Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Проект "Механический солдат" » Механический Солдат -9


Механический Солдат -9

Сообщений 371 страница 378 из 378

371

Hildor написал(а):

Менялась форма и как следствие плотность плутония; теряла форму камера для подрыва взрывчатки — пусть и едва заметно; припой на некоторых контактах проводов, выполненный из сплава Вуда, расплавился и стекал вниз, меняя схему подрыва.

Я тоже не специалист. Но насколько я знаю после такого либо вообще не взорвётся, либо взорвётся слабо т.к. не всё прореагирует.
И рассчитать всё для второго случая-проблема(хотя, если на трофейных ЭВМ...)

0

372

Долететь до «Мулов» Фредерик успел вовремя. Не рискуя повторять подвиг экипажа «Союза» и стартовать с упрощенной процедурой подготовки, экипажи транспортных дропшипов начали все делать по полной процедуре. Так что Грегерсон подъехал как раз к моменту продувки дюз, после которой начинался предстартовый отсчет.
После примерно получаса разборок и разъяснений отсчет был остановлен, а сам Фредерик попал внутрь флагманского «Мула». Причем не один, а с частью приехавших под конец разговора пехотинцев. По пути в рубку он сделал небольшой крюк и посетил каюту герцога, откуда непринужденно выгреб все, что ему приглянулось. Сейф в каюте был открыт, личных вещей у герцога было не особо много, так что процесс экспроприации не затянулся.
Уже в рубке Фредерик на несколько часов засел у связистов. Связавшись с Томасом Гроссманом и обменявшись сообщениями, Фредерик стал вызывать космопорт. Мощность радиостанций у дропшипа не шла ни в какое сравнение с радиостанцией на мехе, так что связь наладили быстро. И тут Вальтер фон Майдель вывалил кучу новостей!
Оставлять без присмотра такого человека, как Андре Глюксман, было бы неразумно, так что у Вальтера – по роду занятий – в окружении нового «правителя» Заимки было несколько информаторов. В разных местах, на разных должностях, в разной социальной среде. И они в последние пару суток начали выдавать кучу информации о происходящем в Михайловске. Информации крайне разной и крайне интересной.
После прорыва отряда «Борогоза» к базе и ухода части войск герцога из космопорта, в городе начались волнения и явная подготовка к бою. Под Глюксманом начало качаться его кресло, и он решил не ждать помощи и начал свою игру. Из города через северный блокпост ушла большая часть наемников Глюксмана, отряда «Смертники судьбы». В городе осталась малая часть наемников и отряды милиции, организованной Глюксманом. Все они засели в центре города, около резиденции Андре и укрепленного лагеря «Смертников». Были отозваны даже те части, что занимали блокпосты и занимались правоохранительной работой, причем вместе с вооружением блокпостов и дотов. Силы самообороны Заимки, состоящие из сторонников старого председателя Мазура, решили воспользоваться моментом и подняли восстание. Людей, умеющих обращаться с оружием и это оружие имеющих, у них было в достатке, плюс к этому они приготовили несколько эрзац - танков и самоходок. Помимо обычного стрелкового у восставших нашлось и тяжелое вооружение, явно из «уничтоженных» складов.
С утра следующего дня по всей столице начались короткие, но яростные бои. Наемники не собирались отсиживаться в укрепленном лагере и стали обороняться активно. Уходя, «Смертники» оставили в городе всю свою колесную бронетехнику и взвод мехов. Этого хватило как раз на взвод из 4 машин и лэнс мехов. Из мехов остались два «Горожанина» и два «Стингера», из бронетехники два «Хетцера» и две местные поделки, переданные им Глюксманом: одна с ракетной установкой, вторая - зенитка со спаркой АС/2. И с таким зоопарком «Смертники» начали работать. И начали они, надо признать, весьма успешно.
Они успели неплохо изучить город, организовать сеть агентов-осведомителей, были сработавшейся командой и имели очень высокий уровень профессионализма. Первая колонна с техникой восставших была расстреляна и уничтожена за минуту. Против мощных АС20 «Хетцера» и АС10 «Горожанина» шансов у местных эрзацев не было. Остатки добили приданные отряды милиции. Вторая колонна, получив предупреждение, сбросила скорость, перестроилась и усилила разведку. Результатом стала вскрытая засада наемников. Обстреляв колонну издали, «Смертники» отошли. Восставшие потеряли две бронемашины с экипажем и десяток пехотинцев, наемники отошли без потерь.
После такого щелчка по носу заимчане вспомнили все, чему их учили, и начали воевать по учебнику. Так, как положено. Медленно, но верно восставшие продвигались вперед. Постоянный контроль местности, высылка небольших разведывательно - диверсионных групп, передний и боковые дозоры, связь и координация. Наемники продолжали постоянные наскоки, выбивая людей и технику. В ответ прилетало и им, но техника наемников получала лишь незначительные повреждения, потери в личном составе несла только полиция Глюксмана.
