Добро пожаловать на литературный форум "В вихре времен"!

Здесь вы можете обсудить фантастическую и историческую литературу.
Для начинающих писателей, желающих показать свое произведение критикам и рецензентам, открыт раздел "Конкурс соискателей".
Если Вы хотите стать автором, а не только читателем, обязательно ознакомьтесь с Правилами.
Это поможет вам лучше понять происходящее на форуме и позволит не попадать на первых порах в неловкие ситуации.

В ВИХРЕ ВРЕМЕН

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)


Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)

Сообщений 21 страница 30 из 575

21

Вскоре единственным, что мог прочитать Харальд во взгляде Грейнджер, когда она бросала на него взгляды была НЕНАВИСТЬ. Много ненависти, буквально тонны её. Наверное, во многом из-за того, что хлёсткое "Пай-девочка" накрепко приклеилось к Гермионе.
Впрочем, Поттер и в ус не дул, во-первых потому что у него не было усов, а во-вторых, потому что с головой погрузился в изучение замка, как места проживания в будущие семь лет. В этом его всячески поддерживали его соседи по комнате, как и все мальчишки обожающие где-нибудь лазить и что-нибудь делать.
Это был уже небезывестный уже Рональд Уизли, который оказался вполне неплохим парнем. Хоть он и показал себя не слишком успешным учеником, но мозги у него определённо имелись, если судить по жесточайшим битвам в шахматы между ним и Поттеров, где общий счёт был с небольшим перевесом в пользу Уизли. Главным же недостатком Рона была просто-таки чудовищная лень, нелюбовь к чтению  и физкультуре, что Харальд надеялся со временем исправить.
Вторым был Дин Томас - темнокожий паренёк-полукровка, до этого лета не подозревавший о своём магическом происхождении. В нём Харальд чувствовал некоторое родство, потому как и Поттер вырос в отрыве от магического общества и с ним можно было поговорить о знакомых книгах и фильмах.
Третьим оказался ещё один полукровка - русоволосый ирландец Симус Финиган. Он тоже сошёлся с Поттером на почве интереса ко всему немагическому, так как хоть его мать и была чистокровной ведьмой, отец был обычным полицейским. Правда он категорически не разделял прохлады Харальда к квиддичу и мог часами болтать с Роном на тему магического спорта.
Последним в команде оказался уже успевший прославиться своей робостью и неуклюжестью Невилл Лонгботтом. Из-за своей стеснительности он плохо сходился с людьми, поэтому был взят под опеку лично Харальдом, крайне возмущённый тем, что у таких героических родителей вырос такой сын. Впрочем, своего знания Поттер старался лишний раз не афишировать.
Шефство над первокурсниками, естественно, взяли близнецы-Уизли, потому как моментально почуяли родственные деструктивные души. Персиваль долго распинался и увещевал, что Фред и Джордж - плохая компания для прилежный и дисциплинированных учеников, чем добился совершенно нулевого результата. Увы, но гриффиндорский староста особого уважения не вызывал. Что неявно показывал и Харальд, на кого первокурсники и ориентировались.
Перси чуял, кто может изменить ситуацию, но Поттер был абсолютно неуправляем. А то, что лёгкое презрение к  школьным правилам и пренебрежение дисциплиной компенсировалось отличными знаниями и успеваемостью снимало с Харальда большинство вопросов.
В первые же дни мальчику стала видна причина по которой многие чистокровные волшебники презирали тех, кто родился в семьях обычных людей. Те, чьими родителями были маги к моменту поступления в школу уже немного умели обращаться с волшебными палочками и знали пару-тройку простеньких заклинаний, поэтому они превосходили на начальном этапе маглорождённых. А в будущем этот же стереотип, основанный на детских впечатлениях только рос и креп, укрепляя фундамент вражды между ними и чистокровными чародеями.
Такой магический нацизм всегда искренне возмущал и Поттера,  и его приёмного отца.
"Чёртовы аристократы слишком зарвались. Если бы эти имбецилы учили магловскую историю, то знали бы, что обычно это кончается крестьянскими бунтами, сожженными поместьями и развешенными по уличным фонарям дворянам".
Слава Мерлину, что пока что яркие появления магонацизма обходили Поттера стороной, а то он явно бы не удержался от хлёсткого и эмоционального ответа. Его, как полукровку, это особенно задевало. Да ещё и сказывалась бешеная нетерпимость Виктора Норда к любым проявлениям расовой или классовой сегрегации, которая передалась и его подопечному.
"Террор Тёмного Лорда был агрессией вырождающейся аристократии по отношению ко всем остальным. Но эти "все остальные" повели себя, как самое настоящее стадо и стерпели первые удары, а затем оказались в плену собственного страха. Эти кретины не поняли, что светлая магия и христианские ценности неприменимы на войне за выживание. Им надо было утопить мятеж в крови - ответить Упивающимся таким террором, чтобы они ссались и пищали по углам своих замков".
Харальд с отцом всегда соглашался, потому как тот говорил разумные, хотя иногда и жестокие вещи. И хоть Виктор и был аврором, он предпочитал вольную охоту и приучил Поттера в первую очередь полагаться только на себя и не прощать чужих ударов.
"Помяни моё слово, сын. Тёмный Лорд возродится ещё более сильным и ужасным, чем раньше. А эти овцы снова будут жалобно блеять и добровольно идти на бойню, плача от жалости к самим себе. Я, наверное, один из многих, кто мог бы задавить возвращение этого фундаменталиста ещё в зародыше... Но не хочу этого делать. Нарыв надо вскрывать, а не пытаться излечить бесполезными мазями и припарками. Волдеморт вернётся и захватит власть, сокрушив Министерство. И тогда ты покажешь этому змеелюбу, что такое настоящий мятеж и террор".

