Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь оружейников (2)


Князь оружейников (2)

Сообщений 1 страница 10 из 885

1

Продолжение темы.

Начало здесь: Князь оружейников

0

2

Так что отныне - сперва думаем, потом еще раз думаем, и только потом делаем. И еще. Ты ограничен рамками, границы которых определяю я, а у меня вышестоящего не имеется. Так что ограничиваю себя тоже я
2 - Из-за чего ограничиваю себя тоже я

Отредактировано Анатолий Спесивцев (18-06-2012 21:47:34)

+1

3

Окончание 4 главы (наконец-то!!!)

Прохромав мимо любопытствующего соседа, князь наконец-таки вышел на финишную прямую, заканчивающуюся  как раз на крыльце собственного дома. Спиной чувствуя озадаченно-тревожный взгляд Сонина, он спокойно открыл дверь, закрыл за собой, и с облегчением выдохнул — наконец-то дошел! Медленно и в два захода снял пальто, стараясь не пользоваться при этом левой рукой, кое-как сбросил обувь, опять же стараясь лишний раз не нагибаться. Поднял взгляд от пола и понял, что одиночество ему не грозит.
— Прикажете накрывать ужин?
Александр открыл было рот для отказа, но  живот тут же (подлый предатель!) заявил, что имеет на этот счет свое мнение — причем так громко, что стоявшая в нескольких шагах от него экономка понимающе улыбнулась.
— Через десять минут все будет готово, Александр Яковлевич.
Примерно на середине пути до ванной комнаты, на глаза ему попалась  горничная, улыбнувшаяся своему работодателю так приветливо, что боль от синяков и шишек на некоторое время поутихла. Но счастье было недолгим — мелодично зазвенел колокольчик в прихожей, и Наталья быстрой и трепетной ланью бросилась исполнять свои служебные обязанности.
«Опять кто-то приперся! И как всегда, очень вовремя».
Шагая дальше, князь стал потихоньку расстегивать на себе форменную курточку охранной униформы — потому что даже и не сомневался в том, что у заветной двери его встретит горничная вторая. Или первая — между Дашей и Наташей уже давно шло негласное, но от этого не менее свирепое соперничество во всем. В том числе и за звание самой-самой среди молодой прислуги в коттедже. Какой был финальный приз, и с чего это вообще две девятнадцатилетние девицы решили померяться характерами он так и не понял (да и не особо старался, если честно), но вдвоем они перед ним появлялись исключительно редко. А вот поодиночке наоборот, даже слишком часто. Хотя… нет, не слишком. Ведь красивая девушка в чем-то сродни произведению искусства — даже если и не принадлежит тебе, посмотреть на нее все равно приятно. А временами так даже и очень-очень приятно — в России мать-природа никогда не скупилась на дары для прекрасной половины человечества. Экономя при этом на жительницах как минимум Ганновера и Франции — сколько князь ни высматривал в своих «командировках» даже не красавиц (тем более что мужчины делают это чуть ли не неосознанно), а хотя бы просто миловидных девиц, так никого и не высмотрел.