Но сколько бы ни были профессиональны наемники, они были людьми. Они уставали, им требовались еда и вода, техника и мехи требовали возобновления боеприпасов и топлива. Через несколько часов повстанцы смогли сравнять счет. Чуть отошедший в сторону «Стингер» получил совместный залп из четырех ракет «Инферно». Из-за перегрева, загнавшего температуру внутри меха в красную зону, автоматика отрубила лазер и прыжковые двигатели, заодно запретив передвижение бегом. Залитый горящей огнесмесью скоростной мех превратился в двигающуюся шагом мишень, у которого из вооружения действовали лишь пулеметы. Пилот меха пустил их в ход не колеблясь, расстреливая все вокруг и взывая о помощи по рации. Второй залп, уже стандартными РБД, поставил в этом бою точку. Подмога, достигнувшая место боя через минуту после его начала, обнаружила лежащий без ноги «Стингер» с бессильно матерящимся внутри меха пилотом. 
Второе очко повстанцы получили, подловив самоходку с ракетной установкой в пункте снабжения. В момент, когда внутрь самоходки загружали очередную порцию ракет, а из бензовоза закачивали топливо, раздались выстрелы. Снайперская двойка в начале отработала бронебойно-зажигательными по топливному шлангу, затем по водителям и экипажу, пытающихся увести технику от разгорающегося пожара. В результате бензовоз сгорел, транспортер взрывом горевших ракет разметало на куски. Экипаж самоходки погиб полностью, его снайпера выбивали особо. Сама самоходка обгорела и лишилась колес.
Уже ближе к вечеру подловили «Хетцер». Когда он проезжал мимо небольшого припаркованного автомобиля, тот взорвался. Тот, кто заложил заряд, знал свое дело и сделал все на совесть. Направленный взрыв изуродовал «Хетцеру» оба колеса с правой стороны. Пострадавший танк оттащили на базу, но из строя он выбыл надолго. Ремонтировать его было некому, да и сами повреждения были весьма серьезными.
К вечеру бои затихли. Обе стороны подвели итоги и обе остались недовольны. Повстанцы, пройдя меньше половины от запланированного, потеряли почти треть своей бронетехники и десятую часть личного состава. Наемники лишились одного меха и двух бронемашин, остальные получили множество попаданий, истончивших броню. Милиция потеряла почти половину своего состава, за ней шла натуральная охота. Сам Глюксман со своими людьми, техкомандой герцога Кента и его же офицером связи весь день просидел в резиденции, под охраной своих телохранителей.
С рассветом Глюксман решил вместе с наемниками и остатками милиции уходить из города. Уходили они на восток, в сторону морского порта. Что было странным, так это то, что прорыв изначально не планировался. Но вдруг, непонятно с чего, вся эта куча техники и людей в кратчайшие сроки сорвалась и пошла на прорыв. Без нормальной разведки и подготовки. Результат был… предсказуем.
Первую треть пути наемники проехали быстро и без единого выстрела. Видимо, повстанцы пытались понять, что же происходит. А потом начался ад. Мобильные группы на крошечных трициклах-«Комарах» носились вокруг конвоя и обстреливали его из всего, что было — ракеты, пулеметы, гранаты. Из окон и крыш летели бутылки и баллоны с огнесмесью. Периодически по броне щелкали выстрелы из охотничьих карабинов и снайперских винтовок (правда, отличия тут   были только в названии). Огнем могли огрызнуться каждая щель, окно или переулок. Наемники отвечали огнем, сносили дома, взрывали этажи и крыши, но двигались вперед. Самоходная зенитка получила попадание ракеты в колесо и въехала в дом. Быстро вытащить ее не смогли и потому бросили. Два бронированных транспортера, вывозившие милицию, были сожжены удачными попаданиями «Инферно». «Горожанин» лишился своего основного вооружения, когда в ствол его автопушки попала пара ракет. Но колонна упорно прорывалась вперед, давя сопротивление, петляя по городу, теряя технику и людей. Финалом стала встреча с «Бегемотом», выехавшим из какого-то коттеджа. Тяжелый тягач, увешанный броней, с двумя пусковыми установками проехал сквозь домик и разрядил свое оружие прямо по колонне. Основной его целью был небольшой броневик, который удачно маскировался под разъездную машину для ВИП-персон, хотя в итоге под раздачу попали все. И «Бегемот», и броневик встречи не пережили — первого растоптал «Стингер», второго разорвало взрывами ракет. После этого наемники вышли из пригорода и рванули по дороге с максимальной скоростью. Скоростью бегущего «Горожанина», ага.
В общем, в Новомихайловске сейчас творилось что-то не совсем понятное, но город был однозначно потерян. Что с людьми герцога, которые участвовали в этом безумном прорыве, неизвестно. Войска герцога за пару дней лишились командиров, союзника, двух дропшипов, семи мехов и операционной базы. Это если не учитывать людские потери, и  - что куда важнее — моральный урон. Наличие ядерного и биологического оружия здорово действует на боевой дух, а уж его применение… Желание драться у всех резко улетучилось, тем более при отсутствии командиров. Пока все держалось на авторитете Фредерика Грегерсона, Томаса Гроссмана и Вальтера фон Майделя, но надолго ли? В обычной ситуации это означало полный разгром и подготовку к эвакуации с планеты. 

