадающих из цепочки. Например – Марина и её слова о поцелуях. Они прозвучали до моего «провала» в прошлое, а до попадания мы действительно не целовались. И то, что она не знала про розыгрыш. Следующее – написанная Савиным программа. Я никогда не открывал сомнительные проги и ссылки. На чужом опыте знаю – ничего хорошего из этого не выходит. Я и не собирался ничего открывать, но все же открыл, и даже желание загадал. И вот ведь совпадение, желание-то исполнилось! Почему же я открыл сомнительное окно?
Может Олег применил в программе что-то вроде двадцать пятого кадра, который загипнотизировал меня на дальнейшие действия? Но в любом случае отправная точка – плотина. А инициация – та программа. Стоп, я упустил еще один нюанс - переохлаждение. Замерзающие люди иногда видят галлюцинации. Некоторые утверждают, что парили над собственным телом…
Не знаю насколько озяб я, чтобы сознание скакануло назад по времени, но этого хватило. Значит, добавляется еще один факт – переохлаждение.
Значит причина в программе и понижении температуры тела.
- Я же говорил – он здесь!
Я оборачиваюсь и вижу что на вершину поднялись запыхавшиеся друзья. Олег, Ильяс, и встревоженная Марина.
- Сереж, ну ты и напугал!
- Просто хотелось побыть одному.
Расулов подошел к краю обрыва и посмотрел вниз.
- Высоко. Серег, у тебя голова не кружится?
- Нет, бывало, и выше сидел.
- Ну да, ну да.
Ильяс крякнул и уселся рядом. Олег, было, тоже хотел примоститься, но однако Марина, развернула Савина:
- С Ильясом сядь.
А сама села рядом со мной. Некоторое время сидели молча и болтали ногами.
- Красота!
- Слушай, ценитель прекрасного, - сказал я Олегу, - ну-ка колись – что за вирус ты мне на ноут забросил?
- Обычная прога, - пожал плечами Олег, - написал правде несколько впопыхах, но сработала же!
- Впопыхах! – передразнил я Савина. – Вирус голимый. Замануха…
- Савин! – угрожающе прошипела Марина
- Да-да-да! В программе я применил сублиминальные сообщения, и в орнаменте были скрытые буквы, что и подтолкнуло тебя в нужном ключе. Так для дела надо было!
- Даже для дела с друзьями так не поступают, – сказала Марина. – Вдруг эта программа на самом деле зомбирует.
- Да брось, Марин, - махнул рукой Олег, - какие зомби? Так…
Расулов остановил Савинские объяснения и спросил:
- Серег, а чего ты вдруг так озаботился?
Глядя в пропасть я ответил:
- Пока сквозь плотину летел, жизнь целую успел прожить.
- Ну-у-у, - понятливо кивнул Ильяс, - это бывает. Помнишь, как мы с тобой моего брата там же вытаскивали? Ну, когда ты с лестницы сорвался и тебя в сток затянуло?
Я кивнул. Что, интересно, произошло после того случая? Больница, или обошлось?
- Так ты тоже тогда говорил, что жизнь промелькнула. Но цел же был, ни ушибов, ни царапин, даже не простудился! А мои родители тебя тогда чуть ли не на руках носили. Только мне хорошо досталось, - усмехнулся Ильяс. – И поделом. Возьми я тогда брата с собой, ничего бы не случилось!
Обошлось значит. Этого я не помню. Как в фантастических книгах – темпоральная амнезия. А что потом? Скорей всего я с родителями уехал. Как и собирались. А потом моя жизнь потекла обычно, как и должна.
Что же, все встало на свои места. А рассказывать, что конкретно со мной произошло, я ребятам не буду. Вот Савина на предмет его проги расспрошу, когда в его хоромы вернемся. Вдруг в будущем пригодится? Или в прошлом…
- Ладно. Красотой напитался, - я двинул локтем Расулова, - что там в вашей программе интересного для меня?
- У-у-у, много чего! – повеселел Ильяс. - Экскурсии, пикники, тары-бары-растабары!
- Шашлыки-машлыки и шуры-муры, - подмигнул мне Савин.
Под смех Марины мы поднялись и направились вниз, где шумела отличная компания и пелись песни.
Отпуск у меня только начинался, и грозил быть интересным, насыщенным. Рядом с моими лучшими друзьями, а главное с необычайно красивой и любимой женщиной.

+13

663

Решил вставить еще один эпизод.