        * * *

С волнением Харальд ждал предмета, который по словам отца был одним из самых важных. Да и преподаватель у него будет своеобразный...
"Северус Снейп... Это я тебе скажу - личность. Упивающийся Смертью и одновременно один из самых преданных Дамблдору людей. Великолепный зельевар  с отвратительным характером и тяжёлой жизнью. Циничен и беспощаден ко всем и даже к себе, но... Чёрт, как сложно-то... Он непростой человек, сын - во всех отношениях непростой. И он тебя уже изначально почти ненавидит, потому что ты  - сын Джеймса Поттера, его школьного врага. Но одновременно ты - сын Лили Эванс, женщины, которую он любил всю свою жизнь, поэтому он будет тебя защищать. Ненавидеть, но защищать. И знаешь... Я опять не смогу дать тебе совет, как себя с ним вести... Потому что просто не знаю. В этом наша с тобой сила и наша с тобой слабость, сын - мы заперлись в Годрикс Холлоу, долгие одиннадцать лет собирая информацию и знания. Но мы плохо представляем, как ими распорядиться, потому что ты - ещё почти ребёнок, а я всего лишь тупорылый штурмовик".
Харальд во многом был умнее своих сверстников. Наверное, из-за воспитания и того, что отец с самого рождения готовил его к чему-то значимому и великому. Не просто причитая, что Поттер - Избранный, а заставляя в первую очередь взрослеть.
Наверное, это получилось.
Харальд шёл на первый свой урок у профессора Снейпа словно на тяжёлую битву, зная, что это будет так же трудно. Но у него была цель сделать этого человека своим союзником, и ради этого он был готов на многое. Снейп ненавидит Джеймса Поттера? Что ж, придётся ему в этом не перечить, благо что особого пиетета к своему биологическому отцу мальчик не испытывал. Снейп требователен и погружён в свою науку? Отлично, ведь Харальд и сам любил готовить эликсиры.
Мальчик, знал, что первое и даже двадцать первое впечатление о мрачном зельеваре будет ошибочно. И то, что это будет очень тяжёлый в общении человек. Но слова отца и его искренне уважение к Снейпу значили гораздо больше, чем личные впечатления Харальда.