Lurker написал(а):

Я тоже не специалист. Но насколько я знаю после такого либо вообще не взорвётся, либо взорвётся слабо т.к. не всё прореагирует.


"Шипучка" будет.

Отредактировано Hildor (12-10-2018 10:56:14)

+6

373

Hildor написал(а):

Уходя, «Смертники» Оставили? в городе всю свою колесную бронетехнику и взвод мехов.

Hildor написал(а):

Уже ближе к вечеру подловили один? (их было две шт.) «Хетцер».

Hildor написал(а):

Наемники лишились одного меха и две бронемашины, остальные получили множество попаданий, истончившую броню.

"двУХ бронемашиН", "истончившИХ" по моему...

+1

374

Спасибо за правки, первую и третью исправил. Вторую не понял. "один из "Хетцеров"? "один "Хетцер"? просто я не вижу в том отрывке ошибки, просьба разъяснить подробнее.

0

375

Hildor написал(а):

Вторую не понял. "один из "Хетцеров"? "один "Хетцер"? просто я не вижу в том отрывке ошибки, просьба разъяснить подробнее.

Слово "один" добавил уже я. В вашем тексте его не было. А добавил потому-что до того вы писали что их есть "две шт."
Т.е. по моему, там нужно уточнение...

0

376

В темном тоннеле, где-то под городом молча стояли шесть человек. Хотя стояли ни вместе, но четко делились на две группы. Трое были одеты в черные защитные костюмы, легкие бронежилеты с закрытым шлемом, на боку висели короткоствольные автоматы, за спиной у каждого был небольшой, но плотно набитый рюкзак. Ни знаков различия, ни эмблемы подразделения. Они стояли практически не шевелясь, сливаясь с тенями. Безмолвные и смертельно опасные. Вторая тройка была одета более разнообразно. Двое были одеты в стандартный городской черно-серый камуфляж, с дробовиками в руках и знаками различия рядовых полиции Заимки. За спиной у них висели обычные туристические рюкзаки, набитые явно впопыхах — рюкзаки топорщились и выпирали в разных местах. Видимо, темные тоннели им не нравились — они постоянно дергались на еле слышные шорохи, переминались с ноги на ногу, излишне сильно стискивали оружие. Последний был одет с претензией на элегантность - костюм для туризма, явно не дешевая и массовая модель, с какой-то непонятной камуфляжной расцветки; кожаный ремень с тиснением и блестящей пряжкой; на боку из открытой тактической кобуры торчала украшенная резными костяными пластинками рукоять пистолета. В отличие ото всех этот человек никакого груза не нес. У всех троих на голове были стандартные кепи патрульных.
Стояли они довольно долго, ожидая сообщения. От него уже зависело, что делать дальше. Темноту тоннеля разгонял лишь экран коммуникатора, который держал в руках один из «черных».
- Они вырвались — неожиданно раздался его голос. - Прорвались через город и ушли по тракту. Потери техники и людей почти 50%. ВИП-транспорт уничтожен. Через 15 минут отряд разделится — часть уйдет к космопорту, часть к вашей «тайной» пристани — кавычки в голосе говорившего явственно ощутили все.
- А вы сами? - отозвался «элегантный».
- Пойдем к точке встречи с основным составом...
- Которую вы нам не скажете. Хорошо. Вы выполнили свою работу, я подтверждаю выполнение всех условий, контракт закрыт. Вы точно сможете выбраться сами?
- Да, сможем.
- Тогда прощайте. Удачи вам с покиданием планеты.