_________________________________________________________

- Четыреста сороковой, ответь четыреста четвертому! - тихо прохрипела рация у лейтенанта, вышедшего во двор покурить с нами за компанию.
- О, – удивился тот, прибавляя на рации громкость, - Ананси на связи! Тихо мужики, сейчас наверняка прикол будет.
Ребята заинтересованно притихли.
- Что за Ананси такой? – спросил Истомин лейтенанта.
- Паучок который, - усмехнулся тот. - Паучками мы техников ТСО кличем. А Тоха, по созвучию фамилии - Ананьев, прозвище и получил. Ночной грозой аппаратуру повредило, целый день ребята возятся…
Техника мы видели десять минут назад. Он нагруженный мотками кабелей прошествовал мимо, и вид имел… ну очень непрезентабельный.
- Здесь, четыреста сороковой, - после повторного запроса «четыреста четвертого» ответила рация.
- У шлейфа на третьем какой провод минусовой?
- Синий.
Рация пшикнула пару раз, а потом проскрипела:
- Тут синего нет, в пучке только красный и зеленый.
- Красный - плюс, - раздраженно ответил «четыреста сороковой».
Последовала небольшая пауза, а затем скрипучий голос удивленно спросил:
- А зеленый тогда какой?
Грянул хохот, заглушая все то, что высказывал «четыреста сороковой». Наши ребята были технически подкованы, и каждый знал расклад полюсов по цветам – если пара проводов в кабеле имеют различную маркировку, и только один соответствует цвету полюса, как в этом случае – «красный», то другой провод, все равно какого цвета, по умолчанию будет противоположным, то есть – «минусом».
- Недаром такой позывной имеет, - отсмеялся Жихарев, - надо же - «четыреста четвертый»!
- Нет, что ты, Макс волокет и хорошо волокет. Просто вызвали его после обеда, а он с похмела бедняга. А подлечиться боится. Враз попадется.
- Понятно, - кивнул Олег. – Сочувствую ему. В духоте да с больной головой…
Мужики понимающе закивали - весь день без опохмела, да по такой духоте…
Жара в городе вообще бич божий. От свежести ночной грозы не осталось и следа, и жаркое марево повисло над городом уже к обеду, постепенно сгущаясь. Духота и загазованность города убивала все помыслы на вечерние посиделки с ребятами, хотя еще вчера мы отметили мой выход на службу, чисто символически. Сегодня первый день, и такой насыщенный! Отвык. Хотелось домой, принять душ и полежать в тишине...
Однако какая-то неопределенность по дальнейшим планам чувствовалась всеми.
Отгремели совместные учения со ФСИНовским и ФСБешным спецназом. Федералы вдруг резво свинтили прямо с полигона, а мы зачем-то зарулили к конторе ГУФСИН. Командир пошел к генералу, а я остался с ребятами в тенечке отдохнуть.
Корпуса ФСИНовской конторы имели довольно таки просторный тенистый двор, вместивший наш транспорт.
За время моего отпуска наш автопарк кардинально изменился. Вместо вечно ломающегося ПАЗика нам дали четыре форда «Транзит» и заодно бронемашину, давным-давно обещанную. Так что теперь мы ездили с комфортом - вэны имели климат контроль, даже БПМ-97 «Выстрел» был оборудован кондиционером.
- По времени пора уж, - проворчал Валера, невольно посмотрев на часы. – Чего они там валандуются? Давно бы дома были…
Я достал мобилу. Надо домой отзвониться и предупредить, что задержусь немного, но не успел снять блокировку, как телефон завибрировал вызовом. На дисплее светилась любимое лицо. Отошел в сторону и нажал кнопку.
- Да, любимая.
- Сереженька, что-то тревожно мне, ты когда домой вернешься?
- Мариш, я сам домой хочу. Соскучился… скоро приеду, любимая, скоро…
- Приезжай скорее.
- Хорошо, Мариш, постараюсь…
Из здания вышел полковник Белкин и, разговаривая по телефону, бодро прошагал до бронемашины.
- Неспроста, - пробормотал Истомин.
Я с Валерой был полностью согласен. Когда Николаич с таким видом разговаривает по телефону, то за этим следует «выезд».
- Извини, Мариш, - сказал я жене, - похоже, сегодня буду поздно.
- А я плов приготовила, пару салатов... – Марина тяжело вздохнула и прошептала, - береги себя, Сереженка. Я люблю тебя.
- И я тебя люблю. Целую.
Я нажал отбой и услышал команду Белкина:
- По машинам!
Бойцы загрузились в вэны. Командир сел в «Выстрел» впереди, а я, Истомин, Жихарев, Любшин и Легких расположились в салоне.
- Давай на выезд из города, - сказал водителю Белкин, и бронемашина покатилась на выезд. - Валер, запускай свою шарманку.
Так командир называл еще одно новшество – ноутбук. По нему мы получали инфу из управы.
- Куда едем, командир? – спросил Жихарев.
Белкин назвал адрес. Истомин сразу запустил приложение. Адрес ничего мне не говорил. Ясно, что где-то за городом.
- Из управления ничего, - доложил Истомин, колдуя над ноутбуком.