«Это что же получается, мой швейный цех — картинная галерея? И ценители прекрасного имеются, в виде свежеиспеченных мужей, и кандидатов в оные. Хе-хе, и постоянные посетители. Только Гриша перестал туда ходить, сразу начальство из соседних и не очень цехов зачастило — исключительно по рабочим вопросам, ага. Или мне рассматривать своих швей, как один из видов допинга?».
Скинув на руки Дарье курточку и получив в ответ еще одну приветливую улыбку, фабрикант достиг-таки царства белоснежного фаянса и золотистой бронзы. И большого, почти во всю стены зеркала, в коем и отразились закономерные результаты первой тренировки с новым инвентарем.
«Хорош! Прямо красавец-мужчина. Непонятно только, как это мне умудрились скулу пометить прямо сквозь маску. Или это я сам, когда к землице-матушке прильнул?»
Александр застегнул рубашку обратно, кое-как умылся и под нетерпеливое порыкивание желудка поплелся ужинать. Хм, возможно, что и в компании с неизвестным пока гостем. Впрочем, таковым он оставался очень недолго — рокочущий баритон Долгина, в очередной раз отвешивающего дежурный комплимент Наталье, еще на подходе к столовой не оставил никакого простора для фантазии.
— Вечер добрый, командир.
Не совсем приветливо буркнув в ответ что-то вроде:
— Виделись же.
Князь осторожно занял свое законное место во главе стола, и наконец-то приподнял голову. Только для того, чтобы услышать удивленный свист со стороны своего друга.
— Виноват. Это кому же так удача улыбнулась, а?
Александр помедлил, попробовал пожать плечами и тут же раскаялся. Чертов Григорий с его любопытством!
— Всем помаленьку. Кроме меня.
— Да, зря я сегодняшнее занятие пропустил, зря. А на лице?
— Игнат.
— А что с рукой?
— Севостьян, Олег, опять Игнат, и может быть Демид — вскользь.
— Ишь ты, вояки! Но кого-то из них и ты подстрелил?
Вопрос повис в воздухе — открылась дверь, и в столовую пожаловали горничные, ненадолго переквалифицировавшиеся в официанток. Быстро расставили столовые приборы, тут же их наполнили ароматно-вкусным содержимым, и улыбнувшись напоследок только и исключительно князю, тихо исчезли.
— Хм!
Совершенно не огорчившийся такому пренебрежению собственной персоной, Долгин довольно потер гладко выбритый подбородок, проверил кончики усов и залихватски улыбнулся. Впрочем, фривольные мысли достаточно быстро его покинули — стоило только увидеть, как осторожно двигает руками хозяин дома. Подметив неестественно прямую осанку и прочие мелкие детали, Григорий не вытерпел и поинтересовался, с неподдельным сочувствием в голосе.
— Командир, а оно хоть того стоило? Может, надо устроить все иначе? Ну, не знаю там — помягче, что ли? Или выходить один на один, а не против шестерых разом. А то ведь никакого здоровья не хватит.
— Зато узнал свой нынешний предел. Тоже, знаешь ли, дело не лишнее. А помягче?.. Для того, чтобы научиться предчувствовать опасность, надо всего лишь поверить — это возможно. И не только поверить, но и доказать это  себе на деле, хотя бы и через боль. Хочешь верь, хочешь — нет, но после полудюжины попаданий я что-то такое стал ощущать, вроде холодного ветерка. Даже не ветерка, а… черт, даже не знаю, как это описать. Но чувство это чертовски занятное — ничего не слышно, никого не видно, а я точно знаю, откуда в меня хотят вогнать пулю. Н-да.