Махнув рукой, Андре Глюксман пошел в темноту тоннеля. Оба его спутника, включив подствольные фонари на дробовиках, пошли следом. Через несколько шагов они перестроились — теперь Глюксман шагал в середине маленького отряда. «Черный» тем временем убрал коммуникатор в чехол на поясе. Дождавшись, когда отблески фонарей погаснут в полной темноте, а звуки шагов утихнут, «черные» синхронно повернулись в противоположную строну и поднесли правую руку к лицу. Раздался строенный щелчок включения ПНВ, почти неслышный в тишине тоннеля. Темные тени бесшумно двинулись сквозь темноту. Через несколько секунд тоннель вновь был темен, тих и пуст. «Смертники судьбы» выполнили свой крайний контракт.

Первая закладка была в целом «пристрелочной». Десяток точек для закладки, несколько видов взрывчатки, общий подрывной шнур. Цель была не столько пробить лунки для дальнейшей работы, сколько оценить прочность пола. После подрыва команда саперов — которая предусмотрительно удалилась из базы подальше — пошла оценивать фронт работ. Обе группы: земляне с заимчанами и наемники герцога расположились по обе стороны от входа, на расстоянии от него примерно километр. Дистанция позволяла наблюдать за оппонентом и гарантировала, что внезапной нападение внезапным точно не будет. Для земных танков два километра были приемлемым расстоянием, тем более по мехам, но самих танков было мало. Мехи такое расстояние даже бегом пробегали за несколько минут, что давало прорву времени на подготовку. В теории, земляне могли использовать дальность стрельбы своих танков для изматывания и постоянного давления, благо за спиной было свободного пространства было полно… но зачем? Наемники аналогично могли послать в рывок несколько скоростных машин, которые связали бы землян боем до подхода тяжелых мехов, но… тот же вопрос. Потери в любом случае были бы огромными и не нужными. Обе стороны были едины в своих желаниях: уничтожить базу и разойтись.
Кумулятивные снаряды и боеголовки ракет в первой закладке не использовали. Это обычному фугасу все равно, где и как взрываться. Кумулятивный гораздо капризнее. Помимо того, что это было дико неудобно — попробуй закрепи тяжелый снаряд так, чтобы он оказался в нужной положении и на нужной дистанции от преграды — так еще было не совсем понятно, как инициировать подрыв. Взрыватель у них был ударный, и для нужного эффекта подрыв заряда должен идти именно от него! Все это было преодолимо, но было жаль время и силы. Обычной взрывчатки хватало. Пока хватало...
Первый блин вышел… не комом. Заряды пробили неплохие лунки в полметра глубиной, гранит чуть потрескался — все было в пределах ожидаемого. Начался второй этап — закладка основных подрывных зарядов. Вот тут уже пришлось брать и снаряды, и боеголовки. Их запихали в лунки вниз дном, а на оживальную часть — где размещался ударный взрыватель — налепили чуть обычной взрывчатки. Венчал все это «особый» снаряд для «Кувалды».
Как Сергей не крутился, как ни изворачивался, все было без толку. Вот вынь да положи этот снаряд, и все тут! Его мнения никто не учитывал, а веского слова земного куратора не было. Как и самого куратора — не выдержало сердце. Получалось, что он оказался единственным, кто точно знал, что это такое. Хотя все инструкции по «смягчению» он выполнил, но все же… К тому же была рекомендация после всех процедур либо отстрелить этот снаряд куда подальше, за горку или в овраг, где нет людей, или «потерять» где-нибудь, чтобы не нашли. А тут… И не откроешься никому! В итоге снаряд стал вишенкой на торте — запихали его в центр комнаты, с него начиналась вся серия подрывов. Все снова разошлись подальше от ворот базы, проверили отклики на радиодетонаторах, и рванули. Да… Рванули…