- Ничего и не будет, - ответил Белкин. – Мы едем на помощь федералам.
- А они что, не справляются?
- Не знаю. Аврал звонил, дал приказ помочь.
От удивления у нас вытянулись лица.
- Они там что, с терминатором воюют?
Ребят из ФСБшного спецназа мы хорошо знали. Уровень подготовки видели.
Правда, на учениях их было всего семеро, но это ничего не значит, каждый стоил минимум семерых.
- Я не в курсе, - буркнул Белкин.
- Композитору позвони, - посоветовал я, имея в виду командира спецназа федералов.
- Скрябину я звонил, - ответил командир, - не отвечает.
- Поди туда, не знаю куда… - констатировал я, - Валер, посмотри по гугл-карте.
На одном из перекрестков втюхались в пробку. Полковник тут же начал кому-то звонить. Не прошло и пяти минут, как появились две машины ДПС. Дорожники в момент разрулили затор, а затем возглавили наш эскорт.
- Вот, есть! – Истомин развернул ноут и мы сгрудились у дисплея.
- И что это?
- Нихрена не понятно.
На картинке отображалась местность, куда мы направляемся. Но мутно.
- Валер, а четче нельзя?
- Нет. Был бы город или военный объект, было бы четче.
Гугловская прога четко показывала не всю местность. Интересующая нас точка находилась довольно таки далеко от города и трассы, и отображалась на троечку, даже на двойку. В прямоугольных пятнах можно было угадать бывшую фабрику, или комплекс складов. От них вела четкая нитка дороги, но у самой трассы пропадала, однако виднелась еще одна, но уходила от трассы вглубь лесного массива.
- Заброшенный завод какой-то?
- И километров шесть-семь от трассы, - прикинув расстояние, сказал Истомин.
Белкин последнее время мучил телефон и, похоже, дозвонился:
- Палыч, ну наконец-то!
Пять минут он слушал, потом буркнул:
- Понял. Как проехать? – полковник выслушал ответ. – А короче пути нет? Хорошо.
Белкин отключил телефон, подумал немного, потом сказал водителю:
- Давай на трассу, попробуем съезд тот найти, а то в объезд полтора часа пилить.
Затем обернулся к нам:
- Так, мужики, похоже, федералы накрыли склад оружия, но нарвались на хорошую охрану, человек семь-восемь. Это все, остальное на месте.
Мы переглянулись.
- И что, - выразил всеобщее удивление Истомин, - те ребята круче что ли? Или чекистов пулеметами встретили?
- Палыч не сказал, но просил поторопиться.
Жихарев присвистнул:
- Склад оружия! А танка там нет? Если есть, тогда пусть в Мулинскую бригаду звонят!
- Кстати! – вдруг спохватился Белкин.
Полковник быстро связался с сопровождающей нас машиной, назвал адрес и спросил – знают ли они это место и как проехать. Оказалось, знают – имеется на трассе небольшая площадка, где они обычно стоят (с радаром наголо), вот именно с нее в глубину лесного массива уходит дорога. Асфальтированная, но старая и заросшая, и ведет к заброшенным складам, точнее разрушенным. И еще известно – в войну там изготавливали гранаты, а позднее хранили что-то химическое, но что именно – не знают.
Несмотря на сверкающую маячками машину ДПС, вновь втюхались в пробку. Однако дорожники, подвывая сиреной и голося по матюкальнику, довольно быстро добились создания коридора для нас. А на следующем перекрестке к нам присоединилась еще одна машина и они вместе, закрывая все перекрестки на нашем пути, быстро вывели нас из города.
На трассе прибавили скорости. По рациям связались с остальными группами, дали вводные и начали готовиться. В салоне места достаточно, чтобы никому не мешая спокойно экипироваться.
- Приехали, похоже, - сказал водитель.
Головная машина ДПС тормознула у обочины, из нее выскочил лейтенант и рукой показал на еле заметный съезд, уходящий в густые заросли ивняка. «Выстрелу такие препятствия нипочем, но нашим фордам…
Водитель следующего за нами вэна вышел проверить путь. Он проследил – как проехал сквозь заросли «Выстрел», и видно остался удовлетворенным, так как форды нагнали нас через минуту.
Дорога была та еще - асфальт лишь угадывался под слоем дерна. Иногда на пути попадались молодые березки, но особого препятствия они не представляли даже для вэнов, не говоря о бронемашине. Медленно, но верно мы приближались к нужной точке, о приближении к которой свидетельствовал редеющий лес. Постепенно деревья становились ниже и корявей. Травяной покров порой и вовсе пропадал.
- Не могильник ли тут какой? – предположил Жихарев. – Место уж на вид гиблое.
- Вряд ли, город рядом. Может химию тут когда-то хранили. В «Дусте» таких мест навалом.
«Дустом» мы называли город Дзержинск, изобилующий всякими химически-вредными производствами, и всякий бывавший там видел похожую картину.