+13

22

Кабинет Снейпа находился в одном из подземелий. Тут было холодно - куда холоднее, чем в самом замке, и, наверное, несколько жутковато. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные, да и сама лаборатория больше напоминала пыточные застенки, чем учебную аудиторию.
Впрочем, такие мелочи мало волновали Харальда. Его с самого детства учили уничтожать ничтожные страхи и преодолевать значимые, смело глядя им в лицо. Темноты и таящихся под кроватью монстров мальчик перестал бояться в три года. Высоты - в четыре. А ещё через три года понял, что смерть - не самое ужасное, что может приключиться с человеком.
...Снейп, как и все учителя, начал занятие с того, что открыл журнал и начал проводить перекличку. И, как и почти все, остановился, дойдя до фамилии Поттер.
- О, да, - негромко произнес он. - Гарольд Поттер. Наша новая знаменитость.
Малфой и его друзья - Крэбб и Гойл издевательски захихикали, прикрыв лица ладонями. Зельеварение сегодня проходили совместно со слизеринцами.
Закончив знакомство с классом, Снейп обвел аудиторию внимательным взглядом. Его глаза были черны, холодны и пусты, и почему-то напоминали оружейные дула.
- Вы здесь для того, чтобы изучить науку приготовления волшебных зелий и снадобий. Очень точную и тонкую науку.
Снейп говорил почти шепотом, но ученики отчетливо слышали каждое слово, и Харальд мысленно это одобрил. Он знал, что для того, чтобы тебя слушали нельзя кричать - нужно было сделать так, чтобы тебя действительно слушали. А Снейп это делать явно умел - как и профессор МакГонагалл, он обладал даром без каких-либо усилий контролировать класс. И как и на уроках трансфигурации, здесь никто не отваживался перешептываться или заниматься посторонними делами.
- Глупое махание волшебной палочкой к этой науке не имеет никакого отношения, и потому многие из вас с трудом поверят, что мой предмет является важной составляющей магической науки, - продолжил Снейп. - Я не думаю, что вы в состоянии оценить красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие запахи, или мягкую силу жидкостей, которые пробираются по венам человека, околдовывая его разум, порабощая его чувства… О, да... Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой сам смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
После этой короткой речи царившая в курсе тишина стала абсолютной. Грейнджер нетерпеливо заерзала на стуле - судя по ее виду, ей не терпелось доказать, что уж ее никак нельзя отнести к стаду болванов. харальд начал мысленно перебирать всё, что он знал о изготовлении зелий...
- Поттер! - неожиданно произнес Снейп.
- Я, сэр! - с готовностью подскочил с места мальчик, вытягиваясь по струнке и преданно поедая глазами профессора.
- Что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?
В воздух немедленно взвилась рука Грейнджер.
- Получится эликсир живой смерти, сэр! - без запинки ответил Харальд. - Одно из самых простых и сильных усыпляющих зелий, сэр!
Лицо Снейпа было непроницаемо.
Харальд заставил себя не отводить взгляд и смотреть прямо в эти холодные глаза, взирающие на него с равнодушной беспощадностью двухорудийной корабельной башни
- А если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?
- В вашем хранилище,  сэр! - по классу пронеслись неуверенные смешки. - Но изначально безоаровый камень - это образование из плотно свалянных волос или волокон растений в желудке или кишечнике жвачных животных, лошадей, кошек, реже свиней и собак, иногда человека. Но чаще всего для алхимических целей  используются камни из желудков крупного и мелкого рогатого скота.
Профессор выслушал эту мини-лекцию с совершенно равнодушным видом. Харальд начал беспокоиться.
- Ясно, - саркастическим тоном произнёс Снейп. - Тогда... В чём разница между волчьей отравой и... Впрочем, я уже убедился, что мистер Поттер добросовестно прочитал «Тысячу волшебных растений и минералов". И, наверное, даже всю первую главу. Вот только если он или кто-то ещё думает, что книги - это всё, то глубоко заблуждается. Особенно, если он прочитал всего лишь одну книгу. Верно, Поттер?
Смешки в классе чуть громче, но теперь их источник сместился в сторону слизеринцев.
- Сэр! Так точно, сэр! - бодро ответил Харальд.
"Иногда полезно косить под идиота или безумца - Дамблдор наглядный тому пример..."
- Вам нравится паясничать, Поттер? - раздражённо произнёс профессор. - Или вам настолько хочется блеснуть своими куцыми знаниями? Что ж, я тогда дам вам шанс отличиться, Поттер. Назовите мне перечень ингредиентов для приготовления "Слёз чёрного лебедя".
Снейп торжествующе посмотрел на притихшего мальчика.
- То-то же, По...
- "Слёзы чёрного лебедя" - один из самых сильных и опасных лечебных эликсиров, но в то же время и один из самых простых в приготовлении, - глухим голосом начал Харальд. - В его состав входят...
Профессор выслушал перечень из двух дюжин пунктов с абсолютно каменным лицом.
- Можете садиться, Поттер.
И всё. Ни похвалы,  ни баллов в награду.
Грейнджер с искренним негодованием и громадным изумлением обернулась на наглого выскочку-Поттера, который откуда-то знал то, о чём она даже не слышала. Но неожиданно весь её детский гнев улетучился когда она встретилась взглядом с мальчиком - в зелёных глазах царили жуткая  и безбрежная пустота и холод, которого не бывает во взглядах детей.
Снейп разбил учеников на пары и дал им задание приготовить простейшее зелье для исцеления от фурункулов. Он кружил по классу, шурша своей длинной черной мантией, и следил, как они взвешивают высушенные листья крапивы и толкут в ступках змеиные зубы. Время от времени он останавливал свой взгляд на нечеловечески-спокойном Поттере, который работал в паре с Уизли.
За два урока Снейп раскритиковал всех, кроме него и Малфоя, которому, очевидно, симпатизировал. В тот момент, когда профессор призвал всех полюбоваться, как Драко варит рогатых слизняков, темница вдруг наполнилась ядовито-зеленым дымом и шипением, почти сразу же перекрытым истошным воплем.
Неввил каким-то образом умудрился растопить котел Симуса, и тот превратился в огромную бесформенную кляксу, а зелье, которое они готовили в котле, начало с разъедать каменный пол. Лонгботтом, которого самую малость окатило брызгами выплеснувшего зелья, громко стонал - закатанные по локоть рукава мантии открывали покрытые чудовищными ожогами.
- Идиот! - прорычал Снейп.
Профессор в мгновении ока оказался рядом с пострадавшим, а в его руке словно бы из ниоткуда материализовалась волшебная палочка, которой он начал в ураганном темпе выписывать какие-то замысловатые пассы. После того, как кровотечения остановились, а ожоги были немного подлечены, Снейп одним движением палочки убрал ставшим смертельно опасным зелье.
- Ты что добавил в зелье иглы дикообраза? - угрожающе произнёс профессор.
Лонгботтом слабо кивнул.
- Кретин! Их же даже  не было в рецепте! Минус десять очков Гриффиндору! И уведите его с глаз моих долой... в больничное крыло.
Проводить Невилла вызвалась неугомонная Грейнджер. Харальд меланхолично достал из кармана небольшую книжечку и быстро чиркнул пару строк: "Зелье от фурункулов. На первом часу варки добавить иглы дикообраза. Получим неплохое ОВ кожно-нарывного действия".
Ещё через час, когда все приготовили и сдали свои зелья и получили внушающее ужас по объёму задание на дом, ученики начали покидать столь негостеприимную и опасную лабораторию.
- Поттер, останьтесь, - безэмоционально произнёс Снейп, когда Харальд уже подходил к выходу. - На два слова.
- Я, сэр, - мальчик подошёл к сидящему за учительским столом профессору, который внимательно смотрел на него.
- "Слёзы чёрного лебедя", Поттер. Откуда вы знаете его состав? Его нет ни в одном из школьных учебниках... Да и в открытой литературе - тоже.
Харальд на мгновение закрыл глаза.
- Да, сэр. Это специальный, так называемый боевой эликсир, используемый Авроратом. Я узнал его рецепт от своего отца.
- Ваш отец мёртв, Поттер, - проскрежетал Снейп.
- От своего приёмного отца, - уточнил Харальд и добавил. - Он - аврор.
- Нда? - саркастически приподнял бровь зельевар. - И что же побудило вас запомнить не слишком простой рецепт? Только не врите мне, что из сугубо академического интереса.
Поттер вновь прикрыл глаза, мысленно возвращаясь к одному из самых страшных воспоминаний детства.
- Состав непростой, но зато эликсир быстро готовится - всего десять минут...
- А причём тут время, Поттер?
- Четыре года назад мне пришлось собственноручно приготовить его, - ровным тоном произнёс Харальд. - Когда мой отец прыгнул порталом к нам домой с разрубленной грудью и истекающий кровью, я вылил на рану весь запас лечебный запас эликсиров... Но она была нанесена каким-то магическим оружием. И я не смог ни с кем связаться, чтобы запросить помощь. Поэтому сделал всё сам. Сэр.
Тогда мальчик в последний раз плакал. Над телом умирающего отца он тогда понял, что есть вещи гораздо хуже собственной смерти... Например, смерть самого дорого тебе человека. Спасение нашлось в тоненьком блокноте, который был в числе прочих учебных пособий Харальда, где кривоватым подчерком Виктора были записаны некоторые редкие заклинания и эликсиры. В числе которых были и "слёзы", способные при оперативном вмешательстве залечить даже почти смертельную рану, но без должного ритуала превращающиеся в опаснейший яд.
Конечно потом личный запас самых убойных эликсиров Виктора, был перемещён в место, доступное его приёмному сыну и в следующие разы, когда аврор приползал домой, истекая кровью, паники у Харальда уже почти не было. Зато каждый такой раз он словно бы старел лет на пять, понимая, что такое жизнь на грани.
- Я вас больше не задерживаю, Поттер, - Снейп пару минут вглядывался в непроницаемое лицо первокурсника, а затем отвернулся, открывая классный  журнал.
- Разрешите идти, сэр?
- Да-да, идите уже, Поттер... - раздражённо отмахнулся профессор.
И уже в дверях его догнало ещё более раздражённое ворчание Снейпа:
- Десять баллов Гриффиндору, Поттер.

Отредактировано Set Sever (06-09-2012 04:21:53)