Отредактировано Hildor (17-10-2018 09:58:20)

+5

377

Плутоний — во многом металл уникальный. Но главное — это самое лучшее (на данный момент) топливо для ядерного оружия и запал для термоядерного. Именно использование плутония позволило создать ядерный заряд минимального размера. Но платой стала сложность конструкции. Сам оружейный плутоний в заряде представляет собой шарик 9 см в диаметре. Все остальное — это оболочка, источник нейтронов для начала реакции и много взрывчатки. Причем эта взрывчатка особая, особо расположенная и с особыми взрывателями. И особой схемой подрыва, само собой. И чем боле компактное изделие нужно, тем сложнее и «особее» все становится. Для изделия, упакованного в шестидюймовый снаряд, сложность конструкции становится просто запредельной. Тут и взрывчатка разных видов, с разной скоростью детонации; и взрыватели расположены с чуть ли не с микронной точностью; и оболочка из хитрого спецсплава и много чего еще.   
Но есть у плутониевого заряда одна особенность — не терпит он нагрева. При температуре плутония выше 30 градусов происходит фазовый переход в другую форму, исключающую нормальный подрыв. Меняется плотность и структура, плутониевый шарик теряет точную, тщательно рассчитанную конфигурацию. Итог: вместо нормального взрыва происходит «шипучка» - взрыв на порядки слабее запланированного с выбросом не сработавшего плутония в атмосферу. «Грязная бомба», попросту говоря. Огромное время полураспада, большая энергия альфа-радиации, практически не выводится из организма, очень токсичен, горюч. Но использовать оружейный плутоний таким образом значит выкидывать деньги на ветер. Оружейный - именно оружейный! - плутоний входит в лидеры самых дорогих металлов в мире, существующих в природе в виде долговременных изотопов. Но порой приходится делать и такое.
Подрыв главного ударного взрывателя снаряда инициировал цепочку подрывов вторичных детонаторов, образовавших «бегущую» волну детонации, которая в конце должна была равномерно обжать шарик плутония и запустить реакцию деления. Но перегретый плутоний и стекший от температуры припой в некоторых цепях изменили порядок подрыва и исказили течение реакции. Вместо положенных десяти килотонн взрыв потянул всего на 500 кг тротилового эквивалента, остатки плутония распылило в мелкую пыль. Ограниченное пространство и остальные заряды привели к тому, что эта металлическая пыль вспыхнула. Получилось и в самом деле что-то вроде объемно-детонирующей смеси, но нормально прогореть ей помешал недостаток кислорода. Спустя доли секунды скачек давления просто вынес все через шахту лифта в ангар и затем наружу.       