Отредактировано ВВС (29-12-2014 20:54:16)

+12

664

Впереди уже виднелись строения, прикрытые кустарником. И что-то там густо чадило.
«Выстрел» преодолел неглубокую канаву и остановился. После быстрого осмотра препятствия стало ясно - форды придется оставлять тут.
- А её совсем недавно отрыли, - определил Белкин. – Даже травой не заросла.
- И не зарастет, Николаич, - улыбается Валера, - может, еще в давние времена «Анкором» пролита.
- Ладно, тут метров двести, пёхом дойдем.
Пять минут на проверку экипировки и оружия. Запасной БК имеется в БПМ-97. Все готовы. Выстраиваемся – впереди «Выстрел», мы двумя колоннами за ним.
- Внимание! Рации на пятый канал. Приготовиться к движению!
Белкин жмет кнопку на рации:
- Сотник, ответь Беркуту.
- Здесь Сотник, - почти сразу отозвалась рация.
- Встречай. Подходим от четырех часов.
- Принял, кс.
- Вперед!
Через сотню метров пересекаем еще одну канаву, более глубокую, чем первая, но БТР её миновал без проблем, а затем дорога упирается в разрушенное здание, по размерам напоминающее КПП. Бронемашина останавливается. Мы занимаем оборону. Белкин, вновь вызывает Скрябина.
- Сотник Беркуту.
- Здесь Сотник.
- Мы у развалин КПП.
- Вас вижу. Выхожу.
Из развалин появились два человека и быстро перебежали к бронетранспортеру.
- От трассы пришли? Быстро!
- От неё, родимой, - кивнул Белкин. – Давай, расставляй моих ребят и вводи в курс.
Скрябин хлопнул по плечу своему бойцу:
- Займись.
Вслед за федералом ушли снайпера и часть наших бойцов, а командиры вошли в «Выстрел». Истомин на ноуте окно со снимком местности не закрыл, Скрябин это увидел и ткнул в ноут пальцем:
- Размыто все, давай на бумаге схему набросаю.
Получив чистый лист, он быстро набросал схему зданий, сектора, где пространство простреливается преступниками и отметил точки расположения его бойцов.
- Итак, - начал Скрябин, - вот это здание в центре, все они тут. Простреливают практически все. Наш опер сунулся по дури, и получил гранатометом в машину, слава богу выскочить успел. У них, камер везде понатыкано, но не это главное – в здании имеется взрывчатка.
- Откуда информация?
- От них, но я склонен верить. По оперативной информации, с одного из производств, пропала тонна гексогена. Но это не все. Помнишь, на совещании докладывали о частых пожарах на армейских складах?
- Помню, - кивнул Белкин.
- Так вот не все в пожаре сгорело. И еще, на полигонах последнее время уничтожали отслужившие свой срок боеприпасы, например в вашем Мулино, тоже есть информация об утечке.
- Понятно, что предлагаешь?
Скрябин потер подбородок.
- А спец-аппаратура у тебя есть?
- «Октава» и «Пелена».
- Отлично, - щелкнул пальцами федерал, - «Октава» у нас самих есть, глушим их уже с полчаса, но ваша глушилка не помешает, а «Пелена» аккурат в тему. Тогда сделаем так – расставляем бойцов, затем броник выдвигается сюда, прямо под здание и прикрывает работу спецов. Врубаем «Пелену», а потом штурм. Вопросы?
- Сколько входов в здание?
- Один, второй заложен кирпичом.
- Сколько человек в здании? Есть ли заложники?
- Да, там наш человек. Под прикрытием работал, но как боец… не очень. Так что работать надо ювелирно. Самих преступников не более десятка. Наружка вела машину с четырьмя, учитывая нашего человека, затем к ним присоединились еще двое, плюс охрана склада не более четырех, если по единственной машине судить.
- Что-то о них еще известно?
- Те, что наружкой вели известны, но главное – среди них имеется британец - Грэйн. Этого типа в любом случае необходимо взять живым и невредимым.
- Ого! – удивился Истомин. – А что лимоннику тут надо?
- Торговля оружием – вторая по доходности после наркотиков. А в России лучшее оружие!
- Тогда давай ориентировки на них, особенно на Грейна.
Скрябин потер подбородок, затем подсел к ноутбуку и его пальцы запорхали по клавиатуре. В открывшемся окне чередой выстроились фотографии.
- Вот, ознакомьтесь.
- Какие отвратительные рожи, - прогнусавил Истомин. – Особенно этот.
И Валера показал на первое фото.
- Это и есть Грейн.
Смотрел на фото англичанина - кого-то он мне напоминает. Память на лица у меня хорошая, однако - вспомнить не смог. Пробежался взглядом по словесному портрету, но по описаниям тоже никого не вспомнил. Лишь глаза на улыбчивом лице говорили – ты его знаешь! Грейн, Грейн, Грейн – я покатал в мыслях фамилию и вдруг озарило!
- Полное имя Грейна как звучит?
- Эндрю Джи Грейн.
- …!
Все удивленно уставились на меня. Никто не ожидал услышать многоэтажную матерную тираду. Впрочем, я был сам удивлен, не свой длиной фразой, а неожиданным открытием.
- Товарищ майор, - строго произнес Скрябин, - потрудитесь объяснить нам…
- Представляю вам британца, - я показал на фотографию, - точнее не совсем британца. Это Андрей Михайлович Громин, то есть Эндрю Грейн на английский манер!
Федерал перевел взгляд с дисплея на меня, и спросил:
- Ты уверен?
- Абсолютно! Набери для проверки.
Скрябин вновь подсел к ноутбуку и начал делать запросы. Через пару минут выпрямился, матюкнулся, но гораздо скромнее, чем я.
На экране две фотографии. На первый взгляд – разные лица, но… при тщательном анализе сходство есть, и большое. Для федерала это уже факт.
- Андрей Михайлович Громин, тысяча девятсот шестьдесят первого года рождения… - начал он громко читать личное дело Громина. - Осужден в тысяча девятьсот восемьдесят пятом году… статья… так, та-а-ак, побегушник, мать его! Совершил побег при этапировании и находится в всесоюзном розыске. Уже… почти двадцать пять лет!
- Погоди, Палыч, он что, пластику лица сделал? – спросил Белкин.
- Похоже на то, - пробормотал Скрябин, изучая материалы личного дела.
- А глаза не поменял, - хмыкнул Истомин, - раз Иваныч его узнал. Серега, откуда ты его знаешь?
- В школе некоторое время работал. То, что фигурант наш бывший, что-то меняет?
- Это ничего не меняет, - резковато ответил федерал, - но получим и пряник, и пистон в одном лице, мля!

Отредактировано ВВС (30-12-2014 13:40:21)

+7

665

ВВС написал(а):

Травяной порой и вовсе пропадал.


наверное покров?