+13

23

Глава 6. Вопиющие падение дисциплины на лице

...Момент был захватывающий - ушедший из Форт Челленджер Мелоун понял, что поблизости находится громадный хищный мегалозавр...
- Поттер, к тебе есть пара вопросов.
Вот что за день, а? Только это настырной и самопровозглашённой командирши и не хватало...
- Ну, чего тебе, Грейнджер? - с лёгким раздражением поинтересовался Харальда, нехотя отрываясь от "Затерянного мира" сэра Артура Конан-Дойля.
- "Слёзы чёрного лебедя". Где ты о них прочитал, - стоявшая около диванчика Гермиона имела самый серьёзный и сосредоточенный вид. - Я ради интереса пробежалась по библиотеке, но нигде нет упоминания об этом эликсире.
- Что прямо-таки нигде? - Поттер неосознанно скопировал едкий тон Снейпа. - Ни в одной книге?
- В Запретной секции я, естественно, не смотрела. Но и у тебя туда доступа нет.
- Грейнджер, много будешь знать - скоро состаришься, - ответил одной из любимых присказок отца Харальд.
- Что за чушь! Поттер, тебе что жалко, что ли сказать?
-  Зелье, о котором идёт речь, имеет класс Б и является крайне опасным эликсиром. Я перечислил компоненты,  но не сказал, как его нужно готовить.
"И это хорошо, потому что это вовсе не сложно - главное найти пару редких ингредиентов".
- Но мне интересно! - воскликнула девочка.
- Любопытство кошку сгубило, - буркнул Поттер, вновь утыкаясь в книгу.
- Нет, Гарольд Поттер, мне интересно откуда вы знаете потенциально смертоносные вещи! - Грейнджер попыталась вырвать книг из рук Харальда и вновь завладеть его вниманием.
Не вышло - хватка у Поттера оказалась цепкой. Впрочем, его внимание Гермиона вновь привлекла.
Мальчик с печальным вздохом захлопнул книгу, встал с диванчика и взглянул на Грейнджер. Та сейчас пыталась напустить на себя максимальной строгий и грозный вид, а-ля мисс МакГи, но  выходило это у неё не слишком хорошо.
- Дорогая, мой отец - аврор, - несколько устало заявил Харальд, перекладывая  "Затерянный мир" в левую руку. - И в его руках любой предмет становился потенциально смертоносной - например, книга. Ею  можно ударить человека по горлу, перешибив кадык...
Он слегка взмахнул левой рукой, и Грейнджер ожидаемо проследила взглядом за томом...
Отточенное долгими тренировками движение - и в правой руке Поттера возник небольшой метательный нож.
- ...а можно просто отвлечь внимание, и сделать ножом вообще что угодно.
Гермиона испуганно ойкнула, наблюдая, как Харальд убирает нож обратно, но почти сразу же вновь обрела серьёзный вид.
- Поттер,  ты псих! Зачем тебе нож? Ты же можешь им кого-нибудь поранить!
- Пока что я им ранил только яблоки, - честно признался гриффиндорец, хитро подмигнув Грейнджер. - Или это намёк? Учти, Пай-девочка, мои услуги как наёмного убийцы стоят недёшево...
- Не называй меня Пай-девочкой!
- Да-да-да, - согласно покивал Поттер. - И ты меня тоже называй Харальдом.
Девочка возмущённо фыркнула и, круто развернувшись, ушла прочь.
Довольно хихикающий Поттер вновь уселся на облюбованное место.
- Х-харальд, можно... Можно тебя попросить? - вновь отвлекли мальчика. На этот раз это оказался Невилл.
Поттер за секунду закатил глаза, но тут же любезно улыбнулся мнущемуся от смущения соседу. Невилл был Харальду симпатичен, да он и просто вызывал у него жалость и сочуствие.
- Да, что такое?
- Харальд, можешь помочь мне с эссе по зельеварению? - единым духом выпалил Лонгботтом.
- Да запросто, - своё домашнее задание Поттер уже выполнил. - А почему я? Мог бы и к Грейнджер подойти.
- Уж больно она... - Невилл неопределённо помахал рукой. - Строгая, что ли... Чего-то мне боязно к ней подходить лишний раз...
- Нда? А по-моему она была бы только рада очередной заблудшей душе, желающей припасть к источнику истинной мудрости... - пафосная фраза вызвала у Лонгботтома робкую улыбку. - Ладно, чего там у тебя?
- ... Харальд... - несмело начал Невилл, спустя некоторое время.
- Да?
- "Слёзы чёрного лебедя"... Это ведь боевой эликсир авроров?
- И дались вам всем эти "слёзы"... Отец у меня аврор. Приёмный отец. Невилл, ты за неделю, наверное, уже десятый, кому я это рассказываю!
- П-прости...
- А за что ты извиняешься?  - удивился Харальд. - Хотя... Так, подожди-ка...
Поттер, которому в голову взбрела очередная слегка безумная мысль вышел на середину гостиной, громкой откашлялся, привлекая общее мнение, и начал:
-  Джентльмены! И леди. Вам юный товарищ просит уделить ему минуточку драгоценного времени.
Гриффиндорцы с интересом обернулись к мальчику с коротким ёжиком тёмных волос.
- Во избежание дальнейших расспросов, заявляю сразу. Я - Гарольд Поттер, пафосно обзываемый нашей славной прессой, не иначе как Мальчик-Который-Выжил. Мне эта слава не нужнее, чем дракону розовый бантик на хвосте, поэтому зовите  меня просто Харальдом.
- ОК, просто Харальд!- подал голос один из близнецов Уизли.
- Благодарю. Далее. Нет, я не помню, как победил Тёмного Лорда - мне тогда был всего год. Всё, что мне известно о той битве - он убил моих родителей и попытался прикончить меня. Но тут что-то пошло не так, а потом на место сражения прибыл мой приёмный отец - аврор Виктор Норд, который и добил Вы-Знаете-Кого. Он же  меня  воспитывал и учил, поэтому я вроде бы в числе тех, кто учится более-менее успешно.
- Если это более-менее, то у меня  тогда просто отвратительно
- Симус, ты несправедлив к себе. Твои огненные заклинания - великолепны.
- Так у меня что не колдовство, всё огненное выходит...
- Это дело техники. Джентльмены! И леди. Спасибо за внимание - ваш юный товарищ закончил свою речь и просит не сильно его обижать.
Поттер изобразил самую милую улыбку и выразительно похлопал ресницами.
В гостиной послышались лёгкие смешки и сдержанные аплодисменты.
Харальд плюхнулся на диван - обратно к нерешительно улыбающемуся Невиллу. Рядом приземлился ухмыляющийся Рон с коробкой волшебных шахмат под мышкой.
- Неплохая речь, Ральд. Не даёт покоя слава Дамблдора?
- Ещё бы, - ненатурально вздохнул Поттер. - Статус главы Визенгамота позволяет ему носить мантию с такими офигенными блёстками...