Снаружи все было очень зрелищно. До ужаса. Сначала дрогнула земля, причем заметно. Спустя долю секунды из-под ворот вылетели огонь, дым и куски металла. Минировать разбитые в хлам остовы машин, мешающие воротам закрыться, было делом явно ненужным: куски вылетели безо всякой помощи и взрывались уже в полете. Ворота, ведущие в  в базу, упали вниз и запечатали ее. Спустя секунду после этого земля содрогнулась еще раз, на этот раз очень сильно. Со склона с грохотом посыпались камни, мехи покачнулись,  а кое-кто из стоящих не удержался на ногах. Когда спустя несколько минут поднятая пыль улеглась, стал виден вход в базу. Огромная, толстая плита, закрывающая вход, явственно выгибалась наружу. Что бы там не случилось внутри, вход был перекрыт. И лезть для проверки внутрь никто желанием не горел.
В последствии, просматривая видеозапись всего описанного, Котинский заметил интересную деталь: ворота вниз упали не сами. Скорость движения была слишком велика, а части от машин из-под ворот вылетели не от удара изнутри, и от удара сверху. Словно что-то тяжелое сорвалось и ударило по верхнему краю опускающейся плиты, как молот по клину, вбив створку ворот в скалу и отрезав базу от внешнего мира. Герцог Кент явно не все сказал о системах защиты содержимого этой базы. Или он просто не все знал...   
Спустя час после такого эпического уничтожения опасного содержимого, от ворот базы двинулись две колонны. Одна ушла на восток, к космопорту, а вторая — на север, к перевалу Мгеберова.

+8

378

После этого военные действия на планете прекратились. Прибыв в космопорт, Гроссман и Грегерсон обнаружили растерянную кучку народа. Вальтер фон Майдель и несколько десятков человек после получения последнего доклада резво собрались и улетели на «Союзе» к висящему над планетой «прыгуну». Сам же «прыгун» через три часа после этого прыгнул в неизвестном направлении. Командная цепочка прервалась, командовать стало некому. В добавок ко всему оказалось, что на «Союз» тихо, не привлекая внимания, загрузили несколько единиц техники и мехов, и все находки, относящиеся к «Легиону». Навевал нехорошие мысли и тот факт, что «прыгун» уже был готов убраться из системы. Зарядить прыжковый двигатель стандартным способом за время прибывания он не мог, значит - шла экстренная зарядка от реактора. Таким образом зарядится можно было очень быстро, но был шанс получить взрыв конденсаторов из-за резких скачков энергии при зарядке. Для такого способа нужно было немалое умение и немалые знания. Непростой, видимо, был корабль. И уже готовый к немедленному отлету. 
Наведя кое-как порядок и получив массу отчетов и требований, Грегерсон решительно пошел в сторону диспетчерской. Необходимо было связаться со столицей и обсудить вопросы отвода остатков своих (уже точно своих) войск к порту. 
А еще через три дня в прыжковой точке материализовался «Инвайдер» с идентификатором сил планетарной обороны, конкретно — полка «Золотой лев». На помощь Мазуру прибыл его бывший сослуживец, Майкл «Валет» Гафт. На самом деле прилететь он был должен раньше на месяц, но… Некстати начавшийся случайный (да-да, именно случайный!) налет каких-то заблудившихся пиратов на его родную планету изрядно оттянул время старта, но этих «заблудившихся» удалось вынести быстро и с небольшими потерями.
В свете этой новости стало окончательно понятно, что на Новой Заимке наемникам герцога Кента уже не на что надеяться. Разговоры о перемирии плавно перетекли о разговорах об эвакуации с планеты. Воевать никто не рвался, обе стороны устали от боев, плюс было необходимо наводить внутренний порядок. Через месяц остатки воинства герцога улетели с планеты. Все, кроме остатков «Черных воинов».