+1

666

ВВС написал(а):

начал он громко читать личное дело Громина. - Осужден в тысяча девятьсот восемьдесят пятом году… статья… так, та-а-ак, побегушник, мать его! Совершил побег при этапировании и находится в всесоюзном розыске. Уже… почти двадцать пять лет!


Решили-таки добить скотину? Правильно, нечего таким небо коптить. Расплата - она всегда придет, пусть и через четверть века. ГГ теперь не школьник, никуда от него этот урод не убежит!

0

667

- Это ничего не меняет, - резковато ответил федерал, - но получим и пряник, и пистон в одном лице, мля!
Я, Валера и командир переглянулись. В любом случае пистоны будут. К этому уже привыкли, никогда еще начальство не бывало довольно результатами, какой трудной не была бы поставленная задача. Взять хотя бы то освобождение самолета. Если исключить молниеносное вхождение и взятие салона под контроль, то в остальном, по сути, сплошная импровизация и невероятное везение. Оба тихушника с зарядами были обезврежены только вмешательством высших сил, не иначе. Ведь известны были только двое из пятерых террористов. У остальных была огромная фора. Могли в любую минуту подорвать самолет. Однако пронесло – эти смертники испугались смерти больше, чем наказания за содеянное. Дух камикадзе покинул их с самого начала захвата. Надеялись на то, что все требования будут выполнены, никак не ожидаля силовой акции. Тянули с подрывом до последнего, а когда поняли, что все… И слава богу, что успел Валера и Коротов, а то бы…
Даже то, что все горючее было слито, не спасло бы никого, сработай любая самоделка. Ведь даже остатков жидкости на стенках бутылки хватило для хорошего взрыва. А если подорвались бы все?
И вновь предстоит штурм здания, в котором засели преступники с бомбой в обнимку. Странное везение.
- Ладно, Палыч, - сказал Белкин, - пистоны с пряниками, когда еще будут, работать надо.
Скрябин поднялся:
- Работаем!
«Выстрел» объехал развалины КПП и встал, ожидая сигнала. В бронемашине оба наших сапера, Валера Истомин, с приготовленным блоком «Пелена», и группа прикрытия. Бойцы с штурмовыми щитами выдвинулись к западной стороне здания.
Этот складской корпус выглядел целее других и выглядел как бункер. Сложен из ЖБИ-блоков, высотой четыре метра высотой, и узкими, словно бойницы проемами под крышей, мало того имеющие решетки. Крыша тоже бетонная, прогудроненая. И вообще - местами были видны ремонта. Кто-то явно содержал здание в порядке. Мусор и растения отсутствовали. Расчищенная площадка позволяла развернуться фуре. Вид портил горящий остов легковушки, которая когда-то была маздой. Дыма бы побольше, как завесу…
- Гнездо-два, западный угол, под сводом камера, - прошипела рация. – Минус.
- Левее полтора метра еще одна. Минус.
Винторез работает тихо. С нашей стороны снайпер обнаружил только одну камеру.
- Восточная сторона чисто.
- Гнездам – контроль верхних окон. Вперед!
Бронемашина направилась к зданию. Следом, прикрываясь корпусом «Выстрела», выдвинулись бойцы. БПМ-97 въехала в мертвую зону. Часть бойцов заняла оборону, прикрывая работу специалистов и контролируя оконные проемы, двое поднялись на крышу здания, остальные выдвинулись к единственному входу.
- «Пелена» в работе, - доложил Истомин.
Автоматная очередь вздыбила пыль в десяти метрах от здания. Внутри явно забеспокоились, лишившись обзора через камеры. Снайперы не дремали, и стрелок в здании получил пулю. В ответ раздались еще выстрелы, однако в проемы не лезли, а палили больше в воздух.
Бойцы знаками доложили о готовности к штурму.
- Эу, ком-мандэр! – прокричали из здания. – Тьи не забыль, чьто тут экспесис, э-э-э… много-много бомба?
Скрябин с Белкиным переглянулись:
- Дурака включил? Чего это он язык ломает тут?
- Он не знает, что нам известно его настоящее имя. Вот и строит из себя джентльмена, мать его!
- Я предлагаю всем сдаться! – крикнул в ответ Скрябин и повторил по-английски:
- I offer to surrender! And not to aggravate his guilt!
- Не сарендэ, а сурендэ, - поправил я федерала.
- Владеешь?
- В совершенстве.
- Учту, - кивнул Скрябин, и прокричал в сторону здания:
– Эй, так как?! Я знаю, что среди вас смертников нет, у многих есть семьи, подумайте о них. Grain, we have received a request for your arrest. The British national office of Interpol is waiting for you. You still have nowhere to go! 't give up!* - федерал довольно осклабился. - Вот теперь подождем.
- А что, насчет Интерпола правда? – спросил я Скрябина.
- Правда. Через отдел мы получили информацию о том, что Грейн приедет в Россию. У них там для его задержания оснований, видите ли, не было. Херово они там, в европах своих работают. По нему и отследили всю цепочку сюда.
- Йа могу подюмать? – выкрикнул Громин-Грейн из здания.
- Есть идея! – прошептал я, схватив Скрябина за рукав.
- Подумай! – прокричал он громину. - Даю пятнадцать минут!
Последовали жесты для групп захвата, затем федерал посмотрел на меня:
- Излагай.
- Сообщаем Громину, что прибыл представитель Интерпола из Британии для его экстрадиции. Предлагаем сдаться ему. Громин уже знаком с нашей тюрьмой и вряд ли сдастся нам, а в евро-тюрьму – шанс есть.
- Так, - пробарабанил пальцами федерал, - а представителем, я так понял, будешь ты?
- Да. Не вы же, ваш английский не плох, и голос ваш Грейн слышал, а меня… - тут я задумался, ведь Громин четверть века меня не видел, помнит ли? В конце-концов лицом я довольно сильно изменился с детских пор.
- Ну-ну, чего замолчал?
- Палыч, Вязов дело говорит, - вмешался Белкин. – Подтверждаю, что Сергея британцы могут за своего принять. Были преценденты.
- Да? Хм, допустим. А во что ты переодеться собираешься? Или в таком виде пойдешь?
Я обернулся и кивнул на ФСБ-шного оперативника.
- Вон, у него брюки и рубашку возьму, вроде комплекцией одинаковы. Броник сверху одену, и чем я не интерполовец?
Скрябин немного посверлил меня взглядом.
- Сначала посмотрим, что Громин ответит, если не сдастся, то сообщим эту новость.