Молодой аристократ ненадолго «завис», полностью погрузившись в недавние ощущения. Очнулся, резко вскинув голову, и тут же слегка поморщился.
— Ну а боль — хороший учитель и прекрасный стимул не быть слишком самонадеянным. Я вот был, и теперь как минимум неделю к стрелковому лабиринту не подойду.
Проводив, впавшего в глубокие раздумья друга, до дверей (можно было и не сомневаться, что прямо завтра же с утра господин главный инспектор пожалует на полигон, попробовать свои силы против звена «экспедиторов»), молодой аристократ слегка ссутулился.  Осторожно кашлянул, и с заметным облегчением пошаркал ногами в сторону сауны — желание постоять под тугими и прохладными струями воды становилось просто нестерпимым. Едва заметно пульсировали болью честно заработанные синяки, зудела царапина на шее, ей подпевала ссадина на ноге — но на лице у него гуляла довольная усмешка. Он на правильном пути, и это главное!
«Ох, ё! Сколько же меня ждет ухабов на дороге самосовершенствования? Ведь помнил же о необходимости защиты на тело, а как револьвер в руки взял, так память и отшибло. Восковая пуля и краска в желатиновой оболочке — ну прямо совсем одно и то же, ага».
Холодный, а потом и контрастный душ оказался достойным завершением отменно прожитого дня — на манер римского патриция завернувшись в большую простыню, Александр прошествовал к лежаку, рядом с которым его поджидала куцая батарея флаконов. В одних была мазь, в других порошок для примочек, в третьих можно было найти что-нибудь и для глубоких царапин — в общем, уже не раз испытанные на себе средства. Сбросив часть простыни в сторону, он как раз потянулся к одному из них, как раздался легкий стук, более похожий на поскребывание ногтями по двери. А следом за стуком и голос, с медово-нежными интонациями.
— Александр Яковлевич, не нужно ли чего принести?
Аристократ открыл было рот для отказа, пошевелил лопатками и шеей, и тут же передумал.
— Зайди.
Дважды повторять не пришлось. Едва появившись, горничная негромко охнула, разглядев россыпь багрово-синих пятен на мужском торсе, но тут же замолчала, ожидая дальнейших распоряжений. Дождалась — и не выказывая даже и малейшего удивления, деловито зазвенела крышками фигурных флаконов, готовя для своего хозяина примочки из бадяги.
С некоторым трудом приняв горизонтальное положение, он немного расслабился и приготовился терпеть — но не пришлось. Легкие касания и поглаживания, приятный запах каких-то лесных трав с примесью чего-то исконно женского — все это и само по себе вполне могло сойти за анестезию. А после того как в ходе процедур упругое бедро «медсестры» на какое-то мгновение совершенно случайно прижалось к «пациенту», боль вообще непонятно куда пропала.
— Больно, Александр Яковлевич?
Вздохнувший князь ответил, даже не подумав.
— Как жалко, что ты не умеешь делать массаж!
В ответ было движение рук по спине, слишком ласковое для простого лечения, и голос, больше похожий на мурлыкание большой кошки.
— А вы меня научите…