Полгода спустя…

В зале, находящемся где-то внутри базы «Борогоза», за овальным столом сидели трое. Всех собрало сообщение от правительства планеты — есть экстренные новости, присутствие обязательно. Двое — командир «Легиона» Соколов и командир отряда с Хеля Томская — сидели по разные стороны стола и делали вид, что все в порядке и они тут не при чем. Зам Соколова — Донахью — сидел между ними и мысленно ржал над ситуацией. Вроде бы взрослые люди, а ведут себя как подростки после первого торопливого поцелуя где-нибудь за школой. Хотя отношения у них зашли гораздо дальше поцелуев. Вся база уже в курсе, что рослая хелька таки уложила на обе лопатки симпатичного землянина, как тот от нее ни бегал. И что чувства у них взаимны. И что творилось ночью в спальне у Соколова — тоже в курсе, Томская не особо сдерживалась. Криков не было, но сладострастные стоны порой прорывались через закрытые двери. В общем, все всё знают, а эта парочка делает вид, что ничего не было. Детский сад!
Разговор как-то не клеился. Земляне готовились к отлету домой, решая множество попутных вопросов и проблем, поэтому разговоров и споров между Соколовым и Донахью на самые различные каждый день происходило много. Даже слишком много. Поэтому земляне просто сидели в тишине и отдыхали от говорильни. Томская мысленно прогоняла некоторые тезисы перед будущим собранием, и тоже не спешила начинать разговор. 
Неловкую тишину разбил вошедший в зал Давид Дракх, который после возвращения в столицу объединял кучу должностей — и комендант города, и министр обороны, и глава разведки… много чего. После возвращения в столицу и чистки управленческого аппарата от открытых и тайных сторонников Глюксмана свободных вакансий оказалось много, а вот верных людей — мало. Многие тогда сели на несколько стульев разом и прыгнули вверх по карьерной лестнице через пару ступеней.
- Всем привет! Лев Маркович чуть задержится, просил подождать.
- Что-то случилось? - лениво спросил Донахью. Контингент с Земли и Хель к административным вопросам не привлекали, и их служба ограничивалась в основном охранными функциями. Почти курорт, особенно после отлета сил герцога Кента.
- Разговаривает с Михаэлем, что-то уточняет.
- Ого! Этот затворник выбрался наконец-то из своей комнаты? - удивился Соколов.
- Да. Первый раз за всю неделю. Он, кстати, собирается проведать своих… «сослуживцев» - Дракх пальцами изобразил кавычки. Видимо, отчет Михаэля их сильно взбодрил, если они прислали приглашение.
Во время разговора Давид обошел стол и развалился на стуле напротив Донахью.
- Угу. Бывших разведчиков не бывает. Контрразведчиков — тем более — согласно кивнул головой Донахью.
- Как Патрик? - спросила Томская.
Давид помрачнел, улыбка пропала с его лица.
- Еще неделя стационара, полгода реабилитации где-нибудь вдали от города и отставка. Его переводят в резерв, после двух месяцев комы у него не то здоровье, чтобы опять сутками работать. Приказать ему придерживаться режима и не загружать себя просто бесполезно. Как говорил его лечащий врач, если бы тогда ваш танкист чуть ли не силой не уложил его спать, Патрик свалился бы уже тогда. Перебрал он тогда симуляторов, да. Потом… посмотрим. На активную службу ему дорога заказана однозначно, разве что преподавателем… хм… интересная идея. Надо будет переговорить… - Дракх говорил все тише и под конец замолк и уставился в стену с отсутствующим видом.             
Земляне переглянулись и дружно вздохнули. Знакомые симптомы. За последние полгода на такое они насмотрелись. Искать сколько-то подготовленный и при этом лояльный персонал приходилось постоянно, кадровый вопрос был далек от решения. И при этом еще приходилось конкурировать с другими службами, которые постоянно стремились перехватить перспективного… или просто хоть сколько-то компетентного кандидата прямо из-под носа.
- Приветствую — с такими словами в комнату вошли Мазур и Вернер. Вид у обоих был серьезный и хмурый. Похоже, новости они узнали не самые приятные.