+12

24

Выходные пролетели незаметно. Были сделаны домашние задания, мальчики вдоволь побездельничали... Ну, не считая Поттера, разумеется. Его активная и деятельная натура лентяйства почти не переносила, поэтому субботу и воскресенье он провёл, рыская по всей школе - продолжал изучение местности.  Совершил заодно несколько рейдов в местную библиотеку - там оказались кое-какие любопытные книги по магическим искусствам - несмотря на все старания Виктора библиотека у них дома была хоть и хорошая, но маленькая. А большая часть ценных экземпляров из семейной библиотеки Поттеров погибли в пожаре Хэллоуинского сражения.
Впрочем, если Харальд совершал на книгохранилище лишь периодические набеги, Грейнджер в  библиотеке почти поселилась. А потом и в гостиной не расставалась с очередным крупнокалиберным томом. И периодически бросала взгляды, полные негодования и укоризны, на несущегося куда-нибудь с товарищами Поттера. Его девочка рассматривала чуть ли не как личный вызов себе и всей школьной дисциплине.
А Харальд тем временем потихоньку знакомился с местностью и с местным населением - как с Гриффиндора, так и с других факультетов. Рэйвенкло и Хаффлпафф, то есть. Потому как слизеринские змеи традиционно держались в стороне. Время от времени на горизонте мелькала тощая фигура Малфоя сотоварищи, который, однако, теперь старался держаться от Харальда подальше. Что с ним делать Поттер пока что так и не решил - дружить было бы крайне проблематично, а враждовать не хотелось. Так что пришлось в качестве временной меры выбрать вооружённый нейтралитет. А то, что общие занятия факультетов были только по зельеварению лишь облегчало ситуацию - меньше пересекаемся, меньше возможных поводов для конфликтов.
Впрочем, со вторника начинались полеты на метлах, и первокурсникам факультетов Гриффиндор и Слизерин предстояло учиться летать вместе.
- Счастье-то какое... - проворчал по этому поводу Харальд. - Ох уж этот мне всеобщий психоз на тему полётов на уборочном инвентаре...
Даже самая скоростная и навороченная  метла мальчика категорически не впечатляла. В прошлом году отец возил его на авиасалон в Фарнборо, и вот это Поттеру действительно понравилось! Французские "миражи-2000", американские "соколы", англо-немецкие "торнадо", русские "флэнкеры" и "фалкрамы" - истребители Харальда весьма впечатляли. И вместо метлы он с большим удовольствием предпочёл бы сесть в кабину сверхзвукового перехватчика...
Вот только на пилотов истребителей в школах не учили и метла  в качестве летательного аппарата была на порядки компактнее, удобнее и скрытнее. Оценив это в своё время, Харальд всё же научился неплохо летать на старенькой домашней "комете".
Зато вот кто все уши прожужжал, наверное, всем в школе, так это Малфой. Где был он - там были разговоры о мётлах.
Драко действительно чересчур много говорил о полетах. Он сожалел о том, что первокурсников не берут в сборные факультетов. Он рассказывал длинные хвастливые истории о том, где и как он летал на самых разных метлах. Истории обычно эти заканчивались тем, что Малфой с невероятной ловкостью и в самый последний момент умудрялся ускользнуть от магловских вертолетов.
Впрочем, Хорёк, как прозвал его Поттер, был не единственным, кто рассуждал на эту тему - послушать Финигана, так тот все свое детство провел на метле. Даже Рон готов был рассказать любому, кто его выслушает, о том, как он однажды взял старую метлу Чарли и чудом избежал столкновения с дельтапланом.
Харальд не верил ни в одну из этих захватывающих историй в силу их  абсолютной невероятности. Во-первых - это грубое и наглое нарушение Статута о секретности от тысяча лохматого года.  А во-вторых Поттер хоть и признавал, что маг на метле гораздо более подвижнее и манёвреннее человеческих аппаратов, но поверить в то, что белобрысый или рыжий неопознанный летающий объект не сбили зенитным огнём с земли просто не мог.
Квиддич, квиддич...
Из-за квиддича Уизли уже успел чуть ли не подраться с Дином Томасом. Дин обожал футбол, а Рон утверждал, что нет ничего интересного в игре, в которую играют всего одним мячом, а игрокам запрещают летать. На стороне Томаса выступил Поттер, заявив, что в игре, где вся командная работа может быть легко и запросто похерена из-за удачи или неудачи одного-единственного ловца, тоже интересного мало.
Правда, и среди родившихся в семьях волшебников были исключения из этого "квиддичного безумия", как выразился как-то Поттер. Так, например, Невилл признался, что у него в жизни не было метлы, потому что бабушка строго-настрого запрещала ему даже думать о полетах. И Харальд был полностью согласен с этой, без сомнения, мудрой леди - Лонгботтом умудрялся попадать в самые невероятные истории, даже стоя на двух ногах.
Грэйнджер, выросшая в семье простых людей, в ожидании предстоящих полетов нервничала не меньше Невилла. Нет, конечно, если бы полетам можно было научиться по учебнику, Гермиона бы уже парила в небесах лучше любой птицы, но это было невозможно. Она уже успела порядком утомить всех гриффиндорцев, по вечерам в гостинной цитируя советы и подсказки начинающим летать, которые почерпнула из библиотечной книги под названием «История квиддича». А когда это достало уже и Поттера, он не выдержал.
- Возьмите метлу в руку... - монотонно читала Грейнджер.
- Метла - это такой продолговатый предмет. С одной стороны у неё сучья. На ней можно сидеть. На ней можно летать. Но всякие извращенцы ею ещё и подметают, - в тон ей начал негромко говорить Харальд.
- Не следует пренебрегать защитной амуницией...
- Оденьте рыцарские доспехи. Земля твёрдая, а вы даже сидите на метле ещё плохо.
По гостиной начали прокатываться лёгкие смешки.
- Позаботьтесь на всякий случай о средствах первой помощи...
- Летайте над лечебницей Сент-Мунго - доспехи вас, скорее всего, не спасут.
- Пусть кто-нибудь из более опытных товарищей страхует вас в воздухе...
- Да, застpахyйтесь - это поможет вашей семье пеpежить гоpе, если и колдомедики вам не помогут.
- Гарольд Поттер! - не выдержала Грейнджер. - Заткнись!
- А волшебное слово? - с невинным видом поинтересовался Харальд.
- Заткнись, пожалуйста!
- Нет, ну я просто не в силах отказать леди, особенно если меня столь куртуазно просят... - с самым серьёзным выражением заявил Поттер. Рядом со смеха покатывались его соседи по комнате, разве что только отчаянно волнующийся Лонгботтом был слегка бледен и абсолютно серьёзен.
На секунду Харальду показалось, что прожигающая в нём дыру своим взглядом, Грейнджер запустит в него книгой. Увы, но обошлось, а ведь девочке было бы и неплохо расслабиться, а то так ведь и заучиться можно в ноль...
- Поттер, по тебе плачет исправительная колония, - заявила Гермиона.
- Распределительная шляпа предложила мне на выбор королевскую военную академию Сандхёрст, тюрьму для малолетних преступников Фелтхем и факультет Гриффиндор, - доверительно сообщил ей Харальд.
- Нда? - насмешливо приподняла бровь девочка. - И что же тебя побудило выбрать именно наш факультет?
- Мне сказали, что тут мои деструктивные наклонности смогут принести пользу обществу.
- Иногда мне хочется тебя убить, Поттер, - в отчаянье закатила глаза Гермиона.
- Тёмный Лорд хотел того же, ага...
-  БОЖЕ! Как я его в этом понимаю!
Харальд рассмеялся, пока пышущая яростью Грейнджер мигрировала от него в дальний угол.
- Слушай, Ральд, - Поттер ещё окончательно не решил, нравится ли ему придуманное Уизли прозвище или нет. - А почему ты называешь Ты-Знаешь-Кого Тёмным Лордом?
- Если я буду называть его по имени, то девять из десяти здесь присутствующих будут дрожать от страха, - с лёгкой долей презрения произнёс Поттер, подсаживаясь к рыжему. Тот немедленно приготовил свои шахматы к бою.
- Да нет, суть не в этом, - покачал головой Уизли. - Ты называешь его Тёмным Лордом. А так его звали только Упивающиеся.
- Знаешь, а это интересный момент... - задумался Поттер. - И я сам пока что не знаю, почему всё именно так...