* Громин, мы получили запрос на твой арест. Британское национальное отделение Интерпола очень ждет тебя. Тебе все равно некуда деваться! Сдавайся!

Отредактировано ВВС (11-01-2015 23:51:23)

+7

668

ВВС написал(а):

двое поднялась на крышу здания,

Поднялись

+1

669

Федерал выудил пачку сигарет, немного посверлил её взглядом и решительно сунул обратно в карман.
- Бросаю, - пояснил он, - в третий раз уж…
- Бросишь, бог троицу любит! – хмыкнул Белкин. – Хотя на нашей нервной работе бросить трудновато.
- Эт-точно, - согласился федерал.
- Эу, ком-мандэр! - прокричал Громин-Грейн. – Мне нюжны гарантий!
- О, быстро он, я думал время потянет, - удивился Скрябин. – Какие тебе гарантии нужны?!
- Что мьеня не посадьят в вашу ужастный тюрму!
Белкин показал мне большой палец и подмигнул.
- Гарантии, говоришь? – усмехнулся федерал и тоже подмигнул. - А представитель лондонского бюро интерпола тебя устроит как гарантия?
- Он тьют?
- Да, неподалеку ждет, когда тебя ему в рученьки передадут!
- Я хочью его вьидеть и говорить с ним!
- Хорошо, сейчас позовем! - ответил Скрябин и начал торопить замешкавшегося оперативника:
- Переодевайтесь, и темпе - в темпе…
Я уже успел передать оружие Белкину и скинуть снаряжение и куртку. Опер тоже начал быстро разоблачаться.
Чужие брюки с туфлями пришлись мне впору. Вот с рубашкой глазомер подкачал - немного узка в плечах, можно, закатать рукава, свободней будет. Еще от рубашки ощутимо попахивало потом. Не беда, спишем на жару, ладно, хоть ворот не грязный… на удивление. Экипировка под интерполовца закончилась надеванием бронежилета. Скрябин поглядел критично. Скривился.
- Что-то не то?
Федерал кивнул.
- А так? – я чуть-чуть выпятил грудь и сделал на лице надменную мину.
- Сойдет, - удовлетворительно хмыкнул Скрябин. - Эх, спец-аппаратуры нет. Микрофончик бы тебе навесить. И пистолет с собой, но нельзя…
- And velvet paws are sharp claws, - ответил я английской поговоркой и покачал кулаками. У федерала удивленно вытянулось лицо, а Белкин хмыкнул и сказал:
- Я же говорил…
- Ладно, - прищурился Скрябин, - давай обговорим что и как, сигналы жестами…
***
Я медленно шел к зданию. Бойцы, что скопились за створами ворот, смотрели на меня. Жихарев, Легких и Любшин синхронно подняли сжатые кулаки, но не подавая вида я вошел в тамбур. Внутренние ворота были раскрыты наполовину. За ними видна только стена с узкой амбразурой. Через неё за мной внимательно следили.
- Стой!
Я остановился.
- Повернись!
Чуть развел руки и начал медленно поворачиваться. За мной сейчас наблюдают не только из-за стены, но и в оптику сразу двое, и ждут оговоренных жестов. Когда повернулся к амбразуре левым боком, правую руку сжал в кулак. Это означало - пока никого не вижу.
- Оружья нье иметь!
- Заткнись, - грубо ответили мне. – Подойди ближе.
Сделал пару шагов и встал меж створок. Быстрый взгляд влево-вправо. Проезд имелся в обе стороны, но только для легковой, или кары, слишком малые углы поворота. Стену перед воротами, похоже, построили для безопасности и амбразуру для обороны предусмотрели.
Не опуская рук, повернул ладони наружу. Это означало – имеется два прохода. Затем начал поворачиваться против часовой стрелки – значит, видеокамер у входа нет.
- Не крутись! – одернули из-за стены.
- Йа каптин Алекс Форстер, бритиш бьюроу оф интепол! - представился я громко. Переводить на английский свое имя и фамилию как это сделал Громин, счел глупостью. Поэтому, недолго думая, взял имя реального человека из SAS. С ним я познакомился в управлении, когда приезжала британская делегация полицейских.
– Mister Grain, - крикнул я Громину, - you wanted to talk to me!
За стеной тихо заговорили, затем Громин-Грейн через амбразуру сказал:
- Come, mister Forster.
Повернул влево и обошел стену. Медленно осмотрелся. Вместе с Громиным шесть человек. У стены лежит убитый. Видно тот, что недавно пытался стрелять через окно. Имеется раненый, плечо неумело перебинтовано. Сидит у ящиков с бледным видом.
Все без исключения вооружены. У проема боец с автоматом. Рядом стол с компьютером и монитором, в данный момент темным экраном. Еще на столе лежат две трубы РПГ-18 и несколько РГД-5. Двое преступников оконные проемы контролируют, но не высовываются. Пытаются отражением зеркала осматривать подступы. Громин и еще двое встречают меня. Видать, «охранять» собрались, чтобы чего не учудил. Хм, еще как начудю, дайте только мозги вам заморочить.
Все с калашами, только Громин с ПМ, и еще в руке маленький пульт держит. Возможно радиодетонатор. А где сама взрывчатка? В дальнем углу сложены ящики. В довольно приличном количестве. У одного ящика откинута крышка и что-то светодиодное мигает. Ага, вот и сам детонатор.
Прикинул количество взрывчатки и немного вспотел. Если бабахнет, то все вокруг сдует ударной волной, даже нашим фордам достанется, а на месте склада будет огромная воронка. Только бы «Пелена» не подвела.
- Excuse me, Mr. Forster, small check. – И Грейн показал, что меня хотят осмотреть на предмет оружия и микрофонов. Развел руки в стороны и меня обыскал один из «охранников». Вяло так, только оружие искал, пожалуй если бы я на себя навесил кучу микрофонов, то ни одного он не нашел бы.