+27

4

Кулаков Алексей
А зачем он (Долгин) приходил-то? Просто поесть-поболтать-да со служанками пофлиртовать? Или был какой-то повод но он забыл?

0

5

А как же! Экспедиторы всем желающим (в своей среде, конечно) рассказали, как здорово они подзаработали на собственном начальнике. Долгин - свой, можно сказать свой в квадрате. Узнал и тут же пошел полюбопытствовать - как оно было на самом деле.

0

6

Глава 5

Старая знать… Шереметевы, Воронцовы, Урусовы, Трубецкие, Оболенские, и прочие именитые аристократические фамилии, неразрывно связанные с историей Российской империи. Фамилии эти, то верно служили трону, то изрядно его пошатывали, и всегда знали себе цену. Вернее, никогда не сомневались в том, что она неизменно высока. Не сомневались они и в своем праве оценивать людей, благосклонно признавать их равными себе или же категорично отвергать. Иной господин годами мог добиваться такого признания, образно выражаясь — рвать жилы, карабкаясь на желанный Олимп, но результат все равно был бы очень скромным. Неправильный с точки зрения истинного аристократа брак, неподходящее происхождение, дурные манеры и все, равным считать его никогда не будут. А другой может куролесить напропалую, пьянствовать до белой горячки и спускать в карты сотни тысяч рублей — для сообщества аристократов он будет вполне свой, можно даже сказать насквозь родной и знакомый. Пусть и с некоторыми, вполне простительными для увлекающегося человека слабостями. В сословном же обществе, коим являлась Российская империя, это признание означало многое. В первую очередь, возможность решить многие важные вопросы быстро, и без особых затрат времени и нервов. Все знали всех, к тому же еще и состояли в родстве, пускай и очень отдаленном — ну и как тут не помочь просителю, по-родственному, в какой-нибудь безделице? Смягчить немного наказание за какой-либо проступок, например. Или похлопотать о месте, в каком-либо министерстве. Впрочем, даже если особого родства и небыло — все одно могли помочь, как собрату по сословию. Разумеется, работало это не всегда: в конце концов, личная приязнь или же неприязнь человека к человеку тоже не последнее дело. И лень-матушка — куда же без нее?
— Вчера я был на приеме в Зимнем, и имел беседу с графом…
Александр покосился на беседующую парочку из двух прожженных царедворцев (другие уже давно бы сменили тему разговора), и снял с проплывающего мимо него подноса бокал с шампанским. Того, в чьих руках он плыл, замечать было нельзя — прислуга априори невидима,  поэтому он просто отпил и вернулся обратно к колонне. Подметив на обратном пути несколько равнодушых взглядов — его тоже оценивали, с того самого момента, как он появился на балу. Разговоров особых с ним не вели — так, обычный светский треп, во время которого к нему присматривались, прислушивались и чуть ли не пробовали на зуб. А уж какими взглядами просвечивали! И все это мимоходом, с небрежно-благожелательным выражением лица и обязательной любезной улыбкой. Вежливость в дворянской среде вообще была предметом обязательным, но у  представителей старых родов она была воистину в крови, на уровне безусловного инстинкта.
— А вы собираетесь присутствовать на приеме, который устраивает германский посол? Между нами — довольно-таки унылое мероприятие, но все же…
Судя по внутренним ощущениям новичка, отношение к нему было вполне благожелательным. Нет, особой приязни к нему никто не выказывал, да и вообще, желающие пообщаться с ним в очередь не выстраивались — но это было в порядке вещей. Вдруг общество признает его недостойным? Тогда те, кто с ним общался больше положенного, будут этим изрядно  скомпрометированы. Но… все же это вряд ли. Так как первое обязательное условие он выполнил уже самим фактом своего рождения — в правильной аристократической семье, с давними корнями и историей. Со вторым тоже все было в порядке — точные размеры состояния князя Агренева конечно же были неизвестны, но право же, какая это ерунда, миллионом больше или меньше? Главное что они есть, эти самые миллионы. На этом фоне даже его закрытость и необщительность воспринимались вполне благожелательно — тем более что в волочении за юбками он замечен не был, как и в прочих стандартных развлечениях молодого и состоятельного мужчины его лет. Ну а раз не замечен — значит очень скромный. К тому же отменно вежливый, и с поистине безукоризненными манерами. То есть — юноша правильного и очень строгого воспитания, так сказать, аристократ высшей пробы. Опять же — успевший немного послужить отечеству, хотя бы и обычным офицером-пограничником. Довольно быстро даже по столичным меркам дорос до хорошего чина, удостоился Золотого оружия и прочих наград — одним словом, неплохо себя проявил и на военной стезе.

Отредактировано Кулаков Алексей (23-06-2012 17:16:03)

+39

7

Кулаков Алексей написал(а):

так сказать, аристократ высшей пробы

Только вот пробы ставить уже негде.   http://read.amahrov.ru/smile/girl_hysterics.gif    http://read.amahrov.ru/smile/good.gif 
Шутка, очень хороший кусочек, спасибо.

+1

8

Пост 4

Кулаков Алексей написал(а):

Дождалась — и не выказывая даже и малейшего удивления, деловито зазвенела крышками фигурных флаконов, готовя для своего хозяина примочки из бадяги.

бодяги

+1

9

Пост 6

Кулаков Алексей написал(а):

Все знали всех, к тому же еще и состояли в родстве, пускай и очень отдаленном — ну и как тут не помочь просителю, по родственному, в какой-нибудь безделице?

через дефис

+1

10

Cobra, а я посмотрел в сети - можно и бадяга и бодяга... прямо даже и не знаю, что оставить.
За правку спасибо!

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Хиты Конкурса соискателей » Князь оружейников (2)