+12

25

Во вторник в три тридцать Харальд и другие первокурсники Гриффиндора торопливым шагом подходили к площадке, где обучали полетам. День был солнечным и ясным, дул легкий ветерок, и трава шуршала под ногами. Ученики дружным строем спускались с холма, направляясь к ровной поляне, которая находилась как можно дальше от Запретного леса, мрачно покачивающего верхушками деревьев.
Первокурсники из Слизерина были уже там - как и двадцать метел, лежавших в ряд на земле. Поттер вспомнил, как близнецы Уизли жаловались на школьные метлы, уверяя, что некоторые из них начинают вибрировать, если на них подняться слишком высоко, а многие всегда забирают влево.
"Учту, в случае чего".
Наконец появилась преподавательница полетов - Роланда Хуч. У нее были короткие седые волосы и желтые глаза, как у ястреба.
- Так, ну и чего все ждут? Начали! - рявкнула она. - Каждый встает напротив метлы - давайте, пошевеливайтесь!
Харальд посмотрел на метлу, напротив которой оказался. Она была довольно старой, и несколько ее прутьев торчали в разные стороны - чисто навскидку, хотя  Поттер и не был особым экспертом, это был один из ранних "чистомётов". Если проводить параллели с истребителями людей - метла была ровесником послевоенных "вампиров".
- Вытяните правую руку над метлой! - скомандовала мадам Хуч, встав перед строем. -- И скажите: «Вверх!»
- ВВЕРХ! - крикнуло двадцать голосов.
Метла Харальда чётко прыгнула ему в руку но большинству других учеников повезло куда меньше. У Невилла метла не сдвинулась с места, а у Грэйнджер почему-то вообще покатилась по земле.
Правда, не мытьём, так катаньем всем первокурсникам в итоге удалось подчинить себе строптивые мётла.
Хуч показала ученикам, как нужно садиться на метлу, чтобы не соскользнуть с нее в воздухе, и пошла вдоль шеренги, проверяя, насколько правильно они держат свои метлы. Поттер широко ухмыльнулся, когда преподавательница полётов в довольно резких выражениях сообщила Малфою, что он неправильно держит метлу.
- Но я летаю так уже не первый год! - горячо возразил Драко. В его голосе была искренняя обида.
- В таком случае, Малфой, это означает, что вы все эти годы летали неправильно и только чудом не убились.
Беловолосый выслушал всё это уже молча, наверное, поняв, что если продолжить дискуссию, то может выясниться, что он вовсе не такой специалист, каким хотел казаться.
- А теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, - произнесла Хуч. - Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь - для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку - три, два…
Но Невилл, нервный, дерганый и явно испуганный перспективой остаться на земле в одиночестве, рванулся вверх прежде, чем Хуч успела поднести свисток к губам.
- Фальстарт, - печально произнёс Харальд.
- Стой! Стой, кому говорю! - крикнула Хуч, но Невилл стремительно поднимался вверх. Два метра, четыре, шесть... Харальд увидел бледное лицо Лонгботтома, испуганно смотрящего вниз. Вот он широко рскрывает от ужаса рот, как он соскользнул с метлы, и…
БУМ! Тело Невилла с неприятным звуком рухнуло на землю. Его метла все еще продолжала подниматься, а потом лениво заскользила по направлению к Запретному лесу и исчезла из виду.
Хуч быстро подбежала к лежащему на траве Лонгботтому. Её лицо было даже белее, чем у Невилла.
- Сломано запястье, - услышал Гарри ее бормотание. Когда преподавательница выпрямилась, ее лицо выражало явное облегчение.
- Вставай! - скомандовала Хуч Невиллу. - Вставай. С тобой все в порядке. Так, студенты. Сейчас я отведу его в больничное крыло, а вы ждите меня и ничего не делайте. Метлы оставьте на земле. Тот, кто в мое отсутствие дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово «квиддич». Ну, давай, пошли уже...
Хуч приобняла заплаканного Невилла и повела его в сторону замка. Лонгботтом явственно хромал.
- Травма, игрок выбыл, - прокомментировал Поттер, чувствуя как остальные гриффиндорцы неосознанно кучкуются вокруг него.
- Никакой техники безопасности! - яростно произнесла Гермиона, становясь рядом с Харальдом и полным гнева взглядом провожала уходящих к  Больничному крылу Невилла и Хуч. - И так везде! Что за безответственность? Как таким людям вообще можно доверять жизни детей!
- Полностью с тобой согласен, Грейнджер, - кивнул Поттер. - А на той неделе ему едва не сожгло руки кислотой.
- Будь мы в обычной, а не волшебной школе, руководство уже можно было бы засудить! - продолжала распаляться девочка.
- Вот поэтому, наверное, волшебников и так мало, - мрачно произнёс мальчик. - Никакого инстинкта самосохранения и заботы о собственной жизни...
- Это нельзя так оставлять!
- А что ты сделаешь, Грейнджер? Потребуешь денежной компенсации или хотя бы официальных извинений?
- Да хотя бы извинений!
Между тем в кружке слизеринцев началось своё собственное брожение.
- Нет, ну вы видели физиономию это кретина? - так и потешался Драко. - Вот неуклюжий мешок с грязью!
Остальные первокурсники Слизерина присоединились к глумливо хохочущему Малфою. А гриффиндорцы явственно напряглись.
- Заткнись, Малфой, - оборвала беловолосого симпатичная индианка - Парвати, сестра-близнец которой училась на Рэйвенкло.
- Ооо, ты заступаешься за этого придурка Лонгботтома? - скривилась слизеринка Пэнси Паркинсон. - Никогда не думала, что тебе нравятся такие толстые плаксивые мальчишки.
- Опа... Смотрите! -  радостно воскликнул Драко, метнувшись вперед и поднимая что-то с земли. - Это же шар-напоминалка толстяка!
В ярких лучах солнца заблестел небольшой хрустальный шарик.
Поттер вспомнил, что этот простенький школьный артефакт недавно прислали Невиллу из дома. Мальчик вышел вперёд, аккуратно оттерев плечами стоящих товарищей.
- Отдай ее мне, Малфой, - спокойно и вежливо произнёс Поттер.