- Чисто, - буркнул он и отошел в сторону.
- Here, mister Forster. - Грейн повел рукой, приглашая в центр, где имелись два старых кресла и диван. Между ними столик, на котором стояла пара бутылок с минералкой.
- Воды, мистер Форстер? – предложил по-английски Громин- Грейн. - Прошу прощения, но скотча не имеется.
- Нет, воды не надо. И не мистер Форстер, а капитан Форстер, - поправил я Грейна. - В данный момент я считаюсь на службе.
- Хорошо, капитан Форстер, - и Грейн показал на пыльную мебель. – Присаживайтесь.
Для чего он перешел на инглиш? Чтобы другие его не поняли? Весь такой из себя… ишь ты, сама любезность. Ладно, принимаю правила игры…
Брезгливо осмотрел диван, затем кресла, выбрал самое чистое, и присел, положив нога на ногу. Грейн уселся напротив, тоже заняв джентльменскую позу. Я, изображая интерес, осмотрел всех присутствующих, и спросил:
- Ваши русские спутники, я полагаю, английским не владеют?
Тот, что контролировал правые оконные проемы, заметно усмехнулся, посмотрел на меня, указательным пальцем постукал по магазину, и сделал большие глаза. Видеть мог только я. Вот и внедренец, то есть внедренный сотрудник, его мне Скрябин точно описал. Позиция у него очень удобна – все на виду, и взрывчатка не на линии ведения огня. Как бы с ним синхронно сработать?
Громин-Грейн взял бутылку с минералкой, отпил немного и поставил её обратно.
- Я считаю, что лучше говорить на цивилизованном языке, - мило улыбнулся Грейн. - Зачем этим варварам знать - о чем говорят настоящие джентльмены?
Я невольно скривился – как говорить начал… падла, кем он себя считает, а?
Перед глазами промелькнул сквер, выстрелы, умирающий дядя Миша… отогнал видения и подался немного вперед. Выражение на лице вновь надменное.
- Давайте расставим точки над «и», мистер Грейн. Я. Знаю. Кто. Вы. На. Самом. Деле, - медленно и с расстановкой произнес я. – Вы как были русским, так им и остались, не так ли, мистер Gromin? И не надо о джентльменах, ладно?
У Громина промелькнуло злобное выражение, и вновь он сама любезность.
- Хорошо, - сплел руки на колене Громин. – Давайте поговорим о наших делах.
- И так, мистер Gromin, вы хотели сдастся именно представителю интерпола? Какие еще будут условия?
И я опять выразительно осмотрел присутствующих. Вдруг показалось, что не только внедренец владеет английским языком. Еще имеется пара, которые если не говорят, то хотя бы понимают некоторые слова, а это пахнет внутренним конфликтом. Можно на этом сыграть. Поймал выразительный взгляд внедренца. Ага, тот тоже просек ситуацию.
- Какие еще могут быть условия? – развел руками Громин. – Или вы об этих?
И последовал пренебрежительный кивок в сторону присутствующих.
- Что он говорит, Грейн? – спросил один из «охранников» по-русски с некоторым раздражением, - что он нам гарантирует?
Интересно, что Громин наплел этим простакам? Деньги, или «уехать жить в Лондон» обещал?
- Гарантии для вас ето нье ко мне, а к ним, - и я махнул в сторону выхода. - Мьеня, интересуйет тьолько мистер Грейн.
Охранники переглянулись, и один зло бросил:
- Ты нам что обещал, а? Деньги хорошие, гарантировал, что все тип-топ будет…
- Вот мои гарантии! – разозлился Громин и продемонстрировал всем радиопульт, совсем не заметив, что говорит без «акцента», - делайте, что приказано, и получите свои деньги.
- У меня тоже есть гарантия, - злобно зашипел в ответ преступник у амбразуры, и у него в руке оказалась граната, - все тут разнесет, мля!
- Эй-эй, - заволновался один из «охранников», - успокойся и положи гранату. На атомы распылить нас захотел?
- А я предлагаю, - начал говорить второй «охранник», - взять этого лимонника в заложники, и потребовать машину… -
- Ты дебил! – перебил его тот, что контролировал оконные проемы слева. – Кто тебе даст уйти? Сдаваться надо…
- Сдавайся, а я не собираюсь.
- Молчать!
И все уставились на Громина, наконец поняв, что он говорит на чистом русском языке.
- Так ты русский? – изумленно пробормотал правый «охранник». Остальные зло зашипели, недобро поглядывая на Громина.
- Ты нас всех кинул, крыса!
Я поймал вопросительный взгляд внедренца. Он уже приготовился вести огонь.
- Ваше решенье, мистер Грейн, - поднялся я с кресла. – Вы сдайотесь мне?
- Вот мое решение! – крикнул тот и прыгнул ко мне. В одной руке ПМ, который он упер мне в шею, а в дугой пульт.
- Стоять! А то всех тут на атомы распылю.
Охранники замерли в паре метров. Тот что сидел у амбразуры тоже вскочил, забыв про контроль ворот. Скосил глаза на пистолет – на предохранителе. Ну, лохи! Ситуацией надо пользоваться. Я сделал «глаза» внедренцу. Пора. Тот вскинул автомат.
Бах! Бах! Бах!
Справа звякнуло железо, это съехал по стене наблюдатель за воротами. Упал дальний от меня «охранник» и свалился тот, что контролировал левые оконные проемы.
С первым выстрелом я левой рукой заблокировал пистолет, ударом правой выбил пульт из руки Громина, и носком туфли дотянулся до паха оставшегося в живых «охранника». Тот мигом свернулся в улитку, а я, удерживая пистолет, крутанулся на месте, с силой выворачивая ПМ из руки. Противный хруст и Громин взвыл, хватаясь за сломанный палец. Добавляю ему по голени и, заломив травмированную руку, с силой впечатываю Громина в пол.