Усевшись за стол, оба руководителя планеты — тайный и явный — мрачно посмотрели на собеседников. Хорошее настроение разом сменилась сосредоточенностью и готовностью к неприятностям.
- Поисковая команда нашла Глюксмана — то, что от него осталось. В одном из глухих тупиков канализации, на границе города. Случайно. Причина смерти — выстрелы в голову, пуля 22 калибра. Сначала выстрелили в идущего, потом тело оттащили в отнорок и там бросили. Затем выстрелили в лицо из дробовика, уже лежащему. Следы пытались уничтожить, но до конца все удалить не смогли. Тело тщательно обыскали, даже швы вспороли на одежде — голос Михаэля звучал глухо и размеренно.
- Опять 22 калибр — задумчиво сказал Дракх после небольшой паузы. Они партией их купили или нас наводят на «правильные» мысли?
- Не знаю. Возможно все. Нет нужной информации.
- Что-то еще? - спрсил Донахью.
- Улетевший «Союз» обнаружился на территории Дома Ляо. Пустой. Никакого груза, никаких пассажиров, никакой информации. Его вычистили и перепродали через несколько контор посредников. Отследить изначального владельца невозможно, к сожалению.
- Герцог вроде бы мертв, а почерк его чувствуется — протянул фразу Соколов.
- Угу — согласился Донахью. Что еще есть из новостей?
- Через месяц прилетает комиссия. Информация точная — продолжил выкладывать новости Михаель. «Пепелац» уже в системе, дропшипы будут готовы к погрузке через неделю.
- Нам хватит — переглянувшись с Донахью сказал Соколов.
- Нам тоже. Подбросите нас, нам вроде бы по пути? - спросила Томская.
- Подбросим, само собой — кивнул Мазур.
- Что-то еще? - спросил Дракх.
- Гроссман летит с вами.
- Если не будет доставлять проблем…
- Не будет – сразу прояснил картину Мазур. Не в его положении кому-то проблемы доставлять.
- Тогда возражений нет.
Дождавшись, когда земляне уйдут, Мазур снова посмотрел на Ворнера. Выглядел тот не особо хорошо: мешки под глазами, бледность, бисеринки пота на лбу. Знакомые симптомы. Слишком знакомые. Плюс к ним общая подавленность и некоторое… смирение, что ли… точно, смирение!
- Насколько все плохо? – спросил Мазур.
- Полгода – лаконично ответил Микаэль.
- Что?! – Дракх не смог сдержаться.
- Что сказал… - начал Мазур, но был перебит.
- Тоже самое – неожиданно жестко ответил Ворнер. Я проконсультировался во Внутренней Сфере - три клиники на разных планетах – и окончательно диагноз подтвердили в моей бывшей конторе. У меня там остались знакомые, и устроить обследование было просто. Тамошние врачи с удовольствием поковырялись в моем теле – «бесценный опыт, который облегчит жизнь другим пострадавшим». Они были в изрядном шоке, по заключению в моей истории болезни я должен был быть уже лет десять как мертв. Еле-еле вырвался от них.  Совсем эти эскулапы свихнулись, даже на начальство пытались давить, чтобы я подольше у них задержался. Только они не учли, что начальство – это мой бывший воспитанник, который меня помнит и уважает.
У нашего знахаря я тоже был. Он выводы этих коновалов подтвердил, целиком и полностью. Два месяца нормальной жизни, три месяца на наркотиках и периодической очистке организма, месяц в палате интенсивной терапии и морг. Заменить импланты практически невозможно, они слишком вросли в тело и отделить можно только с «мясом». Учитывая, что они и так занимают почти половину тела и часть внутренних органов, плюс возраст… Без шансов. Вообще.
И еще. Я гляжу на вас и прошу об одном – не надо жалости. Я ей нахлебался еще тогда, сразу после окончания той чертовой миссии. Пока лежал в палате, меня этой жалостью просто затопили. До оскомины, до ненависти. Не надо меня жалеть. Я не о чем не жалею. Я и так прожил почти на десять лет дольше, чем при самом оптимистичном прогнозе. И прожил полноценно, а не прикованным к пастели с кучей оборудования вокруг. Это моя жизнь, ясно?

+6


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Проект "Механический солдат" » Механический Солдат -9