+12

26

Веселье среди "змей" сразу поутихло - о Харальде уже потихоньку шла слава как о безбашенном и опасном для слизеринцев типе.
Тем не менее Малфой нагло усмехнулся.
- Неа. Я думаю положить ее куда-нибудь, чтобы Лонгботтом потом достал её оттуда... О! Например, на дерево!
- Малфой, я тебя по-хорошему ведь прошу - отдай.
Драко резво вскочил на метлу и взмыл в воздух. Похоже, он не врал насчет того, что действительно умел неплохо летать, и сейчас он легко парил над верхушкой росшего около площадки раскидистого дуба.
- А ты отбери ее у меня, Поттер! - громко предложил он сверху.
- Хана тебе, мелкий недомерок, - процедил сквозь зубы мальчик, хватая метлу...
И с недоумением уставился на чьи-то руки, крепко вцепившиеся в рукоять его метлы. Поднял взгляд...
- Нет, Харальд! - с отчаяньем воскликнула Гермиона. -  Мисс Хуч запретила нам это делать! Из-за тебя у Гриффиндора будут неприятности!
Поттер внимательно посмотрел на встревоженную девочку и неожиданно улыбнулся:
- Не беспокойся, Грейнджер - я знаю, что делаю.
Растерявшаяся Гермиона выпустила метлу из рук, и Харальд немедленно взобрался на неё.
- Я только немного взгрею Хорька,  и всё  - больших никаких нарушений дисциплины... на сегодня.
Резкий толчок ногами,  и метла взмывает под крутым углом вверх. Поттер мог скептически относится к самой идее летать на мётлах, но вот процесс ему однозначно нравился. Ему нравилось ощущение полёта, скорости и бездны под собой - это одновременно пугало и завораживало...
Чуть-чуть отклониться назад,  ещё чуть больше угол атаки, набрать скорость, чтобы взлететь даже выше Малфоя... И резкое пике вниз, с разворотом и торможением, под одобрительные крики Рона и товарищей, и визги ужаса от девочек.
Поттер как можно более небрежно остановился напротив Драко.
- Какой прекрасный вид открывается отсюда на озеро, мистер Малфой... - не удержавшись, театрально взмахнул левой рукой Харальд, но почти сразу же посерьёзнел.  - Давай сюда напоминалку, Малфой. Я не настроен сегодня на конфликты.
Вид у беловолосого был изумлённый. Но это изумление быстро сменилось гримасой злобы.
- Тебе нужна эта стекляшка? - выкрикнул Драко. - Тогда лови!
И со всей силы швырнул напоминалку вниз.
Харальд рванул с места  едва ли не раньше, чем Малфой закончил движение. Поттер видел, как переливающийся в лучах солнца хрустальный шар медленно-медленно, словно сквозь тягучее марево летит к земле. Он нагнулся вперед и направил рукоятку метлы вниз, а в следующую секунду вошел в круто пике, бросаясь на перехват. Скорость все увеличивалась, в ушах свистел ветер, заглушая испуганные вопли стоявших внизу первокурсников. Харальду пришлось взять немного правее, потому как его метлу действительно  заносило, а вдобавок ещё и появилось нечто вроде флаттера - рукоять начала сильно дрожать.
До земли оставалось не больше десяти футов, когда изо всех сил удерживая ходящую ходуном метлу левой рукой, правую Поттер вскинул вверх, аккуратно хватая шар-напоминалку.
Вложив всю массу тела, он резко затормозил, так, что хвост метлы занесло вперёд, и он чиркнул по траве. Харальд пружинисто спрыгнул на землю, сжимая хрустальный шар в руке и чувствуя, как потерявшая управление метла упала и покатилась.
Стоявшие футах в ста от места его приземления гриффиондорцы восторженно взывали и метнулись к нему.
Поттер короткой мысленной командой (он знал, что орать "ВВЕРХ!" вовсе необязательно) поднял метлу, небрежно закинул её на плечо и, подбрасывая напоминалку на ладони, пошёл к своим товарищам.
"Гриффиндорцам будет нужен лидер. Умный и самый безбашенный из них всех. Так стань им!"
- ГАРОЛЬД ПОТТЕР!
Мальчик замер как вкопанный и медленно обернулся.
Упс... А это плохо...
К нему, развив приличную скорость, бежала профессор МакГонагалл, так что полы её изумрудной мантии развивались за спиной, словно крылья уэльского дракона.
Тяжело дышащая преподавательница с бледным лицом подбежала к Харальду, схватила его за плечи и резко встряхнула.
-  Никогда… Никогда за все то время, что я работаю в Хогвартсе… - яростно выдохнула она.
- Мэм! Я виноват, мэм! - тут же рявкнул мальчик, отбрасывая метлу в сторону, пряча напоминалку в карман и вытягиваясь по струнке.
Профессор МакГонагалл осеклась, от волнения ей не хватило воздуха, но очки ее яростно посверкивали на солнце.
- Как вы могли, Поттер… Вы чуть не сломали себе шею…
- Виноват, мэм! Готов понести любое наказание!
Тем временем к ним подбежали остальные первокурсники  и наперебой заголосили:
- Это не его вина, профессор!
-  Это всё Малфой!
- А Харальд - он просто...
- Довольно, - возвысила голос МакГонагалл. - Поттер, идите за мной.
- Ребята, ни о чём не беспокойтесь - со мной будет всё нормально, - заверил своих товарищей мальчик, пристраиваясь позади идущей широким шагом преподавательнице
Харальд мельком отметил ликующие улыбки на лицах Малфоя и его друзей, и послал в ответ свою - наиболее гнусную и мерзкую, на которую был только способен. А затем, найдя взглядом Драко, выразительно провёл большим пальцем по шее. Улыбки слизеринцев сразу же погасли.