- На пол! Руки за голову!
Здание мгновенно наполнилось бойцами. «Внедренец» на всякий случай упал и накрыл голову руками. Рядом со мной встал Легких, контролируя Громина. У свернутого в улитку преступника замерли Жихарев и Любшин.
- Чисто!
В здании появились Орлович и Поспешаев. Показал им на ящики. Саперы заглянули в открытый, что-то сделали и Орлович показал «ok». Сделал знак Легких, чтоб отпустил подвывающего Громина и отошел. Андрей шагнул назад и принялись с интересом наблюдать. Ребята тоже смотрели в мою сторону.
Громин замолк, посмотрел по сторонам, приподнялся, увидел лежащий рядом пульт, стрельнул на меня взглядом и схватил его. Я усмехнулся, глядя на тщетные труды Громина-Грейна. Пора снимать маски.
- Что, Андрей Михайлович, не работает? - участливо спросил я у Громина. – Или СИЛЫ не хватает? А может ума?
- С-с-су-ука! - прошипел Громин, разглядывая меня, и у него проступило узнавание. –Не… не… не может быть, Вязов…
- Ну почему не может? – усмехнулся я. – Земля-то круглая. Факт!
***
Вышел из здания. Легкий ветерок принес облегчение. С удивлением заметил, что я пропотел насквозь. Даже броник кажется сырой. Присел на ЖБИ-блок. Появился опер, сел рядом.
- Извини за одежду.
- Пустяки, - ответил он. – Ты ведь за нас всю работу сделал.
Посидели немного молча, слушая, как наши командиры докладывают начальству о успешно проведенной операции. Вдруг остро захотелось домой.
- Слушай, - я обратился к оперу, - дай мобильник, я свой в бронике оставил.
- Держи. – Опер протянул мне телефон и тактично отошел.
Я набрал номер и дождался ответа.
- Мариша, это я.
И на сердце потеплело от любимого голоса:
- Да, Сереж?
- Ты не представляешь, Мариш, как же жизнь удивительна и прекрасна!
- Ну почему, - ответила она, - очень даже представляю. И могу доказать. Только поскорей домой возвращайся.
- Уже лечу, целую, люблю…
Да, жизнь удивительна и прекрасна. И меня есть этому подтверждение.

КОНЕЦ КНИГИ (теперь надо вычитать и убрать все косяки)

* Come, mister Forster. (англ.) - Проходите, мистер Форстер.
*- Excuse me, Mr. Forster, small check. (англ.) - Простите, мистер Форстер, маленькая проверка.
*And velvet paws are sharp claws. (англ.) - И в бархатных лапках бывают острые коготки.
*Mister Grain, you wanted to talk to me! (англ.) - Мистер Грейн, вы хотели поговорить со мной!
*Here, mister Forster. (англ.) – Присаживайтесь, мистер Форстер.
*SAS - подразделение специального назначения вооружённых сил Великобритании.

Отредактировано ВВС (04-02-2015 23:02:48)

+13

670

Интересный и динамичный финал.
ВВС - надеюсь это продолжение последует?  :cool:

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Случайный билет в детство.