Поттер не сомневался, что его сейчас строго накажут. Возможно, даже очень строго. Но он не сожалел о сделанном, а кара... Что ж, отец научил его, что за все свои поступки нужно уметь отвечать. И он примет любое наказание с истинно рыцарским достоинством.
Они поднялись по ступенькам, ведущим к воротам замка, потом по мраморной лестнице. МакГонагалл все еще молчала. Она резко распахивала одну дверь за другой, быстрым шагом пересекала коридор за коридором, а сосредоточенный Поттер шёл за ней, как верный корабль-мателот. Пункт назначения, ему, правда был неясен, но, наверное, Харальда вели сейчас к директору... Или кто тут занимается всеми правонарушениями студентов?
МакГонагалл резко остановилась напротив одного из кабинетов, потянула на себя дверь и заглянула внутрь.
- Извините, профессор Флитвик, могу я попросить вас кое о чем? Мне нужен Вуд.
Харальда насторожился.
Что это ещё за "вуд", который понадобился МакГи? И не связано ли это с будущими репрессивными мерами? Может, "вуд" - это какой-то пыточный инструмент?
Вуд оказался человеком. Это был высокий  крепкий русоволосый парень, который, выйдя из кабинета, непонимающе посмотрел на профессора и Поттера.
- Идите за мной, вы оба, - приказала МакГонагалл, и они пошли за ней по коридору. Вуд и Харальд непонимающе переглянулись и последовали за проффесором.
МакГи завела их в кабинет, в котором не было никого, кроме Пивза, с усердием выводившего на доске замысловатую матерную фразу.
- Вон отсюда, Пивз! - рявкнула профессор.
Полтергейст буквально подпрыгнул в воздухе, бросил мел и пулей вылетел из класса, бормоча себе под нос ругательства - с  МакГи он благоразумно не связывался. Профессор сделала короткий жест, и дверь захлопнулась словно бы сама по себе.
- Оливер, я нашла вам ловца.
Озадаченное выражение на лице Вуда сменилось восторгом.
- Вы это серьезно, профессор?
- Абсолютно, - заверила его профессор МакГонагалл. - Поттер... Этот маленький негодяй... В жизни не видела ничего подобного!
Харальд стоял чуть в сторонке, скромно потупив взгляд.
- Поттер, покажите напоминалку.
- Есть, мэм. - повиновался мальчик.
- Он поймал эту штуку, спикировав с высоты примерно ста футов, - кивнула МакГи на хрустальный шарик  в руке Харальда. - Почти у самой земли, едва на расшибившись в лепёшку. И даже не упал с метлы - даже Чарли Уизли бы так не смог! Так всё было, Поттер?
- Так точно, мэм!
У Вуда был такой вид, словно все его мечты каким-то чудесным образом осуществились.
- В квиддич играешь, Поттер? - спросил Оливер. Глаза его начали разгораться каким-то безумным огнём.
- Нет. Да и вообще квиддич не особо люблю...
- Шутишь, что ли? Как можно не любить квиддич?
Харальд посмотрел в полные фанатизма серые глаза Вуда и поспешил согласиться - он по себе знал, что сумасшедшим нельзя перечить.
- Для ловца он идеально сложен, - заключил Оливер, обойдя вокруг Поттера и внимательно его рассмотрев. - Лёгкий, быстрый и достаточно крепкий. Надо будет только раздобыть ему приличную метлу - хотя бы на уровне шестого "чистомёта".
- Я могу написать домой - отец купит мне любую метлу, какую потребуется, - предложил Харальд.
- ОК, замётано!
- Я сегодня же поговорю с Дамблдором и попробую убедить его сделать исключение из правил и разрешить первокурснику играть за сборную, - произнесла МакГонагалл. - Нам нужна более сильная команда, чем в прошлом году. Слизерин буквально растоптал нас в последнем матче... Я потом несколько недель не могла заставить себя посмотреть в глаза Северусу!
- Профессор, я уверен, что в этом году у нас всё получится! - горячо заверил её Вуд.
- Очень надеюсь на это, Оливер.
Поттер грустно посмотрел на них.
"Фанатики. Чёртовы фанатики. Прямо как футбольные фанаты".
МакГонагалл сурово уставилась на Гарри поверх очков.
- И учтите, Поттер, если я услышу, что вы недостаточно упорно тренируетесь, я могу передумать и наложить на вас серьезное взыскание за то, что вы натворили, - профессор неожиданно улыбнулась. - Кстати, ваш отец просто потрясающе играл в квиддич, Поттер. И сейчас он гордился бы вам.
- Да, мэм. Разумеется, мэм, - сухо произнёс Харальд.

Отредактировано Set Sever (06-09-2012 04:14:48)

+14

27

Set Sever написал(а):

О, да... Я могу научить вас, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как заткнуть пробкой саму смерть.

Пропущена буква.

+1

28

Gregalex написал(а):

1) Харальд носит очки?

Нет. Это ведь нигде не описано, не так ли?:)

Gregalex написал(а):

2) Куда делся знаменитый шрам?

Шрам в другом месте, потому как AU.

0

29

Ох, да тут почти весь текст - сплошной поток сознания с кучей ошибок... Как-нибудь надо будет сесть и поправить.

0

30

Уважаемый коллега. Наконец -то!  Наконец -то и на нашей улице праздник. Не поверите, но  несмотря на возраст с удовольствием читаю фанфики на Поттера,Но именно фанфики, а не оригинал. Плод усилий мадам Роулинг нахожу зануднейшим из произведений.
Единственный неоспоримый плюс оригинала это невообразимо огромное поле для написания фанфов.
Поздравляю Вас с почином в этом деле. Читаю с удовольствием.

0


Вы здесь » В ВИХРЕ ВРЕМЕН » Произведения Сергея Кима » Харальд Поттер. Огнём и сталью (фанфик по Гарри Поттеру)